Василий Степанович Христофоров - Контрразведка ВМФ СССР 1941-1945

Контрразведка ВМФ СССР 1941-1945   (скачать) - Василий Степанович Христофоров - Александр Петрович Черепков - Дмитрий Юрьевич Хохлов

Контрразведка ВМФ СССР. 1941–1945
В.С. Христофоров, А.П. Черепков, Д.Ю. Хохлов


Документы и фотографии, Центральный архив ФСБ России


ПРЕДИСЛОВИЕ

В истории любого государства большую роль играют вооруженные силы как средство защиты рубежей и охраны внешних и внутренних интересов страны. Одной из составляющих этих вооруженных сил является военный флот — наиболее универсальный, мощный и высокомобильный вид вооруженных сил страны, который включает в себя все рода войск, все виды оружия и техники.

Военно-морской флот способен демонстрировать реальную боевую силу своего государства на международной арене, и это подтверждается многими примерами из истории России.

В ходе многолетней борьбы за выходы в Мировой океан Россия сумела создать мощный Военно-морской флот и развитую базу кораблестроения. В XX веке российский флот активно действовал в годы Первой мировой войны, так как от обстановки на Балтийском и Черном морях зависел успех наших войск на приморских направлениях театра военных действий.

На историческом переломе в 1917–1922 гг. Россия потеряла большую и лучшую часть флота, лишилась опытных кадров. На пути восстановления морской мощи пришлось преодолеть период экономической разрухи, организационных и теоретических исканий. И если к началу Второй мировой войны ресурсов советской экономики не хватило на строительство большого океанского флота, то предпосылки к его созданию были заложены. К 1941 г. по численности кораблей РККФ оказался на седьмом месте в мире. Это был подвиг нашего народа, несмотря на трудности, в очередной раз воссоздавшего морскую силу страны.

В годы Великой Отечественной войны Военно-морской флот СССР вынужден был действовать в невероятно трудных условиях, которые невозможно было предвидеть еще накануне войны. По этой причине участие флота в военных операциях выглядит ограниченным: скромен его вклад в поддержание устойчивости внешних морских коммуникаций, нет на его счету и заметных побед стратегического значения. Тем не менее Военно-морской флот до конца выполнил свой долг, воспитав за годы боевых действий закаленные кадры и приобретя богатейший опыт войны на море.

В последующие годы нашей стране удалось вернуть государству морскую мощь, построив и выведя в Мировой океан первоклассный ядерный флот.

«Кадры решают все» — это крылатое выражение в полной мере относится к флоту. И в древние века, и позднее — всегда для постройки флота и управления им необходимы специалисты высокой квалификации. Боевые качества флота определяют матросы, старшины, офицеры, генералы и адмиралы. Но есть еще одна очень важная категория флотских специалистов — морские контрразведчики, на которых возлагается ответственная задача — обеспечивать безопасность флота и его личного состава.

Российский Военно-морской флот находится под постоянным пристальным вниманием зарубежных спецслужб, поэтому деятельность флотских контрразведчиков всегда востребована. Эти люди выполняют свой профессиональный воинский долг с честью и до конца, нередко действуя с риском для жизни. Особенно это проявилось в годы Великой Отечественной войны, когда контрразведчики флота в полной мере показали свою преданность делу, самоотверженно служа Отечеству.

Необходимо отметить, что накануне войны были необоснованно репрессированы тысячи сотрудников органов государственной безопасности, в том числе и многие представители контрразведки, обладавшие огромным опытом практической работы. Поэтому противостоять немецким разведслужбам, наработавшим богатый опыт во время войны в Европе, предстояло молодым сотрудникам, зачастую пришедшим в органы государственной безопасности со студенческой скамьи или школьной парты. Становление их как оперативных сотрудников шло в тяжелейших условиях военного времени, в боях и сражениях.

Контрразведчики в полной мере разделили с воинами армии и флота все тяготы борьбы с врагом, внесли достойный вклад в победу над немецко-фашистскими захватчиками. Они успешно решали задачи ограждения личного состава ВМФ СССР от проникновения вражеской агентуры, обеспечивали скрытность подготовки и проведения боевых операций, добывали сведения о силах врага и планах немецкого командования, боролись с изменой Родине, диверсиями, террором и дезертирством. Многие флотские контрразведчики непосредственно участвовали в боевых операциях, высадке десантов, проводке конвоев, бесстрашно выполняли задания за линией фронта.

Победа была завоевана дорогой ценой. Сотни оперативных сотрудников погибли, выполняя задания командования. Фронтовым будням, победам и неудачам, мужеству и героизму контрразведчиков флота в годы Великой Отечественной войны посвящена эта книга.

Отдельного открытого научного исследования, посвященного контрразведке ВМФ периода Великой Отечественной войны, в российской историографии нет. Это связано, с одной стороны, со спецификой деятельности контрразведки, форм и методов ее работы, засекреченностью структуры и кадрового состава. С другой стороны, с тем, что советская морская контрразведка оставалась как бы в тени Главного управления контрразведки «Смерш» НКО. Исследование организационной структуры, нормативного правового регулирования и деятельности проводилось в основном специалистами, работавшими в отечественных спецслужбах, их публикации носили научно-прикладной характер и были засекречены.

По мнению авторов, в историографии советской морской контрразведки в годы Великой Отечественной войны целесообразно выделить три периода: первый — июль 1941 г. — 1955 г.; второй — 1956 г. — середина 1980-х гг.; третий — середина 1980-х гг. — настоящее время.

Потребность изучить опыт деятельности органов госбезопасности возникла в первые месяцы войны. Начался сбор и обобщение материалов о работе советской разведки и контрразведки. Сотрудниками центрального аппарата и Высшей школы (ВШ) НКВД СССР, имевшими опыт оперативной деятельности, в том числе в боевых условиях, были подготовлены лекции и научнопрактические работы[1].

Существенную роль в изучении истории Великой Отечественной войны играли документальные материалы. Советское правительство, руководство наркоматов обороны, государственной безопасности и внутренних дел принимали меры по обеспечению сохранности архивных документов, имевших важное историческое значение.

Анализ публикаций первого исследуемого периода свидетельствует, что подавляющее большинство работ по истории органов безопасности и внутренних дел носили закрытый характер. Они предназначались для слушателей ведомственных учебных заведений, работников органов НКВД — НКГБ, курсов повышения квалификации руководящего и оперативного состава.

Подобная закрытость объяснялась тем, что «в годы Великой Отечественной войны в открытой печати были запрещены любые упоминания о сотрудниках органов государственной безопасности и тех функциях, которые они выполняли в действующей армии. То, чем занимались особые отделы воинских частей, соединений и объединений, по определению считалось государственной тайной»[2].

Тем не менее есть примеры издания открытых публикаций. В их числе следует назвать работы начальника УНКВД по Ленинградской области П.Н. Кубаткина, посвященные подрывной деятельности фашистской разведки на Ленинградском фронте[3].

В 1943–1945 гг. большое внимание уделялось подготовке учебно-методической литературы. В НКГБ СССР была издана книга, в которой рассматривались вопросы использования разведками противника поддельных документов[4]. В Высшей школе было издано 21 учебное пособие (стенограммы лекций, конспекты и оперативные задачи), основанные на анализе боевого и оперативного опыта деятельности в Великой Отечественной войне. Работа в этом направлении продолжалась и после окончания войны[5].

Применительно к деятельности морской контрразведки необходимо отметить, что 1 марта 1945 г. была открыта Высшая школа контрразведки (ВШК) ВМФ, а с сентября 1945 г. при школе был создан учебный совет, который наряду с совершенствованием учебного процесса занимался изучением современного опыта контрразведывательной работы и его внедрением в учебные программы.

Первый период характеризовался общим идеологизированным состоянием советской историографии, ограниченностью доступа к материалам, хранившимся в государственных и ведомственных архивах, в том числе документам о работе советской разведки и контрразведки.

Исключением являются книги по данной теме, написанные за пределами СССР. Так в 1948 г. М. Мондич в городе Франкфурте-на-Майне в специальном выпуске «Граней» под псевдонимом Н. Свирский опубликовал книгу «Смерш»[6]. В этой книге М. Мондич излагает свое критическое отношение к деятельности органов контрразведки «Смерш» на завершающем этапе Великой Отечественной войны, приводит некоторые негативные примеры.

Во второй период возможности исследователей несколько расширились. Этому способствовали различные факторы, связанные со смертью Сталина и последовавшей критики культа личности. 7 февраля 1956 г. было принято постановление ЦК КПСС «О мерах по упорядочению режима хранения и лучшему использованию архивных материалов министерств и ведомств», положившее начало массовому рассекречиванию архивных документов.

Решающую роль в изменении общей политической обстановки и развитии историографии сыграл XX съезд КПСС, состоявшийся 14–25 февраля 1956 г. 25 февраля на закрытом заседании съезда с докладом «О культе личности и его последствиях» выступил Н.С. Хрущев.

В этот период существенно возросло количество изданных книг, статей и мемуаров. С марта 1956 г. стал выходить журнала «История СССР» (в дальнейшем он стал называться «Отечественная история», ныне — «Российская история»), значительно расширивший возможности исследователей.

Исследователи активно занялись изучением истории, затрагивая самые разнообразные стороны войны. Однако архивы при этом оставались закрытыми. Допускались к архивным документам, да и то в ограниченном виде, только представители авторских коллективов многотомных проектов по истории Великой Отечественной войны. При этом сохранялся запрет на исследование определенных тем (штрафбаты, заградотряды, репрессии и т. п.), а любые мероприятия, проводимые советским правительством и партийным руководством, интерпретировались как безупречные, ошибки и недостатки объяснялись как неблагоприятное стечение обстоятельств и неожиданное возникновение непреодолимых субъективных факторов.

В этот период приобрело более широкий размах исследование опыта борьбы отечественной контрразведки с разведками противника. Среди первоочередных направлений работы историков стояла задача создания обобщенного труда по истории деятельности советской разведки и контрразведки во время Великой Отечественной войны. В середине 1950-х гг. началась активная работа, в первую очередь учеными Высшей школы МГБ — КГБ СССР, по созданию первого учебного пособия по истории советских органов безопасности. Получаемые из архивов и управлений КГБ дела тщательно изучались, на их основе был выпущен сборник статей «Из истории советской разведки».

В 1960-х гг. в Высшей школе КГБ вышли в свет ряд работ о противоборстве советской контрразведки и германской разведки. Общий уровень научных исследований по истории органов госбезопасности, достигнутый к началу 1960-х гг., был отражен в лекциях И.М. Никитина[7].

Развитию исторического знания в 1950—1960-х гг. способствовало введение в научный оборот новых документов о деятельности органов государственной безопасности[8]. На их основе было опубликовано большое количество научных и научно-популярных работ, книг и статей, посвященных участию советских органов государственной безопасности и внутренних дел в Великой Отечественной войне. Было издано большое количество мемуаров и очерков, написанных разведчиками и контрразведчиками — участниками войны[9].

В 1967 г. к 50-летию образования советских органов государственной безопасности в Высшей школе КГБ было издано учебное пособие по истории советской разведки и контрразведки[10].

В 1977 г. к 60-летию образования ВЧК ученые Высшей школы КГБ создали учебник по истории отечественных органов государственной безопасности, охватывающий весь период деятельности советской разведки и контрразведки со дня образования[11].

Открытая литература о деятельности органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны, изданная во второй период, оставалась немногочисленной, в основном эти работы имеют публицистический характер и соответствуют общественнополитической обстановке в СССР[12].

В научных и научно-популярных статьях рассказывалось о борьбе с агентурой немецкой разведки, дезертирами и изменниками Родины, что позволяло информировать общественность о героических страницах работы контрразведчиков и формировать чувство гордости за бойцов невидимого фронта.

Интерес к изучению истории отечественных органов безопасности, в том числе в военные годы, возрос в период подготовки и празднования в 1978 г. 60-летия образования особых отделов КГБ СССР. К этой дате вышел сборник очерков, большая часть которых была посвящена деятельности военной контрразведки в годы Великой Отечественной войны. В написании очерков принимали участие ветераны особых отделов, историки, журналисты[13].

Однако исследователи, не являющиеся сотрудниками органов безопасности, не могли приступить к серьезному изучению темы, поскольку не имели доступа к необходимым документальным материалам, которые в большинстве своем носили ограничительные грифы.

Третий период, начало которого в середине 1980-х гг. связано с «политикой перестройки», продолжается до настоящего времени. Он характеризуется активным изданием мемуаров и научнопопулярных работ, снятием ограничительных грифов с большого количества документов[14], рассекречиванием документов НКВД/ НКГБ СССР, органов контрразведки «Смерш», передачей части из них на государственное хранение и расширением источниковой базы исторических исследований. Начало этого периода часто называют временем, когда произошла «архивная революция», исследователи получили доступ к закрытым материалам, и началось изучение ранее закрытых тем.

В 1990-х гг. работа по изучению деятельности разведки и контрразведки во время Великой Отечественной войны приобретала все более широкий размах. Новые источники позволяли уточнить и расширить представления о характере деятельности советской разведки и контрразведки, их противоборстве со спецслужбами Германии и ее союзников, выработанные в отечественной исторической науке в предшествующий период.

В работах активно изучаются события, в частности, происходившие в период битвы за Ленинград и его блокады, вклад сотрудников УНКВД по Ленинградской области и контрразведчиков Балтийского флота в оборону и освобождение города. В работах исследователей показаны взаимодействие специальных операций, проводимых УНКВД по Ленинградской области, с боевыми операциями частей и соединений Ленинградского и Волховского фронтов, контрразведчиками Балтийского флота, разведывательная и диверсионная работа на территории, занятой противником, содействие партизанскому движению, рассматривается историография советско-финляндской войны 1941–1944 гг.[15]

И.Б. Ивановым подготовлено несколько публикаций, посвященных деятельности военной контрразведки в первые месяцы войны и истории перехода кораблей Балтийского флота из Таллина в Кронштадт, анализируются причины больших потерь[16].

Следует отметить некоторые работы, в которых рассматриваются некоторые аспекты становлении и деятельности органов морской контрразведки в дореволюционной России. К ним относятся работы А.А. Здановича «Организация и становление спецслужб Российского флота», А.А. Иванова «Военно-морская контрразведка на русском Севере (1914–1917)», В.О. Зверева «Морская контрразведка Российской империи на Балтике в 1914–1918 гг.: история создания и ликвидации».

Некоторым малоизвестным фактам о деятельности контрразведки по расследованию обстоятельств гибели ряда боевых кораблей в 20–30 гг. XX столетия посвящена книга В.В. Шигина «Отсеки в огне», вышедшая в 2012 г. В ней широко использованы ранее не публиковавшиеся архивные материалы Центрального архива ФСБ России.

Однако все эти издания посвящены лишь отдельным этапам деятельности морской контрразведки и не носят обобщающего характера.

Среди научно-популярных книг об истории создания и деятельности органов безопасности, в том числе и морской контрразведки, вышедших в 2000-х гг., следует отметить работы авторских коллективов из числа сотрудников ФСБ России и Главного архивного управления города Москвы, такие как «Лубянка», «Смерш», «Военная контрразведка», «Вместе с флотом»[17]. В этих работах впервые были рассмотрены вопросы деятельности советской морской контрразведки. Однако отсутствие полноценного научно-справочного аппарата существенно снижает их научную ценность.

Особый интерес представляет книга «Секреты российского флота из архивов ФСБ»[18]. Вторая часть этого издания «Флот в период Великой Отечественной войны» базируется на документах флотской контрразведки.

Научные силы различных вузов и научно-исследовательских институтов России в изучении исторического опыта деятельности отечественных органов разведки и контрразведки объединены организаторами конференций «Исторические чтения на Лубянке»[19].

Создание в 2001 г., при активной роли А.А. Здановича, Общества изучения истории отечественных спецслужб, в которое вошли профессиональные историки, ученые, занимающиеся исследованиями вопросов становления, развития и деятельности отечественных органов государственной безопасности и внутренних дел, стало новым шагом в систематическом научном изучении истории отечественной разведки и контрразведки. С 2006 г. Общество приступило к выпуску Трудов, которые значительно обогатили историографию советской разведки и контрразведки в годы Великой Отечественной войны[20].

В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других городах были подготовлены и проведены научные и научно-практические конференции, посвященные 50, 55, 60 и 65-й годовщинам Победы в Великой Отечественной войне. В них приняли участие ученые и специалисты, представляющие вузовскую и академическую науку, музейное дело и историческую публицистику, сотрудники и ветераны органов безопасности. В сборниках материалов конференций опубликованы доклады и статьи, подготовленные с использованием широкого круга источников и научной литературы. Авторами рассматривается широкий круг актуальных проблем периода Великой Отечественной войны, анализируется работа советской контрразведки по пресечению деятельности иностранных спецслужб, военная и оперативная обстановка на фронте и в тылу, основные направления работы органов госбезопасности и внутренних дел в годы войны. Авторы ввели в научный оборот большой массив документов из государственных и ведомственных архивов[21].

Самостоятельным направлением изучения деятельности отечественных органов безопасности и внутренних дел в годы Великой Отечественной войны стали работы региональных авторов и авторских коллективов. В своих исследованиях они опираются на документальные материалы архивов органов федеральной службы безопасности, личные архивы сотрудников, что позволяет публиковать ценный фактический материал.

Определенный интерес представляет книга О.В. Черенина, в которой автор проводит исследование деятельности спецслужб Германии, Польши и СССР на территории Восточной Пруссии в 1924–1942 гг., рассказывает о противоборстве советской и германской разведок в Прибалтике, основных операциях советской разведки в Восточной Пруссии. К недостаткам книги следует отнести активное использование уже известных работ по данной теме[22].

Несомненный интерес представляют публикации, посвященные противоборству советских органов контрразведки с финскими и германскими разведывательными и контрразведывательными органами на территории Ленинградской и Мурманской областей[23], то есть в зонах действия особых отделов — отделов контрразведки «Смерш» Балтийского и Северного флотов.

В отдельную группу работ следует выделить статьи и книги о деятельности органов государственной безопасности и внутренних дел Дальнего Востока, а также военной контрразведки Тихоокеанского флота. В них исследуется борьба советской контрразведки с японскими разведывательными, контрразведывательными и полицейскими органами, участие органов контрразведки в боевых действиях против Японии во время Маньчжурской стратегической наступательной операции[24].

На основе фактических материалов, воспоминаний ветеранов — очевидцев и участников Великой Отечественной войны рассказывается о деятельности территориальных органов внутренних дел по пресечению попыток японской разведки сбора военной, политической и экономической информации о СССР, войсках и оборонных объектах на советском Дальнем Востоке, Южном Сахалине. Авторами приводятся данные о работе нашей разведки на Дальнем Востоке, получившей сведения о том, что правящие круги Японии в 1941–1942 гг. разрабатывали не только оперативно-стратегические планы вторжения в СССР, но и планы военного управления захваченными территориями[25].

Исследуются вопросы разведывательной работы: сбор информации о Квантунской армии, ее оборонительных сооружениях и другие необходимые для обороны и наступления сведения. Благодаря этой информации в августе 1945 г. советские войска уверенно наносили удары, обходя укрепленные районы, эффективно проводя высадку морских десантов, что значительно снизило потери[26].

В книге «Честь и верность» рассматривается деятельность военных контрразведчиков Тихоокеанского флота накануне, в годы и после окончания Великой Отечественной войны, их противодействие германской и японской разведкам, розыск сотрудников и агентов японских спецслужб, военных преступников и дезертиров. В результате проведения заблаговременных оперативных мероприятий органы военной контрразведки Тихоокеанского флота выявили структуру японских спецслужб и частично ее кадровый состав. С началом войны с Японией в августе 1945 г. отдел контрразведки Тихоокеанского флота направил на территорию Кореи, Маньчжурии, Южного Сахалина и Курильских островов оперативные группы для поимки японской агентуры и сотрудников спецслужб[27].

Недостатком рассмотренных работ стало то, что они готовились и выходили, как правило, к юбилеям или памятным датам территориальных органов безопасности. В связи с этим в них приводились только положительные аспекты деятельности органов НКВД в годы войны, редко указывались недостатки и просчеты, отсутствовали обстоятельные выводы. Тем не менее эти работы представляют интерес, поскольку в них часто публикуются архивные документы или приводятся извлечения из них.

Важное место занимают книги памяти и потерь, в которых приводятся данные и сведения о потерях в Великой Отечественной войне среди сотрудников разведки и контрразведки (в том числе морской), военнослужащих войск правительственной связи и пограничных войск НКВД[28], основные из которых приходились на боевые операции, проведенные совместно с частями Красной армии и Военно-морского флота. В Книге памяти сотрудников контрразведки, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, содержится более 12 тыс. имен.

В результате обобщения информации различных ведомств установлено, что безвозвратные потери органов безопасности в годы Великой Отечественной войны составляют 61 982 человека[29], в том числе органов контрразведки (военная контрразведка, подразделения центрального аппарата, сотрудники территориальных органов, сотрудники разведывательно-диверсионных резидентур, ОМСБОНа, командиры истребительных батальонов) — 11 980 человек.

Уместно сказать и о работах иностранных исследователей, в которых рассматривается деятельность советской разведки и контрразведки в годы Второй мировой войны.

Многие публикации иностранных авторов приводят оригинальную оценку направленности, результатов деятельности советской разведки и контрразведки, содержат неизвестные ранее эпизоды, связанные с противоборством советских и западных спецслужб. Однако тенденциозность подготовки материалов и отсутствие серьезной документальной основы являются основным недостатком таких работ[30].

Отдельные издания, посвященные отечественным органам безопасности и их деятельности в годы Великой Отечественной войны, претендующие на энциклопедический уровень знаний, вызывают разочарование. В них содержится большое количество фактических ошибок, неточностей, в ряде случаев отсутствуют сведения о широко известных событиях и фактах.

Для подготовки данной работы авторами были использованы опубликованные и неопубликованные источники. В качестве опубликованных источников использовались сборники документов, подготовленные на основе материалов различных государственных и ведомственных архивов о разведывательной и контрразведывательной деятельности органов государственной безопасности и внутренних дел.

Среди многочисленных публикаций документов, посвященных Великой Отечественной войне и истории России XX века, следует отметить сборник документов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Авторы-составители взяли за основу установившуюся в советской историографии периодизацию войны и к началу 2010 г. подготовили и издали 6 томов в 11 книгах.

Составителями сборника изучен и проанализирован большой массив архивных материалов. В шести томах опубликовано 2294 документа (включая 279 трофейных), в том числе о деятельности контрразведчиков на флоте.

Несомненный интерес представляет и такое издание, как «Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны», в которой также представлена деятельность морской контрразведки.

Необходимо отметить и ряд публикаций в журнале ВМФ «Морской сборник», в которых отражены не только оперативная и следственная работа подразделений «Смерш» флотов ВМФ СССР, но и некоторые аспекты флотской истории советского периода.

Для подготовки текста данного исследования были использованы более пятидесяти единиц хранения. Половину из них составили дела из фондов (организационно-распорядительных документов НКВД — НКГБ СССР, ГУКР «Смерш» НКО, УКР «Смерш» НКВМФ; делопроизводства УКР «Смерш» НКВМФ СССР; архивных уголовных дел) Центрального архива ФСБ России и архивов территориальных органов безопасности Мурманской и Саратовской областей. Для биографических справок о сотрудниках органов безопасности и фигурантах архивных уголовных дел было поднято порядка сорока пяти дел. С целью уточнения сведений для списка сотрудников военно-морской контрразведки, погибших в годы Великой Отечественной войны, изучены более двадцати дел.

Основным источником для написания текста данной работы стали доклады «Об итогах агентурно-оперативной работы Отделов контрразведки “Смерш” флотов и флотилий за период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов», подготовленные в 1946 г. в соответствии с указанием УКР «Смерш» НКВМФ от 22 июля 1945 г. В них указывались: задачи, поставленные ГКО перед органами контрразведки флота; результаты борьбы контрразведчиков с разведками противника, их агентурой, организация агентурно-оперативной работы отделов флотов и флотилий; деятельность разведок противника и ее агентуры.

Авторский коллектив предпринял попытку критически осмыслить комплекс выявленных документов, сопоставить и обобщить информацию, содержащуюся в нормативных документах, материалах текущего делопроизводства, трофейных документах, архивных уголовных и личных делах.

Рассказ о военно-морской контрразведке в годы Великой Отечественной войны невозможен без рассмотрения истории её организации и становления, поэтому авторы посчитали целесообразным в первой части сделать краткий экскурс, рассказав в первой главе о флотской контрразведке Российской империи, во второй — о создании особых отделов в РККФ, в третьей — о первых шагах в организации противодействия иностранному шпионажу. Завершает первую часть четвертая глава — о работе органов безопасности на флоте в предвоенный период.

Вторая часть монографического исследования начинается с пятой главы, которая рассказывает о вопросах организации работы органов военно-морской контрразведки в военный период. В ней рассматриваются основные нормативные документы, регламентирующие их деятельность: сформулированы основные цели и задачи, закреплена структура и штаты. Большое внимание уделено организационным изменениям, произошедшим в органах военной контрразведки, проанализированы основные результаты работы. Этот материал органически дополняют сведения о спецслужбах, действовавших против ВМФ СССР, изложенные в шестой главе.

Далее идут седьмая — десятая главы, посвящённые деятельности отделов военной контрразведки Балтийского, Северного,

Черноморского, Тихоокеанского флотов. Завершает вторую часть одиннадцатая глава об особых отделах Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Ладожской и Пинской флотилий.

В приложении приводится список сотрудников военно-морской контрразведки, погибших в годы Великой Отечественной войны, в который включены сведения в отношении 272 человек.

Надеемся, что в результате проведённого исследования удалось создать достаточно объективную картину деятельности флотской контрразведки, показать её роль в обеспечении безопасности ВМФ, место в системе советских спецслужб, проследить генезис её институционального развития, осветить наиболее значимые достижения и ошибки.

Книга адресована как специалистам, изучающим историю Великой Отечественной войны, историю флота и специальных служб, так и широкому кругу читателей.


I. СТАНОВЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ


Глава 1. МОРСКАЯ КОНТРРАЗВЕДКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В начале XX века Россия не располагала своей специальной контрразведывательной службой, способной оказывать сопротивление иностранным разведывательным службам. Отсутствовала контрразведка и в структуре морского ведомства страны. Процесс формирования и становления контрразведки в российском Военно-морском флоте занял не одно десятилетие и прошел путь более сложный, чем при организации соответствующей структуры в армии[31].

В апреле 1906 г. при создании Морского генерального штаба России[32] в его составе было основано отделение иностранной статистики, первостепенные задачи которого заключались в сборе информации о строительстве и планах использования морских сил потенциальных противников России, а также в руководстве деятельностью военно-морских агентов (атташе) в Швеции, Германии, Италии, Турции и некоторых других странах. Созданное отделение, а также аппараты военно-морских агентов наряду с разведкой уделяли внимание выявлению организаций и лиц, осуществлявших подрывную работу против российского флота. Вместе с тем специфика деятельности настоятельно требовала формирования специального органа, который занимался бы исключительно контрразведывательными функциями.

Конкретные предложения по созданию такого подразделения были озвучены в марте 1909 г. на межведомственном совещании представителей Главного управления Генерального штаба, Морского генерального штаба и Департамента полиции МВД России[33]. В повестке дня стоял только один вопрос — борьба с иностранным шпионажем. В результате прошедших после этой встречи рабочих совещаний был подготовлен и в апреле 1911 г. утвержден закон, в соответствии с которым контрразведка была выделена в самостоятельную структуру. В этом законе, впрочем, и речи не было о создании особых морских контрразведывательных органов. Задача борьбы с иностранным шпионажем возлагалась на контрразведывательные отделения, формируемые при штабах военных округов. Считалось, что эти отделения смогут заниматься как собственно военной, так и военно-морской контрразведкой. На практике большинство их сотрудников составляли бывшие офицеры Отдельного корпуса жандармов[34], имевшие навык контрразведывательной работы, но несведущие в делах флота. Специальный отдел, получивший название «Особое делопроизводство», в функции которого входило руководство морской разведкой и контрразведкой, был создан приказом по Генмору лишь в мае 1914 г. В Инструкции заведующему Особым делопроизводством Морского генерального штаба отмечалось, что на отдел возлагается «направление деятельности контрразведки во флоте и Морском министерстве».

С началом Первой мировой войны нужда в специальных органах флотской контрразведки резко возросла. На базе прежних контрразведывательных отделений военных округов развертывались службы контрразведки армий и фронтов. Перегруженные своей работой, военные контрразведчики просто не имели сил помочь морякам.

С целью регламентации деятельности морской контрразведки в 1915 г. в Генморе был подготовлен проект «Положения о морских контрразведывательных отделениях», главной задачей которых определялась борьба с «военно-морским шпионством». Было намечено формирование контрразведывательных отделений в Главном морском штабе, а также основание балтийского, беломорского, тихоокеанского, черноморского и финляндского отделений. Кроме того, предполагалось создание морских контрразведывательных подразделений в береговых частях и морских крепостях.

Наиболее активно взялось за организацию контрразведки командование Черноморского флота. Постройка новейших линкоров Черноморского флота типа «Императрица Мария»[35] не могла не «опекаться» агентами германской разведки. Немцев очень беспокоил рост военно-морских сил русских на Черном море, и они стремились не допустить господства России на этом театре военных действий. В связи с чем представляют интерес сведения закордонного агента Петроградского департамента полиции, работавшего под псевдонимами «Александров», «Ленин», «Шарль». Его настоящее имя — Бенциан Долин.

В период Первой мировой войны Долин, как и многие другие агенты политической полиции, был переориентирован на работу в области внешней контрразведки. В результате проведенных оперативных комбинаций «Шарль» вышел на контакт с немецкой военной разведкой и получил задание — вывести из строя «Императрицу Марию».

Сотрудник германской разведки под псевдонимом «Бисмарк», с которым русский агент встретился в Берне, сказал ему: «У русских одно преимущество перед нами на Черном море — это “Мария”. Постарайтесь убрать ее. Тогда наши силы будут равны, а при равенстве сил мы победим».

На запрос «Шарля» в Петроградский департамент полиции он получил распоряжение принять, с некоторыми оговорками, предложение об уничтожении русского линкора. По возвращении в Петроград агент был передан в распоряжение военных властей, однако связь с ним не была восстановлена. В результате такого бездействия были утеряны контакты с германской разведкой, на очередную встречу с которой агент должен был выйти через два месяца в Стокгольме. Еще через некоторое время «Шарль» узнал из газет о гибели «Императрицы Марии». Отправленное им в связи с этим событием письмо в Департамент полиции осталось без ответа.

Активность спецслужб противника требовала немедленного противодействия, и уже 14 октября 1915 г. начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В. Алексеев утвердил Положение о разведывательном и контрразведывательном отделениях штаба Черноморского флота. Начальником черноморской контрразведки стал ротмистр А.П. Автамонов. Вместе с возложенной на отделение задачей по борьбе с «иностранным соглядатайством» в его ведение перешла и специальная агентура, которая до этого содержалась Севастопольским жандармским управлением на средства, выделяемые командованием Черноморского флота. В силу специфики деятельности КРО было тесно связано с жандармским управлением Севастополя, которое возглавлял полковник М.А. Редров.

В октябре 1916 г. черноморцам пришлось заниматься расследованием причин взрыва линейного корабля «Императрица Мария». Сразу после гибели линкора в Севастополе развернулось активное расследование: были произведены обыски на квартирах и аресты 47 лиц, подозреваемых в причастности к взрыву корабля.

Через неделю после трагических событий полковник М.А. Редров, используя поступившие к нему агентурные данные, в том числе и от морских контрразведчиков, в письме на имя начальника штаба командующего Черноморским флотом привел возможные версии причин взрыва, не исключая, что корабль был взорван шпионами. «В матросской среде, — писал он, — определенно держится слух о том, что взрыв был произведен злоумышленниками с целью не только уничтожить корабль, но и убить командующего Черноморским флотом (А.В. Колчака. — Авт.), который своими действиями за последнее время, а особенно тем, что разбросал мины у Босфора[36], окончательно прекратил разбойничьи набеги турецко-германских крейсеров на побережье Черного моря. Кроме того, он своими энергичными действиями в этом направлении вызвал недовольство в командном составе, особенно у лиц с немецкими фамилиями, которые при бывшем командующем флотом (адмирале Эбергарде. — Авт) абсолютно ничего не делали»[37].

Однако ни одна из выдвинутых версий не набрала впоследствии достаточного количества фактов. Ход расследования осложнялся и взаимными препирательствами между жандармским управлением Севастополя и КРО штаба Черноморского флота, которому было поручено расследовать причины взрыва. Подоплека этих пререканий, очевидно, заключалась в том, что созданное в ходе войны контрразведывательное отделение полностью оттеснило от ведения дел по шпионажу жандармское управление. В письме директору Департамента полиции полковник М.А. Редров, резко отзываясь о деятельности начальника севастопольской контрразведки, высказал мнение о его полной несостоятельности в расследовании причин гибели «Императрицы Марии». К сожалению, эти межведомственные «разборки» свели к нулю попытки установить истину.

Новые документы, уже из архивов советской контрразведки, свидетельствуют о пристальном внимании германских разведслужб к «Императрице Марии».

В 1933 г. органами ОГПУ Украины в г. Николаеве была разоблачена резидентура немецкой разведки, действовавшая под прикрытием торговой фирмы «Контроль-К», возглавляемой В.Э. Верманом. Перед резидентурой стояла конкретная задача — совершение диверсий на Николаевском судостроительном заводе имени Андрэ Марти. Этот крупнейший завод был образован на базе того самого Русского судостроительного акционерного общества «Руссуд», со стапелей которого сошел линкор «Императрица Мария».

В.Э. Верман являлся разведчиком с дореволюционным стажем, завербованным германскими спецслужбами еще в 1908 г. В силу сложившихся обстоятельств ему в 1914 г. было поручено взять на себя руководство всей немецкой разведсетью на Юге России. Вместе со своей агентурой он вербовал людей для разведывательной работы, собирал материалы о промышленных предприятиях, особенно судостроительных, данные о строящихся военных кораблях.

Особый интерес для Вермана представлял завербованный им электрик «Руссуда» Сгибнев, работавший на «Императрице Марии». Через Сгибнева резидент получил очень интересовавшие его схемы артиллерийских башен линкора. А ведь первый взрыв на «Марии» раздался именно под носовой артиллерийской башней.

Сам Верман осуществить диверсию не мог, так как с началом боевых действий был депортирован. В этой связи представляют интерес данные им показания о деятельности его агентуры: «Я лично осуществлял связь с 1908 г. по разведывательной работе со следующими городами: […] Севастополем, где разведывательной работой руководил инженер-механик завода “Наваль” Визер, находившийся в Севастополе по поручению нашего завода. […] Знаю, что у Визера была своя шпионская сеть в Севастополе, из состава которой я помню только конструктора адмиралтейства Карпова Ивана, с которым мне приходилось лично сталкиваться»[38].

В свою очередь инженер Визер вполне мог проникнуть на «Императрицу Марию» в октябре 1916 г. Тогда на линкоре ежедневно находились десятки инженеров, техников и рабочих, причем проход их на корабль не составлял труда. Это подтверждает и письмо от 1916 г. начальника Севастопольского жандармского управления в штаб командующего Черноморским флотом: «Матросы говорят о том, что рабочие по проводке электричества, бывшие на корабле накануне взрыва, до 10 час. вечера могли что-нибудь учинить и со злым умыслом, так как рабочие при входе на корабль совершенно не осматривались и работали также без досмотра. Особенно высказывается подозрение в этом отношении на инженера той фирмы, что на Нахимовском проспекте, в д. 35, якобы накануне взрыва уехавшего из Севастополя»[39].

Сам Верман, пережив интервенцию и Гражданскую войну, «осел» в г. Николаеве, где с легкой руки секретаря германского консульства в Одессе в 1923 г. возобновил работу «по специальности», которая продолжалась до 1933 г.

Возвращаясь к истокам становления морской контрразведки, отметим, что в годы Первой мировой войны было над чем поработать и морским контрразведчикам на Севере.

После вступления Турции в войну в ноябре 1914 г. единственным европейским портом, куда могли бы направляться вооружение и военные грузы, поставляемые России ее союзниками, оставался Архангельск, соединенный узкоколейной железной дорогой с Вологдой. Однако все увеличивающаяся потребность нашей армии и промышленности в заграничном снабжении при низкой пропускной способности Архангельска и сложности навигации в горле Белого моря привели к появлению нового морского порта — Романова-на-Мурмане[40]. Через него по подведенной от Петрозаводска железной дороге на фронт стали поступать оружие, боеприпасы и снаряжение из Великобритании и Франции.

В то же время с началом войны активизировались неприятельские разведывательные службы в данном регионе. Уже в конце августа 1914 г. сотрудники Департамента полиции в непосредственной близости от Архангельска задержали немецкий пароход, имевший на борту радиотелеграфную станцию. Для обеспечения безопасности союзных поставок было развернуто строительство военно-морских баз в Кольском заливе и губе Иоканьга[41], а в 1915 г. в северных водах появились и английские боевые корабли, осуществлявшие в числе прочего охрану морских перевозок. Тогда же британское посольство в России предложило организовать агентурную службу на трактах, ведущих к Романову-на-Мурмане и Архангельску. Собственно Беломорское контрразведывательное отделение было создано осенью 1915 г. Его начальником стал подполковник Отдельного корпуса жандармов П.В. Юдичев. А в январе 1917 г., когда порт Романов-на-Мурмане был введен в полноценную эксплуатацию, был сформирован отдельный контрразведывательный пункт при штабе Кольского оборонительного района под началом штабс-капитана А.И. Петрова.

Работы контрразведчикам Севера хватало. Германское командование всячески стремилось помешать бесперебойному поступлению на Восточный фронт иностранных военных грузов. Широкое распространение получили диверсии в портах, а также диверсионные акты, направленные на уничтожение транспортных судов, которые направлялись в северные русские порты.

6 июля 1916 г. в Архангельске по «невыясненным причинам» произошел пожар, уничтоживший большое количество товарных запасов. В сентябре того же года горела обеспечивавшая телеграфное сообщение России с Англией кабельная станция в Алексан-дровске. В октябре 1916 г. в Архангельске у причала № 20 произошел мощнейший взрыв на пароходе «Барон Дризен»[42], прибывшем из Нью-Йорка. Результатом взрыва стала гибель более 1000 человек. 24 февраля 1917 г. вспыхнул пожар на английском пароходе «Нигерия», в результате которого погибло 59 человек.

Едва ли не наиболее распространенной формой прикрытия немецкой агентуры являлись торговые предприятия и страховые общества. Военные власти Архангельска неоднократно пытались выдворить из города многочисленные иностранные экспедиторские конторы, сотрудники которых имели доступ во все портовые районы. В итоге Беломорское КРО завело уголовные дела против фирм «Ферстер и Геппенер», «Гергард и Гей», «Книп и Вернер», «Гейдеман», «Шмидт». В то же время пресекались и попытки союзников вести разведывательную деятельность в этом регионе.

К примеру, в январе 1917 г. в поле зрения сотрудников военноморского контроля попал консульский представитель США в Архангельске датский подданный Карл Леве, стремившийся заполучить секретные карты фарватеров Северной Двины, Белого моря и Кольского залива. Леве был отстранен от должности, а его место занял другой дипломат — Феликс Коул[43].

Возросшие масштабы разведывательной деятельности против российской армии и флота, увеличение числа диверсий на судах и в портах потребовали кардинального улучшения деятельности морской контрразведки. Поэтому в начале 1916 г. специально для руководства этой работой была учреждена Морская регистрационная служба[44].

Во главе службы был поставлен офицер Особого делопроизводства В.А. Виноградов, который многое сделал для активизации деятельности военно-морских агентов по линии внешней контрразведки. По инициативе В.А. Виноградова в начале 1917 г. было проведено совещание контрразведчиков по вопросу формирования морской контрразведки. В этот период при штабах Балтийского и Черноморского флотов, флотилии Северного Ледовитого океана, а также некоторых морских крепостей и портов формировались органы контрразведки, подчинявшиеся Морской регистрационной службе Морского генерального штаба. Полной реализации принятых на совещании решений помешали события февраля 1917 г., в результате которых морская контрразведывательная служба понесла тяжелые кадровые потери. Были уволены практически все бывшие сотрудники Отдельного корпуса жандармов — самые опытные и профессионально подготовленные контрразведчики. Некоторые контрразведывательные отделения разом лишились до 90 % своего состава.

В то же время оставшиеся в строю контрразведчики делали все, чтобы повысить эффективность своей работы. Для практического руководства деятельностью сотрудников морской контрразведки 2 ноября 1917 г. была подготовлена Инструкция Морской регистрационной службы Временного правительства об организации разведки и контрразведки («Указания и сведения по организации и ведению разведки и контрразведки»)[45].

В предисловии Инструкции говорилось: «Контрразведка тогда будет в состоянии действительно рационально бороться со шпионажем, когда необходимость ее будет сознаваться не одним специальным органом, а всем обществом, от обывателя до всех иерархических ступеней той военной силы или части, охранять которую контрразведка должна; когда сам контрразведочный орган будет играть в этой борьбе роль того профессионального мозга, который суммирует сознательную работу самого общества в этом направлении, чтобы ее опыт не пропал для будущего времени; когда каждый член общества, будь то обыватель или военнослужащий, сознает значение контрразведки и будет ей помогать, смотря по своему положению и занятиям, указаниями, своей осторожностью и борьбой с болтливостью и небрежностью других. Тогда контрразведка перестанет быть тою маленькой организацией, которой поручили дело охраны секрета в громадном государстве и которая пытается делать это своими десятками или сотнями агентов, не зная точно, где, как и под какой маской придет шпион.

Как бы ни казалась несбыточной мечта о такой постановке дела, при которой все будут помогать контрразведке, — наш долг стремиться к ней, наш долг заботиться о том, чтобы контрразведка выполнялась первоклассными, образованными, энергичными исполнителями, которые будут идейно служить этому делу и привлекать к помощи инертную массу»[46].

Так писал автор Инструкции, начальник Морской регистрационной службы капитан 2-го ранга В.А. Виноградов. События 7 ноября 1917 г. внесли свои коррективы, открыв новую страницу истории отечественной морской контрразведки.


Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ СОВЕТСКОЙ МОРСКОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ

Октябрьская революция 1917 г. и последовавшие за ней события на время затормозили дальнейшее развитие отечественной контрразведывательной службы, поскольку для нового режима борьба со шпионажем вначале не стала делом первостепенной важности. Наибольшую угрозу безопасности для нового режима представляли саботаж государственных служащих, боевые подпольные офицерские организации, спекуляция, разгул анархии, бандитизма и погромов. Поэтому созданная 7 (20) декабря 1917 г. при Совете Народных Комиссаров Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем не имела первоначально специального подразделения по предупреждению иностранного шпионажа. По замыслу ее организаторов ВЧК должна была в первую очередь ликвидировать саботаж государственных служащих в столице и других крупных городах, пресекать попытки свержения новой власти различными антибольшевистскими силами. Одновременно на нее возлагалась борьба со спекуляцией и должностными преступлениями[47].

Свою деятельность морские органы контрразведки, созданные в Российской империи, осуществляли до октября 1918 г., когда Морская регистрационная служба перешла в подчинение Отдела военного контроля Регистрационного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики[48].

17 декабря 1918 г. на заседании РВСР рассматривался проект положения об Особом отделе, в котором предусматривалось переименовать отделы Военного контроля в Особые отделы; непосредственное руководство всеми сухопутными и морскими особыми отделами сосредоточить в Управлении особых отделов при РВСР; военный отдел ВЧК, фронтовые, армейские и пограничные ЧК объединить с отделами Военного контроля; отделение военной цензуры передать в Регистрационное управление РВСР. 19 декабря 1918 г. состоялось заседание бюро ЦК РКП (б) с участием председателя СНК В.И. Ленина. На нем был заслушан вопрос о Военном контроле и принято постановление, в котором говорилось, что «по вопросу об объединении ВЧК и Военного контроля решено согласиться с положением, выработанным при Реввоенсовете». Особый отдел при РВСР был призван бороться «со шпионажем, изменой Родине и другими контрреволюционными преступлениями в частях и учреждениях Красной армии»[49].

В конце января 1919 г. функции военной и морской контрразведки были переданы ВЧК. Особые отделы были сформированы при военных округах, штабах фронтов и армий.

Отделение военно-морского контроля Балтийского флота было расформировано, часть его сотрудников влилась в ОО Петроградской ЧК. 6 февраля 1919 г. Президиум ВЦИК[50] утвердил Положение об Особом отделе (00) при ВЧК и его местных органах. Все дела флотской контрразведки передавались в ведение Особого отдела.

В течение 1919 г. проводились организационные мероприятия по созданию системы военной и морской контрразведки в виде особых отделов. С первых дней Особые отделы приступили к оперативно-розыскной деятельности в частях и соединениях Красной армии и военно-морского флота. В мае 1919 г. военные контрразведчики Петроградского гарнизона и Балтфлота, сотрудники ПетроЧК сорвали попытку заговорщиков повернуть орудия кораблей и фортов Кронштадтской крепости против войск Красной армии, открывая дорогу Юденичу на Петроград[51].

В целях укрепления руководства Особого отдела ВЧК 27 августа приказом Реввоенсовета Республики на должность его председателя был назначен Ф.Э. Дзержинский — с оставлением его на постах председателя ВЧК и наркома внутренних дел.

В конце августа 1919 г. начальник Морских сил А.П. Зеленой и члены Реввоенсовета вышли в РВСР[52] с предложением воссоздать морскую контрразведку в виде Особого отдела Балтийского флота. Однако данное предложение, направленное из РВСР на заключение к Ф.Э. Дзержинскому, осталось без ответа. В то же время действительность настоятельно диктовала срочное решение этого вопроса, и в 1920 г. началось воссоздание морских контрразведывательных органов.

Становление Морского отделения Особого отдела ВЧК и его подразделений на местах проходило в трудных условиях.

Балтийский флот на всем протяжении своей истории являлся одним из основных оперативно-тактических морских соединений Российского государства. Учитывая стратегическое положение Балтийского театра, флот всегда находился в центре внимания военно-политического руководства Российского (советского) государства. Балтийский флот в первую очередь пополнялся новыми боевыми кораблями, в его частях и соединениях апробировались и проходили испытания новинки военно-морской техники, в том числе минно-торпедного оружия и средств связи. По сравнению с другими флотами пополнение Балтфлота техникой и кадрами шло более интенсивно.

19 мая 1920 г. командующий Морскими силами Республики А.В. Немитц[53] направил доклад председателю Революционного военного совета Республики (РВСР) Л.Д. Троцкому, в котором, ходатайствуя о назначении начальником морских сил Балтфлота Ф.Ф. Раскольникова, писал: «Балтийский флот в силу переживаемого нами крупного исторического потрясения, а также потому, что до сего времени, как мне кажется, не было достаточно сосредоточено на нем внимание организующих центров, находится в весьма неудовлетворительном состоянии… Необходимо настойчиво и планомерно провести ряд мероприятий по приведению упомянутого флота в боевую готовность»[54].

В этих целях А.В. Немитц просил упразднить Реввоенсовет Балтфлота как форму военного командования, мешающую проведению в жизнь распоряжений центра, а также назначить начальником морских сил Балтфлота «лицо авторитетное политически и действительно способное в военном отношении», предлагая в качестве кандидата на эту должность Ф.Ф. Раскольникова. Далее он просил пополнить «огромный некомплект некомандного состава Балтфлота», снабдить его углем и жидким топливом, улучшить работу заводов, выполняющих заказы флота[55].

8 июля 1920 г. Ф.Ф. Раскольников вступил в командование Балтийским флотом и занялся работой по улучшению боеспособности флота и укреплению дисциплины, которая активно проводилась летом и осенью 1920 г. В этих целях были изданы приказы, запрещающие увольнение в отпуска на судах, в частях и учреждениях без разрешения штаба флота, определялся порядок схода на берег на выходные дни (не более 15 % наличного состава судна) и в будние дни для устройства частных дел (не более 3 %) в Петрограде и Кронштадте[56].

Командующий флотом Ф.Ф. Раскольников запретил командирам кораблей и воинских частей посылать отряды для закупки продуктов, а также добивался от них наведения порядка в обеспечении вещевым и продовольственным довольствием. Эти меры были непопулярными среди личного состава и вызвали недовольство моряков Ф.Ф. Раскольниковым. Это стало ясно вскоре после того, как Центральная комиссия при Политуправлении Балтийского флота провела в сентябре — октябре 1920 г. перерегистрацию членов РКП (б) флота и выдачу им единого партийного билета. Результаты перерегистрации свидетельствовали, что около 22 % членов РКП (б) Балтфлота выбыли или были исключены из членов партии, а в партийных организациях Кронштадтской базы и крепости число выбывших и исключенных их рядов партии оказалось еще выше — 27,6 %. Часть выбывших из партии являлись латышами и эстонцами и желали уехать на родину в Латвию и Эстонию[57].

23 октября 1920 года Совет Труда и Обороны принял постановление о возрождении Балтийского флота. Петроградскому Совету депутатов и Комитету Обороны Петрограда поручалось обратить особое внимание на ускорение работ по восстановлению Балтийского флота.

Для того чтобы выяснить морально-политическое состояние личного состава Балтийского флота, 2 декабря 1920 г. в Кронштадт выехал представитель Особого отдела ВЧК В.Д. Фельдман. Уже 10 декабря он направил в Особый отдел ВЧК доклад, в котором отмечал, что «усталость массы Балтфлота, вызванная интенсивностью политической жизни и экономическими неурядицами, усугубленная необходимостью выкачивания из этой массы наиболее стойкого, закаленного в революционной борьбе элемента, с одной стороны, и разбавление остатков этих элементов аморфным, политически отсталым добавлением, а порой и прямо политически неблагонадежным, изменила до некоторой степени в сторону ухудшения политическую физиономию Балтфлота»[58].

Настроения моряков Балтфлота были связаны с надеждой на скорую демобилизацию в связи с окончанием войны, улучшением материального и морального состояния, а также желанием отдыха. Все, что мешало достижению этих желаний или удлиняло путь к ним, вызывало недовольство. Недовольство моряков было связано и с тем, что корабли «Севастополь»[59], «Петропавловск»[60] и др. были переведены из Петрограда в Кронштадт, так как «в Питере жизнь легче и веселей»[61].

Большинство моряков и красноармейцев в Кронштадте составляли выходцы из крестьян, которые продолжали жить настроениями сельского населения, чутко воспринимали политические колебания в деревне (недовольство сохранившейся продразверсткой, действия заградотрядов в деревне). В. Фельдман подчеркивал, что недовольство масс Балтфлота «усугубляется еще письмами с родины, в которых содержались жалобы на тяжесть жизни, указания на вольные и невольные несправедливости, действия местных властей». Матросы Кронштадта жаловались на удручающие вести с родины: изъятие лошадей и коров, запасов зерна, предметов первой необходимости, а также на репрессии по отношению к родственникам[62].

Недовольство рядовой массы кронштадтцев, включая рабочих, действиями большевистского правительства усугублялось тяжелыми условиями их собственной службы и работы, острым раздражением от льгот и привилегий, которыми пользовались многочисленные комиссары. В свою очередь комиссары, увлеченные шумными внутрипартийными дискуссиями того времени, мало внимания обращали на политические настроения матросов, красноармейцев и рабочих оторванной от материка островной военной базы, хотя информации об этом было более чем достаточно.

В.Д. Фельдман отмечал, что более 40 % членов РКП(б) организаций Балтфлота вышли из партии по религиозным убеждениям, подавленные усталостью от политической борьбы, разочарованностью в лучшем будущем, а некоторые просто порвали свой партийный билет.

В.Д. Фельдман сделал следующие выводы: «Общее положение политической физиономии Балтфлота характеризуется усталостью, жаждой отдыха, надеждой на скорую демобилизацию. Недовольство, вызываемое задержкой быстрого исполнения желаний, усугубляется письмами с мест, остается в скрытой форме и имеет общий характер». Недовольство, вызванное Раскольниковым в связи с проводимой им работой, достигшее своего апогея в сентябре месяце, к концу 1920 г. понизилось. Представитель Особого отдела ВЧК считал необходимым «сблизить верхи с низами путем большей общедоступности верхов»… Устранить некоторые привилегии, которыми пользуется штаб флота. Поднять уровень политработы и руководство ею. Решить вопрос с латышами, эстонцами и другими иностранцами. Немедленно изъять из Балтфлота анархистов. Перевести из Кронштадта в другое место штрафную роту, куда попадали дезертиры, мелкие воры и другие нарушители дисциплины. В. Фельдман, с одной стороны, положительно оценил деятельность Особого отделения Кронштадтской крепости, в том числе по вопросам предоставления информации, с другой стороны, он отметил, что «морское отделение ОО ВЧК совершенно не отвечает ни цели своей, ни задачам, ни средствам выполнения: полное отсутствие материала на местах, связи с этими местами, плохое представление о работе»[63].

Тем временем конфликт между командованием Балтфлота и моряками продолжал развиваться. 14 января 1921 г. Ф.Ф. Раскольников и начальник политуправления Балтфлота Э.И. Ба-тис направили телеграмму в ЦК РКП (б) (Ленину, Троцкому, Склянскому, Гайлису) об угрозе потери боеспособности флота в связи с дискуссией о профсоюзах в партийных организациях моряков. Телеграмма была подготовлена после проведения собрания моряков-коммунистов Петроградской морской базы. На собрании развернулась дискуссия по вопросу о профсоюзах среди коммунистов Балтфлота, которая, по мнению командования флота, приняла чрезвычайно опасные формы. Одна группа коммунистов выступала против военной дисциплины, а вторая заявляла о «неприменимости военных методов в строительстве красного флота»[64].

В связи с тем, что конфликт интересов Ф.Ф. Раскольникова как коммуниста и командующего Балтфлотом продолжался, а разграничительную линию провести невозможно, 23 января 1921 г. он подал рапорт с просьбой об отставке, заявив, что «дальнейшее пребывание в Балтфлоте» для него является невозможным. 27 января Ф.Ф. Раскольников был освобожден от должности командующего флотом Балтийского моря[65].

В декабре 1920 г. В.Д. Фельдман, докладывая руководству военной контрразведки о морально-политическом состоянии личного состава Балтфлота, неудовлетворительно оценивал работу Морского отделения ОО ВЧК. Он считал, что это подразделение военной контрразведки не отвечает ни своим целям, ни задачам, не располагает материалами об обстановке на местах, не поддерживает связи с местными органами ВЧК, а в целом имеет плохое представление о работе[66].

С целью взять ситуацию в Кронштадте под контроль перед моряками 1 марта 1921 г. выступил председатель ВЦИК М.И. Калинин.

Достоверной информации о положении на Балтфлоте не было ни в политических органах, ни в органах ВЧК. Так, 2 марта заместитель председателя ПГЧК Я.Г. Озолин передал в ВЧК о том, что «в Петрограде все спокойно. Большинство заводов работают. Матросы кораблей “Петропавловска” и “Севастополя” образовали “Ревком” из трех человек и комиссии по перевыборам в Совет. В 2 часа дня 2 марта матросы арестовали Кузьмина и ряд коммунистов. Телефон и телеграф находятся в руках матросов»[67].

С военной точки зрения Кронштадт представлял собой морскую крепость, расположенную на острове Котлин, усиленную двумя группами фортов, запирающими проливы между островами и материком. Северная группа фортов по числу фортов, количеству и мощности вооружения являлась наиболее сильной и состояла из фортов Тотлебен, Красноармейский и семи номерных. Южная группа состояла из фортов Милютин, Кроншлот и двух южных батарей. Кроме того, в северо-западном углу острова Котлин находился форт Риф. В военной гавани находились два линейных корабля: «Севастополь» и «Петропавловск», имевших мощное вооружение. Эти корабли могли усилить любую группу фортов, но в связи с ледовой обстановкой в феврале — марте 1921 г. усиливали только южную группу фортов.

Недовольство матросов и солдат Кронштадтского гарнизона и экипажей ряда кораблей Балтфлота вылилось в их антисоветское выступление в феврале — марте под лозунгами «Власть Советам, а не партиям!», «Советы без коммунистов!», в котором приняло участие более 27 тысяч человек. 2 марта был образован Временный революционный комитет, председателем которого избрали писаря с линкора «Петропавловск» С.М. Петриченко. Вся власть перешла к Ревкому. 3 марта был образован штаб обороны Кронштадта.

ЦК РКП (б) и СНК РСФСР предприняли ряд мер для подавления восстания. 2 марта в Петрограде было введено осадное положение. Для разгрома восставших 5 марта была воссоздана 7-я армия, командовать который было поручено М.Н. Тухачевскому. Постановлением Совета Труда и Обороны от 4 марта кронштадтцы признавались мятежниками. После тщательной и всесторонней подготовки войска 7-й армии, при поддержке огня корабельной артиллерии Балтийского флота и ударов авиации с воздуха, утром 17 марта начали второй штурм. Сопротивление защитников Кронштадта было сломлено. Руководители Временного ревкома бежали в Финляндию. В марте — апреле 1921 г. военный трибунал, чрезвычайная «тройка», а позднее — президиум Петроградского губчека, коллегия Особого отдела охраны финляндской границы, чрезвычайная «тройка» Кронштадтского особого отделения, а также ревтрибунал Петроградского военного округа рассмотрели дела на участников Кронштадтских событий. К высшей мере наказания были приговорены 2103 человека, к различным срокам наказания — 6459 человек, а 1464 человека освобождены[68].

В ходе дальнейшей реформы органов военной и морской контрразведки Особый отдел Балтийского флота приказом ОГПУ СССР от 19 февраля 1924 г. № 115/40 с 1 марта был реорганизован в морское отделение Особого отделения Полномочного представительства ОГПУ по Ленинградскому военному округу[69].

Приказом № 87 от 19 мая 1920 г. ВЧК учредила Особый отдел побережья Черного и Азовского морей[70], а через год — и аналогичный орган на Балтийском флоте. Примерно в это же время было создано морское отделение в ОО при ВЧК в Москве.

В дальнейшем в зависимости от внутриполитического положения в стране, обстановки в армии и на флоте происходили структурные и кадровые реорганизации в системе армейских и флотских особых отделов. В целом они были направлены на улучшение работы флотских контрразведчиков, а также на создание оптимальных условий для практической оперативной работы.

В соответствии с приказом ВЧК № 81 от 31 марта 1921 г. Особый отдел побережья Черного и Азовского морей был расформирован, а весь личный состав передан Цупчрезвычкому Украины[71].

В годы Гражданской войны флот Советской России был значительно ослаблен и находился в критическом состоянии. Морские силы на Черном море, Дальнем Востоке и Севере фактически были уничтожены. Лишь Балтийский флот сохранил свой корабельный состав, но и он находился в бедственном положении. Материальная часть кораблей, береговых батарей и морской авиации была изношена и нуждалась в капитальном ремонте и восстановлении. За время Гражданской войны были израсходованы запасы вооружения, боеприпасов и материальных средств. Судостроительные и ремонтные заводы, арсеналы и мастерские не работали, базовые сооружения разрушались.

В марте 1921 г. на X съезде РКП (б) было принято решение о восстановлении и укреплении Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ): укомплектование флота кадрами и их подготовка, восстановление корабельного состава, береговой обороны, портов, баз, тыла судостроительной промышленности, ремонтной базы, развитие теории военно-морского искусства. В первую очередь необходимо было приступить к восстановлению Балтийского и Черноморского флотов, что вызывалось их значением в обороне важных районов России, а также экономическими интересами — необходимостью установления торговли и судоходства со странами Западной Европы. Через Балтийское и Черное моря проходили кратчайшие и важнейшие для России пути в экономически развитые страны Европы.

В 1921 г. СНК принимает постановление «О государственном судостроении», предусматривавшее объединение судостроительных заводов и создание Управления судостроения. Началось восстановление Петроградского и Кронштадтского военных портов, осуществлявших судоремонт и ремонт морского вооружения. В 1922 г. удалось приступить к ремонту боевых кораблей, вспомогательных, торговых и промысловых судов.

Важным этапом в строительстве Красной армии и Военноморского флота была военная реформа, проводившаяся в 1924–1925 гг. В ходе реформы был реорганизован центральный аппарат наркомата, в частности создано управление Военно-морских сил РККА и введена должность начальника Морских сил СССР, которому непосредственно подчинялись реввоенсоветы и начальники Морских сил морей.

Состояние экономики Советской России не позволяло строить новые корабли, поэтому активно велось восстановление и ремонт кораблей и береговых батарей, достройка кораблей, находившихся в завершающей стадии строительства и обеспеченных готовыми механизмами и вооружением.

Период восстановления советского флота завершился примерно к 1927 г.: к этому времени было завершено восстановление кораблей, береговых батарей, военных портов, началось развитие морской авиации.

6 февраля 1922 г. ВЦИК принял постановление «Об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии и о правилах производства обысков, выемок и арестов» и образовании при наркомате внутренних дел РСФСР Государственного политического управления (ГПУ)[72]. В системе ГПУ сохранялись особые отделы военных округов, флотов, армий и особые отделения корпусов, дивизий и узлов важных коммуникаций, однако была проведена и их реорганизация. 12 июля 1922 г. был издан приказ ГПУ «О задачах Особых отделов в связи с реорганизацией органов ГПУ», который требовал от Особых отделов «всестороннего освещения жизни Красной армии и Красного Флота, выявление недостатков, ненормальных явлений, нездоровых настроений войсковых частей, волнений, предупреждение недостатков, явлений и настроений, вредно влияющих на нормальную жизнь и деятельность частей и подразделений, повсеместный анализ этих недостатков и причин их порождающих, а также пресечения должностных преступлений в войсках и военных учреждениях»[73].

Ввиду необходимости «тщательного наблюдения за состоянием Черноморского флота и усиления борьбы с элементом разложения в нем, а также в целях объединения в одном органе ГПУ указанной работы» 20 февраля 1923 г. приказом ГПУ № 68 в городе Севастополе был организован Особый отдел Черноморского флота. Начальником Особого отдела ЧФ был назначен Яков Григорьевич Горин, бывший начальник Особого отдела Приволжского военного округа[74].

2 февраля 1926 г. Особый отдел Черноморского флота был передан из ГПУ Крыма и подчинен ОГПУ. Вскоре наименование Особого отдела Черноморского флота было изменено. В соответствии с приказом ОГПУ СССР от 9 августа 1926 г. № 164/59 Особый отдел стал именоваться ОО ОГПУ Морских сил и береговой обороны Черноморского и Азовского морей[75].

Шло становление органов морской контрразведки и на Дальнем Востоке. 23 июня 1923 г. приказом заместителя председателя ГПУ при Приморском губотделе ГПУ было организовано специальное морское отделение со штатом из шести сотрудников, осуществлявшее свою деятельность до 1 октября 1926 г.

С учетом быстро растущего Тихоокеанского флота для решения вопросов по обеспечению его безопасности 3 мая 1932 г. приказом ОГПУ был объявлен штат нового подразделения контрразведки — Особого отделения Морских сил Дальнего Востока (МСДВ)[76]. 31 июля 1932 г. отделение было переименовано в Особый отдел МСДВ, в 1934 г. — в ОО НКВД Тихоокеанского флота[77].

Приказом № 62 от 20 февраля 1923 г. был объявлен и штат Особого отдела Северного флота, реорганизованного в сентябре 1933 г. в Особое отделение флотилии Военно-морских сил Северных морей[78]. В 1937 г. приказом № 00514 это Особое отделение (после ликвидации ОГПУ подчинявшееся ГУГБ НКВД СССР) было преобразовано в Особый отдел Северного флота численностью 27 сотрудников. Этим же приказом создавалось Особое отделение в Архангельске[79].

10 июля 1934 г. был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел. ОГЛУ при СНК СССР было упразднено, а на базе его оперативно-чекистских отделов создано Главное управление государственной безопасности, вошедшее в состав НКВД СССР. В состав ГУ ГБ НКВД СССР вошло девять отделов, в том числе Особый отдел, штатная численность которого составляла 225 человек.

Согласно приказу НКВД СССР «Об организации органов НКВД на местах» от 13 июля 1934 г., Особые отделы и Особые отделения ОГПУ при соединениях и частях РККА и РККФ были переименованы соответственно в Особые отделы и Особые отделения Главного управления государственной безопасности НКВД, с непосредственным подчинением Особым отделам управлений государственной безопасности республиканских, краевых (областных) управлений НКВД.

Для руководства особыми отделами НКВД и выполнения задач, возложенных на Особые отделы по центральному аппарату Народного комиссариата обороны СССР, Народного комиссариата Военно-морского флота и Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД СССР организовывался Особый отдел НКВД СССР армии и флота, входящий в состав Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. В местах дислокации управлений военных округов, отдельных армий и флотов создавались особые отделы НКВД округов, отдельных армий и флотов, непосредственно подчиненные Особому отделу НКВД СССР. При армейских группах, корпусах, флотилиях, дивизиях и бригадах, укрепленных районах и крупных военных объектах (военные училища, склады и т. д.) создавались особые отделы (отделения, группы и уполномоченные) НКВД, подчинявшиеся во всех отношениях соответствующим особым отделам НКВД военного округа отдельной армии или флота.

С 25 декабря 1936 г. Особый отдел ГУГБ стал именоваться 5-м отделом ГУГБ НКВД СССР. 28 марта 1938 г. состоялось решение Политбюро ЦК ВКП(б) об очередной реорганизации НКВД и ликвидации ГУГБ — новая структура НКВД СССР была объявлена приказом НКВД СССР № 00362 от 9 июня 1938 г. В его состав вошли три управления: 1-е — Государственной безопасности, 2-е — Особых отделов, 3-е — Транспорта и связи[80].

Деятельность особых отделов флотов была регламентирована совместным приказом НКВМФ и НКВД СССР № 0056/007 от 17 января 1939 г., в котором были определены специальные задачи по борьбе с контрреволюцией, шпионажем, диверсией, вредительством и всякого рода антисоветскими проявлениями в Рабочекрестьянской Красной армии, Военно-морском флоте и пограничных и внутренних войсках НКВД.

Начальники особых отделов флотов, флотилий и соединений в них назначались народным комиссаром внутренних дел СССР по согласованию с народным комиссаром Военно-морского флота СССР. Назначение оперуполномоченных особых отделов при частях, на кораблях, в соединениях флота, флотилий, военноучебных заведениях и складах согласовывалось с военными советами флотов, командующими и военкомами флотилий. Назначение начальника Особого отдела НКВД СССР, начальников особых отделов флотов (флотилий) и начальников особых отделов соединений флота объявляется также приказом народного комиссара Военно-морского флота СССР.

Кроме того, Особый отдел НКВД СССР выполнял специальные задания народного комиссара обороны СССР и народного комиссара Военно-морского флота, а на местах — военных советов соответствующих округов, армий и флотов (командующих и военкомов флотилий).

Начальнику Особого отдела НКВД СССР предписывалось своевременно и исчерпывающе информировать Народный комиссариат Военно-морского флота СССР (наркома, его заместителей, а по отдельным вопросам по указанию народного комиссара Военно-морского флота — начальников центральных управлений Народного комиссариата Военно-морского флота) о всех недочетах в состоянии частей Рабоче-крестьянского Военно-морского флота и обо всех проявлениях вражеской работы, а также обо всех имеющихся компрометирующих материалах и сведениях на военнослужащих, особенно на начальствующий состав. На местах особые отделы флотов информируют соответствующие военные советы, особые отделения НКВД флотилий и соединений флота — командиров и комиссаров флотилий соответствующих соединений флота, а оперуполномоченные при отдельных частях, учреждениях и заведениях РКВМФ — соответствующих командиров и комиссаров этих частей. Начальники особых отделов и отделений флотилий, соединений флота входили в состав военно-политических совещаний и информировали эти совещания о недочетах в политико-моральном состоянии частей, их боевой подготовке и снабжении[81].

Система управления обеспечения государственной безопасности и поддержания правопорядка в Советском Союзе накануне Великой Отечественной войны представляла собой многоуровневую и многозвенную иерархическую структуру в виде Наркомата внутренних дел СССР. К началу 1941 г. НКВД СССР представлял собой многоотраслевой орган административного надзора, в структуру которого входили подразделения, занимавшиеся обеспечением государственной безопасности (разведка, контрразведывательная работа, в том числе в системе НКО и НКВМФ, борьба с антисоветской деятельностью, охрана высших должностных лиц государства, шифровальное дело, политический контроль), охраной общественного порядка (правоохранительная деятельность), пограничной, внутренней, пожарной охраной, организацией исполнения наказания (содержание тюрем, исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений) и трудового использования заключенных и спецпоселенцев (экономическая и научно-техническая деятельность). Громоздкость структуры НКВД СССР, разноплановость его функций создавали существенные проблемы управления государственной безопасностью.

Стремясь изменить ситуацию, в начале февраля 1941 г. было проведено реформирование системы управления государственной безопасности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля НКВД СССР был разделен на Народный комиссариат внутренних дел (нарком — Л.П. Берия) и Народный комиссариат государственной безопасности (НКГБ, нарком — В.Н. Меркулов). Оба наркомата были союзно-республиканскими.

Согласно постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 февраля 1941 г. Особые отделы ГУ ГБ НКВД СССР передавались в ведение Наркомата обороны и Наркомата военно-морского флота, в составе которых были образованы третьи управления НКО и НКВМФ, подчинявшиеся непосредственно соответствующим наркомам. В рамках реализации указанного постановления был издан совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР от 12 февраля 1941 г., регламентировавший порядок передачи дел в контрразведывательные подразделения различных ведомств[82].

На вновь образованное Третье управление НКВМФ были возложены задачи по предупреждению и пресечению шпионажа, диверсий, вредительства, антисоветских проявлений на флоте. Начальником 3-го управления НКВМФ был назначен дивизионный комиссар А.И. Петров. Соответствующие преобразования были проведены и в особых отделах флотов и военных флотилий. Особый отдел Северного флота был преобразован в 3-й отдел штаба Северного флота, Особый отдел Тихоокеанского флота — в 3-й отдел штаба Тихоокеанского флота. Соответствующие реорганизации происходили и в структурах контрразведки Амурской, Дунайской, Каспийской и Пинской флотилий. Начальники третьих подразделений по флотам, флотилиям и ниже имели двойное подчинение: по линии командования и по всей вертикали 3-го управления НКВМФ.

Для координации деятельности разведок и контрразведок различных ведомств, борьбы с «антисоветским элементом», выработки общих методов работы, дачи установок и указаний по отдельным делам и запросам, затрагивающим интересы соответствующих органов НКГБ, НКО, НКВМФ и НКВД, разрешения возникающих разногласий, в Москве был образован Центральный совет по координации агентурно-оперативной и следственной работы органов НКГБ, Третьего отдела НКВД и Третьих управлений Наркомата обороны и Наркомата военно-морского флота, в состав которого вошли наркомы государственной безопасности и внутренних дел, начальники третьих Управлений НКО и НКВМФ. Аналогичные советы из представителей органов НКГБ, НКВД и третьих отделов НКО и НКВМФ создавались в военных округах[83].

Центральный и местные советы по координированию агентурно-оперативной и следственной работы органов НКГБ, Третьего отдела НКВД и Третьих управлений НКО и НКВМФ созывались по мере накопления оперативных, организационных и иных вопросов, подлежащих разрешению на заседании советов, но не реже одного раза в месяц[84].

Организация взаимодействия строилась на взаимном обмене оперативной информации, выработки единства действий и соблюдения общих форм, методов и способов в агентурнооперативной и следственной работе органов НКГБ, Третьих управлений НКО и НКВМФ и Третьего отдела НКВД. В этих целях НКГБ направлял Третьим управлениям НКО и НКВМФ и Третьему отделу НКВД: приказы и директивы по агентурнооперативной и следственной работе; ориентировки о контрреволюционной деятельности иностранных разведок, вскрытых контрреволюционных формированиях и методах их подрывной деятельности в СССР; агентурные, следственные и прочие материалы на военных атташе, военных советников, полпредов СССР за границей, инструкторский состав правительственных учреждений и работников разведывательных органов армии и флота; приказы, учебные пособия, инструкции, программы НКГБ по специальной подготовке.

Реформа военной и военно-морской контрразведки шла медленно по причине низкого уровня взаимодействия специальных служб. 19 апреля 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР, в котором указывались недостатки «в единстве действий». К координации оперативно-розыскной работы привлекли сотрудников аппарата НКГБ СССР, наделив их широкими полномочиями. В штат органов Третьих управлений НКО и НКВМФ, а также в 3-й отделы и отделения бригад, военно-морских баз и военно-учебных заведений — до округов и флотов, были введены должности заместителей начальников, которые непосредственно подчинялись соответствующим начальникам НКГБ — УНКГБ по территориальности с одновременным подчинением начальникам третьих подразделений армии и флота. Такое двойное подчинение обосновывалось интересами координации работы[85].

29 мая Центральный совет по координации агентурнооперативной и следственной работы утвердил инструкцию, которая установила порядок совместной деятельности. НКГБ СССР стал основным подразделением в сфере организации разведывательной и контрразведывательной работы. Центральный и местные советы созывались по мере накопления оперативных, организационных и иных вопросов, но не реже одного раза в месяц. Важно было добиться оперативного обмена разведывательной и контрразведывательной информацией, сохранить единство действий и соблюдать общие формы, методы и способы в оперативной и следственной работе органов НКГБ, НКВД, Третьих управлений НКО и НКВМФ. В этих целях Народный комиссариат государственной безопасности направлял Третьим управлениям НКО и НКВМФ и Третьему отделу НКВД: приказы и директивы по оперативной и следственной работе; ориентировки о контрреволюционной деятельности иностранных разведок, вскрытых контрреволюционных формированиях и методах их подрывной деятельности в СССР; материалы на военных атташе, военных советников полпредств СССР за границей, инструкторский состав правительственных учреждений Монгольской Народной Республики и работников разведывательных органов Красной армии и Военно-морского флота; приказы, учебные пособия, инструкции, программы НКГБ СССР по оперативной деятельности.


Глава 3. ПРОТИВОБОРСТВО С ЗАРУБЕЖНЫМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ

С самых первых лет своего существования военный флот Советской России находился в сфере пристального интереса английских, германских, румынских, финских, французских, японских и других разведывательных служб иностранных государств. Об этом свидетельствовали документы, которые оказывались в распоряжении советской военной и морской контрразведки.

Так, в феврале 1921 г. закордонный агент направляет в Особый отдел ВЧК сообщение «О появлении в г. Ревеле документов о состоянии Балтийского флота» с приложением копии самого документа. Из поступивших материалов было видно, что у противника имеется полная информация о количестве наших морских сил на Балтике, техническом состоянии и вооружении кораблей[86].

Другие достоверные свидетельства осведомленности германской разведки о состоянии советского Военно-морского флота были получены несколько позднее. Так, 27 марта 1945 г. сотрудниками Управления контрразведки «Смерш» 1-го Белорусского фронта в своем имении был арестован бывший кадровый германский разведчик Курт Янке, у которого при обыске был изъят большой архив: копии агентурных донесений, справки и сообщения, а также некоторые немецкие официальные документы. Значительное место в архиве профессионального разведчика занимали агентурные донесения периода 1920—1930-х гг., в которых существенное место было уделено состоянию советского Военноморского флота: реализации кораблестроительной программы СССР, проведению морских учений, состоянию береговой обороны ВМФ, системе подготовки кадров, политико-моральному состоянию личного состава флота.

Например, в агентурном донесении от 1 сентября 1928 г., переданном в германскую разведку под грифом «Совершенно секретно», приводились данные о подводных лодках, находившихся в состоянии строительства. Так, наблюдатель, направленный агентом «Н», обнаружил в одном из ленинградских доков три строящиеся подводные лодки, строительство которых тщательно маскировалось и охранялось. По мнению наблюдателя, строительные работы подходили к концу[87].

Анализ изъятых документов показал, что немецкая разведка имела хорошо подготовленную агентуру, которая предоставляла достоверные сведения. В ходе следствия также было установлено, что часть агентурных сообщений о ВМФ СССР попадала к Янке от сотрудников спецслужб Франции, Великобритании и Латвии, которые и сами вели активную разведывательную работу против Советского Союза. Так, в ноябре 1922 г. закордонный источник ИНО ГПУ направил в Москву копию подготовленного разведкой Франции обзора «о русском советском флоте». Посылая данные, источник сообщал: «Представляю этот обзор, как: 1) дающий понятие о французских наблюдениях и о собирании сведений французскими агентами по морской части; 2) показывающий, что французское правительство имеет своих агентов в самой России; 3) предостерегающий против постороннего изучения фарватера из открытого моря через Кронштадт в Петроград»[88].

Активно занимался добычей разведывательной информации, в том числе о советском Военно-морском флоте, судостроительных и ремонтных заводах в городах Ленинграде и Мурманске, военный атташе Германии в СССР Отто Гартман (Хартман), который располагал широкими связями среди немецких, австрийских и советских специалистов, работавших в СССР на объектах оборонной промышленности.

10 августа 1934 г. сотрудниками 7-го отделения Особого отдела ГУГБ НКВД СССР по подозрению в шпионаже в пользу германской разведки были арестованы немецкий и австрийский специалисты Ф.К. и Г.К., а также один гражданин СССР П.П.Б., у которых были изъяты схема Севастополя, планы Ленинграда и Мурманска с обозначением заводов оборонного значения, военные учреждения, аэродромы, электростанции, список с названиями 45 пароходов и 24 номерных судов, пометками о строительных верфях и фирмах, где строились пароходы и суда. Задержанные лица дали показания, что они собирали разведывательную информацию по заданию Морского отдела государственной тайной полиции (гестапо) Германии[89].

Морская контрразведка фиксировала, что маневры Балтийского флота в 1926–1927 гг. и его большой поход по Балтийскому морю привлекли внимание специалистов иностранных флотов, которые отмечали, что работа советского Балтийского флота в сентябре 1926 г. достигла своего кульминационного пункта. Иностранцы отмечали значительный прогресс в развитии Балтийского флота, в особенности его службы разведки, в которой «легкие единицы успешно сотрудничали с авиацией». Иностранцы фиксировали, что «ночные атаки, сопровождавшиеся стрельбой прошли без всяких несчастных случаев»[90].

Летом 1927 г. флотские контрразведчики выявили в Кронштадте агента английской разведки — бывшего офицера Е. Клепикова, служившего на одном из кораблей Балтийского флота. Однажды квартиру Клепиковых посетил бывший казачий офицер Тегенцев, нелегально прибывший в СССР из-за границы. Он передал Клепиковым рекомендательное письмо от родственников из Финляндии и предложил им снабжать англичан сведениями о Военноморском флоте, обещая за это крупные вознаграждения. Клепиков и его жена согласились с предложением Тегенцева, однако уже после первой передачи шпионских материалов английскому разведчику они были арестованы кронштадтскими морскими контрразведчиками. При обыске у Клепиковых был изъят ряд данных о советских войсках, справочник по Морским силам СССР и несколько секретных военных приказов[91].

В период советско-китайского вооруженного конфликта (10 июля—22 декабря 1929 г.) на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), контрразведчики Дальневосточной военной флотилии[92] вели обеспечение боевых действий в ходе сражений с китайской Сунгарийской военной флотилией. В октябре 1929 г. оперативная группа в составе восьми работников особых отделов участвовала в боевой операции по овладению городом-крепостью Лахасусу. Их задачами было изучение и выявление недостатков по боевой готовности войск; выявление и пресечение антисоветских проявлений, борьба со шпионажем и с фактами перехода отдельных военнослужащих на сторону врага. Руководство оперативной группой находилось на флагманском корабле военной флотилии, что давало возможность поддерживать связь с командованием и Особым отделом Отдельной Дальневосточной армии, однако затрудняло общение с уполномоченными при полках. 12 октября 1929 г. корабельная артиллерия Дунайской военной флотилии подавила китайские береговые батареи, а части 2-й дивизии к 15 часам овладели Лахасусу. К вечеру войска возвратились на советскую территорию. 30 октября — 2 ноября Дальневосточная военная флотилия, которой были оперативно подчинены два полка 2-й дивизии, вошли в устье реки Сунгари и при содействии авиации полностью уничтожили остатки китайской флотилии. Высаженный на берег десант разгромил части противника и занял город; при отходе советских войск все его укрепления были взорваны[93].

К середине 1930-х гг. в СССР сформировался жесткий административный режим тотального преследования всех лиц, имевших какие-либо контакты с иностранцами, что практически исключало любые возможности для зарубежных разведок добывать информацию об экономическом и оборонном потенциале СССР. Дипломатические, консульские и торговые представительства иностранных государств находились под постоянным контролем сотрудников советских контрразведывательных подразделений. На учет брались все иностранные дипломаты и сотрудники посольств и консульств. На 1 января 1939 г. в СССР насчитывалось чуть больше 1,5 тысячи сотрудников дипкорпуса, из которых 1129 человек находились в Москве и более 400 человек — в 24 консульствах в разных городах Советского Союза[94].

В составе дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств неизменно работали разведчики, использовавшие различные формы прикрытия. Как правило, это были военные, военно-морские и военно-воздушные атташе и сотрудники их аппаратов, для прикрытия использовались и другие должности.

О противниках советского Военно-морского флота во второй половине 1930-х годов подробно говорит Н.Г. Кузнецов[95].

На Балтике противником считались Германия в блоке с Польшей, Финляндией при возможном участии на ее стороне Эстонии, Латвии и даже Швеции. Балтфлоту ставились задачи: захватить господство над Финским заливом, чтобы обеспечить выход флота в Балтийское море; уничтожить флот противника, прервать коммуникации с северной частью Швеции.

На Черном море ВМФ ожидал попытки прохода крупных флотов через Босфор, рассматривалось стремление Германии и Италии захватить ресурсы Румынии и Турции для войны с СССР.

На Севере предполагалось действие флотов Германии и Финляндии против советского побережья. На Северный флот возлагалась защита советских коммуникаций и атака коммуникаций противника. На Дальнем Востоке очевидным и сильным противником была Япония. Первостепенными задачами флота были охрана советского побережья и коммуникаций от бухты Нагаево до Посьета.

На деятельность советских и немецких разведок и контрразведок существенное влияние оказали изменения на международной арене, происходившие в конце 1930-х — начале 1940-х гг.: Мюнхенский сговор (1938), англо-франко-советские переговоры о взаимопомощи в случае агрессии в Европе (1939), подписание советско-германских договоров (1939), размещение на территории Эстонии, Латвии и Литвы советских гарнизонов и военноморских баз, советско-финляндская война (1939–1940), вхождение в СССР Прибалтийских стран (1940), присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР (1940).

Советские руководители стремились уравновесить переговоры с Англией и Францией контактами с Германией. Москве предстояло сделать нелегкий выбор. В результате очевидной неудачи переговоров военных миссий Англии, Франции и СССР и по мере успешного завершения экономического и кредитного соглашения с Германией И.В. Сталин посчитал необходимым для обеспечения безопасности Советского Союза заключить договор о ненападении между СССР и Германией (23 августа 1939 г.)[96].

В соответствии с секретным протоколом, подписанным в тот же день, о границах сфер интересов Германии и СССР, страны Прибалтики и Финляндия были отнесены в сферу советских интересов.

После заключения пакта о ненападении разведывательная работа в Германии и контрразведывательная работа по германским дипломатическим и военным представительствам на территории Советского Союза была несколько ослаблена[97].

1 сентября 1939 г. армия вермахта вторглась в Польшу, вслед за этим Великобритания и Франция объявили войну Германии. С начала сентября началась подготовка частей и соединений Красной армии и специально созданных из сотрудников контрразведки и офицеров войск НКВД оперативных групп НКВД к походу на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии.

Утром 17 сентября 1939 г. части и соединения Красной армии и подразделения НКВД перешли границу. Для поляков переход стал абсолютной неожиданностью. Их разведка, очевидно, не давала сведений о сосредоточении Красной армии у границы[98].

К 28–30 сентября войска Красной армии, продвинувшись вперед на 250–350 км, заняли территорию Польши, отведенную Советскому Союзу по секретному протоколу с Германией.

28 сентября 1939 г. в Москве был подписан советско-германский договор о дружбе и границе между СССР и Германией и два секретных протокола к нему. Эти документы официально закрепляли раздел территории Польши между Германией и СССР и решали судьбы Прибалтийских государств. Реакция правительств Великобритании и Франции на поход Красной армии и занятие ею Западной Украины и Западной Белоруссии была сдержанной. Новая граница в целом совпадала с «линией Керзона», которую сами же западные страны рекомендовали как этнографически целесообразную еще в 1920 г.

Известие о заключении договоров о ненападении, о дружбе и границах между Советским Союзом и Германией в Каунасе, Риге и Таллине было встречено настороженно и вызвало большую обеспокоенность.

В августе, сентябре и начале октября 1939 г. советское правительство поочередно провело переговоры с лидерами Литвы, Латвии и Эстонии, которые сопровождались советским дипломатическим давлением и демонстрацией военной силы. На границах Эстонии, Латвии и Литвы разворачивались крупные группировки советских войск, перед которыми ставились задачи нанести мощный и решительный удар по эстонским (латвийским, литовским) войскам. КБФ получил задачу уничтожить эстонский (латвийский, литовский) флот, нанести удар по морским базам Эстонии и содействовать наступлению сухопутных войск Ленинградского военного округа. К 28 сентября КБФ был приведен в полную боевую готовность для того, чтобы, получив приказ, нанести удар по военно-морским базам Эстонии, захватить ее флот, не допустив его ухода в нейтральные воды Финляндии и Швеции, поддерживать огнем сухопутные войска на побережье и иметь в виду высадку десанта по особому приказу. В случае выступления Латвии или Литвы следовало захватить и их флот[99].

Советский сценарий на переговорах с Эстонией, Латвией и Литвой был примерно одинаков. Вначале СССР предлагал заведомо неприемлемые условия, потом шел не некоторые «уступки», что давало советскому руководству возможность говорить об уважении партнера по переговорам. В это же время происходила активизация советских войск на границе.

28 сентября 1939 г. между СССР и Эстонией был подписан пакт о взаимопомощи, в соответствии с которым Эстонская республика предоставляла Советскому Союзу право иметь на эстонских островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго) и в городе Палдиски (Балтийский порт) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации на правах аренды. Численность советских гарнизонов могла достигать 25 тысяч человек.

5 октября был подписан договор о взаимопомощи между СССР и Латвией. Советский Союз получил право на создание военноморских баз в Лиепае и Вентспилсе (незамерзающих портах Балтийского моря) и несколько аэродромов для авиации, а также построить базу береговой артиллерии на побережье между городами Вентспилс и Питрагс. Общая численность гарнизонов должна была составлять 25 тысяч человек.

10 октября был подписан советско-литовский договор «О передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой». Таким образом, Литва стала третьим государством (наряду с СССР и Германией), принявшем участие в разделе Польши. Договор предоставлял СССР право на размещение на территории Литвы советских войск и иметь гарнизоны в Вилейке, Алитусе, Приенае, а также пользоваться 8 посадочными площадками для авиации. На литовской территории размещались советские сухопутные и воздушные вооруженные силы численностью 20 тысяч человек.

11 октября советско-эстонская военная комиссия подписала соглашение о размещении войск и базировании флота в районах Палдиски, Хаапсалу, на островах Эзель и Даго. КБФ на период сооружения баз получил право в течение 2 лет базироваться в Роху-кюла и Таллине. Ввод в Эстонию частей Красной армии начался 18 октября.

В результате переговоров советско-латвийской военной комиссии пунктами базирования советских войск были определены: Лиепая, Вентспилс, Приекуле и Питрагс. Соглашение было подписано 23 октября, и в этот же день в Латвию начался ввод советских военно-морских сил, в Лиепаю прибыл крейсер «Киров» в сопровождении эсминцев «Сметливый» и «Стремительный».

28 октября было подписано соглашение о размещении советских войск в Литве в районах Новая Вилейка, Приенай, Гай-жуны.

Уже в октябре 1939 г. в Либаву были перебазированы отряд легких сил, подводные лодки и торпедные катера, в Таллине находились две бригады подводных лодок[100].

Нахождение советских воинских и морских контингентов на территории Прибалтийских стран создавало благоприятные условия для ведения разведывательной деятельности спецслужб Германии, Англии, Франции, США и других государств[101]. Это объяснялось наличием в странах Балтии большого числа лиц, негативно относившихся к советской власти. Здесь также были очень сильны националистические настроения.

Националистические организации Латвии, Литвы и Эстонии играли существенную роль в политической жизни своих государств. Правительства Прибалтийских государств в проведении своей внутренней политики, особенно в борьбе с идеологией коммунизма, опирались на эти организации. Ввод в Эстонию, Латвию и Литву частей и соединений Красной армии и сил ВМФ послужил сигналом для прибалтийских националистических организаций для активизации своей деятельности, а после вхождения названных Прибалтийских республик в состав СССР националистические силы ушли в подполье, продолжив антисоветскую деятельность. Подобная обстановка складывалась на Карельском участке советской границы, в Молдавии, Западной Украине, Западной Белоруссии.

Наиболее активно действовали полувоенные профашистские организации «Омакайтсе», «Кайтселиит» и «Исамаалиит» в Эстонии, «Айзсарги» в Латвии. В мае 1941 г. в Латвии при активном участии немцев была создана антисоветская организация «Латияс сарга», включавшая в себя латышей и «кулацкие белогвардейские элементы»[102].

По данным советских спецслужб, немецкие разведывательные органы во второй половине 1930-х гг. на территории Прибалтийских государств развернули масштабную шпионскую работу, направленную против СССР. Руководитель германской военной разведки адмирал В. Канарис в 1936–1939 гг. неоднократно посещал Эстонию, встречался с главнокомандующим эстонской армией Лайдонером и вел с ним переговоры по вопросам организации разведывательной работы, а также о позиции Эстонии в случае столкновения между Германией и Англией, Германией и Советским Союзом.

В марте 1941 г. советской контрразведкой была разоблачена резидентура немецкой разведки и связанная с ней антисоветская националистическая организация «Тевияс саргс», основной задачей которой было объединение всех националистически настроенных сил и подготовка вооруженного восстания с целью свержения советской власти. Организация приобретала оружие и военное снаряжение и намеревалась установить более тесные связи с Германией, рассчитывая на ее помощь во время вооруженного восстания. Эта помощь, по мнению руководства «Тевияс саргс», заключалась в том, что Германия объявит войну СССР, а латвийские националисты поднимут восстание в тылу Красной армии. По данным резидента германской разведки в Латвии X. Шинке, «Тевияс саргс» имела политическое и военной руководство, а также отделения по всей стране. В эту националистическую организацию вовлекались бывшие офицеры латвийской армии и бывшие айзсарги. X. Шинке отмечал, что идеологией организации является латвийский национал-социализм и она готова следовать в фарватере внешней политики Германии[103].

В Латвии действовала другая организация — «Кауя организация Латвияс атбривошанаи» (КОЛА), ставившая задачи освобождения Латвии путем поднятии вооруженного восстания в момент начала войны Германии против СССР. В 1941 г. органами НКГБ Латвийской ССР руководство организации КОЛА и 82 наиболее активных участника организации были арестованы.

В 1940 г. в Латвии были созданы организации «Латвийское народное объединение», «Латвийский национальный легион», которые также вели нелегальную работу и готовились к вооруженному восстанию в момент нападения Германии на СССР.

После ввода в Литву советских войск литовские националистические организации вели организованную антисоветскую деятельность против СССР. Вхождение Литвы в состав СССР привело к тому, что большинство националистических организаций, так же как и в Латвии, ушли в подполье либо их члены эмигрировали из страны. Одним из организаторов антисоветской деятельности был министр иностранных дел Литвы Урбшис, который в июне 1940 г. призвал литовских послов в западных странах вести борьбу против восстановления советской власти в Прибалтике. В ноябре 1940 г. в Германии была создана националистическая организация «Летувю активисту фронтас» (ЛАФ). В начале 1941 г. ЛАФ насчитывала 36 тысяч человек, в марте были созданы антисоветские подпольные центры в нескольких литовских городах.

После заключения Эстонии с СССР в 1939 г. пакта о ненападении и ввода в страну советских войск эстонские националистические организации стали готовиться к борьбе против Советского Союза. Вступление Эстонии в СССР в 1940 г. привело к тому, что националистические организации перешли на нелегальное положение. Одной из активных националистических организаций был «Комитет спасения Эстонии», ставивший задачу по свержению советского строя с помощью вооруженных сил Германии. Деятельность Комитета координировалась германской и финской разведками через работников германского доверительного управления и представителя фирмы «Нива» в Таллине, а также финских разведчиков Куска и полковника Казака. Организация состояла из отдельных законспирированных групп по 5–8 человек в каждой. Особое внимание «Комитет спасения Эстонии» уделял созданию подпольных ячеек в эстонских частях РККА. Весной 1941 г. советскими органами госбезопасности эта подпольная организация эстонских националистов была ликвидирована. По делу было арестовано 119 человек, в том числе 21 военнослужащий эстонских частей РККА, изъято большое количество оружия и боеприпасов, 260 кг взрывчатки, радиопередатчик с шифрами и кодами.

В Эстонии действовали и другие националистические организации: в Тартуском университете — «Национальные кадры», придерживавшаяся прогерманской ориентации; в Усть-Нарве — молодежная организация, готовившая вооруженное восстание.

Шпионажем в пользу Германии занимались многие организации балтийских немцев, плотно курируемые «Великогерманским балтийским союзом» под управлением Альфреда Розенберга. В Прибалтике в 1936–1939 гг. неоднократно бывали В. Канарис и другие руководители германской военной разведки абвер[104].

Ввод советских войск в Прибалтийские страны не означал начала их советизации. Политическое руководство СССР всячески демонстрировало, что не намерено вмешиваться во внутренние дела Эстонии, Латвии, Литвы. Такую же позицию рекомендовалось занимать и советским военнослужащим различного уровня, находившимся в Прибалтике. Так, 25 октября 1939 г. К. Ворошилов издал специальный приказ, регламентирующий поведение советских военнослужащих в странах Балтии, не допускающий их вмешательства во внутренние дела иностранных государств и ведения коммунистической пропаганды, а также требующий производить хорошее впечатление на местное население. В документе подчеркивалось: «Весь личный состав наших частей должен точно знать, что по пакту о взаимопомощи наши части расквартированы и будут жить на территории суверенного государства, в политические дела которого не имеют права вмешиваться». Советским военнослужащим, солдатам и офицерам категорически запрещалось встречаться с рабочими и другими организациями или устраивать совместные собрания, концерты, приемы и т. д. Военнослужащим категорически запрещалось вступать в контакт с местным населением и рассказывать ему о жизни в Советском Союзе. Ворошилов обращал внимание на то, что части РККА вступают на территорию чужой суверенной страны. Советские войска собирались в Эстонию, Латвию и Литву не в кратковременный поход, а надолго[105].

Военнослужащим советского Военно-морского флота при нахождении на территории Латвии, Литвы и Эстонии предписывалось строго соблюдать приказы наркома обороны СССР о поведении личного состава на территории иностранных государств, в частности запрещавшие вмешательство во внутренние, межпартийные и общественные дела. Обеспечить безопасность наших моряков, оградить их от диверсий и провокаций в местах дислокации предстояло сотрудникам Особого отдела Балтийского флота. Сотрудники особых отделов в частях и соединениях РККА и РККФ накануне ввода войск на территорию Эстонии, Латвии и Литвы вели проверку личного состава, отводя от направления за границу «неблагонадежных лиц».

19 октября 1939 г. была издана директива НКВД СССР № 4/59594 об организации контрразведывательной работы в частях Красной армии и Военно-морского флота, дислоцированных на территории Эстонии, Латвии и Литвы, направленная начальникам особых отделов корпусов, эскадр и береговой обороны. В директиве отмечалось, что нахождение частей Красной армии и Военно-морского флота «на территории дружественных нам иностранных государств, с которыми заключены договоры о взаимопомощи (Эстония, Латвия, Литва), создавало особые условия их оперативного обслуживания». НКВД СССР предполагало, что «разведывательные органы иностранных государств, несомненно, предпримут все зависящие от них меры к широкому использованию открывающихся для них возможностей проникновения в части РККА и РККФ в шпионских целях. С другой стороны, повседневное общение начальствующего и красноармейского состава с населением страны, на территории которой части дислоцируются, ставит перед особыми органами задачу тщательного наблюдения за поведением его в целях своевременного выявления и пресечения случаев дискредитации высокого звания представителя Красной армии и флота Советского Союза».

Нарком внутренних дел приказал: оперуполномоченным при частях и начальникам особых отделов ежедневно информировать командование о нездоровых проявлениях в частях, добиваясь принятия решительных мер к их ликвидации. Через каждые три дня представлять спецсводки о политико-моральном состоянии частей, боеподготовке, взаимоотношениях с окружением, случаях недостойного поведения отдельных военнослужащих, фактах связей их с подозрительным, враждебным СССР элементом, попытках вербовок иностранными разведками военнослужащих и т. д.

О чрезвычайных происшествиях доносить немедленно шифром. Через десять дней после прибытия на место представить в Особый отдел НКВД СССР подробный доклад, рисующий местную обстановку, условия работы, встретившиеся трудности и перспективы работы. Директива регламентировала и проведение комплекса оперативных мероприятий[106].

Учитывая, что были созданы военно-морские базы в Латвии (Либава, Виндава) и в Эстонии (Палдиски), образован военный порт (Таллин), в районе Таллина размещены 43-й отдельный артиллерийский дивизион, девять батарей береговой обороны, в Латвии был создан Особый отдел НКВД военно-морской базы КБФ (Либава) и Особое отделение НКВД отряда легких сил КБФ, а в Эстонии — Особый отдел НКВД военно-морской базы.

Советская контрразведка фиксировала, что советские военнослужащие, находившиеся за границей, подвержены многим соблазнам. Это было связано с тем, что уровень жизни в Латвии и Эстонии был выше, чем в Советском Союзе, об этом наглядно свидетельствовали и качество продуктов питания, и ассортимент товаров повседневного спроса. Несмотря на строгие запреты, советские военнослужащие устанавливали контакты с местным населением, получали от них информацию о качестве жизни в Прибалтийских странах, что расценивалось как намеренная провокация и пропаганда.

Размещение советских военно-морских баз в Прибалтийских государствах в приказах НКВМФ характеризовалось как существенное расширение возможностей Балтийского флота для обороны внешних границ Советского Союза, особенно подходы к городу Ленинграду. В приказе НКВМФ отмечалось, что Балтийский флот переносит свое базирование из Кронштадта в порты Эстонии и Латвии и выходит из восточной части Финского залива на просторы Балтийского моря. При этом территория, за оборону которой отвечал советский Военно-морской флот, увеличивалась почти в 10 раз[107].

При размещении военно-морских баз в Латвии и Эстонии Балтийскому флоту пришлось столкнуться с множеством проблем: на островах зачастую не было удобных причалов для швартовки и разгрузки транспортов со строительными материалами и материальной частью, пристани из-за ветхости и малой мощности не могли принимать необходимое количество грузов. Медленные темпы строительства баз были связаны и с конфликтами, которые регулярно возникали с эстонской и латвийской сторонами, напряженных отношений с местным населением. Среди местного населения росло недовольство, связанное с тем, что собственников лишали наделов, забирали купленный лес под нужды армии и флота, при выселении жителей с хуторов, на островах, где должны были разместиться базы, компенсации практически не выдавали и не предоставляли новое жилье, под предлогом поиска оружия советские военнослужащие обыскивали местное население[108].

Несмотря на острый дефицит рабочий силы, необходимой для строительства военно-морских баз в Эстонии и Латвии, запрещалось нанимать местное население для проведения строительных работ, руководство Балтфлота и контрразведчики опасались проникновения на объекты иностранных шпионов. Кроме того, чтобы избежать контактов с местным населением (контакты могли использоваться в шпионских целях), у местных жителей запрещалось покупать продукты.

Еще одной проблемой, негативно влиявшей на темпы строительства военно-морских баз, было неудовлетворительное положение с их организационно-штатной структурой. Тема неудовлетворительного положения по различным направлениям на военноморских базах в Эстонии и Латвии прослеживается в служебной переписке с руководством КБФ весь 1940 г. В соответствии с планом командования КБФ о перебазировании в западную часть Балтийского моря и в Рижский залив в самих прибалтийских базах к июню 1941 г. была сосредоточена значительная часть надводных и подводных сил флота, однако план строительства баз и береговой охраны в Прибалтике к началу Великой Отечественной войны остался незавершенным. Это не могло не сказаться трагически на защите Прибалтики летом 1941 г.[109]

Необходимо отметить, что сотрудникам Особого отдела Балтийского флота, кроме проблем взаимоотношения советских военнослужащих с местным населением, сразу же пришлось столкнуться с серьезным противником — разведкой Германии, которая имела сильные влияние и позиции в Прибалтийских государствах, опираясь в своей работе в том числе на многочисленную немецкую диаспору. Проявляли интерес к советскому флоту и спецслужбы Финляндии, а также члены националистических организаций Латвии, Литвы и Эстонии.

Работа, проведенная контрразведчиками Балтийского флота в 1939–1940 гг. по обеспечению безопасности советских военноморских баз за границей, завершилась после вхождения Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. За этим последовала передислокация в Таллин и Лиепаю главных сил Балтийского флота и расширение операционной зоны его действия. Из крайне ограниченного и неудобного базирования Кронштадт — Ленинград Балтийский флот вышел на просторы Балтийского моря, контролируя Финский и Рижский заливы. Незначительные по своей численности флоты Эстонии и Латвии были включены в состав Балтийского флота. Пополнение состояло из 4 подводных лодок, 3 тральщиков, 4 сетевых заградителей, 5 посыльных судов[110].

После 1939 г. германская разведка значительно активизировала свою деятельность против СССР, добывая информацию о дислокации и численности советских войск на западной границе, о расположении военных аэродромов, баз и складов, о строительстве оборонительных сооружений. Германская разведка вербовала агентов из числа белогвардейских эмигрантов, националистов, переселенцев и других представителей Латвии, Литвы и Эстонии, а также из польского населения. Наряду с агентурной разведкой Германия активно использовала разведку с легальных позиций, используя в этих целях дипломатические прикрытия германского посольства в Москве, советско-германские торгово-экономические связи, немецкие переселенческие учреждения, созданные в Прибалтике в соответствии с советско-германскими соглашениями о репатриации немецкого населения. Основная роль в добывании разведывательной информации принадлежала представителям военного атташата Германии в СССР, добывавших в СССР сведения политического, военного и экономического характера, а также информацию о новых видах вооружения, поступавшего в Красную армию, его тактико-технических данных.

Важные задачи в предвоенный период решали резидентуры немецкой разведки в Прибалтике, которые действовали под прикрытием различных комиссий по репатриации и других учреждений. Немецкие переселенческие комиссии, созданные в Риге, Таллине, Нарве и других городах, комплектовались бывшими сотрудниками германских дипломатических учреждений (многие из которых были кадровыми сотрудниками разведки), работавших в Латвии, Литве, Эстонии до вступления их в СССР. Сотрудники репатриационных комиссий свободно передвигались по Прибалтийским республикам, подбирая и изучая кандидатов на вербовку, привлекая к сотрудничеству националистов, представителей интеллигенции, бывших сотрудников государственного аппарата. Для сбора информации об общей обстановке в Прибалтике, о состоянии частей Красной армии и Военно-морского флота СССР использовался в основном метод визуального наблюдения.

Ведя борьбу с агентами иностранных разведок, НКВД и НКГБ СССР по указанию ЦК ВКП(б) и СНК СССР в 1940–1941 гг. проводили аресты и массовые операции по депортации бывших членов различных политических партий и организаций, бывших полицейских, жандармов, помещиков, фабрикантов, крупных чиновников бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии, Эстонии и других лиц, которые, по мнению советского руководства, вели «подрывную антисоветскую работу и использовались иностранными разведками в шпионских целях». В июне 1941 г. из Прибалтики было выслано около 39 тысяч человек «бывших людей», националистов и других лиц из числа антисоветского элемента. Из Литвы было выселено 15 тысяч 519 человек, из Латвии — 14 тысяч 474 человека, из Эстонии — 8932 человека[111].

В 1941 г. немецкая разведка проводила массовую заброску агентов в республики Прибалтики, перед которыми ставились задачи разведывательного диверсионного характера, а также по созданию складов оружия, баз и площадок для приема после начала боевых действий парашютных десантов, по подготовке сигнальщиков для целеуказаний авиации, совершению взрывов и поджогов, тщательно маскируя причины их возникновения.

Советская контрразведка фиксировала, что, начиная с 1936 г., шло сближение разведывательных служб Финляндии и Германии. Этому способствовал визит руководителя абвера адмирала В. Канариса в Финляндию. В дальнейшем Канарис и его ближайшие помощники Г. Пиккенброк и Ф. Бентивеньи неоднократно встречались в Финляндии и Германии с руководством финской разведки А. Свенсоном и Л. Меландером, обмениваясь информацией и разрабатывая планы совместных действий против СССР. Финляндия была третьей страной после Венгрии и фашистской Италии, которая в 1936 г. заключила договор о сотрудничестве с тайной полицией нацистской Германии[112].

С 1937 г. абвер приступил к созданию так называемых военных организаций («Кригсорганизацион», КО), проводивших разведывательную работу с территорий нейтральных стран и стран — сателлитов Германии. Сотрудники КО входили в штат германских посольств и пользовались дипломатической неприкосновенностью. КО подчинялись управлению Абвер-заграница.

В июне 1937 г. генерал-лейтенант Пиккенброк, адмирал Канарис и начальник отдела Абвер-1 штаба сухопутных сил Германии майор Г. Шольц находились в Финляндии, где обменивались с представителями финской разведки разведывательными сведениями о Советском Союзе. Одновременно финнам был передан вопросник с просьбой собрать разведывательные сведения о СССР и ответить по каждому его пункту. Главным образом интересовала информация о Балтийском флоте, дислокации частей Красной армии, военной промышленности в районе г. Ленинграда. В 1938–1939 гг. состоялись еще две поездки адмирала Канариса, генерал-лейтенанта Пиккенброка и начальника Абвер-1 морского флота Германии в Финляндию, где они были приняты финским военным министром, а также начальником разведки полковником Свенсоном.

С согласия финской разведки в 1939 г. абвером в Хельсинки был создан немецкий разведывательный и контрразведывательный орган Кригсорганизацион Финлянд (Kriegsorganisation Finland), вошедший в историографию как «Бюро Целлариуса» по имени его руководителя Александра Целлариуса. Основная задача Бюро состояла в сборе разведывательных данных о Балтийском флоте, частях Ленинградского военного и пограничного округов и оборонной промышленности Ленинграда.

Сотрудничество разведок Германии и Финляндии по обмену информацией о Красной армии было приостановлено лишь на период Зимней войны (ноябрь 1939 г. — март 1940 г.), в которой Германия поддерживала позицию СССР.

Находившаяся в структуре военной разведки Финляндии радиоразведка осуществляла пеленгацию и перехват сообщений радиостанций штабов соединений и частей Ленинградского военного округа, Балтийского и Северного флотов, дешифровку перехваченных радиотелеграмм[113].

В боевые действия в период советско-финляндской войны, хотя и в ограниченных масштабах, был вовлечен и Балтийский флот. Боевая деятельность флота носила разносторонний характер, включая помощь сухопутным войскам, десанты, действия на морских коммуникациях противника и все виды обеспечивающих действий.

С 30 ноября по 3 декабря были высажены десанты Балтийского флота на островах Гогланд, Сескар и Лавенсаари. Затем, когда война затянулась, в боевых действиях принимали участие авиация и подводные лодки Балтийского флота из Таллина и Либавы, моряки Балтийского флота не один раз участвовали в совместных операциях на побережье Финского залива и Онежского озера. Крупные надводные корабли производили обстрелы береговых объектов.

В ходе советско-финляндской войны были выявлены недостатки и упущения в подготовке войск Красной армии и Балтийского флота: недостаточное качество оперативно-тактической подготовки командного состава всех степеней и низкий уровень боевого управления, некоторые условности и упрощенчество в боевой подготовке, недостаточное взаимодействие сил флота с сухопутными войсками в совместных операциях, невысокая эффективность разведки, признано неудовлетворительным тактическое использование самолетов и подводных лодок. Стали очевидными необходимость организации подвижной тяги артиллерии в составе береговой обороны, а также создания подвижной группировки тыла для обеспечения сил флота на приморском направлении[114].

Согласно мирному договору между СССР и Финляндией, подписанному в марте 1940 г., граница на Карельском перешейке была отодвинута на северо-запад. Балтийский флот получил новые опорные пункты в Выборге и на острове Гогланд. Финляндия предоставила СССР в аренду территорию полуострова Ханко.

В предвоенные годы в поле зрения советской контрразведки находилось обеспечение безопасности морских коммуникаций в Арктическом регионе, деятельности Северного морского пути, бесперебойного функционирования северных морских портов СССР, безопасности движения торговых и боевых кораблей. Само стратегическое положение этого региона вызывало важность получения оперативной информации и принятия мер с целью несанкционированного проникновения в территориальные воды СССР иностранных боевых, торговых и рыболовных судов. С учетом приграничного статуса Мурманской области проводились мероприятия, необходимые для безопасности морских рубежей страны. При этом контрразведчики исходили из того, что Северный морской путь — кратчайший стратегический маршрут между Севером и Востоком.

Естественно, нас интересовали иностранные, в первую очередь немецкие военно-морские базы, находившиеся или предполагавшиеся к строительству вблизи границ СССР. В этой связи интересна записка НКВД СССР политическому и партийному руководству СССР от 15 августа 1939 г. о ситуации на норвежском острове Шпицберген. Наряду с информацией о деятельности советского треста «Арктикуголь» НКВД СССР сообщал об устремлениях немцев к острову как к возможной в будущем базе ВМФ Германии: «[…] Стратегическое значение Шпицбергена очень значительно. Германия, базируясь на этот район, во время [Первой] мировой войны нанесла огромный ущерб северному судоходству: немецкие подводные лодки топили русские и союзные военные суда почти у самых берегов Мурманска. Несколько лет назад Германия возобновила свою активность в районе Шпицбергена с расчетом превратить его в военно-морскую базу в войне против СССР. Установлена интенсивная работа германских разведчиков на Шпицбергене и в его районе. На Шпицберген засылаются различные немецкие “экспедиции”, часто курсируют немецкие суда, залетают самолеты, группами наезжают туристы. В норвежских водах отмечено появление немецких подводных лодок и военных кораблей. Находящийся на пол пути к Шпицбергену остров Медвежий, по существу, стал немецкой базой (рейсируют “траловые” суда, самолеты, действует радиостанция). Наряду с этим германской разведкой организуется шпионская и подрывная работа непосредственно на советских рудниках». С целью противодействия германским устремлениям НКВД СССР предлагалась наряду с другими мероприятиями постройка полярных метеостанций с посылкой метеорологической экспедиции на остров Медвежий для обслуживания советских судов, а также обеспечения разработки соответствующих мероприятий по линии Генштаба РККА и Главморштаба[115].

Первые признаки разведывательной деятельности немецких судов появились в 1938 г. Из спецсообщения 11-го отдела УГБ УНКВД СССР по Ленинградской области от 20 февраля 1938 г.: «16 января с.г. теплоход “А. Жданов”, имея на борту группу лиц, едущих в Республиканскую Испанию, вышел из Мурманска в Гавр. В тот же день два немецких тральщика, занимавшиеся рыбной ловлей у берегов Мурмана, снялись с места и сопровождали т/х “А. Жданов”, поддерживая связь с германскими портами шифрованными радиограммами»[116].

В 1939 г. участились случаи прохода иностранных судов запретной зоной на Севере, в частности, 15 мая — эстонским «Калев», 16 мая — латвийским «Сильтвайра», 7 июня — норвежским «Ингерфем», которые имели на борту навигационные карты с нанесенными предупреждениями о трехмильной запретной зоне[117].

К осени 1939 г. для немецкой разведки сложились благоприятные условия для получения достоверных данных о нашем Северном флоте. Это было связано с тем, что советское правительство после проведенных с немецкой стороной переговоров разрешило кораблям германского флота использовать для базирования одну из бухт Кольского залива. Таким образом, за период с сентября 1939 г. по октябрь 1940 г. на постоянной основе в бухте Западная Лица находились три немецких судна, не относящиеся к классу боевых кораблей. Кроме того, осенью 1939 г. около 20 германских торговых пароходов временно располагались в Мурманске, используя его как порт-убежище от действий ВМС Великобритании. Воспользовавшись пребыванием этих судов вблизи основной базы Северного флота — Североморска, немецкой разведке удалось получить ценные данные о состоянии наших сил на Севере. Координировал разведывательную деятельность помощник германского военно-морского атташе Э. Ауэрбах, который в течение семи месяцев находился на немецких судах.

По данным советской контрразведки, Ауэрбах рассчитывал осесть на жительство в Мурманске на 1940–1941 гг. Проживание Ауэрбаха в Мурманске столь продолжительное время и его намерение оставаться здесь в дальнейшем вызывалось якобы пребыванием в одной из губ Мотовского залива германских военных кораблей «Финиция» и «Викинг-5».

Пребывание Ауэрбаха в Мурманске контрразведка рассматривала прежде всего как проведение разведывательной деятельности на Кольском полуострове и побережье. Губа Западная Лица, в которой останавливались немецкие военные корабли «Финиция» и «Викинг-5», располагалась поблизости от Полярного — основной базы Северного флота. Для того чтобы из Мурманска попасть в губу Западная Лица, необходимо пройти весь Кольский залив и юго-западную часть Баренцова моря. Стоянка германских военных кораблей в зоне дислоцирования боевых кораблей советского Северного флота служила официальной причиной для частых выездов Ауэрбаха в этот район. За все время Ауэрбах выезжал в место стоянки пароходов 8 раз в сопровождении официальных представителей Северного флота[118].

13 июля 1940 г. из Мурманска в Москву направлена телеграмма, в которой сообщалось о том, что «пребывание Ауэрбаха в Мурманске обуславливается якобы наличием двух немецких пароходов именуемых “военными”, которые с середины апреля 1940 г. остановились в губе Западная Лица. Впоследствии эти пароходы были переведены на побережье Кольского полуострова в становище Иоканьгу, являвшееся строившейся новой базой Северного флота». 14 июня 1940 г. УНКВД Мурманской области информировало НКВД СССР о том, что Ауэрбах, прикрываясь пребыванием в Мурманском порту германских торговых (а не военных) пароходов, ведет активную разведывательную работу, создает большую агентурную сеть. УНКВД Мурманской области сообщало следующее: ведя активные военные операции против военно-морских сил союзников, Германия, безусловно, нуждается в военных кораблях. Ссылки на невозможность вывести их из Мурманского порта не являются основательными, так как сопредельное государство — Норвегия — очищено от войск союзников. Следовательно, пребывание германских пароходов в Мурманском порту вызывается другими соображениями, вероятнее всего, разведывательного порядка[119].

По данным советской контрразведки, истинными целями нахождения на Севере Э. Ауэрбаха было стремление немецкой разведки иметь в Мурманске официального морского представителя, т. е. легального шпиона, пребывание которого без обоснования каких-либо немецких интересов на Севере трудно. Именно таким интересам служил приход в момент объявления Англией войны Германии большого количества немецких торговых кораблей в Кольский залив. При этом обращалось внимание на то, что немецкие корабли не зашли в самые северные порты Норвегии, также значительно удаленные от морских баз Англии, а все прибыли в Мурманск. Германия стремилась приобрести надежные позиции на советском Севере, в том числе «по линии общения с советским Северным флотом»[120].

По мнению советской контрразведки, опасность пребывания Ауэрбаха в Мурманске, в непосредственном соприкосновении с Северным флотом, усугублялась тем обстоятельством, что командование Северного флота совершенно не было подготовлено к его прибытию и с самого начала до последнего времени действовало без плана и какой-либо целеустремленности[121].

19 июня 1940 г. руководству страны направляется письмо № 2510 за подписью наркомов внутренних дел и Военно-морского флота СССР Л. Берия и Н. Кузнецова с предложением поставить вопрос перед немцами о выводе германских судов из советских территориальных вод, так как «обстановка это уже позволяет»[122].

3 октября 1940 г. Ауэрбах возвратился в Москву. Он пессимистически оценивал свое пребывание в Мурманске, отмечая, что работа в этом портовом городе его не удовлетворяет. Ауэрбах подчеркивал, что он прожил в Мурманске 7 месяцев и чувствовал себя как в тюрьме[123].

Вторжение немецких войск в Норвегию и захват ее баз изменили ситуацию, и немцы отказались от создания передовой базы германского флота с мастерскими и складами, выведя все свои суда из советских территориальных вод.

В 1940 г. в центр приходило все больше информации об усилении деятельности германской разведки против СССР, которая анализировалась и на ее основе в НКВД готовились ориентировки о методах работы противника. Так, 30 ноября 1940 г. начальник Особого отдела ГУГБ НКВД СССР Михеев направил начальникам особых отделов НКВД округов и флотов ориентировку об оперативных мероприятиях по пресечению подрывной деятельности германской разведки. В документе отмечалось, что германская разведка предпринимает меры по склонению военнослужащих Красной армии и Военно-морского флота к измене Родине, засылает на территорию СССР не только агентов-одиночек, но и прибегает к групповым переброскам[124].

В 1940 г. советские контрразведывательные подразделения добывали ценные сведения о планах государств — потенциальных противников СССР, их военном потенциале. Так, в декабре 1940 г. наркомам обороны и военно-морского флота из контрразведывательного отдела был передан доклад военно-морского атташе Германии в Москве о боевых действиях германского флота против Англии[125].

В конце июня 1940 г. правительство СССР направило ультиматум Румынии, требуя срочно вывести войска из Бессарабии, оккупированной в 1918 г., и Северной Буковины, где проживали преимущественно украинцы. Не получив поддержки со стороны Германии, правительство Румынии было вынуждено удовлетворить советские требования. 30 июня 1940 г. части Красной армии заняли освобожденные территории, выйдя на реку Прут. Бессарабия была присоединена к Молдавской АССР, которую преобразовали в Молдавскую ССР и включили в состав СССР в качестве союзной республики. Северная Буковина вошла в состав УССР.

Территориальные изменения привели к тому, что с июля 1940 г. началось активное противоборство советских и румынских спецслужб, ареной которого стали воды Черного моря, реки Дунай и прибрежные территории. Каждый случай непреднамеренного нарушения территориальных вод со стороны советских граждан расценивался как стремление советской разведок к сбору информации военного, политического и экономического характера. Даже если лодки с советскими рыбаками во время шторма прибивало к противоположному берегу, рыбаки задерживались, доставлялись в здания румынских спецслужб и с ними начинали работать представители румынской контрразведки, пытаясь получить необходимые им сведения.

Так, например, 19 сентября 1940 г. в 2 часа дня в районе Ки-лийское гирло[126], в 3 километрах от советского берега, румынский военный катер, преследуя в советских водах Черного моря лодки рыбаков, незаконно захватил одну из них, севшую на мель. В лодке находились два советских рыбака — братья Петр и Карп Ч. При задержании румынами лодка была обстреляна, и рыбаки были доставлены в румынский порт Сулин, где подверглись допросам. Румыны требовали от них сведения о количестве воинских частей, расположенных в г. Вилкове, количестве пограничных комендатур. Задержанные советские граждане подвергались психологическому давлению, им угрожали расстрелом[127].

20 сентября 1940 г. в 19 час. 20 мин. катер Дунайской речной флотилии вышел из м. Рени в г. Измаил (участок 79-го пограничного отряда УССР) с задачей дозора реки Дунай. В 21 час 15 мин. экипаж катера, потеряв ориентировку, на участке 6-й заставы нарушил границу и зашел в Тульчинское гирло реки Дунай. Дойдя до города Тульча, экипаж определил, что находится в Румынии, развернул катер и пошел обратно. В 21 час 38 мин. при выходе в Килийское гирло реки Дунай из румынского пикета катеру был дан сигнал пристать к берегу, а через одну минуту по катеру был открыт огонь из винтовок. Всего было произведено до 150 выстрелов, в результате чего катер получил две пробоины в борт и одну пробоину в вентиляционную трубу. Ответного огня катер не открывал[128].

24 сентября 1940 г. между городами Измаил и Вилково в одном из рукавов реки Дунай, разделяющих острова Татару и Даллер, принадлежащие Румынии, румынами был задержан парусномоторный бот «3-й Решительный» Аккерманского рыбтреста. Бот с командой 6 человек под управлением капитана Регушенко следовал из города Одессы в город Рении с грузом соли и, видимо, сбившись с основного фарватера, попал в румынские территориальные воды. Заход бота в румынские воды наблюдал пограничный наряд 79-го пограничного отряда. Бот «3-й Решительный» находился у румынского берега под охраной румынских солдат[129].

По данным советской разведки, в сентябре 1940 г. в Бухаресте конфиденциально побывала германская военная делегация, оказывавшая помощь в реорганизации румынской армии. Эта делегация практически осуществляла мероприятия, вытекавшие из немецких гарантий и дававшие «возможности немцам проводить в Румынии военные мероприятия». По мнению советской разведки, Германия намеревалась ввести свои войска в нефтяной район Румынии Валеа Праховей и Сулину. В связи с этим генерал Антонеску 16 и 17 сентября 1940 г. принимал представителей Германии[130].

27 сентября Берия направил в ЦК ВКП(б) Сталину, в НКИД СССР Молотову, СНК СССР Ворошилову, НКО СССР Тимошенко, НКВМФ Кузнецову записку, в которой сообщил об обострении на советско-румынской границе, проходившей по участку реки Дунай. 26 сентября 1940 г. в 9 час. 45 мин. советские пограничные катера на участке пограничной заставы «Искров» 79-го пограничного отряда в устье реки Дунай, в 15 метрах от берега Дуная[131], в советских территориальных водах задержали румынский катер. В момент задержания румынский катер пытался уйти, однако советские пограничные катера произвели предупредительные выстрелы из пулемета и один выстрел из орудия, в результате чего румынский катер[132] вынужден был остановиться. Катер был при-конвоирован на пограничную заставу и находился под охраной. Румынские офицеры отказались подписать акт о нарушении советских территориальных вод. В 22 часа советский пограничный катер, находившийся в районе задержания румынского катера, в 5 милях от себя в направлении румынского порта Сулим заметил два румынских эсминца и шесть катеров. В район заставы «Петров» выехал начальник пограничных войск Молдавской ССР[133].

В конце сентября 1940 г. советская разведка получила сведения о военных мероприятиях, проводимых в Констанце (Румыния): установке в порту артиллерийских орудий и пулеметов, сооружении на нефтеналивной пристани бетонированных площадок для орудий и окопов. С 3 по 5 сентября в порту находились 2 эсминца, 2 торпедных катера, 1 минный заградитель, 2 тральщика, 1 вспомогательное судно и 1 транспорт, вооруженный 3 орудиями. В ночь с 3 на 4 сентября минный заградитель, груженный минами, выходил в море[134].

* * *

Присоединение в 1939–1940 гг. к СССР части финской территории, Западной Белоруссии, Западной Украины, Латвии, Литвы, Эстонии, Бессарабии и Северной Буковины и последующая советизация названных территорий были негативно восприняты членами националистических организаций, патриотически настроенной интеллигенцией, бывшими государственными чиновниками, землевладельцами, бывшими военнослужащими национальных армий и некоторыми другими слоями населения. На присоединенных территориях стало развиваться движение сопротивления, основу которого составляли члены распущенных советским правительством националистических организаций. Националистические организации в Украине, Молдавии, Латвии, Литве, Эстонии, Финляндии получали поддержку в западных странах, прежде всего в Германии, которая в этот период активно готовилась к войне с СССР. На присоединенных территориях существенно активизировалась немецкая разведка, которая в своей деятельности опиралась на лиц, недовольных советской властью, и стремилась создать из них надежную агентурную сеть, которая могла бы начать боевые действия в советском тылу и поддерживать наступления германской армии.

Нацистская Германия и ее разведывательные службы рассчитывали, что части и соединения вермахта молниеносным ударом с суши смогут легко занять советские базы в Прибалтике, захватить или уничтожить находящиеся там корабли Балтийского флота, перерезать советские морские коммуникации и обеспечить себе морские фланги при дальнейшем наступлении сухопутных сил на Ленинград.


Глава 4. МОРСКАЯ КОНТРРАЗВЕДКА В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД

Итоги завершившейся Гражданской войны оказались плачевными для России. Трагедия расколотого российского общества стала одновременно и трагедией отечественного флота. Оценивая состояние флота, наркомвоенмор М.В. Фрунзе писал: «В общем ходе революции и […] Гражданской войны на долю морского флота выпали особенно тяжкие удары. В результате их мы лишились большей и лучшей части его материального состава, лишились огромного большинства опытных и знающих командиров, игравших в жизни и работе флота еще большую роль, чем во всех других родах оружия, потеряли целый ряд морских баз и, наконец, потеряли основное ядро и рядового краснофлотского состава. В сумме все это означало, что флота у нас нет»[135].

К сожалению, утрата кадров командирского состава прошла не без участия особых отделов флотов и флотилий. События 1921 г. в Кронштадте заставили Наркомат по морским делам принять все меры для наведения порядка в Морских силах РСФСР. Для этого было принято решение о проведении фильтрации всего личного состава флота страны, для чего была создана Центральная морская фильтрационная комиссия под председательством комиссара при командующем Морскими силами Республики И.Д. Сладкова.

Из доклада И.Д. Сладкова в Реввоенсовет РСФСР: «Имевшие место последние события в Кронштадте, как никогда, заставили обратить сугубое внимание на фильтр и на подбор как командного, так и некомандного состава во флоте. […]

Принимая во внимание, что будущий флот должен явиться реальным защитником РСФСР, безусловно, этот флот должен быть избавлен от пришлых гнойников контрреволюционного элемента как в партийных организациях, так и среди командного состава и некомандного.

Дабы провести эту задачу в жизнь, я вхожу с ходатайством утвердить как основной последовательный порядок чистки флота:

1. Чистка каждого в отдельности флота и флотилии должна происходить через специальные местные политические флотские комиссии. […] В комиссию должны войти представители: […] начальник политотдела, начальник Особого отдела, представитель от центральных коллективов или парткомов, а также старые моряки, члены партии по роду основных специальностей во флоте.

[…] Вся работа должна, безусловно, происходить на местах непосредственно среди масс, дабы миновать ошибки, могущей быть допущенной в представляемых списках.

[…] Элементы подозрительного характера передаются в распоряжение особых отделов для фильтрации».

Приказом комиссара И.Д. Сладкова от 20 мая 1921 г. № 45 объявлялось: «[…] производить работу по фильтрации каждого отдельного моря и флотилии, не считаясь ни со временем, ни с какими бы то ни было трудностями»[136].

Результатом деятельности этих комиссий, в работе которых приняли активное участие представители особых отделов флотов и флотилий, стало изгнание десятков первоклассных боевых морских офицеров, прошедших горнило Первой мировой и Гражданской войн. Часть из них была переведена на рядовые должности, часть незаконно репрессирована.

Сам ход фильтрации явно не удовлетворял военных контрразведчиков. 16 августа 1921 г. заместитель начальника ОО ВЧК А.Х. Артузов в своей служебной записке отмечал: «[…] Как усматривается из прилагаемых материалов по фильтрации моряков, единственными признаками, по которым отсеивался негодный элемент, были признаки строевой и технической подготовки, в политическом же отношении, кроме мнения комиссара, никаких данных перед комиссией не проходило. Анкеты заполнялись самими фильтруемыми, политического экзамена инструкция не предусматривает, и цифровой результат фильтрации говорит, что, несмотря на заявление т. Сладкова, что “о большинстве командного состава имеются неудовлетворительные отзывы”, большинство осталось во флоте. Таким образом, необходимо признать, что вопрос о моряках фактически не сходит с мертвой точки»[137].

В ходе проведенной фильтрации командным кадрам РККФ был нанесен серьезный урон: в 1924 г. их некомплект составлял почти 30 %. Значительные потери понес и непосредственно военный и торговый флот, когда сотни российских военных кораблей и торговых судов оказались затопленными или разбросанными по всему земному шару.

В такой ситуации для воссоздания морских сил страны можно было двигаться в трех направлениях. Во-первых, вернуть на родину угнанные и незаконно удерживаемые за рубежом суда, среди которых были новейшие типы боевых кораблей. Во-вторых, поднять затопленные в годы войны плавсредства и военное имущество. В-третьих, наладить ремонт имеющихся и строительство новых кораблей на отечественных судоверфях, что являлось наиболее трудоемким направлением.

Обеспечить судоподъем была призвана Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН)[138], возникновение которой было связано как с необходимостью возрождения военного и торгового флота, так и с потребностью народного хозяйства в металле и оборудовании негодных к восстановлению судов. Ведение этой работы было возложено на военных контрразведчиков ГПУ СССР. В 1923 г. в структуре этого ведомства при Особом отделе была создана Экспедиция подводных работ особого назначения, управление которой находилось в Москве. 2 ноября 1923 г. был издан приказ ГПУ с объявлением штата ЭПРОНа. 17 декабря организации передавалось первое плавсредство — спасательное судно «Кубанец». Возглавил Экспедицию Л.Н. Мейер, который одновременно исполнял обязанности помощника начальника Особого отдела ГПУ. На первом этапе ЭПРОН предназначалась для обследования и подъема затонувшего в Крымскую войну английского судна «Черный принц», который, по некоторым данным, перевозил груз золота.

Данное предприятие успехом не увенчалось. Но за период работы в районе Балаклавы был накоплен богатый опыт в области судоподъема и водолазного дела, наши специалисты научились работать на больших глубинах. К середине 20-х годов Экспедиция стала основной отечественной организацией по подъему затонувших плавсредств, проведению аварийно-спасательных работ на всех водных акваториях нашей страны.

Летом 1928 г. ЭПРОН провела сложную в техническом отношении на тот период операцию по подъему затонувшей в Финском заливе английской подводной лодки «L-55»[139], погибшей 4 июня 1919 г. в ходе боя с советскими эсминцами «Азард»[140]и «Гавриил»[141].

В те годы Морские силы Балтийского моря не имели аварийноспасательной службы, способной поднять затонувшую лодку. Поэтому еще до начала поисковых работ военные моряки обратились за помощью к руководству Экспедиции подводных работ особого назначения. 14 ноября 1927 г. руководитель ЭПРОНа Л.Н. Мейер сообщил в Техупр УВМС о готовности Экспедиции организовать подъем «L-55» и в Ленинград из Севастополя выехала группа водолазов для обследования затонувшей на глубине более 30 м лодки.

После обнаружения и идентификации объекта специалисты ЭПРОНа подготовили детальный план работ, который включал операцию на море (собственно подъем), буксировку и работы в гавани. К 1 июля 1928 г. в Кронштадт из Севастополя прибыло все необходимое имущество и балтийская партия ЭПРОНа приступила к работе. А уже 11 августа поднятая со дна лодка в составе каравана судов пришла в Кронштадт[142].

В дальнейшем английская субмарина «L-55» была отремонтирована и в августе 1931 г. вступила в боевой строй подводных сил Балтийского флота под тем же номером. В 1941–1945 гг. она использовалась как зарядная станция, а затем была отправлена на переплавку.

Однако задачи Экспедиции были значительно обширнее, чем подъем судов, техники и оборудования. В документах о деятельности ЭПРОНа говорилось о том, что «роль подводных работ должна особенно возрасти в военное время. Экспедиция должна укомплектовать боевые единицы флота квалифицированными водолазами и образовать сильные спасательные отряды при объединениях морских сил. Наши плавтехнические средства могут быть сверх того широко использованы для постановки минных и сетевых заграждений и для выполнения всяких других военных задач»[143].

Как несомненный успех деятельности ЭПРОНа следует отметить, что за неполные первые десять лет своего существования Экспедицией было поднято 110 судов, из которых 76 восстановили. Стоимость этих плавсредств превышала 50 млн руб. Более того, водолазы Экспедиции подняли с морского дна более 13 тыс. т черного металла, 4700 т брони, 1200 т цветного металла, 2500 т механизмов, которые были реализованы[144].

На своем заседании 14 августа 1929 г. Президиум ЦИК СССР постановил: «Отмечая исключительные заслуги в деле поднятия морских судов, наградить Экспедицию подводных работ на Черном и Азовском морях — “ЭПРОН” — орденом Трудового Красного Знамени». До 1931 г. Экспедиция находилась в составе ОГПУ СССР, а затем продолжила деятельность в составе гражданских ведомств, став впоследствии базой для создания аварийноспасательных служб флотов.

Новая программа кораблестроения была разработана на основании постановления Реввоенсовета СССР от 8 мая 1928 г., принятого на расширенном заседании после обсуждения докладов М.Н. Тухачевского и М.А. Петрова «О значении Морских сил в системе Вооруженных сил страны». В постановлении говорилось: «1. Признать необходимым укрепление и развитие Военно-Морских сил в общем плане военного строительства. 2. При развитии ВМС стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов, береговой и минно-позиционной обороны и морской авиации»[145].

В целях совершенствования системы обороны побережья для отражения морского противника и совершенствования взаимодействия береговой артиллерии с силами флота береговая артиллерия, ранее входившая в состав Красной армии, в 1930 г. была передана флагу.

В 1932–1933 гг. было принято решение о создании Тихоокеанского и Северного флотов. К этому времени Северный морской путь был превращен в постоянно действующую водную магистраль страны, а также силами заключенных ГУЛАГ было завершено строительство Беломоро-Балтийского канала. Эти два важных фактора способствовали экономическому подъему северных районов Советского Союза, они же создали условия для стратегического маневра морскими силами между тремя морскими театрами — Балтийским, Северным и Тихоокеанским.

Северный флот был создан за счет кораблей Балтийского флота. 18 мая 1933 г. Кронштадт проводил на Север первый отряд кораблей, положивший начало созданию Северного флота.

11 июля 1933 г. СТО принял постановление «О программе военно-морского строительства на 1933–1938 годы», в которой предусматривалось существенное обновление корабельного состава ВМФ за счет новых кораблей различных классов.

В середине 1930-х гг. резко обострилась международная обстановка. Образование новых очагов войны на Западе и Востоке привело к новой гонке вооружений. В 1936 г., в связи с окончанием срока действия Лондонского морского договора, шесть крупных держав начали строить 20 линейных кораблей, которые по своим тактикотехническим данным превосходили своих предшественников.

В период гражданской войны в Испании (1936–1939), несмотря на то что СССР оказывал помощь республиканцам, состояние советского Военно-морского флота не позволяло активно использовать его. В советском правительстве обсуждалась возможность направления ряда кораблей в Средиземное море, но из-за слабости советского флота боевые корабли участие в поддержке республиканской Испании не принимали[146].

Испанские события изменили отношение советского правительства к флоту. В связи с развитием Военно-морского флота и возрастанием его роли в системе обороны государства в конце 1937 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение о создании Народного комиссариата Военно-морского флота. В третьем пятилетием плане экономического развития СССР (1938–1942) была подготовлена обширная программа военного судостроения. В апреле 1939 г. наркомом ВМФ был назначен Н.Г. Кузнецов.

Значительное внимание в работе особых отделов флотов и флотилий в 1920–1940 е гг. уделялось информационной работе. В поле зрения флотских контрразведчиков находились политикоморальный уровень личного состава и состояние Военно-морского флота СССР, включающее в себя вопросы создания нового вооружения, средств связи; снабжение; судоремонт; боевую подготовку; мобилизационную готовность; медико-санитарное обеспечение.

Морская контрразведка в 1920—1930-е гг. регулярно информировала РВС и СТО СССР[147], НКВМФ, другие наркоматы и ведомства о состоянии судостроения, вооружения, береговой охраны и научно-исследовательских и конструкторских работ (НИОКР): «О катастрофическом положении с торпедным вооружением флота», «О безобразном положении с достройкой крейсера “Красный Кавказ”»[148], «О недочетах подлодки “Декабрист”»[149], «О недочетах торпедных катеров».

Так, например, 25 октября 1930 г. была подготовлена записка «О недочетах боевого состояния береговой обороны Черного моря», в которой сообщалось о том, что комиссия, обследовавшая в сентябре 1930 г. боевое состояние береговой обороны Черного моря, отметила целый ряд недостатков: безответственность строительства береговой обороны; артиллерия береговой обороны не отвечала поставленным задачам; состояние фортификационных сооружений и оборудования батарей неудовлетворительно; сухопутная оборона Севастополя и Керчи фактически отсутствовала; в противопожарном отношении береговые батареи недостаточно защищены. На основании изложенного делался вывод, что районы и сектора береговой обороны по своему боевому состоянию не могли решить поставленных им оперативных заданий[150].

Следует отметить, что информационная работа флотских особых отделов была поставлена на высоком уровне и зачастую от мнения контрразведчиков зависело решение того или иного вопроса.

В силу специфики своей деятельности сотрудники особых отделов флотов принимали участие в расследовании обстоятельств гибели и аварий боевых кораблей.

1931 г. стал для советских подводников поистине «черным»: на Балтике погибла подводная лодка № 9[151], а в Черном море — подлодка «Металлист»[152], протараненная эсминцем «Фрунзе»[153].

Подводная лодка № 9 затонула 22 мая 1931 г. в Финском заливе в результате таранного удара от подлодки № 4[154]. Расследованием обстоятельств трагедии, повлекшей гибель 47 человек, занимался Особый отдел ОГПУ Морских сил Балтийского моря.

В результате проведенного расследования Особый отдел Морских сил Балтийского моря направил в Центр документы, в которых делались выводы: 1. Виновность в гибели подводной лодки № 9 целиком лежит на командовании подводной лодки № 4. 2. Команда подводной лодки № 9 геройски вела себя до конца. 3. Все возможные меры касательно спасения лодки приняты. 4. Нездоровых настроений во флоте в связи с катастрофой подводной лодки № 9 нет. 5. Следствие по делу ведется «в ударном порядке и будет закончено в ближайшие 2–3 дня». Виновными в гибели были признаны командир и штурман подводной лодки № 4[155].

Расследованием гибели подлодки «Металлист» занимался Особый отдел Черноморского флота совместно с прибывшими из Москвы сотрудниками центрального аппарата ОГПУ. 10 июня 1931 г. заместитель начальника Особого отдела Черноморского флота П.П. Паэгле передал записку по прямому проводу, в которой сообщил, что 10 июня 1931 г. в 7 час. 45 мин. подводная лодка была извлечена на поверхность. В результате этого было спасено три человека, а также извлечено 17 трупов, 9 человек не были найдены. Паэгле сделал предположение, что они, очевидно, спасаясь через рулевой люк, погибли, в том числе и командир лодки. По словам спасшихся, после столкновения командир лодки растерялся и не принял мер к организованному спасению лодки. Командование миноносца приняло все меры к избежанию столкновения, но предотвратить аварию было уже поздно. Он также сообщил о настроениях краснофлотцев подводного плавания, оценив его как «удовлетворительное» и подчеркнув, что 10 июня «четыре человека записались на сверхсрочную службу и десять — вступило в партию»[156].

В июле 1935 г., выполняя упражнения по учебно-боевой подготовке, погибла подводная лодка Б-3[157] Балтийского флота, протараненная линкором «Марат»[158]. В расследовании причин катастрофы приняли участие сотрудники Особого отдела Балтийского флота. 2 августа лодка Б-3 была поднята и к 5 часам утра отбуксирована в Кронштадт. Первыми на борт поднялись представители Особого отдела Балтийского флота. На следующий день в НКВД СССР была направлена докладная записка: «3 августа, после доставки подводной лодки в Кронштадт, было немедленно приступлено к осмотру материальной части ее и розыску корабельных документов. Розыск документов был сопряжен с необычайными трудностями, так как вся начинка лодки была разрушена, все оборудование кают поломано и смещено со своих мест, обломки труб, дерева и оборудования волной были сбиты в нос и корму корабля. Все успело покрыться слоем ила, мазута и масла. Между этих развалин удалось разыскать обрывки корабельных документов и восстановить по ним поведение лодки перед катастрофой»[159].

В ходе проведенного предварительного расследования была установлена вина каждого участника трагедии, в числе которых были командиры подводной лодки и линкора «Марат».

Следует отметить, что в центральных газетах было опубликовано сообщение ТАСС[160] следующего содержания: «25 июля с.г. в Финском заливе во время учения Балтийского флота, при выполнении сложного маневрирования, на подводную лодку Б-3, находившуюся в подводном положении, наскочил надводный корабль. Лодка затонула. На лодке находилось 55 человек команды и курсантов морских училищ. Люди все погибли. […] Правительство постановило выдать семьям всех погибших командиров и краснофлотцев по 10 тыс. руб. единовременно каждой и установить персональные пенсии. Приняты меры к подъему лодки. Похороны погибших будут произведены в Кронштадте с надлежащими воинскими почестями»[161].

Сотрудники Центрального аппарата НКВД СССР и Особого отдела Северного флота приняли участие в расследовании обстоятельств гибели в 1940 г. подводной лодки СФ Д-1[162] с экипажем из 55 человек.

Из спецсообщения 9-го отдела ОО НКВД СССР от 14 ноября 1940 г.: «13 ноября с.г. подлодка типа «Декабрист» (Д-1) Северного флота в районе Мотовского залива[163] проводила практические занятия, в задачу которых входило погружение с подныриванием.

В 13 час. 30 мин. было получено с подлодки сообщение о том, что она идет на погружение, после чего связь с ней прекратилась.

В ночь с 13 на 14 ноября с.г. с целью розыска подлодки командованием Северного флота были высланы корабли, которые 14 ноября с.г. донесли, что в Мотовском заливе в районе ее учений обнаружено только лишь большое масляное пятно и плавающие на поверхности спасательные круги.

Подлодка же Д-1 обнаружена не была. […]

В целях выяснения причин катастрофы Особым отделом Северного флота производится расследование. НКВМФ о катастрофе осведомлен»[164].

Перед сотрудниками Особого отдела была поставлена задача провести расследование обстоятельств гибели подлодки, а также проверить состояние боевой готовности на подводных лодках Северного флота и их материально-техническое обеспечение. Кроме того, контрразведчикам предстояло оценить и действия командного состава флота по подготовке выхода лодки в поход, ее поиску и спасению.

После проверки всех вариантов гибели, в том числе и от столкновения с плавучей миной, основными остались два — отказ механизмов и взрыв боезарядов или гремучего газа. Однако эти версии не получили достаточного фактического и документального подтверждения.

Кроме того, в ходе расследования было установлено, что «развертывание аварийно-спасательных работ проводилось крайне медленно, неорганизованно». Отмечалось неудовлетворительное состояние материально-технической части бригады подводных лодок Северного флота, в частности отсутствие на кораблях полноценных спасательных средств. Как отметили в своих докладах контрразведчики, «среди командного состава наблюдаются случаи грубого отношения к рядовому составу, в результате чего порождаются явно враждебные настроения»[165].

Результаты проведенных военными контрразведчиками расследований и проверок были доложены политическому руководству страны.

Из проекта записки НКВД СССР в ЦК ВКП(б) и СНК СССР: «Чрезвычайные происшествия в Северном флоте стали настолько обычным явлением, что была даже создана “постоянная аварийная комиссия”. […] Инспекцией Наркомата Военно-морского флота в тот период при проверке состояния соединений Северного флота были вскрыты случаи очковтирательства, небрежного содержания материальной части, слабой дисциплины личного состава и другие недостатки. […] Командирская учеба поставлена неудовлетворительно. Командный состав недостаточно работал над повышением своих знаний, слабо боролся за выполнение плана боевой подготовки бригады.

Систематически нарушались правила кораблевождения, условия, обеспечивающие безопасность плавания и боевую готовность флота.

В течение 1940 г. в бригаде не было проведено с командным составом ни одной тактической игры. Отсутствовал повседневный контроль за прохождением боевой подготовки и выполнением приказов и инструкций Наркомата Военно-морского флота.

[…] С нарушениями дисциплины боролись путем механического наложения дисциплинарных взысканий (из 686 человек личного состава бригады подлодок за три квартала 1940 г. 568 человек получили взыскания).

[…] Считаем необходимым:

[]

2. Предложить народному комиссару Военно-морского флота

а) укрепить руководящий состав Северного флота квалифицированными кадрами, могущими обеспечить наведение порядка во флоте, принять меры к поднятию боевой готовности соединений;

б) организовать жесткий контроль за выполнением личным составом соединений Северного флота установленных наставлений, инструкций и приказов;

в) проверить состояние боевой готовности бригад подлодок и прохождение ими курса учебы в соединениях Тихоокеанского, Черноморского и Балтийского флотов;

г) принять меры к конструктивному улучшению подачи воздуха высокого давления для продувания цистерн, а также увеличению мощности помпы “Рато” на подлодках типа “Д”.

Обязать наркома Военно-морского флота принять решительные меры к тому, чтобы подлодки выходили в море и на учения с точным соблюдением всех инструкций и наставлений, в частности:

[…] Запретить выпуск в море подлодок с личным составом, впервые стоящим на боевых постах и неподготовленным к выполнению той или иной задачи;

[…] Запретить допуск к самостоятельному управлению подлодкой командиров, не сдавших полностью всех необходимых для этого зачетов по курсу подводных лодок;

[…] Сложные учения производить на безопасных глубинах […];

[…] Тщательно проверять перед каждым выходом подлодок в море техническое состояние подлодки, особенно после ремонта»[166].

В предвоенные годы шло интенсивное пополнение ВМФ СССР новыми кораблями, особенно эскадренными миноносцами и подводными лодками. Их строительство находилось под особым вниманием флотских контрразведчиков.

Наркомат ВМФ СССР постоянно информировался о недочетах и ошибках при проектировании боевых кораблей, их строительстве, срывах ввода в эксплуатацию, попытках проведения диверсий на судостроительных предприятиях, мерах по их предотвращению.

Так, Особый отдел Балтийского флота 13 июня 1940 г. направил в НКВД СССР спецсообщение о срыве сроков сдачи вновь строящихся кораблей для Военно-морского флота. В документе подчеркивалось: «Имеющиеся в нашем распоряжении материалы свидетельствуют о том, что выполнение плана военного кораблестроения на 1940 г., утвержденного постановлением правительства № 121 с/с, находится под угрозой срыва вследствие того, что сроки монтажа и строительства кораблей не обеспечиваются поставками механизмов, оборудования и вооружения для новостроящихся кораблей. Согласно постановлению правительства (№ 145 с/с), основные механизмы, детали, оборудование и вооружение для большинства кораблей […] поставляются заводами-изготовителями к тому времени, когда корабль должен в полной готовности выйти на сдаточные испытания или даже тогда, когда, согласно правительственному сроку, корабль уже должен быть сдан флоту. […]

Пользуясь отсутствием ряда механизмов и деталей, подлежащих поставке […], изготовители отказываются от заключения договоров на производство механизмов и вооружения для нужд судостроения»[167].

В этой связи необходимо отметить, что до начала войны так и не удалось реализовать большую судостроительную программу, предусматривавшую строительство новейших линкоров типа «Советский Союз», а также тяжелых и легких крейсеров.

В 1939 г. в состав Черноморского флота был включен построенный в Ливорно итальянской фирмой «Орландо»[168] лидер «Ташкент»[169]. Первоначально предполагалось провести достройку корабля на верфи в Ленинграде, однако с учетом мнения флотских контрразведчиков лидер был переведен на Черное море и на время испытаний стал базироваться на Одессу. Это было обусловлено тем, что в связи с расширением программы судостроения базирование «Ташкента» «с итальянской сдаточной командой на Ленинград или Кронштадт крайне нежелательно, т[ак] к[ак] по местным условиям просматриваются все наши заводы, стапеля, военные гавани»[170].

С приходом корабля итальянская сдаточная команда была взята под плотную опеку Особого отдела Черноморского флота.

Из докладной записки начальника ОО Черноморского флота А.П. Лебедева от 1 июня 1939 г. в ОО ГУ ГБ НКВД СССР:

«В связи с сообщением […] о прибытии построенного в Италии лидера “Ташкент” нами сразу же были приняты меры к обеспечению его приема в г. Одессе, куда вместе с нашим личным составом, назначенным на лидер, был командирован оперативный работник. […] В целях предотвращения возможных попыток обработки и вербовки кого-либо из личного состава нами тщательно было проинструктировано осведомление и, кроме того, через политаппарат корабля была проведена глубокая разъяснительная работа.

За период изучения корабля нашим личным составом и выходов в море с итальянцами каких-либо попыток провокации или обработки со стороны итальянцев зафиксировано не было. Однако через осведомление были отмечены факты прощупывания отдельных краснофлотцев со стороны итальянцев. […]

В настоящее время вся итальянская команда, находившаяся на лидере “Ташкент”, уехала в Италию. […] По предложению наркома судостроительной] промышленности т. Тевосяна, на корабле оставлены четыре человека, итальянца, для плавания на корабле в течение гарантийного периода, т. е. до октября м[еся]ца 1939 г. […] Оставление этих лиц на корабле в течение гарантийного периода считаем крайне нежелательным, так [как] с 19 мая будет производиться окончательное комплектование корабля, составление боевых расписаний, инструкций и наставлений, причем будет происходить обучение личного состава, боевые тревоги, пожарные, аварийные и т. д. Кроме того, на корабль будет устанавливаться наше отечественное вооружение — орудия, торпедные аппараты, химаппаратура и целый ряд других приборов.

При условии оставления итальянцев на корабле все это явится достоянием итальянской разведки. […]

Считая крайне нежелательным оставление итальянцев, просим Вашего распоряжения поставить этот вопрос перед соответствующими инстанциями. […]»[171].

Следует отметить, что «Голубой крейсер», как называли гитлеровцы «Ташкент», был последним надводным кораблем, сумевшим прорваться в осажденный Севастополь. В ночь на 27 июня 1942 г. на нем вывезли 2 тыс. раненых и панораму художника Рубо «Оборона Севастополя в 1854–1855 гг.».

Погиб лидер «Ташкент» 2 июля 1942 г. в порту Новороссийска при налете немецкой авиации от прямого попадания двух авиабомб.

Под пристальным вниманием контрразведчиков флота находилась и достройка закупленного в Германии крейсера «Лютцов», переименованного в 1940 г. в «Петропавловск»[172]. 25 января 1941 г. в НКВМФ (Кузнецову) и НКВД СССР (Кобулову) было направлено сообщение о неудовлетворительном состоянии работ по «Петропавловску»:

«В результате отсутствия должного руководства и контроля за работой контрольно-приемного аппарата в г. Штеттине […] на завод № 189 Наркомата судостроительной промышленности для достройки кр[ейсера] “Петропавловск” продолжается поступление оборудования и механизмов крайне низкого качества, с большими дефектами, на устранение которых затрачиваются большие средства и [которые] вызывают задержку хода строительства. Значительная часть оборудования […] принимается настолько изношенной, что, безусловно, к использованию на корабле не годится. […] Отдельные агрегаты принимаются по документам без проверки качества продукции и даже без наружного осмотра.

[…] Механизмы и оборудование поступают на завод некомплектно, вследствие чего работы по электрооборудованию на крейсере приостановлены.

[…] Техническая документация и основные чертежи поступают несвоевременно и некомплектно.

Управление кораблестроения ВМФ, зная о массовом поступлении недоброкачественного оборудования, реальных мер к улучшению работы КП А в Германии и налаживанию более строгого контроля за его приемкой не принимает»[173].

Саботаж немцев и наша халатность, к сожалению, дали результаты: крейсер к началу войны так и не был достроен.

С середины 1930-х гг. началось активное возрождение германских вооруженных сил. 16 марта 1935 г. Германия денонсировала ограничительные статьи Версальского договора и заявила о возобновлении военной подготовки. Два дня спустя британское правительство заявило резкий протест против этой односторонней акции Германии и созвало межсоюзническую конференцию Франции, Англии и Италии в Стрезе[174], на которой союзники поддержали ее в осуждении германской акции. В то же самое время Великобритания запросила о том, согласно ли германское правительство принять британских представителей в Берлине для обсуждения военно-морской ситуации. После утвердительного ответа Германии министр иностранных дел Великобритании Джон Саймон и Энтони Иден 25 марта прибыли в Берлин для встречи с Гитлером. На этой встрече Гитлер информировал британских представителей о своем желании достичь соглашения с Англией об относительной численности двух флотов и заявил, что он был бы согласен иметь флот численностью в 35 % от флота Великобритании.

Важное значение для военно-морского флота Германии в период между двумя мировыми войнами приобрело такое политическое событие, как заключение англо-германского военноморского соглашения, которое состоялось 18 июня 1935 г. в Лондоне, а позднее было подтверждено путем обмена документами между британским министром иностранных дел Сэмюэлем Хоре и германским послом Риббентропом. Соглашение включало в себя следующие принципиальные пункты: силы германского военноморского флота должны быть равны 35 % от сил британского ВМФ, включая силы Британского Содружества; водоизмещение и огневая мощь кораблей должны соответствовать стандартам, установленным британскими соглашениями с другими странами; Германии был гарантирован паритет с Великобританией в силах подводного флота. Германия заявила, что она не планирует иметь подводного флота более 45 процентов от британского.

Политический успех этого соглашения для Германии заключался в том, что Великобритания была готова заменить жесткие статьи Версальского мирного договора добровольным ограничением, тем самым были опровергнуты осуждения Германии на конференции в Стрезе, а также санкционировано право Германии на перевооружение.

С подписания англо-германского морского соглашения начался рост германского военно-морского флота. 9 июля 1935 г. в Германии официально объявили о вводе в состав флота новых подводных лодок и о принятой перспективной программе строительства кораблей: двух линкоров водоизмещением 26 тыс. тонн каждый, вооруженных орудиями калибра 280 мм; двух крейсеров водоизмещением 10 тыс. тонн каждый, вооруженных орудиями калибра 200 мм; 16 эскадренных миноносцев водоизмещением 1625 тонн каждый, вооруженных орудиями калибра 127 мм; 20 подводных лодок водоизмещением 250 тонн каждая; шести подводных лодок водоизмещением 500 тонн каждая; двух подводных лодок водоизмещением 750 тонн каждая[175].

27 сентября 1935 г. был сформирован 1-й дивизион подводных лодок, командиром которого был назначен капитан 1-го ранга Дёниц. Вскоре он был назначен командующим всеми подводными силами Германии, получив задание по развитию этого рода войск.

Выступая перед рейхстагом 28 апреля 1939 г., Гитлер объявил о своем решении аннулировать англо-германское морское соглашение 1935 г.

Существенное влияние на развитие советских разведывательных и контрразведывательных органов, в том числе и на советскую морскую контрразведку, оказало подписание в Москве 23 августа 1939 г. советско-германского договора о ненападении и секретного протокола к пакту о разделе сфер влияния в Европе.

Германский военно-морской флот извлек определенные выгоды из советско-германского договора о ненападении, который был подписан в августе 1939 года. ВМФ Германии мог не беспокоиться о ситуации в Балтике, особенно после того, как польские ВМС сошли со сцены. Германскому побережью на Балтике ничто не угрожало. Германские рудовозы спокойно проходили из Швеции, причем германским ВМФ не приходилось отвлекаться для их охраны из района Северного моря. Более того, Советский Союз предоставил Германии право использовать бухту на побережье недалеко от Мурманска в качестве германской военноморской базы и дал право транзита через Северный Ледовитый океан для выхода в Тихий океан. Возможность войти в Полярный стала огромным преимуществом для германских торговых судов, пытавшихся вернуться домой в первые недели и месяцы войны. Чтобы миновать британскую сеть, большей части этих судов пришлось следовать гораздо более северным маршрутом вдоль границы полярных льдов с постоянными северными штормами, зайдя же в Полярный, они могли произвести ремонт и пополнить припасы на остаток пути в Германию через норвежские воды. Только после того как Германия заняла Норвегию, она более не нуждалась в порте Полярном. Тем не менее Рёдер направил благодарственную телеграмму командующему флотом Советского Союза за оказанную помощь[176].

30 ноября 1939 г. началась советско-финляндская война, получившая название «Зимняя война». Наряду с частями и соединениями Красной армии в Зимней войне (1939–1940) активно участвовали силы Балтийского флота, а также Ладожской военной флотилии[177], сформированной в октябре 1939 г. для обороны побережья Ладожского озера, корабли которой поддерживали действия войск 7-й и 13-й армий. Вместе с частями Красной армии и силами Балтийского флота, Ладожской военной флотилии в боевых действиях участвовали также и соответствующие особые отделы НКВД. На основе информации, поступавшей от военной и морской контрразведок, готовились докладные записки для высшего советского политического руководства (И.В. Сталина, В.М. Молотова, К.Е. Ворошилова) о ходе боев, положении в частях, настроениях военнослужащих Красной армии и Военно-морского флота[178].

В 1940–1941 гг., в соответствии с разработанной в СССР государственной программой по военно-морскому судостроению, шло интенсивное пополнение Балтийского флота, получившего в ходе советско-финляндской войны 1939–1940 гг. опыт ведения военных действий на море. Помимо успехов, проведенные морские операции выявили ряд существенных недостатков на флоте. Морские контрразведчики оперативно сообщали командованию флота о недочетах, а иногда и провалах в проведении боевых операций на Балтике, в организации и действиях ВВС, сил ПВО и береговой обороны. Следует отметить, что направлявшаяся руководству страны и командованию информация содержала рекомендации и конкретные предложения по устранению этих ошибок.

После окончания советско-финляндской войны были внесены существенные коррективы в организацию боевой подготовки ВМФ СССР, а также в деятельность морской контрразведки. На первое место вышло проведение мероприятий по реорганизации системы мобилизационной готовности флота и флотилий, повышение уровня готовности действий морских контрразведчиков в боевых условиях, оказания помощи командованию.

Особым отделом ГУГБ НКВД СССР, особыми отделами Балтийского, Черноморского, Северного и Тихоокеанского флотов, Амурской и Днепровской флотилий в целях оказания помощи командованию флотов и флотилий в период 1939–1941 гг. было подготовлено более 50 сообщений и докладных записок по состоянию мобилизационной готовности. Анализ этих документов показывает, что ряд мобилизационных мероприятий в ВМФ СССР был проведен недолжным образом, допускались явные ошибки и просчеты.

В январе 1941 г. начальник Особого отдела Черноморского флота информировал ГУГБ НКВД СССР: «Изучая вопрос реальности действующего мобилизационного плана Черноморского флота (МП 1939 г.), установлено, что мобилизационный план Черноморского флота по его отдельным видам нереален ввиду отсутствия на флоте необходимых мобилизационных ресурсов, без которых в случае внезапных боевых действий на Черноморском театре Черноморский флот не сможет выполнять поставленных перед ним сложных оперативно-боевых задач наступательного порядка. […] Обеспеченность флота жидким топливом на два месяца ведения войны очень незначительна. […] Имеющиеся емкости для жидкого топлива в военно-морских базах Черноморского флота ни в коей степени не удовлетворяют потребности флота в военное время. Вопрос питания флота в военное время […] не решен из-за отсутствия вспомогательного флота. […] В условиях военного времени отсутствие вспомогательного флота может пагубно отразиться на боевой деятельности флота. […] Военновоздушные силы Черноморского флота горюче-смазочным материалом не обеспечены. […]

По главной морской базе Черноморского флота имеется большой недокомплект по нормам военного времени артиллерийского и стрелкового боезапаса, а также и обмундирования для частей, развертываемых в период мобилизации. […]. Общий некомплект по флоту начальствующего состава около 1500 чел[овек], из коих основной недокомплект падает на береговые учреждения и вновь строящиеся корабли»[179].

Били тревогу и контрразведчики Тихоокеанского флота, отмечая недостатки в разработке мобплана ТОФ на 1940 г., нехватку пиротехников, ветврачей и медсостава (эвакогоспитали укомплектованы на 50 %). Контрразведчики отмечали, что ТОФ не обеспечен полностью на военное время обмундированием, вооружением и другими видами довольствия. Для авиации не хватало запасных моторов. Из-за отсутствия емкостей запасы топлива: бензина, нефти, мазута, и различных масел составляли не более 25 % потребности. Дальнефтепроводстрой, ссылаясь на отсутствие рабочей силы, медленно строил емкости для топлива. В мобразработках военных частей и соединений флота, по мнению контрразведчиков, имелся ряд недостатков. Об этом свидетельствовали августовская и сентябрьская (1940) проверочные мобилизации: части и соединения ТОФ не отмобилизовались в сроки, предусмотренные мобпланом, личный состав показал низкий уровень боевой подготовки.

По данным морской контрразведки, аналогичная ситуация складывалась в частях и соединениях других флотов и флотилий. Морская контрразведка не ограничивалась констатацией фактов и направляла в НКВМФ конкретные предложения по устранению недостатков.

Замечания и недостатки флотских контрразведчиков внимательно анализировались командованием ВМФ СССР, которое принимало меры по их устранению и информировало руководство НКВД СССР. Так, в письме начальника Главного морского штаба РКВМФ адмирала Л.М. Галлера в ОО ГУГБ НКВД СССР отмечалось, что по поводу вопросов, затронутых в письме на имя народного комиссара ВМФ от 14 сентября 1940 г., Военному совету Северного флота даны указания о посылке в Архангельск мобработника штаба СФ для проверки документов и устранения недостатков[180].

К сожалению, определенную часть документов, направленных НКВД СССР в НКВМФ, составляли записки, сводки и спецсообщения, в которых содержалась информация о вскрытых на кораблях и в береговых частях троцкистских, антисоветских группах, проведении антисоветской агитации и пропаганды военнослужащими ВМФ, их арестах и ходе ведения следствия. Это было связано с тем, что определяющей во внутренней политике Советского государства в 1930-е годы была формулировка И.В. Сталина об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к социализму.

В 1937 г. на февральско-мартовском и июньском пленумах ЦК ВКП(б) был принят жесткий курс на борьбу со шпионами и агентами враждебных капиталистических государств. С докладом о необходимости фактически «генеральной чистки» советского общества выступил нарком внутренних дел Н.И. Ежов. Он нарисовал картину всевозможных «шпионско-троцкистсковредительских» организаций, деятельность которых якобы охватила все сферы жизни общества[181].

2 июня на расширенном заседании Военного совета при наркоме обороны И.В. Сталин в своем выступлении обозначил начало кампании в масштабе государства по поиску шпионов и диверсантов. Он заявил о существующем в стране «военно-политическом заговоре», одним из направлений которого стал сфабрикованный «военно-фашистский заговор» во главе с маршалом М.Н. Тухачевским, что привело к дальнейшему расширению репрессий среди командного состава Красной армии и Военно-морского флота и негативно сказалось на боеготовности вооруженных сил.

Органы контрразведки начали активно разрабатывать командные кадры Вооруженных сил СССР. В дальнейшем сотрудниками военной контрразведки были сфальсифицированы различные заговоры в Красной армии и Военно-морском флоте (в т. ч. на Северном, Тихоокеанском и Черноморском флотах): «военнополитический» против политработников Красной армии, «военномонархический» — против бывших офицеров царской армии.

Волна репрессий основательно прошла тогда по командноначальствующему составу Красной армии и Военно-морского флота. За один только 1933 г. из армии и флота было уволено более 22 308 военнослужащих, из них «по признакам социальной принадлежности и политической неблагонадежности» — 20 258; с 1934 по 1936 г. около 22 тысяч военнослужащих, а в 1937–1940 гг. — около 40 тысяч. К части военнослужащих были применены меры репрессивного характера — от лишения свободы до высшей меры наказания. При этом лица высшего команднополитического состава армии и флота арестовывались только с согласия наркома обороны или наркома Военно-морского флота.

С мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. на флоте было арестовано более 3 тысяч военнослужащих.

Были расстреляны высшие руководители ВМС РККА-ВМФ СССР В.М. Орлов, М.В. Викторов[182], П.А. Смирнов. П.И. Смирнов и М.П. Фриновский.

На Черноморском флоте репрессии начались с ареста 26.03.1937 г. бывшего помощника командующего флотом П.И. Куркова, а с мая 1937 г. начались уже массовые аресты военнослужащих флота. В период с 8 по 12 июня 1937 г. в Севастополе было арестовано около десятка военнослужащих Черноморского флота, относящихся к старшему и среднему командноначальствующему составу. После отстранения 15.08.1937 г. от командования Черноморским флотом флагмана флота 2-го ранга И.К. Кожанова репрессии на ЧФ приняли угрожающие масштабы. 5 октября 1937 г. был арестован сам И.К. Кожанов, а следом за ним и много других военнослужащих ЧФ и членов их семей.

В справке о количестве уволенных и арестованных по политическим мотивам военнослужащих по военным округам и флотам (на конец 1937 г.) есть данные, что на Черноморском флоте были уволены 423 человека, из них арестовано 118 человек.

Число арестованных на Черноморском флоте в 1937 г. привело в замешательство даже руководство Наркомата обороны. Но это не значило прекращения репрессий. По архивным данным, общее количество репрессированных военнослужащих Черноморского флота за период с 1936 по 1941 г. составило 478 человек.

Репрессии на Северной военной флотилии (СВФ) начались в марте 1937 г., как раз в преддверии её преобразования в Северный флот (СФ). Однако в начале 1938 г. аресты на флоте прекратились. Но это оказалось затишьем перед бурей, которая вскоре обрушилась и на самого командующего Северным флотом К.И. Душенова. Вскоре следователи НКВД «выявили» всех «участников заговора на Северном флоте». Их набралось более 30 человек, в том числе заместитель командующего флотом И.И. Сынков и другие. К октябрю 1938 г. на СФ было арестовано 79 «врагов народа», «досрочной демобилизации» подверглись 24 старших и средних командира, 9 политработников и 81 младший командир и краснофлотец (в том числе 24 за «иностранное» происхождение), а также 226 вольнонаёмных.

Командующий СФ был обвинён по 58-й статье (пункт 16, пункты 7, 8, 11) Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине, контрреволюционная деятельность и т. п.), 03.02.1940 г. приговорен к расстрелу, и на следующий день приговор был приведён в исполнение.

На Балтийском флоте одними из первых в 1937 г. были арестованы комфлота А.К. Сивков и командующий ВВС КБФ М.А. Горбунов. Сивкову обвинение было предъявлено по статьям 58–16, 58—8 и 58–11 УК РСФСР, как участнику контрреволюционной организации, проводящей вредительскую деятельность, направленную на задержку строительства флота, развития и создания морского оружия всех назначений, снижение тактических и технических качеств новых кораблей.

Военной коллегией Верховного суда СССР от 22.02.1938 г. Сивков А.К. приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день в Ленинграде.

В целом в 1937–1939 гг. на КБФ были осуждены 444 командира и политработника, из них к ВМН приговорены 64 человека. Уволены же были 389 человек.

На Тихоокеанском флоте сначала был арестован начальник штаба флота О.С. Солонников, за ним член Военного совета Г.С. Окунев и командующий флотом Г.П. Киреев. К июлю 1938 г. было задержано 66 «вражеских агентов» из числа руководящего состава ТОФ, к концу года было арестовано еще около 50 старших морских командиров. Репрессиям подверглись около 66 командиров-подводников, из них 8 человек расстреляны. Всего же в ходе репрессий штаб, отделы и службы флота потеряли не менее 58 представителей командно-политического состава.

Свою роль в репрессиях сыграли флотские особые отделы.

Трагические события 1937–1938 гг. нанесли существенный урон и кадровому потенциалу морской контрразведки. Достаточно сказать, что в те годы большинство начальников особых отделов флотов и флотилий находились в должности не более трех-четырех месяцев, не говоря уже о рядовых сотрудниках. Были репрессированы Н.А. Загвоздин (в 1932 г. начальник ОО ГПУ Морских сил Дальнего Востока), Я.С. Визель (в 1934–1937 гг. начальник ОО ГУГБ Морских сил Дальнего Востока), М.И. Диментман (в 1937 г. начальник ОО ГУГБ НКВД Тихоокеанского флота), В.И. Осмоловский (в 1937–1938 гг. начальник ОО ГУГБ НКВД Тихоокеанского флота, занимал эту должность менее года), В.Ф. Дементьев (в 1938 г. начальник ОО ГУГБ НКВД Тихоокеанского флота, в должности был всего пять месяцев),

В.Г. Кравцов (начальник 0 °Cеверного флота), П.П. Паэгле (заместитель начальника ОО Балтийского флота) и многие другие.

Большинство из них впоследствии были реабилитированы.

Эти невосполнимые потери, когда были репрессированы опытные морские контрразведчики и нарушена преемственность поколений, самым негативным образом отразились на эффективности оперативной работы в предвоенные годы и в начале Великой Отечественной войны. Основная часть сотрудников советской контрразведки самоотверженно выполняли свой служебный долг, оставаясь патриотами Родины, верными высоким принципам служения народу.

Побережье Балтийского моря, являвшегося в 1941 г. одним из плацдармов для подготовки вторжения Германии на территорию СССР, было разделено на три участка: западный — от датской границы до острова Рюген, средний — от острова Рюген до германопольской границы; восточный — от германо-польской границы вдоль побережья Польши, включая порты Гдыня, Данциг, Пиллау и Мемель. Западным участком командовал контр-адмирал Грассман, восточным — контр-адмирал Эрнст Краффт и средним (центральным) — контр-адмирал Хассо фон Бредов. Общее руководство германским побережьем Балтийского моря возглавлял адмирал Гюнтер Гузе.

В феврале 1941 г. состоялось совещание Верховного командования германского военно-морского флота (ОКМ), на котором присутствовали: адмирал Гюнтер Гузе, командующий Балтийским флотом адмирал Карле, начальник Центрального отдела верховного командования германского военно-морского флота морской капитан Шульте Ментинг, командующий побережьем Северного моря адмирал Денш, начальник штаба флота адмирал Маршалл, начальник штаба командования германского военно-морского флота вице-адмирал Шнивинд и два его сотрудника. Главнокомандующий гросс-адмирал Эрих Рёдер под большим секретом заявил присутствующим о том, что Гитлер решил в июне 1941 г. напасть на Советский Союз и что нужно начать усиленную подготовку к войне против СССР, согласно плану «Барбаросса».

В марте 1941 г. адмирал Гюнтер Гузе приказал контр-адмиралу Хассо фон Бредову принять срочные меры по подготовке вверенных ему частей на участке побережья Балтийского моря к войне против Советского Союза. По приказу Гузе были сформированы военно-морские штабы, которые в июне — июле 1941 г. захватили советские порты Либава и Виндава, острова Эзель и Даго.

Контр-адмирал Эрнст Краффт за три недели до нападения Германии на Советский Союз получил от адмирала Гузе секретный пакет штаба верховного командования военно-морского флота. В препроводительном письме указывалось, что пакет может быть вскрыт только после получения специального пароля. Этот пароль Краффт получил от Гузе в ночь с 21 на 22 июня 1941 г., приблизительно за 3–4 часа до начала вторжения германских вооруженных сил на советскую территорию. В запечатанном пакете содержался приказ германского верховного командования германской армии и флоту начать нападение на советскую территорию 22 июня 1941 г. По приказу Краффта в ночь с 21 на 22 июня 1941 г. в порту Гдыня были задержаны три советских морских парохода, груженные зерном для Германии. Эти пароходы были отконвоированы в Данцигский порт, где переданы в распоряжение военноморского штаба, ведавшего вопросами использования германского торгового флота для военных целей.


II. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА


Глава 5. МОРСКАЯ КОНТРРАЗВЕДКА. 1941–1945 гг.

За восемь месяцев до начала немецкого вторжения правительство СССР постановлением от 19 октября 1941 г. пересмотрело план военного судостроения. Строительство крупных кораблей было свернуто. Продолжали строиться подводные лодки и малые надводные корабли — эсминцы и тральщики. Тем не менее объемы продукции военного судостроения продолжали нарастать. Общий тоннаж боевых кораблей с начала 1939 г. по 1941 г. вырос почти на 160 тысяч тонн. Военно-морской флот СССР к 1941 г. был в общем новым — почти вновь он строился после революции 1917 г.

К началу Великой Отечественной войны Военно-морской флот СССР в составе Северного, Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского флотов, Пинской, Каспийской, Дунайской и Амурской флотилий представлял собой внушительную силу. В книге «Накануне»[183] Н.Г. Кузнецов привел следующие данные о составе морских сил СССР к началу войны: 3 линкора[184], 7 крейсеров[185], 59 лидеров[186] и эскадренных миноносцев[187], 24 сторожевых корабля[188], 218 подводных лодок и более 200 кораблей различных классов (канонерок[189], мониторов[190], торпедных катеров и др.). Морская авиация насчитывала 2581 самолет[191].

Благодаря созданной и отработанной на флоте накануне войны системе оперативных готовностей флот не позволил застигнуть себя врасплох и встретил удары авиацией противника организованным огнем. На флотах в первый день войны не был потерян ни один корабль, ни один самолет морской авиации, не была взята врагом с моря ни одна база.

Стремительное продвижение германских войск в глубь СССР привело к потере громадной территории, а вместе с ней и передовых (Либава, Одесса), а затем и основных (Таллин, Севастополь) баз ВМФ. Флот стал выполнять необходимую и подчиненную сухопутным войскам работу: корабли, авиация, береговая оборона и части морской пехоты, тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, оказывали фронтам посильную помощь на приморских направлениях. Действия морской авиации перенацелили против танковых группировок противника и вражеских самолетов, надводные корабли были привлечены огнем поддерживать приморские фланги группировок Красной армии. Флот перевозил миллионы людей, миллионы тонн различных грузов. В октябре 1941 г. на флотах и флотилиях было сформировано 25 морских стрелковых бригад, участвовавших в обороне Москвы и затем во всех боях и наступлениях советских войск вплоть до самого Берлина[192].

Действующие флоты в оперативном отношении в начале войны были подчинены фронтам. Главная задача ВМФ в тот период заключалась в обеспечении взаимодействия армии и флота на приморских направлениях. Существенной проблемой при этом на местах было отсутствие правильного общего управления приморскими частями армии и силами флота.

Отступление советских войск и тяжелые оборонительные бои за приморские города (например, 73-дневная оборона Одессы), показали необходимость новой организации обороны — подчинения всех сил, в том числе армейских, флотскому командиру — командующему оборонительным районом. Аналогичная система командования частями армии и флота позволила 164 дня защищать Ханко, 8 месяцев — Севастополь, успешно организовать оборону других военно-морских баз.

С конца июня 1941 г. начался прием и вооружение судов гражданских ведомств. Необходимо отметить, что вопросы комплектования ВМФ за счет гражданского флота сразу попали в сферу деятельности морской контрразведки. Уже 24 июля 1941 г. 3-й отдел Черноморского флота в своем спецсообщении докладывал в инстанции о слабой технической оснащенности судов гражданского флота, их слабом вооружении, а также о срыве сроков перехода в ВМФ: «Техническое состояние судов, прибывающих с Азовского госморпароходства[193], согласно мобплану, в явно неудовлетворительном состоянии, а поэтому часть судов оказалась негодной для выполнения боевых задач и была отправлена в заводы для ремонта. […] Все пришедшие корабли не обеспечены по нормам регистра СССР[194] запасными частями. Котлы на всех кораблях непригодны к эксплуатации».

Как отмечали контрразведчики, «все эти недочеты, а также плохое техническое состояние отмобилизованных кораблей серьезно будут отражаться на выполнении боевых задач»[195].

Отечественный военный флот всегда находился под пристальным вниманием иностранных военных штабов и спецслужб. Что касается немецкой военно-морской разведки, то она руководствовалась основными установками политической и военной стратегии Германии, определявшими целевое назначение и стратегическое применение германского военно-морского флота.

Германское военное командование, понимая, что, владея объективной и полноценной оперативной информацией о флоте СССР, можно перспективно планировать свои военно-морские операции, организацию морских перевозок на Балтике и Черном море. Не случайно с началом войны главный удар был направлен против основных советских флотов того времени — Краснознаменного Балтийского (КБФ)[196] и Черноморского (ЧФ)[197], которые и по своему боевому составу, и по удельному весу играли основную роль в системе ВМФ. На подрыв их мощи были направлены устремления разведок Германии, Румынии и Финляндии, воевавших против СССР.

Контрразведывательную работу на советском флоте в первые месяцы войны вели органы 3-го Управления НКВМФ, созданного постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 февраля 1941 г. Этим постановлением на них возлагались следующие задачи: борьба с контрреволюцией, шпионажем, диверсией, террором и всевозможными антисоветскими проявлениями в Военноморском флоте и его гражданском окружении; выявление и информирование командования частей и соединений ВМФ о всех недочетах на кораблях и в частях флота и о всех компрометирующих материалах и сведениях, имеющихся на военнослужащих Военно-морского флота.

Война с нацистской Германией внесла коррективы в эти задачи, расширив сферу деятельности органов контрразведки флота.

Осенью 1941 г. начальник 3-го Управления НКВМФ СССР А.И. Петров направил во все органы контрразведки флотов и флотилий циркулярное указание «О работе органов 3-го Управления Народного комиссариата Военно-морского флота СССР на военное время». Учитывая, что в названном указании определялись задачи и основные направления оперативно-розыскной, следственной и профилактической деятельности морских контрразведчиков, остановимся на его содержании более подробно: «Постановлением Государственного Комитета Обороны[198] от 17 июля 1941 г. за № 187 задачи особых отделов НКВД определены следующим образом: Главной задачей особых отделов на период войны считать решительную борьбу со шпионажем и вредительством в частях Красной армии и ликвидацию дезертирства в непосредственно прифронтовой полосе».

А.И. Петров писал, что это постановление ГКО от 17 июля 1941 г., определившее полномочия Управления особых отделов (борьба с изменой Родине, шпионажем, предательством, дезертирством и преступной деятельностью в частях Красной армии, информирование руководства страны о реальном положении дел на фронте и в тылу, правильности действий войсковых командиров, явлениях, мешавших укреплению обороноспособности), предоставление особым отделам НКВД права ареста дезертиров, а в необходимых случаях уничтожать предателей, шпионов и дезертиров, расстреливая их на месте, целиком и полностью относится к органам 3-го Управления НВМФ. Петров подчеркивал, что выполнение возложенных на 3-е Управление НКВМФ задач может быть достигнуто только при условии самоотверженной работы каждого работника органов 3-го Управления, его большевистской настойчивости, мужества и непримиримости к врагам, трусам, дезертирам и дезорганизаторам военной дисциплины.

Работа органов 3-го Управления ВМФ в военное время должна слагаться из: 1. Агентурно-оперативной работы по вскрытию и пресечению шпионажа, диверсии, террора, вредительства и антисоветских проявлений. 2. Борьбы с дезертирством. 3. Борьбы с трусостью и паникерством. 4. Организации работы на территории противника. 5. Работы по военнопленным и возвратившимся из плена. 6. Агентурно-оперативной работы по тылу. 7. Профилактической работы. 8. Ведения следствия.

С началом войны советское государственное и партийное руководство (ГКО, ЦК ВКП(б), СНК СССР), а также военное командование (Ставка ВГК, руководство НКО) нуждались в достоверной информации о политических настроениях[199] военнослужащих Красной армии и флота, войск НКВД, а также гражданского населения. Особое место в контроле общественных настроений занимали органы военной цензуры[200]. В связи с военной обстановкой в стране «в целях пресечения разглашения государственных и военных тайн и недопущения распространения через почтовотелеграфную связь всякого рода антисоветских, провокационноклеветнических и иных сообщений, направленных во вред государственным интересам Советского Союза», В. Меркулов 6 июля представил Сталину предложения и проект постановления ГКО о мерах по усилению политического контроля международной и внутренней почтово-телеграфной корреспонденции, а также о введении военной цензуры в областях СССР, объявленных на военном положении. В тот же день ГКО принял постановление № 37сс, в котором предусматривалось от имени Наркомату связи опубликовать правила приема и отправления международной и внутренней почтово-телеграфной корреспонденции в военное время. Перед НКГБ СССР ставилась задача организовать стопроцентный просмотр писем и телеграмм, идущих из фронтовой полосы. В областях, объявленных на военном положении, вводилась военная цензура, осуществление которой поручалось органам НКГБ и Третьим Управлениям НКО и НКВМФ (военная контрразведка). Прекращался почтово-телеграфный обмен со странами, воюющими с СССР и порвавшими с ним отношения[201].

При военно-почтовых сортировочных пунктах, военнопочтовых базах, военно-почтовых отделениях и станциях были образованы отделения военной цензуры, осуществлявшие гласный политический контроль всей входящей и исходящей переписки частей Красной армии и Военно-морского флота, а также просматривавшие часть корреспонденции, адресованной на фронт. Вскрывалась и просматривалась вся входящая и исходящая корреспонденция по армии и флоту. Военным цензорам требовалось не только предотвращать разглашение военной тайны, но и не допускать через красноармейскую почту распространения антисоветских, провокационных, клеветнических и иных политически вредных высказываний. Подлежали конфискации наряду с антисоветскими, провокационно-клеветническими, шифрованными, кодированными и подозрительными по содержанию письмами также все письма, в которых содержалась военная тайна и не подлежавшие оглашению сведения (о составе, численности и наименовании частей Красной армии и Военно-морского флота; о месте расположения и передвижении соединений армии и флота; о фамилиях старшего и высшего командно-политического состава; о характере работ по устройству укрепленных пунктов, их вооружении и численности гарнизонов; о комплектовании новых соединений; о воинских перевозках; о ходе боев на фронтах, количестве убитых и раненых, результатах бомбардировок; об эпидемиях и заболеваниях в тылу и в армии; о железнодорожных катастрофах; о планах намечаемых или проведенных операций; о ходе выполнения приказов военного ведомства; о продовольственных затруднениях в тылу и просьбах о высылке фиктивных документов для получения отпуска)[202].

Исходя из указаний советского руководства, начальник 3-го Управления НКВМФ СССР обращал внимание руководителей подразделений морской контрразведки на особое место работы военной цензуры, он требовал добиться такого положения, чтобы ни одно письмо, раскрывающее государственные тайны или могущее служить источником распространения провокационных слухов, не попало адресату.

А.И. Петров обращал внимание на то, что органы 3-го Управления НКВМФ должны были обеспечить четкую организацию и работу контрольно-заградительных отрядов[203] с таким расчетом, чтобы было гарантировано задержание дезертиров и всего подозрительного элемента, проникшего за линию фронта. В контрольно-заградительные отряды рекомендовалось включать оперативных работников военной контрразведки. Задачами заградительных отрядов были: задержание дезертиров, подозрительных лиц, проникших на линию фронта, предварительное расследование оперативными работниками с последующей передачей материалов по подсудности[204].

Заградительные отряды являлись «одним из серьезных средств» выявления засылаемых в тыл Красной армии агентов германской разведки. Им предписывалось тщательно проверять военнослужащих, неорганизованно пробиравшихся с фронта в прифронтовую полосу группами или в одиночку и попадавших в другие части. Это было связано с тем, что в первые недели боевых действий особые отделы НКВД задержали в прифронтовой полосе несколько агентов немецкой разведки, переодетых в форму красноармейцев.

Основная задача органов 3-го Управления ВМФ на территории противника до занятия ее Красной армией заключалась: 1) в выявлении шпионских и диверсионных элементов, направленных и направляемых в расположение частей ВМФ; 2) выявлении оборонных объектов; создании диверсионных групп и засылке их в расположение военно-морских баз противника.

После занятия Красной армией территории противника основной задачей являлось: 1) немедленный захват органов разведывательной и контрразведывательной службы противника, их агентуры и противника; 2) оперативное использование захваченных документов; 3) розыск и арест руководителей и ответственных работников ВМБ и работников разведывательных и контрразведывательных органов противника; 4) выявление и арест участников контрреволюционных фашистских организаций; 5) создание агентурно-осведомительной сети среди окружения ВМФ с целью своевременного выявления антисоветских намерений этого окружения.

На органы 3-го Управления возлагалась ответственность за организацию эвакуации имущества и реальное уничтожение всего того, что не может быть эвакуировано и может быть использовано противником в борьбе с нами. В случае отступление частей Красной армии и сил флота органы 3-го Управления НКВМФ инструктировали оставшуюся агентуру на их активную работу в тылу противника, на временно оккупированной территории, создавали из них разведывательно-диверсионные группы для выявления пособников вражеской армии и их физического уничтожения, проведения диверсионной деятельности в тылу противника.

Во время Великой Отечественной войны пропало без вести и попало в плен из состава Балтийского флота 32 709 военнослужащих, Черноморского флота — 59 379, Северного флота — 1743, Тихоокеанского флота — 95 военнослужащих. В связи с этим перед органами 3-го Управления НВМФ осенью 1941 г. была поставлена задача по государственной проверке (фильтрации) лиц, бежавших или возвратившихся из вражеского плена. Основная цель такой проверки было выявление лиц, давших согласие сотрудничать с разведками противника и переброшенных на советскую территорию.

В целях оказания помощи руководству НКВМФ, командованию флотов и флотилий подразделения 3-го Управления НКВМФ: выявляли недочеты в боевом обеспечении и политическом состоянии кораблей, частей ВМФ, информировали о выявленных недостатках командование и комиссаров частей, добиваясь принятия необходимых мер со стороны командования к их устранению. По всем недочетам в боевом обеспечении и политическом состоянии частей ВМФ, о негативных проявлениях и принятых мерах командованием и сотрудниками морской контрразведки необходимо было информировать вышестоящие органы 3-го Управления НКВМФ. 3-й отделы НКВМФ вели работу по недопуску в ВМФ и очистке ВМФ от «неблагонадежного элемента». По вскрытым фактам вражеской деятельности требовалось «принимать решительные меры, вплоть до ареста». Органы 3-го Управления НКВМФ вели следствие по всем фактам преступной деятельности как военнослужащих, так и лиц гражданского окружения по делам, связанным с военнослужащими[205].

С учетом ведения боевых действий на фронтах и обстановки происходили организационно-структурные изменения в системе отечественной военно-морской контрразведки. Следует отметить, что независимо от проводимых преобразований морской контрразведки в течение в 1941 и 1943 гг. основные направления ее деятельности за весь период Великой Отечественной войны практически не менялись.

Постановлением ГКО от 10 января 1942 г. функции 3-го Управления НКВМФ были переданы в Управление особых отделов (УОО) НКВД СССР, в структуре которого был создан 9-й (морской) отдел, а также особые отделы НКВД СССР флотов, флотилий, военно-морских баз и эскадр. Особые отделы флотов и флотилий подчинялись УОО НКВД СССР; морских баз, эскадр, береговой охраны, военно-морских учебных заведений — особым отделам НКВД флота-флотилии и комиссару соединения; уполномоченные особых отделов на кораблях — особым отделам соединения и комиссару корабля[206].

В состав 9-го отдела УОО входили: 1-е отделение — контрразведывательная работа; 2-е отделение — оперативное обслуживание Морского штаба, Разведу правления, Управление боевой подготовки, Оргстроевого управления, Командного управления, политорганов, редакции газеты, прокуратуры, трибунала; 3-е отделение — Управления ВВС и ПВО; 4-е отделение — Управления: артиллерийское, минно-торпедное, химзащиты, связи, кораблестроения, инженерное, инженерно-артиллерийские склады; 5-е отделение — Главное управление портов, Управление снабжения, Управделами, КЭУ, хозотдел, военторги; 6-е отделение (периферийное) — координация работы особых отделов флотов и флотилий[207].

Первые шесть месяцев войны были самыми трудными для Советского Союза. Войскам Германии и ее союзников удалось продвинуться в глубь СССР на 850—1200 км, оккупировать Прибалтику, Молдавию, большую часть Украины и Белоруссии, ряд областей РСФСР, часть Карело-Финской ССР, противник блокировал Ленинград, находился на подступах к Москве, имел полное превосходство в воздухе. Германская авиация с начала войны по декабрь 1941 г. совершила 127 налетов на Москву, в ходе которых самолеты противника сбросили на город 1732 фугасных и 58 050 зажигательных авиабомб, от которых пострадало 6742 человека (убито — 1404 человека, ранено — 5338 человек). На территорию Московской области сброшено 5727 фугасных и 30 700 зажигательных авиабомб, пострадало 4385 человек (убито — 1464, ранено — 2921)[208].

Безвозвратные потери за шесть месяцев и девять дней 1941 г. составили 4 миллиона 473 тысячи 820 человек. Из них убито и умерло на этапах санитарной эвакуации — 465,4 тысячи человек, умерло от ран в госпиталях — 101,5 тысячи человек, пропало без вести и попало в плен 2335,5 тысячи человек, ранено, контужено — 1256,4 тысячи человек, заболело 66,1 тысячи человек, обморожено — 13,6 тысячи человек. Особенно велик процент (52,2 % от общих потерь) пропавших без вести и попавших в плен[209].

Начальный период войны был самым трудным в организации оперативно-боевой деятельности флотских контрразведчиков. В первые месяцы войны особо ощутимые потери понесли контрразведчики Балтийского флота. Десятки оперативных сотрудников погибли при обороне военно-морских баз Лиепаи, Риги, Таллина. 28–29 августа 1941 г., во время перехода боевых кораблей Краснознаменного Балтийского флота (крейсер «Киров», эсминцы, сторожевики, тральщики, подводные лодки, катера-охотники и др.) и множества судов гражданского назначения (пассажирские теплоходы, ледоколы, буксиры, танкеры и пр.) из Таллина в Кронштадт (Таллинский переход)[210], в районе острова Гогланд[211] немецкой авиацией был потоплен транспорт, на котором эвакуировалась основная часть сотрудников Особого отдела КБФ. Практически никто из экипажа и пассажиров не уцелел. Несколько сотрудников отдела погибли на борту спасательного судна «Нептун»[212], приписанного к ЭПРОНу.

Сложная военная и оперативная обстановка сложилась и на Черноморском флоте. Большое число сотрудников погибло или попало в плен при героической обороне Севастополя (1941–1942), в ходе боевых действий кораблями и соединениями Дунайской, Днепровской и Пинской флотилий.

Невосполнимые потери, нехватка оперативных работников не могли не сказаться на работе флотских контрразведчиков. В этой ситуации, с учетом временных неудач нашей армии, флотские контрразведчики сосредоточили свою деятельность на двух основных направлениях: выявлении агентуры противника и борьбе с дезертирами, трусами и паникерами. При этом контрразведчики исходили из того, что в начальный период войны немецкие спецслужбы вербовали пленных советских военнослужащих простыми методами, «накоротке», зачастую прямо на передовой. Те, кто давал согласие на сотрудничество с германской разведкой, сразу же, после кратковременного инструктажа, перебрасывались через линию фронта в расположение частей Красной армии и Военноморского флота. Результаты «работы» таких агентов были недостаточно эффективны, так как многие из них сразу же сдавались добровольно, даже не приступив к выполнению задания, других задерживали после перехода линии фронта. Так, утром 25 августа 1941 г. красноармеец одной из воинских частей, оборонявших Таллин, сдался в плен гитлеровцам. На допросе он сообщил немецким офицерам известные ему сведения об организации обороны города. Сразу же после допроса, 25 августа, «новоиспеченный» агент был завербован, накормлен, снабжен сигаретами, шоколадом, ромом, листовками и переброшен в расположение морской бригады Балтфлота с заданием склонять моряков к переходу на сторону противника. Уже утром 26 августа его арестовала советская контрразведка[213].

К концу 1942 г., когда стал очевидным провал плана молниеносной войны, немецкая разведка перешла к более тщательному отбору и подготовке своих агентов. В частности, германская морская разведка в агентурной работе против ВМФ СССР в основном старалась опираться на военнопленных моряков-специалистов, хорошо знавших объекты разведки и морские театры.

В числе важнейших направлений деятельности флотских контрразведчиков в начальный период войны были укрепление боеспособности частей и кораблей ВМФ, борьба с проявлениями дезертирства, трусости и паникерства среди личного состава.

Работа на этом участке строилась по трем направлениям: информирование командования о недочетах и недостатках в дисциплине, оперативная работа по обнаружению негативных явлений и организация заградительных мероприятий по предупреждению побегов военнослужащих.

Активно боролись с дезертирством заградительные отряды[214], руководство которыми осуществляли особые отделы. С учетом сложившейся обстановки на фронтах заградительными отрядами применялись самые жесткие меры к бежавшим с поля боя, вплоть до расстрела перед строем или предания их суду военного трибунала. В последующие периоды Великой Отечественной войны в силу происшедшего изменения характера боевых действий, перехода Красной армии от обороны к наступлению, а также проведенных по линии Государственного Комитета Обороны мероприятий по укреплению дисциплины в Красной армии и на Военноморском флоте борьба с дезертирами, трусами и паникерами уже не носила такого острого характера.

В 1943 г. стратегическая инициатива окончательно перешла к Красной армии, которая провела ряд наступательных операций и освободила от врага оккупированные территории, в том числе приморские города и военно-морские базы. В результате значительно расширились возможности советской контрразведки, особенно за линией фронта. Новая обстановка и возросшие оперативные задачи выявили необходимость ее перестройки, которая коснулась и органов военно-морской контрразведки.

В соответствии с постановлением СНК СССР от 19 апреля 1943 г. 9-й (морской) отдел Управления особых отделов НКВД СССР по обслуживанию Военно-морского флота передавался в подчинение Народного комиссариата Военно-морского флота СССР, на его основе сформировано Управление контрразведки (УКР) «Смерш» НКВМФ[215].

31 мая 1943 г. постановлением ГКО № 3461 сс/ов было утверждено Положение об Управлении контрразведки «Смерш» НКВМФ и его органах на местах. На флотскую контрразведку возлагались следующие задачи: борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок, а также с антисоветскими элементами, проникшими в Военно-морской флот; принятие необходимых мер, исключающих возможность безнаказанного проникновения агентуры противника и антисоветских элементов на флот; борьба с предательством и изменой Родине в частях, соединениях и учреждениях ВМФ, с дезертирством и членовредительством[216].

Этим же положением подразделения «Смерш» НКВМФ освобождались от проведения всякой другой работы, не связанной с выполнением перечисленных выше контрразведывательных задач.

Отделы «Смерш» ВМФ были созданы как централизованная организация, с подчинением только своим вышестоящим органам. Начальник УКР «Смерш» НКВМФ, назначенный приказом наркома Военно-морского флота от 3 июня 1943 г. № 00154, комиссар госбезопасности П.А. Гладков подчинялся непосредственно народному комиссару Военно-морского флота и выполнял только его распоряжения.

В соответствии с положением флотские подразделения «Смерш» комплектовались за счет оперсостава бывшего 9-го отдела УОО НКВД СССР и спецотбора военнослужащих из числа командного и политического состава ВМФ, которым присваивались воинские звания, установленные в Военно-морском флоте. Сотрудники УКР «Смерш» НКВМФ экипировались в форму одежды, определенную для соответствующих родов войск ВМФ. Наказания за нарушения формы одежды определялись статьями Дисциплинарного устава[217].

По мере необходимости отделы контрразведки «Смерш» НКВМФ поддерживали контакты с соответствующими органами НКГБ СССР, НКВД СССР, ГУКР «Смерш» НКО СССР, разведывательными управлениями Генерального штаба Красной армии и НКВМФ, обменивались с ними информацией и ориентировками.

В структуру УКР «Смерш» НКВМФ входили четыре отдела, следственная часть, отделения шифрсвязи, оперативной техники и другие вспомогательные подразделения.

Для реализации основных задач, поставленных перед флотской контрразведкой, требовалось наличие профессионально подготовленных, грамотных и инициативных сотрудников. Руководство УКР «Смерш» флота при поддержке командования НКВМФ предпринимало немало усилий, чтобы подразделения контрразведки комплектовались надежными, умными и образованными офицерами. Действовавшие ранее курсы подготовки и переподготовки оперсостава уже не в полной мере отвечали реалиям, в которых приходилось работать контрразведчикам. Для подготовки оперативного состава органов контрразведки «Смерш» НКВМФ приказами наркома Н.Г. Кузнецова от 9 и 15 февраля 1944 г. с 1 марта того же года открывалась Высшая школа контрразведки ВМФ по подготовке и переподготовке офицерского состава, с годичным сроком обучения. Фактически она начала функционировать с 15 мая 1944 г., поэтому эта дата отмечается как день Высшей школы контрразведки «Смерш» ВМФ[218].

Кандидаты на обучение в школе должны были иметь законченное среднее образование, возраст не моложе 20 и не старше 35 лет, состоять в рядах ВКП(б) или ВЛКСМ, а по состоянию здоровья быть пригодными для оперативной работы. В целях улучшения качества учебной работы в сентябре 1944 г. был создан учебный совет ВШК, который наряду с совершенствованием чисто учебного процесса занимался изучением современного опыта контрразведывательной работы и его внедрением в учебные программы[219].

Для поднятия общеобразовательного уровня и деловой квалификации оперсостава приказом начальника УКР «Смерш» НКВМФ с октября 1944 г. вводилось обязательное изучение оперативными работниками иностранных языков. При этом учебные группы укомплектовывались по тем иностранным языкам, изучение которых было наиболее целесообразным для данного флота или флотилии[220].

Одновременно не прекращали свою деятельность и курсы подготовки оперативного состава отделов контрразведки «Смерш» всех флотов ВМФ СССР. Их комплектование находилось под личным контролем Н.Г. Кузнецова[221].

В период коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны (начало 1943—конец 1944 г.) части и соединения Красной армии, продвигаясь с боями на запад, освобождали от противника ранее оккупированные территории. В этих областях началась работа по отбору призывников, в том числе в части Военно-морского флота. Сотрудники отделов контрразведки «Смерш» НКВМФ тщательно изучали новобранцев, чтобы не допустить на службу лиц, причастных к разведорганам противника или оказывавших содействие оккупационным властям. Особенно внимание уделялось проверке призывников, направляемых для прохождения службы на боевые корабли.

В период освобождения военно-морских баз флота в Новороссийске, Севастополе, Одессе, Таллине, Риге и Лиепае сотрудники морской контрразведки занимались выявлением агентов противника, оставленных на глубокое «оседание». В этих целях отделами контрразведки «Смерш» флотов и флотилий направлялись заблаговременно сформированные оперативные группы[222] из числа наиболее подготовленных контрразведчиков. Перед оперативными группами ставилась задача — вместе с передовыми частями армии и флота вступить в города и населенные пункты и немедленно приступать к оперативно-поисковой работе по установлению вражеских агентов.

Флотские контрразведчики в составе опергруппы заранее снабжались справочными оперативными и следственными материалами, имели ориентировки на уже известных вражеских разведчиков, изменников Родины и предателей. Кроме того, оперативный состав в интересах розыска гитлеровских пособников использовал опознавателей из числа зафронтовых разведчиков и бывших агентов спецслужб противника, ранее задержанных или явившихся с повинной и выполнявших задания флотской контрразведки.

Отсюда видно, что результаты деятельности опергрупп во многом зависели от итогов проведения зафронтовых операций, в ходе которых добывались сведения о разведорганах противника, местах дислокации разведшкол и вражеской агентуре. Кроме того, на оккупированной территории флотскими зафронтовы-ми разведчиками выявлялись предатели и пособники, каратели и полицаи.

В начальный период Великой Отечественной войны зафрон-товая работа особых отделов НКВД флотов ориентировалась главным образом на дезорганизацию немецкого тыла путем диверсионных актов и носила больше разведывательный, нежели контрразведывательный характер. Это объяснялось неподготовленностью оперсостава, отсутствием в то время специальной подготовки у забрасываемой агентуры, опыта серьезной зафронтовой работы и знания оперативной обстановки на оккупированной территории. Из-за несовершенства, в отличие от немцев, техники переброски агентуры, ограниченных возможностей по организации связи и снабжения ее всем необходимым часто происходили провалы агентуры, в частности при выброске в тыл противника. Самые серьезные вопросы вызывала материальная обеспеченность зафронтовых операций экипировкой, оружием, а также надежными документами. Качественное изменение положения на советско-германском фронте в 1943 г. создало объективные условия для повышения уровня зафронтовой работы[223].

Одним из основных мероприятий, повлиявших на эффективность операций, явилось создание в 1943 г. специальных школ для обучения агентуры, намечавшейся к использованию за линией фронта. В этих школах наряду с теоретическим курсом были введены углубленные практические занятия (инсценировка допроса агента на случай задержания, организация радиосвязи, маскировка передвижения по лесу и др.). Главные задачи зафронтовых разведчиков отныне — это внедрение в разведорганы противника, перевербовка их сотрудников, выявление агентуры противника[224].

Проведенные в короткое время мероприятия позволили органам контрразведки «Смерш» ВМФ в дальнейшем осуществить ряд удачных зафронтовых операций.

В 1944–1945 гг. военно-морские контрразведчики вели оперативную работу в частях и на кораблях флота, дислоцировавшихся в местах бывших немецких баз на территориях Германии, Финляндии, Румынии, Болгарии и Кореи. Здесь контрразведчики еще чаще сталкивались с агентурой противника, оставляемой на длительное оседание.

Так же как и на освобождаемой советской территории, в бывших иностранных военно-морских базах активно действовали оперативные группы. Оперативные сотрудники морской контрразведки выявляли вражескую агентуру, вели допрос военнопленных немецких морских офицеров, принимали участие в проверке (фильтрации) советских военнопленных и опросах местного населения. В состав опергрупп включались контрразведчики со знанием иностранного языка. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий только в Кенигсберге и Пиллау[225] советской морской контрразведке удалось арестовать 17 агентов немецкой разведки.

8 августа 1944 г. начальник 1-го отделения ОКР «Смерш» КБФ капитан II ранга Мозгов с участием переводчика Секретариата Отдела лейтенанта Мадисова допросил командира потопленной немецкой подводной лодки U-250 Вернера Шмидта. В ходе допроса Шмидт рассказал о численности корабельного состава германского военно-морского флота по классам, о схеме построения германского флота. Особое внимание представителей Отдела контрразведки «Смерш» КБФ вызывала численность подводных лодок в Балтийском море и Финском заливе, места их дислокации. Шмидт отметил, что в Балтийском море имеется примерно 50–60 подводных лодок, а в Финском заливе — 4–5. Подводные лодки в Финском заливе, как отметил Шмидт, базировались в порту Хельсинки (Финляндия), район их боевого действия — между островами, главным образом придерживаясь Финского побережья. Германские подводные лодки в Балтийском море сводились в пять флотилий, штабы которых дислоцировались в Либаве (там же находились 3 подводных лодки), в Мемеле (10 подводных лодок), в Пиллау (10 подводных лодок), в Штеттине (5–6 подводных лодок), в Киле (10 подводных лодок). Кроме того, в Готенгафене дислоцировались от 25 до 30 единиц. В задачи, которые выполняли подводные лодки в Финском заливе, входила охрана Финского побережья, в случае нападения со стороны советского флота встречать на коммуникациях русские корабли, сообщать об этом в штаб, а затем топить их. Крупные корабли германского флота базировались в основном на главной базе германского флота на Балтийском море — в Готенгафене. В Хельсинки базировались преимущественно мелкие корабли (миноискатели, тральщики, торпедные катера и другие подобные им). В. Шмидт назвал места размещения судостроительных предприятий Германии и выпускавшиеся на них корабли и подводные лодки. Он также сказал, что в Германии за период войны с Советским Союзом выпущено примерно 500 подводных лодок. В месяц выпускалось примерно 12–13 подводных лодок. Шмидт рассказал о конструкции сетевых минных заграждений, об организации дозоров и поисков советских кораблей в Финском заливе. Каждой немецкой подводной лодке был определен квадрат для дозора и контроля за коммуникациями, через перископ велось наблюдение за горизонтом, при появлении советского корабля, независимо от его водоизмещения, германские подводные лодки атаковали его. Важными были сведения об организации охраны водных районов на подходах к немецким и финским портам, которая велась в основном патрулированием финскими мелкими сторожевыми катерами, которые курсировали круглосуточно.

Следует отметить, что на протяжении войны сотрудникам флотской контрразведки приходилось пресекать разведывательные устремления и союзных с СССР стран, разведки которых имели возможность вести работу против Советского Союза с легальных позиций. В частности, на Северном флоте дислоцировались отдельные авиационные части и группы надводных и подводных кораблей Великобритании, среди личного состава которых были профессиональные разведчики. Кроме того, более 35 тысяч военнослужащих ВМФ СССР за период войны посетили порты США и Англии в составе команд кораблей, передаваемых нашей стране по ленд-лизу[226]. Все это требовало усиления контрразведывательных мер по обеспечению безопасности наших военно-морских баз и личного состава флота.

Значительный объем проверочной работы проделали сотрудники сформированного в феврале 1945 г. Отдела контрразведки «Смерш» 5-го отдельного отряда кораблей ВМФ СССР. Военнослужащие этого отряда, численностью до 5 тысяч человек, должны были укомплектовать экипажи боевых кораблей, закупленных СССР в США. Для оперативного обслуживания экипажей в период их нахождения за границей в США были командированы сотрудники Отдела контрразведки.

Аналогичный Отдел контрразведки «Смерш» НКВМФ был сформирован в июне 1945 г. для оперативного обслуживания плавсостава Балтийского флота, предполагаемого для комплектования экипажей кораблей, принимаемых из состава германского военно-морского флота. В 1945–1946 гг. отделом была проведена основательная проверочная работа, так как приемке подлежало около 700 кораблей различного класса[227].

Командованием ВМФ СССР был установлен согласованный с органами контрразведки порядок приема, в соответствии с которым англичане доставляли корабли в оккупированный ими порт Травемюнде[228], где формировали конвои и с немецкими командами направляли их в Свинемюнде[229] для укомплектования экипажами из советских моряков. После приемки немецкие офицеры и матросы снимались с кораблей и на английской плавбазе возвращались в Травемюнде. Безопасность наших моряков в Свинемюнде обеспечивали прибывшие из Кронштадта офицеры ОКР «Смерш» отряда надводных кораблей.

В начале 1946 г. начальник ОКР «Смерш» Балтийского флота Н.Д. Ермолаев направил начальнику УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладкову докладную записку «О проделанной работе ОКР “Смерш” КБФ по обеспечению приемки трофейных кораблей бывшего немецкого флота. По состоянию на 15.01.46 г.», в которой отмечал, что вся подготовительная работа по обеспечению приемки трофейных кораблей бывшего немецкого флота проводилась ОКР «Смерш» отряда надводных кораблей в Кронштадте. В документе подчеркивалось, что Отдел контрразведки «Смерш», решая вопрос оперативно-агентурного обеспечения операции по приемке кораблей, ставил перед собой в первую очередь задачу недопущения вывода из строя кораблей немецкими командами, так как были все основания полагать, что моряки немецкого флота способны на враждебные акты. С другой стороны, учитывая, что вопросами передачи нам кораблей руководят англичане, с широким использованием в этой операции немцев, мы ставили перед собой задачу установить деятельность английской разведки против нас вообще и в каком направлении английская разведка использует против нас немецких моряков в частности. Третьей задачей являлось тщательное изучение обстановки, в которой оказался наш личный состав на территории Германии, и разработка вопросов, связанных с отрицательным влиянием этой обстановки на неустойчивых в политическом и моральном отношении военнослужащих.

По данным ОКР «Смерш», прибывшим в Свинемюнде, англичане вели среди немцев активную антисоветскую пропаганду. Однако как только был принят первый конвой и немецкие матросы сами убедились в абсолютно корректном с советской стороны к ним отношении, настроения немцев резко изменились. В результате агентурно-оперативной работы было получено значительное количество материалов, свидетельствующих о том, что английские военные власти недобросовестно относятся к разделу бывшего германского военно-морского флота. По имевшимся в ОКР «Смерш» данным, английское командование утаивало от Советского Союза большое количество немецких кораблей, попавших к ним в качестве трофеев. Суда новейшей конструкции и малоизношенные англичане, как правило, оставляли себе, наиболее сложные приборы и часть оборудования английское командование снимало с передаваемых СССР кораблей. Корабли передавались СССР без чертежей, схем и формуляров, в то время как, по агентурным данным, вся эта техническая документация оставлялась англичанами у себя. Несмотря на то, что некоторая часть немецких матросов и офицеров более или менее добросовестно выполняла свои обязанности по доставке СССР кораблей, все же за истекшее время на принятых советской стороной кораблях «имело место несколько подозрительных на диверсию актов. 24 декабря 1945 г. на крейсере “Нюрнберг”[230] было обнаружено намерение немецких заводских специалистов вывести из строя главные турбины. 31 декабря 1945 г. на крейсере “Лейпциг”[231] старшина 2-й статьи Шульга обнаружил в шкафу две адские машины с часовыми механизмами и с подключенными электрическими проводами. 21 ноября 1945 г. на КТЩ типа “КФК”[232] № 10 около дизеля была обнаружена противопехотная мина со вставленным взрывателем[233]».

Начальник ОКР «Смерш» Балтийского флота отмечал, что, английское командование, видя, что советская сторона придает принципиальное значение каждому факту, подозрительному на диверсию или вредительство, и не оставляет ни одного из них без внимания, стало принимать, видимо, необходимые меры, в результате чего в течение января 1946 г. советские представители более не встречались с фактами, говорящими о том, что немцы ведут активную работу по выводу из строя передаваемых СССР кораблей. Н.Д. Ермолаев подчеркивая, что на принятых 50 % кораблей не было допущено ни одного сколько-нибудь существенного диверсионного акта, относил это на счет тех мероприятий, которые систематически осуществлялись командованием и ОКР “Смерш” в процессе приемки»[234].

В период Великой Отечественной войны контрразведчики Черноморского, Северного и Тихоокеанского флотов выявляли английских и американских разведчиков в составе военно-морских миссий соответствующих стран, изучали формы и методы их деятельности, организовывали профилактическую работу в советских штабах, частях и соединениях кораблей среди военнослужащих, находившихся в загранкомандировках.

В частности, уже через три месяца после начала войны, 25 сентября 1941 г., начальник 3-го Управления НКВМФ СССР дивизионный комиссар А.И. Петров в специальном сообщении наркому ВМФ Н.Г. Кузнецову информировал, что оставшиеся на Черноморском флоте представители английской военно-морской миссии продолжали усиленно заниматься разведывательной работой. Путем личного наблюдения и бесед с командным составом они пытались подробно выяснить, какое вооружение на том или другом корабле, их тактические и ходовые качества и т. д., проявляли интерес к штату подлодок и их тактическим свойствам[235].

Морская контрразведка полагала, что английская разведка, наряду со сбором данных о силах флота, активно изучала регион Кавказского побережья Черного моря не только со стратегической точки зрения как возможного театра военных действий, но также его экономику, взаимоотношения национальностей, проживавших в регионе.

Значительное внимание контрразведчики уделяли и информационной работе, когда в ходе борьбы с агентурой противника в отдельных частях и подразделениях флота агентурным и следственным путем вскрывались снижающие боеспособность частей существенные недочеты в боевой подготовке, состоянии дисциплины среди личного состава, сохранении военной тайны. Эта информация устно или письменно незамедлительно доводилась до командования ВМФ СССР, флотов, флотилий и береговых частей.

В этом направлении морскими контрразведчиками была проделана за годы войны большая работа, которая в силу ее специфики не поддается полному учету.

Всего органами контрразведки флотов и флотилий было направлено около 2500 специальных сообщений, из них: по специальным вопросам (о подозрительных связях военнослужащих с иностранцами, об обстановке в военно-морских базах, освобожденных от противника, и в базах противника, занятых нашим флотом) — 1054; о недочетах в боевой подготовке, боевой готовности и политическом воспитании личного состава — 415; о нарушениях в сохранении секретных документов, их утере и разглашении военной тайны — 180; по фактам аморальных проявлений, антикомандирских высказываний, плохого состояния дисциплины — 456; об антисоветских проявлениях— 292; о злоупотреблении служебным положением и фактах мародерства — 61[236].

Эта информация помогала командованию быстро принимать меры по ликвидации нарушений и лишала противника возможности использовать имеющиеся недочеты в своей деятельности.

В завершающий период Великой Отечественной войны флотские контрразведчики, так же как и другие органы контрразведки «Смерш», наряду с контрразведывательным обеспечением соединений флотов осуществляли розыск агентуры иностранных разведок, изменников Родины и предателей.

Морским контрразведчикам приходилось изучать и обрабатывать значительный массив информации. Розыскные списки и материалы представляли собой многотомные дела, содержавшие тысячи документов и фотографий. Имевшаяся в них информация зачастую носила отрывочный характер, поэтому сотрудникам приходилось готовить уточняющие ориентировки и проводить дополнительные проверки. Розыскная работа давала конкретные результаты.

В сентябре 1944 г. УКР «Смерш» НКВМФ была арестована группа бывших военнослужащих 8-го дивизиона тральщиков охраны водного района[237] Балтийского флота.

После проведения расследования УКР «Смерш» НКВМФ направило специальное сообщение наркому ВМФ СССР Н.Г. Кузнецову № 001059 от 21 сентября 1945 г.: «В сентябре 1941 г. при захвате немцами главной военно-морской базы г. Таллин и вторжении их первых десантных частей на остров Эзель[238] Эстонской ССР группа командиров 8-го дивизиона тральщиков ОВРа КБФ во главе с командиром тральщика № 89[239], командиром тральщика № 82[240] договорились между собой изменить Родине путем ухода на кораблях в Швецию. Находившиеся на тральщике № 89 военный комиссар 8-го дивизиона тральщиков старший политрук Яковлев и военком тральщика № 89 политрук Акулов пытались воспрепятствовать совершению акта измены Родине, но были зверски убиты группой изменников, и трупы их выброшены в море. С целью сокрытия следов террористического акта над комиссарами группа изменников Родины сожгла в топке корабля их личные вещи и документы.

Одновременно руководители изменнической группы пытались создать легенду о том, что якобы комиссары, не согласившись на уход в Швецию, возвратились на шлюпке к острову Эзель. С этой целью корабельная шлюпка с тральщика № 89, где находились комиссары, была выброшена за борт. По прибытии в Швецию руководители изменнической группы передали тральщики № 82 и 89 с их вооружением и личным составом шведским военным властям. Находясь в Швеции, группа изменников вела среди личного состава интернированных моряков антисоветскую пропаганду, создав в дальнейшем, при помощи шведской администрации лагеря, антисоветскую организацию, ставившую своей целью склонить весь личный состав к невозвращению на родину. В результате 34 человека из числа интернированных отказались возвратиться в СССР»[241].

В декабре 1944 г. репатриированные шведскими властями бывшие военнослужащие Балтийского флота были арестованы УКР «Смерш» НКВМФ.

По окончании следствия дело было передано в Военную коллегию Верховного суда СССР, которая, рассмотрев материалы в судебном заседании, 20 сентября 1945 г. приговорила организаторов побега на основании статей 58—1«б», 58—8 и 58–11 к высшей мере наказания — расстрелу, остальных — к лишению свободы сроками от 8 до 10 лет с конфискацией имущества и лишением командирских званий.

Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 28 ноября 1989 г. приговор ВК ВС СССР от 20 сентября 1945 г. в отношении командиров тральщиков был изменен: их действия переквалифицировались на статью 193—2«д» УК РСФСР (неисполнение отданного в порядке службы приказания, совершенное в боевой обстановке), на основании которой они считаются осужденными к высшей мере наказания с конфискацией имущества и лишением воинских званий[242].

Оперативно-розыскная работа давала конкретные результаты. Так, если за 1944 г. и первую половину 1945 г. по розыскным делам было арестовано 33 человека, то за период с 1 августа 1945 г. по 1 января 1946 г. — 76 человек. Кроме того, 74 вражеских агента, изменника и предателя по ориентировкам отделов «Смерш» ВМФ были задержаны органами контрразведки НКГБ, НКВД и НКО[243].


Глава 6. ПРОТИВНИК


Разведывательно-диверсионные органы фашистской Германии

Задолго до начала Второй мировой войны гитлеровская Германия определила стратегическую задачу по захвату территорий других стран и подчинению большинства государств Европы. Наряду с наращиванием военно-промышленного потенциала, правящие круги уделяли пристальное внимание увеличению численности и совершенствованию деятельности германских разведывательных и иных специальных служб, сосредоточив их основные усилия на работе против Советского Союза. Готовя нападение на СССР, они еще осенью 1940 г., реализуя установки плана «Барбаросса», дали указания немецким специальным службам активизировать разведывательную работу против нашей страны по всем линиям, включая заброску агентов.

О размерах подрывной деятельности германской разведки против СССР свидетельствует тот факт, что на советско-германском фронте действовало более 130 немецких разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд и групп и около 60 специальных школ по подготовке разведчиков, диверсантов и террористов для заброски в тыл советских войск.

Советским специальным службам и прежде всего органам военной контрразведки в действующей армии и органам контрразведки НКВД СССР пришлось столкнуться с хорошо подготовленным противником в лице Управления военной разведки и контрразведки (абвер), а также разведывательно-диверсионного реферата PCXА «Цеппелин».

Немецкий военный разведывательный и контрразведывательный орган абвер был организован в 1921 г. (1 января 1921 г. — день образования министерства рейхсвера) на правах отдела военного министерства Германии и официально значился как контрразведывательный орган рейхсвера. Следует отметить, что после поражения в Первой мировой войне официально в период с 1919 по 1920 г. Германия не имела своего военноразведывательного органа, этот период в истории спецслужбы получил термин «годы без разведки».

В 1935 г. абвер возглавил опытный разведчик, будущий адмирал Ф.В. Канарис, имевший на тот период чин капитана цур зее (капитан 1-го ранга). В 1938 г. отдел «военная контрразведка» на правах группы (нем. Amtsgruppe Abwehr), а в 1941 г. — уже в качестве управления Абвер-заграница (Amt Abwehr/Ausland) вошёл в состав верховного командования вооруженных сил вермахта (ОКВ). Перед этим управлением была поставлена задача организовать широкую разведывательную и подрывную работу против стран, на которые готовилась напасть Германия, особенно против Советского Союза[244].

В состав управления Абвер-заграница входили три основных отдела: Абвер-1, Абвер-2, Абвер-3, Аусланд и Центральный.

Основными задачами отдела Абвер-1 являлись сбор разведывательной информации об армиях, военно-воздушных силах и военно-морских флотах иностранных государств, экономическом положении стран мира (стратегические запасы, выпускаемая продукция для военных нужд, состояние оборонной промышленности). Кроме того, этот отдел занимался радиоперехватом сообщений противника, изготовлением документов прикрытия и оперативной техники, обеспечением связи с закордонной агентурой, а также подготовкой агентов-радистов.

Абвер-2 — организация диверсионно-террористической деятельности, разработка и изготовление средств террора и диверсий, подготовка и заброска в советский тыл агентов для совершения диверсионно-террористических актов, формирование из немцев, проживающих на территориях стран-противников, спецподразделений для захвата стратегически важных объектов.

Абвер-3 — контрразведывательная работа в вооруженных силах фашистской Германии, военно-административных и военнохозяйственных учреждениях и на объектах оборонного значения. Этот отдел занимался дезинформацией противника через свою агентуру, руководил радиоконтрразведывательной службой и обработкой перехваченных радиограмм.

Аусланд (иностранный отдел) занимался изучением экономики, внешней и внутренней политики иностранных государств. Разрабатывал вопросы взаимоотношений немецкой армии с зарубежными армиями.

Центральный отдел занимался комплектованием кадров, материальным и финансовым обеспечением, мобилизационной работой.

Практическую разведывательную, контрразведывательную и диверсионную работу проводили периферийные органы абвера — Абверштелле, которые создавались при каждом военном округе, подчинялись непосредственно управлению Абверзаграница и согласовывали свою работу с разведывательными отделами (1Ц) штабов военных округов. Первоначально были созданы Абверштелле Берлин и Абверштелле Кенигсберг, впоследствии Абверштелле Краков, Абверштелле Вена, Абверштелле Бухарест, Абверштелле София, Абверштелле Остланд, Абверштелле Украина, Абверштелле Юга Украины, Абверштелле Крым.

В нейтральных и союзных с Германией странах действовали выполнявшие разведывательные и контрразведывательные функции подразделения «Кригсорганизацион».

Так, например, в Шанхае дислоцировался центр немецкой военной разведки на Дальнем Востоке — Кригсорганизацион Дальний Восток. Его сотрудники работали под прикрытием дипломатических, торговых, научных и других представительств и занимались сбором военно-политической информации о советском Дальнем Востоке.

Весной 1941 г., накануне нападения Германии на СССР, всем армейским группировкам немецкой армии были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной команде абвера, а армиям — подчиненные этим командам абвергруппы, которые вместе с подчиненными им разведывательными школами были основными структурами немецкой военной разведки, действовавшими на советско-германском фронте.

Штаб «Валли» — специальный орган, созданный управлением Абвер-заграница в июне 1941 г. для организации разведывательно-диверсионной работы против Советского Союза, имевший в своем составе следующие подразделения.

Отдел «Валли-1» — руководство военной и экономической разведкой на советско-германском фронте. В подчинении «Валли-1» находились разведывательные команды и группы, приданные штабам армейских группировок и армий для ведения разведывательной работы на соответствующих участках фронта, а также команды и группы экономической разведки, проводившие сбор разведданных в лагерях военнопленных. С 1942 г. в непосредственном подчинении «Валли-1» находился специальный орган «Зондерштаб Россия», проводивший агентурную работу по выявлению партизанских отрядов, антифашистских организаций и групп в тылу действующей немецкой армии.

Отдел «Валли-2» — руководство абверкомандами и абвергруппами по проведению диверсионных и террористических актов в частях и соединениях Красной армии, в войсках НКВД, а также в тылу действующей армии.

Отдел «Валли-3» — руководство контрразведывательной деятельностью подчиненных ему абверкоманд и абвергрупп по борьбе с советскими разведчиками, партизанским движением и антифашистским подпольем на оккупированной территории СССР в тылу Красной армии.

В занятых вермахтом крупных городах, имевших важное стратегическое и промышленное значение, таких как Таллин, Ровно, Минск, Киев и Днепропетровск, дислоцировались местные отделения контрразведки — Абвернебенштелле (АНСТ), а в небольших городах, расположенных недалеко от границы и удобных для заброски агентуры, располагались их филиалы — Аусенштелле. В крупных гарнизонах, укрепрайонах и отдельных промышленных центрах действовали представители ACT и АНСТ — абверофицеры, занимавшиеся контрразведывательной работой среди местного населения, в воинских частях и на промышленных предприятиях.

До лета 1942 г. на советско-германском фронте действовали три армейские группировки, именовавшиеся вначале армейскими группировками А, Б и Ц, или группировками Зюд (Юг), Митте (Центр) и Норд (Север). Приданные этим группировкам разведывательные абверкоманды именовались абверкомандами 1А, 1Б и 1Ц или абверкомандами 1 Зюд, 1 Митте, 1 Норд. Диверсионные команды имели аналогичные наименования с добавлением цифры 2 (абверкоманда 2А и т. д.), а контрразведывательные команды — цифры 3 (абверкоманда ЗА и т. д.). Эти же команды одновременно носили наименования по позывным своих радиостанций («Меркурий», «Сатурн», «Орион», «Марс», «Нептун»).

Летом 1942 г. были сформированы армейские группировки Зюд А, Зюд Б и Дон, к которым по линии абвера были приданы новые абверкоманды и абвергруппы. К этому же времени относится и изменение наименований абверкоманд и абвергрупп, — им была присвоена новая нумерация. Разведывательные команды и группы получили нумерация от 101 и выше, диверсионные — от 201 и выше, контрразведывательные — от 301 и выше, экономической разведки — от 150 и выше.

Кроме абверкоманд, в непосредственном подчинении штаба «Валли» находились Варшавская школа по подготовке разведчиков и радистов, а также разведывательная школа в местечке Ни-дерзее (Восточная Пруссия) с филиалом в г. Арисе, организованная в 1943 г. для подготовки разведчиков и радистов, оставляемых в тылу наступающих советских войск.

В 1944 г. при реорганизации органов абвера отделы «Валли-1», «Валли-2» и «Валли-3» вместе со своими подчиненными органами вошли в состав Военного управления и VI Управления РСХА, получив новые наименования: Руководящий фронтовой разведывательный орган на Востоке; подчиненные им абверкоманды и абвергруппы стали называться «Фронтауфклерунгскомандо» и «Фронтауф-клерунгсгрупп», сохранив прежнюю нумерацию.

В своей практической деятельности команды, созданные по линии отдела «Валли-1» (Абвер-1) занимались сбором разведывательных данных о частях Красной армии и войск НКВД, оборонительных сооружениях на участках фронта армейских группировок. За время войны на советско-германском фронте действовало шесть разведывательных абверкоманд: 101, 102, 103, 104, 105 и 106, в подчинении каждой находилось от 3 до 6 абвергрупп.

Контрразведывательный орган «Зондерштаб Р» («Особый штаб Россия») был создан абвером в 1942 г. и находился в непосредственном подчинении начальника «Валли-1». Штаб дислоцировался в Варшаве и занимался агентурной разведкой и разложением партизанских отрядов, выявлением лиц, связанных с партизанами, подпольных антифашистских групп и организаций. С октября 1943 г. на «Зондерштаб Р» было возложено проведение агентурной разведки в тылах советских войск.

Для проведения разведывательных и диверсионно-террористических акций были сформированы подразделения специального назначения. В 1939 г. в местечке Слияч в Чехословакии отделом Абвер-2 была сформирована рота специального назначения, позже была преобразована в батальон, дислоцирующийся в г. Бранденбурге. Весной 1940 г. батальон переформирован в полк особого назначения «Бранденбург-800», а в ноябре 1942 г. на базе полка была сформирована дивизия специального назначения «Бранденбург-800», состоявшая из штаба дивизии и пяти полков (801,802, 803, 804 и 805).

Подразделения дивизии «Бранденбург-800» проводили по заданиям абвера и немецкого военного командования диверсионнотеррористические акты и разведывательную работу в тылу советских войск. Они захватывали стратегические объекты и удерживали их до подхода главных сил вермахта, организовывали банды из местного населения, проводили войсковую разведку на передовой с целью захвата «языка» и подрыва оборонительных сооружений, а также совершали террористические акты. Отдельные полки участвовали в борьбе с партизанским движением. Первоначально подразделения «Бранденбург-800» комплектовались главным образом из немцев, владевших иностранными языками, и частично из немцев, проживавших в оккупированных Германией странах. Позже в подразделения дивизии стали поступать завербованные немцами военнопленные Англии, Франции и других воевавших с Германией стран[245].

Учебный полк «Курфюрст» был создан управлением Абвер-заграница в Бранденбурге на базе 805-го полка дивизии «Бранденбург-800» весной 1943 г. Полк был одной из центральных диверсионно-разведывательных школ Абвера-2. В нем проходили обучение официальные сотрудники и агенты абвера. Личный состав для полка отбирали сотрудники абвера в немецких воинских частях. Как правило, в полк брали военнослужащих рядового и унтер-офицерского состава, причем только немцев. По окончании учебы агенты, владевшие русским языком, направлялись в абверкоманду-203 для получения задания и последующей переброски в тыл Красной армии.

Батальон «Бергман» («Горец») был сформирован отделом Абвер-2 осенью 1941 г. недалеко от города Нойгаммера как специальное воинское подразделение, предназначенное для ведения подрывной работы на Кавказе. Батальон комплектовался советскими военнопленными, выходцами с Северного Кавказа и Закавказья, а также добровольцами из немцев, служивших в горнострелковых дивизиях вермахта. Личный состав батальона насчитывал 1500 человек и подразделялся на пять рот. Непосредственно при штабе батальона находился взвод подрывников и группы специального назначения. В сентябре 1942 г. были дополнительно созданы два кавалерийских эскадрона. Подразделения батальона «Бергман» действовали в тылу советских войск, их задачами являлись разрушение коммуникаций, создание паники в войсках и среди местного населения, захват и разведывательный опрос пленных, распространение листовок. Командиры рот батальона «Бергман» имели специальную подготовку и вели вербовочную работу среди антисоветски настроенных местных жителей оккупированных районов Северного Кавказа. В конце июля 1943 г. батальон «Бергман» был переименован в полк «Альпинист», передислоцирован сначала в Крым, а затем в Болгарию, Грецию, Албанию и Югославию, где участвовал в охране коммуникаций и боевых действиях против партизан[246].

Разведывательно-диверсионный реферат «Цеппелин» (предприятие «Цеппелин») был создан для подрывной деятельности по политическому разложению советского тыла в марте 1942 г. Главным управлением имперской безопасности фашистской Германии (РСХА). Штаб «Цеппелина» состоял из аппарата начальника органа и трех отделов: отдел ЦЕТ 1 — комплектование и оперативное руководство подчиненными органами, снабжение агентуры техникой и снаряжением; отдел ЦЕТ 2 — обучение агентуры; отдел ЦЕТ 3 — обработка материалов о деятельности особых лагерей, фронтовых команд и агентов, переброшенных в тыл СССР[247].

«Цеппелин» руководствовался «Планом действий для политического разложения Советского Союза». Эту задачу предполагалось осуществить путем заброски специально обученных агентов в глубокие тыловые районы Советского Союза, имеющие важное оборонное значение, а также в национальные области и республики для сбора разведывательных данных о политическом положении в СССР, проведения националистической антисоветской пропаганды, организации повстанческого движения и осуществления террористических актов. Весной 1942 г. «Цеппелин» направил четыре особые команды (зондеркоманды) на советскогерманский фронт, которые были приданы оперативным группам полиции безопасности и СД при основных армейских группировках вермахта. Зондеркоманды «Цеппелина» занимались отбором военнопленных для последующей вербовки в учебных лагерях, собирали сведения о политическом и военно-экономическом положении СССР путем опроса военнопленных, проводили сбор обмундирования для экипировки агентуры, воинских документов и других материалов для использования в разведывательной работе. Все материалы, документы и предметы экипировки направлялись в руководящий штаб, а отобранные военнопленные — в особые лагеря «Цеппелина».

Весной 1943 г. зондеркоманды были расформированы, а вместо них на советско-германском фронте созданы две главные команды — «Русланд Митте» (позднее переименована в «Русланд Норд») и «Русланд Зюд» (или «Штаб Редера»), которые сосредоточили свои усилия на северном и южном направлениях. Каждая из главных команд «Цеппелина» была мощным разведывательным органом и насчитывала несколько сотен сотрудников и агентов. Они подчинялись только руководящему штабу «Цеппелина» в Берлине, имели оперативную самостоятельность, проводя подбор, обучение и направление агентов, в то же время координируя свои действия с другими разведывательными органами и военным командованием.

После перехода советских войск в наступление по всему фронту «Цеппелин» усилил работу по организации диверсионных актов на военных объектах и сбору разведывательных данных, начал подготавливать и забрасывать через линию фронта диверсионнотеррористические группы.

Диверсионно-террористический орган «СС Ягдфербанд» (истребительное соединение СС) был создан в мае — июне 1944 г. как специальный орган для подготовки и выполнения особо важных заданий диверсионного и террористического характера в расположении частей Красной армии и сил ВМФ. Личный состав «СС Ягдфербанд» состоял из лиц, хорошо подготовленных для подрывной деятельности. В основном это были официальные сотрудники и агенты абвера и «Цеппелина», а также лица, служившие ранее в дивизии «Бранденбург-800» и войсках СС. По мере расширения деятельности кадры органа пополнялись бывшими полицейскими, участниками карательных отрядов, охранных батальонов, различных фашистских националистических формирований, а также военнослужащих вермахта.

Главный штаб состоял из следующих основных отделов: отдел 1А — планирование диверсионных операций; отдел 1Б — заброска агентурных и боевых групп, руководство их действиями и материально-техническое обеспечение; отдел 1Ц — сбор и обработка разведывательной информации, ведение контрразведывательной работы среди личного состава органа; отдел 1Д — обеспечение радиосвязи; Оперативный отдел особого использования — подбор и подготовка кадров. В непосредственном подчинении главного штаба находились два специальных боевых подразделения: 502-й егерский батальон и 600-й батальон парашютистов.

В октябре 1944 г. для ведения подрывной работы на освобожденных от немецкой оккупации территориях республик Советской Прибалтики и северной части Польши был создан филиал «СС Ягдфербанд» под условным наименованием «Ягдфербанд Ост» (истребительное соединение Восток), состоявший из штаба, трех рот специального назначения и нескольких диверсионных групп. Каждая рота имела свое особое назначение и использовалась штабом по мере надобности как самостоятельная боевая единица.

При штабе «Ягдфербанд Ост» были две небольшие (по 17–18 человек) диверсионные группы, которые готовили диверсантов для переброски в тыл Красной армии. Все подразделения «Ягдфербанд Ост» делились на две группы: Балтийскую («Ягдайнзатц Балтикум») и Общерусскую. Балтийская группа создавала повстанческие и диверсионные банды в Прибалтике, а также готовила широкую сеть агентуры на длительное оседание.

В августе 1944 г. в Латвии сотрудниками «СС Ягдфербанд» была создана диверсионно-террористическая организация «Межа Кати» («Дикая кошка»), которая состояла из отдельных диверсионно-террористических отрядов, скомплектованных по принципу землячества из добровольцев латышских дивизий СС, полицейских и нацистских пособников — членов латышской националистической организации «Айзсарги». Кроме «Межа Кати» в распоряжении Балтийской группы находились подразделение диверсантов-латышей и «эстонская рота СС».

Перед войной функции разведки в интересах ВМФ Германии выполняла поделенная на сектора группа I М «Военно-морской флот» (Gruppe IМ Marine), основной задачей которой являлся сбор донесений разведывательного характера. Контрразведывательным обеспечением кригсмарине занималась подгруппа III М Абвер III (контрразведка).

Сектор I М «Запад» (Sektor I М West) отвечал за разведку на Западе и в Трансатлантике во взаимодействии с региональными отделениями в Гамбурге, Бремене, Киле, Вильгельмсхафене, Кельне и Штутгарте. Кроме того, он осуществлял обмен информацией с союзниками Германии — Испанией и Италией. Сектор I М «Северо-Запад» (Sektor I М Nord-West) проводил разведдеятельность у побережья Великобритании и США, а также их трансатлантических колоний и координировал свою работу с разведслужбами ВМС Дании, Норвегии, Швеции и других стран. Сектор I М «Юго-Запад» (Sektor I М Slid-West) осуществлял разведку у побережья Франции и ее колоний и взаимодействовал с разведывательными службами Нидерландов, Бельгии и Люксембурга. Сектор I М «Северо-Восток» (Sektor I М Nord-Ost) собирал сведения в зоне северных морских путей СССР и Польши, используя также информацию разведок Латвии, Литвы и Швеции. Сектор I М «Юго-Восток» (Sektor I М Siid-Ost) вел сбор данных в зоне южных морских путей Советского Союза и Польши во взаимодействии с разведками Румынии, Греции, Турции, Ирана и Афганистана. Сектор I МТ «Техника» (Sektor I МТ Technik) курировал вопросы технической и экономической разведки.

Перед войной сбором развединформации на Востоке занимался Сектор I М «Восток» (Sektor I М Ost). Опирался на донесения своих региональных отделений в Штеттине, Кенигсберге и Вене, а также обменивался информацией с разведками Финляндии, Эстонии, Болгарии, Японии и Венгрии. Первоочередной задачей сектора «Восток» являлась разведка состава, вооружения, планов использования ВМФ Советского Союза, при этом делая упор на создание агентурных позиций среди военнослужащих РККФ и налаживание каналов связи с негласными источниками.

С началом войны активной подрывной деятельностью против Черноморского флота отличался дислоцирующийся на территории Румынии немецкий разведорган МАК («Марине Айнзацкомандо дес Шварцен Меерс») — специальная морская разведывательная команда по Черному и Азовскому морям (фельдпост № 12965), численностью 40 человек.

Первоначально она располагалась в Бухаресте (Румыния) и являлась самостоятельным подразделением. С началом войны против СССР «Морская команда» передислоцировалась на советскую территорию и разделилась на две группы. Первая группа выехала в Одессу, другая в Николаев. Позднее обе группы соединились в Николаеве, откуда переехали в Ялту.

В 1941–1942 гг. в команду вошло около 30 белоэмигрантов, участников болгарского отделения Русского общевоинского союза (РОВС)[248], завербованных «АСТ София», т. н. «русская группа», состоявшая в основном из белоэмигрантов, проживавших в Болгарии. Позднее «русская группа» была включена в «Абверштелле Юга Украины».

Основной задачей «зондеркоманды ОКВ» являлся сбор информации о военном и торговом флотах, о портах, портовых сооружениях и предприятиях судостроительной промышленности, об организации и состоянии береговой обороны побережья.

Информация добывалась главным образом путем допросов советских военнопленных, прослушивания советских радиопередач, анализа материалов газет, издаваемых в воинских частях Черноморского флота. Все собранные из этих источников материалы обобщались, анализировались и в обработанном виде передавались непосредственно адмиралу Канарису — руководителю абвера[249].

В феврале 1943 г. МАК расформировали, а руководящий и личный состав вошел в абверкоманду «Нахрихтенбеобахтер» (НБО).

Морская разведывательная абверкоманда «Нахрихтенбеобахтер» (НБО), сформированая в конце 1941 — начале 1942 г. в Берлине, являлась одним из основных разведывательных органов противника на Черноморском театре. В 1942 г. команда была направлена в Симферополь, где находилась до октября 1943 г. В оперативном отношении НБО, подчиняясь непосредственно управлению Абвер-заграница, собирала разведывательные данные о силах советского флота на Черном и Азовском морях, речных флотилий Черноморского бассейна, а также о военно-морских частях Черноморского пограничного округа НКВД.

Одновременно она в период пребывания в Крыму вела борьбу против разведывательно-диверсионных резидентур НКВД и партизанских отрядов, а также использовалась для проведения разведки глубокого тыла частей и прибрежной полосы, организации диверсионно-террористических актов. Постепенно НБО распространила свою разведывательно-подрывную активность на Северный Кавказ, собирая сведения о частях Северо-Кавказского фронта.

«Нахрихтенбеобахтер» по своей структуре представляла широко разветвленный военно-морской разведывательный орган, располагавший крупными силами и техническими средствами. Руководящий состав имел большой опыт разведывательной и контрразведывательной работы. Она имела разветвленную структуру: управление (до 90 сотрудников), две разведывательные команды, диверсионная команда, группа по вербовке захваченных моряков, лагерь военнопленных, школа подготовки агентуры.

В наиболее важных в тактическом отношении пунктах деятельность НБО против Черноморского флота проводилась через специальные команды, дислоцировавшиеся в Керчи и Мариуполе. В деятельности НБО особое место отводилось подготовке и заброске диверсантов и террористов в расположение частей и соединений советского флота. Для этого НБО координировал свою работу с армейской разведкой — командой «Абвера-2», специально прикрепленной для этой цели к НБО.

Подготовкой агентуры НБО занимались четыре специальные школы: разведчиков, диверсантов и радистов в поселке Тавель[250], радистов — в Евпатории, разведчиков — в Симеизе[251] и Мариуполе. В этих школах обучались главным образом бывшие военнослужащие советского Военно-морского флота, попавшие в плен или добровольно перешедшие на сторону противника. Однако, начиная с 1944 г., школы стали укомплектовываться за счет белоэмигрантов и гражданских лиц, которые по той или иной причине стали сотрудничать с гитлеровцами. Для переброски агентов НБО в советский тыл обычно использовались самолеты, катера и подводные лодки[252].

В октябре 1943 г. НБО передислоцировалась в Херсон, затем в Николаев, а потом в Одессу. В апреле 1944 г. команда переехала в окрестности Вены, где в октябре 1944 г. была расформирована.

Значительную активность в проведении разведывательных акций проявляла немецкая морская разведка «Кондор». Она не ограничивалась ведением разведработы против Черноморского флота, одновременно осуществляя разведку против Турции и Англии. «Кондор» находился в непосредственном подчинении дислоцировавшегося в Вене разведывательного подразделения немецкого Генерального штаба. Там же размещалась и разведшкола.

Этот разведорган осуществлял разведку по Черноморскому флоту вплоть до вступления частей Красной армии в Болгарию. В последний период войны «Кондор», предвидя развитие ситуации не в пользу фашистской Германии, стал проявлять большую активность по вербовке и насаждению в черноморских портах СССР, Болгарии и Румынии агентуры на длительное оседание[253].

Таким образом, органам военной контрразведки ЧФ пришлось столкнуться с широкой сетью разведывательных органов противника и вести непрерывную борьбу с его профессионально подготовленной агентурой.

О профессионализме немецкой агентуры можно судить по тексту спецсообщения начальника 3-го Управления НКВМФ СССР дивизионного комиссара А.И. Петрова на имя наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии от 10 января 1942 г.: «Глава английской военно-морской миссии контр-адмирал Майлс […] сообщил, что ему от английского источника, находящегося в одном из штабов немецкой армии, известно следующее:

Командование немецкой армии располагает рядом подлинников совершенно секретных документов Черноморского флота, к числу которых относятся:

— код с ключом морских штурманов для района Керчи и всего Кавказа;

— секретные указания для морских штурманов, датированные 15 августа 1941 г.;

— особо секретные коммуникации Военно-морского флота СССР, согласно схеме заграждения городов Феодосия и Чаудэ (так в тексте документа назван мыс Чауда. — Авт), датированные 17 сентября 1941 г.;

— четыре карты с точно нанесенной обстановкой военных действий и расположения наших частей:

а) карта № 1356 района г. Новороссийска;

б) № 2232 и 2397 района г. Керчи;

в) № 2203 района г. Феодосии;

г) № 2319 районов гг. Керчи и Новороссийска»[254].

На Севере наибольшую активность проявляли германские военно-морские разведывательные органы, дислоцировавшиеся в военно-морских базах и портах: немецкие — в Тронхейме[255], Тромсё[256], Альтен-фиорде[257], Киркенесе[258], Варде[259], Хаммерфесте[260]и Вадсё[261] (Северная Норвегия), а финские — в Петсамо (Северная Финляндия).

Разведоргану в Тромсё подчинялись филиалы в Киркенесе, Хаммерфесте и Альте (Альтенфиорде).

Киркенесское разведподразделение дислоцировалось в местечке Хессен и контролировало весь район южнее Варангер-фиорда[262]и полуостров Варангер. Как основное звено в системе разведорганов на Севере, оно осуществляло свою деятельность через широкую сеть разведпунктов. Руководство отделения состояло из немцев, агентура — главным образом из норвежцев.

Разведподразделение в порту Альта (Альтен-фиорд), где находилась главная военно-морская база противника на Севере, отвечало и за контрразведывательное обслуживание немецких моряков, главным образом членов экипажа флагмана германского ВМФ — линкора «Тирпиц». Кроме того, оно осуществляло подготовку агентуры, предназначенной для оседания на случай прихода союзных войск в район порта.

Подрывная деятельность финского Генштаба против Северного флота проводилась через Лапландское разведотделение, дислоцировавшееся в Рованиеми[263]. Его работа находилась под полным контролем немецких разведорганов.

Данное разведотделение готовило разведывательно-диверсионные акции, перебрасывало агентуру и диверсантов в тыловые районы советской территории, а также на Северный флот. При переброске и внедрении агентуры противником использовались различные способы: переброска с помощью авиации, переход агентов через линию фронта под видом бежавших из плена и, наконец, вербовка агентуры для оставления на территории, занимаемой наступающими частями Красной армии[264].

Основную разведывательную деятельность против Балтийского флота в период войны осуществлял немецкий разведорган «Абвернебенштелле-Ревал» («АНСТ-Ревал»). Штаб этого подразделения находился на улице Койдула, в тихом и фешенебельном районе оккупированного Таллина — Кадриорге, под вывеской «Бюро по вербовке добровольцев» или «Бюро Целлариуса». Во главе спецоргана стоял опытный разведчик — морской офицер фрегаттен-капитан А. Целлариус.

«АНСТ-Ревал» находился в подчинении разведоргана «Абверштелле-Остланд» («АСТ-Остланд»), дислоцировавшегося в Риге и руководившего всей разведывательно-диверсионной деятельностью германской разведки на северных участках фронта, в том числе против Балтийского флота. Одновременно в этом подразделении сосредоточивалась вся контрразведывательная деятельность в Прибалтике.

На первом этапе войны основной задачей «Бюро Целлариуса» стала диверсионная работа против советских войск. В дальнейшем главной задачей «Бюро» являлась разведывательная деятельность против советских частей армии и флота, контрразведывательная работа в оккупированной Прибалтике, а также разведработа в Финляндии и в нейтральной Швеции.

В состав «АНСТ-Ревал» входили специальные пункты авиаразведки «Реферат-Люфт» (г. Таллин) и морской разведки «Реферат-Марине» (Ленинградская область). «АНСТ-Ревал» занимался вербовкой, обучением и переброской агентуры, организацией десантных групп для диверсий на побережье Балтийского моря и островах Финского залива.

Этот разведорган располагал мощной радиостанцией, условно именуемой «Пагар», морским транспортом и авиацией, а также складами обмундирования, снаряжения, оружия и продовольствия, центральный из которых находился на улице Тоом-Кунинга в Таллине. Начиная с 1942 г. «АНСТ-Ревал» создал широкую сеть своих разведшкол на территории Эстонии и Латвии[265].

Против КБФ активно действовал немецкий разведпункт «Кригсорганизацион Финланд» (КОФ), созданный в апреле 1941 г. и дислоцировавшийся в Хельсинки. Он также подчинялся «Абверштелле-Остланд» и работал в тесном контакте с «АНСТ-Ревал». Штат КОФ насчитывал до 70 официальных сотрудников, главным образом немцев, частично финнов и эстонцев, в задачи которых входила организация разведывательно-диверсионной деятельности против частей Красной армии и сил КБФ, морских и сухопутных десантных операций[266].

В частности, в первые же часы войны КОФом был переброшен на территорию Эстонии разведывательно-диверсионный отряд «Эрна-П».

Отряд был укомплектован 14 разведчиками-радистами, окончившими разведшколу в финском местечке Секе, и 70 бывшими эстонскими солдатами и офицерами, бежавшими в Финляндию в момент установления в Эстонии советской власти.

Подразделение предназначалось для активных боевых действий в тылу Красной армии и являлось базой, откуда немецкая разведка черпала кадры для шпионской и подрывной деятельности на территории Эстонской ССР.

Первая половина группы была выброшена вечером 6 июля 1941 г. на побережье бухты Кунда[267] катерами финских ВМС, а вторая — самолетами в уезде Харьюмаа Эстонской ССР. В ходе проведения террористических и диверсионных актов жертвами «Эрны-П» стали не только советские военнослужащие, но и мирное население республики. В дальнейшем члены группы помимо разведывательно-диверсионной работы использовались в проведении операций на островах Муху, Сааремаа, Хийумаа по поимке и уничтожению оставшихся на оккупированной территории военнослужащих Красной армии, партийных и советских активистов. Расформирована «Эрна-И» была в октябре 1941 г., а ее личный состав был направлен на работу в полицию, подразделения «Омакайтсе» и в немецкие разведывательные органы, дислоцировавшиеся в Эстонии.

На команду разведывательно-диверсионного органа «Цеппелин» — «Русланд Норд» возлагалось ведение военно-политической разведки в глубоком тылу Красной армии и флота, совершение диверсий, организация терактов, руководство нацподпольем. Команда имела свои филиалы в крупных населенных пунктах прифронтовой полосы, поддерживавшие тесные контакты с другими немецкими разведывательными, контрразведывательными и карательными органами.

В январе 1944 г., после поражения вермахта под Ленинградом и Новгородом, гитлеровцы, просчитав ситуацию, создали в Прибалтике несколько разведорганов, специально предназначенных для разведывательно-диверсионной деятельности против частей Красной армии и сил КБФ. В их обязанности входило создание на оставляемой немецкими войсками территории разветвленной агентурной сети, диверсионных групп и подпольных националистических формирований. Одним из таких спецорганов был «Норд-Поль», который проводил особенно активную работу против Балтфлота.

Располагая кадрами опытных разведчиков, отличной материально-технической базой, значительными денежными средствами, сетью школ и подготовленной в них агентурой, «Норд-Поль», начиная с января 1944 г., развернул широкую деятельность по вербовке и обучению агентов, предназначенных на оседание в тылу Красной армии и в портах Прибалтики. Этот орган заблаговременно создал в различных районах Эстонии, Латвии и Литвы разведывательно-диверсионные группы. Они были снабжены средствами связи, вооружением, продовольствием, поддельными документами, красноармейским и флотским обмундированием. На группы также возлагалось проведение террористических актов в отношении офицеров, солдат и матросов Красной армии и КБФ, представителей советской власти и партийных органов[268].

Аналогичные направления деятельности имело и еще одно подразделение немецкой разведки, действовавшее в последний период войны, — передовой разведывательный пункт абверкоманды-166 («Фалост-1» — с января 1945 г. Восточная фронтовая разведка), который с мая 1944 г. развернул свою деятельность на территории Латвии, а позднее — в районе окружения группировки вермахта в Курляндии.

«Фалост-1» имел спецшколу для подготовки радистов-разведчиков, диверсантов и террористов. Из окончивших ее агентов создавались группы в 5—10 человек, которые направлялись в стратегически важные районы Прибалтики и побережья Балтийского моря. Кроме того, формировались спецгруппы зафронтовых разведчиков в составе трех — пяти разведчиков-диверсантов и одного радиста. Для переброски агентуры в советский тыл немцы использовали наземный, воздушный или водный пути. Группы численностью от трех до пяти человек направлялись преимущественно на самолетах или плавсредствах[269].

Кроме этих подразделений на побережье Балтийского моря и Финского залива вела разведывательную работу абверкоманда-166М, сформированная в мае 1944 г. в Таллине. Она забрасывала в советский тыл агентов, подготовленных в разведшколе в местечке Кейла-Йоа.

В Прибалтике функционировал целый ряд немецких разведшкол: в Риге, Валге, Вентспилсе, особенно много школ находилось в окрестностях Таллина (Кумна[270]), Летсе (Лейтсе[271]), Кейла-Йоа[272], а также в Ванна-Нурси[273] и Вихула[274]. В марте 1944 г., за полгода до вступления Красной армии в Таллин, на окраине города, в Пирита, была создана еще одна разведшкола, в которой обучалось 25 человек. Характерная деталь: 24 курсанта — эстонцы, которые ранее находились в заключении в таллинской тюрьме. Во всех школах готовились разведчики, радисты и подрывники. Их комплектование велось главным образом за счет вербовки советских военнопленных, содержащихся в ближайших лагерях, — в Риге, Таллине, Вильянди и других городах.

Как установили контрразведчики Балтфлота, военно-морской специализацией обладали разведшколы на мызе Кумна и в поселке Кейла-Йоа, которые комплектовались преимущественно из военнопленных моряков КБФ. В них готовились разведчики и диверсанты специально для заброски на базы и в тылы советского флота. Начальниками школ, как правило, являлись кадровые офицеры немецкой разведки, а штаты преподавателей, инструкторов, комендантов, старшин, административно-хозяйственного и обслуживающего персонала комплектовались из перешедших добровольно на сторону врага бывших командиров Красной армии и ВМФ. В зависимости от специализации курсантам преподавали топографию, организацию и тактику РККА, методы работы органов контрразведки (НКВД, НКГБ и «Смерш»), способы ведения разведки и маскировки на местности, радиодело (прием и передачу радиограмм, кодирование и шифрование информации).

Первые выпуски в разведшколах, находившихся в Прибалтике, относятся уже ко второй половине 1942 г. Всего же за период своего существования они подготовили до 200 агентов. В июне — июле 1944 г. все курсанты были выведены в Нормандию[275].


Разведывательные органы Румынии

Накануне Великой Отечественной войны румынская разведка осуществляла свою деятельность в составе румынской тайной полиции (сигуранца), находившейся в 1921–1944 гг. в подчинении генеральной дирекции Министерства внутренних дел.

Разведка Румынии осуществляла разведывательную деятельность на территории Одесской области, Молдавской АССР, Винницкой, Каменец-Подольской областей и Приднестровской полосы, граничащей с Румынией, выявляя места дислокации воинских частей Красной армии в названных регионах, их техническое оснащение, состояние ВВС и ПВО, оборонительных сооружений, а также наличие в частях Красной армии лиц румынской национальности.

Разведывательные мероприятия против Черноморского флота и войсковых частей РККА осуществляла «Специальная служба информации» (ССИ), которая являлась органом совета министров Румынии и выполняла разведывательные и контрразведывательные функции внутри страны и за границей.

ССИ состояла из агентурного, контрразведывательного отдела, отдела пропаганды и радиоотдела, имела сеть своих консульств и военных атташе.

На границе с СССР в городах Яссы и Сучава располагались разведывательные центры ССИ, которые перебрасывали через линию государственной границы агентуру в Бессарабию и Буковину. Перед агентами ставились задачи по выяснению внутриполитического положения этих районов, настроения населения, деятельности советских государственных учреждений, в том числе органов безопасности и вооруженных сил.

В мае 1941 г. в Бухаресте побывал адмирал В. Канарис, который поставил перед румынской разведкой задачу активизировать деятельность против СССР. Он заявил начальнику ССИ Г. Кри-теску, что, возможно в скором времени начнется война против Советского Союза, и просил сообщить, какими новыми данными он располагает в отношении СССР. Канарису были переданы подробные данные о частях Красной армии, расположенных на юге СССР. Было видно, что румыны имели сравнительно хорошо поставленную агентурную разведку приграничных районов Советского Союза, откуда регулярно поступали данные о передислокации частей Красной армии и обо всех происходивших там изменениях[276].

В период Великой Отечественной войны активно работал 2-й отдел Генерального штаба румынской армии. При штабах корпусов (армейских и пехотных) румынской армии существовало 2-е бюро «А» 2-го отдела Генштаба румынской армии, занимавшееся заброской агентуры в тыл частей Красной армии, вербовкой агентов из военнослужащих румынской армии, имевших родственные или иные связи на территории СССР, а также из числа местных жителей. В тыл частей Красной армии на глубину до 100 км от переднего края направлялись, как правило, штатные сотрудники 2-го бюро. Переброска агентов осуществлялась путем нелегального перехода линии фронта. Агентам румынской разведки давались задания по установленному маршруту собрать сведения о расположении частей Красной армии и их оснащении техникой, штабах, воинских складах, аэродромах, о наличии укреплений. После вступления частей Красной армии на территорию Румынии 2-е бюро через агентуру выясняло отношение местного населения к военнослужащим Красной армии, созданным на территории Румынии органам самоуправления и лицам (из румын), работавшим в них, какими налогами облагалось население, какие деньги находятся в обращении, давало задание покупать леи, выпущенные советским командованием[277].

Начиная с мая 1944 г. румынская разведка значительно активизировала свою деятельность по разведке ближних тылов

1-го и 2-го Украинских фронтов и совершению террористических актов в прифронтовых районах Черновицкой области. В этих целях в предгорьях Карпат, в местах, являвшихся нейтральной зоной, действовали «партизанские отряды», в состав которых вовлекались местные жители, хорошо знавшие местность Северной Буковины, и военнослужащие румынской армии. Созданные лжепартизанские отряды являлись, по существу, разведывательно-диверсионными отрядами румынской разведки, участники которых активно использовались для совершения диверсий на основных коммуникациях Красной армии, сбора разведывательной информации и совершения террористических актов в отношении представителей Красной армии и местных активов.

На временно оккупированной румынами территории СССР вся секретная служба была сосредоточена в так называемом отделе «Агентуры Восточного фронта», имеющем условное наименование «Вултурул» («Орел»)[278], который занимался разведывательной и контрразведывательной деятельностью, в том числе и разведкой против Черноморского флота.

«Агентура Восточного фронта» подчинялась ССИ и свою деятельность строила по территориальному принципу (за исключением спецгрупп, действовавших непосредственно за линией фронта). Она имела в своем подчинении три подразделения, т. н. «Чентру 1, 2 и 3», которые в свою очередь состояли из отделений и групп. В задачи «Чентру» помимо сбора разведданных о советском флоте входила борьба с советской разведкой и партизанским движением. Особенно активно в оккупированной Одессе действовало «Чентру-3»[279].

«Агентура Восточного фронта» имела основной задачей глубокую разведку вооруженных сил, экономики и внутриполитического положения СССР, причем источником получения информации являлся опрос военнопленных, перебежчиков, агентуры наших разведывательных и контрразведывательных органов, задержанной и разоблаченной в тылу врага, советских граждан, оставшихся на оккупированной территории, и использование различных трофейных документов. Агентурной работы за линией фронта в первый период «Вултурул» не вел.

Наряду с разведкой в качестве подчиненной задачи «Вултурул» в зоне дислокации крупных частей и соединений румынской армии выполнял контрразведывательные функции, приобретая для этих целей агентуру среди местного населения.

В Бухаресте находился «1-й эшелон агентуры восточного фронта», в задачу которого входили получение, обобщение и передача в центр ССИ всех материалов, поступающих от подвижных органов на фронте и информационных стационарных центров, в частности в Одессе и Кишиневе.

На фронте действовал подвижный штаб «агентуры восточного фронта», возглавлявший и направлявший работу подвижных центров, дислоцировавшихся при штабах крупных румынских соединений. Подвижные центры в свою очередь имели в подчинении подцентры, располагавшиеся обычно в зоне действий более мелких соединений румынской армии. Подцентры насаждали резидентуру и высылали отдельные оперативные группы, которые действовали в заданном районе.

На протяжении всей войны органы ССИ как в центре, так и на местах активно сотрудничали с немецкими разведорганами. В составе центрального аппарата ССИ был создан специальный отдел «Г» (Германия), который занимался координированием с немцами разведывательной работы на фронте и внутри страны.

Практически сотрудничество ССИ с немцами выливалось в систематический обмен информацией, арестованными, агентурой, трофейными документами и т. д. Все документы, характеризующие состояние Красной армии, положение на оккупированной территории, экономическое и внутриполитическое положение советского тыла, как правило, в копии направлялись в немецкую разведку. Немецкая разведка в свою очередь (правда, не так добросовестно, как румыны) копии обобщенных документов передавала в ССИ. В 1944 г. «Специальная служба информации» была переименована в «Службу информации» (СИ) и подчинена военному министерству Румынии.


Разведывательно-диверсионные органы Финляндии

На северо-западном направлении силам ВМФ СССР наряду с германским флотом и разведками активно противостояли и финский военно-морской флот и разведывательно-диверсионные органы Финляндии: военная разведка (разведывательно-контр-разведывательное бюро 2-го отдела Генерального штаба финской армии), разведывательно-диверсионный отряд — «Отдельный партизанский батальон», разведывательно-диверсионные школы, подразделения радиоконтрразведки.

В деятельности финской разведки во время Великой Отечественной войны следует отметить следующие характерные особенности:

1) отказ от использования финского населения для разведывательной и диверсионной работы в советском тылу;

2) направление в тыл Красной армии специально обученных агентов из числа военнослужащих финской армии, в частности, создание из них специальных разведывательно-диверсионных отрядов (особенно на советских коммуникациях);

3) вербовка в качестве агентов советских военнопленных и их направление в тыл Красной армии, в этих целях были созданы специальные школы подготовки агентов;

4) вербовка агентов из числа населения оккупированных районов с последующим их направлением в тыл советских войск.

Переброска в тыл Красной армии агентов из числа военнослужащих финской армии характерна для первых месяцев военных действий. В основном им давались задания по наблюдению за работой железных дорог в прифронтовой полосе, сбору сведений о передвижении воинских частей и выяснению политикоэкономической обстановки в приграничных районах. Такие агенты обычно были хорошо вооружены и имели прямую установку в случае опасности задержания принимать бой. Легендами и средствами маскировки они не снабжались. Основным их недостатком являлись ограниченные агентурные возможности при действиях в советском тылу из-за недостаточного знания общественнополитической обстановки и языка.

Начиная с 1942 г. финские разведывательные органы перешли к ведению разведки в тылу Красной армии с помощью тщательно подготовленных и вооруженных боевых групп, которые были укомплектованы проверенными и преданными националистической идеологии сотрудниками.

Для этого при 2-м отделе Генерального штаба финской армии был создан разведывательно-диверсионный отряд — «Отдельный партизанский батальон». Его основной задачей было ведение разведывательно-диверсионной работы в тылу Красной армии. Численность батальона составляла около 700 человек. В батальон входили четыре роты: две роты были дислоцированы в городе Каяни, зоной их ответственности являлся северный участок Карельского фронта; одна рота — в районе города Петрозаводска — южный участок Карельского фронта; одна рота, приданная Рова-ниемскому отделению разведки для действий на Кандалакшском направлении и в районе Петсамо (Мурманская область). Указанные подразделения формировали разведывательно-диверсионные группы численностью от 5 до 30 человек. Перед разведывательно-диверсионными группами ставились следующие задачи: проникновение в советский тыл на глубину до 150 километров и сбор информации визуальным путем (наблюдение за шоссейными и железными дорогами, фотосъемка военных объектов, сбор сведений о фортификационных сооружениях советских войск, фиксация передвижения частей Красной армии и войск НКВД); захват пленных и их разведывательный опрос; проведение диверсионных и террористических актов. Особый интерес представляла Кировская железная дорога, находившаяся под охраной войск НКВД и подразделений железнодорожной милиции Наркомата внутренних дел.

В целях решения поставленных задач в состав разведывательно-диверсионных групп включались проводники и переводчики из числа коренных жителей Карелии. Связь с центром поддерживалась через портативные радиостанции. «Отдельный партизанский батальон» активно действовал на протяжении всей войны.

Финские разведывательные органы вели активную работу. В начальный период Великой Отечественной войны финские спецслужбы вербовочную работу вели в основном среди военнослужащих финской армии, которые впоследствии перебрасывались в зону боевых действий с целью сбора информации о советских войсках, обстановке в прифронтовой полосе и проведения там диверсионных актов.

Впоследствии вербовочный контингент расширился. К агентурной работе стали привлекаться советские военнопленные, вербовка которых проводилась после тщательной и всесторонней проверки непосредственно в лагерях военнопленных. Следует отметить, что большая часть финских агентов из числа бывших советских военнопленных после заброски в тыл Красной армии, не приступая к выполнению заданий, являлась с повинной в органы контрразведки. Некоторые из них по заданиям органов безопасности использовались в оперативных играх с противником в основном дезинформационного характера.

Наряду с использованием советских военнопленных финские разведывательные органы прибегали к вербовкам зафронтовых агентов из числа жителей оккупированных районов Карелии. Для этой работы привлекались лица, скомпрометировавшие себя за время проживания на оккупированной территории как активные пособники финских властей. В большинстве случаев такие агенты после непродолжительной подготовки под видом перебежчиков, не пожелавших оставаться на оккупированной территории, переходили линию фронта. Они снабжались легендами, рассчитанными на относительно свободную легализацию в советском тылу. Задачи, поставленные перед агентами, были несложными и не требовали специальной подготовки, навыков и умений. В основном такие агенты проводили подрывную идеологическую работу среди советского населения путем распространения провокационных и панических слухов, а также собирали сведения о передвижении частей Красной армии и войск НКВД, численности гарнизонов пограничных и внутренних войск НКВД в различных населенных пунктах. Эта категория агентов активно использовалась лишь в 1941–1942 гг., в дальнейшем финские спецслужбы практически не прибегали к их использованию.

Для подготовки агентов с задачами сбора разведывательной информации и проведения диверсионных актов были созданы две разведывательные школы: в городах Петрозаводске и Рованиеми (при Лапландском отделении разведки). Обучение в школе длилось от 3 до 9 месяцев. В программу подготовки обязательно включалось изучение радиодела. После завершения курса обучения агенты перебрасывалась в советский тыл группами по 2–3 человека. Обычно агенты забрасывались под видом военнослужащих Красной армии, были снабжены легендами и необходимыми документами прикрытия. Перед агентами, как правило, ставились следующие задания: сбор сведений о состоянии промышленных предприятий; о моральном состоянии военнослужащих частей и соединений Красной армии и войск НКВД; выявление тактических и стратегических планов военного командования. Агентам рекомендовалось использовать «втемную» местное население. Кроме того, специально подготовленным агентам поручалось проведение диверсий на транспортных коммуникациях.

Финская радиоразведка обеспечивала сбор информации техническим путем о состоянии, планах и практической деятельности войск Карельского и Ленинградского фронтов, Балтийского и Северного флотов, а также войск и учреждений НКВД Северо-Западного региона. Финская радиоразведка состояла из центрального аппарата и подчиненных ему станций перехвата на местах. Центральный аппарат определял направления деятельности всех подразделений радиоразведки, осуществлял дешифровку перехваченных радиотелеграмм, анализ полученных данных, готовил и направлял обобщенную информацию руководству государства и военного ведомства. Он состоял из четырех подразделений: дешифровки советских радиограмм; контроля за радиосвязью Красной армии, Военно-воздушных сил, Военно-морского флота и НКВД; технического и учебного. На местах радиоразведка представляла собой сеть пунктов и точек радиоперехвата, а также пеленгаторных станций, являвшихся основными поставщиками информации.


Разведывательно-диверсионные органы Японии

Несмотря на то что Япония на начальном этапе Второй мировой войны не участвовала в боевых действиях против СССР, тайная война, проводимая их спецслужбами, не только не прекращалась, но и активизировалась. В процессе подготовки к войне с Советским Союзом японским правительством принимались действенные меры по укреплению национальных спецслужб и активизации их разведывательно-подрывной деятельности. В этих целях в 1937 г. принимается решение о создании «Специального бюро при кабинете министров», непосредственное руководство которым осуществлял премьер-министр. В разведывательную деятельность вовлекались все японские спецслужбы (военная разведка и контрразведка, полиция), а также государственные и негосударственные «исследовательские» структуры (министерств, ведомств, экономических концессий в Дальневосточном регионе, обществ и коммерческих фирм, имевших выходы на СССР).

На территории Японии, Маньчжурии и Южного Сахалина была развернута сеть разведывательно-диверсионных и террористических школ и курсов. Вдоль советско-маньчжурской границы на Южном Сахалине сформированы органы военной разведки — японские военные миссии (ЯВМ), созданы три специализированных фильтрационных лагеря для захватываемых советских военнослужащих и перебежчиков из СССР, на службу японским спецслужбам поставлены все белоэмигрантские антисоветские организации в Харбине и т. п.

«Особое информационно-исследовательское бюро» при кабинете министров занималось вопросами планирования и координации разведывательно-подрывной деятельности всех спецслужб, полицейских органов и различных «исследовательских» структур министерств, ведомств, организаций, учреждений, обществ, ассоциаций и фирм; сбора всей добываемой разведывательной информации, ее оценки и анализа, информирования о ней кабинета министров, заинтересованных министерств и ведомств.

Разведывательное управление Генерального штаба (РУ ГШ) Японии, в состав которого входили 5-й (русский) отдел, а также подразделения разведки, подчинявшиеся РУ ГШ в соединениях и воинских частях японской армии. РУ ГШ накануне Второй мировой войны являлось единственным органом, имевшим право ведения агентурной разведки за границей, куда стекалась для оценки и анализа вся разведывательная информация.

В подчинение РУ ГШ входили многочисленные японские военные миссии, руководство работой которых осуществлялось 2-м управлением Генштаба и 2-м отделом штаба Квантунской армии.

Наиболее крупной японской военной миссией являлась Харбинская, подчинявшаяся Информационно-разведывательному управлению Квантунской армии и являвшаяся для других ЯВМ в Маньчжурии центральным органом разведки. Основным направлением разведывательно-подрывной деятельности ЯВМ были части и соединения Красной армии, Военно-морского флота, войск НКВД, дислоцировавшихся на территории Приморского и Хабаровского краев, Сахалинской и Читинской областей. Значительный объем информации поступал в РУ ГШ Японии от военных атташе при посольствах в иностранных государствах.

Помимо миссий, разведывательной деятельностью занимался 3-й отдел управления политической службы жандармерии, в задачу которого входил сбор сведений по СССР и МНР.

Жандармерия (военная контрразведка) входила в состав военного ведомства Японии. Ее подразделения были при всех воинских соединениях и частях, особенно многочисленными они были в Маньчжурии и на Южном Сахалине. Жандармерия в оперативном отношении подчинялась и взаимодействовала с военной разведкой, выполняла ее задания и поручения, передавала ей добываемую информацию об СССР, Красной армии, Военно-морском флоте, органах и войсках НКВД.

Полиция, подразделения которой были образованы во всех городах и крупных населенных пунктах Маньчжурии и Южного Сахалина. Помимо традиционных для японской полиции политического сыска, борьбы с уголовной преступностью и охраны общественного порядка, с 1937 г. она стала активно заниматься разведывательной работой против СССР. В этих целях велся опрос перебежчиков из Советского Союза, их вербовка и направление в Советской Союз с разведывательными заданиями.

«Исследовательские» подразделения министерств (иностранных дел, путей сообщения, земли и леса, финансов, торговли и промышленности), некоторых средств массовой организации, крупных фирм и компаний, общественных организаций, собирая информацию об СССР в собственных интересах, передавали ее в японские спецслужбы в виде аналитических исследований, справок, записок.

Сбором разведывательной информации об СССР занимались эмигрантские организации в Маньчжурии: «Российский фашистский союз» (РФС), Русский общевоинский союз (РОВС), а также созданные японскими спецслужбами «Главное Бюро российских эмигрантов в Маньчжурии» (ГБРЭМ), «Братство русской правды» (БРП) и другие.

На территории Японии, в Маньчжурии и на Южном Сахалине была создана широко разветвленная сеть разведывательных, разведывательно-диверсионных и разведывательнотеррористических школ и курсов, которые готовили кадровых разведчиков и агентов из числа японцев. Все школы и курсы функционировали под руководством японских военных миссий. В Маньчжурии они комплектовались выходцами из осевшей там белой эмиграции, китайцами, корейцами и перебежчиками из Советского Союза. Главным предназначением была их последующая заброска на территорию СССР с целью сбора разведывательной информации, проведения диверсионных и террористических актов в тылу Дальневосточной группировки войск.

Японская разведка направляла на территорию СССР сотрудников военных разведывательных органов и полиции, агентов из числа корейцев, белоэмигрантов, бывших советских граждан, незаконно перешедших границу, дезертиров, прошедших специальную подготовку и направленных с разведывательными заданиями в приграничные районы. На территорию Советского Союза направлялись и специально подготовленные группы с целью проведения диверсионных и террористических актов в тылу Красной армии и на объектах ВМФ СССР[280].

На территории Маньчжурии японцы создали широкую сеть разведывательных школ и курсов при японской военной миссии по подготовке агентов. Заброска через границу осуществлялась как в одиночку, так и в составе групп по 2–3 человека. Агенты специально внедрялись в группы беженцев, следующих из Маньчжурии в СССР. Агентами японской разведки ставились задачи по разведке укреплений советской пограничной зоны в районах озера Ханка, городов Владивостока, Уссурийска и Нерчинска, выяснению численности частей и соединений Красной армии и сил ВМФ, а также проведению диверсионных актов на железнодорожных магистралях и оборонительных сооружениях в Приморье, Забайкалье и Сибири. Японская разведка вербовала советских граждан как на идеологической основе, так и с использованием компрометирующих материалов, широко использовались подкуп, шантаж, запугивание и моральное разложение.

На территории самой Японии, как правило, готовились только кадровые разведчики и агенты из числа японцев, которых планировалось использовать для руководства заграничными резидентурами и в целях ведения вербовочной работы за границей.

На советско-маньчжурской границе, а также на границе, проходящей по о. Сахалин, японская разведка создала целую сеть переправочных пунктов. Для заброски агентов на короткий срок с целью проведения разведки в пределах советской пограничной зоны использовались упрощенные способы и несложные легенды. Переход отдельных агентов через границу проходил при отвлечении внимания на специально инициированные японскими спецслужбами вооруженные столкновения с советскими пограничниками. Переход японских агентов из Маньчжурии в СССР происходил также в составе китайских и корейских партизанских групп. Легендами прикрытия перехода границы японскими агентами служили необходимость связаться со спецслужбами СССР для координации их деятельности с антияпонским подпольем.

Разведывательные устремления японских спецслужб носили стратегический характер — выявление способности Дальневосточной военной группировки СССР противостоять наступлению японской армии; оценка возможности установления и поддержания японских порядков на территориях, которые планировалось захватить. В стратегию разведки Японии вписывалось и стремление собрать как можно более полные сведения о проживавших в нашей стране японцах, а также лицах иной национальности — в прошлом подданных Японии. Они рассматривались как контингент для добывания разведывательной информации, оказания содействия в легализации забрасывавшихся с территории Японии нелегалов, а также установления в регионе оккупационного режима.

После нападения фашистской Германии в июне 1941 г. на СССР военно-политическая обстановка на дальневосточной границе стала еще более напряженной. В районах, прилегающих к СССР, японское командование держало миллионную Квантунскую армию, готовую в рамках реализации плана под кодовым названием «Кантокуэн» («Особые маневры») в любой момент начать наступление на Хабаровск, Владивосток и Читу.

Если в первом полугодии 1941 г. японские самолеты совершили 28 разведывательных полетов над территорией СССР на глубину не свыше 10 км, то во второй половине 1941 г. они 49 раз нарушали воздушную границу с СССР на значительную глубину — до Нерчинского завода и Владивостока. В 1942 г. японские самолеты уже 80 раз вторгались в воздушное пространство СССР. В 1942 г. зафиксировано 16 обстрелов советской территории и пограничных нарядов. Японскими разведывательно-диверсионными группами предпринимались попытки захвата и увода в Маньчжурию советских военнослужащих и местных жителей[281].

Постоянные внешние угрозы безопасности СССР, исходившие со стороны Японии, вынуждали советское военно-политическое руководство поддерживать в состоянии боевой готовности на Дальневосточных границах СССР значительные силы и средства Красной армии, Военно-морского флота и НКВД, усиливая дальневосточную группировку войск. Несколько мобилизаций в первые месяцы войны позволили укомплектовать части и соединения до штатов военного времени, но вот обеспечение техникой, оружием, боеприпасами, продовольствием и снаряжением весь период Великой Отечественной войны находилось на крайне низком уровне — почти все поглощал советско-германский фронт.

В 1942 г. из 1118 задержанных нарушителей границы 330 человек были разоблачены советской контрразведкой как японские шпионы. Японские спецслужбы распространяли специально выпущенную литературу, предназначенную для советских военнослужащих и жителей приграничной полосы с целью склонения их к измене Родине. В результате с 22 июня 1941 г. по апрель 1942 г. было зафиксировано 135 попыток перехода на сторону противника 122 военнослужащих Красной армии и 13 военнослужащих войск НКВД. Из этого количества 29 человек было задержано советскими пограничниками, 9 — убито, 97 — скрылись[282].

Советская разведка через свои закордонные резидентуры внимательно отслеживала признаки, свидетельствовавшие о намерениях Японии напасть на СССР. Нападение на Пёрл-Харбор и основные базы США и Великобритании и последующая экспансия Японии в Юго-Восточной Азии и в бассейне Тихого океана позволили сделать вывод о том, что вектор японской внешней политики временно сместился в эти регионы. Это давало возможность в период решающих сражений на советско-германском фронте перебрасывать на запад воинские части и соединения с Забайкальского и Дальневосточного фронтов.

После вступления Японии в войну заметно активизировалась ее разведка с легальных позиций. В спецсообщении УНКВД по Приморскому краю в НКВД СССР от 2 апреля 1942 г. отмечался повышенный интерес сотрудников японского консульства во Владивостоке к военным объектам, укреплениям, порту, системам жизнеобеспечения и настроениям местного населения. Для того чтобы Владивосток не повторил участь Пёрл-Харбора, требовалось пресекать подобную разведывательную деятельность[283].

После победы советских войск под Сталинградом и на Курской дуге правящие круги Японии сместили акценты с открытия военных действий против СССР на оборонительные мероприятия. Были пересмотрены стратегические цели и отчасти тактические приемы деятельности японских спецслужб. В документе, подписанном в апреле 1944 г. заместителем начальника 2-го Управления НКГБ СССР Н.С. Сазыкиным[284], отмечалось, что органами госбезопасности «не выявлялась японская агентура, имеющая задания диверсионного характера или задания по проникновению на важнейшие промышленные и стратегические объекты края»[285].

В апреле 1944 г. начальник 2-го отдела 1-го Управления ГУПВ НКВД СССР И.С. Курганов[286] подготовил обзор о подрывной деятельности японской разведки на Дальнем Востоке в 1943 г., в котором отразил структуру и дислокацию разведывательных органов, дал общую характеристику деятельности японской разведки в Маньчжурии в 1943 г., основные направления ее деятельности, охарактеризовал агентуру, сделав акцент на изменниках Родине и русских эмигрантах, описал формы и методы подготовки квалифицированной агентуры, формирование диверсионноразведывательных групп на военный период[287].

В июне 1944 г. начальник У НКВД по Хабаровскому краю Гог-лидзе подписал подготовленную 1-м отделом Управления разведывательную сводку о школе разведчиков Харбинской ЯВМ, в которой подробно описывалось местонахождение школы, ее жилые и служебные помещения, система комплектования, контингент курсантов, программа обучения, распорядок дня и т. п.[288]

4 февраля 1945 г. открылась Ялтинская конференция глав правительств антигитлеровской коалиции, посвященная установлению послевоенного мирового порядка. На этой конференции СССР взял на себя обязательство вступить в войну с Японией через 2–3 месяца после капитуляции Германии. На Дальнем Востоке СССР получал территории, утраченные в результате поражения в Русско-японской войне 1904–1905 гг., и Курильские острова. В соответствии с союзническими обязательствами 5 апреля был денонсирован советско-японский договор о ненападении и нейтралитете.

Разгром Германии, наращивание англо-американской авиацией ударов по Японским островам вызвали усиление панических настроений в Японии. Советская внешняя разведка сообщала, что все больше японцев убеждаются в неизбежности войны с Советским Союзом, их энтузиазм падает, невыход рабочих в ночную смену на предприятиях Токио и прилегающих районов принял массовый характер, мобилизованные на производство учащиеся высших и средних учебных заведений саботируют работу даже в дневное время, несмотря на применение к ним репрессивных мер[289].

Тем не менее императорское правительство Японии оружие пока складывать не собиралось. В частности, 2 июня 1945 г. резидент советской разведки сообщал из Чунцина (временной столицы Китая в 1937–1945 гг.) об отводе японских войск с юга Китая на север. Переброску японских войск из Южного Китая в Маньчжурию и Корею подтверждали и резиденты в Шанхае и Харбине[290].

Проводилось формирование отрядов из народностей, населявших Маньчжурию, в том числе среди русских и этнических японцев. Продолжалась активная разведка советского приграничья, изучение системы охраны государственной границы с перспективой использовать выявленные «коридоры» для заброски шпионов и диверсантов в глубь советской территории.

К тому времени началось активное сосредоточение советских войск в приграничных районах. Показания задержанных нарушителей, которые были разоблачены как японские шпионы, дали возможность штабу пограничных войск Хабаровского округа составить обзор об ухищрениях, применяемых японской агентурой при нарушении границы. В обзоре, датированном 12 июня 1945 г., приводились примеры, как японская разведка готовит свою квалифицированную агентуру нарушать границу и действовать на территории СССР, указывались участки границы, наиболее уязвимые для проникновения врага, время переброски агентуры, способы перехода границы[291].

В целях пресечения нарушений границы и активизации работы с японской агентурой, проникающей в советский тыл, до конца июля были организованы нештатные пограничные посты численностью 12 человек: 1 офицер-разведчик, 1 сержант и 10 бойцов. Все посты обеспечивались средствами связи: радио, телефон и конно-посыльные. Пограничным постам, дислоцированным в районах железных дорог, вменялось в обязанность организовать взаимодействие с районными и транспортными органами НКГБ и НКВД, в первую очередь в случае прорыва нарушителей в тыл пограничной полосы[292].

Разведывательная деятельность японцев против сил Тихоокеанского флота и военно-морских частей пограничных войск НКВД направлялась русским отделением 3-го отдела (разведывательного) Генерального штаба японского военно-морского флота и проводилась главным образом через японские военно-морские миссии, находившиеся в Корее и Маньчжурии (Харбинскую, Сеульскую и Айсинскую). Кроме того, собирали информацию две резидентуры, подчинявшиеся русскому отделению 3-го отдела морского штаба, созданные на советской территории, — на Камчатке и Северном Сахалине.

Разведку против советских военно-морских сил вели и японские морские погранотряды. Особую активность проявлял отряд, дислоцировавшийся на военно-морской базе в порту Расин (Корея). Сбор информации проводился через разветвленную сеть агентуры, нелегально перебрасывавшуюся на территорию СССР с помощью команд рыболовецких шхун и капитанов японских торговых судов.

В задачи этих разведорганов помимо шпионско-диверсионной деятельности, направленной против Тихоокеанского флота, входило также ведение политической и экономической разведки.

Основную работу японцы проводили через разветвленную сеть агентуры, нелегально перебрасывавшуюся на территорию СССР с помощью специально подготовленных команд рыболовецких шхун и капитанов японских торговых судов.

Сильным звеном японской стороны являлась радиоразведка, имевшая целую систему специальных приемопередающих радиостанций. Эти станции занимались перехватом радиопередач, дешифровкой радиограмм и их обработкой, изучением и расшифровкой кодов, применявшихся на линиях связи Тихоокеанского флота, а также изучением метеорологической обстановки в Приморье. Наиболее активную деятельность на этом направлении осуществлял русский отдел радиоразведцентра японской разведки «Бунсицу». Следует отметить, что японцы, имея широкую агентурную сеть, львиную долю информации о состоянии советского флота получали именно через отлично технически оснащенную радиоразведку[293].

Особое внимание ими уделялось получению информации о наших военно-морских базах: системах минных и противолодочных заграждений, ПВО и береговой охране. Противник знал, что, имея эти сведения, можно эффективно проводить операции против морских баз. Отметим, что на этом направлении у японцев имелся значительный опыт. Всему миру известно, что тщательно проведенная разведка позволила японским воздушным силам достичь крупного успеха в налете на Пёрл-Харбор, где 7 декабря 1941 г. они нанесли тяжелые потери Тихоокеанскому флоту США[294].

Таким образом, советской военной контрразведке противостоял мощный противник в лице германских, финских и японских специальных служб, которые имели хорошо подготовленную, отмобилизованную и разветвленную структуру, приспособленную к условиям войны.


Глава 7. КОНТРРАЗВЕДКА БАЛТИЙСКОГО ФЛОТА

К Великой Отечественной войне Балтийский флот представлял собой хорошо оснащенное и полностью укомплектованное военно-морское соединение и имел в своем составе: 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера, 19 эскадренных миноносцев, 69 подводных лодок, 48 торпедных катеров, канонерскую лодку, 7 сторожевых кораблей, 6 минных заградителей[295], 33 тральщика, 656 самолетов (20 % из которых базировались на аэродромах Эстонии и Латвии), соединения и части береговой обороны и ПВО. Балтийский флот базировался на военно-морских базах в Таллине (главная военноморская база), Лиепае, Риге, Кронштадте, а также на островах Моонзундского архипелага[296] и на полуострове Ханко[297]. С началом Великой Отечественной войны Балтийский флот оборонял свои базы и побережье, активно действовал на коммуникациях противника в Балтийском море, содействовал сухопутным войскам. В августе 1941 г. ВВС флота первыми нанесли бомбовые удары по Берлину. За счет сил Балтийского флота были сформированы Чудская, Ладожская и Онежская озерные флотилии[298].

На Балтике постоянно пересекались пути старых соперников — германской и российской военно-морских разведок, которые старались любыми средствами получить достоверную информацию о потенциальном противнике.

Нахождение советского флота на территории Прибалтийских республик создавало благоприятные условия для разведывательно-диверсионной деятельности германских и финских разведорганов. Это объяснялось наличием в странах Балтии большого числа лиц, негативно относившихся к советской власти. Здесь также были очень сильны националистические настроения. Уйдя в подполье, не прекращали своей деятельности полувоенные профашистские организации «Омакайтсе»[299], «Кайтселиит»[300] и «Исамаалиит»[301]в Эстонии, «Айзсарги»[302] в Латвии. Кроме того, на территории Прибалтики, особенно в Эстонии, оставалось много русских белоэмигрантов, бежавших из Советской России в 1918–1920 гг., в том числе бывших военнослужащих армии Юденича.

Нацистская Германия и ее разведывательные подразделения рассчитывали, что со стороны указанных сил будет оказана активная поддержка, которая поможет частям вермахта молниеносным ударом с суши занять советские базы в Прибалтике, захватить или уничтожить находящиеся там корабли Балтфлота, перерезать советские морские коммуникации и обеспечить себе морские фланги при дальнейшем наступлении сухопутных сил на Ленинград. Для реализации этих планов были брошены лучшие силы германской разведки.

Немецкая разведка в начальный период войны наряду с широким использованием агентов для сбора разведывательной информации предприняла несколько попыток совершения диверсионных актов. В морских разведшколах в Кейла-Йоа и Летсе (Лейтсе) велась специальная подготовка агентов-диверсантов, задачами которых было уничтожение Шепелёвского маяка[303] и его гарнизона, вывод из строя баз подлодок на острове Лавенсаари[304] и торпедных катеров в Батарейной бухте.

Операция по взрыву Шепелёвского маяка и уничтожению его гарнизона подготавливалась немцами в августе 1942 г. Для этого была сформирована десантная группа в составе 70 человек. Операцией руководил лично Целлариус. Первая попытка, предпринятая 27 августа, сорвалась из-за навигационных ошибок диверсантов. При второй попытке, 28 августа, налетевшим шквалом было опрокинуто одно из немецких десантных плавсредств. Крики о помощи оказавшихся в воде диверсантов позволили обнаружить противника, по которому с острова был открыт огонь на поражение. Не выполнив задание и потеряв несколько штурмботов, десант вернулся в Койвисто[305], а затем в Таллин.

После неудавшейся попытки взрыва Шепелевского маяка немецкая разведка в октябре 1943 г. готовила диверсионный налет на базу советских подводных лодок на острове Лавенсаари. Ставились задачи уничтожения находившихся там подводных сил КБФ, действовавших в западной части Финского залива и в Балтийском море. Однако эта операция немецким командованием по неизвестным причинам была отменена.

Третий крупный диверсионный акт под руководством Целла-риуса готовился немецкой разведкой в середине октября 1943 г. в районе Устьинского мыса[306]. Его целями являлись уничтожение одной из береговых батарей КБФ и захват «языка».

В ночь с 11 на 12 октября 1943 г., после усилившегося обстрела противником советского побережья Финского залива от устья реки Коваши до Устьинского маяка, на сторожевом посту 3-й стрелковой роты 1-го стрелкового батальона 4-го стрелкового полка 98-й стрелковой дивизии[307], дислоцировавшейся на этом участке, усилили наблюдение за побережьем. Около 6 часов утра патрулировавшие участок заметили примерно в 350 метрах от берега лодку, на которой находились люди, и открыли по ним огонь. Лодка остановилась и начала причаливать к берегу. По команде патрульного из лодки вышел человек, просивший красноармейцев не стрелять, объясняя, что в лодке находятся советские военнослужащие, освободившиеся из плена. Через несколько минут остальные двое также сошли на берег. В результате все трое, одетые в форму германской армии, были задержаны и доставлены в отдел контрразведки «Смерш» Приморской оперативной группы Ленинградского фронта.

У задержанных были изъяты ящик с дымовыми шашками, немецкие ручные гранаты с запалами, три пулемета-пистолета с подсумком, пистолет «Парабеллум», ручные гранаты, сигнальные ракеты 12 шт., компас, два поясных поплавка, два вещмешка, топографическая карта района Финского залива и Копорской бухты[308], бинокль[309]. Задержанными оказались бывшие советские военнослужащие Щапов Д.И., Гридинский Д.А. и Емелин С.П., попавшие в разное время в немецкий плен и давшие согласие служить в немецкой разведке.

В ходе расследования Д.И. Щапов рассказал следователю, что перед диверсантами стояла задача высадиться на берег и 12–13 октября 1943 г. захватить «языка» из числа военнослужащих тыловых частей Красной армии, а также уничтожить советскую артиллерийскую батарею в районе Долгово-Керново. Выполнение именно этой части плана возлагалось немецким командованием на Щапова, о предстоящей операции он узнал 27 сентября 1943 г., будучи вызванным Келлером-Целлариусом в штаб немецкой контрразведки в Таллин. Через день, 29 сентября, в Таллине на железнодорожный эшелон были погружены 8 штурмботов, 10 моторов, бензин, радиостанции, снаряжение, 30 человек советских военнопленных, обучавшихся в разведшколе Кейла-Йоа, и 5 немцев. Вечером 3 октября эшелон прибыл на станцию Котлы[310], где всё имущество отгрузили на машины и вместе с группой разведчиков-диверсантов отправили в Систо-Палкино[311]. Туда же через 3 дня прибыли немецкие офицеры во главе с Келлером-Целлариусом. Они посвятили Щапова в план предстоящей операции, которая началась 12 октября 1943 г. В этот день Щапов, Емелин и Гри-динский направились на лодке к советскому берегу и перешли на сторону Красной армии[312].

Операция провалилась по нескольким причинам. Во-первых, не учитывалась обстановка на море: в октябре на Балтике стоит штормовая погода, которая и разбросала немецкие штурмботы. Во-вторых, из-за неисправности двигателей штурмботы оказались бессильными перед волнами. Двигатели перед операцией вывели из строя трое советских военнопленных.

29 октября 1943 г. дело в отношении Щапова, Гридинского и Емелина было принято к производству в ОКР «Смерш» КБФ. В течение шести месяцев велись следственные действия. 30 апреля 1944 г. обвинительное заключение было утверждено прокурором Военно-морского флота, и дело направлено на рассмотрение в Особое совещание при НКВД СССР.

В зависимости от изменений военной и оперативной обстановки на Балтийском театре войны изменялись и направления деятельности советской военной контрразведки.

В начальный, самый тяжелый период войны (июнь 1941 г. — конец 1942 г.) основными направлениями деятельности контрразведчиков Балтфлота были: выявление агентов противника среди местного населения в районах дислокации соединений и частей КБФ; перекрытие каналов проникновения агентов противника на особо важные объекты КБФ (штабы и узлы связи), проведение заградительных мероприятий в тылу частей и соединений Красной армии и сил ВМФ; информирование командования и Военного совета флота о недостатках в боевой подготовке и боевой деятельности КБФ.

Морские контрразведчики в районах дислокации соединений и частей КБФ вели активную работу по выявлению агентов противника среди местного населения. В основном среди задержанных в тот период агентов немецкой разведки были лица из числа гражданского окружения флота в Прибалтике. При этом контрразведчики арестовали несколько человек с довоенным «послужным списком».

Перекрытие каналов проникновения агентуры противника на особо опасные и уязвимые объекты (в штабах и узлах связи КБФ).

С июня по декабрь 1941 г., по приблизительным данным (точной статистики за этот период не сохранилось), флотскими контрразведчиками было арестовано до 40 немецких агентов, задержанных в основном на территории Прибалтийских республик.

По данным морской контрразведки, германские спецслужбы для внедрения своих агентов на объекты КБФ активно вербовали советских военнослужащих и членов их семей, оказавшихся на временно оккупированной территории, в окружении, в плену. Военнослужащие из этих категорий находились под пристальным вниманием сотрудников советской контрразведки, велось их оперативное изучение и проверка, в случае получения данных о связях с германской разведкой возбуждались уголовные дела и материалы передавались для рассмотрения в военные трибуналы.

Так, контрразведчики КБФ вели проверку офицера штаба флота СЯМ, который, по оперативным данным, летом 1941 г., после того как германские части заняли Либаву, оставался в городе с семьей. Через несколько дней, когда линия фронта значительно отодвинулась от города, СЯМ ушел из Либавы, оставив там семью, перешел линию фронта и прибыл в свою часть. Изучение СЯМ велось в направлении выявления его возможной связи с германской разведкой и сбора информации в интересах противника, причин оставления в оккупированном городе своей семьи, проверялись его связи накануне войны с лицами немецкой национальности. В процессе проверки СЯМ его контактов с представителями германской разведки не было установлено, в то же время контрразведчики отмечали, что он «настроен антисоветски и систематически ведет пораженческую пропаганду». В материалах приводились высказывания СЯМ о том, что население СССР двадцать пять лет мучилось, так как в стране не было порядка, эффективного государственного управления, создана обстановка, когда «все друг друга обманывали». В связи с отступлением частей Красной армии СЯМ отмечал, что командование только руки поднимает, а руководить не умеет. Говоря о положении на фронтах, СЯМ говорил, что если Россия и выйдет победительницей над Германией, то от этого лучше не будет. Россия останется голая и разрушенная, и Англия с Америкой продиктуют ей свои условия торговли, а демократических и политических прав не дадут. Проверка СЯМ продолжалась около трех лет и завершилась в связи с неподтверждением первичных материалов[313].

Летом 1943 г. ОКР «Смерш» КБФ вел проверку по подозрению в шпионаже ЕГП, который по роду своей службы в Совторг-флоте бывал в портах европейских стран, часто посещал там рестораны, публичные дома и имел связи с подозрительными лицами, преимущественно с женщинами. Среди знакомых и родственников с восхвалением отзывался об условиях зарубежной жизни и критически отзывался о советской действительности. В течение всего времени проверки ЕГП с апреля 1943 г. по март 1946 г. данных о его причастности к разведке противника получено не было. В информационных сообщениях, поступавших в ОКР «Смерш» КБФ, постоянно подтверждались лишь его многократные факты выезда за границу, пребывания в иностранных портах, а также восхваление жизни и культуры в европейских странах, восхищение роскошностью и комфортабельностью гостиниц, ресторанов, общения с женщинами. В марте 1946 г. Ермилов был демобилизован из рядов ВМФ, дело прекращено и снято с контроля[314].

В июне 1941 г. был сформирован заградительный отряд при 3-м отделе Балтийского флота, в составе которого находилась группа оперативных работников и приданная им моторизованная рота численностью 375 человек. Первоначально заградотряд действовал исключительно на территории Эстонии, в районе Таллина и приморских городов, ведя борьбу с мелкими бандами, в которых находились лица, уклонявшиеся от мобилизации в Красную армию, и дезертиры, и противодействуя диверсионным акциям агентов спецслужб противника.

В августе 1941 г., во время сражения за Таллин заградительный отряд останавливал и возвращал отступавших военнослужащих, вел боевые действия с наступавшим противником, защищая город, удерживал оборонительные рубежи. В ходе боев и эвакуации из Таллина заградотряд потерял весь командный и свыше 60 % личного состава, в том числе почти весь командный состав[315]. Особенно тяжелое положение сложилось 27 августа, когда отдельные части 8-й армии[316], оставив последнюю линию обороны, обратились в бегство. Для наведения порядка был брошен не только личный состав заградотряда, но и весь оперативный состав Особого отдела КБФ. Принятие жестких мер заградительным отрядом (расстрел дезертиров перед строем, аресты и ежедневные ночные и дневные облавы) резко изменило существовавшее положение, прекратились случаи группового ухода с фронта. Отступающие части были остановлены, приведены в порядок и нанесли контрудар, в результате которого отбросили противника на 7 километров.

С конца июня по 10 декабря 1941 г. заградительным отрядом были задержаны свыше 900 человек, 77 — арестованы и осуждены военными трибуналами, 11 — расстреляны на месте перед строем. Остальные задержанные направлены для проведения расследования или освобождены[317].

После перебазирования в Кронштадт Особый отдел КБФ приступил к оперативно-розыскной деятельности на новом месте дислокации и организации заградительной службы. Прибыв в Кронштадт, уже к 7 сентября 1941 г. заградотряд был доукомплектован, один взвод с двумя оперработниками приступил к несению службы, к 18 сентября побережье от Ораниенбаума[318] до дер. Устье обслуживалось заградотрядом.

В отчете о деятельности заградотряда было отмечено, что «принятием жестких мер в указанных районах (расстрел дезертиров перед строем, аресты и регулярные ночные и дневные облавы) было резко изменено существовавшее до этого положение. Явления группового ухода с фронта, за исключением единичных случаев, прекратились. Между тем дезертирство одиночек продолжалось. Два с половиной месяца работы отряда создали такую обстановку, при которой дезертирство в тыл стало опасным и для одиночек»[319].

Следует отметить, что наибольшее количество случаев дезер-тирств имело место в строительных батальонах штаба КБФ.

В 1941–1942 гг. заставы отряда задержали до 6 тысяч человек. Из этого числа 167 человек арестовано и осуждено, 11 расстреляно без суда, около 800 человек передано органам прокуратуры, часть задержанных освобождена из-за отсутствия состава преступления[320].

Кроме борьбы с дезертирством и бандитизмом, опергруппа заградотряда осуществила заброску трех агентов в тыл противника, двое из которых после выполнения задания вернулись в расположение отряда, добыв ценные сведения о дислокации немецких войск. Подготовленная оперативниками вторая группа агентов-диверсантов из-за отступления советских войск в тыл противника переброшена не была.

Контрразведчики Балтфлота выявляли недостатки в боевой подготовке и боевой деятельности флота, контролировали настроения личного состава и информировали по этим вопросам командование и Военный совет КБФ для принятия мер по устранению недостатков.

Так, морские контрразведчики провели тщательный анализ боев, происходивших на Балтике в августе 1941 г., а также ход перебазирования сил КБФ из Таллина в Кронштадт 28–29 августа, которое получило в историографии наименование «Таллинский переход». По мнению морских контрразведчиков в этот период были допущены существенные ошибки, которые были изложены в виде двух докладных записок «О боевых действиях Краснознаменного Балтийского флота» и «Об отходе Краснознаменного Балтийского флота и частей 10 стрелкового корпуса[321]из Таллина в Кронштадт 28–29 августа 1941 г.», направленные в декабре 1941 г. начальником 3-го отдела КБФ А.П. Лебедевым наркому Военно-морского флота СССР адмиралу Н.Г. Кузнецову. В этих документах были приведены данные о потерях флота: потоплено 12 боевых кораблей, 3 корабля требовали докового ремонта, погибло 19 вспомогательных судов и транспортов, 4 судна, будучи поврежденными, выбросились на берег о. Гогланд. Людские потери А.П. Лебедев оценивал более чем в 6 тысяч человек, включая команды погибших кораблей (в других документах называлась цифра 10 и даже 15 тысяч погибших). Точное число погибших во время Таллинского перехода, по-видимому, никогда не будет установлена, так как никакого учета эвакуируемых, тем более поименных списков лиц, находившихся на боевых и вспомогательных судах, насколько можно судить по документам, никто не вел. По данным на 2 сентября 1941 г., было спасено 14 800 человек.

Основными причинами столь высоких потерь в личном составе и кораблях флота, по мнению А.П. Лебедева, были следующие. Во-первых, командование КБФ, зная о наличии у противника сильной минно-артиллерийской позиции в районе мыса Юминда[322], не приняло надлежащих активных контрмер к ее уничтожению. Во-вторых, не был заранее проработан вопрос о четкой организации спасения людей, обеспечения их спасательными средствами. И, в-третьих, практически отсутствовала поддержка караванов с воздуха[323].

В августе — октябре 1942 г. начальник Особого отдела КБФ Лебедев информировал командование и Военный совет флота «О вредительской практике в работе ЭПРОНа КБФ», а также «О недочетах организации боевой подготовки ОУС ГБ КБФ на островах Лавенсаари, Сескар и Пенисаари». Сведения, предоставленные Особым отделом НКВД флота, а также некорректное поведение некоторых его представителей в этот период вызвали негативную реакцию со стороны командира эскадры вице-адмирала Дрозда, члена Военного совета КБФ Смирнова, представителей прокуратуры флота. Военный совет КБФ обратил внимание начальника Особого отдела КБФ Лебедева на то, что ряд работников Особого отдела увлекаются «наиболее простыми, второстепенными вопросами бытового порядка, в ущерб серьезной борьбе с контрреволюционными явлениями на флоте и предупреждениями ошибок и недостатков в боевой деятельности флота». Военный совет флота рекомендовал более тщательно проверять оперативную информацию и повысить ответственность сотрудников особых отделов за достоверность предоставляемых сведений. Военный совет флота считал, что отдельные сотрудники особых отделов пытаются дискредитировать командный состав. Неправомерным было признано требование особого отдела прекратить подъем кораблей, проводимый ЭПРОНом КБФ, не подтвердилась информация о недостатках в боевой подготовке подразделений на островах Лавенсаари — Сескар. Кроме того, Военный совет КБФ обращал внимание на то, что некоторые сотрудники особых отделов пытались подрывать авторитет командира базы ОВР, командования эскадры[324].

Конфликт интересов привел к тому, что 23 ноября 1942 г. командующий КБФ вице-адмирал Трибуц, члены Военного совета корпусной комиссар Смирнов и дивизионный комиссар Вербицкий направили письмо в адрес наркома ВМФ адмирала Кузнецова и наркома внутренних дел Берия, в котором отметили, что «Военный Совет считает, что руководство ОО НКВД КБФ и в дальнейшем при такой практике не окажет флоту той помощи, которая от него требуется, и считает необходимым его заменить»[325].

С декабря 1942 г. контрразведчики КБФ вели проверку краснофлотца ТЩ-51 ОВР флота ФПВ, который, по оперативным данным, распространял «провокационные слухи о массовом переходе красноармейцев на сторону противника». ФПВ заявлял, что ему все равно, какой существует государственный строй. До 1939 г. его семья жила «в Польше при буржуазном строе, но жить там было хорошо». В семье имелась земля, коровы, лошади и инвентарь для обработки земли. ФПВ заявлял, что при советской власти бедняку жить стало хуже, чем при польском правительстве, он отмечал, что Польша занята немцами, но он думал, что там жили неплохо. ФПВ подчеркивал, что «в Польше рядовой состав армии был одет лучше, чем старший командный состав Красной армии». По мнению ФПВ, у немцев была хорошо налажена служба, немецким солдатам все предоставлено, поэтому они воюют хорошо, а «красноармейцы пачками сдаются в плен»[326].

1 декабря 1943 г. начальник ОКР «Смерш» КБФ Виноградов направил начальнику УКР «Смерш» Гладкову записку, в которой сообщил, что проведенной проверкой по делу-формуляру на ФПВ «достаточных для ареста свидетельских материалов не добыто». Всего в сентябре 1943 г. негласно были опрошены 11 свидетелей из числа личного состава ТЩ-51, которые подтвердили, главным образом факты антисоветских высказываний ФПВ по вопросу сравнения им условий жизни в буржуазной Польше с условиями жизни в СССР. В то же время было установлено, что ФПВ вел разговоры, восхваляющие условия жизни буржуазной

Польши не по своей инициативе, а в основном отвечая на задаваемые ему по этому поводу вопросы, в том числе агентов органов контрразведки»[327].

24 марта 1944 г. начальник ОКР «Смерш» КБФ Виноградов направил начальнику УКР «Смерш» Гладкову записку, в которой сообщил, что за период с декабря 1943 г. по март 1944 г. существенных материалов проверяемого по делу-формуляру ФПВ получено не было. По оперативным данным и отзывам командования ФПВ в положительную сторону изменил свое отношение к службе[328].

6 марта 1945 г. начальник ОКР «Смерш» КБФ Виноградов направил начальнику УКР «Смерш» Гладкову спецсводку № 3, в которой сообщил, что краснофлотец МТЩ-298 БТР ТМОР КБФ «продолжает вести среди личного состава МТЩ-298 антисоветскую деятельность, восхваляя буржуазный режим Польши и установленные немецкими властями порядки во время оккупации Польши, одновременно возводя клевету на условия жизни в Советском Союзе». ФПВ говорил о том, что Красная армия находилась недалеко от его родины, но как скоро она будет освобождена — пока неизвестно. Он полагал, что освобождение его родины все равно не приведет к прежним условиям жизни, которая была при польской власти. ФПВ говорил, что утверждения о плохой жизни в Финляндии не соответствуют действительности. Он заявлял, что был в Койвисто и видел, что «у каждого финна было по несколько коров и других животных. Выходит наоборот, финны живут лучше, чем советские люди»[329].

24 марта 1945 г. при передислокации сформированного во 2-м Балтийском флотском экипаже взвода 29-го головного арт-склада Управления тыла КБФ на пути следования из Ленинграда в Таллин дезертировал краснофлотец ФПВ[330].

В июле 1943 г. в связи с антисоветскими взглядами начата разработка офицера 11-й авиабазы ВВС КБФ — КПА, который среди своих знакомых говорил о том, что по государственным займам советское население давало деньги, «а толку от этого мало».

КПА утверждал, что советское правительство нецелевым образом тратило полученные от займов деньги, «устраивало балы, поэтому немцы быстро продвинулись по советской территории». Он полагал, что советские генералы не занимались укреплением обороноспособности Советского Союза. КПА говорил об отсутствии свободы в СССР, особенно в сфере искусства. В сентябре 1943 г. КПА, прочтя сводку Совинформбюро, заявил, что когда он слышит о советских победах, у него появляется двойное чувство. С одной стороны, он был рад тому, что советские войска бьют немцев, а с другой стороны, он был недоволен тем, что советская «верхушка торжествует победу». Он говорил, что хотел бы такой власти в Советском Союзе, «которая не тащила бы за каждое слово в ГПУ». Он хотел, чтобы Советским Союзом управляли бы без репрессий и террора. После сообщения в печати о выборах патриарха, по мнению КПА, священники скоро появятся в госпиталях для утешения раненых, а следующий этап — появление священников в армии. Он полагал, что скоро вменят в обязанности молиться[331].

Проверка лояльности КПА велась с июля 1943 г. по апрель 1946 г., до момента, когда КПА был демобилизован из ВВС КБФ в запас. В связи с малозначительностью оперативных материалов проверка была прекращена[332].

Всего за период Великой Отечественной войны контрразведчики КБФ предоставили командованию и Военному совету флота 603 специальных сообщения и справки по различным вопросам, в том числе 17 — о недостатках в организации обороны и проведения боевых действий; 111 — о недостатках организации службы в частях и соединениях КБФ; 21 — об авариях и выводе из строя материальной части; 32 — об антисоветских настроениях среди личного состава; 21 — по законченным следственным делам на немецких агентов, изменников Родины и вскрытых контрреволюционных группах; 29 — об утрате секретных документов и разглашении гостайны; 228 — об аморальных проявлениях; 42 — о смерти и ранении личного состава военнослужащих в результате чрезвычайных происшествий; 16 — о дезертирстве; 14 — о самоубийствах или покушениях на самоубийство; 12 — о недостатках в продовольственном и вещевом снабжении военнослужащих; 15 — по документам военной цензуры и 45 других сообщений[333].

Вследствие недостаточного опыта организации контрразведывательной работы в боевых условиях в первые месяцы войны агентам противника удавалось проникнуть в части и соединения флота, осесть в их окружении, что в дальнейшем отрицательно сказалось на работе советской контрразведки. Негативное влияние на организацию оперативно-розыскной деятельности морских контрразведчиков в тот период оказала гибель во время боевых действий Особого отдела КБФ. Морские контрразведчики стали нести потери практически с первых дней войны. Так, 27 июня 1941 г. на одном из эсминцев Балтфлота погиб оперуполномоченный Особого отдела младший лейтенант Н.П. Мух-ранов. Большое количество советских контрразведчиков погибло при эвакуации из Таллина в августе 1941 г.

Вместе с жителями Ленинграда офицеры контрразведки Балтийского флота вынесли все невзгоды, обрушившиеся на блокадный город (1941–1944): голод, непрерывные бомбежки, гибель боевых товарищей. Порой смерть настигала сотрудников прямо на рабочем месте. Так, 4 апреля 1942 г. при попадании бомбы во двор Большого дома на Литейном погиб за рабочим столом в служебном кабинете сотрудник Особого отдела КБФ капитан 3-го ранга М.М. Черногоров.

В блокадном Ленинграде морские контрразведчики вели борьбу с разведками противника, выявляли агентов немецкой разведки из числа военнопленных моряков и жителей временно оккупированных советских территорий, особенно районов Ленинградской области, расположенных на южном побережье Финского залива. В 1941–1942 гг. немецкой разведке удалось внедрить в части и соединения флота некоторых захваченных агентов разведотдела штаба КБФ. Этих лиц она перебрасывала в районы флотских баз, расположенных на островах Лавенсаари и Сескар[334], с заданиями выяснить состояние береговой обороны, ее технических средств и гарнизонов. Масштабность заброски агентуры, а также близость фронта к основным базам КБФ создали реальную угрозу проникновения немецких разведчиков на флот и в осажденный Ленинград, поэтому от морских контрразведчиков потребовались значительные усилия по совершенствованию своей работы.

В 1942–1943 гг. в целях локализации деятельности немецкой разведки, ликвидации ее агентуры, действовавшей в советском тылу, и защиты от проникновений на базы КБФ оперсостав стал шире практиковать мероприятия с использованием возможностей зафронтовой агентуры, оперативной техники, а также более широкое применение заградительных мер. Благодаря этим мерам только с марта по май 1943 г. в районах указанных выше островов контрразведка арестовала 19 немецких агентов.

Вместе с тем полученные уже после войны данные свидетельствовали о том, что противнику в 1942–1943 гг. были заранее известны некоторые из подготавливаемых советским командованием планов боевых операций в Финском заливе.

Например, анализ добытых материалов финской разведки свидетельствовал, что выходы советских подводных лодок из Кронштадта на боевые операции довольно точно фиксировались во времени и по маршруту немецкой и финской разведками. Возможно, это и привело к самым большим за весь период войны потерям советского подводного флота, когда за 1942–1943 гг. погибли 18 подлодок КБФ. В частности, 21 октября 1942 г. финской подлодкой «Весихииси»[335] в Аландском море[336] была потоплена подводная лодка С-7[337] под командованием Героя Советского Союза С.П. Лисина. Произошло это в момент всплытия советской подлодки в определенном квадрате, предусмотренном планом боевого похода. Из всего экипажа уцелели четверо, в том числе и командир лодки. 5 ноября 1942 г. финская подлодка «Ветехинен»[338] в Ботническом заливе[339] потопила советскую лодку Щ-305[340] со всем экипажем.

Кроме того, в 1942 и 1943 гг. окончилась неудачей значительная часть проведенных силами КБФ десантных операций (Петергофская десантная операция, десант на Ладоге)[341], что позволяет выдвинуть версию об осведомленности немецкой разведки и командования противника о планах десантных операций.

В январе 1944 г. произошло окончательное снятие блокады Ленинграда, Красная армия вела наступательные бои в Прибалтике и Финляндии, выходили на оперативный простор корабли Балтфлота. Борьба с агентурой противника осуществлялась главным образом специально направленными в различные районы Прибалтики оперативными группами ОКР «Смерш» КБФ. В 1944 г. было создано 14 опергрупп, которые направлялись в места дислокации разведшкол противника, а также в фильтрационные лагеря военнослужащих флота. Отдел контрразведки «Смерш» КБФ уделял значительное внимание розыску и задержанию оставленной противником на освобожденной территории агентуры, захвату оперативных документов разведывательных и контрразведывательных подразделений немцев и финнов, выявлению и аресту предателей, изменников и пособников оккупантов[342].

Советские контрразведчики флота также боролись с немецкими диверсионными группами, снабженными оружием, средствами связи и продовольствием. Как правило, эти группы состояли из агентов, подготовленных в разведшколах, а также из местных жителей, завербованных в период оккупации Прибалтики.

Кроме того, флотским контрразведчикам приходилось участвовать в оперативно-войсковых операциях против вылазок националистических вооруженных формирований.

В этой обстановке контрразведывательные подразделения КБФ при ведении розыскных мероприятий использовали специальные поисковые группы, розыскные учеты, агентов-розыскников и опознавателей, восстанавливали связи с агентурой, оставленной при отступлении в 1941 г.

В результате деятельности опергрупп и вновь сформированных отделов ОКР «Смерш» КБФ на освобожденной от оккупантов территории Прибалтики за 1944 г. было выявлено и арестовано 137 немецких агентов, задержано 280 изменников Родины, пособников и предателей.

Комплекс оперативно-розыскных и агентурных мероприятий позволил в 1944 г. перекрыть каналы нелегального ухода за границу, особенно в Швецию, лиц, в той или иной мере скомпрометировавших себя перед советской властью. Так, в ночь на 31 октября при выходе из залива Хара-лахт[343] контрразведчики, завершая оперативную комбинацию (операция «Переправа»), при поддержке «морских охотников»[344] охраны водного района КБФ перехватили в море моторный катер типа «Дизель», на котором находилось около 40 нелегалов. Береговая группа контрразведчиков с приданным взводом морской пехоты в ходе прочесывания местности задержала на берегу не успевших погрузиться в катер организаторов переправы и оставшихся беглецов. Полученные в ходе следствия сведения помогли опергруппам в течение ноября 1944 г. задержать еще несколько человек, намеревавшихся морским путем уйти за границу. 14 декабря 1944 г. были выявлены и задержаны лица, готовившиеся к нелегальной переправе в Финляндию в 30 километрах восточнее Таллина.

В ходе следствия, которое проводил ОКР «Смерш» КБФ, среди задержанных были установлены лица, состоявшие на службе в немецкой и финской армиях, в эстонской политической полиции, отрядах «Омакайтсе», а также уклонявшиеся от призыва в Красную армию. Дело перебежчиков в марте 1945 г. рассмотрел военный трибунал КБФ и определил меру наказания каждого в зависимости от степени вины[345].

В 1944–1945 гг. сотрудники Отдела контрразведки «Смерш» БФ вели контрразведывательную работу за границей, на территории Финляндии, Германии и Польши.

После заключения перемирия между СССР и Финляндией в сентябре 1944 г. и создания советских военно-морских баз на территории Финляндии, туда в соответствии с договором о перемирии в октябре — ноябре перебазировалась часть кораблей и соединений КБФ. Морские контрразведчики изучали личный состав частей, дислоцировавшихся в Финляндии, вели работу по предотвращению побегов советских моряков, пресекали попытки иностранных разведок вербовать советских военнослужащих. В этих целях советские контрразведчики стремились контролировать контакты советских военнослужащих с местным населением, устанавливали основы этих связей, пытались не допустить негативного влияния иностранцев на советских моряков.

В докладной записке ОКР «Смерш» КБФ от 31 июля 1945 г. отмечалось, что большинство связей советских военнослужащих с финнами носит случайный характер, главным образом на почве реализации выдаваемой советским военнослужащим финской валюты. Вместе контрразведчики установили, что некоторые связи советских военнослужащих с финнами имели «подозрительный характер» и требовали обстоятельного их изучения. Особый интерес у контрразведки вызывали связи, завязываемые самими финнами с советскими военнослужащими[346].

С учетом того, что советские корабли стали ремонтироваться на финских судоремонтных заводах, усилия контрразведчиков сосредоточились также на предотвращении диверсионных актов и проявлений саботажа. Особенно тщательно отслеживался ремонт подводных лодок КБФ.

В 1945 г., с вступлением советских войск в Германию, ОКР «Смерш» КБФ принимал все меры для борьбы с агентурой противника на занимаемой территории.

Вслед за наступающими частями в военно-морские базы и приморские города, предназначавшиеся для базирования флота, направлялись специальные опергруппы ОКР «Смерш» КБФ для проведения операций по очистке освобожденных территорий от агентуры противника. Например, в Кенигсберге и Пиллау контрразведчики задержали 394 человека, из которых 216 было арестовано и передано для проверки опергруппам НКВД СССР. При проведении операций опергруппами активно использовались около 50 агентов-опознавателей из числа немецкого гражданского населения.

Отдел контрразведки «Смерш» КБФ выявлял факты аморального поведения, грабежей и насилий по отношению к населению иностранных государств, на территории которых были созданы военно-морские базы и дислоцировались отряды надводных кораблей флота. Так, например, контрразведчики флота выявили целый ряд фактов недостойного поведения отдельных военнослужащих Свинемюндской военно-морской базы и дислоцировавшегося там Отряда надводных кораблей КБФ, а также личного состава катеров 2-го ДКТЩ, базировавшегося в г. Засниц (остров Рюген). Контрразведчики КБФ отмечали факты пьянства и нарушения на этой почве общественного порядка, неправомерную стрельбу из личного оружия, самовольное оставление части, обмен продуктов питания на вещи, завязывание случайных связей с женщинами немецкой и польской национальности, сожительство (это являлось причиной роста венерических заболеваний у советских моряков). Контрразведчики флота отмечали, что недостойное поведение части советских военнослужащих за границей создавало неправильное представление о русских среди немецкого населения и моряков немецких команд, участвовавших в передаче советской стороне трофейных кораблей[347].

Морские контрразведчики организовывали работу на территории Польши в портах Данциге (Гданьске) и Гдыне, куда передислоцировались бригада траления, дивизион торпедных катеров и морских охотников КБФ. Наряду с работой по выявлению агентов немецкой разведки, оставленных на оседание на территории Польши, контрразведчики КБФ выявляли и информировали командование о недостойном поведении советских моряков за границей. Так, например, контрразведчики КБФ проводили расследования фактов дебошей военнослужащих флота в Данциге и ограбления ресторанов «Полония» и «Варшавянка»[348].

Борьба с минной опасностью в конце Великой Отечественной войны представляла собой важнейшую задачу, решаемую КБФ и находившуюся под контролем контрразведчиков флота. Дело в том, что за годы Великой Отечественной войны в Балтийском море, Финском и Рижском заливах германскими, финскими и советскими военно-морскими силами было выставлено более 74 тысяч мин (в Финском заливе установлено 66,5 тысячи мин, в Рижском заливе — более 3,7 тысячи мин, в Балтийском море — более 4 тысяч мин), что создавало сложную минную обстановку. В районах Пиллау было выставлено 46 мин, Данцига — 54 мины, в Гдыне — 64 мины, в районе Свинемюнде 436 магнитных, акустических и комбинированных мин. Контрразведчики КБФ высказывали серьезную озабоченностью серьезной минной обстановкой, исключавшей свободное плавание кораблей в течение длительного времени. Отдел контрразведки КБФ информировал Москву о том, что на КБФ не велась должная борьба с минной опасностью. В 1944 — начале 1945 г. тральными соединениями КБФ было вытралено более 12 тысячи мин. Контрразведчики отмечали невысокую эффективность траления, невыполнение планов тральных работ, неудовлетворительную подготовку тральных средств в некоторых соединениях флота, задержку ремонта кораблей, необеспеченность в должной мере бригады траления горючим (углем, соляркой, дизельным топливом, бензином). О недостатках в организации работы по тралению контрразведчики КБФ информировали и Военный совет флота[349].

Контрразведка КБФ, контролируя работу по тралению вод Финского залива, неожиданно выявила недостатки, относившиеся к началу Великой Отечественной войны. Так, в конце июня 1941 г. при постановке минных полей на Финском заливе минным заградителем «Марти» было выставлено 1918 мин образца 1908/1939 гг. При производстве траления минного поля в районе острова Осмусаари-Ристна на Финском заливе было вытравлено около 40 мин образца 1908/1939 гг., поставленных с невывинченными чугунными колпаками. Мина с невывинченным чугунным колпаком в случае соприкосновения с кораблем не взорвется. Начальник Отдела контрразведки КБФ Ермолаев предлагал начальникам морских оборонительных районов и бригад траления выявить лиц, виновных в постановке мин с невывинченными чугунными колпаками[350].

Одной из задач контрразведчиков КБФ была фильтрационная работа в лагерях и пунктах сбора военнопленных — военнослужащих Красной армии и ВМФ, а также среди советских граждан, вывезенных противником из оккупированных районов СССР.

Опергруппа ОКР «Смерш» КБФ в полном составе выезжала на полуостров Хель (близ Гдыни), где находилась капитулировавшая только 9 мая 1945 г. группировка немецких войск. В этом районе оперативниками были задержаны и арестованы некоторые военнослужащие Русской освободительной армии[351] (РОА), занимавшие командные должности в РОА. За время работы контрразведчиков в польских приморских городах (с 3 апреля по 10 июня 1945 г.) было задержано 86 человек, из которых 17 арестованы, 18 переданы польским органам госбезопасности, а 50 направлены в фильтрационные лагеря и пункты НКВД[352].

Опергруппы ОКР «Смерш» КБФ добились положительных результатов в розыскной работе в период работы в Кенигсберге, Пиллау, Гдыне и Гданьске, в то же время флотская контрразведка практически не приняла никаких серьезных мер по организации оперативных мероприятий на датском острове Борнхольм[353], где 9 мая 1945 г. капитулировал немецкий гарнизон. На остров был направлен только один сотрудник, которому поручалось организовать фильтрационную работу и розыск агентов противника. Сотрудник морской контрразведки действовал неспешно, в течение двух суток он искал начальника гарнизона, все это время розыскные мероприятия проводили сотрудники «Смерш» армейских частей. Фильтрационная работа среди бывших советских военнопленных, находившихся в районе этой военно-морской базы, практически не проводилась.

Необходимо особо отметить эффективность деятельности опергрупп ОКР «Смерш» КБФ, направленных на Курляндский полуостров и в район Лиепаи, где 9 мая 1945 г. капитулировала крупная группировка гитлеровских войск. Так как эта армейская группировка противника длительное время находилась в окружении, то в ее составе оказались не успевшие эвакуироваться многочисленные разведывательные подразделения, проводившие до последнего дня активную работу в прифронтовых районах. Кроме того, в «Курляндском котле» оказались спасавшиеся от наступающих советских войск изменники и предатели, власовцы, каратели, агенты и диверсанты, активные участники националистических военизированных формирований.

На первом этапе опергруппы КБФ сосредоточили свое внимание на розыске агентуры немецкого разведоргана «Фалост-1». Флотские контрразведчики еще в марте 1945 г., за два месяца до капитуляции курляндской группировки, задержали на побережье Балтики несколько групп этого разведоргана. Как правило, их участники получали задание по сбору информации о частях Красной армии и ВМФ, военно-промышленных объектах и транспортных узлах. Кроме того, в их задачи входила организация диверсионных актов на стратегических коммуникациях в ближайших тылах советских войск. Полученные в ходе следствия материалы (приметы и характеристики агентов и руководителей «Фалоста-1», адреса, явки и пароли) позволили контрразведчикам активно вести розыскную работу. В результате форсированных оперативных мероприятий и с помощью агентов-опознавателей из числа перевербованных немецких разведчиков флотские контрразведчики выявили и арестовали 27 агентов и резидентов этого разведоргана. В ходе следствия были получены сведения на 86 официальных сотрудников и агентов «Фалоста-1», которые после арестов использовались в розыскной работе. В июне 1945 г. степень вины каждого агента определил военный трибунал Лиепайской военно-морской базы. За двухмесячный период работы опергруппа ОКР «Смерш» КБФ в Курляндии задержала 113 человек, из которых были арестованы и осуждены 92 человека[354].

На всем протяжении войны одним из важных направлений деятельности разведывательного отдела КБФ и разведывательных отделений частей морской пехоты (отдельных частей морской пехоты), а также контрразведчиков КБФ являлась зафронтовая работа. Уже с осени 1941 г. флотская разведка и контрразведка начали внедрять своих агентов, используя два основных метода: оставление на оседание конфиденциальных источников на военно-морских базах Латвии и Эстонии при отступлении советских войск; заброска агентов на временно оккупированные территории стран Балтии, главным образом с разведывательно-диверсионными заданиями. Переправа советских разведчиков в тыл противника чаще всего осуществлялась водным путем с последующей высадкой разведчиков на берег. При этом учитывалось, что германские подразделения на приморском участке организовывали очень сильную оборону.

В течение 1941 г. Особый отдел КБФ организовал заброску в различные пункты Эстонии и Ленинградской области 94 за-фронтовых агентов, из которых 7 человек по неустановленным причинам не вернулись. Следует отметить, что разведчики КБФ на первых порах, как правило, не имели серьезной спецподготовки, и поэтому перед ними ставились довольно примитивные задания: визуальная разведка и проведение диверсий. Их перебрасывали через линию фронта, обычно группами от двух до шести человек, так называемой «зеленой тропой». На пять-шесть человек выдавались один-два пистолета и три-четыре ручные гранаты, в основном же оружие добывалось в боях. На выполнение задания разведчики отправлялись, имея в кармане только несколько сухарей.

Осенью 1941 г. в Пярну были заброшены два разведчика, перед которыми поставили задачу установить расположение военных объектов противника. Переброска прошла успешно: добытые разведматериалы были реализованы через командование КБФ, а установленные военные объекты успешно атаковала морская авиация флота. Результаты бомбардировки были проверены через возможности разведотдела КБФ.

15 декабря 1941 г. в районе Копорского залива была выброшена группа из четырех разведчиков, собравшая за три дня нахождения в тылу сведения о строительстве противником укрепрайона, расположении воинских частей артиллерийских батарей[355].

Для подготовки зафронтовой агентуры при Особом отделе КБФ в сентябре 1942 г. была создана специальная разведывательная школа, обучение в которой проводилось силами оперсостава отдела и работниками Управления НКВД Ленинградской области. Школа, рассчитанная на подготовку 15–20 человек, имела особое подготовительное отделение радистов. Курсанты обучались по программе, которая включала изучение методов маскировки, приемов рукопашного боя, огневую подготовку, топографию, методы конспирации. Личный состав школы экипировался в морскую форму.

Зафронтовые операции, проведенные контрразведчиками в первые месяцы войны, не имели существенного оперативного значения, поэтому в феврале 1942 г. все действующие в тылу врага источники из Особого отдела КБФ были переданы на связь в УНКВД Ленинградской области или разведотделу Ленинградского фронта.

Зафронтовая работа морских контрразведчиков в этот период велась параллельно с работой разведывательных органов армии и флота. Реализация добытых материалов в основном сводилась к обеспечению безопасности проведения боевых операций.

С февраля 1943 г. зафронтовая работа велась по следующим основным направлениям: выявление каналов проникновения немецкой агентуры на флот, ее перевербовка и использование для внедрения в разведку противника, восстановление связей с ранее оставленными на оседание в немецком тылу негласными помощниками и связными, а также организация контрразведывательной работы на бывших базах КБФ и в местах дислокации германских разведцентров.

Для тщательной подготовки и детального обучения разведчиков, готовившихся к зафронтовой работе, ОКР «Смерш» КБФ в 1943 г. была преобразована и переименована специальная разведывательная школа. Одновременно для зафронтовых операций привлекались и немецкие агенты из числа бывших военнопленных КБФ, заброшенных в наш тыл.

Для облегчения перехода через линию фронта в тыл германских войск советских разведчиков и для перехвата вражеской агентуры в феврале 1943 г. флотская контрразведка КБФ организовала специальный отряд в составе 12 агентов-боевиков. Перед отправкой в тыл личный состав отряда проходил подготовку на двух постоянных базах — на острове Сескар и в Ораниенбаумском районе, в том числе проводились тренировки по передвижению на лыжах по целине. Отряд действовал группами по два-три человека в ближайших тылах противника — Лужской губе[356], на побережье Копорского залива и на Кургальском полуострове. За время своего существования личному составу спецподразделения удалось вывести из тыла противника и доставить на остров Се-скар шесть разведчиков флота, собрать ценные разведданные об укреплениях и системах охраны позиций немцев на Кургальском полуострове. В марте 1943 г. лыжники задержали на берегу Финского залива двух агентов немецкой разведки.

В 1943 г. контрразведка КБФ провела ряд зафронтовых операций. В частности, осуществила выброску группы из четырех человек в Волосовский район Ленинградской области, успешно решив задачу по перевербовке немецкого агента из Волосовского разведпункта (операция «Залив»). Успех операции не удалось развить из-за эвакуации абвергруппы-312 в Германию[357].

В марте 1943 г. для реализации зафронтовой операции «Прима» в Гдовском районе Ленинградской области была выброшена агентурная группа из семи человек. Во взаимодействии с организованным в этом районе партизанским отрядом контрразведчикам предстояло найти пути подхода к разведшколе противника, дислоцировавшейся в поселке Сланцы[358]. Из-за предательства одного из членов разведгруппы, а также передислокации разведшколы командованием было принято решение об изменении задания группе и ее временном оставлении при партизанском отряде для совместных боевых действий. В течение апреля 1943 г. контрразведчиками было уничтожено до 30 немецких карателей и их пособников. В октябре 1943 г. группа, не понеся потерь, вернулась в Ленинград[359].

В проведении зафронтовой работы в это время не все проходило гладко. Военно-морской контрразведке не удалось проникнуть на военно-морские базы в Прибалтике или успешно внедриться в школы немецкой морской разведки на временно оккупированной территории. Так, в октябре 1943 г. сорвалась операция «Прибой», предусматривавшая заброску в район Палдиски[360] (Эстония) двух агентов с заданием внедриться в разведшколу на мызе Лейтсе. После выброски связь с группой не установилась, и дальнейший ее розыск не дал никаких результатов[361].

Бесследно исчезла в 1943 г. группа из пяти агентов, подготовленная к проведению операции «Антей» по созданию агентурной сети в г. Нарве. Всего в течение 1943 г. в тыл противника был заброшен 31 агент, из них 24 возвратились после выполнения задания, 1 погиб и 6 пропали без вести[362].

В 1944 г. ОКР «Смерш» КБФ проводились сложные зафронтовые операции, рассчитанные на внедрение агентов в разведцентры противника с целью вскрытия каналов проникновения агентов немецкой разведки на базы советского флота. В силу военноморской специфики эти операции получали характерные кодовые наименования: «Шторм», «Циклон», «Бухта», «База», «Риф», «Маяк».

Материальная база для зафронтовых операций к тому времени значительно расширилась. Флотская контрразведка уже достаточно хорошо изучила оперативную обстановку в местах проведения операций. К этому времени набирала силу и подготовка разведчиков в разведшколе ОКР «Смерш» КБФ. В тот период в ней готовились резиденты, специальные агенты-боевики, радисты и связные. Весь личный состав школы находился на конспиративных квартирах, учебные программы составлялись применительно к каждому направлению оперативных мероприятий. Для всех категорий лиц, намеченных к ведению зафронтовой работы, предусматривалось изучение топографии, стрелкового дела, основ разведывательной деятельности, правил конспирации, а также проводилась серьезная физическая подготовка.

Из 26 заброшенных в 1944 г. зафронтовых агентов возвратились 13, погибли 6. Судьба остальных, к сожалению, так и не была установлена.

Наиболее удачно в 1944 г. развивалась зафронтовая операция «Риф». 9 августа в район Лиепаи была заброшена группа в составе разведчика «Резвого» и квалифицированного радиста «Свешникова». Целью заброски было установление связи с тремя агентами, оставленными на оседание в 1941 г. в Лиепае. «Резвому» удалось восстановить связь с одним из них, а также привлечь к работе трех новых агентов, при помощи которых после выполнения задания он перешел линию фронта. После освобождения Лиепаи «Резвый» и другие привлеченные им в интересах контрразведки лица в составе опергруппы ОКР «Смерш» КБФ использовались в качестве опознавателей[363].

Сорвалось проведение в феврале 1944 г. операции «База», когда на территорию Эстонской ССР была десантирована оперативная группа из восьми человек для последующего развертывания контрразведывательной работы на оккупированной территории. После вылета самолета никаких радиосообщений получено не было, самолет с задания не вернулся.

О судьбе экипажа и всей группы стало известно только после освобождения этого района частями Красной армии. Оперативная группа ОКР «Смерш» КБФ установила, что самолет был сбит немецким ночным истребителем и его экипаж погиб при падении. Находившаяся на борту группа выбросилась на парашютах из горящего самолета, что подтвердили местные жители. Из числа выбросившихся парашютистов двое погибли от нераскрытая парашютов, двое были захвачены немцами в плен, двое скрылись в неизвестном направлении (их судьбу установить не удалось) и двое контрразведчиков при попытке их задержать были убиты в результате предательства местных жителей[364].

В ходе проведения в мае 1944 г. на территории Эстонии за-фронтовой операции «База-2» был предусмотрен вариант проведения радиоигры с противником, в случае если агентов арестуют.

О работе под контролем один из контрразведчиков должен был сообщить условным сигналом. С 14 мая по 4 июня связи с агентами установить не удалось, и только 5 июня поступила радиограмма о гибели одного из них. Условным сигналом радист сообщил, что работает под контролем. Радиоигра продолжалась до 28 августа 1944 г., после чего связь прекратилась. В сентябре 1944 г., после освобождения Таллина, 2-м отделом НКГБ Эстонии был захвачен немецкий документ № 366 «Месячный отчет за август месяц. Радиопередачи», из которого стало ясно, что противник понял об условном сигнале работавшего под контролем радиста и принял решение о прекращении радиоигры[365].

В 1945 г. зафронтовая работа флотских контрразведчиков нацеливалась главным образом на военно-морские базы Германии, а также на Лиепаю и Вентспилс. Для реализации этих целей в Риге в течение пяти месяцев находилась специальная оперативная группа, организовавшая шесть зафронтовых операций: «Луч», «Якорь», «Штурм», «№ 12», «Штурвал» и «Фриц». В итоге опергруппа провела четыре операции, одна была прекращена, а другая приостановлена из-за гибели агента.

Наиболее успешно была реализована операция под названием «Штурвал». Заброшенный в ходе нее в немецкий тыл зафронтовой разведчик «Мастер», легализовавшись в Лиепае, привлек к сотрудничеству пять агентов, от которых получил ценную информацию для командования, в том числе сведения, облегчившие розыск сотрудников немецкого разведцентра[366].

После окончания войны ОКР «Смерш» КБФ провел тщательный анализ зафронтовой работы за весь период боевых действий. К этой работе контрразведчики подошли самокритично, обозначив в отчетных документах основные недостатки на этом участке оперативной работы. 22 ноября 1945 г. начальнику УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладкову была направлена докладная записка Отдела контрразведки «Смерш» КБФ:

«1. Зафронтовые операции разрабатывались и подготавливались слишком медленно, и к моменту проведения многие из них теряли смысл, другие же в результате изменения обстановки за период подготовки не давали никакого эффекта. […]

2. Зафронтовая работа не была последовательной, операции проводились по наиболее ценным материалам, которые попадали в отдел эпизодически […], затем долгий период проверялись, зачастую теряя за время проверки свою ценность. Благодаря изменению обстановки отдел не имел систематизированного материала для быстрой перепроверки показаний арестованных шпионов, не вел достаточно эффективной работы для заполучения образцов документов [для агентов], действовавших в тылу врага, изучения обстановки, связей и пр. […]

3. Отдел не имел своей материальной базы для осуществления зафронтовых операций, не было запасов одежды для агентуры, документы для агентов изготовлялись другими органами и пр.

4. Нами проявлялась не только медлительность в разработке и осуществлении операции, но излишняя, иногда даже вредная осторожность, боязнь провала, неуверенность в замысле операции и в агентуре, боязнь перед материальными затратами».

В общей сложности с начала 1944 г. и до окончания Великой Отечественной войны было разработано 13 зафронтовых операций, из них 12 осуществлены. Для их обеспечения было подготовлено 35 зафронтовых агентов, из которых 31 заброшен в тыл противника. Возвратились после выполнения задания 16, погибли 7, пропали без вести 8 человек[367].

24 августа 1944 г., обеспечивая переход очередной группы зафронтовых агентов, на передовой от разрыва снаряда погибли сотрудники ОКР «Смерш» КБФ подполковник М.Г. Бычков и капитан Н.П. Боровков.

Всего же при исполнении своих служебных обязанностей за время войны погибли 44 флотских контрразведчика, 85 сотрудников пропали без вести.

Советское правительство высоко оценило заслуги контрразведчиков Балтики перед Родиной в военные годы: 631 сотрудник был удостоен государственных наград.


Глава 8. КОНТРРАЗВЕДКА СЕВЕРНОГО ФЛОТА

С началом Великой Отечественной войны порты Черного и Балтийского морей не могли использоваться для морских сообщений с другими странами, поэтому резко возросло значение Северного морского театра и его портов — Мурманска и Архангельска. Именно здесь проходили в годы войны важнейшие морские коммуникации, связывавшие СССР с его союзниками — Великобританией и США.

Стратегическое значение этих коммуникаций обусловило стремление немецкого командования к их захвату для осуществления блокады Советского Союза с севера. Кроме того, немцы отлично понимали, что Северный морской путь — кратчайшая сквозная трасса для провода боевых кораблей и торговых судов в Тихий океан. Вот почему с самого начала войны германские войска проводили активные наступательные операции на всем Северном морском театре.

Молодой Северный флот (СФ)[368], образованный в 1933 г., к началу войны в своем составе имел 8 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 2 тральщика, 14 охотников за подводными лодками. Основной ударной силой флота являлись 15 подводных лодок. Военновоздушные силы флота насчитывали 116 самолетов, но почти половину из них составляли устаревшие гидросамолеты.

К началу Великой Отечественной войны в состав Северного флота входили: Беломорская военно-морская база (впоследствии Беломорская военная флотилия); бригада подводных лодок; отдельный учебный дивизион подводных лодок; 1-й отдельный дивизион эсминцев; Охрана водного района главной базы; Военновоздушные силы и противовоздушная оборона; Мурманский укрепленный район; центральные учреждения и заведения флота и его тылы. На 22 июня 1941 г. на кораблях и соединениях, входивших в состав Северного флота, было 28 381 человек личного состава (флот, плавединицы — 8900 человек; части ВВС — 2428 человек; береговая артиллерия — 7245 человек; части ПВО — 2088 человек; строительные батальоны — 7720 человек). Мобилизация, последовавшая вслед за нападением Германии на СССР, вызвала резкое увеличение численности личного состава флота. К 1 октября 1941 г. численность личного состава СФ составляла 41 140 человек, на 1 января 1942 г. — 55 870 человек, на 1 января 1943 г. — 77 087 человек, на 1 января 1944 г. — 75 797 человек, на 15 марта 1945 г. — 85 516 человек[369].

Всего за годы войны на СФ поступило 119 тысяч 194 человека, в том числе из запаса — 28 891 человек, молодого пополнения — 40 607 человек, из других флотов — 32 933 человека, из частей Красной армии — 7102 человека, из штрафных батальонов, осужденных военными трибуналами с применением ст. 28 УК РСФСР, прочее пополнение (госпитали с личным составом, девушки, юнги). За тот же период из СФ убыло 68 494 человек, в том числе безвозвратные потери 9118 человек, передано Красной армии 32 034 человека, раненых и больных 793 человека, убыли на другие флоты 17 644 человека, уволено в запас 3957 человек, передано промышленности 2290 человек, убыло по различным причинам (осуждено, беременных, венерически больных) 2658 человек[370].

Противник в 1941 г. не имел на Севере крупных военноморских сил. Не было у него и больших кораблей, так как командование вермахта планировало захват Мурманска и Полярного[371]как сухопутную молниеносную операцию. Вместе с тем Германия могла быстро увеличить свои морские силы, переведя крупные корабли и подводные лодки из Балтийского и Северного морей в базы на территории Северной Норвегии, что они и сделали, перебросив в 1942 г. линкоры «Тирпиц»[372] и «Шарнхорст»[373], «карманный» линкор «Адмирал Шеер»[374], тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер»[375] и ряд других кораблей.

В истории Великой Отечественной войны на Севере можно выделить следующие основные этапы, направления и наиболее крупные боевые операции, проведенные Северным флотом или с его участием: оборонительные бои летом 1941 г.; десантные операции в мае 1942 г.; трехлетняя оборона полуостровов Средний[376]и Рыбачий[377]; охрана караванов союзников; операция по переводу пополнения боевых кораблей из-за границы; борьба советской авиации, подводных и надводных кораблей на коммуникациях противника; бои в октябре 1944 г. за освобождение Петсамской области[378] и Северной Норвегии.

Но было и еще одно направление боевой деятельности — невидимая борьба советских морских контрразведчиков с разведками Германии и Финляндии.

Основными направлениями работы морских контрразведчиков Северного флота являлись: борьба со шпионажем, выявление агентов иностранных разведок в частях и соединениях флота и его окружении; контрразведывательное обеспечение боевых операций (морских и сухопутных) с участием сил флота; борьба с антисоветской агитацией и пропагандой; предотвращение дезертирства, измены Родине, панических настроений, организация заградительной службы в тылу боевых частей и подразделений флота; оказание помощи командованию в повышении готовности боевых кораблей, вспомогательных судов, частей и подразделений флота; предотвращение утечки секретных данных о планах и замыслах командования, проведение зафронтовых операций по добыванию разведывательных данных о противнике; проведение государственной проверки (фильтрации) бывших советских военнопленных из числа моряков Северного флота. В зависимости от развития военной и оперативной обстановки на различных этапах Великой Отечественной войны изменялись и направления деятельности органов военной контрразведки Северного флота.

Одной из основных проблем для сил Северного флота представляли германские подводные лодки, которые вели охоту за караванами союзников, доставлявшими грузы в Мурманск и Архангельск, судами советского военно-морского, торгового и рыболовного флотов, ставили морские мины в арктических коммуникациях, обстреливали из артиллерийских орудий советские базы на островах, уничтожая находившиеся на них самолеты, склады, жилые дома. Контрразведчики Северного флота участвовали в мероприятиях командования флота по борьбе с немецкими подводными лодками 11-й и 13-й флотилий, базировавшихся в Норвегии (соответственно в Бергене[379] и Тронхейме).

Первое обнаружение немецких подводных лодок зафиксировано в районе Мурманска и в акватории Белого моря уже в июле 1941 г. С весны 1942 г. подводные лодки противника начали появляться в юго-восточной части Баренцева моря и вдоль западного побережья Новой Земли[380]. К концу лета этого года противник обнаружил себя и на арктических коммуникациях в Карском море. Немецкими подлодками ставились мины на подходах к проливам Югорский Шар[381] и Маточкин Шар[382], к острову Диксон[383]. Об активности германских подводных лодок и сложной военной обстановке можно судить по письму Транспортного управления НКВД СССР, направленному 21 августа 1942 г. в Управление ОО НКВД СССР. В письме сообщалось, что «имевшиеся, начиная с июня 1942 г., сигналы достаточно определенно указывали на то, что немцы готовят значительные операции в районе Новой Земли, Баренцева и Карского морей». Активность противника в течение лета 1942 г. нарастала и превратилась в реальную угрозу для советских коммуникаций в районе Баренцева и Карского морей и непосредственно для побережья. В документе сообщалось, что 27 июля подводная лодка противника посетила бухту Кармакуля[384] и артиллерийским огнем уничтожила 2 самолета. В районе обстрела уничтожены также 3 дома и 2 склада. 17 августа в районе Матвеева острова[385]подводная лодка противника подвергла артиллерийскому обстрелу караван судов, направлявшихся из Хабарово[386] в Нарьян-Мар[387]. Потоплены пароход «Комсомолец»[388], баржи, мотоботы и погибло 305 человек. 19 августа подводная лодка противника обстреляла рыбаков в районе Черной Губы на острове Новая Земля[389].

В 1942 г. на северном театре военных действий сложилась напряженная обстановка. Германский флот вел ожесточенные боевые действия на пути следования союзных конвоев, поставлявших в СССР по ленд-лизу продовольствие и вооружение. Советскому Северному флоту, в строю которого находилось всего лишь 22 подводные лодки (ПЛ), предстояло защищать коммуникации протяженностью в 3000 миль. ГКО принял решение об усилении СФ за счет передачи 12 ПЛ с других флотов, в том числе 6 из 91, сосредоточенных на Тихоокеанском флоте. В кратчайшие сроки к переходу на северный морской театр были подготовлены четыре ПЛ типа «С» Владивостокской и двух типа «Л» Камчатской военно-морских баз. Советские подводники должны были скрытно пересечь Тихий океан, где на американских коммуникациях действовали японские субмарины, спуститься к экватору, Панамским каналом выйти в Атлантику, миновать районы наиболее интенсивного действия немецких подводных лодок в северной части Атлантического океана, подняться выше Северного полярного круга и уже оттуда следовать в ВМБ СФ Полярный с готовностью немедленно вступить в бой. По договоренности с правительствами США и Англии они в пунктах остановки (Датч-Харбор, Сан-Франциско, Панама, Галифакс, Рейкьявик) обеспечивались топливом, продовольствием и необходимым ремонтом. 25 сентября 1942 г. начался небывалый в истории советского подводного флота до того времени поход подводных лодок[390].

Сотрудники Особого отдела НКВД вели контрразведывательное обеспечение дальнего морского похода, захода советских подводных лодок в иностранные порты, а также принимали участие в расследовании чрезвычайного происшествия — гибели 11 октября на переходе из Датч-Харбора в Сан-Франциско подводной лодки Л-16.

1943 г. отмечается расширением зоны действия немецких подводных лодок. Начиная с июля субмарины противника действовали не только в районе Новой Земли, их появление неоднократно фиксировалось в Енисейском заливе[391].

В сентябре 1943 г. германские подводные лодки разгромили конвой «ВА-18», потопив за один день два транспорта и боевой корабль. 12 августа 1944 г. германские подводные лодки напали на конвой «БД-5» и уничтожили транспорт и два тральщика. 16 января 1945 г. в результате торпедных атак германских подводных лодок был потоплен эсминец Северного флота «Деятельный»[392], 20 января — торпедирован эсминец «Разъяренный»[393], который остался на плаву и был отбуксирован в базу[394].

Уничтожение подводных лодок противника было одной из основных боевых задач сил Северного флота и Беломорской военной флотилии. Советские морские контрразведчики обеспечивали безопасность боевых походов, выявляли факты утечки секретной информации о планах и замыслах командования Северного флота и Беломорской военной флотилии.

Контрразведчики СФ пытались разобраться с возможной утечкой к противнику информации о движении советских судов, такие предположения у них возникали в связи со слишком уверенными действиями немецких подлодок и рейдеров, хорошим знанием ими трассы Северного морского пути, гидрологической и гидрографической обстановки в Карском море. Кроме того, по мнению морских контрразведчиков, в Арктике германский подводный флот мог иметь пункты дозаправки, а также гидрометеопосты[395].

Такие предположения советских морских контрразведчиков основывались на информации, концентрировавшейся еще с периода летней навигации 1940 г. Тогда в результате переговоров между Германией и СССР руководство Советского Союза дало согласие на проводку Северным морским путем (Севморпуть) немецкого судна «Комета»[396], которое было заявлено как торговое судно. Однако позже выяснилось, что «Комета» была замаскированным немецким рейдером, который после проводки через советский Север, оказавшись в Индийском океане, потопил около десяти торговых судов союзников. Следуя по трассе Севморпути, германские моряки вели тщательную фотосъемку. В одном из докладов советских моряков и лоцманов, например, указывалось, что немцы «фотографировали непрерывно берега, фотографировали все объекты, которые только встречали на своем пути. Фотографировали острова, мимо которых проходили, около которых стояли, фотографировали мыс Челюскина». При малейшей возможности делали промеры глубин; высаживались на берег и фотографировали, фотографировали, фотографировали…[397]

Анализ документов свидетельствовал, что некоторая беспечность была присуща многим должностным лицам, имевшим отношение к операции по проводу «Кометы», так, например, начальник Главсевморпути[398] И.Д. Папанин предлагал показать германским морякам трассу. В радиограмме, направленной одному из лоцманов, проводивших «Комету», И.Д. Папанин писал: «[…] Нет сомнений, что немцы посылали одно суденышко только с целью изучить трассу, покажи, так сказать, им трассу […] пусть ледокол проведет через лед»[399].

Сведения о навигационном оборудовании Северного морского пути, полученные во время перехода «Кометы», позволили германскому морскому штабу заблаговременно развернуть систему радиометеостанций на арктических островах Северного Ледовитого океана (в том числе и на архипелаге Шпицберген в нарушение Парижского договора 1920 г.)[400]. Германские специалисты тщательно проанализировали полученные сведения о советских полярных станциях в Арктике, организации их радиосвязи, результаты промеров глубин в проливах и в июне 1941 г. издали обобщенные данные в виде секретного приложения к «Наставлению о плавании в арктических морях».

Опыт ледового плавания «Кометы», доскональное изучение навигационных условий Севморпути помогли немецким подводным лодкам в 1941–1945 гг. пиратствовать в советских северных водах.

На основе изучения имевшихся оперативных материалов 15 октября 1943 г. Отдел контрразведки «Смерш» СФ подготовил аналитический документ, в котором было выдвинуто предположение о том, что противник имеет достаточно разведывательных данных (как ледовых, так и войсковых) по западному сектору Арктики. По мнению советских контрразведчиков, противнику в этом также помогло появление в открытой печати (газета «Известия» № 129/7815 от 04.06.1942 г.) данных о подготовке советских действий в Арктике, ряд корреспонденций в одной из радиопередач из г. Архангельска, а также открытые переговоры судов ГУСМП как между собой, так и полярными станциями. Кроме того, в ходе расследований обстоятельств гибели советских и союзных конвоев контрразведчики установили, что «немцы точно знали, по какому фарватеру пойдут корабли, несмотря на то, что шли по этому фарватеру впервые»[401].

На наличие у противника баз в Арктике указывало множество данных, приводимых в документах ОКР «Смерш» СФ. Так, в справке о деятельности немецких подводных лодок, подготовленной в октябре 1943 г., выдвигалась версия о возможном использовании противником о. Междушарского[402] как пункта наблюдения и связи для действующих в районах Новой Земли подлодок и самолетов. Так, 13–14 октября 1942 г. на о. Междушарском пролетавшим самолетом Беломорской военной флотилии был обнаружен самолет противника, который при снижении советского самолета обстрелял его. Для захвата самолета противника на остров был направлен морской десант, однако самолета противника не оказалось, на месте его приземления были обнаружены следы нахождения радиостанции[403].

7 октября 1943 г. ОКР «Смерш» БВФ проинформировал Москву о том, что осенью 1943 г. работа радиостанции острова Диксон перебивалась другой неизвестной радиостанцией, работавшей на той же волне. По данным берегового радиопоста острова Диксон, указанная радиостанция работала якобы с подлодки противника, однако не исключалось, что эта радиостанция могла быть установлена в одном из пунктов побережья Карского моря по заданию германской разведки[404].

Советские контрразведчики не исключали, что немецкие подводники для пополнения запасов продовольствия и горючего использовали подготовленные еще до войны Главсевморпутем зимовки. Так, в справке ОКР «Смерш» Беломорской военной флотилии от 13 октября 1943 г. отмечалось, что на восточном побережье о. Новая Земля в течение ряда лет ГУСМП организовывались зимовки: завозились продукты, строились дома и т. д. Например, в заливе Благополучия обнаружена зимовка без людей, поставлен домик, оставлены большие запасы продуктов и много горючего. Такие же освоенные места имеются севернее залива Благополучия и на южной стороне о. Новая Земля. Есть также склады с горючим, но месторасположение их контрразведчикам не было известно. В ОКР «Смерш» БВФ высказывали предположение, что противник пользуется этими базами. Это предположение подтверждалось тем, что в навигацию 1943 г. немецкие подлодки несколько раз были отмечены в заливе Благополучия, избрав его для стоянки, а может быть и пополнения из запасов продуктов и горючего[405].

В течение 1944 г. на островах, расположенных в Карском море, появлялись немецкие подводные лодки малого водоизмещения.

Так, Отделом контрразведки «Смерш» БВФ 10 августа 1944 г., около 10 часов утра, в непосредственной близости от берега в бухте Полынья Енисейского залива Красноярского края в надводном положении была обнаружена подводная лодка противника. Подойдя к берегу на расстояние четверть километра, с подлодки по направлению мыса Полынья подавались флажками сигналы. Одновременно к берегу от подлодки направлялась резиновая шлюпка, которая в скором времени возвратилась обратно и была поднята на борт. Пробыв в бухте около часа, подлодка ушла курсом на восток. ОКР «Смерш» БВФ сделал предположение о том, что появление подлодки противника в бухте Полынья 10 августа 1944 г. в надводном положении под военно-морским флагом Германии и попытки команды указанной лодки быть на берегу были связаны с высадкой или приемкой разведывательно-диверсионной группы, созданной из числа выселенных в Енисейский залив немцев[406]. Проанализировав действия противника против советских судов за 1944 г., морские контрразведчики сделали вывод, что немецкие подводные лодки, находившиеся на Севере, действовали на фарватерах, указанных в советской лоции военного времени. Это обстоятельство давало основание считать, что «противник об этом хорошо осведомлен»[407].

24 сентября 1944 г. у острова «Известия ВЦИК» немецкой подводной лодкой (водоизмещением до 250 тонн) был торпедирован тральщик СФ № 120.

25 сентября 1944 г. с двух подводных лодок противника был высажен десант, который разгромил станцию Главсевморпути на мысе Стерлегова[408] (Карское море), уничтожил три жилых дома, радиостанцию, метеопост, машинное отделение и три склада с продовольствием. Но главной удачей немцев стали захваченные ими секретные документы, в том числе переговорные коды и таблицы с ключами, сигнальные книги. Из семи человек, находившихся на станции, немцами были захвачены и перевезены на лодках пять человек[409].

Одному из сотрудников метеопоста на мысе Стерлегова, Г.В. Бух-тиярову, удалось бежать от немцев. После возвращения Г.В. Бухтиярова сотрудники ОКР «Смерш» Беломорской военной флотилии опросили его об обстоятельствах захвата метеопоста, о поведении германских моряков, вопросах, которые они задавали сотрудникам поста. Бухтияров сообщил советским контрразведчикам, что в процессе его опроса немцами он, заметив в окно, что подлодка снялась с якоря и ушла в море, якобы спросил переводчика, «куда ушла лодка, на что последний ответил: “На заправку к нашей базе”. Где находится эта база, переводчик не сказал. Предположительно можно считать возможность создания немцами таких баз на островах Мона»[410].

18 января 1945 г. начальник ОКР «Смерш» СФ И.И. Гончаров направил начальнику УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладкову докладную записку, в которой отмечал: «Оперирование подлодок противника малого водоизмещения в Карском море, вдали от своих баз в Норвегии (Нарвик, Тромсё, Тронхейм), дает основание предполагать, что подводный флот противника имеет свои базы в Карском море». Далее сообщалось, что в 1944 г. на острове Подкова были обнаружены неизвестно кому принадлежащие запасы горючего, масел и продовольствия. Таких островов в шхерах Минина насчитывалось несколько десятков, и они могли использоваться противником. ОКР «Смерш» СФ было известно, что в 1944 г. немецкие подлодки всплывали в различных бухтах северо-восточного побережья Карского моря и брали на борт людей из становищ. ОКР «Смерш» Карской военно-морской базы была обнаружена подпольная радиостанция в поселке Ошмарино (устье р. Енисей). В районе острова Диксон весной 1944 г. имел место случай, когда всплывшая немецкая подводная лодка высадила на кромку льда неизвестного человека, след которого вел по направлению к острову Диксон. Высадку неизвестного человека обнаружили местные жители, организовавшие поиск, который, однако, положительных результатов не дал. По мнению сотрудников ОКР «Смерш» СФ, германская разведка имела свою агентуру на островах Карского моря, где для этого имелась «достаточная почва, а именно: Северо-восточная часть побережья Карского моря и острова населены политически ссыльными, причем надзор за ними почти полностью отсутствует. На острове Подкова (в шхерах Минина), расположенном ближе чем другие острова на наших караванных путях в Карском море, живет 10 человек, являющихся ссыльными, из коих 2 латыша, 2 немца и остальные русские и финны. Надзор за их жизнью и деятельностью осуществляется лишь два раза в год, когда на остров приезжает представитель Севморпути, которому ссыльные сдают рыбу и медвежьи шкуры, получая взамен продукты питания. Остров Подкова является удобным местом для отстоя судов: глубина бухты, имеющей по параллели 5 миль, с шириной при входе 2,7 мили, допускает проход судов любой осадки; на острове имеется пресная вода. Несмотря на возможность наличия баз противника, командование Северного флота и Беломорской флотилии эффективных мер по поиску и ликвидации баз и радиоточек противника не предпринимало, считая, что это является делом органов “Смерш” и НКГБ». И.И. Гончаров подчеркивал, что оперативно-розыскная работа среди населения побережья и островов Карского моря была возложена на органы НКВД и НКГБ, однако такая работа фактически не проводилась, что облегчало германской разведке успешно действовать на советских северных морских коммуникациях. Гончаров просил руководство УКР «Смерш» НКВМФ поставить вопрос перед НКВД СССР и НКГБ СССР о более эффективной оперативно-розыскной работе на побережье и островах Карского моря[411].

Следует отметить и тот факт, что подозрительные действия подводных лодок противника у советского побережья отмечались и в начале 1945 г. Так, в справке 2-го отдела УКР «Смерш» НКВМФ от 20 февраля 1945 г. приводились данные о том, что 18 января 1945 г. 19 сигнально-наблюдательных постов СНИС[412]Териберкского участка отметили подозрительные действия подлодки противника вблизи берега в районе восточнее Териберки[413]. В первом случае лодка выходила из Уединенной губы побережья, во втором случае лодка маневрировала в районе поста в надводном положении и передавала в сторону берега 5–6 бело-зеленых световых сигналов. Предполагалась возможность высадки агентурных групп противника на советском побережье. ОКР «Смерш» СФ направил свою оперативную группу для организации розыска и поимки разведывательно-диверсионных групп противника[414].

Совместные операции по обеспечению безопасности союзных конвоев, следовавших из Англии в северные порты СССР, обусловили пребывание в советских портах, на авиационных и военноморских базах СФ большого числа английских военнослужащих. Контрразведывательная работа в Полярном и Ваенге[415], где находились британская военно-морская миссия, военно-морской госпиталь и подразделения английских ВВС, целиком возлагалась на подразделения ОКР «Смерш» СФ. Военно-морские миссии, находившиеся в Мурманске и Архангельске, были в поле зрения территориальных подразделений контрразведки (НКВД — НКГБ). Для устранения параллелизма в работе органов госбезопасности на этом участке было принято решение о сосредоточении всех материалов в 3-м отделе Контрразведывательного управления НКВД СССР, в связи с чем военные контрразведчики Центрального аппарата и Северного флота были обязаны незамедлительно передавать в Контрразведывательное управление все поступающие документы по военно-морской миссии англичан.

В составе английских миссий и различных иностранных учреждений на советском Севере находилось до 300 человек, что, по мнению советских контрразведчиков, не соответствовало официально заявленным их задачам.

Действующие под прикрытием сотрудников военно-морских миссий британские разведчики, оказавшиеся на советской территории, не могли упустить возможности сбора информации об экономическом и военном потенциале Советского Союза, состоянии Красной армии и флота, перспективах их развития. В первую очередь англичан интересовал Северный морской путь как ближайшая трасса из Европы на Дальний Восток и в Северную Америку. Союзные отношения между Великобританией и СССР влияли на характер деятельности союзных спецслужб, а именно английская разведка была вынуждена соблюдать особую осторожность и такт в своих действиях и быть более разборчивой в формах и методах разведывательной работы на территории Советского Союза. Военно-политический союз с Великобританией налагал определенный отпечаток и на контрразведывательную деятельность советских спецслужб. Однако и в тот период действовал постулат, который не потерял актуальности и в наши дни: разведки не дружат, а сотрудничают, когда их интересы совпадают.

Москва требовала от морских контрразведчиков активнее выявлять среди английских военнослужащих представителей разведывательных служб. 27 ноября 1941 г. НКВД СССР направил в УНКВД Архангельской, Мурманской областей, 3-й отделы Северного флота и Беломорской военной флотилии указание, в котором отмечалось, что английские разведывательные органы внедряли в число официальных военных и экономических представительств в СССР крупных разведчиков, использовавших для сбора шпионских сведений офицеров и унтер-офицеров английской армии и флота, находившихся на территории СССР. С этой целью каждому доверенному лицу давался конкретный круг вопросов, по которым ему надлежало собирать разведывательную информацию в Советском Союзе. В указании обращалось внимание на то, что нахождение в Архангельске и Полярном британских военно-морских штабов, в состав которых, «несомненно, входят работники разведки, дает возможность англичанам путем использования доверенных офицеров и унтер-офицеров расширить масштаб своей разведывательной работы, в особенности на нашем Севере». Москва требовала дальнейшего улучшения контрразведывательной работы по английской линии. В этих целях необходимо было организовать координацию и взаимодействие между контрразведывательными подразделениями различных ведомств на постоянной, системной основе[416].

В этой связи следует отметить, что на каждом английском корабле велись специальные журналы, куда все офицеры и матросы, вернувшись с берега, должны были записывать результаты визуального наблюдения за период нахождения их в увольнении.

Осенью 1943 г. начальник УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладков, выступая на совещании оперативного состава, заявил, что на Северном флоте находится большое количество иностранных военнослужащих и специалистов, находившихся там по линии союзнической деятельности. При этом Гладков отметил, что в Отделе контрразведки СФ выработалась практика либерального отношения к иностранцам на том основании, что англичане, находившиеся на Севере, — это союзники. Начальник УКР «Смерш» НКВМФ заявил, что заявления «по линии дипломатической, по линии государственного порядка», объявления в газете, что СССР и Англия являлись дружественными государствами, не относятся к деятельности советской контрразведки. Он подчеркнул, что в СССР никогда не объявляли, что «советская контрразведка и английская разведка являлись друзьями. Такого пункта нигде не писалось, что разведки дружат, — не собираемся пока»[417].

Контрразведывательная работа против английской разведки строилась в основном по двум направлениям: выявление среди сотрудников военно-морских миссий британских разведчиков, установления их связей и пресечение возможной противоправной деятельности на объектах Северного флота. Англичане по роду своей служебной деятельности и в быту имели многочисленные контакты с военнослужащими воинских частей Красной армии и Северного флота, а также с гражданским населением. Флотские контрразведчики старались взять под контроль все контакты англичан с советскими гражданами, выявляя среди них потенциальных источников информации английской разведки. При этом была недостаточна лишь фиксация встреч советских военнослужащих с англичанами. Важно было выяснить характер этих связей, а также понять, какую информацию пытались собрать иностранцы.

Еще одним направлением работы ОКР «Смерш» СФ по английской линии было контрразведывательное обеспечение пребывания советских моряков в Англии и перехода отряда кораблей из Англии в СССР.

В марте 1944 г. для обеспечения приема в Англии крупного отряда боевых кораблей (линкор «Ройял Соверин»[418], переименованный в «Архангельск», крейсер, восемь эсминцев и четыре подводные лодки) на Северном флоте формировалась команда моряков, в состав которой были направлены военнослужащие Балтийского, Северного, Тихоокеанского и Черноморского флотов. Для изучения деловых и личных качеств личного состава команды, направлявшейся за границу, была созданы специальная комиссия по отбору личного состава и сформирован Отдел контрразведки «Смерш» отряда кораблей ВМФ СССР. Комиссия и вновь созданный отдел контрразведки приступили к проверке военнослужащих, определяя степень их благонадежности, а также оценивая их профессиональные и личные качества.

7 апреля 1944 г. специальная комиссия, в состав которой вошли и сотрудники отдела контрразведки «Смерш», приступила к работе. Члены комиссии изучали документы, проводили индивидуальные собеседования с каждым моряком, отобранным к направлению в загранкомандировку. Ежедневно в конце рабочего дня члены комиссии проводили совместное обсуждение кандидатов, направление которых за границу признавалось нецелесообразным. Если мнения членов комиссии не совпадали, то военнослужащего вызывали на повторную беседу и в присутствии всех членов комиссии задавали уточняющие вопросы, после чего принималось решение об отводе или оставлении его в составе команды[419].

За период работы комиссии с 7 апреля по 10 мая члены комиссии проверили 3711 человек, в том числе 226 офицеров, 3485 старшин и матросов. От направления за границу было отведено 664 человека (18 % от общего состава проверенных комиссией), в том числе 16 офицеров, 648 старшин и матросов. Причинами, по которым военнослужащие отводились от командировки за границу, были следующие: не имевшие и слабо знающие специальность — 235 человек; «злостные нарушения воинской дисциплины» — 200 человек; проживание на оккупированных территориях — 84 человека; совершение морально-бытовых проступков — 56 человек; антисоветские высказывания — 34 человека; совершение краж — 20 человек; судимость за уголовные преступления — 11 человек. Кроме того, 24 человека были отведены по состоянию здоровья.

10 мая 1944 г. П.А. Гладков доложил Н.Г. Кузнецову результаты проверки личного состава, готовившегося к командированию за границу, отметив, что столь большое количество отведенных от поездки за границу было вызвано тем, что командование кораблей и частей ТОФ и КБФ «несерьезно подошли к выделению военнослужащих в спецкоманды для поездки в Англию»[420].

24 августа 1944 г. советская эскадра из Англии прибыла в СССР. О завершении перехода советских кораблей и нахождения советских моряков за границей 28 августа 1944 г. был проинформирован Н.Г. Кузнецов: «По сообщению Отдела контрразведки “Смерш” СФ, в период следования личного состава в Англию для приема кораблей противником был торпедирован один транспорт. Погибло 23 человека, в том числе: офицеров — 8, старшин — 3, краснофлотцев — 12». В числе погибших был оперуполномоченный Михайлов. В документе подчеркивалось, что в период пребывания личного состава советской эскадры в Англии антисоветских проявлений не зафиксировано. В то же время контрразведчики отмечали, что отдельные военнослужащие самовольно сходили на берег, «но каких-либо последствий в связи с этим не было»[421].

В сентябре 1944 г. для организации оперативно-розыскной работы на кораблях, пришедших из Англии, был организован Отдел контрразведки «Смерш» эскадры кораблей Северного флота. В оперативном обслуживании вновь сформированного отдела находились 10 кораблей, пришедших из Англии, и 9 кораблей, ранее входивших в бригаду миноносцев. В момент организации на кораблях эскадры числилось 5700 человек личного состава, из которых 2500 человек прибыло с других флотов во время сформирования спецкоманды и ходивших в Англию. Перед ОКР «Смерш» эскадры была поставлена задача изучения пришедшего с других флотов личного состава, а также изучение настроений личного состава, пришедшего из Англии, выявление «вражеского элемента», перепроверка материалов, полученных за границей, проведение оперативно-розыскной работы. В первую очередь брались в изучение моряки, которые, находясь в Англии, поддерживали тесные контакты с английскими моряками, местными жителями и русскими эмигрантами, а по возвращении в Советский Союз восхваляли жизнь в Англии и систему управления государством. В апреле 1945 г. в состав эскадры входили: линкор, крейсер, лидер, четыре эскадренных миноносца типа «7», три эскадренных миноносца типа «Новик», восемь эскадренных миноносцев, принятых от англичан. Общее количество личного состава на эскадре 5338 человек[422].

Итогом деятельности ОКР «Смерш» СФ по английской линии стало выявление нескольких десятков кадровых разведчиков, получение и систематизация материалов о методах разведывательной деятельности англичан.

Вместе с тем сами контрразведчики признавали, что на этом направлении были допущены просчеты, к которым можно отнести оборонительную тактику в противодействии разведывательным устремлениям англичан, боязнь, в силу союзнических отношений, проведения сложных оперативно-розыскных мероприятий, слабое использование других, кроме агентурных, средств и методов оперативной работы.

Северный флот активно участвовал в боевых действиях с противником на море и на суше, обороняя северное побережье, порты и военно-морские базы, а также в десантных операциях, в том числе на территории Норвегии. Вследствие этого значительная часть личного состава Северного флота, особенно морской пехоты и береговой обороны, находилась в постоянном непосредственном боевом соприкосновении с вражескими силами армии и флота. Эти условия боевой обстановки значительно увеличивали возможности для проникновения агентов противника в советские войска.

Спецсообщение ОО ГУГБ НКВД СССР о гибели подлодки Д-1.

14 ноября 1940 г.

Директива 3-го Управления ВМФ СССР по борьбе с агентурой противника.

2 декабря 1941 г.

Начальник 3-го Управления НКВМФ А.И. Петров

Пропуск А.К Петрова в здание НКВД СССР

А. Целлариус

Удостоверение К. Янке


Агентурное донесение о строительстве 3 подводных лодок в ленинградских доках. 1928 г. (из следственного дела К. Янке)

Постановление СНК СССР о создании ГУКР «Смерил». 19 апреля 1943 г. (начало)

19 апреля 1943 г. (продолжение)

Постановление СНК СССР о создании ГУКР «Смерш». 19 апреля 1943 г. (окончание)

Лидер «Ташкент»

Приказ наркома ВМФ СССР Н.Г. Кузнецова с объявлением штатов органов контрразведки НКВМФ «Смерш». 19 июня 1943 г.

Начальник УКР «Смерш» НКВМФ П.А. Гладков

Начальник ОКР «Смерш» КБФ В. В. Виноградов

Старший оперуполномоченный 3-го отделения ОКР «Смерш» КБФ Н.П. Боровков

Зам. начальника ОКР «Смерш» Ленинградской ВМБ М.Г Бычков

Спецсообщение 3-го Управления ВМФ СССР о работе неизвестной радиостанции в районе Кёнигсберга.

Сентябрь 1941 г.

Докладная записка УКР «Смерш» НК ВМФ СССР о попытке диверсий на кораблях бывшего германского флота. 1945 г.

Приказ наркома ВМФ СССР об установлении дня годового праздника Высшей школы контрразведки НК ВМФ. 26 мая 1944 г.

Сопроводительное письмо ОКР «Смерш» КБФ к плану зафронтовой агентурной операции «Циклон». 15 марта 1944 г.

Письмо ОО НКВД КБФ о направлении плана радиоигры «Стрела». 21 января 1943 г.

Начальник ОКР «Смерш» СФ (с июля 1943 г. по ноябрь 1944 г.) А.М. Кириллов

Начальник ОКР «Смерш» СФ (ноябрь 1944–1948 гг.) И.И. Гончаров

С.П. Михайлов

В.Е. Ахроменко

Н.Н. Падчин

Начальник ОКР «Смерш» ЧФ Н.Д. Ермолаев

Докладная записка ОКР Беломорской военной флотилии об активности подлодок противника.

4 августа 1944 г. (начало)

Докладная записка ОКР Беломорской военной флотилии об активности подлодок противника.

4 августа 1944 г. (окончание)

Немецкий рейдер «Комета» на трассе Севморпути. 1940 г. (Фото из архива ФСБ России)

Радиограмма И.Д. Папанина о проводке «Кометы»

Д Минодзума в военно-морской форме

Обложка следственного дела Д. Минодзумы

Д. Минодзума (фото из следственного дела)

Лидер «Харьков»

Эсминец «Беспощадный»

Сообщение в немецкой газете о потоплении трех кораблей ЧФ 6 октября 1943 г.

Спецсообщение ОО НКВД ПВФ о прорыве кораблей флотилии. Сентябрь 1941 г.

Спецсообщение УКР «Смерш» НК ВМФ о столкновении кораблей Амурской флотилии

Титульный лист доклада ОКР «Смерш» ТОФ о работе по розыску агентуры разведки противника. 25 августа 1945 г.

Докладная записка ОКР «Смерш» Каспийской флотилии об итогах агентурно-оперативной работы за период войны. Август 1945 г.

Схема организационного построения ОО НКВД Волжской военной флотилии. 1942 г.


Контрразведчики-североморцы активно участвовали в боевых действиях на Севере. Оперативники ОКР «Смерш» бригад морской пехоты вместе с обслуживаемыми частями в течение 1941–1944 гг. обороняли полуострова Средний и Рыбачий.

Оперативный состав эскадры кораблей, бригад торпедных катеров и морских охотников, а также ОКР «Смерш» охраны водного района Северного флота участвовали в операциях на коммуникациях противника и по охране караванов союзников. За весь период войны в Заполярье не было ни одного случая проявления трусости и недостойного поведения контрразведчиков на поле боя.

Как и все воинские подразделения, понесли боевые потери и контрразведчики Северного флота. При исполнении служебного долга, в боях и морских сражениях погибли оперуполномоченные Особого отдела НКВД береговой охраны М.Ф. Дворянников, отряда кораблей Н.Н. Падчин, органов «Смерш» СФ В.Е. Ах-роменко, С.Т. Шибанов, В.А. Ларионов, Н.И. Шамрай, а оперуполномоченный ОКР «Смерш» эскадры кораблей С.П. Михайлов принял смерть, как и подобает моряку, в студеных водах Баренцева моря.

ОКР «Смерш» СФ принимал меры по оказанию помощи командованию флота в повышении боевой готовности и боевой подготовки сил флота, укреплении воинской дисциплины, сохранении государственной и военной тайны. О выявленных недостатках морские контрразведчики информировали Военный совет Северного флота, куда было направлено 169 информационных сообщений, в том числе 11 о фактах разглашения военной тайны и утери секретных документов; 7 — о недочетах в подготовке к боевым операциям; 19 — об аморальных проявлениях личного состава. Наибольшее число информаций, 35, было предоставлено об антисоветских проявлениях личного состава частей и кораблей флага[423].

На Северном флоте, как и на других флотах, в годы войны существенное место в деятельности контрразведчиков занимала начавшаяся еще в мирное время деятельность по «выявлению и разоблачению антисоветского элемента», т. е. лиц, подозревавшихся в совершении преступлений, предусмотренных ст. 58–10 (Контрреволюционная пропаганда и агитация)[424] УК РСФСР. Всего с 1941 по 1945 г. на Северном флоте по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных названной статьей, было арестовано 517 человек. Привлечение к уголовной ответственности по статье 58–10 УК РСФСР относилось к политическим репрессиям, что было сопряжено с нарушениями законности. После смерти Сталина начался пересмотр уголовных дел на лиц, привлеченных к уголовной ответственности по названной статье, они были признаны жертвами политических репрессий и реабилитированы.

Следует отметить, что УКР «Смерш» НКВМФ обращал внимание руководства Отдела контрразведки Северного флота на то, что в целом ряде подчиненных ему органов в процессе оперативнослужебной деятельности основное внимание уделялось не решению контрразведывательных задач, а выявлению антисоветских настроений и аморальных проявлений среди личного состава обслуживаемых объектов и хозяйственных недочетов. Следствием этого было невысокая эффективность работы по выявлению шпионов, диверсантов и террористов. В процессе проводимых проверок представители УКР «Смерш» НКВМФ рекомендовали контрразведчикам СФ сократить наполовину проверку лиц, подозревавшихся в антисоветской деятельности[425].

Контрразведчики Северного флота в годы войны вели борьбу с дезертирством, всего за 1941–1945 гг. было арестовано и предано суду менее 100 военнослужащих. Так, за второе полугодие 1941 г. за дезертирство не был арестован ни один человек, в 1942 г. было арестовано 37 человек, в 1943 г. — 27, в 1944 г. — 23, за четыре месяца 1945 г. — 8 человек. Архивные документы свидетельствуют, что наибольшее число дезертиров было выявлено в частях СФ: береговой обороны; Северного оборонительного района; Мурманского военно-морского гарнизона; аэродромных частях ВВС, а также в строительных батальонах флота («Север-строе»). Дезертирство среди членов экипажей боевых и вспомогательных кораблей было незначительным. В 1945 г. дезертировавшие из бригады торпедных катеров краснофлотец ЧНП и с эскадренного миноносца «Жаркий» краснофлотец КЛА были задержаны сотрудниками контрразведки флота[426].

Большую роль в борьбе с дезертирством на Северном флоте сыграли заградительные отряды, одной из основных задач которых было задержание и проверка лиц, следовавших по магистралям от фронта в тыл. Для борьбы с дезертирством из частей флота, особенно в тяжелый начальный период войны, в 1941–1942 гг., применялась самая крайняя мера — расстрел перед строем.

Зафронтовые операции на Севере начались только в конце 1943 г., при этом контрразведчики Северного флота встретились с большими трудностями их организации, так как военные действия за линией фронта сразу переносились на военно-морские базы и порты Финляндии и Норвегии. Малонаселенность районов Северной Финляндии и Северной Норвегии, негативное отношение финского населения к русским и жесткий полицейский режим в Норвегии затрудняли возможность заброски в эти районы за-фронтовых агентов из числа советских граждан.

В конце 1944 г. ОКР «Смерш» СФ завершил разработку операции под кодовым названием «Фиорд», по плану которой предполагалось собрать данные об оперативной обстановке, разведывательных и контрразведывательных мероприятиях противника на территории Киркенес — Варде — Вадсё, направить одного из агентов в район Тромсё для сбора сведений о деятельности немецкого разведуправления в этом городе, а также выявить оставляемых германской разведкой в норвежских городах агентов и кадровых разведчиков. Подготовка операции велась в тесном взаимодействии с Разведуправлением НКВМФ, которое предоставило контрразведчикам имеющиеся сведения об обстановке в районе Киркенеса, паспортном и пропускном режиме и условиях передвижения на этой территории. Однако тщательно спланированная операция не была проведена из-за быстрого продвижения частей Красной армии и освобождения района, предполагаемого для выброски агентов контрразведки «Смерш» СФ[427].

В 1944 г. театр боевых действий переместился на территорию сопредельных государств. 7—29 октября 1944 г. проводилась Петсамо-Киркенесская наступательная операция, в ходе которой советские войска в составе частей и соединений 14-й армии[428], 7-й воздушной армии и сил Северного флота окружили и уничтожили группировку противника и освободили г. Петсамо. Войска вышли к государственной границе с Норвегией и завершили освобождение Заполярья[429].

До начала наступательной операции ОКР «Смерш» Северного флота приступил к подготовке для работы на освобожденной территории Северной Норвегии и Северной Финляндии. При занятии частями Красной армии района Сер-Варангер (Северная Норвегия) в конце октября туда была направлена оперативная группа ОКР «Смерш» СФ, которая продвигалась вместе с наступающими частями и подразделениями. Оперативной группе была поставлена задача захватить учреждения немецкой и финской разведки, их архивы и картотеки, выявить официальных сотрудников и агентов немецких и финских разведывательных и контрразведывательных органов и разведшкол при лагерях для советских военнопленных (в районе Петсамо, Парккино); провести первичную проверку советских военнопленных, восстановить связь с агентами органов морской контрразведки, находившихся в плену и не вставших на путь сотрудничества с лагерной администрацией.

Однако в связи с недостаточной предварительной подготовкой до выезда, незнания языка страны пребывания, непродуманной легенды пребывания (при официальных встречах оперативные сотрудники представлялись как корреспонденты) результаты деятельности оперативной группы были незначительными[430].

Опергруппа вела работу в лагерях советских военнопленных, так как там находились и моряки Северного флота. Германские и финские разведывательные службы с первых дней после поступления советских военнопленных в лагеря вели среди них разведывательные допросы (в целях получения информации военного и политического характера), склоняли военнопленных к сотрудничеству. В качестве кандидатов на вербовку иностранные спецслужбы в первую очередь рассматривали лиц, чьи родственники были репрессированы органами НКВД, а также тех, кто добровольно сдался в плен, выдал на первых допросах сведения военного и политического характера. Из лагерей советских военнопленных на территории Финляндии были отобраны 2136 человек, представлявших интерес для гестапо и разведки германской армии, и переданы в их распоряжение[431].

Финская и немецкая администрации создали в лагерях для советских военнопленных на территории Северной Норвегии и Северной Финляндии суровый режим содержания, особенно характерный для периода 1941–1942 гг., международные нормы о положении военнопленных во всех лагерях нарушались грубейшим образом. До конца 1943 г. не были определены нормы питания военнопленных. Физически здоровых пленных использовали на работах в морских портах, на заготовке пиломатериалов и дров, торфоразработках, строительстве шоссейных дорог, их расчистке от снега, на сельскохозяйственных работах у крестьян и т. п. В лагерях в Северной Норвегии и Северной Финляндии погибло около 28 процентов советских военнопленных.

Оперативная группа, прибывшая к месту назначения, обнаружила удручающую картину. Германские части и подразделения перед отступлением разрушили в порту и городе Лиинахамари[432]практически все строения, остались невредимыми только небольшие домики и одна гостиница. В городе не осталось ни одного жителя, все население было угнано немцами. Опергруппа «Смерш» СФ была направлена в распоряжение ОКР «Смерш» 14-й армии для проведения государственной проверки (фильтрации) освобожденных из плена советских военнослужащих. Однако в лагерях военнопленных было обнаружено только 714 раненых и больных пленных, поскольку всех здоровых немцы отправили на север Норвегии[433].

В процессе государственной проверки (фильтрации) бывших военнослужащих ВМФ СССР следственным и оперативным путем было выявлено 36 моряков Северного флота, которые, встав на путь измены Родине, ушли с немцами в глубь Норвегии. Все они были внесены в розыскные списки и объявлены в оперативный розыск[434].

Во время наступательной операции оперативная групп «Смерш» СФ захватила различные трофейные документы, в том числе делопроизводственные документы (приказы, распоряжения, справки и т. д.) отдела 1-Ц (разведка и контрразведка) 19-го германского горнострелкового корпуса, представлявшие оперативную, а позднее и историческую ценность. В процессе допросов бывших советских военнопленных были получены сведения об обстоятельствах попадания в плен советских военнослужащих, условиях содержания в плену (продовольственное и медицинское обеспечение, трудовое использование), численности советских военнопленных, оперативной работе среди военнопленных немецкой и финской разведывательных служб. Важное значение имели сведения об администрации лагерей и лицах из военнопленных, сотрудничавших с администрацией, выступавших по радио с обращениями к бойцам Красной армии, вступивших в РОА и национальные формирования немецкой и финской армий[435].

По мере освобождения ранее оккупированных советских территорий перед органами контрразведки встала задача по розыску агентов противника, предателей и пособников немецких оккупантов. Несмотря на жесткое требование Центра по организации розыскной работы в ОКР «Смерш» СФ и подчиненных ему органах, она велась неудовлетворительно. Розыскные дела заводились крайне редко, оперативный состав розыскной работой практически не занимался, ограничиваясь только проверкой лиц, призванных с ранее оккупированных территорий, по алфавитным спискам, присылаемым из Центра.

В 1945 г. в структуре подчинении ОКР «Смерш» СФ находились отделы контрразведки: бригады подводных лодок (подплава); бригады торпедных катеров; бригады больших охотников; эскадры кораблей[436]; ВВС СФ; 3-й авиагруппы СФ; 5-й минно-торпедной авиационной дивизии ВВС СФ; 6-й истребительной авиационной дивизии ВВС СФ; 14-й смешанной авиадивизии ВВС СФ; Кольского морского района (КоМоРа); 1-й дивизии ПВО Кольского морского района, Береговой охраны Кольского морского района; Печенегской военно-морской базы КоМоРа; Печенегской бригады морской пехоты КоМоРа; отряда надводных кораблей; охраны водного района КоМоРа; Соловецкого военно-морского гарнизона; Мурманского военно-морского гарнизона; Беломорского морского района (Беломора); Иоканьгской военно-морской базы Беломора; Ново-Земельской военно-морской базы Беломора; Молотовского военно-морского гарнизона Беломора; Соломбальского военноморского гарнизона Беломора; Беломорской военной флотилии, «Северостроя».

Деятельность руководителей и сотрудников органов контрразведки Северного флота в годы Великой Отечественной войны оценена по достоинству, 290 человек были награждены орденами и медалями СССР.


Глава 9. КОНТРРАЗВЕДКА ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА

Черноморский флот являлся оперативно-стратегическим объединением ВМФ СССР, берущим свое начало от русского Черноморского флота, созданного в 1783 г. из кораблей Азовской и Днепровской военных флотилий. Главной базой флота стал Севастополь[437]. Моряки Черноморского флота самоотверженно сражались в период Севастопольской обороны (1853–1855). Строительство и победы Черноморского флота связаны с именами выдающихся флотоводцев: Ф.Ф. Ушакова, Д.Н. Сенявина, М.П. Лазарева, П.С. Нахимова и других. В ноябре 1917 г. Общечерноморский съезд флота объявил о переходе Черноморского флота на сторону советской власти. В годы Гражданской войны моряки мужественно сражались за советскую власть в составе Азовской, Волжской, Днепровской военных флотилий и на сухопутных фронтах. В 1918 г. часть кораблей, перебазировавшись в Новороссийск во избежание захвата их германскими оккупантами, была затоплена по приказу Советского правительства, а силы флота, оставшиеся в Севастополе, в 1920 г. уведены врангелевцами в Бизерту (Тунис). Предпринятые Советским правительством меры по их возвращению, долгие и безрезультатные переговоры с иностранными представителями не дали результатов — корабли бизертской эскадры так и не вернулись на родину. Они постепенно пришли в негодность и в 1930–1936 годах были разобраны на металл. Последним пошел на слом в 1936 году линкор «Генерал Алексеев».

В мае 1920 г. образованы Морские силы Черного и Азовского морей. По решению X съезда РКП (б) (1921 г.) началось восстановление Черноморского флота, усиление его за счет кораблей, переведенных с Балтийского моря[438]. 11 января 1935 г. Морские силы Черного и Азовского морей были реорганизованы в Черноморский флот. В годы предвоенных пятилеток Черноморский флот пополнялся новыми кораблями и военной техникой, создавались соединения и части ВВС, береговой обороны, ПВО.

К началу Великой Отечественной войны Черноморский флот имел: 1 линкор, 5 крейсеров, 3 лидера, 14 эскадренных миноносцев, 47 подводных лодок, 15 тральщиков, 4 канонерских лодки, 2 сторожевых корабля, 2 минных заградителя, 84 торпедных катера, 24 охотника за подводными лодками, ВВС флота — 625 самолетов, соединения и части береговой обороны и ПВО; располагал базами — Севастополь, Одесса, Новороссийск, Батуми. В состав Черноморского флота входила также Дунайская военная флотилия (до 20.11.1941 г.) и с июля 1941 г. — вновь образованная Азовская военная флотилия[439].

С началом Великой Отечественной войны Черноморский флот оборонял свои базы и побережье, защищал свои коммуникации, действовал на коммуникациях противника, наносил авиационные удары по его важным береговым объектам. Совместно с войсками Черноморский флот оборонял Одессу, Севастополь, Новороссийск, Туапсе, участвовал в битве за Кавказ, в КерченскоФеодосийской и Керченско-Эльтигенской операциях. С переходом сухопутных войск в наступление Черноморский флот принимал участие в Новороссийско-Таманской, Крымской, Одесской, Ясско-Кишиневской операциях.

Оперативная работа морской контрразведки Черноморского флота (ЧФ), как и других флотов и флотилий, обусловливалась изменениями военно-политической и оперативной обстановки на театре военных действий.

Основными направлениями оперативно-розыскной деятельности контрразведчиков Черноморского флота являлись выявление и задержание агентов иностранных разведок, забрасываемых в районы дислокации сил флота; контрразведывательное обеспечение боевых операций с участием привлекаемых подразделений морских десантников; предотвращение дезертирства, измены Родине и панических настроений со стороны отдельных военнослужащих флота; оперативный розыск агентов противника, пособников оккупационных властей; зафронтовая работа; оказание помощи командованию в вопросах боевой подготовки сил и средств флота, укомплектованности подразделений, предотвращения чрезвычайных происшествий, сохранения военных секретов и предотвращения их утечки, а также контроль за политикоморальным состоянием и настроениями личного состава флота. Кроме того, сотрудники ОКР «Смерш» ЧФ принимали участие в обеспечении безопасности проведения Крымской конференции лидеров СССР, США и Англии (1945).

Всего за годы войны органами контрразведки Черноморского флота было выявлено и задержано 44 агента иностранных разведок. Спецслужбы противника стремились внедрить своих агентов в первую очередь в части и подразделения морской пехоты флота, так как именно они чаще всего входили в соприкосновение с войсками противника. Кроме того, эти подразделения, в отличие от плавсостава кораблей, имевших постоянные экипажи, чаще переформировывались и пополнялись личным составом, в том числе лицами, вышедшими из окружения, возвратившимися из плена, призванными с ранее оккупированных противником территорий.

Самым сложным для Черноморского флота был период 1941–1942 гг., когда силы флота вели тяжелые оборонительные бои с противником на подступах к Одессе и Севастополю, на Керченском и Таманском полуостровах и в районе Новороссийска. С оставлением советскими частями Крымского побережья в начале весенне-летнего наступления гитлеровцев 1942 г. Ставка ВТК поставила перед ЧФ задачу по обороне Кавказского побережья, в том числе кавказских портов Черного моря, куда из Севастополя перешли боевые корабли Черноморского флота.

В начальный период войны контрразведчики флота понесли самые существенные потери в личном составе за все годы Великой Отечественной войны. Только при обороне Севастополя и эвакуации советских частей погибли десятки сотрудников Особого отдела Черноморского флота. Потери среди профессионально подготовленных сотрудников создавали трудности в организации оперативно-розыскной работы флотских контрразведчиков.

О масштабах потерь флотских контрразведчиков свидетельствуют многочисленные документы. Так в одном из подобных документов, докладной записке начальника Особого отдела ЧФ Н.Д. Ермолаева от 19 июля 1941 г. «Об эвакуации работников ОО НКВД Черноморского флота из Севастополя», отмечено: «За период с 30 июня по 3 июля эвакуированы 56 человек, 66 сотрудников остались в Севастополе и приняли свой последний бой, защищая город»[440].

Например, в боях за Севастополь погиб младший лейтенант П.М. Силаев, помощник оперуполномоченного Особого отдела ЧФ, который в составе группы из пяти бойцов до последнего патрона отстреливался от противника, отстаивая последний оплот обороны города — Херсонесский мыс[441]. П.М. Силаев погиб 5 июля 1942 г., уничтожив группу немецких солдат, он подорвал себя последней гранатой. В честь подвига П.М. Силаева на берегу Черного моря была воздвигнута величественная стела, а его именем названы одна из улиц Севастополя и городская школа.

В первый период войны советские военные контрразведчики активно боролись с дезертирами, изменниками Родины, трусами и паникерами. На Черноморском флоте за годы войны были зарегистрированы 3844 случая дезертирства, из них 2582 относятся к 1941–1942 гг.

Борьба с дезертирством включала мероприятия по обнаружению намерений отдельных военнослужащих покинуть свою часть, вести пораженческую агитацию, подавать примеры паникерства и трусости. Всего на флоте заградотрядами было задержано 4719 человек, из которых 4301 направлен в распоряжение командования, 290 арестованы и осуждены, а остальные переданы прокуратуре. За весь период войны перед строем было расстреляно 20 дезертиров, а всего на поле боя во внесудебном порядке — 199 человек из числа изменников Родины, трусов, паникеров и дезертиров. Большинство расстрелов пришлось на период тяжелых боев при обороне Одессы и Севастополя[442].

Деятельность контрразведчиков Черноморского флота резко изменилась уже к осени 1943 г. Быстрое продвижение советских войск вызвало необходимость создания оперативных групп контрразведчиков, которые вместе с наступающими войсками и в составе десантных частей вступали в освобожденные города и населенные пункты. В задачу этих групп, в составе которых, как правило, были оперативники, розыскная агентура, переводчики, радисты и конвойные подразделения, входило выявление, розыск и арест вражеской агентуры, восстановление связи с оставленными при отступлении нашими разведчиками, захват архивов противника и других трофеев.

После изменения стратегического положения на фронте в 1943–1944 гг. в пользу СССР корабли и части Черноморского флота выходят на широкий оперативный простор и активно участвуют в освобождении приморских городов, в том числе и главной базы флота — Севастополя.

Освобождая ранее оккупированные советские территории от гитлеровских захватчиков, Красная армия и флот вступили на территорию сопредельных европейских государств, где моряки Черноморского флота совместно с армейскими частями овладели портами Сулина[443], Констанца[444], Варна[445] и Бургас[446].

Вступая вместе с передовыми частями армии в освобожденные города и военно-морские базы, оперативные группы немедленно выходили на связь с оставленной ранее или заброшенной в период войны агентурой. Накопленная зафронтовыми разведчиками информация сразу давала нить к разоблачению вражеских агентов, имевших задание на оседание или не успевших уйти с отступающими частями.

Положительные результаты в розыске агентов противника давало использование специальных поисковых и опознавательных групп, привлечение перевербованных агентов, а также процедура фильтрации в лагерях военнопленных.

В результате агентурно-оперативных мероприятий, проведенных оперативными группами ОКР «Смерш» ЧФ в городах Причерноморья и Приазовья, по разным причинам были арестованы 190 человек, из которых 9 оказались агентами немецкой и румынской разведок[447].

Военным контрразведчикам удалось захватить некоторые документы противника. Так, в Аккермане[448] в их руки попали документы местной жандармерии и начальника гарнизона. Ознакомление с этими документами показало, что они представляют оперативный интерес, и в дальнейшем их использовали для розыска вражеской агентуры.

Контрразведчики по поручениям командования проводили расследования причин провалов военно-морских операций. Так, 6 октября 1943 г., при возвращении из набеговой операции по обстрелу немецких военных объектов в Ялте и Феодосии (операция «Верп») немецкой авиацией, были потоплены три крупных боевых корабля Черноморского флота: лидер «Харьков»[449], эскадренные миноносцы «Беспощадный»[450] и «Способный»[451]. Наши людские потери составили 780 матросов, старшин и офицеров. Среди погибших был и оперуполномоченный ОКР «Смерш» ЧФ старший лейтенант С.П. Виноградов.

9 октября 1943 г. немецкая газета «Линцманштадтер Цайтунг», экземпляр которой оказался у черноморских контрразведчиков, опубликовала статью под заголовком «Три последних русских эсминца — жертва немецких пикирующих бомбардировщиков», где со свойственным немецкой пропаганде пафосом описала гибель советских кораблей. Из статьи в газете: «Выдающийся успех немецких пикирующих бомбардировщиков на Черном море, потопивших, как уже сообщалось ранее, три русских эсминца, является для советских военно-морских сил в районе Черного моря чувствительным ослаблением, уменьшившим и без того уже малую способность действия противника на Черном море. […] Русские потеряли самые быстроходные военные корабли на Черном море, а также их последний лидер»[452].

При расследовании причин этой трагедии представители ОКР «Смерш» ЧФ изучили сотни документов, опросили десятки спасшихся моряков, а также лиц из числа командного состава флота. Использовались и материалы, полученные агентурным путем. Следствие вскрыло крупные недостатки в организации операции. В частности, серьезные нарекания вызвали вопросы авиационного прикрытия действий кораблей и взаимодействия органов управления эскадры флота. С учетом результатов расследования и мнения флотских контрразведчиков Ставка запретила использовать крупные корабли без ее разрешения. Кроме того, наркому ВМФ Н.Г. Кузнецову было предложено «провести необходимые мероприятия, обеспечивающие устранение в кратчайший срок недочетов в организации службы на надводных кораблях, улучшение противовоздушной обороны их, усиление воздушного прикрытия при проведении ими боевых операций и повышение бдительности при несении службы личным составом флота». Были приняты меры и к непосредственным виновникам случившейся трагедии[453].

Зафронтовая работа контрразведки Черноморского флота велась в течение всей Великой Отечественной войны, однако в начальный ее период, так же как и на Балтике, она не могла в полной мере решать контрразведывательные задачи. В 1941 г. в тыл противника было заброшено 19 спешно обученных агентов, а в 1942 г. — всего 9, с преимущественно диверсионными целями.

Лишь начиная с 1943 г. в тыл противника стали забрасываться специально подготовленные агенты, причем исключительно с контрразведывательными задачами.

В январе 1943 г., в период подготовки десантной операции в Новороссийск, Особым отделом ЧФ были созданы две оперативные группы (6 оперработников и 12 краснофлотцев), которые со вторым эшелоном десантников высадились на побережье Цемесской бухты[454]. Перед группами были поставлены задачи по ведению агентурной работы, а также по захвату работников и документов немецких разведывательных и контрразведывательных органов, изменников Родины и пособников.

В ходе проведенных оперативных мероприятий контрразведчикам удалось задержать и арестовать 16 человек, служивших у немецких оккупационных властей, а также захватить некоторые документы полиции и комендатуры[455].

В целях совершенствования специальной подготовки лиц, направлявшихся в тыл противника, при ОКР «Смерш» ЧФ была создана школа зафронтовых разведчиков, которая находилась в непосредственном подчинении начальника Отдела контрразведки НКВМФ «Смерш» Черноморского флота. В положении «О школе подготовки зафронтовой агентуры Отдела контрразведки НКВМФ “Смерш” Черноморского флота» (март 1944 г.) были определены основные цели и задачи ее создания:

«1. Спецшкола Отдела контрразведки НКВМФ “Смерш” Черноморского флота имеет своей целью подготовку квалифицированных агентов-контрразведчиков для работы в тылу противника, беззаветно преданных нашей Родине и [полных] непримиримой ненависти к врагу, способных в условиях установленного режима на оккупированной территории выполнить задание контрразведывательного характера.

2. Задачами спецшколы Отдела контрразведки [НКВМФ “Смерш”] Черноморского флота являются:

а) организация учебной работы, обеспечивающей качество подготовки квалифицированных агентов-контрразведчиков трех категорий:

— агентов, предназначенных для внедрения в разведывательные и контрразведывательные органы противника;

— агентов, предназначенных для организации и проведения диверсионных актов;

— агентов-радистов;

б) на основе беззаветной преданности нашей Родине и непримиримой ненависти к врагу привить основные качества агента-контрразведчика — смелость, решительность, находчивость и умение ориентироваться в любой обстановке;

в) обобщение материалов по установленному режиму на оккупированной территории, образцов документов и правил их пользования. […]»

Одновременно в школе обучалось до 20 человек курсантов, срок обучения которых составлял от 2 месяцев (для агентов-боевиков) до 2,5 месяца (для радистов). В школе устанавливается 12-часовой рабочий день: 9 часов — занятия по плану и 3 часа — самостоятельная подготовка.

Отбор кандидатов в школу производился главным образом из советских граждан, проживавших на оккупированной территории и хорошо знакомых с районом намечаемой выброски. В программу обучения входило изучение методов и особенностей работы немецких разведывательных и контрразведывательных органов, основ и методов конспирации, способов ведения наружного наблюдения, вербовки, способов связи, основ топографии, а также стрелковое и подрывное дело, парашютная подготовка и радиодело (для радистов). После прохождения курса обучения с каждым агентом в отдельности прорабатывались задание и легенда, в которых, согласно решению начальника Отдела контрразведки НКВМФ «Смерш» Черноморского флота, учитывались время и место предстоящей выброски агента в тыл противника и характер выполнения задания[456].

В 1943–1944 гг. было подобрано и после специальной подготовки в спецшколе переброшено в тыл противника 12 зафронтовых агентов. Перед ними ставились следующие задачи: внедрение в разведорганы и разведшколы противника, перевербовка вражеской агентуры, а также выявление агентуры, намеченной к оседанию в портах Черноморского побережья[457].

Для решения таких задач в соответствии с планом была разработана зафронтовая операция «Победа». В ОКР «Смерш» ЧФ обоснованно предполагали, что Одесса будет последним из оккупированных портов и неизбежно станет местом скопления всех морских разведорганов, а также изменников Родине и предателей, пытавшихся скрыться от правосудия. Исходя из этого с целью внедрения агентов советской контрразведки в разведорганы противника, дислоцирующиеся в Одессе, выявления вражеской агентуры готовилась к переброске в Одессу группа агентов, прошедших специальный курс обучения при школе подготовки зафронтовой агентуры контрразведки «Смерш» Черноморского флота.

В январе 1944 г. ОКР «Смерш» ЧФ перебросил в район Одессы группу в составе: резидент «Громовой», радистка «Москвиче-ва» и агент «Родная», перед которыми были поставлены задачи оперативной разработки немецких и румынских морских разведывательных органов, которые вместе с отступающей немецкой армией передислоцируются в портовые города северо-западного побережья Черного моря, в Херсон, Николаев и в Одессу. Перед «Громовой», «Москвичевым» и «Родной» ставилась задача вести разведывательную и контрразведывательную работу до освобождения частями Красной армии г. Одессы и области[458].

После выброски группе удалось успешно легализоваться в Одессе. За неполных три месяца пребывания в оккупированной Одессе ею было установлено несколько офицеров немецкой армии, служивших в контрразведке, и семь агентов противника, которые позднее были арестованы контрразведчиками флотской опергруппы «Смерш».

Резидент сумел в тылу противника завербовать двух агентов (в том числе водителя, работавшего в немецкой контрразведке), выявить 10 бывших военнослужащих Черноморского флота, сотрудничавших с румынами. Кроме того, «Громовой» лично задержал одного из сотрудников румынской контрразведки и передал его вместе с ценными документами первым вошедшим в Одессу армейским контрразведчикам[459].

Удачно была проведена зафронтовая операция под кодовым названием «Вперед». Она предусматривала выявление официальных сотрудников немецкого разведывательного органа НБО и проведение перевербовок вражеской агентуры в Николаеве.

В феврале 1944 г. в оккупированный город проникли зафрон-товые агенты «Ястреб» и «Грозный». «Ястреб», использовав свои довоенные связи, устроился на работу в водную полицию переводчиком. Ему удалось выявить восемь агентов подразделения НБО. В связи с тем что водная полиция готовилась к переброске из Николаева, «Ястреб» перешел в торговый флот, эвакуировался в Одессу, где продолжал работу до вступления в город советских войск в апреле 1944 г.[460]

В свою очередь, важные сведения, добытые агентом «Грозным», использовались в розыскных мероприятиях ОКР «Смерш» ЧФ и в органах НКГБ СССР.

Успешно прошла заброска агентов «Зверева» и «Гранатова» в Одессу (соответственно в феврале и марте 1944 г.). «Зверев», удачно легализовавшись, устроился диспетчером в Одесский порт. Результатом его деятельности стало установление 20 агентов немецкой военно-морской разведки. Три агента противника вскоре были арестованы, остальные объявлены в розыск.

Перед «Гранатовым» стояла задача организации диверсий на Одесском судоремонтном заводе. После изучения окружения ему удалось создать группу, которая путем различных ухищрений сорвала сроки ремонта немецких боевых кораблей и торговых судов[461].

В период подготовки к вступлению советских войск на территорию Румынии планировались еще две зафронтовые операции под кодовыми названиями «Циклон» и «Ветер», которые не осуществились из-за стремительного продвижения Красной армии.

Силы Черноморского флота (вице-адмирал Л.А. Владимирский) участвовали в Керченско-Эльтигенской десантной операции, проведенной 31 октября — 11 декабря 1943 г. войсками СевероКавказского фронта (56-я армия, 18-я армия, 4-я воздушная армия) и силами Азовской военной флотилии с целью овладеть восточной частью Керченского полуострова и создать условия для освобождения Крыма. В операции участвовало 278 кораблей и судов. Высадка вспомогательного десанта (318-я сд и 255-я бригада морской пехоты) проводилась в районе Эльтигена в штормовую погоду. Плацдарм у Эльтигена был блокирован основными силами противника, но удерживался советскими войсками до 7 декабря, что позволило главным силам десанта успешно высадиться северо-восточнее Керчи и овладеть важным плацдармом, который удерживался до начала Крымской операции (8 апреля — 12 мая 1944 г.), в которой также участвовали силы Черноморского флота и Азовской флотилии.

К началу Крымской стратегической наступательной операции военно-морские силы Германии в Черном море насчитывали три эскадренных миноносца, 10 канонерских лодок, три миноносца, 14 подводных лодок (шесть немецких, три румынских и пять итальянских «малюток», 34 катера охотника за подводными лодками, до 40 торпедных катеров, пять тральщиков, около 180 катеров тральщиков, до 60 быстроходных десантных барж и другие вспомогательные суда). Базирование военно-морских сил противника осуществлялось на порты Крыма (Севастополь, Феодосия, Судак, Керчь, Ялта), Констанца, Сулина (Румыния), Варна (Болгария).

Черноморский флот и Азовская флотилия к апрелю 1944 г. имели в своем составе один линейный корабль, четыре крейсера, шесть эскадренных миноносцев, два сторожевых корабля, восемь базовых тральщиков, 47 торпедных и 80 сторожевых катеров, 34 бронекатера, 26 подводных лодок, три канонерские лодки и другие вспомогательные суда. ВВС Черноморского флота насчитывали 650 самолетов. Базирование Черноморского флота осуществлялось на военно-морские базы Батуми, Поти, Очамчира, Туапсе, Геленджик, Новороссийск. Штаб флота размещался в ВМБ Новороссийск[462].

По данным морской контрразведки качественное состояние Черноморского флота было невысоким. Из всех кораблей эскадры боеготовыми были лишь крейсера «Ворошилов» и «Красный Кавказ», эсминцы «Сообразительный», «Бодрый», «Железняков» и сторожевой корабль «Шторм». К 1 апреля 1944 г. реально боеспособными были 12 из 26 подводных лодок, на большинстве подводных лодок вновь назначенный личный достав не успел еще пройти боевого слаживания. К началу операции около 50 % торпедных катеров находилось в ремонте.

11 апреля Ставка ВГК поставила перед ЧФ задачу систематически нарушать коммуникации противника в Черном море, главной задачей считать нарушение коммуникаций с Крымом. В этих целях предписывалось использовать подводные лодки, бомбардировочную и минно-торпедную авиацию, а на ближних коммуникациях — бомбардировочно-штурмовую авиацию и торпедные катера.

Для действий на коммуникациях противника в период Крымской наступательной операции были выделены значительные силы ЧФ: 1-я бригада торпедных катеров (действовала на коммуникациях вдоль южного побережья Крыма и на незащищенных рейдах), 2-я бригада торпедных катеров (уничтожала транспортные средства на коммуникациях Севастополь — г. Констанца и в портах Ак-Мечеть и Евпатория). За время Крымской операции торпедные катера произвели 268 катеро-выходов на поиск и уничтожение конвоев.

Бригада подводных лодок действовала с баз в Поти, Очамчири и Туапсе и во взаимодействии с авиацией уничтожала транспорты и плавсредства противника на его коммуникациях в северозападной части Черного моря. Подводными лодками осуществлено 20 выходов в район между портами Крыма и портами Румынии и Болгарии. В дни наиболее интенсивного движения плавсредств противника на позициях одновременно действовало семь — девять подводных лодок.

Главной ударной силой была авиация Черноморского флота. Из имевшихся к 1 апреля 1944 г. 650 боевых самолетов флота для проведения операции были выделены 406 самолетов бомбардировочной и торпедоносной авиации. Местами базирования 154 самолетов являлись аэродромы в Таврии — Скадовск, Сокологорное, Искровка, 252 самолетов — аэродромы в районе Геленджика и Тамани.

Основным методом использования авиации Черноморского флота в операции на коммуникации противника являлось нанесение групповых ударов по кораблям и транспортным судам на их переходе, в портах Севастополь, Феодосия, Киик-Атлама, Судак, по войскам противника в районе Армянск, Ишунь, Керчь, постановка магнитных мин на подступах к Сулине и Севастополю. Всего за период Крымской операции в апреле — мае 1944 г. авиацией ЧФ выполнено 6323 самолето-вылета. Авиация ЧФ потопила или безвозвратно вывела из строя восемь транспортных судов противника, противолодочный корабль, два лихтера, три буксира, плавбазу, несколько десятков различных малотоннажных судов, лихтеров, сейнеров и мотоботов. Кроме того, были повреждены несколько десятков боевых кораблей и вспомогательных судов.

Во время проведения Крымской операции контрразведчики ЧФ выявляли недостатки в обеспечении боевых действий и информировали об этом командование для принятия мер. Например, морские контрразведчики предоставляли информацию о дефиците топлива для торпедных катеров и авиации флота, о недостатках тылового обеспечения авиационных группировок флота, например к 8 апреля на аэродромах в Таврии имелось только 12 авиаторпед на всю 2-ю минно-торпедную авиадивизию (23 самолета-торпедоносца), а имевшиеся запасы топлива могли обеспечить только по три заправки. По данным морской контрразведки, техническое состояние подводных лодок было очень низким. Указанные недостатки в боевой готовности устранялись командованием флота, что позволяло повысить эффективность деятельности сил ЧФ.

В результате Крымской операции был освобожден Крым и созданы благоприятные условия для наступления на Балканы.

Войска Красной армии вели бои за освобождение Румынии около семи месяцев (с конца марта по 30 октября 1944 г.). Решающее значение в достижении этой цели имела Ясско-Кишиневская операция (20–29 августа 1944 г.), которая была проведена войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с силами Черноморского флота и Дунайской военной флотилии.

В августе 1944 г. советские войска при содействии кораблей и частей Черноморского флота вступили в Румынию. В связи с тем что боевые действия перешли на территорию иностранного государства, перед контрразведчиками флота была поставлена по проведению оперативно-розыскной работы в новых условиях. Необходимо было оградить места дислокации боевых кораблей и частей флота от проникновения агентов противника, исключить возможное проведение диверсионных и террористических акций против советских военнослужащих, выявлять и предотвращать факты дезертирства советских военнослужащих, вести розыск предателей и изменников Родины, пособников оккупантам, бежавших при отступлении войск противника с временно оккупированных территорий Советского Союза.

Советские контрразведчики, находившиеся в Румынии, учитывали то, что на территории этого иностранного государства помимо германских и румынских разведывательных органов активно действовали и разведки других государств (Англии, США). В целях эффективного ведения оперативного розыска оперативные группы ОКР «Смерш» ЧФ на территории Румынии активно использовали розыскные списки агентов разведывательных органов противника и их официальных сотрудников, составленные НКГБ СССР и ГУКР «Смерш» НКО. Эти списки составлялись на основе показаний разоблаченных агентов противника, информации, полученной от оперативных групп НКВД — НКГБ, действовавших в тылу противника, а также путем тщательного изучения и анализа трофейных документов.

Командование Красной армии объявило регистрацию всех советских граждан, находившихся в Румынии, которые были насильно угнаны или взяты в плен румынскими или немецкими войсками. Для этого организовывались специальные сборные пункты. По договоренности с армейским командованием и сотрудниками Управления контрразведки «Смерш» НКО представители морской контрразведки проводили государственную проверку (фильтрацию) оказавшихся в плену советских военных моряков. В общей сложности оперативные группы контрразведки в Румынии осуществили госпроверку в отношении 2676 человек, из числа которых 23 человека были арестованы по подозрению в совершении преступлений[463].

В результате военно-дипломатических усилий 12 сентября 1944 г. в Москве подписано соглашение о перемирии между СССР, США и Великобританией, с одной стороны, и Румынией — с другой. В соглашении констатировалось, что с 4 часов 24 августа 1944 г. Румыния полностью прекратила военные действия против СССР, вышла из войны против Объединенных Наций, порвала отношения с фашистской Германией и ее сателлитами, вступила в войну на стороне союзных держав в целях восстановления своей независимости и суверенитета.

Освобождение Румынии было достигнуто ценой больших жертв. С марта по октябрь 1944 г. пролили свою кровь на румынской земле свыше 286 тыс. советских воинов, из них 69 тыс. человек погибло. В ходе боев советские войска потеряли здесь 2083 орудия и миномета, 2249 танков и самоходных артиллерийских установок и 528 самолетов. Потери румынских войск в борьбе против гитлеровцев с 23 августа по 30 октября составили более 58,3 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести[464].

Органами «Смерш» 2-го и 3-го Украинских фронтов в период освобождения Румынии и полного изгнания немцев с ее территории были получены более уточненные данные о структуре румынских спецслужб, местах дислокации подчиненных подразделений. Были установлены фамилии 17 руководителей, данные об их сотрудничестве с немецкими и английскими разведорганами. Кроме того, были выявлены румынские резидентуры, конспиративные квартиры румынской разведки, оставленные на оседание агенты. Советской контрразведкой были добыты различные делопроизводственные документы румынских спецслужб, с помощью которых были выявлены и задержаны агенты румынской и немецкой разведок.

В сентябре 1944 г. части Красной армии вошли в Болгарию. Корабли Черноморского флота заняли военно-морские базы Варны и Бургаса. Оперативно-розыскная работа советских контрразведчиков на территории Болгарии проводилась по уже отработанной в Румынии методике, в том числе и оперативного розыска.

Наряду с розыском и задержанием агентов и сотрудников спецслужб противника, предателей и пособников оперативные группы «Смерш» занимались оперативной разработкой эмигрантских организаций: РОВС, НТСНП[465], «Чернорубашечники» (филиал «Русского фашистского союза») и др. В результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных опергруппами контрразведки в Болгарии, было арестовано 18 человек, которых передали в следственные органы.

На основании данных, полученных оперативно-розыскными группами контрразведки, проведения контрразведывательных мероприятий в военно-морских базах за границей и их окружении, фильтрации бывших советских военнопленных, преимущественно военных моряков, ОКР «Смерш» ЧФ было заведено свыше 200 розыскных дел на агентов противника, изменников Родины и предателей[466].

В январе — феврале 1945 г. УКР «Смерш» НКВМФ и ОКР «Смерш» Черноморского флота принимали участие в обеспечении безопасности проведения Крымской конференции руководителей СССР, США и Англии[467].

После освобождения летом 1944 г. Крыма от немецких и румынских оккупантов практически все здания санаториев, культурно-просветительских учреждений, музеев и дворцов находились разграбленными и полуразрушенными. В период оккупации в них размещались германские дома отдыхов, штабы воинских частей. Отступая, оккупанты растащили всю обстановку, сняли и вывезли с собой мебель, картины, ковры, ценные скульптурные произведения, они даже ободрали материю со стен дворцов, сняли медные предметы, включая дверные ручки и шпингалеты[468].

С целью осмотра зданий Ялтинского района и определения их пригодности для проведения конференции 3 января 1945 г. в Крым выехали два заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглов и Л.Б. Сафразьян. Одновременно с ними в Крым выехал и начальник 2-го (контрразведывательного)[469] Управления НКГБ П.В. Федотов, который должен был организовать контрразведывательное обеспечение безопасности проведения Крымской конференции.

6 января Круглов передал в Москву по ВЧ-связи Л. Берия о том, что из всего, что они осмотрели, пригодными для проведения конференции могут быть, при условии проведения в них ремонта: бывший санаторий «Ливадия», расположенный в 4 км от Ялты (3-этажное здание, 50 комнат); дворец Воронцовых — Дашковых (дворец-музей — 2-этажное каменное здание общей площадью 1750 кв. метров с подвалом, парадным выходом к морю и подъездом, Шуваловский корпус и два корпуса поликлиники) и бывший дворец Юсупова (каменное 3-этажное здание). Положительным фактором в вы