Александр Борисович Михайловский - Призрак Великой Смуты

Призрак Великой Смуты (Русский крест — Ангелы в погонах: Однажды в октябре-5)   (скачать) - Александр Борисович Михайловский - Александр Харников

Александр Михайловский, Александр Харников
Призрак Великой Смуты


Даурский фронт


22 января 1918 года. Петроград Таврический дворец.

Руководитель ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев.


Подготовка к всеобщим выборам в Советы шла полным ходом. И значительная часть этой огромной работы легла на плечи нашего Агентства. Поскольку телевидения здесь еще нет, пресса в информационных войнах играет роль тяжелой артиллерии РГК. В первую очередь нам требуется качественно преподнести электорату – тьфу, до чего я не люблю это слово – наших кандидатов, и постараться посильнее лягнуть конкурентов. В поте лица вкалывают все – и Сталин, и Ленин, и другие вожди большевиков. Ирочка Андреева заработалась так, что Иосиф Виссарионович на меня косится – дескать, совсем заездил девку – креста на мне нет.

Но мы знали только одно – нам требуется победить, причем, победить с огромным перевесом над всеми остальными партиями. Лишь тогда, опираясь на легитимное большинство во всех органах власти, мы сможем дожать своих оппонентов, и, не оглядываясь больше ни на кого, проводить свою политику.

Кстати, как и в нашей истории, партия эсеров снова раскололась на правых и левых, и левые эсеры опять взяли курс на союз с большевиками. Сколько времени продлится у левых эсеров эта бурная страсть пока неизвестно. Дальнейший дрейф этой партии влево, приведет ее на позиции близкие к анархо-синдикализму, а ее лидер Мария Спиридонова – женщина со сдвигом по фазе, экзальтированная и почти неуправляемая. Но это будет потом, а сейчас левые эсеры льют воду на нашу мельницу, отбирая симпатии у своих правых собратьев и анархистов.

Но, парламентские дрязги и интриги – это так, это все больше для виду. Главная работа нас ждет на местах. Причем, в этой реальности в основном бороться приходится не с отрядами белогвардейцев, а с теми, кто называет себя большевиками и их союзниками, на самом деле не имея ни к тем, ни к другим никакого отношения.

Дело в том, что наша власть была сильна в больших городах, индустриальных центрах. А в глубинке часто правили бал всякие прохвосты, которые записались в пламенные революционеры с единственной целью – под шумок пограбить вволю, покуражиться, поизгаляться над теми, кто раньше бы таких люмпенов и на порог бы не пустил.

Ну, даст Бог, с этими «большевиками» мы управимся. На них у нас есть ведомство товарища Дзержинского, которому с «наполеонами» уездного розлива вполне по силам справиться. В основном нас беспокоили те дела, которые происходили за Уралом, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Вот там работы был непочатый край. Сибирь будет для нас крепким орешком. Крестьянство там испокон веков не знало крепостного права и помещичьего землевладения. На безземелье сибирские мужики тоже никогда не жаловались. Народу там мало, а землицы полно. Бери, сколько сможешь, если только у тебя хватит сил раскорчевать и распахать дремучую тайгу. Поэтому «Декрет о земле», который всколыхнул европейскую крестьянскую Россию, за Уралом мужиками был почти не замечен. Рабочий класс тоже был довольно малочисленным. В основном сибирский пролетариат состоял из тех, кто обслуживал тамошние железные дороги и многочисленные речные пароходы на Оби, Енисее и Амуре.

К тому же, издавна Сибирь была тем местом, куда царское правительство отправляло всякого рода возмутителей спокойствия, как политических, так и уголовных. Политические, правда, после того, как в феврале семнадцатого им всем была объявлена амнистия, в основном подались туда, где их замела царская охранка. Лишь некоторое их число, успевшее жениться на местных и обрасти жильем и хозяйством, остались в Сибири. А вот уголовнички, или, как их еще называли, «птенцы Керенского», тоже угодившие под амнистию, домой не заспешили. Им в Сибири понравилось. Тем более, что нахватавшись у своих сокамерников – политических – трескучей революционной фразеологии, они быстро поняли, что к чему, и стали пробиваться во власть.

«За что боролись, за что мы кандалами звенели!» – орали они перед местными обывателями. И обыватели и не догадывались, что стоящий перед ними «страдалец за народную свободу» загремел в Сибирь-матушку не за борьбу с самодержавием, а за грабежи и разбои. А то и за душегубство.

С этими властями в Сибири, на словах большевистскими, а на деле – бандитскими, нам тоже придется воевать не на жизнь, а на смерть. Это не прекраснодушные интеллигенты, мечтающие об эфемерном «царстве свободы», а засиженные варнаки, для которых человека зарезать – что высморкаться. Такие типусы привыкли решать все проблемы с помощью ножа и кистеня, а в случае опасности сбиваться в стаи.

Настоящих же, «идейных» противников Советской власти в Сибири было сравнительно немного. К сожалению, их число увеличивалось из-за беспредела вчерашних уголовников, а нынешних «большевиков». Поэтому-то борьба с последними и была для нас так важна.

Значительно облегчало положение лишь то, что по Транссибу не следовали эшелоны с Чехословацким корпусом. То есть не было той реальной военной силы, которая в нашей истории свергла советскую власть (какая бы она не была) по всей Сибири, и разожгла пожар гражданской войны на огромных территориях. Чехословацкие части были заблаговременно разоружены Корпусом Краской гвардии и их солдаты и офицеры сейчас частично готовились к отправке на Западный фронт, через Швецию и Норвегию, а частично вступили в Красную гвардию, образовав сводный чехословацкий батальон. Те же из них, кому война окончательно осточертела, осели в России, и на правах обывателей занялась частным бизнесом, не имея никакого желания встревать в российские политические разборки.

А вот в Забайкалье и на Дальнем Востоке нам еще предстоит, как следует, повоевать за власть. Там заварилась такая каша, что с ходу понять «кто есть кто» для нормального человека просто невозможно. Группировки, претендующие на то, что именно они являются настоящей властью, наслаивались друг на друга, как коржи в вафельном торте.

Первыми были большевики, которые по факту завоевали большинство в местных советах крупных городов Омска, Томска, Красноярска, Иркутска и Читы. Второй властью были эсеры, в основном правые, еще при Временном правительстве выигравшие выборы в так называемую Сибирскую думу. И пусть эта говорильня пока еще не была созвана, но господа депутаты уже считали себя выше звезд и круче яиц. Третьей властью считали себя казачьи атаманы, которые при подпитке их финансами и оружием из-за рубежа готовились к установлению военной диктатуры. Атаман Семенов собирал свое войско в Манчжурии и целился на Забайкалье, атаманы Гамов и Кузнецов – в Амурской области, атаман Калмыков – в Приморье. И за всеми этими деятелями поблескивали хитрые самурайские глазки, а в их карманах шуршали британские фунты и французские франки.

Особо опасным врагом советской власти по нашему мнению считался бывший есаул Забайкальского войска Григорий Семенов. Он отличался редкой храбростью и беспринципностью. Семенов успел повоевать в Первую мировую на Западном фронте и в Персии. Оказавшись на Румынском фронте, он направил рапорт тогдашнему военному министру Керенскому, с предложением сформировать в Забайкалье отдельный монголо-бурятский конный полк, как он писал:  «с целью пробудить совесть русского солдата, у которого живым укором были бы эти инородцы, сражающиеся за русское дело».

После прихода к власти большевистского правительства Сталина Семенов перебраться в Харбин. Там на деньги японцев и англо-французов он начал формировать свой отряд для борьбы с Советской властью. Если дела пойдут так же как и в нашей истории, «особый маньчжурский отряд» атамана Семенова должен будет в самое ближайшее время двинуться на Читу. В ТОТ РАЗ местные читинские красногвардейцы вместе с вернувшимся с фронта пробольшевистским 1-м Аргунским казачьим полком под командованием Сергея Лазо разбили воинство Семенова, и вышвырнули его обратно в Маньчжурию.

Такое развитие событий нас категорически не устраивало. Атамана Семенова и его отряд надо было не просто разбить и отогнать, а полностью уничтожить. Сам Семенов и его подельник, отмороженный на всю голову барон Унгерн при этом должны были быть обязательно ликвидированы, после чего советская власть окончательно укрепится в Забайкалье. Удерживая контроль над Транссибом, оттуда мы могли продвигаться дальше на восток, устанавливая свой контроль над верхним течением Амура и областью КВЖД, отказываться от которой, как в прошлой истории, мы не собирались.

Для этого нам еще предстояло послать в Читу специальную группу особо опытных товарищей. Нашим людям, которые остались во Владивостоке вместе с адмиралом Колчаком, назначенным в начале декабря прошлого года решением ВЦИК командующими всеми вооруженными силами Советской России на Дальнем Востоке, заниматься Семеновым и Унгерном было несподручно. Расстояние от Владивостока до Читы составляет почти тысячу семьсот километров по прямой, и больше двух с половиной тысяч километров по трассе Транссиба. К тому же им хватало забот и хлопот на местах. Приходилось воевать с врагами советской власти, засевшими в самом Владивостоке, Хабаровске и Николаевске. А ведь им еще надо внимательно следить за не в меру алчными соседями – японцами и американцами, мечтающими подгрести под себя богатства Приморья. Мы поддерживаем с ними постоянную связь, и по мере возможности информируем обо всем происходящем в европейской России.

Я вздохнул. Выборы – выборами, но о наших делах по всей Руси Великой тоже не следует забывать. Поэтому я и собираюсь отправиться к Сталину, чтобы обсудить с ним ситуацию, сложившуюся к настоящему моменту в Сибири и на Дальнем Востоке…


24 января 1918 года. Иркутск. Набережная улица, 24. Резиденция Центрального исполнительного комитета советов Сибири – «Центросибирь».

Военный комендант гарнизона Иркутска Сергей Георгиевич Лазо.


Вчера утром я получил из Петрограда шифрограмму, которой председатель Совнаркома товарищ Сталин поручал мне на основе 1-го Аргунского казачьего полка начать формирование Забайкальской бригады Красной гвардии. Этот полк имел большой боевой опыт, участвовал еще в японской войне на кровавых полях Манчжурии, а во время германской, в составе 1-й Забайкальской казачьей дивизии, отличился во время знаменитого Брусиловского прорыва.

Аргунский полк был полностью большевизирован. Его бойцы выразили полную поддержку линии товарища Сталина еще до прихода большевиков к власти в Петрограде. Потом в полк из Петрограда пришло письмо от генерала Деникина, бывшего во время японской войны начальником штаба Забайкальской казачьей дивизии. В нем он вспоминал свою боевую службу с лихими забайкальцами, и высказал надежду, что они и сейчас, после отстранения от власти Временного правительства, останутся верными своей Родине, новой России, и так же, как и прежде будут защищать ее от внешних и внутренних врагов. В полку еще служили офицеры, которые помнили Антона Ивановича, бывшего в ту войну еще подполковником.

Надо сказать, что новости, которые хотя и не регулярно, но все же доходили до нас из центральной России, были настолько удивительными, что некоторые просто отказывались верить во все происходящее. Полный разгром германского флота и десантных частей у острова Эзель, добровольная передача власти Керенским большевикам, наведение порядка в Петрограде, возвращение в столицу бывшего императора Николая II и его открытое письмо в поддержку новой власти – все это никак не могло уложиться в головах депутатов созванного в Иркутске Всесибирского съезда советов. Но, как бы то ни было, именно эти депутаты создали ЦИК советов Сибири (Центросибирь), который сразу высказался в поддержку новой центральной власти в Петрограде.

Еще более удивительными оказались действия сформированной в Петрограде бригады Красной гвардии, которая впоследствии так разрослась численно за счет притока добровольцев, что была развернута в особый корпус по подавлению разного рода «самостийников», попытавшихся повсюду провозглашать свои «державы», национальные по лозунгам и вполне буржуазные по сути. Особенно меня порадовало известие о разгоне Сфатул Церий – жалкой буржуазно-националистической пародии на правительство в моей родной Бессарабии. Причем там все даже обошлось без кровопролития. Стоило только народному комиссару по военным и морским делам товарищу Фрунзе лишь слегка нахмуриться, и вся эта банда новоявленных «государственных мужей» разбежалась в разные стороны.

Покончив с бессарабскими националистами, корпус Красной гвардии обрушил свой удар на Романию Маре – Румынию, возмечтавшую стать наследницей «Римской империи» и оторвать от России территории до Днестра, а может даже и до Днепра. В историю операция корпуса Красной гвардии против буржуазной Румынии наверное войдет под названием «Однодневная война». На рассвете 16 декабря прошлого года началась артиллерийская подготовка, а к полудню румынская армия уже разбежалась, временная столица Яссы захвачена, а королевская семья и правительство попали в плен.

И вот, похоже, что немного наведя порядок в Европейских губерниях России, в Петрограде теперь решили вплотную заняться и нашими сибирскими делами. Именно для этого товарищу Сталину потребовалась реальная вооруженная сила, которая сможет поставить на место наших сибирских сепаратистов и автономистов всех мастей. Ведь и у нас в Сибири таких было хоть пруд пруди.

Думая, что Иркутск далеко, и что Петроград вообще им не указ, некоторые товарищи в местных советах решили, что они сами себе власть, и наиздавали таких указов и декретов, что, когда я их читал, у меня волосы вставали дыбом. Нет, с этой нашей доморощенной сибирской «самостийностью» надо будет тоже кончать как можно скорее. А для этого, как правильно указывают питерские товарищи, нам необходима надежная и профессионально подготовленная вооруженная сила.

Конечно, не все в Центросибири обрадовались тому, что и у нас вскоре появится своя регулярная Красная гвардия. Особо бурно возмущался поступившим из Петрограда указанием председатель Центросибири Борис Захарович Шумяцкий, сторонник и хороший знакомый бывшего «межрайонца» Льва Троцкого, убитого в октябре прошлого года при подавлении левацкого мятежа в Петрограде. Правда, узнав о произошедших в Петрограде событиях, товарищ Шумяцкий на словах осудил, как он выразился: «авантюру антипартийной группы Троцкого – Свердлова», которая «вступили в преступный сговор с врагами революции». Но по кислому выражению лица председателя Центросибири было видно, что его мысли значительно расходятся со словами, произносимыми им с трибуны.

Досконально разобравшись с шифрограммой и узнав, что Забайкальская бригада Красной гвардии будет состоять в основном из казаков, Шумяцкий стал публично возмущаться, заявляя, что в Петрограде руководство партии большевиков оказалось поголовно подверженным правому уклону. Вместо того, чтобы расформировать и разоружить казаков, которые, по его словам, «всегда были палачами и угнетателями русского народа», он сказал, что власти в Петрограде хотят сделать из этих «держиморд в папахах» своих преторианцев.

Я попытался было доказать ему, что казаки тоже бывают разные, и что в Петрограде именно они помогли подавить мятеж авантюристов, действовавших рука об руку с уголовниками, выступивших против руководства большевистской партии. Похоже, что напоминание о печальной судьбе его приятеля Троцкого пришлось Шумяцкому сильно не по душе. Он злобно посмотрел на меня, хотел было что-то сказать, но промолчал и, быстро покинув заседание, закрылся в своем кабинете.

Другим противником формирования бригады Красной гвардии был Иван Никитич Смирнов. В отличие от меня, бывшего левого эсера, это был старый большевик, человек неукротимой энергии, отличный конспиратор, который еще при царском режиме не раз арестовывался, отбывал ссылку и сидел в тюрьмах. Но у него был один большой недостаток – он был крайне честолюбив и нетерпим к мнению окружающих.

Иван Никитич чуть ли не при первом нашем знакомстве заявил, что считает меня лишь «временным попутчиком», так как я офицер, и представитель эксплуататорских классов. На мое замечание о том, что и товарищ Ленин, с которым я познакомился летом 1917 года в Петрограде на I-м Всероссийском Съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, тоже по происхождению дворянин, Смирнов сквозь зубы процедил, что, дескать, «придет время, когда дойдет очередь и до Ленина». Я даже растерялся от таких его слов, и не смог ничего сказать ему в ответ.

Я уже понимаю, что с началом формирования бригады мне придется столкнуться с фрондой со стороны товарищей Шумяцкого, Смирнова и их сторонников. Меня радовало, что были люди, которые меня поддерживали, и среди них член ЦИК Центросибири Николай Андреевич Гаврилов. Он так же, как и Смирнов, являлся выходцем из крестьян и старым большевиком. Николай Андреевич по приговору царского суда четыре года отсидел в Бутырской тюрьме, где смог выучить четыре иностранных языка. Но в отличие от Ивана Никитича, он не делил людей по социальному происхождению, а также высказал полную поддержку всем решениям правительства товарища Сталина.

Но я, все же, надеюсь на то, что внутрипартийные разногласия в Центросибири не помешают нам сформировать бригаду Красной гвардии. Радовало то, что обстановка в Иркутске была относительно спокойной. Брожение среди юнкеров и офицеров местного гарнизона утихли после того, как Красная гвардия и верные правительству Сталина армейские части разгромили под Ригой 8-ю германскую армию. Потом начались мирные переговоры, и была закончена война с Германией. После этого со страниц газеты «Правда» товарищ Сталин заявил, что армию распускать никто не собирается, и все офицеры, желающие продолжить службу в ней, найдут достойное для себя место в ее рядах.

Но, вместе с тем, нам так же стало известно и о том, что окопавшийся в полосе отчуждения КВЖД атаман Семенов начал собирать под свое крыло всех недовольных новой властью. Похоже, что этот интриган при поддержке японских агентов – а мы прекрасно знали – кто именно является подлинным хозяином в тех краях, собирается начать наступление на Читу и далее – на Иркутск. Так что, похоже, что именно против банды есаула Семенова и будет нацелен удар вновь сформированной бригады Красной гвардии Забайкалья.


25 января 1918 года. КВЖД, Харбин. Резиденция управляющего КВЖД.

Присутствуют:


Управляющий КВЖД генерал-лейтенант Дмитрий Леонидович Хорват.

Командир Особого Манчжурского отряда есаул Григорий Семенов.

Генерал-лейтенант Хорват смотрел на сидящего напротив него есаула Семенова как орел на букашку, ползающую по обеденному столу. Здесь, в зоне отчуждения КВЖД, он считал себя полновластным хозяином положения. Назначенный еще в 1903-м году Управляющим строительство Китайской Восточной Железной дороги, он пережил наместника Алексеева, Русско-японскую войну, императора Николая Второго, а также Временные правительства князя Львова и Керенского.

Случившаяся в начале октября в Петрограде очередная смена власти тоже никак не повлияла на его положение. Где-то там, далеко отсюда в европейских губерниях России происходили непонятные для генерала Хорвата перемены, но тут, в полосе отчуждения КВЖД, казавшейся островком спокойствия и благополучия в бушующей революционной России, все шло своим чередом и сохранялись старые порядки, еще со времен «до без царя». Народ был сыт, обут, одет и считал, что пока генерал Хорват находится на своем посту, то положение в зоне отчуждения КВЖД ни в коем случае не может перемениться к худшему.

Совсем недавно генерал Хорват вернулся в Харбин из поездки во Владивосток, куда он отправился для встречи с адмиралом Колчаком, недавно назначенным Управляющим всеми Дальневосточными территориями. И сама поездка и разговор с адмиралом произвели на Хорвата двоякое впечатление. Колчак явно знал больше, чем говорил, особо тщательно обходя в разговоре тему своего путешествия из Японии во Владивостоке. Не распространялся он и о причинах побудивших его пойти на службу к правительству Сталина, а так же о том, кем были люди из его нового окружения.

А люди эти не нравились генералу Хорвату совершенно. Весь его опыт говорил генералу, что с такими как они, в случае чего будет очень трудно «договориться». Они показались ему отнюдь не фанатиками большевистской идеи, да и взглядов придерживаются вполне умеренных, если не сказать больше. А вот, поди ж ты… Ни дать, ни взять. Сам генерал, чего греха таить, хоть и не отличался неумеренным корыстолюбием, но за время своего хозяйствования на КВЖД капитальчик сколотил немалый. Сам жил, и другим давал, не забывая, впрочем, и о своих прямых обязанностях. Потому-то он и продержался на этом посту так долго. Не желал он только влезать в грязные политические игрища, планируя через какое-то время, отойдя от дел, уехать из охваченной смутой России за границу, туда, где тепло и безопасно, и прожить там, в тишине и спокойствии остаток дней своих.

Дело же, которое предложил ему есаул Семенов, действительно было грязным – грязнее не бывает. А именно – вооруженный мятеж против законной власти в Петрограде. Ничуть не менее законной, чем те же правительства князя Львова и Керенского. В такое Хорват вмешиваться не хотел. В порошок сотрут.

Судьба украинских и бессарабских самостийников, генералов Краснова и Алексеева была еще у всех на слуху. Если будет надо, то эшелоны с Красной гвардией за неделю доберутся по Транссибу от Петрограда до Читы. После роспуска ВИКЖЕЛя и создания своего профсоюза, большевики, имеющие немалое влияние среди железнодорожных рабочих, получили полный контроль над транспортными путями бывшей империи. В Красной гвардии сотни тысяч идейных бойцов, бронепоезда, опытные и проверенные войной командиры, в том числе, что больше всего удивило генерала Хорвата, и брат бывшего царя.

А у есаула Семенова всего-то около шести сотен сабель разномастного воинства. В свой Особый Манчжурский отряд Семенову удалось набрать только бурят, которым безразлично с кем воевать – лишь бы платили, и тех непримиримых офицеров, которые не видели и не видят в народе ничего кроме быдла, и мечтают загнать это быдло обратно в стойло. План есаула – это авантюра, неизбежно обреченная на крах.

Генералу Хорвату было так же прекрасно известно и то, что творится по ту сторону границы. Забайкальское казачество было скорее на стороне новой власти, чем против нее. Быстрое и решительное завершение войны с Германией, массовая демобилизация и, наконец, совсем недавно распространенный циркулярно Декрет о Советском казачестве, окончательно развернули симпатии основной массы казаков в сторону нового правительства. Да и не воевать сейчас хотелось казакам, непонятно зачем и непонятно за что, а заняться изрядно запущенным за три года войны личным хозяйством. Молодые стремились поскорее жениться на подзасидевшихся в девках невестах. А тем, кто постарше, вернувшись домой и обняв жену и детей, хотелось отдохнуть немного от войны и разлуки, а потом снова взяться за привычную мирную работу.

При этом генерал Хорват буквально кожей чувствовал, что не все в этой истории было чисто. Не все произошедшие в последнее события можно было объяснить с помощью обычной обывательской логики. За всем стояла какая-то непонятная сила, угрюмая, мрачная, без пощады и сожаления действующая с одной, только ей известной целью. Какая сила могла вынудить Германию умерить свои амбиции и заключить, в общем-то вполне приемлемый для интересов и престижа России Рижский мир? Какая сила могла обуздать ту жажду разрушения всего и вся, овладевшую в последнее время обезумевшими массами, и направить эту энергию в более или менее конструктивное русло?

Некоторые решения большевистского правительства выглядели явно не проистекающими из их политической доктрины и практического опыта, выстраданные и обдуманные. Они были словно преподнесены господину или товарищу Сталину свыше в виде упавших с неба каменных скрижалей. Генерал Хорват был умным человеком и понимал, что все непонятное потенциально опасно. А еще ему очень хотелось заглянуть в эти самые скрижали и посмотреть – нет ли там чего, высеченного неумолимой рукой судьбы, и касающегося лично его драгоценной персоны. Пока о нем не вспоминают, но быть может до него в Петрограде еще не дошла очередь? Сейчас у него есть определенное положение, какая-никакая власть и, наконец, деньги. Но он понимал, что все может измениться в любой момент. И неуместная авантюра есаула против новой власти вполне могла привести к тому, что этот роковой для него момент мог наступить в самое ближайшее время.

Приняв, наконец, окончательное решение, генерал Хорват пригладил свою роскошную седую бороду.

– Господин есаул, – сказал он, – должен сказать вам, что я с пониманием отношусь к тому, что вы пытаетесь сделать. Но при этом я не смогу оказать вам никакой реальной помощи. Ресурсы на вверенной мне территории весьма ограничены, а подчиненные мне люди довольны прекращению войны с Германией и не желают ввязываться в еще одну войну, на этот раз внутри России.

– Значит вот так, ваше превосходительство? – с некоторой ленцой и нотками угрозы произнес Семенов, вставая. – Смотрите, как бы вам потом не пришлось пожалеть об этом решении.

– Тупой, ограниченный, самовлюбленный хам, – подумал про себя генерал Хорват, – он не видит ничего дальше собственного носа. Храбрый – в этом ему не откажешь – но и только. Если он и дальше будет действовать в том же духе, то неизбежно окажется марионеткой внешних сил: англичан или тех же японцев, которые с удовольствием его используют, а потом выкинут как ненужную вещь. И, похоже, что в данном случае очень хорошо заметны раскосые самурайские глазки, хитро поблескивающие за спиной этого авантюриста.

– Не беспокойтесь за меня, есаул, – произнес генерал Хорват вслух, – за все принятые мною решения я всегда готов нести личную ответственность. А теперь я попрошу вас удалиться. Прощайте…

Когда есаул Семенов ушел, Хорват вызвал к себе своего доверенного секретаря и прошептал ему на ухо несколько слов. Дабы не делать ставку на одну лошадь, генерал решил проявить мудрость, и предупредить как адмирала Колчака во Владивостоке, так и центральные власти в Петрограде. Возможно, что это ему со временем зачтется.


26 января 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Руководитель ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев.


Сегодня в Таврическом дворце в кабинете у Сталина состоялся серьезный разговор, основную тему которого можно назвать так: «Дела сибирские». Нужно что-то срочно решать с этой частью России, от которой, если верить Ломоносову, будет произрастать ее могущество.

На совещании кроме самого Сталина и меня присутствовали также Дзержинский, генерал Потапов, адмирал Ларионов и специально приглашенный по просьбе Сталина Николай Бесоев. Он хорошо запомнил этого молодого человека по эвакуации семьи Николая Второго из Тобольска, сопряженной с неожиданным арестом Свердлова. Очевидно, что на него у советского вождя были какие-то свои планы. Как-никак почти земляки – от Владикавказа до Гори рукой подать.

Кроме того, уже было ясно, что устанавливать Советскую власть в Сибири, а то, что там сейчас творилось, Советской властью можно было назвать лишь условно, придется не только политическими, но и военными методами. И нашим специалистам и молодым советским спецслужбам при этом предстоит немало поработать.

– Товарищи, – начал совещание Сталин, – я собрал вас сюда сегодня для того, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие. Озаботившись нашими европейскими делами, мы при этом совершенно запустили дела азиатские. А ведь большая часть территории Советской России расположена именно в Азии. Причем, это не просто территория, это города и поселки, Транссибирская железная дорога, богатейшие месторождения природных ископаемых, порт Владивосток – наш выход в Тихий океан и главная база флота. Все это должно находиться под полным нашим контролем. Власть в Сибири и на Дальнем Востоке должна быть Советской не только по названию, но и по содержанию. Никакой другой власти там быть не должно. И наша с вами задача – как можно быстрее ее там установить.

Пыхнув папиросой, Сталин обвел всех нас пристальным взглядом своих желтых тигриных глаз.

– Товарищ Тамбовцев, – спросил он у меня, – что вы можете сказать по поводу нынешней обстановки в Сибири и на Дальнем Востоке? Я знаю, что ваше агентство получает информацию с мест и вообще, с учетом этого, послезнания, вы информированы куда лучше большинства из нас.

– Товарищ Сталин, – начал я, – вы абсолютно правы в том смысле, что Сибирь и Дальний Восток обязательно должны быть советскими. Но, чтобы добраться до Сибири, что само по себе сегодня довольно сложно, надо разгрести завалы на подступах к ней, которые образовались в последнее время. Это, в первую очередь, ситуация, сложившаяся в Екатеринбурге – столице Урала. Там пока обстановка для нас довольно сложная. Конечно, наш бывший товарищ Свердлов не успел добраться до Екатеринбурга, но и без него в городском совете полным-полно его единомышленников. Получив известие о подавлении беспорядков в Петрограде, в ходе которых было убито немалое количество сторонников Андрея Уральского, а сам он задержан при попытке сбежать, они, для видимости, сдержано одобрили меры, принятые советским правительством для наведения порядка. Но это только для видимости…

Сталин резким движением запушил окурок папиросы в пепельнице.

– Товарищ Дзержинский, – сказал он, – вашим сотрудникам необходимо срочно заняться этим вопросом, и разобраться, кто из представителей местной советской власти в Екатеринбурге действительно поддерживает нашу власть, а кто готовит мятеж, чтобы стать местными князьками и оторвать Урал от Советской России. Я думаю, что вы уже имеете полную информацию о том, что готовят в Екатеринбурге единомышленники Свердлова и Троцкого? Действительно, пора уже кончать с этим осиным гнездом. Нам не нужны те, для кого свои шкурные интересы выше народных.

– Товарищ Сталин, – сказал Дзержинский, – мы уже формируем отряд, который в самое ближайшее время будет направлен в Екатеринбург. Учитывая, что на Урале, действительно, сильны троцкистские и сепаратистские настроения, нам следует подготовиться к возможному вооруженному сопротивлению. Поэтому, я думаю, что немного позднее к этому вопросу надо будет вернуться еще раз, и обсудить его уже досконально.

Сталин помолчал, а потом снова посмотрел в мою сторону.

– Товарищ Тамбовцев, – сказал он, – а что вы скажете насчет чисто сибирских дел? Где там нам угрожает наибольшая опасность?

– Товарищ Сталин, – ответил я, – Самая большая опасность на данный момент – это есаул Семенов, готовящийся вторгнуться из полосы отчуждения КВЖД в Забайкалье.

– А какая власть в этой самой полосе отчуждения? – заинтересованно спросил Сталин. – Кто там сейчас самый главный? У кого там сейчас в руках власть, деньги и вооруженная сила?

– Самый главный там, – ответил я, – генерал-лейтенант Дмитрий Леонидович Хорват. Личность весьма своеобразная. На словах он вроде бы полностью признает Советскую власть, а на деле – в полосе отчуждения, прозванной местными остряками «Счастливой Хорватией», власть – это он сам. При этом генерал старается не делать лишних телодвижений и ни с кем не конфликтовать. Он умен и осторожен – весь в своего прапрадедушку – фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова, которого, как известно, еще Наполеон называл «Хитрым лисом».

– А каковы его отношения с есаулом Семеновым? – поинтересовался Сталин. – Генерал, надеюсь, не поддержит этого авантюриста?

– Отношения между ними довольно прохладные, – сказал я. – Генерал предполагает – и не без оснований, что Семенов, захватив власть в Забайкалье, захочет занять и его место в Харбине. К тому же есаул Семенов не самостоятелен – его щедро финансирует и вооружает японская разведка. В Токио надеются, что есаул будет более покладистым соседом, чем генерал Хорват, и позволит им стать подлинными хозяевами КВЖД и прилегающих к ней территорий.

– Понятно, товарищ Тамбовцев, – сказал Сталин, – значит, опять повторяется история, когда отечественные авантюристы готовы плясать под дудку иностранцев, и не останавливаются ни перед чем, только бы урвать для себя хотя бы кусочек власти.

С учетом того, что в этом деле ясно видно вмешательство из-за рубежа, я пригласил на это наше совещание генерала Потапова. Скажите, Николай Михайлович, чем можно помочь нашим товарищам в Забайкалье и в полосе отчуждения КВЖД? Есть ли там ваши люди, которым можно полностью доверять?

– Есть, товарищ Сталин, – кивнул генерал Потапов. – И именно в Харбине. Штабс-капитан Алексей Николаевич Луцкий, разведчик-профессионал, участник русско-японской войны, награжденный за бои под Мукденом орденом Святого Станислава 3-й степени. Закончил во Владивостоке Восточный институт, который готовил кадровых разведчиков, где изучал китайский, японский и корейские языки. Потом стажировался в Японии, где изучал нравы и обычаи этой страны.

Вернувшись домой перед началом войны, он возглавил оперативный отдел штаба Иркутского военного округа. Занимался там делами, происходящими в полосе отчуждения Китайско-Восточной железной дороги, и организовал там неплохую агентурную сеть.

– И еще, – тут Потапов сделал паузу, и внимательно посмотрел на Сталина, – штабс-капитан Луцкий очень сочувствует большевикам.

Сталин удовлетворенно кивнул головой.

– Хорошо, Николай Михайлович, – сказал он, – я надеюсь, что с помощью товарища Луцкого мы сумеем взять под контроль генерала Хорвата, и нейтрализовать угрозу нашим интересам со стороны японской агентуры в полосе отчуждения КВЖД. Что еще нужно для успеха этой операции? Есть мнение, что с учетом своего специального опыта возглавить ее проведение на месте должен присутствующий здесь товарищ Бесоев.

– Товарищ Сталин, – сказал адмирал Ларионов, – мы считаем нужным, отправить в Забайкалье вместе со старшим лейтенантом Бесоевым особую группу из специально подготовленных для таких дел бойцов. Они обучены действиям в особых условиях и имеют боевой опыт. Для усиления этой спецгруппы неплохо было бы послать вместе с ними сотни три хорошо подготовленных нами бойцов Красной гвардии. От военной разведки уважаемый Николай Михайлович предложил взять с собой штабс-капитана Николу Якшича. Кстати, товарищ Сталин, вы уже с ним знакомы,.

Вождь кивнул. Он вспомнил немногословного и толкового офицера, которого представил ему генерал Потапов в квартире на Суворовском. У него вообще была очень хорошая память на лица.

– Штабс-капитан Якшич, – сказал я, – будет еще полезен тем, что в нашей истории к отряду есаула Семенова присоединились триста сербов – бывших австрийских военнопленных. Полагаю, что штабс-капитан сможет найти с ними общий язык.

– Кстати, старший лейтенант, – обратился я к Бесоеву, – имейте в виду, что в тех краях полным-полно бывших военнопленных. Семенов в нашей истории сумел привлечь к себе немало бывших солдат германской, и даже турецкой армий.

Сталин хмыкнул в усы.

– Немцев, – сказал он, – следует как можно быстрее отправить домой в Германию – хватит, нагостились. А турок предупредить, что Забайкалье – это еще не самая дальняя точка России.

– Товарищ Сталин, – спросил Бесоев, – а технику нам дадут или придется импровизировать на месте, например, строить бронепоезда?

– Дадут, товарищ Бесоев, дадут, – успокоил его Сталин, – и один бронепоезд типа «Красный балтиец» тоже дадут. Товарищ Ларионов, какую технику вы сможете выделить для отряда товарища Бесоева?

– Немного, но выделим, товарищ Сталин, – ответил адмирал Ларионов. – Товарищ старший лейтенант, возьмете с собой пару бэтэров и один «Тигр». Ну, пулеметы, АГС, и прочее – это само собой. Возьмите десяток бочек топлива. А там уже придется обходиться своими силами.

– Попросите помочь, в случае чего, генерала Хорвата, – добавил я. – Это тот еще пройдоха – если надо – все добудет.

– Чем вы там будете заниматься со своими «мышками», – сказал адмирал Ларионов, – товарищ Сталин расскажет вам немного попозже. А красногвардейцев используйте в качестве инструкторов для местных товарищей. Они, как-никак, кое-чему у нас здесь уже научились.

– Товарищ Сталин, – сказал я, – пусть товарищ Бесоев возьмет с собой двух пока еще несостоявшихся «героев» несостоявшейся гражданской войны. Первый давно уже в Питере. Это полковник Слащев Яков Александрович, командир лейб-гвардии Московского полка. Он просил разрешения отправиться вместе с генералом Деникиным на Украину, но мы решили немного его попридержать. Туда, в Киев и Одессу, уехало и без того много талантливые военачальников. Нам хорошие командиры здесь тоже были нужны.

Второй – Генерального штаба подполковник Владимир Оскарович Каппель. Он коллега Николая Михайловича – служил в военной разведке на Юго-Западном фронте. Кстати – он тоже из списка генерала Деникина. Сейчас подполковник Каппель в Перми. Он взял в начале октября отпуск по болезни и уехал к своей семье. Генерал Деникин по нашей просьбе написал ему письмо с предложением снова поступить на службу, и подполковник ответил согласием на послание своего бывшего комфронта.

– Ну, вот и отлично, товарищи, – сказал Сталин. – Я попрошу всех вас ускорить подготовку к этой операции в Забайкалье. Помните – надо сделать все, чтобы Сибирь и Дальний Восток стали полностью советскими. Мы окажем вам всю возможную помощь, но, все же успех будет зависеть от ваших решительных действий. Не бойтесь проявлять инициативу – без этого вам там не обойтись…


27 января 1918 года. Чита. Штаб 1-го Аргунского полка.

Присутствуют:


Командующий Забайкальской бригадой Красной гвардии прапорщик Сергей Лазо.

Начальник штаба бригады Георгий Богомягков.

Командир 1-го Аргунского казачьего полка войсковой старшина Зиновий Метелица.

Комиссар 1-го Аргунского казачьего полка хорунжий Фрол Балябин.

Командир Читинского отряда Красной гвардии Дмитрий Шилов.

Командир Колуньского отряда Красной гвардии Прокоп Атавин.

Командир Газимуровского отряда Красной гвардии Василий Кожевников.

Командир Зоргольского отряда Красной гвардии Павел Пешков.

– Товарищи, – сказал Сергей Лазо, внимательно оглядев собравшихся, – только что получено пренеприятное известие – есаул Семенов со своим Особым Манчжурским отрядом со дня на день готов выступить со станции Манчжурия в направлении Читы. Обстановка тревожная, богатеи и прочие осколки прошлого ненавидят нашу власть и ждут не дождутся прихода Семенова. Особенно агрессивно настроено богатое караульское казачество, готовое в полном составе встать под его знамена.

– Это мы и так знаем, – солидно сказал Прокоп Атавин, – богатеям наша власть хуже горькой редьки. Нет у них теперь прежней силы. Если придут, то погоним обратно, как худых собак. Ты лучше, товарищ Лазо, скажи, что нам дальше-то делать?

– А дальше, – ответил Лазо, доставая из-за отворота бекеши сложенный вчетверо лист бумаги, – телеграмма товарища Сталина из самого Петрограда. Слушайте:

Срочно, вне очереди, Иркутск, Центросибирь, для Читинского ревкома.

Мы считаем положение в Забайкалье весьма серьезным, и самым категорическим образом предупреждаем читинских товарищей: не стройте иллюзий – собравшиеся в Манчжурии контрреволюционные силы в самое ближайшее время начнут наступление на советскую территорию. Это неизбежно. Им помогут, вероятно, в первую очередь японцы, а также все прочие союзники по Антанте.

Поэтому надо начинать готовиться без малейшего промедления, и готовиться серьезно. Больше внимания надо уделять правильному отходу, отступлению, увозу запасов и железнодорожных материалов. С целью организации отпора контрреволюционным силам и их иностранным покровителям приказываем сформировать в Чите из местных красногвардейских отрядов бригаду регулярной Красной гвардии. Основной ударной силой бригады должен стать Первый Аргунский конный полк советского казачества. Командиром бригады назначаем товарища Лазо. Вторгшиеся в Советское Забайкалье контрреволюционные банды должны быть не просто разгромлены и отброшены назад в Манчжурию, а полностью уничтожены, а их главари пленены или ликвидированы.

Для оказания помощи в борьбе с контрреволюцией и иностранной агрессией высылаем в Читу из Петрограда батальон специального назначения регулярной Красной гвардии под командованием товарища Бесоева и с ним бронепоезд «Красный балтиец» и два тяжелых бронеавтомобиля. Желаем всяческих успехов. С коммунистическим приветом.

Председатель Совнаркома И. Сталин.

– Да, – уважительно сказал Фрол Балябин, – серьезно сказано, товарищ Лазо. Не просто разгромить и отбросить, а полностью уничтожить. Это как же понимать?

– А так понимать, товарищ Балябин, – ответил Сергей Лазо, – что если мы есаула Семенова просто отгоним, то он потом вернется вновь, с еще большими силами, в тот момент, когда мы к этому меньше всего будем готовы. Ведь скоро весна, казакам надо будет пахать и сеять, заниматься хозяйством. А Семенов и его приятель барон Унгерн к тому времени смогут собрать еще большие силы. В основном их воинство состоит из монголов, баргутов и чахар, которым все равно с кем и за что воевать, лишь бы им платили японскими иенами и британскими фунтами. Не сомневайтесь и в том, что японцы тоже окажут помощь нашей контрреволюции, предоставив переодетых в русскую форму солдат, артиллерию и бронепоезда. Захват Читы есаулом Семеновым будет означать, что они весь Дальний Восток смогут потом взять голыми руками.

– Так говорите, барон Унгерн, товарищ Лазо? – переспросил Зиновий Метелица. – Знаю я эту сволочь, служили вместе. Он просто свихнувшийся на войне тип, помешанный на идее абсолютной монархии.

– Этот, как вы говорите, помешанный, – сказал Сергей Лазо, – уже успел провозгласить возрождение российской монархии под знаменем великого князя Михаила Александровича, которого он называет последним императором. Только вот незадача: бывший великий князь сейчас служит командиром кавбригады в Красной гвардии и никакого барона Унгерна не знает и знать не желает.

– Да ну, товарищ Лазо? – сказал Георгий Богомягков, удивленно покрутив головой, – Это как же так получилось?

– А вот так и получилось, товарищ Богомягков, – усмехнулся Сергей Лазо, – что некоторые осколки старого режима, вроде есаула Семенова и барона Унгерна, готовы идти хоть с чертом, лишь бы против большевиков, а другие, вроде того же бывшего великого князя, идут вместе с большевиками против таких вот соратников нечистого.

И еще, товарищи, чтобы лишить Семенова, Унгерна и им подобных поддержки в среде рядовых казаков, необходимо немедленно прекратить всяческие разговоры о ликвидации при советской власти казачьего сословия. Такие идеи признаны партией большевиков вредным левацким уклоном. Исповедовал их бывший товарищ Троцкий, который оказался врагом советской власти и попытался поднять мятеж. За что и получил удар казачьей шашкой по своей безумной голове.

Декрет Совнаркома «О советском казачестве» уже расставил все на свои места. Казачьему сословию быть, но оно должно быть не старым, царским, а нашим, советским и народным. И руководить им должны наши проверенные товарищи, которых среди казаков, тоже, надо сказать, немало. Мы не для того делали нашу революцию, чтобы сжечь свой русский народ в пламени междуусобной войны, а для того, чтобы принести ему новую счастливую жизнь. Наши же враги хотят все вернуть обратно, чтобы русские люди постоянно жили в горести и нищете, и как можно больше убивали друг друга. Именно поэтому они и поддерживают таких врагов народа, как есаул Семенов, барон Унгерн и прочие.

Сергей Лазо внимательно оглядел притихших товарищей и тяжело вздохнул.

– Товарищи, – сказал он, – надо всем понять, что борьба тут, в Забайкалье, будет долгой и упорной. Когда потерпят поражение и будут уничтожены Семенов и Унгерн, их японские хозяева попробуют найти им замену или вторгнутся к нам сами. Товарищи в Петрограде особо подчеркивают, что воевать с ними придется всерьез и насмерть. Как это ни тяжело говорить, но я всего лишь прапорщик военного времени, к тому же ни разу не бывший на фронте, и не имею военного опыта, чтобы руководить борьбой такого масштаба. Среди нас есть человек, который куда лучше, чем я готов к командованию создаваемой Забайкальской бригадой Красной гвардии. Это, товарищи, войсковой старшина Зиновий Метелица, нынешний командир Первого Аргунского полка, отвоевавший на Германской в офицерских чинах три года. Кто за то, чтобы назначить Зиновия Метелицу командиром нашей бригады Красной гвардии, прошу поднять руки.

– Шесть за, – сказал Сергей Лазо опуская руку. – Кто против? – Против нет. Итак, шесть за, при одном воздержавшемся. Товарищ Метелица, вам слово.

Зиновий Метелица огладил свою вьющуюся светло-каштановую бородку и внимательно оглядел собравшихся.

– Спасибо за доверие, товарищи, – сказал он, – обещаю, что приложу все свои силы для того, чтобы его оправдать. Как командир бригады я прошу товарища Лазо занять в ней должность комиссара и моего первого заместителя. А теперь к делу. Товарищ Лазо, что вам известно о противостоящих нам контрреволюционных силах?

– Основные силы есаула Семенова сосредоточены на станции Манчжурия, – сказал Сергей Лазо, – это до пяти сотен чахарских и баргутских кавалеристов, которыми командуют русские офицеры, сотня китайцев и сотня бог весть каким ветром занесенных туда сербов и румын. Так же там расположены пять сотен японских солдат при батарее полевых орудий. Но будут ли они принимать участие во вторжении – пока неизвестно.

Силы барона Унгерна расположены в глубине Манчжурии на станции Хайлар. Это пока около трех сотен монгольских всадников. Расшириться численно они планируют, заняв приграничные территории Даурии и объявив набор добровольцев из богатых казаков, что даст им еще около полутора тысяч сабель. Основной удар будет наноситься вдоль железной дороге в направлении Читы.

– Негусто у них, – задумчиво сказал Зиновий Метелица, – впрочем, и у нас тоже пока ненамного больше. Аргунский полк – всего четыреста сабель. Артиллерии нет.

– Колуньский, Газимуровский и Зоргольский отряды – вместе чуть больше трехсот штыков, – добавил Прокоп Атавин. – Артиллерии нет.

– Еще двести штыков отряд красногвардейцев из Читы, – буркнул Дмитрий Шилов, – артиллерии тоже нет.

– Если этих бандитов надо полностью уничтожить, а не просто отогнать, – подвел итог Георгий Богомягков, – то без мобилизации нам никак не обойтись.

– Мобилизация – это вещь двоякая, – ответил ему Лазо, – через нее в наши ряды могут попасть и враждебные элементы. Лучше было бы еще раз объявить набор добровольцев. Но, пока Семенов не вторгся, вряд ли это принесет большой эффект. Люди устали от войны и думают, что эта гроза обойдет их стороной. Зато во многих станицах и на станциях есть люди, которые с нетерпением ждут прихода Семенова, для того, чтобы загнать в стойло взбунтовавшееся быдло, то есть нас с вами. Поэтому на первом этапе все наши мысли должны быть об обороне и о планомерном отступлении для того, чтобы потом, умножившись численно, нанести контрреволюции решительное поражение и полностью ее уничтожить.

Собравшиеся товарище неодобрительно зашумели.

– Товарищ Лазо прав, – прервал поднявшийся возмущенный шум Зиновий Метелица, – если вы поставили меня командиром, то послушайте мое мнение. Грамотная оборона есть половина успеха. А там и народ поднимется, и помощь из Петрограда подойдет. Про бронепоезд «Красный балтиец» я немного слышал еще на фронте. Машина очень серьезная, вооружена морскими орудиями в пять и четыре дюйма. Полевая артиллерия японцев будет ему на один зубок. Отступая мы должны помнить, что конечная целью всех наших действий – разгром и полное уничтожение врага. У меня все.

Немного помолчав, Сергей Лазо добавил. – Не забывайте, товарищи, и о том, что Семенов идет к нам сюда не только для того чтобы свергнуть советскую власть, но и затем, чтобы карать, пороть, стрелять и вешать, в том числе и баб с ребятишками. Сражаться нам и нашим товарищам придется не только за революцию и новую счастливую жизнь для народа, но и за свои дома и поля, за жизнь своих родных и близких. Если Семенов победит, то он зальет нашу землю кровью трудового народа. Помните об этом.


28 января 1918 года. Полоса отчуждения КВЖД. Станция Манчжурия.


Есаул Григорий Семенов и войсковой старшина барон Роман фон Унгерн-Штернберг сидели в жарко натопленном помещении станции. Там, снаружи, стоял пощипывающий щеки морозец, а в прозрачном бледном зимнем небе висело негреющее зимнее солнце.

Есаул Семенов щелкнул крышкой часов и посмотрел на белый циферблат с позолоченными стрелками.

– Ну, что, барон, пора, – сказал он. – Велите своим людям седлать коней. Покажем большевичкам в Даурии, кто в тех краях хозяин.

– Будет исполнено, – хриплым голосом ответил барон. – Поверите ли, Григорий Михайлович, до чего мне осточертело сидеть в этой дыре. Скорее бы начать рубить этих ублюдков, посмевших поднять руку на государя. Вы ведь слышали, наверное, что император Николай Александрович со своей семьей был убит сворой висельников, дорвавшихся до власти. Хвала Всевышнему – великий князь Михаил Александрович уцелел. И хотя он сейчас сидит в цепях в камере Петропавловской крепости, недалек тот день, когда мы войдем в столицу Российской империи и увенчаем великого князя Михаила шапкой Мономаха.

Семенов покосился на своего собеседника, хотел ему ответить, но благоразумно промолчал.

– Да он же просто спятил, – подумал про себя есаул. – Господи, с какими только людьми мне приходится делать великое дело?!

Насчет императорского семейства у Семенова имелись несколько иные сведения. Живы, мол, здоровы, и ничего с ними большевики не сделали. Живут в Гатчине как простые обыватели и в ус не дуют. А о великом князе Михаиле Александровиче говорили и вовсе совершенно невероятные вещи. Дескать, он добровольно пошел на службу к большевикам и командует у них целой гвардейской кавалерийской дивизией. Невозможно в такое поверить!

Но спорить с бароном есаул не стал. Уж слишком это было рискованным и абсолютно бесполезным занятием. Барон фон Унгерн-Штернберг, потомок древних рыцарей Тевтонского ордена, сейчас меньше всего был похож на своих остзейских предков. Старый однополчанин есаула, Унгерн в свое время был вместе с ним направлен с фронта в Забайкалье, чтобы здесь сформировать из местных кочевых племен особую кавалерийскую часть. И, как ни странно, стопроцентный немец с родословной и гербом, гораздо быстрее нашел общий язык со здешними бурятами и монголами, чем сам Семенов, который родился в этих краях, хорошо знал их языки и обычаи и имел множество знакомых среди нойонов и торговцев скотом. Произошло это, скорее всего, потому, что есаул, родившийся в семье скотопромышленника и не имевший в роду ни одного дворянина, старался выглядеть так, как с его точки зрения, и должен был выглядеть русский, пусть даже и казачий, офицер.

Барон же, не обращая внимание на утвержденные воинскими уставами правила ношения форменной одежды, напялил поверх своего офицерского мундира желтый китайский шелковый халат, а на шею повесил шнурок с каким-то языческим монгольским амулетом, заменяющим сейчас ему аксельбант.

Семенов даже не пытался делать ему замечания – он слишком хорошо знал характер барона и его бешеный нрав. К тому же, как ему не раз докладывали доверенные люди в окружении барона, Унгерн сильно злоупотреблял алкоголем и опиумом. Как писал в аттестации на Унгерна их бывший командир барон Врангель: «В нравственном отношении имеет пороки – постоянное пьянство – и в состоянии опьянении способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира».

В 1916 году, находясь на излечении после очередного ранения, барон в пьяном безобразии набросился с шашкой наголо на офицера одной из тыловых комендатур, за что был приговорен военным судом к трем месяцам содержания в крепости.

Но, в то же время, есаул Семенов знал, что барон Унгерн храбр до безумия, и любит войну, как другие любят карты, вино и женщин. Воевать он начал в 1-м Нерчинском полку 10-й Уссурийской дивизии армии трагически погибшего генерала Самсонова, и прославился лихими рейдами во вражеских тылах. При этом барон Унгерн безжалостно рубил своих соплеменников – солдат армии кайзера Вильгельма. В бою он не щадил никого, в том числе и себя. Подтверждением тому были четыре боевых ранения и пять орденов, в том числе Святого Георгия 4-й степени. Вон он – белый эмалевый крестик – висит на груди барона, выглядывая из-под отворота распахнутого китайского шелкового халата.

Силы, с которыми есаул решился отправиться в свой поход на Даурию, воевать большевиков, были совсем небольшим – всего шестьсот сабель и десятка полтора пулеметов. Еще триста сабель были в отряде барона Унгерна. Но ведь и силы читинских большевиков тоже были незначительны для того, чтобы они смогли оказать ему серьезное сопротивление. К тому же, в тылу у отряда Семенова был японский отряд с полевой артиллерией, который, впрочем, до поры до времени не должен был вступать в вооруженное противостояние с представителями местной большевистской власти. И это совсем не потому, что японцы боялись начать войну с Советской Россией. Просто за сынами Страны Восходящего Солнца ревниво приглядывали их соперники – представители САСШ, у которых были свои виды на русский Дальний Восток. И не стоило дразнить американцев, провоцируя их на вмешательство в русские дела. Гонцы от янки уже побывали в лагере Семенова, обещая щедрые денежные субсидии и помощь оружием и военным снаряжением.

Но есаул не сказал им ни да, ни нет. Хотя он и сделал уже выбор. Помогла ему в этом одна долгая беседа с одним милейшим японцем, который предпочел не называть свое имя. Но Семенов сумел через своих друзей в японском Генеральном штабе узнать, что довелось ему иметь дело с весьма известным японским разведчиком Кэндзи Доихара, считавшимся в Токио специалистом по русскому Дальнему Востоку. Доихара довольно убедительно сумел объяснить есаулу, что для него предпочтительнее будет строить свои отношения не с американцами, а именно с ними, с японцами. Предпочтительнее по многим веским причинам, в числе которых были и соображениям личной безопасности.

– Григория Михайловича, – говорил Доихара на довольно хорошем русском языке, – поймите правильно, – эти крохоборы янки считают, что все на свете можно купить. Возможно, что в чем-то они правы. Но в этом существует и обратная сторона – если все можно купить, то, значит, все можно и продать. И они продадут вас, если решат, что без вас они смогут с большей прибылью вести свой бизнес. А мы, японцы, в душе, несмотря на то, что сменили самурайские доспехи на европейскую военную форму, остаемся все теми же самураями, которые спасая свою честь, совершают обряд сепуку. Мы похожи на наши сабли, лезвия которых – лезвия старых прадедовских катан, а рукоятки скопированы с рукояток европейских сабель.

Есаул сделал из этой беседы должные выводы. И вот теперь он готов повести в бой свое воинство, которое огнем и мечом пройдется по Даурии и дойдет до Иркутска. Семенов знал, что только движение вперед поможет ему победить большевиков.

Да, противник слаб, плохо подготовлен и обучен. Но, несмотря на это, его отряд будет нести потери – война есть война. Однако с его продвижением вглубь российской территории силы отряда будут только расти – к ним примкнут все, кто недоволен властью большевиков. И чем решительней и беспощадней он будет расправляться с представителями этой власти, тем меньше потом появится желающих снова поддержать ненавистных есаулу узурпаторов из Таврического дворца.

Поэтому следует придерживаться правила – твердость, жестокость, решительность! Только так можно навести порядок в Забайкалье.

Есаул Семенов, накинув полушубок и нахлобучив мохнатую казачью шапку, решительно вышел на улицу. Легкий морозец сразу же схватил его за лицо, а под ногами захрустел недавно выпавший снег. Его воины уже были в седлах и ждали приказа своего командира и вождя.

Кого только среди них не было! Буряты, монголы, маньчжуры, китайцы – из числа тех, кто «прославился» у себя на родине уголовными делами, заслужил строгое наказание, и, не дожидаясь казни, подался в отряд Семенова в расчете на веселую жизнь и богатую добычу. Были тут и русские, в основном, казаки, были даже бывшие военнопленные – сербы, венгры, румыны и немцы. Все они считали своим командиром лишь его, есаула Семенова, и принесли клятву верности только ему одному.

– Ну что, ребята! – обратился к ним с крыльца есаул. – Покажем этим большевичкам, где раки зимуют?

Большинство из его воинов, плохо зная русский язык, не поняли идиому. Но по тому, как были сказаны эти слова, они догадались, что их вожак приказывает им выступить в поход. В ответ раздались приветственные крики, в воздух взметнулись сотни рук с зажатыми в них шашками и саблями. Воинственный крик вырвался из сотен луженых глоток.

– Ребята! – снова воскликнул Семенов, – я не буду никого ругать за то, что кто-то из вас перестарается и отправит к праотцам дюжину-другую невиновных. Но я строго накажу тех, кто пощадит хотя бы одного большевика. Только так мы сможем спасти нашу матушку-Россию!

В ответ на эти слова снова раздались восторженные крики. Хотя большинству из воинства есаула было наплевать на эту самую «матушку-Россию», но то, что есаул разрешил им безнаказанно убивать и грабить, воодушевило всех до полного обалдения.

Семенов вскочил на поданного ему коня, приподнялся на стременах и обернулся.

– В поход, на Даурию, – зычным голосом скомандовал он, – на рысях, марш-марш!


29 января 1918 года. Вечер. Забайкалье. Станция Даурия.


Есаул Семенов нервно расхаживал по помещению станционного ресторана, превращенного им в импровизированный штаб. С самого начала все у него пошло совсем не так, как он предполагал. Как всякий маленький Наполеон, есаул планировал разгромить немногочисленные красногвардейские отряды в одном приграничном сражении, а потом пройти до Читы победным маршем. Но большевики оставили Даурские степи без боя, откатившись за Нерчинский хребет, и теперь собирали свои силы на станции Борзя.

Приграничный 86-й разъезд оказался брошен, железнодорожных рабочих не было на месте, водокачка, поворотный круг и стрелки испорчены, запасы частью вывезены, а частью приведены в негодность. И так было на всех железнодорожных станциях в Даурской степи, в том числе и здесь, на станции Даурия. Сегодня днем, только выехав со станции, по неизвестным причинам взорвался паровоз, перевозивший состав с японскими солдатами капитана Окомуры, переодетыми в русскую форму.

Первое серьезное сопротивление отряды Красной гвардии оказали только на гребне Нерчинского хребта, где туземная кавалерия не имела никакого преимущества над большевистской пехотой, состоявшей большей частью из наспех вооруженных железнодорожных рабочих и бывших австро-венгерских военнопленных, не пожелавших с заключением мира возвращаться на родину. Именно там, в боях за хребет, как нельзя кстати пришлась бы японская пехота, поддерживаемая артиллерией. Японские покровители торопили Семенова, чтобы он поскорее занял Читу и провозгласил об отделении Забайкальского края от большевистской России. Что-то складывалось не так в мировой политике. В Токио нервничали и понуждали его, есаула Семенова, к более решительным действиям, и в связи с этим даже разрешили ввести в дело приданный ему японский отряд.

Барон Унгерн по своему обыкновению первым ринувшийся в бой, тоже попал на хребте в засаду, где во время боя и получил пулю в левое предплечье и осколок ручной гранаты в голову. Но Бог чертушку миловал. Пуля, попавшая в руку, не задела кость, и рана оказалась неопасной. Осколок же был на излете и лишь рассек кожу на лбу. Теперь бешеный барон, перемотанный окровавленными бинтами, сидел тут же и, прихлебывая чай со спиртом, прищуренными глазами наблюдал за Семеновым.

Несмотря на свою общую малограмотность, Семенов понимал, что время сейчас работает против него. Застрянь он тут, на Нерчинском хребте, и ни о какой серьезной помощи со стороны японцев можно было и не мечтать. А большевистское правительство в Петрограде, уже решившее все свои проблемы в Центральных и Малороссийских губерниях вполне может направить сюда по Транссибу свою пресловутую Красную гвардию, о деяниях которой наслышаны по всей России. Да и местные большевики тоже не будут сидеть сложа руки.

Семенову уже доложили, что совсем недавно в Чите появился какой-то бывший прапорщик Лазо, тут же развивший бешеную деятельность по сколачиванию из разрозненных отрядов сторонников большевиков местной бригады Красной гвардии, ядром которой стал полностью большевизированный Первый Аргунский казачий полк, казармы которого, кстати, располагались как раз здесь, на станции Даурия.

Есаулу стали известны фамилии нескольких местных большевистских заводил, и он, как и обещал, устроил расправу над их родными. В этом деле особенно отличились подчиненные барона Унгерна. Не отставал от них и назначенный Семеновым комендантом станции подъесаул Тирбах. Пороли и вешали не жалея ни баб, ни стариков, ни детей. Сам же Семенов считал, что во время уже начатой им гражданской войны вся мягкотелость и гуманность должны быть отброшены.

Не оправдались и надежды есаула на массовое выступление казаков в большевистских тылах. В ответ на разосланные им воззвания результат был ничтожный. Конечно, на его стороне узкий круг богатых казаков, уже давно занимавшихся торговлей и ростовщичеством. Но эти люди составляли в казачьей массе абсолютное меньшинство и, как правило, сами не рвались проливать кровь за освобождение России от большевистской заразы. Основная же масса казаков устала от затяжной трехлетней войны, а ее беднейшая часть, кроме того, всецело находилась под влиянием большевиков, обещавших им новую счастливую жизнь.

Поднять их на восстание против новой власти могла только какая-нибудь сделанная ею глупость, вроде ликвидации казачьего сословия. Но в Петрограде глупостей делать не желали и, как уже стало известно Семенову, всячески одергивали своих не в меру горячих местных товарищей.

Декрет о Советском казачестве, текст которого был найден на станции Даурия, был внимательно изучен есаулом Семеновым и вызвал у него досаду. Получалось, что большевики опять его обошли. Единственным шансом легализоваться для есаула Семенова было взять Читу и провозгласить себя походным атаманом Забайкальского казачьего войска. В случае успеха японцы обещали официально признать его правителем Забайкалья и оказать помощь людьми, оружием, боеприпасами, артиллерией и бронепоездами.

Теперь же, вместо стремительного продвижения вперед, он топчется здесь, у подножья Нерчинского хребта. Надо срочно отправлять отряд капитана Окомуры к фронту, но как это сделать Семенов не понимал. Пешим порядком их не пошлешь – японские солдаты не привычны к сибирским морозам и просто замерзнут в пути вместе со своей артиллерией. Новый паровоз со станции Манчжурия Семенов уже вызвал. Но пока он придет, пройдет еще немало времени. Задержка бесила – и так на исправление стрелок и приведение в порядок водокачек ушло почти полтора дня. А что будет дальше, если прорвавшись за Нерчинский хребет, он и там обнаружит подобные сюрпризы? К тому же начала портиться погода, а это грозило его планам дальнейшими задержками.


29 января 1918 года. Вечер. Забайкалье, Станция Борзя.


Комиссар Забайкальской бригады Красной гвардии Сергей Лазо только что вернулся с перевала на Нерчинском хребте, где сводный батальон под командованием Дмитрия Шилова, состоящий из читинских рабочих и мадьяр-интернационалистов, второй день отбивал атаки разноплеменных семеновских отрядов. Аргунцев, полностью собранных и готовых к бою, они с Зиновием Метелицей держали пока в резерве. Если Семенов все же сумеет подтянуть к хребту имеющуюся у него японскую артиллерию, то читинцы не выдержат натиска и будут вынуждены отступить. Правда, внушала надежду телеграмма, полученная им от командира питерского отряда Бесоева, выехавшего из Петрограда ему на помощь. В ней говорилось:


«Дядюшка Сосо и дядюшка Вова передают вам горячий привет и одобряют ваше последнее решение. Они о вас помнят и беспокоятся – все ли у вас в порядке. Буду в Чите четвертого-пятого февраля. Везу триста первоклассных острых карандашей, пирамидон от головной боли и погремушки. С приветом, твой кузен Николай».


Судя по дате, телеграмма была отправлена сегодня утром из Екатеринбурга. Расшифровал ее Сергей Лазо на раз. Дядюшка Сосо и дядюшка Вова – это предсовнаркома Иосиф Сталин и председатель ВЦИК Владимир Ленин.

То, что помнят и беспокоятся – это очень хорошо. Ощущая за спиной поддержку Центра, он чувствовал себя спокойнее. Про карандаши и погремушки тоже все было понятно. Первые – это элитные бойцы питерской Красной гвардии, уже участвовавшие в боях за Ригу, а вторые – это обещанный бронепоезд и, возможно, артиллерия и броневики.

Такие погремушки тут не помешали бы. Но вот что такое пирамидон, Сергей Лазо никак понять не мог. Терялись в догадках и Зиновий Метелица, и Георгий Богомягков, и Фрол Балябин, которым Лазо показал эту телеграмму. Все трое сошлись лишь на том, что головная боль – это явно Семенов, и есаула в самом ближайшем будущем ждет большой и неприятный сюрприз.

К тому же небо, до того ясное до прозрачности, к вечеру стало затягивать хмарью. Если бы Сергей Лазо был синоптиком, то он бы сказал, что сейчас, сменяя область высокого давления, из Арктики на юг движется холодный циклон, несущий с собой большие массы снега и ураганный ветер.

– Будет буран, – в один голос заявляли аргунцы, родившиеся и выросшие в этих местах. И уроженец теплой Бессарабии Сергей Лазо был склонен им верить.

В этих краях зимняя непогода могла затянуться и на день, и на два, и, даже на неделю. Насчет окопавшихся на перевале читинцев Сергей Лазо не беспокоился. Еще готовясь к обороне, они соорудили снабженные чугунными печками и обложенные камнями полуземлянки, и вполне могли пересидеть в них буйство стихии. А вот семеновскому сброду, не имеющему таких укрытий, придется нелегко. И, скорее всего, есаул на время непогоды оттянет своих людей к ближайшему жилью на южном склоне Нерчинского хребта – станционному поселку Харанор. Этот буран даст красногвардейцам дополнительный выигрыш во времени и позволит дополнительно, хоть и ненадолго, сдержать Семенова на перевале.

К тому же из поездки к читинцам Сергей Лазо привез четверых пленных: двух монголов, одного горбоносого румына и одного китайца. Для пущего психологического эффекта допрашивали пленных при всем честном народе, чтобы аргунцы и постепенно подходящие добровольцы знали, что за люди идут освобождать их от советской власти, и что они несут на забайкальскую землю. Румына Лазо допрашивал лично – как-никак сосед и почти родственник. К тому же молдавский язык был очень похож на румынский. А среди казаков немало тех, кто хорошо знали монгольский и китайский, ведь граница – вот она. С соседями по ту сторону государева рубежа тут когда торговали, а когда и резались не на жизнь, а насмерть.

Короче, поговорили. Пленные подтвердили сведения и о японском отряде с артиллерией, и о том, что войско Семенова состоит в основном из инородцев, а русских и, особенно, казаков в нем очень мало.

Когда импровизированный допрос-митинг был закончен, то пленные, по требованию казаков, по совокупности их преступлений были приговорены к виселице. Монголы и китаец приняли приговор спокойно. Они и у себя на родине были преступниками, которых в случае поимки там ждало кое-что похуже обычной веревочной петли. Китайское правосудие оно изощренное, может придумать такое наказание, что белому человеку и на голову не налезет.

А вот румын, тот ползал у Лазо в ногах, умоляя простить его, и позволить искупить вину кровью. Но судьи, в роли которых выступили все аргунцы, были непреклонны. И вскоре все четверо уже раскачивались на ближайшем дереве.

– Товарищи, – сказал Лазо столпившимся вокруг него казакам, когда экзекуция была закончена, – как видите, никакая это не гражданская война, а самая что ни на есть неприкрытая иностранная агрессия против нашей страны и молодой советской власти. Эти люди идут на нашу землю не бороться за те свободы, которые они обещают, и не за счастливую жизнь для казаков и рабочих. Они идут грабить и убивать. Поэтому не может быть им никакой пощады! Запомните это сами и передайте другим. Или мы победим, или на нашей земле с благословения заморских хозяев господина Семенова воцарится самый настоящий ад кромешный.


30 января 1918 года. Баку. Бакинский комитет РСДРП.

Председатель Бакинского Совета рабочих и солдатских депутатов Степан Георгиевич Шаумян.


Получив вчера депешу из Петрограда, я внимательно ее изучил, но так толком в ней ничего и не понял. Ясно было только то, что Председатель Совнаркома товарищ Сталин, с которым я был знаком еще с 1904 года, не очень доволен происходящими в Баку событиями. В депеше было написано, что в Баку по железной дороге направлен батальон регулярной Красной гвардии из состава корпуса товарища Бережного, а также группа ответственных товарищей, которые должны помочь нам установить в городе и в его окрестностях Советскую власть. Вот так вот, ни больше, ни меньше – установить Советскую власть!

Но ведь Советская власть в Баку уже была нами установлена еще в октябре прошлого года, сразу же после отставки Керенского и формирования в Петрограде правительства большевиков! Как прикажете тогда понимать сие послание?! А уже в декабре того же года мы приступили и к формированию своей, бакинской, Красной гвардии! Правда, формирование идет с трудом, нам не хватает оружия и командиров с боевым опытом, но все-таки процесс сдвинулся с мертвой точки. Еще немного, и бакинский Совет будет иметь в своем распоряжении вооруженную силу, которая в случае необходимости встанет на защиту новой власти.

И что же теперь получается? И власть у нас в Баку не совсем советская, и Красная гвардия – ненастоящая?!

Я долго не мог успокоиться, и все ломал голову над тем – что послужило причиной отправки мне подобной телеграммы? Ведь я хорошо знаю товарища Сталина, и он никогда ничего не делает просто так.

Я, конечно, не обольщаюсь и не считаю, что все у нас здесь идет хорошо. Надо прямо смотреть правде в глаза, и тогда придется признать, что политическая ситуация у нас в Баку очень сложная.

Взять, к примеру, наш Совет. Действительно, Совет у нас в Баку несколько своеобразный. В нем заседают представители не только большевиков, но и левых эсеров, меньшевиков, дашнаков и мусаватистов. Есть даже депутаты от старообрядцев-молокан, для которых социалистические лозунги – самая настоящая китайская грамота. И очень часто на заседаниях Совета вспыхивают межпартийные и межнациональные ссоры и дрязги, и в такой обстановке Совету бывает очень трудно принять какое-либо согласованное решение.

К тому же, надо признаться, что полной монополии на власть в Баку у Совета нет. Существует еще и некий «Комитет общественной безопасности», который образовали представители некоторых левых партий, покинувшие наш Совет. А если вспомнить еще о городской Думе и Исполнительном комитете общественных организаций, доставшихся нам от Временного правительства, а также о фабричных, военных, флотских и прочих советах и комитетах, которые выносят решения, абсолютно не заботясь о том, будут ли они хоть кем-нибудь выполнены, то и вообще получается полный бардак…

Вздохнув, я подошел к окну и выглянул на улицу. По Меркурьевской протарахтело авто, а вслед за ним пробрел навьюченный тюками верблюд, который вел седобородый старик в лохматой папахе и дырявой чухе – черкеске.

Вот он, Баку – город наполовину европейский, наполовину – азиатский. Легко им там, в Петрограде, сидеть и давать указания, разъясняя нам, как себя вести. А попробовали бы они тут, в Баку, провести какое-либо решение, которое устраивало бы всех!

А что касается Красной гвардии, то она, хотя фактически еще только формируется, но вступают в нее в основном пролетарии, рабочие бакинских нефтепромыслов, которые плохо обучены и вооружены, но готовы не на жизнь, а насмерть сражаться с врагами революции. Если же учесть, что в городе стихийно стали возникать армянские и азербайджанские вооруженные формирования, то ситуация начинает напоминать бочку с порохом…

В общем, случись чего, с теми, кто попытается поднять в городе вооруженный мятеж, будет справиться нелегко. Рассчитывать же на войска Кавказского фронта, которые фактически прекратили боевые действия и больше думают о том, как бы им быстрее «самодемобилизоваться», было бы просто смешно. У солдат, которые уже не считают себя солдатами, местные националисты где скупают, а где открыто отбирают оружие. В результате возникло множество вооруженных банд – иначе я их назвать не могу, – которые под революционными лозунгами занимаются грабежом мирного населения. А по Баку бесцельно слоняются группы солдат Кавказского фронта и матросов Каспийской флотилии, которые плевать хотели на все городские власти вместе взятые, и требуют хлеба и мест в поездах и на пароходах, чтобы побыстрее уехать из Баку в Россию.

Самым же опасным я считаю межнациональные дрязги. Раздоры между армянами и азербайджанцами начались не вчера, а сотни лет назад. Видя, как на заседаниях Совета дашнаки и мусаватисты с трудом сдерживают себя, чтобы от ругани не перейти к мордобою, а то и к стрельбе с поножовщиной, я с ужасом думаю о том, что может произойти на улицах Баку, если враждующие народы, у вооруженных отрядов которых теперь на руках достаточно оружия, вцепятся друг другу в глотки, и начнут сражаться не на жизнь, а насмерть. Тогда кровь польется рекой, жертвы будут считать сотнями, а то и тысячами, а виновными во всем будем мы – власть, которая не смогла удержать людей от взаимной резни.

И виной всему – нефть, которая является нашим благом и нашим проклятием. Пятнадцать процентов всей нефти в мире добывается в Баку. Здесь сталкиваются интересы не только российских промышленников, но и иностранных капиталистов, таких, например, как миллионер Рокфеллер.

Не дремлют и зарубежные государства, которые решили воспользоваться временным безвластием в России и под шумок наложить свою лапу на нефтяные промыслы Баку.

Больше всех здесь намутили воду турки. Правда, сейчас, после того, как Германия, получив хорошенько по зубам у Моонзунда и под Ригой, поспешила выйти из войны с Россией, турки убавили свою прыть. До меня дошли слухи о том, что Советское правительство якобы начало тайные переговоры со Стамбулом о заключении мирного договора. Не знаю, насколько достоверна эта информация, но могу сказать лишь одно – после многих поражений на Кавказском фронте турки сейчас не проявляют особой боевой активности. Но, по моим данным, они продолжают тайком оказывать помощь, в том числе и оружием, азербайджанским сепаратистам, которые решили создать себе независимую от России, но вполне зависимую от Турции «свободную мусульманскую республику» со столицей в Гяндже.

Особую активность среди турецких военачальников развил главнокомандующий турецкой Восточной армией Вехиб-паша, за которым стоит сам главнокомандующий турецкими вооруженными силами Энвер-паша. Как нам удалось узнать, Вехиб-паша – этот хитрый и подлый албанец – начал тайные переговоры с командующим Кавказской армии генералом Пржевальским. Вехиб-паша предлагает генералу заключить некое сепаратное «перемирие», ссылаясь на то, что нынешнее правительство в Петрограде не имеет реальной власти. Генерал, как я понял, колеблется, и еще не сказал ни да, ни нет. Он явно не выступает против правительства большевиков, но, в то же время, игнорирует приказы, получаемые из Петрограда.

А это весьма тревожный сигнал. Если Вехиб-паша сумеет уговорить генерала Пржевальского начать переговоры, то узнав об этом солдаты, которые поймут, что воевать им больше не придется, просто самовольно покинут свои позиции и отправятся по домам. Фронт рухнет, и турки при желании смогут беспрепятственно двинуться на Баку, чего нельзя допустить ни в коем случае.

Кроме того турецкие власти продолжают активно помогать оружием и агитаторами горцам на Северном Кавказе. Они под знаменем имама Шамиля снова пытаются объявить газават, «священную войну» против неверных, и захватить в Дагестане Темирхан-Шуру и Порт-Петровске. Если это случится, то Баку потеряет сухопутное сообщение с Россией.

В общем, как говорит в подобных случаях товарищ Ленин, ситуация архисложная. Конечно, помощь из Петрограда нам очень нужна, но только во что она выльется? Не подомнут ли под себя наши Советы прибывшие из центра уполномоченные? Если мы сейчас, худо-бедно, поддерживаем хрупкое равновесие между враждующими между собой партиями и группами, которые вынуждены признавать нашу власть исключительно из-за того, чтобы не попасть в зависимость от своих политических противников, то смогут ли добиться того же «варяги» из Петрограда?

Кроме того, с этими питерскими товарищами прибывает и батальон регулярной Красной гвардии, что само по себе звучит грозно. Возникает вопрос – имея свою вооруженную силу, не расформируют ли они наши, собранные с таким трудом отряды вооруженных бакинских рабочих. Как я слышал, в корпусе Красной гвардии на высших командных должностях служат даже бывшие царские офицеры и генералы! Если это действительно правда, то это просто чудовищно!

Что же делать, с кем посоветоваться? Я не находил себе места. А тут еще из Петрограда пришла новая телеграмма:

«Эшелоны с батальоном Красной гвардии прибывают в Баку тридцать первого января по новому стилю. Командир батальона – товарищ Сергей Рагуленко. Встречайте.

С коммунистическим приветом, Предсовнаркома Иосиф Сталин».

– Господи, – подумал я, – ведь тридцать первое января – это завтра!


31 января 1918 года. Утро. Баку. Тифлисский железнодорожный вокзал.


Серый, словно посыпанный пеплом бронепоезд, весь в белых разводах и пятнах зимнего камуфляжа, с большой надписью на борту «Советский Петроград», медленно втянулся на первый путь и с лязгом замер у перрона. Дезертиры, увидев бронированное чудовище, предпочли ретироваться, чувствуя, что прибытие этого поезда грозит им в будущем большими хлопотами. С лязгом открылись бронированные двери вагонов, и на перрон высыпали бойцы десанта, вооруженные винтовками с примкнутыми штыками и одетые в такие же, под цвет бронепоезда, серые с белым бушлаты и мохнатые папахи с красными звездочками.

Следом за бронепоездом на второй путь начал втягиваться эшелон, состоящий из пары классных вагонов, теплушек и платформ с какими-то закутанными брезентом машин. Батальон регулярной Красной гвардии прибыл в Баку.

Степан Шаумян пришел встречать петроградцев в сопровождении своих товарищей по Бакинскому комитету РСДРП(б): Прокофия Джапаридзе, Ираклия Метаксы, Нариман-бека Нариманова, Ивана Фиолетова, Якова Зевина и Азиз-бека оглы Азизбекова, а также небольшого отряда бакинских красногвардейцев.

– Да, это сила! – подумал про себя Шаумян. – Теперь понятно – почему войска кайзера были разбиты под Ригой. Это настоящие солдаты, а не наши рабочие нефтепромыслов и портовые грузчики, которым дали в руки винтовки.

Вздохнув, Шаумян с облегчением понял, что ему придется передать власть в руки уполномоченных из Центра. Если сказать честно, бакинская чехарда и безвластие ему уже порядком надоели. Тем более что все шло от плохого к худшему. Он вынужден был лавировать между различными политическими группировками, которые не имели достаточных сил, чтобы взять и удержать власть, но которым этих сил вполне хватало, чтобы не дать своим оппонентам заняться созидательной работой.

Тем временем из классного вагона вышли двое. Один из них был небольшого роста, в штатском пальто с каракулевым воротником и шапке пирожком. Другой, высокого роста, широкоплечий, в таком же как у стрелков пятнистом бушлате, туго перетянутом ремнями офицерской портупеи.

В наступившей напряженной тишине, гости из Петрограда направились к группе местных товарищей.

– Здравствуйте, товарищи, – сказал человек в штатском. Шаумян узнал в нем журналиста из владикавказской газеты «Терек», который, как он слышал от товарищей, привлекался в свое время царским правительством по делу томской подпольной типографии, был арестован, но выпущен из-за отсутствия улик. Кажется, он писал в «Терек» интересные материалы под псевдонимом «Киров». Оказывается, что этот Киров не только в прошлом неплохой журналист, но теперь еще и представитель петроградской власти.

Тем временем Киров достал из внутреннего кармана пальто сложенную вчетверо бумагу, и протянул ее Шаумяну.

Это был мандат, подписанный Предсовнаркома Сталиным, в котором говорилось, что товарищ Костриков Сергей Миронович является специальным представителем Совнаркома на Кавказе.

– Я послан к вам, – сказал Киров, – для того, чтобы помочь вам разобраться в политической обстановке, которая сложилась на Северном Кавказе и Закавказье, и оказать содействие в установлении подлинной советской власти, и организации корпуса Красной гвардии. Ну, и для организации бесперебойного снабжения Советской России нефтью. А это товарищ Рагуленко – командир сводного батальона Красной гвардии. Под его командой пятьсот штыков личного состава, один бронепоезд и десять пушечных бронированных боевых машин на гусеничном ходу.

– Товарищ Костриков… – начал было Шаумян, но представитель Совнаркома прервал его жестом руки.

– Можете называть меня по партийному псевдониму – Киров, – сказал он, – многие товарищи его знают лучше, чем мою фамилию.

– Так вот, товарищ Киров, – поправился Шаумян, – я хочу поблагодарить товарища Сталина за реальную помощь. Обстановка у нас в Баку, действительно, сложилась трудная, и без поддержки Петрограда мы вряд ли сможем удержать в городе советскую власть.

Киров понимающе кивнул головой. О бакинских делах он знал лишь по тем материалам, с которыми его познакомили в Петрограде. Но нечто похожее происходило и во Владикавказе. Лишь стоило центральной власти пошатнуться, как из всех щелей повылезали местные «наполеоны», которым захотелось обустроить отдельно взятое ханство, эмирство, государство в отдельно взятом хуторе, станице, ауле. Самое поганое заключалось в том, что за этими «наполеонами» была какая-никакая вооруженная сила. И одной лишь грубой силой порядок тут было не навести. Можно, конечно, снести артогнем мятежный аул или станицу, но это могло лишь еще больше раскочегарить пламя мятежа.

– Вот что, товарищ Шаумян, – сказал Киров, – негоже решать серьезные дела прямо тут, на перроне. Давайте, проедем к вам в Бакинский комитет РСДРП, где и продолжим нашу беседу.


31 января 1918 года. Баку. Бакинский комитет РСДРП.

Председатель Бакинского Совета рабочих и солдатских депутатов Степан Георгиевич Шаумян.


– Товарищ Шаумян, – сказал мне Киров после того, как все расселись за длинным столом для заседаний, – я хочу передать вам слова товарища Сталина, которыми он напутствовал меня, перед отъездом в Баку.

Он сказал буквально следующее: «Товарищ Киров, помните, что у Советской России лишь один источник нефти, и он находится в Баку. От того, в чьих руках он находится, во многом будет зависеть судьба нашей власти».

– И он, безусловно прав, – продолжил Киров. – За нефть мы должны драться не на жизнь, а на смерть. Можно понять сложность сложившейся в Баку обстановки, но это не дает нам право оправдывать свою бездеятельность и нерешительность.

Я знаю, что Кавказский фронт практически весь разложился, и большинство солдат дезертировало. А те, кто еще не успел это сделать, не желают воевать и бросят свои позиции, лишь только турецкие войска начнут наступление. А они будут наступать. Да, правительство Турции ведет с нами переговоры о прекращении боевых действий. Но местные турецкие военачальники могут начать наступать на свой страх и риск.

Не стоит забывать и о британцах, с которыми у нас состояние необъявленной войны. Они сейчас находятся в Персии, откуда не так далеко до Баку. Я уже не говорю о местной контрреволюции и сепаратистах, провозгласивших Закавказский комиссариат, который спешно был создан в Тифлисе, и в котором собрались все враги советской власти – от грузинских меньшевиков и армянских дашнаков, до азербайджанских мусаватистов. Они провозгласили в своей декларации, что будут ждать решения Учредительного собрания, которому и передадут власть. Но на самом деле они под патронатом консулов стран Антанты в Тифлисе готовятся провозгласить независимые от Советской России буржуазные республики.

Товарищ Киров сделал паузу и вздохнул.

– Между прочим, – сказал он, – дашнаки и мусаватисты преспокойно заседают у вас в Бакинском Совете рабочих и солдатских депутатов. Я понимаю, что они избраны теми, кому они сумели заморочить головы. Но долго так продолжаться не может. Надо в самое ближайшее время под каким-либо формальным предлогом распустить этот Совет и провести новые выборы. А перед этим начать массированную агитацию рабочих и крестьянских масс, в ходе которой рассказать всем трудящимся о подлинном лице этих националистов, прикрывающихся социалистическими лозунгами.

– Да мы все прекрасно понимаем, товарищ Киров! – воскликнул я, – только и вы нас поймите – мы здесь оторваны от России, и ваш приезд – это первая реальная помощь Центра Бакинскому Совету.

– Именно потому товарищ Сталин и прислал нас сюда, – сказал Киров. – Давайте все вместе подумаем, что можно сделать в самое ближайшее время для того, чтобы установить в Баку подлинную власть Советов.

Товарищ Киров перевел дух и оглядел сидящих за столом членов Бакинского комитета РСДРП(б).

– И еще, товарищ Шаумян, – сказал он. – Будьте осторожны в национальном вопросе. Совершенно недопустимо привлекать отряды дашнаков для борьбы с мусаватистами и наоборот. Лучше всего, если, они будут бороться против внешней агрессии. Армянские отряды можно направить в отвоеванную от турок так называемую Турецкую Армению. Армяне должны понять грозящую им опасность – войска Кавказского фронта, как я уже говорил, практически небоеспособны, и если турки начнут поход на Баку, противостоять им будет просто некому. В районе Александрополя находится отряд Андраника Озаняна, но ему в одиночку натиск турок не выдержать.

– А что будут делать азербайджанские воинские части? – поинтересовался Нариманов.

– Если надо, – сказал Киров, – то и они тоже пойдут в бой, причем под командой человека, которому они полностью доверяют.

Товарищ Киров сделал паузу оглядел присутствующих и веско сказал, – и этот человек никто иной как генерал Гуссейн Хан Нахичеванский.

Услышав эти слова, я окаменел. Не может такого быть! Царский генерал и во главе азербайджанских частей Бакинского Совета! Может быть, товарищ Киров пошутил?!

Но нет, не похоже. Полномочный представитель Совнаркома смотрел на присутствующих серьезно, без тени улыбки. Ему явно было не до шуток.

– Удивлены? – спросил Киров. – Я, если сказать честно, тоже был слегка удивлен, когда товарищ Сталин назвал мне это имя. Но, с другой стороны, почему бы этому славному воину не послужить Советской России? Уж если сослуживцы Хана Нахичеванского честно служат нам, почему бы и ему не присоединиться к ним на службе Советской власти.

– Простите, товарищ Киров, – осторожно поинтересовался я, – а кто его сослуживцы?

– Это генерал Карл Маннергейм, который сейчас помогает устанавливать советскую власть в Финляндии. И… приготовьтесь удивиться, – сказал Киров сделав паузу, – генерал Михаил Александрович Романов – брат бывшего императора Николая Второго, командующий конно-механизированной бригадой корпуса Красной гвардии!

Хотя товарищ Киров и предупредил нас заранее, но у меня от сказанных им слов в глазах буквально потемнело, а кто-то из моих товарищей по Совету охнул, и выругался по-азербайджански.

– Товарищ Киров! – воскликнул я. – Да что там у вас в Петрограде все с ума сошли?! Разве можно оставлять оружие и власть классовым врагам?!

– Можно! – твердо сказал Киров. – Для нас, большевиков, честно служащий Советской власти генерал более ценен, чем прекраснодушный болтун самого что ни на есть пролетарского происхождения! По делам надо судить о людях, а не по их фамилиям и титулам! Если человек принял Советскую власть, то и она тоже должна его принять и использовать все его таланты и авторитет на благо всех народов населяющих Российскую Советскую Республику. Надеюсь вам это понятно?

– Да, товарищ Киров, – растерянно пробормотал я, – понятно. Но, что же нам делать прямо сейчас?

– Сейчас, товарищ Шаумян, – ответил мне Киров, – необходимо установить в Баку Советскую власть не на словах, а на деле. Надо послать большевистских агитаторов на корабли Каспийской флотилии. Канонерские лодки «Ардаган» и «Карс» с их мощными 120-миллиметровыми орудиями вместе с артиллерией нашего бронепоезда могут разнести в клочья любой вооруженный отряд, который открыто выступит против Советской власти. Но, как мне кажется, такие безумцы теперь вряд ли найдутся. Надо переформировать ваши разрозненные красногвардейские отряды в части регулярной Красной гвардии, вооружить их конфискованным у дезертиров оружием и взять под их контроль основные объекты города, а именно – почту, телеграф, телефонную станцию, банки и градоначальство. Товарищ Рагуленко с сегодняшнего дня назначается военным комендантом города и командующим гарнизоном, и по всем военным вопросам обращайтесь именно к нему.

Товарищ Киров встал и еще раз посмотрел оценивающим взглядом на меня и моих товарищей по Бакинскому комитету РСДРП(б).

– Ну вот, для начала все, – уже мягче сказал он. – Завтра с утра я попрошу всех снова собраться здесь, чтобы обсудить дальнейший план действий…


3 февраля 1918 года. Вечер. Забайкалье, Станция Борзя.


Пурга бушевала целых три дня: тридцатого, тридцать первого и первого числа. Когда вчера утром все наконец успокоилось, то отряды есаула Семенова снова полезли вперед. На перевале через Нерчинский хребет опять возобновились ожесточенные бои немногочисленных красногвардейцев и интернационалистов с семеновской контрой и с пока еще замаскированными интервентами. В конечном итоге все решили пушки японского батальона. Понеся большие потери, с наступлением темноты отряд читинских рабочих, сумевший задержать врага еще на одни сутки, вынужден был отойти к станции Борзя. Складки местности и завалы из камней хорошо защищавшие от винтовочных пуль, были бессильны против японских шимозных осколочных снарядов. Хорошо, что у японцев были только полевые крупповские 75-миллиметровки времен прошлой войны. Найдись у них под рукой гаубицы крупного калибра, тогда все могло бы быть значительно хуже.

За то время, пока читинцы сдерживали врага на перевале, на станцию Борзя к красногвардейцам успело подойти подкрепление. Добровольцы подходили как россыпью, группами по несколько человек, так и организовано в виде целых отрядов, состоявших в основном из бывших фронтовиков, принявших новую власть.

Был среди этих отрядов и Колуньско-Зоргоско-Газимуровский батальон под командованием Прокопа Атавина, в прошлой истории именовавшийся бригадой Коп-Зор-Газа. Весть о том, что есаул Семенов ведет на их землю всякое бандитское отребье, чтобы восстановить власть богатеев, и что значительная часть семеновцев – это китайские и монгольские разбойники, широко разошлась по станицам и селам Забайкалья. За оружие взялись все – не только рабочие, казачья и крестьянская беднота, но и середняки, и даже некоторые зажиточные казаки, которые понимали, что если воинство есаула Семенова войдет в их края, то пощады не будет никому. Кто такие хунхузы здесь знали хорошо.

Прибывшие на подмогу читинцам тут же принялись рыть окопы. И хоть долбить мерзлую землю было нелегко, но фронтовики знали, что если у врага есть пушки, то только надежный окоп сможет спасти бойца от неминуемой смерти при артобстреле. Уговаривать никого не приходилось – все вгрызались в землю как каторжные, да так, что вспотели, будто не лютый февраль стоял на дворе, а жаркий август. Фронтовики помнили старую армейскую пословицу: «Лучше два аршина окопа, чем три аршина могилы».

С рассветом семеновцы возобновили свое наступление и к десяти часам утра заняли станцию Соктуй и 81-й разъезд, находящийся в девятнадцати верстах от станции Борзя.

Первая атака баргуто-чахарской кавалерии, проведенная на станцию Борзя около полудня, не принесла Семенову ничего кроме немалых потерь. Пулеметы выкашивали кавалеристов в подбитых ватой халатах и мохнатых шапках, которые, размахивая кривыми саблями, упрямо мчались вперед на маленьких лохматых конях. Степные всадники один за другим валились на землю и, наконец, не выдержав точного пулеметного и винтовочного огня, повернули назад.

Оттянув назад остатки своей кавалерии, Семенов погнал в атаку китайскую пехоту. Но она, увидев пространство перед окопами читинцев, заваленное лошадиными и человеческими телами, шли вперед неохотно и, попав под точный ружейно-пулеметный огонь, откатились назад. А на флангах семеновцев, вырубая немногочисленные дозоры и разъезды, уже кружились сотни Аргунского полка, состоящие из опытных бойцов. Они не давали противнику охватить позиции обороняющихся и угрожали воинству есаула Семенова полным разгромом в случае неудачи наступления.

Увидев, что с наскока позиции красногвардейцев не взять, есаул понял, что пока он почти десять дней с задержками и остановками добирался от границы до станции Борзя, большевики зря времени не теряли. Они успели стянуть на этот рубеж значительные силы, и теперь Борзю ему будет взять непросто. Оставалась надежда только на японскую артиллерию и кадровых солдат микадо, которых на перевале уже спешно погрузили в вагоны, и сейчас паровоз тащил состав прямо к месту боя, для того, чтобы пушки, так хорошо поработавшие на перевале, смогли принять участие и в этом сражении.

Часам к трем, когда защитники станции успели отбить еще две атаки, пушки наконец были доставлены и выгружены. Заняв позиции, артиллерия начала обстрел позиций большевиков, впрочем, пока безрезультатный. Хотя разрывы фугасных снарядов, начиненных шимозой, выглядели довольно устрашающе, убитых и раненых защитников станции Борзя было немного. Но со стороны все выглядело жутко. Станцию заволокло черным удушливым дымом, и казалось, что там горит все, что может гореть, и даже то, что гореть не может. Несколько снарядов было выпущено и в сторону маячивших на горизонте конных сотен Аргунского полка, правда, скорее, больше с расчетом напугать противника и заставить его ретироваться.

После часового артподготовки семеновцы снова пошли в атаку, но снова были отбиты с немалыми потерями. Приближался вечер, и ожесточение боя нарастало. После второй безуспешной атаки есаул Семенов снова приказал открыть по станции артиллерийский огонь и вести его до тех пор, пока там не останется ничего живого.

Положение обороняющихся осложнилось. Вырытые ими в промерзшей земле неглубокие окопы были частично разрушены, а почти половина бойцов, оборонявших станцию, была ранена или убита. Немало оказалось жертв и среди мирных обывателей как на самой станции, так и в пристанционном поселке. Японские артиллеристы вели беглый огонь, не особенно разбирая, на чьи головы упадут выпущенные ими снаряды.

Потери были и среди командования бригады. От близкого разрыва японского снаряда погиб командир читинского отряда Дмитрий Шилов, были ранены Прокоп Атавин, Зиновий Метелица и сам Сергей Лазо, которого полоснул по плечу осколок. Держались красногвардейцы лишь на русском упрямстве, да еще надеясь на подмогу. В кармане у Сергея Лазо лежала телеграмма от товарища Бесоева, отправленная сегодня утром из Иркутска.


«Лечу как на крыльях и вместе со всем семейством буду у вас завтра рано утром. Встречайте. С приветом, твой кузен Николай».


Лазо прекрасно понимал, что если они сейчас отдадут станцию есаулу Семенову, то вернуть ее потом придется дорогой ценой. Протекающая за станцией одноименная быстрая горная речка зимой являлась хорошим рубежом обороны. Поэтому надо было держаться изо всех сил, несмотря на непрекращающиеся атаки семеновцев, и большие потери.

Вскоре стемнело, и японские артиллеристы уже не видели цели, по которым следовало вести огонь. С беглого огня они перешли на беспокоящий, делая наугад в темноте каждые пять минут по одному выстрелу. Так они мешали защитникам станции отдыхать и приводить в порядок разрушенные за день укрепления. Но в окопах сидели бывалые солдаты, многие из которых прошли германскую войну. То, что было сегодня, ни к какое сравнение не шло с тем, что пришлось пережить на фронте под Барановичами, Луцком или на Стоходе.

Командиры же тем временем собрались на совещание в кирпичном станционном пакгаузе находившемся за пределами семикилометровой дальности стрельбы короткоствольных японских пушек «тип 41».

– Ну, что будем делать, товарищи? – спросил Георгий Богомягков. – Еще одного дня такой мясорубки нам не выдержать. Раскатают нас семеновцы, ети их мать, своими пушками и спокойненько пройдут по нашим трупам.

– Надо держаться, – твердо сказал Сергей Лазо, – помощь близка.

– Держаться, конечно, можно, – поморщившись, покачал перебинтованной головой Зиновий Метелица, – но я согласен с товарищем Богомягковым, что семеновские пушки смешают нас с землей. Но, если что, то я лично поведу в атаку свой Аргунский полк. Мы умрем, но не отступим…

– Погоди, товарищ Метелица, – сказал Прокоп Атавин, – умереть мы всегда успеем. Вот товарищ Лазо сказал, что помощь близка. Дождемся питерских товарищей, и ударим по Семенову так, чтобы и духу его на нашей земле не осталось.

– Товарищ Бесоев сегодня утром был уже в Иркутске, – Сергей Лазо попытался ободрить своих собеседников, – а это ведь совсем рядом.

– Погодите, товарищи, – Георгий Богомягков с сомнением посмотрел на Лазо, – ведь даже если утром он и был в Иркутске, то это совсем не обязательно, что он поспеет к нам сюда вовремя.

В этот момент в пакгауз заглянул человек в кожаной тужурке и в фуражке железнодорожника.

– Простите, товарищи, что отвлекаю вас, – сказал он, – но из Читы только что передали по телеграфу, что через станцию не останавливаясь проследовали бронепоезд «Путиловский большевик» и состав с батальоном Красной гвардии. Читинские товарищи просили передать вам, что бронепоезд и состав с войсками тянут аж по два паровоза.

– Спасибо, товарищ, – кивнул Сергей Лазо, и, повернувшись к своим командирам, сказал:

– Вот видите, товарищ Богомягков, часов через десять-одиннадцать, то есть, как раз к рассвету, товарищ Бесоев вместе с бронепоездом и красногвардейцами должен быть уже здесь. Передайте всем – помощь близка. А вас, товарищ Метелица, я попрошу не горячиться и ударить со своими аргунцами лишь тогда, когда банда есаула Семенова будет совершенно расстроена. Мы и так за эти дни потеряли слишком много своих людей. Лишние жертвы нам совершенно ни к чему.

– Вот это верно, товарищ Лазо, – одобрительно кивнул Георгий Богомягков, – но как там оно будет – покажет утро. А сейчас, надеясь на лучшее, на всякий случай надо готовиться к худшему, и по возможности исправить разрушенные снарядами окопы. Это нам еще повезло, что у Семенова не оказалось ни одной гаубицы. Тогда бы всем нам пришлось туго.

– Да, вот еще что, товарищ Метелица, – добавил Сергей Лазо, – постарайтесь взять живыми хотя бы несколько японцев, если они там, конечно, есть. Это чрезвычайно важно с политической точки зрения. Надо, чтобы народ увидел своими глазами, что воюем не с русскими, а с пришедшими на нашу землю иностранными захватчиками.


4 февраля 1918 года. Ранее утро. Забайкалье, Станция Борзя.


Едва только предрассветные сумерки сменили ночную мглу, как японские полевые пушки загрохотали с новой силой, будто стремились наверстать упущенное за ночь. И тут, где-то в районе станции Шерлова гора, где железная дорога на Читу проходит в глубокой ложбине, из-за увала показался густые клубы дыма двух паровозов, с натугой тянущих тяжелый бронированный состав. Самого бронепоезда еще видно не было – перепад высот между гребнем увала и дном ложбины, по которой проходил железнодорожный путь, составлял аж тридцать с лишним аршин. В такую яму способен «провалиться» не только бронепоезд, но и восьмиэтажный дом.

Четверть часа спустя серая, в белых маскировочных пятнах, громада бронепоезда, наконец выбралась на увал и, проехав еще примерно с версту, завизжала тормозами. Отсюда позиции семеновцев на круто поднимающемся к Нерчинскому хребту противоположном береге Борзи были видны как на ладони. А ведущая бешеный огонь по защитникам станции японская артиллерия еще и подсвечивала себя частыми вспышками выстрелов. В башенке над командирским вагоном балтийский матрос-дальномерщик приник к окулярам трехметрового стереоскопического дальномера.

– Чего они там застряли?! – с разочарованием произнес наблюдающий в бинокль за бронепоездом Георгий Богомягков.

– Дистанция семьдесят шесть кабельтовых, – произнес дальномерщик на бронепоезде, – основное направление стрельбы двенадцать градусов, возвышение цели треть кабельтова.

Командир бронепоезда лейтенант Степанов ввел данные в механический ПУС Гейслера, и скомандовал: – Головное, фугасным, один снаряд. Выстрел!

Яркая вспышка выстрела 130-миллиметрового морского орудия разорвала предрассветные сумерки. Жалобно завизжали тормоза броневагона и лязгнули сцепки, принимая на себя отдачу. Двадцать секунд спустя метрах в пятидесяти перед позициями японской артиллерии встал столб вздыбившейся мерзлой земли, подсвеченный изнутри багровым пламенем разрыва.

– Недолет, – произнес дальномерщик на бронепоезде, – один больше.

– Вижу, – сказал лейтенант Степанов и, оторвавшись от командирского перископа, ввел поправку, после чего головное орудие произвело еще один выстрел. На этот раз снаряд лег так, как надо – прямо между двумя орудиями японской батареи. Там уже поняли, что сейчас их будут убивать, и лихорадочно пытались свернуть позиции, чтобы уйти из-под обстрела. Но было уже поздно. Бронепоезд перешел на беглый огонь из всех шести своих орудий: двух – калибром 130 миллиметров, и четырех – калибром 102 миллиметра. Даже если бы японским артиллеристам и удалось сняться с позиции, то укрыться на ровной местности, плавно поднимающейся к Нерчинскому хребту, им было просто негде. Да и град обрушившихся на них с запредельной для полевых орудий дистанции тяжелых морских снарядов не оставлял никаких шансов на спасение.

Минуты через три такого обстрела на позициях японской батареи сверкнула яркая багровая вспышка. Земля заходила ходуном, раздался тяжелый грохот, и в небо взметнулось огромное, черное как смоль, похожее на огромный гриб-поганку, облако. Видимо, пользуясь ночным затишьем, японцы натаскали на позиции с 81-го разъезда запас снарядов побольше. А шимоза – штука нежная, грубого обращения не переносит. Вот и рванул весь японский боезапас от случайного попадания, разметав все вокруг вдребезги и пополам.

Сразу после этого взрыва бронепоезд прекратил на время огонь, потому что стрелять было больше уже не во что и не в кого. Минуту спустя белыми струями пара фыркнули оба локомотива, и серая стальная громада сухопутного крейсера тронулась с места. С обманчивой неторопливостью бронепоезд двинулся в сторону станции, а за ним из-за увала показался еще один поезд, на это раз составленный из классных вагонов, теплушек и открытых платформ.

– Солидные, как я погляжу, в Петрограде товарищи, – одобрительно покачал головой Зиновий Метелица, оглушенному и оттого чуть приоткрывшему рот Георгию Богомягкову. – Пять минут работы, и все. Японских батарей словно и не было.

Есаул Семенов, наблюдавший за боем с высоты пригорка у 81-го разъезда, был вне себя от ярости. Совсем недавно ему казалось, что основные силы большевиков вот-вот будут разгромлены и станция Борзя будет взята, после чего перед ним откроется дорога на Читу. И вот теперь все вдруг переменилось. Несмотря на свою общую малограмотность, Семенов имел немалый боевой опыт и прекрасно понимал, что никаких средств против бронированного монстра вооруженного тяжелыми морскими орудиями у него нет. Полевые пушки, даже если бы они у него еще оставались, способны взять эту громадину только из засады в упор. Но такую роскошь противник ему вряд ли позволит. А значит, надо спасать то, что еще можно спасти. Следует незамедлительно отступить на ту сторону Нерчинского хребта и, укрепившись на перевале, просить у своих узкоглазых покровителей еще пушек, солдат, бронепоездов, и, чем черт не шутит, аэропланов. Есаул сплюнул, развернул коня и вместе со своей свитой постарался поскорее убраться с опасного места. А то большевики на бронепоезде обратят внимание на группу торчащих на пригорке всадников и «приласкают» их парочкой фугасов.

Тем временем бронепоезд Красной гвардии, почти не задержавшийся на станции, пошел вперед, огнем пушек и пулеметов рассеивая семеновскую пехоту и кавалерию. Остановился он только с полверсты не доезжая до 81-го разъезда. А с флангов в эту кутерьму, как и планировал Лазо, с гиканьем и свистом врубились аргунцы.

Пока бронепоезд геройствовал, разгоняя разгромленные семеновские банды, второй состав вкатился на станцию Борзя. Оба паровоза шумно вздохнули, окутались паром, лязгнули тормоза, и эшелон замер на месте. Открылась дверь первого вагона и на перрон легко соскочил худощавый молодой человек кавказской наружности, одетый в серый пятнистый бушлат, перетянутый ремнями офицерской портупеи и белую лохматую папаху с красной звездочкой. Оценив его выправку, Сергей Лазо решил, что это еще один офицер-фронтовик, к тому же, скорее всего, кадровый, а не военного времени как он.

– Здравствуйте, товарищи, – приветствовал незнакомец Сергея Лазо и Георгия Богомягкова, – я Бесоев, а вот мой мандат, подписанный товарищами Сталиным и Лениным.

– Здравствуйте, товарищ Бесоев, – Лазо чуть было по старой привычке не приложил руку к своей папахе, – комиссар Забайкальской бригады Красной гвардии Лазо. А это наш начальник штаба товарищ Богомягков. Должен сказать вам, что появились удивительно вовремя, эти семеновские пушки нас чуть было совсем не доконали. А вот товарищ Богомягков не верил…

– Был грех, товарищ Бесоев, – смущенно улыбнулся Георгий Богомягков, – и правда не верил. Но вы убедили меня, аки Фому неверующего. Извините, если что. Теперь же надо срочно решать – что нам дальше делать с Семеновым и его бандой.

– Извиняю, товарищ Богомяков, – сказал Бесоев, – а вот подход к делу у вас совершенно правильный. Товарищи, есаул Семенов, так сказать, лично, и есть основная цель моего визита в ваши палестины. Во-первых – этот человек, обладая определенным влиянием на кое-кого из казаков, а так же всеми фибрами души ненавидя власть большевиков, собирает вокруг себя все местные контрреволюционные силы. Во-вторых, на него, как на своего послушного холуя, уже сделали свою ставку японцы, которые не пожалеют ни сил ни денег для его поддержки. Поэтому главная задача, поставленная передо мною правительством – это взять есаула в плен или, на худой конец, уничтожить на месте. Ибо, пока он жив и на свободе, то покоя в здешних краях не будет.

– Это-то и мы понимаем, – кивнул головой Георгий Богомягков, – только вся заковыка заключается в том, как это сделать. Лично в бой свои сотни, как, к примеру, товарищ Метелица, он не водит.

– Для этого дела, – улыбнулся Бесоев, – у меня есть взвод специально подготовленных и вооруженных бойцов. От вас нужны лишь надежные проводники, знающие окольные тропы через хребет, и сведения о том, где есаул держит свой штаб. А уж дальше мы как-нибудь сами управимся.

– Штаб у Семенова, как сообщили пленные, находится станции Даурия, – сказал Георгий Богомягков. – Людей надежных мы вам тоже дадим. Пошлем с вами одну-две сотни казаков из Аргунского полка. Они люди местные, знают здесь каждую тропку, да и сотня-другая сабель вам тоже не помешает.

– Очень хорошо, товарищ Богомягков, – кивнул Бесоев. – А вы, пока мы будем заниматься Семеновым, соберете еще людей, подучите их, а потом, когда все будет готово и мы покончим с Семеновым, по нашему сигналу при поддержке бронепоезда, артиллерии и броневиков, ударите через перевал, чтобы разгромить и уничтожить всю его банду. И берегите людей, товарищи. Каждый надежный боец у нас на счету. Так что даже размен одного нашего на десять семеновских архаровцев для нас цена неприемлемая.

– Да, – согласился Сергей Лазо, – мы так, пожалуй, и сделаем. Но, товарищ Бесоев, вы сейчас сказали про артиллерию и броневики. Вы их тоже привезли с собой из Петрограда?

– Как вам сказать, товарищ Лазо, – сказал Бесоев, – броневики мы, действительно, везли с собой из самого Петрограда. А четыре трехдюймовки мы конфисковали для вас в Екатеринбурге. Правда наводчиков для них у нас нет, да и снаряды только шрапнельные.

– Царский подарок! – воскликнул обрадованный Богомяков. – За пушки вам, товарищ Бесоев, отдельное спасибо. А наводчиков к ним мы обязательно найдем. Есть среди нас товарищи, которые на войне с германцами служили в артиллерии.

В этот момент к разговаривающим командирам подъехал на коне Зиновий Метелица, с перекинутым поперек седла низкорослым человеком в русской офицерской меховой бекеше.

– Тю, – удивился Георгий Богомягков, – неужто ты, Зиновий, споймал самого есаула Семенова?

– Да нет, – смеясь, ответил Зиновий Метелица, спрыгнув с коня, и стащив на землю своего пленника, – японец это, хотя и в русском мундире. Драпал от нас, как заяц, да так, что хрен догонишь. Но от моей нагайки еще никто не уходил. Да, а что это за товарищ тут с вами?

– Знакомься, товарищ Метелица, – представил Сергей Лазо посланца из Питера, – это тот самый товарищ Бесоев, которого мы так долго ждали.

– Раз познакомиться, товарищ Бесоев, – широко улыбнувшись ответил Зиновий Метелица, – ловко вы тут семеновскую банду приголубили. Долго теперь есаул будет вспоминать пушки вашего бронепоезда.

– Товарищ Бесов, – сказал Георгий Богомягков, – прибыл к нам с особым заданием. Но об этом мы поговорим чуть погодя. Сейчас надо решить, что делать с твоим пленником. Он хоть что-то понимает по-русски?

Японец, который до того момента молча слушал их разговор, хитро щуря свои раскосые глаза, неожиданно заговорил, хотя и на ломаном, но вполне понятном русском языке:

– Я капитан японской императорской армии Окуномия, – произнес он, – и вы доржны относиться ко мне со всем надрежащим почтением, и немедренно отпустить меня на ворю.

Зиновий Метелица, Сергей Лазо, Георгий Богомягков и подъехавший к ним чуть позже Фрол Балябин уставились на японца, словно увидели говорящую по-человечески Валаамову ослицу. Вишь ты, животинка не только заговорила, но еще и ставит им условия.

– Окуномия-сан, – ответил тому Бесоев, – со всем почтением к вам мы должны были бы относиться, если бы вы были в японском мундире, а ваш император официально объявил бы Советской России войну. А так как нет ни того, ни другого, то сейчас для нас вы обыкновенный бандит, и разговор с вами тоже будет как с бандитом, пойманным на месте преступления. Вопросов же к вам у нас накопилось немало.

– Японский офицер умеет терпеть борь, – гордо вскинув голову ответил Окуномия, – я ничего вам не расскажу.

Николай Бесоев нехорошо усмехнулся, и японец вдруг понял, что он имеет дело не с культурным европейцем, а с таким же восточным человеком, как и он сам – необузданным в своих страстях и в то же время холодно-расчетливым.

– А кто вам сказал, Окуномия-сан, что мы будем делать вам больно? – притворно удивился Бесоев. – Совсем нет. К вам никто и пальцем не притронется. Мы просто введем один хитрый препарат, от которого вы расскажете нам все, что знаете, думаете, и что предполагает ваше начальство. Впрочем, излишние подробности о нашей предстоящей беседе вам ни к чему. Скажу только, что она будет для вас весьма познавательной.

– А что, товарищ Бесоев, – тихо спросил посланца из Петрограда Сергей Лазо, когда японца увели, – теперь можно и так допрашивать языков?

– Можно, – лаконично ответил Николай Бесоев, – теперь много чего можно, если, конечно это нужно для дела.

Тем временем над цепью горных хребтов все выше и выше поднималось большое красное солнце. Начинался новый день, полный новых трудов и хлопот. Все еще было впереди.


24 января 1918 года. Вечер. Екатеринодар. Железнодорожный вокзал. Штабной поезд корпуса Красной гвардии.

Генерал-лейтенант Деникин Антон Иванович.


Двадцатого января по новому стилю наш корпус, погрузившись в эшелоны, выступил из Ростова в направлении северокавказских губерний. Продвижение наше по Кубани было стремительным.

Двадцать второго января мы были уже в станице Тихорецкой, где во время краткой остановки полковник Бережной устроил нам что-то вроде «политинформации». Это новое слово пришло к нам из XXI века и означало краткий доклад о политической и военной обстановке в той местности, куда мы в дальнейшем направим свои стопы. Сразу скажу честно – раньше, в Русской императорской армии, для офицера рассуждать о политике считалось не совсем приличным занятием. Во всяком случае, на того, кто позволял себе публичные рассуждения о внутренней политике государства, сослуживцы всегда смотрели косо. И в этом, как я теперь понял, таилась большая опасность. Неплохо разбиравшиеся в военном деле офицеры оказывались сущими младенцами в политических делах и не могли грамотно оппонировать разного рода агитаторам, которые, начиная с февраля 1917 года, окончательно заморочили мозги нижним чинам. И закончилось все развалом армии и массовыми расправами над офицерами.

Я никогда не забуду той позорной сцены в тюрьме Бердичева, куда меня посадили по приказу тогдашнего военного министра Керенского. Я слышал, как охранявшие мою камеру солдаты вполне всерьез рассуждали о том, что лучше не тратить время попусту, а тут же на месте прикончить «этого золотопогонного буржуя, который, сидя на мешках с деньгами, всю жизнь пил кровь из простого народа». Это меня-то – сына крепостного крестьянина. Моего отца рекрутом взяли из саратовской деревни. Потом и кровью он честно дослужился до майора! Меня – нищего гимназиста, зарабатывавшего на жизнь и на учебу репетиторством и в начале учебного года рассуждавшего о том, прослужит мне мой сюртук до лета, если на него поставить еще несколько заплаток, или надо подтянуть пояс и скопить деньги на новый!

Но, господа, я немного отвлекся… Давайте ближе к делу.

Во время своей политинформации полковник Бережной рассказал нам о том, что в данный момент, не подберу другого слова, творится на землях Кубанского казачьего войска в частности, и на Северном Кавказе вообще. А происходит там то, что иначе, как очередным изданием смуты назвать нельзя.

– Господа, – сказал Бережной, – прошу вас учесть, что на Кубани обстановка немногим отличается от той, которая была на Дону. И там, и там до сих пор не разрешены противоречия между зажиточной частью казачества и казаками-бедняками. Богатая верхушка казачьего населения составляет чуть более одной пятой от числа всех кубанских казаков, но ей принадлежит до шестидесяти процентов всей пахотной земли. Лучшей земли, смею заметить. При этом казачья беднота, составляющая чуть менее половины от всего казачьего населения Кубани, имеет фактические наделы по две-три десятины земли.

Что же касается проживающих на Кубани иногородних, то и среди них встречаются довольно зажиточные хозяева. Но их всего восемь процентов от общего числа крестьян. Подавляющая же часть иногороднего крестьянства, составляющая большую часть населения области, своих земельных наделов не имеет и вынуждена арендовать землю у богатых казаков.

Несмотря на свое привилегированное положение, основная масса казачества на Кубани бедствует. Как вы знаете, при призыве на службу казак должен приобрести за свой счет коня, карабин, шашку и всю необходимую амуницию, что серьезно подрывало основы среднего казачьего хозяйства, и окончательно разорило казачью бедноту, вынужденную пойти в кабалу к богатеям и их ставленникам – станичным атаманам, которым до сих пор принадлежит фактическая власть на местах. Почувствовав временное безвластие, эти господа в настоящий момент чувствуют себя в станицах полными хозяевами.

Полковник Бережной внимательно посмотрел на бывшего великого князя.

– А вы, Михаил Александрович, – сказал он, – имейте в виду, что почти такая же обстановка и у ближайших соседей Кубани – на Тереке и в Ставрополье, куда направляется ваша бригада, чтобы навести там порядок и восстановить власть центрального правительства в Петрограде. Так вот, к земельным и экономическим противоречиям на Ставрополье стоит приплюсовать еще и противоречия национально-религиозные. А они весьма взрывоопасны. Тем более, что их, эти противоречия, весьма активно подогревают турецкие агенты.

Теперь о земельном вопросе. В Ставропольской губернии безземельных двадцать три процента от общего числа крестьянского населения, а семнадцать процентов крестьян имеют минимальные наделы, недостаточные для прокорма семьи. Кроме того, частые мобилизации людей и скота на протяжении трех лет войны, а также введенная в пятнадцатом году продразверстка окончательно подорвали крестьянское хозяйство.

Только вам, Михаил Александрович, там будет в некотором плане все же легче, чем нам на Кубани, поскольку в Ставрополь недавно с частями 111-го полка и 252-й Самарской дружины из Грозного прибыл надежный товарищ, старый большевик Николай Андреевич Анисимов. Все необходимые указания, в том числе и насчет того, чтобы он отнесся к вам с полным доверием, он уже получил.

Главные ваши заботы, как я вам уже вкратце сказал, это межнациональные противоречия, которые ни в коем случае не должны вылиться в кровавую междуусобицу. Противоречия между различными народами Северного Кавказа и Терским казачьим войском достигли такого напряжения, что достаточно одной искры, чтобы полыхнул пожар всеобщей резни и погромов. Вся надежда, товарищ Романов, на местных большевиков и на ваш авторитет. Ведь многие из тех джигитов, которых вы водили в бой, надеюсь, еще не забыли своего лихого командира. Вы также можете опереться на местных старейшин. Они, в отличие от безбашенных юнцов, – люди умудренные жизнью, и прекрасно понимают, что война – это кровь и разрушения.

Кроме того, если кто-то не захочет понимать добрых слов, то вы, не чинясь, должны употребить против него вооруженную силу. Для огневой поддержки вашей бригаде будут выделены несколько бронепоездов военной постройки, захваченных корпусом в полосе бывших Юго-Западного и Румынских фронтов.

– С вами пока все, Михаил Александрович, – сказал полковник Бережной бывшему великому князю, – а теперь мы поговорим о том, что необходимо знать о положении дел на Кубани.

В Екатеринодаре сейчас пыжится хорунжий Рябовол, изображая из себя главу так называемой Кубанской законодательной рады. Вы спросите, почему так называемой? Да потому, что в выборах депутатов этой рады не участвовали иногородние, проживавшие на Кубани менее трех лет, и рабочие.

А вот в Армавире в настоящее время готовится созыв I-го съезда Советов Кубанской области, который намерен провозгласить советскую власть на территории всей области. На съезде должен быть избран Кубанский исполнительный комитет областного Совета. Вот он-то и станет настоящим правительством Кубани. Телеграмма в Армавир уже отбита, и сразу после занятия нами Екатеринодара туда прибудут делегаты съезда, чтобы продолжить свою работу.

А с паном Рябоволом нам особо нянчиться некогда, поскольку наш корпус должен как можно скорее попасть на Кавказский фронт. В случае, если он все поймет и осознает, то мы можем направить его заниматься своим прямыми обязанностями на постройке Кубано-Черноморской железной дороги, где он перед войной довольно неплохо себя показал. Ну, а если нет… – тут полковник Бережной с сожалением развел рукой, показывая, что Рябовола ждет незавидная участь.

– Что касается его сторонников, – продолжил Бережной, – ориентировавшихся до сего времени на «правительство» Украины, руководимое паном Петлюрой, после разгона киевских шутов они утратили свой самостийный пыл и больше не носятся с идеей создания «незалэжного Кубанского государства». К тому же Декрет «О Советском казачестве» уже подействовал на умы казаков, и на нашей стороне теперь подавляющая масса кубанцев и терцев…

Все произошло именно так, как сказал полковник Бережной. Когда сегодня на рассвете передовые части нашего корпуса вошли в Екатеринодар, то в их сторону не было произведено ни одного выстрела. Стотысячный город словно и не заметил, что власть на Кубани снова поменялась.

Дворец наказного атамана Кубанского казачьего войска, расположенный в самом начале Бурсаковской улицы, встретил нас распахнутыми настежь дверями и пустыми коридорами и комнатами, по которым зимний ветер гонял листы никому не нужных бумаг. Зато в доме 48 по той же улице, там, где раньше находилось Второе общественное собрание, обустраивались прибывшие около полудня новые власти Екатеринодара – члены Совета рабочих, солдатских и казачьих депутатов.

Вот с ними-то и провел соответствующую работу господин-товарищ Фрунзе. Он собрал то, что большевики называют «местным активом», и разъяснил своим товарищам то, что они называют «политикой партии», предупредив, что новая власть в Петрограде шутить не любит, и с нарушителями законов будет поступать самым решительным образом.

Последовавшие за этим события показали, что товарищи из большевистской партии, когда надо, действуют весьма жестко. Дело в том, что пользуясь безвластием некоторые «р-р-революционные элементы» – именно так произносит это слово Михаил Васильевич – тут же занялись самоуправством, конфискацией, больше похожей на грабеж, налетами на «классово чуждых» владельцев лавок и магазинов, а также насилием в отношении мирных обывателей. Несколько мародеров, пойманных на месте преступления патрулями из состава корпуса Красной гвардии, были, согласно большевистскому декрету «О борьбе с бандитизмом», показательно расстреляны после короткого военно-полевого суда, именуемого теперь революционным трибуналом.

В Екатеринодаре мы задержимся всего на один день. Власть здесь, как я понял, утвердилась надежно и надолго, и уже завтра, двадцать пятого января, оставив «на хозяйстве» сводный полк Буденного — Думенко, к которому вскоре примкнут формируемые хорунжим Автономовым местные части Красной гвардии, отправимся по железной дороге в сторону Новороссийска, в котором большевики установили свою власть еще в ноябре прошлого года.

Там нам предстоит утром двадцать седьмого января в полном составе произвести погрузку на транспортные пароходы для последующей высадки в порту Поти, который сейчас контролируется самозваным Закавказским комиссариатом, являющимся сборищем грузинских, армянских и татарских сепаратистов. Пусть не думают, что сумеют отсидеться за Кавказскими горами. Настанет и их черед. Как сказал Михаил Васильевич Фрунзе, «будет им финита ля комедия». В общем, господа грузинские меньшевики, дашнаки, мусаватисты, поиграли в государство и хватит! С тем борделем, который по всей Руси великой развел господин Керенский, пора уже заканчивать.

Со стороны Черноморского флота десантную операцию нашего корпуса будут прикрывать линкор «Воля» – бывший «Император Александр III», крейсера «Очаков» и «Память Меркурия», а также эсминцы «Фидониси», «Керчь», «Гаджибей» и «Калиакрия». После того, как моряки обеспечат нашу высадку, они заглянут в Батум и Трапезунд для того, чтобы напомнить всем забывчивым, что власть в России снова есть, а Черноморский флот жив и действует.


6 февраля 1918 года. Вечер. Тифлис. Железнодорожный вокзал. Штабной поезд корпуса Красной гвардии.

Генерал-лейтенант Деникин Антон Иванович.


 «Недолго продолжался бой: бежали робкие грузины!» Со времен Михаила Юрьевича Лермонтова в этих краях так ничего и не изменилось. Впрочем, Вячеслав Николаевич Бережной, который, оказывается, тоже имел счастье повоевать с «непобедимой грузинской армией», сообщил, что и в его время солдаты этой армии удирали от российских солдат, как он выразился, «впереди собственного визга».

В общем, Национальный Совет Грузии, возглавляемый Ноем Жордания, не смог выстоять против наших войск и неделю.

Что такое Национальный Совет Грузии? Это сборище социал-демократов грузинской национальности, про которых Михаил Васильевич Фрунзе выразился так, что даже я, старый солдат, не смогу повторить эти слова. Впрочем, формально Грузия входила в некий неудобоговоримый орган краевой власти – Закавказский Комиссариат. Создан он был уже после отставки «душки Керенского», чтобы отмежеваться от правительства Сталина в Петрограде.

Поначалу в этот Комиссариат входили представители трех псевдогосударств: Грузии, Армении и Азербайджана. Но сам этот, прости меня Господи, орган, напоминал крыловских лебедя, рака и щуку. У каждого были свои политические предпочтения. Грузия ориентировалась на немцев, Армения – на англичан, ну, а Азербайджан – на Турцию. Но стараниями эскадры адмирала Ларионова и войск Красной гвардии полковника Бережного Германия вышла из войны и по условиям Рижского мира отказалась от поддержки всех сепаратистов на территории бывшей Российской империи. Англия может и хотела бы поддержать дашнаков – армянских националистов, но ей сейчас было не до этого, а Турция… С Турцией у нас будет отдельный разговор…

К тому же господа из Комиссариата предъявляли друг к другу претензии, в том числе и территориальные. Только вот кто должен был охранять границы этого новообразования? Никто не хотел воевать, а Кавказская армия к тому времени стремительно теряла боеспособность. Войска с фронта уезжали эшелонами. Через Тифлис они двигались в Баку, чтобы оттуда по железной дороге или морем попасть в Россию. Но вооруженный сброд, именуемый грузинской армией, пытался остановить эти эшелоны, и отобрать у самодемобилизованных солдат оружие, а заодно, и все их ценные вещи.

Грузинское воинство было настроено весьма воинственно. Дело дошло до того, что в январе этого года один эшелон, следовавший в Баку, был обстрелян артиллерией с грузинских бронепоездов, а второй – пущен под откос вместе со следовавшими в нем людьми. В ответ следовавший за ним эшелон с частями пехотной дивизии выгрузился из вагонов неподалеку от места крушения и огнем и штыками проложил себе дорогу на Баку.

И вот эти клоуны собирались окончательно провозгласить отделение Грузии от России и начать строить свою государственность, а точнее, словно содержанка, найти себе богатого покровителя.

Но вернемся к тому, что произошло неделю назад. Наш десант, высаженный на рассвете двадцать девятого января в Поти, стал для властей Закавказского Комиссариата полнейшей неожиданностью. Кораблям поддержки даже не пришлось открывать огонь по берегу. Пароходы просто вошли в гавань, пришвартовались к пирсу – ошеломленные всем происходящим грузинские солдаты несшие службу в порту помогли даже принять швартовы – и без единого выстрела высадили первую волну десанта. Прикрывавшая порт батарея из двух шестидюймовых гаубиц образца десятого года и четырех полевых трехдюймовок оказалась брошенной своими расчетами и была захвачена в полной целости и сохранности. Не были вскрыты даже ящики с боеприпасами. Очевидно, что ее расчеты, испуганные видом мрачно дымившего на рейде дредноута одновременно под андреевским и красным флагами, предпочли уйти по-английски, не прощаясь.

– Ну вот, кажинный раз на этом самом месте, – саркастически улыбнувшись сказал Вячеслав Николаевич. Оказалось, что он, один раз уже принимал участив в подобной десантной операции, там у себя в будущем, против того же противника и с тем же успехом.

Еще трое суток было потрачено на погрузку-разгрузку техники и перевозку войск между Новороссийском и Поти. Особые хлопоты при этом доставили бронированные вагоны поездов, для которых на палубах пароходов были настланы рельсы. Грузили их на причале, принадлежавшем Владикавказской железной дороге, паровым подъемным краном в пять тысяч пудов грузоподъемности, предназначенным для погрузки-разгрузки тяжелых паровозов. При этом Вячеслав Николаевич последними словами крыл наших тупых чинуш, не удосужившихся обзавестись на Черном море хотя бы одним морским железнодорожным паромом для прямой связи железных дорог Закавказья и юга России.

Оказалось, что эти паромы – это не какое-то изобретение будущих времен, а самая что ни на есть наша современность. На Балтике до войны такие паромы связывали Швецию и Финляндию, а в Америке с середины прошлого века ходили по Великим Озерам. Даже у нас на Байкале ходили два железнодорожных парома ледового класса – «Ангара» и «Байкал».

После того, как корпус был полностью высажен в Поти, утром первого февраля мы выступили в направлении Кутаиса. Закавказский Комиссариат к тому времени успел спешно созвать в Тифлисе так называемый Закавказский сейм, который объявил о создании полностью независимой от России Закавказской федерации и русском военном вторжении на ее территорию. Он обратился за помощью к мировым державам, то есть, читай, Британии и Франции. Эти несчастные даже успели объявить что-то вроде всеобщую мобилизацию, но все было тщетно. Правительство в Петрограде в лице господина Чичерина объявило, что оно не признает самозваные власти Закавказья и дало мятежникам три дня на то, чтобы одуматься, сложить оружие и самораспуститься.

В этот же день мы узнали, что одновременно с провозглашением независимости Закавказской федерации в Тифлисе состоялся организованный местными большевиками мирный митинг протеста, который был расстрелян из винтовок и пулеметов грузинскими вооруженными формированиями из состава дислоцированной в Тифлисе так называемой 2-й дивизии.

Одновременно с занятием нами Кутаиса, где передовым частям пришлось даже немного пострелять, второго февраля в Абхазии и Горийско-Душетском округах полыхнули просоветские и антигрузинские восстания, а почуявший сопротивление Вячеслав Николаевич буквально осатанел, и сдержать его не смог даже господин Фрунзе.

– Воевать надо так как говорил генералиссимус Суворов, Михаил Васильевич, – сказал он, – «Кто против меня – тот мертв». Недорубленный лес опять вырастает. Если кто-то оказывает вооруженное сопротивление – вести бой на полное уничтожение противника.

Впрочем, случаев вооруженного сопротивления оказалось не так уж и много. Основная часть Грузинского армейского корпуса – так пышно именовалось грузинское воинство – воевать с нами не хотела и либо разбегалась по родным селам, либо сдавалась в плен. Таких мы, разоружив, тут же отпускали по домам, так как пленные нам были ни к чему.

Более или менее серьезное сопротивление грузины под командованием подполковника Манзиашвили попытались оказать нам только на перевалах на Военно-Осетинской дороге. Но и тут наспех сформированные отряды не смогли устоять перед натиском прекрасно обученных бойцов нашего корпуса, поддерживаемых огнем морских орудий бронепоездов и тяжелых шестидюймовых гаубиц. При штурме перевалов Манзиашвили был убит осколком гаубичного снаряда, а его войска рассеялись и бежали.

Пятого февраля наш корпус уже вошел в Гори, а сегодня утром, шестого, на плечах удирающей из-под Цхинвала грузинской карательной группировки ворвался в Тифлис. После того, что мы увидели в осетинских селах неподалеку от Гори, даже обычно выдержанный и спокойный господин Фрунзе махнул на все рукой и разрешил Вячеславу Николаевичу действовать по собственному усмотрению. Впрочем особо тот не свирепствовал, а к проявляющему к нам лояльность грузинскому простонародью отнесся и вовсе с отеческой добротой.

Кстати, самозваное руководство так называемой Закавказской федерации при приближении наших частей разбежалось. Татарские мусаватисты подались к своим соратникам в Гянджу, армянские дашнаки спешно выехали в Еривань, а местные грузинские меньшевики, которым собственно уже некуда было деваться попрятались по щелям как мыши.

После занятия нами Тифлиса было объявлено что с момента освобождения закавказских губерний от мятежников-сепаратистов в них сразу же начинают действовать все декреты Советской власти, в том числе Декрет о земле и об отмене продовольственной разверстки, что довольно сильно поменяло настроение сельского населения в пользу центрального правительства в Петрограде.

В манифесте, обращенном к грузинскому народу и подписанном наркомом Фрунзе, видным местным большевиком Орджоникидзе и командующим корпусом Красной гвардии полковником Бережным, говорилось, что: «Красная гвардия пришла на Кавказ не затем, чтобы бороться с живущими здесь народами, а для того, чтобы устранить от власти разного рода проходимцев, которые желают оторвать их от России и тем самым угрожают полным уничтожением со стороны турок».

Военным комендантом столицы Закавказья и начальником тифлисского гарнизона Вячеслав Николаевич назначил полковника Дроздовского, чья Первая стрелковая бригада отличилась в боях на перевалах.

– Михаил Гордеевич, – сказал Дроздовскому подполковник Бережной, – завтра с утра мы убываем в Эрзерум вразумлять генерала Пржевальского и наводить там порядок, пока фронт совсем не рухнул. Вы же остаетесь здесь в Тифлисе, так сказать, на хозяйстве. Не хочу вас учить, но постарайтесь особо не свирепствовать и дозу насилия отмерять по мере сопротивления.

Для создания в Тифлисской и Кутаисской губерниях местных органов гражданской советской власти мы оставляем здесь Григория Константиновича Орджоникидзе. Постарайтесь с ним сработаться. Он не только видный большевик, но еще и дворянин, а также медик, следовательно, культурный человек. Вот главным врачебным принципом «не навреди» вам и предстоит руководствоваться в своей деятельности. Чуть позже, когда ваша бригада приведет себя в порядок и пополнится, мы вас обязательно сменим на кого-нибудь другого.

– Значит так, Серго, – сказал Фрунзе Орджоникидзе, – приказ партии тебе ясен. Никаких антисоветских выступлений в тылах Кавказской армии быть не должно, как, впрочем, и никаких левацких перегибов. Приказы, как известно, не обсуждают, а выполняют, поэтому делай все, что можешь, и даже то чего не можешь. Националистическая меньшевистская сволочь должна быть искоренена раз и навсегда, и над этой задачей вы с полковником Дроздовским должны работать совместно.

Потом Фрунзе посмотрел в мою сторону.

– А вам, Антон Иванович, – произнес он, – я попрошу приготовиться к возможному принятию командования Кавказским фронтом. Мы же, со своей стороны, сделаем все возможное для того, чтобы пресечь разложение и восстановить, насколько это возможно, боеспособность армейских частей. Геноцидом армянского и греческого населения, турки показали, что они во многом остались варварами, и потому к ним надо и относится соответственно.


10 февраля 1918 года. Вечер. Гельсингфорс. Свеаборг, Старая Крепость. Штаб.

Полковник Лесков Андрей Николаевич, Начальник корпуса пограничной стражи.


Весь январь я буквально разрывался на части, мотаясь по всей территории Финляндии, стараясь в кратчайший срок надежно перекрыть рубежи бывшего Великого княжества. При этом требовалось не только заново организовать пограничную службу, но и создать агентурную сеть в прилегающих к российско-шведской границе селениях.

В этом мне оказал большую помощь представитель ЦК партии большевиков Эйно Рахья. Человеком он был малообразованным, но умным и старательным. У него везде были свои люди. От них-то в штаб корпуса и стали поступать все более и более тревожные сообщения. Внимательно их проанализировав, я позвонил Эйно Рахья и предложил встретиться с ним и с командующим 2-м корпусом Красной гвардии генерал-майором Михаилом Степановичем Свечниковым для того, чтобы обсудить сложившееся положение.

А суть поступившей ко мне информации заключалась в следующем. Весьма подозрительно стали вести себя крупные лесоторговцы и владельцы многочисленных в Финляндии лесопильных заводов, бумажных, целлюлозных, фанерных и катушечных фабрик. Словом те, кого в народе метко окрестили «лесными баронами». Выяснилось, что эти люди готовят восстание против советской власти. И это было очень опасно.

«Лесные бароны» – это вам не болтливые интеллигенты, спятившие от национализма. Это – ХОЗЯЕВА. Они не желали терять или делить с кем-то власть, которая безраздельно принадлежала им в их вотчинах: лесных хуторах, селах, и мелких отдаленных городишках. Там эти люди делали что хотели, командуя простыми финскими мужиками – охотниками, лесорубами, рабочими на их лесопилках и заводиках. А те, в свою очередь, считали «лесных баронов» своими благодетелями, которые, как им казалось, давали возможность заработать на принадлежащих этим самым «баронам» предприятиях хлеб насущный и получить крышу над головой. Ведь в случае непослушания «лесные бароны» особо не церемонились, и безжалостно выбрасывали строптивца со всей его семьей на улицу подыхать от голода и холода.

Вот эти-то простые Пекко и Юхо, по приказу хозяев пойдут резать глотки своим соотечественникам. Сами же «лесные бароны» не полезут под пули и будут отсиживаться все это время на своих хуторах.

Все это я рассказал, прибыв в Старую крепость, Эйно Рахья и генералу Свечникову. Нельзя сказать, что мой рассказ их очень удивил. Они признались мне, что и до них доходили слухи о подозрительной возне «лесных баронов», которые вдруг стали зачем-то скупать оружие, приглашать на коллективные выпивки своих работников, во время которых жаловались на новую власть и стращали доверчивых финских мужиков тем, что, дескать, «советы» собираются отправить их всех в Сибирь, а их земли и дома отдать русским.

– Только мне непонятно, – Эйно Рахья задумчиво почесал затылок, – почему «лесные бароны» решили начать восстание именно сейчас, в разгар зимы? Могли бы и до лета подождать. Ведь тогда можно будет надежно укрыться в лесу, на охотничьих заимках, и оттуда совершать нападения на органы советской власти.

– Ну, тут вы не совсем правы, товарищ Рахья, – возразил я. – Зимний лес для финнов – дом родной. Лесные дороги и тропки засыпаны глубоким снегом. Передвижение возможно лишь на лыжах. А вы видели когда-нибудь финна на лыжах?

Эйно Рахья и генерал Свечников кивнули. Им не надо было объяснять, что лыжи для финна – то же самое, что лошадь для монгола.

– Так вот, попробуйте сунуться с войском в зимний лес, – сказал я. – Не зная местности, не подозревая о заметенных снегом оврагах, камнях и буреломах, можно переломать не только лыжи, но и ноги. Хороший же стрелок, устроившись на удачной позиции, перестреляет половину вашего отряда, прежде чем вы сможете его обнаружить. А вы видели, как охотники орудуют своим «пуукко» – финским ножом? В рукопашной схватке с таким финном вам тоже придется нелегко. Кроме того, очевидно, их торопят из-за границы. Советская власть с каждым днем усиливается, граница укрепляется, и уже в самом скором времени оторвать Финляндию от Советской России будет практически невозможно.

– Понятно, – мрачно сказал генерал Свечников. – Так что же вы предлагаете, Андрей Николаевич? Неужели нам остается сидеть сложа руки и оставаться сторонними наблюдателями, дожидаясь пока не начнется мятеж?

– Нет, Михаил Степанович, – ответил я. – Мятеж легче предотвратить, чем подавить, поэтому сидеть сложа руки нам нельзя. Мы должны сделать все, чтобы не допустить такого развития событий. А чтобы разобраться с «лесными баронами», нам, похоже, придется попросить помощи у товарища Дзержинского.

Как мне удалось выяснить, следы от финских лесных хуторов тянутся за границу. Точнее, в Швецию и Норвегию. Впрочем, заправляют там всеми делами не местные контрагенты «лесных баронов», а люди из британской разведки. По моей информации, через филиалы британских банков в Стокгольме и в Кристиании прошли крупные суммы денег, переправленные, в свою очередь, финским лесопромышленникам. И местные контрабандисты, опять же по моим данным, сумели привезти с территории Швеции в Финляндию крупную партию оружия. Что характерно, не британского, а трофейного, германского. Карабины «маузер», пистолеты «люгер», пулеметы МГ-08, а также очень много боеприпасов.

– Понимаю, – кивнул генерал Свечников, – британцы, как всегда, стараются убить одним выстрелом двух зайцев. Они вооружают наших врагов, науськивая их на новую власть, и пытаются свалить всю вину на немцев, с которыми у нас заключен мирный договор. Да, англичане издавна славятся своим коварством и подлостью.

– Именно так, Михаил Степанович, – сказал я. – Потому я и хочу обратиться к товарищу Дзержинскому. Необходимо с помощью наших людей в Норвегии и Швеции выйти на посредников, через которых «лесные бароны» получают британские деньги и оружие, и предупредить их, что если они продолжат свою деятельность, направленную против Советской России, то у них в самом ближайшем будущем начнутся крупные неприятности. И не только финансовые.

– А нам что делать с самими «лесными баронами»? – спросил Эйно Рахья. – Ну, перестанут к ним поступать деньги и оружие. Так ведь у них и своих денег хватает. Да и оружие, какое-никакое, есть. У каждого охотника есть ружье, а то и не одно. А стреляют они – белке в глаз попадают…

– С охотниками и лесорубами, – сказал я, – вам, товарищ Рахья, придется поработать лично. Используйте для этого всех ваших однопартийцев-финнов. Пусть они разъяснят простым людям, что «лесные бароны» их обманывают и никого в Сибирь выселять советская власть не будет. И что восстание, если оно и случится, будет подавлено самым решительным образом, но при этом прольется кровь, очень много крови.

Что же касается самих «лесных баронов», то нам без помощи Уполномоченного Совнаркома генерал-майора Маннергейма никак не обойтись. У него есть немало знакомых среди промышленников и предпринимателей бывшего Великого княжества Финляндского. В их числе – и «лесные бароны». Надо попросить Густава Карловича пригласить некоторых из них – самых рассудительных и влиятельных – для беседы к нам. Эти господа хорошо умеют считать и деньги и риски.

В беседе следует им объяснить, что в том случае, если начнется мятеж, в Финляндии будет введено военное положение со всеми вытекающими из сего последствиями. То есть судопроизводством будут заниматься революционные трибуналы – это нечто вроде военно-полевых судов времен премьера Столыпина. А что прикажете делать – на войне, как на войне. Пусть даже эта война и гражданская…

Эйно Рахья одобрительно кивнул, а я продолжил.

– Кроме того, господ «лесных баронов» следует предупредить, что все движимое и недвижимое имущество тех, кто в той или иной степени примет участие в мятеже, будет конфисковано или национализировано, а сами они расстреляны или высланы в места куда пострашнее Сибири. Товарищ Дзержинский сказал мне, что в Совнаркоме находится на рассмотрении проект Декрета о военном положении, где предусмотрено именно такие санкции в отношении тех, кто открыто выступит с оружием в руках против Советской власти или примет участие в организации мятежей. Так что мы в данном случае отнюдь не будем блефовать. И возможно, что Финляндия может стать первой территорией, на которой начнут действовать положения этого декрета. Хотя нам очень не хотелось бы стать в этом деле первооткрывателями.

– Товарищ Лесков, – сказал Эйно Рахья. – Вы, как я слышал, собираетесь завтра отправиться в Петроград. Я попрошу вас сообщить о том, что у нас происходит, лично товарищу Сталину и товарищу Дзержинскому. И передайте им, что мы, финские большевики, сделаем все, чтобы не допустить контрреволюционного мятежа. Но при этом мы все же надеемся на помощь Советской России.

– А бойцы 2-го корпуса Красной гвардии, – добавил генерал-майор Свечников, – окажут финским товарищам вооруженную поддержку. Андрей Николаевич, я попрошу вас передать это товарищам Сталину и Дзержинскому.

– Как только я прибуду в Петроград, то непременно доложу обо всем здесь сказанном председателю Совнаркома товарищу Сталину, – сказал я, и, встав со стула, надел фуражку, показывая, что наш импровизированный военный совет закончился. – Ну, а с товарищем Дзержинским мне все равно придется встретиться, чтобы обсудить с ним первоочередные меры по усилению охраны государственной границы. Думаю, что правительство Советской России окажет нам всю необходимую помощь.

Честь имею, Михаил Степанович. Всего доброго, товарищ Рахья. До скорой встречи!


12 февраля 1918 года. Около полуночи. Забайкалье. Окрестности станции Даурия.


До станции Даурия спецкоманда старшего лейтенанта Николая Бесоева и неполная сотня Аргунского полка под командованием подъесаула Ивана Тетери добирались чуть более недели. Выступили они с 84-го разъезда ранним утром пятого февраля. Шли в обход через перевал Нерчинского хребта, расположенный примерно в тринадцати верстах восточнее того, через который проходила железная дорога. Путешественники пользовались этим путем редко, а уж зимой он считался почти непроходимым. Но, как говорится, «почти не считается». Казаки Аргунского полка с детства знали в этих местах каждую тропку и каждую расщелину в горах. Здесь зимой они охотились, в том числе и на белку с соболем, а осенью били кедрач.

Экспедиция была замаскирована под обычный санный обоз – чуть больше двух десятков саней-розвальней, запряженных маленькими лохматыми монгольскими лошаденками, за которыми в поводу шли укутанные попонами боевые кони. На розвальни погрузили амуниция и фураж, в них же разместились казаки постарше. Молодежь же, как и экипированные по походному бойцы из команды Бесоева, встала на лыжи – бить перед обозом занесенную недавним бураном тропу.

Так и тронулись в путь. Провожало их, почитай, все командование Забайкальской бригады: Сергей Лазо, Зиновий Метелица, Георгий Богомягков, Василий Балябин и другие. Обнялись на прощание, помахали вслед уходящему отряду руками и вернулись к своим делам, которых еще было ой как много.

Тем временем на станцию Борзя непрерывным потоком прибывали добровольцы, и этот поток не ослабевал, а только усиливался. Помог этому захваченный Зиновием Метелицей японский капитан Окуномия. Нет, сам он знал не очень много. Кое о чем он догадывался или предполагал. Но даже и этой малости, выложенной им как на духу под воздействием «сыворотки правды» хватило для того, чтобы забайкальское казачество буквально вскипело.

Японцев тут не любили поболее других иных. Даже соседи по ту сторону границы, с которыми казаки нет-нет да и резались не на жизнь а насмерть из-за угнанного скота, не вызывали к себе такой ненависти. То было зло привычное и мелко-назойливое, с ним уже казаки успели сжиться и сродниться. А вот японцы, с которыми казаки и воевали-то только один раз, ощущались как раз как самое настоящее зло. Новость о том, что Семенов хочет посадить им на шеи «вот энтих косорылых» взбесила буквально всех, за исключением разве что самых богатых и их верных прихвостней, рассчитывающих хорошо устроиться при любой власти, кроме советской.

Так что существующие батальоны и эскадроны бригады быстро пополнялись добровольцами. Кроме того, в преддверии боев за перевал формировались новые части, в том числе и четыре лыжных роты из лучших охотников, которых вооружили захваченными у японцев винтовками «арисака». Для лесных снайперов, и из дедовской кремневки бьющих белку в глаз, такое оружие, по выражению русского оружейника Федорова «обладающее избыточной точностью», оказалось в самый раз.

Командовал и натаскивал сводный лыжный батальон бывший полковник русской императорской армии Яков Слащев, в этой истории вместо несуществующей Добровольческой армии одновременно с генералом Деникиным присоединившийся к корпусу Красной гвардии. Отчаянно храбрый человек и талантливый тактик, он всю дорогу от Петрограда до Борзи как губка впитывал рассказы старшего лейтенанта Бесоева о тактике спецназа и штурмовых групп, накладывая эти рассказы на свой фронтовой опыт на Германском фронте, где ему довелось командовать ротой, а затем и батальоном. Повоевал тогда Яков Александрович лихо, о чем говорили ордена Святой Анны 4-й, 3-й и 2-й степеней, Святого Владимира с мечами 4-й и 3-й степеней, Святого Станислава 2-й степени с мечами, Георгиевское оружие и Георгиевский же крест 4-й степени, а также продвижение по службе – за три года от ротного до полкового командира.

Пока на станции Борзя переформировывалась и пополнялась Забайкальская бригада Красной гвардии, сводный отряд старшего лейтенанта Бесоева и подъесаула Тетери медленно продвигался вперед. Впереди отряда двигался головной дозор, состоявший из опытного охотника, уже пожилого, в возрасте за сорок, старшего урядника Акинфия Митрохина и четырех спецназовцев старшего лейтенанта Бесоева, одетых в зимний камуфляж и полностью экипированных по стандартам двадцать первого века.

На первом же ночном привале старший урядник отозвал в сторону своего командира.

– Волки это натуральные, Иван Никодимович, – тихо сказал он, – и ни разу не городские. Но не охотники. Смотрят и движутся совсем иначе, чем мы. Хотя на тигру я бы с ними пошел.

Иван Тетеря только вздохнул. Офицер военного времени, сумевший дослужиться за два с половиной года за счет своей храбрости и сметки от подхорунжего до подъесаула, он и сам не раз примечал в своих недавних спутниках много чего интересного. Ну не похожи они были на знакомых ему фронтовиков германской войны. Не похожи, и в то же время опыт войны у них явно был, да еще какой. Ближе всего к ним по повадкам стояли кубанские пластуны и солдаты полковых охотничьих команд. Но все же это было не то.

А оружие, а снаряжение. Вы только подумайте – три ручных пулемета на взвод, да еще что-то вроде тяжелых крепостных ружей с оптическим прицелом, бьющих чуть ли не на версту. И все оружие замотано белыми тряпками. Зимой не разглядишь их, пока не наступишь.

– Кадровые оне, Акинфий Никитич, – ответил он чуть погодя, – и пострашнее тигры зверь бывает двуногий – человеком кличут, сам знаешь, как оно на войне бывает. На того зверя они и охотники, но ты все равно приглядывайся – что там да как.

Как и ожидалось, на дальнем перевале у семеновцев не было даже пикетов, хотя путь там торить не пришлось. В обход железной дороги, за которую сейчас велись бои, до них явно прошел, возможно даже не один, санный обоз. Война войной, а жизнь в этих краях продолжала идти своим чередом. На укатанной дороге стало двигаться полегче, но и риск нежелательных встреч тоже возрос.

Покрутив ус, Иван Тетеря посоветовался с Николаем Бесоевым, и тот приказал усилить головной дозор еще двумя парами бойцов.

Но ни нагнать попутный, ни напороться на встречный обоз им так и не довелось. Правда, все эти предосторожности все же сыграли свою роль, но уже позже, сегодня после полудня, в родной Даурской степи у поселка Семиозерье, от которого до станции Даурия оставалось чуть более двенадцати верст. Места тут уже пошли людные, поэтому шли сторожко, высылая не только головной, но и фланговые дозоры. Тем более, что на снегу виднелись не только следы санных полозьев, но и отпечатки копыт верховых разъездов.

Это только кажется, что степь ровная как стол. А на самом деле она вполне изобилует балками, сопками, увалами и невысокими холмами, между которых и петлял как обычно торный санный путь. И вот у одного такого поворота головной дозор остановился, настороженно прислушиваясь. Там впереди что происходило. Пронзительно и отчаянно кричала какая-то женщина, гнусаво звучали мужские голоса, переговаривающиеся по-монгольски.

Акинфий Митрохин потянул из-за спины кавалерийский карабин Мосина.

– Тихо, дядя Акинфий, мы сами тут разберемся, – негромко сказал ему старший дозора прапорщик Воронов, застегивая маску масхалата и беря наизготовку автомат. – Работаем, ребята.

И ребята сработали. Они тихо подкрались к повороту дороги и оценили обстановку. Возле одиночных саней бродили шесть невысоких лохматых монгольских лошаденок и один жеребец куда как лучших статей. Их хозяева в ватных халатах и лисьих малахаях, спешившись столпились вокруг саней, в которых кто-то валял ту самую кричащую женщину. И больше никого вокруг, кто мог бы заметить внезапное и бесшумное появление из-за поворота белых как снег теней. Банальная уголовщина: групповое изнасилование с предположительно смертельным последующим исходом.

– Хлоп, хлоп, хлоп, хлоп, хлоп, – одиночными выстрелами заговорили автоматы с прикрученными глушителями, и баргутский разъезд полег за несколько секунд, даже не успев понять – кто и как их убивает. Только один успел вскрикнуть: «ок мангус», и тут же лег с снег с дыркой во лбу.

Ничего не понял и насильник с расцарапанной до крови мордой и спущенными штанами, одетый при этом в русскую офицерскую бекешу. Сильные руки выдернули его из саней, хорошенько дали по почкам, обезоружили и скрутили руки за спиной, сунув в раззявленный рот вместо кляпа рукавицу. Вам нужен язык – пожалуйста, получите и распишитесь.

Самой последней из саней была извлечена простоволосая, испуганно лупающая глазами то ли девка, то ли молодуха, одной рукой оправляющая задранную до пояса юбку, а другой запахивающая на груди шубейку с оторванными пуговицами.

– Тю, – сказал подошедший последним Акинфий Митрохин, – Дашка, неужто ты. А я то думал – кто это так там вопит? Прикрылась бы что ли…

– Ой, дядька Акинфий, – только и смогла вымолвить Дарья, и тут же разрыдалась.

– Да не вой ты, дура, – сплюнул на снег старший урядник Митрохин, – все уже кончилось.

Сказав это Акинфий вздохнул.

– То племяша моего покойного, Степана, женка, – пояснил он прапорщику Воронину. – Погиб он на германском фронте год назад. Но бестолковая баба – сил на нее моих нет. Поперлась куда-то одна в такое время, вы только на нее поглядите.

– Ладно, дядя Акинфий, – примирительно сказал прапорщик Воронов, – будет с нее. Женщины – это такие тонкие существа, что нам мужчинам их ни за что не понять. Успокойтесь девушка, тут вас никто не обидит.

Услышав, что человек весь с головы до ног одетый в белое назвал ее девушкой, Дарья захлопала ресницами еще сильнее. От удивления у нее даже слезы высохли.

Кстати, взятый в плен со спущенными штанами офицер тоже оказался старым знакомцем Акинфия, только с другой стороны. Бывший подъесаул Аргунского полка барон Тирбах Артемий Игнатьевич. Услышав эту фамилию, прапорщик Воронов сразу сделал стойку. Барон Тирбах – это та еще сволочь и садист, и входил он в список лиц, подлежавших безусловной ликвидации. Но предварительно его следовало хорошенько допросить.

На дневку, предварительно выставив секреты, отряд устроился в небольшой балке верстах в пяти от Даурии. Ждали темноты, которая зимой наступает тут довольно рано. Тут же был самым жестоким образом допрошен и после чего прикончен барон Тирбах, причем сделала это Дарья, недрогнувшей рукой пристрелившая насильника из бесшумного оружия прапорщика Воронова. Кстати, ее тоже расспросили, и этот рассказ дополнил сведения, полученные при допросе языка.

Есаул Семенов со своим штабом уже неделю жил в пристанционном ресторане. Там же околачивался и раненый при штурме перевала его главный помощник барон фон Унгерн. Охраняла их полусотня конных баргутов и рота наемников-сербов, искренне убежденных в том, что заключив Рижский мир, русские вообще, и правительство Сталина в частности, их предали, и потому послушно исполнявших самые бесчеловечные приказы Семенова и Унгерна.

Раздосадованные неудачей, которую они потерпели у станции Борзя, эти двое лютовали так, что народ уже не знал, куда от них деваться. Семеновское воинство не жалело ни старого, ни малого. Вот и Дарья попробовала от них сбежать, но была настигнута бросившимся за ней в погоню бароном Тирбахом и чуть было не погибла.

Покачав головой, старший лейтенант Бесоев приказал готовиться к ночному делу, ради которого они, собственно говоря сюда и пришли. Кстати, за время недолгого общения с Дарьей он умудрился запасть в ее истосковавшееся по любви сердце. А то как же, красавец мужчина – храбрый боевой офицер, и при этом веселый и обходительный. Что она там себе еще нафантазировала – Бог весть, но пока речь собственно не об этом.

Когда окончательно стемнело и на небе зажглись холодные зимние звезды, спецназовцы проверили оружие, надвинули на глаза ноктовизоры, а казаки из сотни Ивана Тетери нацепив погоны, сели наконец в седла своих боевых коней. Сводный отряд в поздних сумерках выступил к станции Даурия.

Первыми умерли внезапно взятые в ножи часовые на околице, после чего спецназ и движущиеся следом казаки растеклись по пристанционному поселку, беспощадно убивая всех встречных, зная, что местные жители, исполняя приказ есаула Семенова о комендантском часе, с наступлением темноты безвылазно сидели по своим домам. Полчаса спустя дело было сделано: есаул Семенов, барон фон Унгерн и еще один персонаж, начальник семеновского штаба полковник Леонид Вериго, были оглушены и ослеплены светошумовой гранатой и связаны. Всю их охрану уничтожили, после чего из застенков контрразведки, которую возглавлял покойный барон Тирбах, были выпущены все узники.

Сделав дело, старший лейтенант Бесоев по рации вышел на связь с бронепоездом и сообщил Сергею Лазо и Зиновию Метелице, что станция Даурия ими освобождена, командование особого манчжурского отряда или уничтожено или взято в плен, и что завтра с утра можно начинать штурм перевала. До окончательного разгрома того, что осталось от банды Семенова, оставалось совсем немного.

А ночью к разместившемуся в ее доме старшему лейтенанту Бесоеву на цыпочках, дрожа от волнения как незамужняя девица, пришла Дарья. Ни слова не говоря, она задула свечку, после чего спустив с плеч ночную рубашку, всхлипнула и нырнула к нему под одеяло, прижавшись своим горячим, истосковавшимся по любви телом. Вот и пойми после этого женщин…


14 февраля 1918 года. Владикавказ. Александровский проспект. 10, Гостиница «Париж».

Михаил Александрович Романов бывший великий князь, а ныне командир конно-механизированной бригады корпуса Красной гвардии.


Никогда бы, даже в самых страшных своих снах, я не воевал в России против жителей России. Но теперь настало такое время, когда мне довелось испытать все «прелести» гражданской войны, которая, как я раньше полагал, возможна лишь в Мексике или Северо-Американских Соединенных Штатах. Нет, я прекрасно понимаю, что есть у нас и такие, кто мечтает растащить нашу матушку-Россию на куски, и за плечами у них стоят наши бывшие союзники по Антанте или бывшие враги вроде турок. Об этом мне рассказывал и человек из будущего – полковник Бережной, и мой современник господин (товарищ) Сталин. Да я и сам смог в этом убедиться во время моего участия в боевом походе корпуса Красной гвардии по территории, раньше называвшейся Российской империей, а теперь ставшей Советской Российской Республикой. Как там у Пушкина: «Не приведи Бог видеть русский бунт – бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка». Да, уж, лучше не скажешь…

Правда, похоже, что во Владикавказе кровь лить мне все же не придется. Здесь Советская власть была установлена еще задолго до нашего прибытия. И это потому, что у Сталина и его друзей тут находились опытные товарищи-организаторы. Первый из них – Сергей Киров, недавно отправился в Баку, чтобы навести там порядок, а второй – Ной Буачидзе, стоит рядом со мной и рассказывает о творящихся сейчас здесь делах.

Скажу сразу – и мне и ему несколько неловко в общении друг с другом. Ему – потому что с ним рядом стоит брат ненавистного всем революционерам императора Николая, а мне – потому что мне придется иметь дело с человеком, который всю свою жизнь занимался свержением власти моего брата, за что Кавказским военным судом в 1911 году он и был заочно приговорен к смертной казни. Такая вот веселая компания – брат императора и сам несостоявшийся самодержец, и несостоявшийся висельник-революционер… Но, как сказал полковник Бережной «бывает так, что политика укладывает в одну постель самых разных людей». Верное наблюдение…

Я невольно улыбнулся. Ной Буачидзе, заметив мою улыбку, замолк на полуслове и с удивлением поднял свои густые черные брови.

– Товарищ Романов (как странно для меня такое обращение, но я уже начинаю к нему привыкать), – обиженно сказал он, – вы меня не слушаете? А зря – то, что я вам сейчас рассказываю, вам необходимо знать, чтобы вы поняли то, с чем вам придется здесь столкнуться. Например, вы знаете, какова ситуация с земельными наделами в Терской области?

Я отрицательно покачал головой. Хотя мне и довелось командовать Дикой дивизией, джигиты которой были уроженцами этих краев, тогда в мою голову как-то не приходила мысль поинтересоваться об их повседневном житие-бытие.

– Так вот, – начал свою лекцию Ной Буачидзе, – перед революцией в казачьих станицах на каждую мужскую душу приходилось по двенадцать десятин удобных земель, что вполне обеспечивало успешное ведение хозяйства. Для сравнения – в горной Чечне этот показатель составлял треть десятины, а в Ингушетии и Осетии – по две десятых десятины на одного мужчину.

Более половины удобных для обработки и лучших земель Терской области принадлежит казачеству. Составляя около пятой части населения области, казачество владеет тридцатью процентами ее земельных угодий, тысячью шестьюстами квадратными верстами морских вод, побережьем Каспия с рыбными промыслами, исключительным правом рыболовства на Тереке, Сунже и Малке, соляными промыслами, каменоломнями. Кроме того, Терское казачье войско за аренду своих земель получало от нефтепромышленников до двадцати пяти миллионов рублей, ежегодно имея два миллиона рублей арендной платы. Казаки держали сеть запасных продовольственных и фуражных «магазинов», агрономические прокатные пункты с сельхозмашинами и орудиями, распоряжались капиталом из благотворительных поступлений для оказания помощи бедным семьям.

К тому же казаки не облагаются никакими налогами. Они занимают господствующее положение в управлении краем. Наказные атаманы казачьих войск одновременно являются начальниками областей и командующими войсками края.

– Да, но как я полагаю, госпо…, извините, товарищ Буачидзе, – сказал я, слегка удивленный тем, что мне пришлось сейчас выслушать, – все это, наверное, вскоре изменится. Хочу вам напомнить, что приведенные сейчас вами цифры мне, в общем-то, знакомы. Но все эти привилегии даны казакам отнюдь не за красивые глаза. Терское казачье войско во время войны выставило на службу «царю и Отечеству» более шестнадцати тысяч штыков и сабель, причем экипированных и вооруженных за свой счет. И, как я полагаю, далеко не все из терских казаков будут в восторге от того, что их лишат подобных доходов и урежут земельные участки, что, кстати будет противоречить «Декрету о земле», ибо по нему отчуждению подлежат только помещичьи и монастырские земли, являющиеся государственной собственностью.

Господин-товарищ Буачидзе хмуро кивнул и подозрительно на меня покосился. Видимо, его покоробило мое упоминание о «царе и Отечестве», как и о том, что не все в этом мире так просто, как бы хотелось некоторым. Но спорить при этом он со мной не стал.

– Да, казаки это сила, – произнес он после небольшой паузы, – причем, многие из них будут руками и зубами держаться за свои привилегии. Но не стоит забывать и о том, что мы, большевики, не собираемся огульно лишать их всех льгот. К тому же казаки смертельно устали от войны. Многие из них погибли на фронте, многие стали калеками. Так что они благодарны большевикам хотя бы за то, что те закончили, наконец, эту треклятую войну.

Немного помолчав, он продолжил.

– Я знаю, что вы, Михаил Александрович, – тут он впервые обратился ко мне по имени и отчеству, – лично принимали участие в боях с германцами в составе Красной гвардии под Ригой. Думаю, что это вам поможет в общении с местными жителями. Ведь местные горцы весьма уважают храбрых воинов.

Я не удержался и напомнил Ною Буачидзе о том, что до Февральского переворота я командовал Дикой дивизией, и ее бойцы не могут упрекнуть меня ни в трусости, ни в невнимании к их нуждам и заботам.

– Мы помним об этом, – кивнул мой собеседник. – Дикая дивизия показала себя с лучшей стороны во время мятежа генерала Корнилова. Ее эшелоны были направлены Корниловым на Петроград. Но горцы, узнав, для чего и зачем их туда направили, остановились под Вырицей и отказались участвовать в авантюре несостоявшегося диктатора.

Я тяжело вздохнул. Если сказать начистоту, я тогда, в августе прошлого года, втайне сочувствовал генералу Корнилову, хотя, наверное, никогда не смогу простить ему участие в аресте семьи моего брата. Впрочем, уже потом мои новые знакомые буквально на пальцах сумели разъяснить мне, почему замысел корниловского выступления никак не мог быть успешным, и что ждало Россию в случае хотя бы частичного осуществления этого плана. Кровавая бойня всех против всех, в которую по самую Москву и Петроград влезли бы и германские войска – вот что получила бы наша страна в случае установления в ней военной диктатуры.

– Товарищ Романов, – произнес Буачидзе, прервав мои размышления, – вам нужно помнить и о разноплеменном населении Северного Кавказа. Многие из здешних народов сотни лет враждуют друг с другом. И достаточно одной искры, чтобы мир в этих краях, взорвался, словно пороховая бочка, и пролилась кровь. А, как вам известно, кровная месть среди горцев – это дело чести, которое зачастую передается из поколения в поколение. Потому действовать нам следует очень осторожно, не спеша, тщательно продумывая каждый поступок и каждое слово.

– Да, удружил мне полковник Бережной, – подумал я. – Что называется – из огня да в полымя! Но, с другой стороны, что же мне – надо было остаться в Гатчине, на положении частного лица, спрятавшегося за женские юбки? Да я бы сам себя после этого перестал бы уважать!

Мой пращур Петр Великий лично брал на абордаж вражеские корабли, водил в атаку под Полтавой солдат. А мой отец, император Александр III, во время войны за освобождение Болгарии командовал Рущукским отрядом и не раз участвовал в рекогносцировках в передовых цепях, под огнем турок. А чем я хуже них?! Тем более, что именно работу по замирению кавказских горцев я могу исполнить получше многих иных…

Видимо, по выражению моего лица Ной Буачидзе понял, о чем я сейчас думаю, и решил меня приободрить.

– Михаил Александрович, – сказал он, – я думаю, что все будет в порядке. Я уже послал старейшинам здешних племен приглашение встретиться с вами. И никто из них не отказался от этой встречи. Во-первых, вы, как-никак, командовали дивизией, в которой сражались лучшие воины этих племен. И они сохранили о вас добрую память. Во-вторых, вы представитель ранее правившей в России династии. И хотя власти она уже не имеет, но старейшины и главы родов очень уважают брата бывшего царя. В-третьих, вы сейчас сила – я имею в виду бронепоезда и те части вашего корпуса, которые вы привели во Владикавказ. А силу здесь испокон веков принято уважать. И, в-четвертых, с вами слава победителя германцев. Ведь мы в наших газетах подробно рассказали о том, как вы храбро и доблестно сражались под Ригой. А горцы ценят славу, и считают за честь служить под началом сильного, знатного и прославленного военачальника.

Выслушав своего собеседника, я кивнул. Все так оно и есть. Как там сказал мне полковник Бережной на прощание? Добрым словом и вооруженной силой можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом.

– Как я понял, товарищ Буачидзе, – сказал я, тщательно подбирая слова, – главный принцип социализма гласит: «От каждого по способностям, каждому по заслугам». Вот из этого мы и должны исходить, невзирая на то, кто перед нами, казак, иногородний, горец или представитель какого иного народа. По крайней мере, главком товарищ Фрунзе дал мне именно такие инструкции.

– Совершенно верно, Михаил Александрович, – подтвердил Ной Буачидзе, – а теперь отдохните немного в своем номере, а завтра утром, как я уже говорил, у вас состоится встреча со старейшинами горских народов Терской области и вам к ней нужно хорошенько подготовиться. Не забудьте надеть черкеску и все свои награды…


15 февраля 1918 года. Утро. Забайкалье. станция Даурия.


Утром тринадцатого февраля бригада Красной гвардии перешла в генеральное наступление на занятый остатками семеновской банды перевал через Нерчинский хребет. Глухо бухали пушки бронепоезда и орудия трехдюймовой батареи бригады, под прикрытием которых бойцы сводного лыжно-егерского батальона Слащева, обмундированные в самодельные маскхалаты из бязи, маскируясь в складках местности, начали подбираться к семеновским позициям. Вскоре их редкие, но убийственно точные выстрелы стали косить окопавшихся на перевале китайских наемников и спешенных баргут, которым и без того неслабо доставалось от не дающей поднять головы красногвардейской артиллерии.

Следом за егерями вперед двинулась сводная железнодорожная ремонтная рота, сформированная из рабочих Забайкальской железной дороги, которая должна была восстанавливать поврежденный семеновцами путь, чтобы по нему смог пройти бронепоезд.

Тем временем на станции Даурия сводный отряд Бесоева – Тетери, пополненный хлебнувшими по самые ноздри семеновской «власти» местными жителями, лихорадочно готовился встретить разрозненные отступающие части противника, чтобы не дать ему повторно овладеть железнодорожной станцией Даурия. В самом начале операции под командой подъесаула Тетери было чуть больше шестидесяти сабель. Но уже к утру тринадцатого за счет добровольцев численность его отряда возросла до двухсот бойцов и продолжала расти дальше. Добровольцы шли к Тетере и по одному и целыми семьями, там были и седые ветераны еще русско-турецкой войны, и безусые пацаны. Этот людской поток не прекращался. Шли и конные в полной экипировке, при шашке и карабине, и пешие с одной дедовской берданкой, и вовсе безоружные, но, тем не менее, готовые встать в строй рядом со своими соседями и товарищами.

Происходило это потому, что при отсутствии в петроградских верхах Троцкого и Свердлова – инициаторов так называемого «разказачивания», поддержка советской власти забайкальскими казаками с самого начала была значительно выше, чем в реальной истории. Именно это и вызвало более жестокие репрессии по отношению к местному населению со стороны взбешенного подобным развитием событий Семенова, что, в свою очередь, повлекло за собой куда более решительное сопротивление вторгнувшимся из Манчжурии бандам. Если в самом начале вторжения воевать казакам совсем не хотелось, то теперь, всего за какие-то две недели, почитай что в каждой семье были выпоротые, повешенные, изнасилованные и расстрелянные «освободителями от большевистского ига». Настроение основной массы казачества резко качнулось в сторону большевиков, и они были готовы рвать Семенова и его банду хоть голыми руками. Против была только богатая казачья верхушка, но она уже утратила влияние на умы и авторитет, после чего ей оставалось только бессильно взирать на все происходящее со стороны.

Сыграло свою роль и присланное из Петрограда подкрепление. Вроде бы бронепоезд, сводный красногвардейский батальон и три десятка первоклассных военспецов – это немного. Но и такая малость показала забайкальцам, что они не брошены и не забыты, о них помнят, на них рассчитывают, и шлют им подмогу, причем не каких-то там агитаторов-горланов-главарей, чем советская власть часто грешила в нашей истории, а по настоящему серьезных специалистов, которым по плечу любое дело.

Слухи об отряде Бесоева и присланном из Петрограда бронепоезде росли и множились, как эхо перекатывающееся в ущелье, чему немало поспособствовали бойцы Тетери изрядно приукрасившие и преувеличившие те события, которым они были очевидцами. Так, например, бронепоезд, по сути представлявший из себя сухопутную версию эсминца «Новик» со всей положенной артиллерией и приборами управления огнем, в этих рассказах превратился в самый настоящий «линкор на колесах», вооруженный двенадцатидюймовыми орудиями. Подвиги отряда Бесоева на станции Даурия тоже были изрядно приукрашены, причем рассказывали об этих событий всякое, весьма далекое от правдоподобия. Да, нигде так не врут, как на охоте и на войне.

Кстати, японцы, получившие сообщение о бедственном положении, в которое попал их протеже, расщедрились и помогли Семенову чем Бог послал. В основном всяким старьем времен еще той русско-японской войны. Только ночью и утром тринадцатого числа на станцию Даурия пришло два эшелона с оружием, боеприпасами и снаряжением, в том числе и с четырьмя двенадцатисантиметровыми гаубицами Круппа. Получив такой подарок, Бесоев и Тетеря возрадовались, ибо их маленький отряд таким образом превращался в полноценную боевую единицу состоящую из трех родов войск: пехоты, кавалерии и артиллерии.

Но еще больше обрадовал их прибывший во втором эшелоне груз из полусотни пулеметов Мадсена под японский патрон. Из расчета один пулемет на конный десяток или же стрелковое отделение, этого запаса должно было хватить на вооружение полнокровного батальона, что в разы увеличивало его огневую мощь. Одно дело, когда из цепи щелкают только винтовки, и совсем другое, когда в ней имеются легкие и мобильные ручные пулеметы. То же самое касалось и кавалерии, тем более, что у Тетери в сотне были такие уникумы, познакомившиеся с Мадсеном еще на германской войне и способные вести огонь прямо с седла. Не очень точно, но противнику в любом случае мало не покажется.

Конечно, Мадсен – это не «Печенег», но далеко и не «Максим», оружие мощное и достаточно компактное. Кстати, на вооружении британской армии Мадсены находились аж до шестидесятых годов двадцатого века, рекорд сопоставимый с показателями винтовки Мосина и автомата Калашникова. В русской армии Мадсен не пошел, потому что его механизм оказался несовместимым с русским рантовым патроном от винтовки Мосина, но там где использовались боеприпасы с проточкой, он оказался выше всяких похвал.

К вечеру, когда гремящая на севере артиллерийская канонада начала сдвигаться в сторону станции Хоранор – это означало, что семеновцы сбиты с перевала, – к станции Даурия подошел сводный отряд с Александровского завода в полсотни сабель и около сотни штыков. Но еще раньше, около полудня, на станцию прибыл третий и последний эшелон из Манчжурии, перевозивший на этот раз не оружие, боеприпасы и снаряжение, а собранное с бору по сосенке подкрепление для семеновских отрядов из все тех же сербов, румын, китайцев и прочего разноплеменного народа. Если бы этот сводный батальон был бы развернут в чистом поле под руководством опытных командиров, то положение отряда Тетери – Бесоева стало бы весьма тяжелым. Но в эшелоне под кинжальным огнем двух десятков пулеметов и двух сотен винтовок семеновские наемники оказались обречены на полное истребление.

К утру четырнадцатого числа, когда мимо Даурии пешим и конным порядком по дороге потянулись первые отступающие с Нерчинского хребта семеновские части, у занявших станцию красногвардейцев уже было чем их встретить и угостить. Пехота и артиллерия под командованием Бесоева заняли позиции на самой станции, а разросшийся почти до трех сотен кавалерийский отряд Тетери составил маневренный резерв, наскоками атакующий мелкие группы противника, пытающиеся обойти станцию по открытой местности и, в случае успеха, вырубивший бы их подчистую.

Такая игра в кошки-мышки продолжалась весь день до самого заката и закончилась только утром пятнадцатого с выходом в окрестности Даурии передовых частей Забайкальской бригады под командованием Зиновия Метелицы и Сергея Лазо. Семеновское вторжение в Забайкалье было пресечено, что называется «по факту», хотя никто и не питал никаких иллюзий по поводу того, что его иностранные японские, британские и американские покровители на этом успокоятся.

Тем временем получил развитие и роман Николая Бесоева и Даши, не отходившей от него буквально ни на шаг и ради этого записавшейся в отряд санитаркой. Сам же Николай при виде Дарьи волновался несколько больше, чем это пристало боевому офицеру, поскольку во время коротких, но ожесточенных стычек с отступающими семеновцами она большую часть времени рискуя жизнью находилась в стрелковой цепи, вытаскивая и перевязывая раненых и оплакивая погибших в бою безусых мальчишек, большей частью попавших в пехоту.

– Я женщина вдовая и бездетная, сама могу собой распоряжаться, – гордо и безапелляционно заявила Даша неодобрительно ворчащей женской половине местного «опчества».

Как ни странно, одним из самых горячих ее защитников оказался Акинфий Митрохин, которому Дарья приходилась вдовой двоюродной невесткой.

– Цыц, мухи, – подкручивая ус, заявил он местному «бабкому», – Дашка все же вдовая, свободная, а товарищ Бесоев к ней, значит, со всем вежеством. Ну и что, что он гарадской, зато человек хороший и командир справный. О солдате думает больше, чем о себе, и вобче таких женихов исчо поискать надо.

– Поматросит и бросит он яе, Акинфий, – вздохнула Дарьина тетка, решившая принять участие в судьбе племяшки и наставить ее на путь истинный, – большой человек, чай, из самого Петрограду прибыл. Где мы, а где столичные хлыщи?

– Не бросит он Дарью, Марфа Потаповна! – резко ответил он вздыхальщице, – не тот енто человек. И вообче, он сам мне сказал, что такими женщинами не разбрасываются, бо они, красивые, умные, добрые и ласковые, идут на вес чистого золота.

– А как же наш Степка, Акинфий? – буквально взбеленилась Дашина свекровь, – или он уже тебе совсем не родной.

– А Степка помер, сеструха, – ответил Акинфий, – пал смертью храбрых за веру, царя и отечество, и даже если ты Дашкину любовь порушишь, то это его не воскресит. Сколько у нас сейчас таких вдов, что маются без мужиков? Молчишь? То-то же! Дашке, считай, свезло, а ты яе за ноги хватаешь. Пусть живут – я сказал, и точка!

– Побойся Бога, Акинфий, грех же это жить невенчанными? – снова вздохнула Дарьина тетка.

– Грех, Марфа Потаповна, – глубокомысленно заявил Акинфий, – это когда мужик живет с мужиком, а когда мужик с бабой, это не грех, а дело житейское. Вот покончим с семеновской шушерой, тогда и погуляем на свадебке, как положено, а пока всем молчать и сопеть в две дырочки. Я так сказал! Вот!

– Тьфу на тебя, греховодник старый, – махнула рукой Марфа, – скажешь тоже, мужик с мужиком. Я же ентой Дашке добра хочу, а она от рук совсем отбилась. Попомнит потом еще мои слова.

– Цыц, бабы, я сказал! – подвёл итог этой несколько затянувшейся дискуссии Акинфий, – будете мне есчо ляскать языками – оторву по самый корень. Разговор окончен и точка!

Короче, каждый остался при своем мнении. Мужская часть общества одобряла, а женская категорически нет. Хотя, быть может, просто бабы ревновали за своих дочек. После войны не каждая девка жениха себе найти сможет – столько народу на германской поубивало и покалечило. А тут вдова прямо из-под носа уводит такую перспективную кандидатуру. Поневоле взбеленишься.

Впрочем, до свадьбы действительно было еще далеко. Но из кого, как не из коренной казачки, могла получиться идеальная командирская жена, готовая всю жизнь мотаться по гарнизонам, рожать детей, вести хозяйство и, когда Родина прикажет, терпеливо ждать мужа с очередной войны, которая полыхает где-то на краю света.


20 февраля 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Руководитель ИТАР Тамбовцев Александр Васильевич.


Как там напишет через несколько лет наш великий пролетарский поэт Владимир Маяковский:

С волнением не уснешь.

Утро раннее.

Мечтой встречаю рассвет ранний:

«О, хотя бы

еще


одно заседание

относительно искоренения всех заседаний!»

Это я о том, что, действительно, у нас последнее время происходит что-то уж слишком много заседаний. И по поводу, и без повода. Но сегодняшнее, в котором принимают участие предсовнаркома Сталин, наркоминдел Чичерин, адмирал Ларионов и я, собрано по весьма важному поводу.

Дело в том, что на днях из Манчжурии, из самого тамошнего стольного города Харбина в Петроград прибыл штабс-капитан Алексей Луцкий. Личность эта поистине легендарная. Именно его в нашей истории белогвардейцы расстреляли вместе с Сергеем Лазо и Всеволодом Сибирцевым. Вопреки общепринятой версии, в паровозной топке их живьем никто не сжигал. В топку бросили лишь трупы расстрелянных. А что касается японцев, то их больше всех интересовал Луцкий, а не Лазо и Сибирцев. Ведь должность, которую Алексей Луцкий занимал накануне Октябрьской революции, называлась: начальник отделения разведки и контрразведки русских войск на КВЖД. И разговор сегодня у нас пойдет как раз об этой самой КВЖД.

А поговорить там есть о чем. Китайско-Восточная железная дорога была детищем недоброй памяти бывшего царского премьера Витте. Сергей Юльевич за свою долгую жизнь немало наломал дров. При этом он не забывал и о себе любимом, получая «комиссионные» от облагодетельствованных им подрядчиков, более похожие на обычные взятки. Но, как бы то ни было, КВЖД была построена, а в приложении к ней появился чисто русский город Харбин, ставший своего рода столицей КВЖД.

В настоящий момент в полосе отчуждения китайской восточной железной дороги правит бал генерал-лейтенант Хорват, который, оставаясь внешне лояльным к большевистскому правительству в Петрограде, тем не менее ведет какую-то свою игру. Об этой игре и еще о некоторых тонкостях дальневосточной политики и хотел поведать советскому руководству штабс-капитан Алексей Луцкий.

Дела, которые мы намеревались обсудить, были конфиденциальные, лишние глаза и уши нам были совершенно ни к чему, поэтому заседание происходило в кабинете предсовнаркома Сталина без широкого оповещения прочих лиц.

За полчаса до начала заседания я рассказал своим коллегам о том, кто такой штабс-капитан Луцкий, что он уже сделал и что еще сможет сделать для Советской власти, а так же о том, как он погиб в нашем прошлом, не сдав японцам сеть своих агентов в Харбине и в прилегающих к КВЖД населенным пунктам. Сталин, коротко кивнув, добавил, что штабс-капитана Луцкого весьма положительно охарактеризовал генерал Потапов, и то, что в партию большевиков начальник разведки и контрразведки КВЖД вступил еще в декабре 1917 года.

Поэтому, когда Луцкий вошел в кабинет Сталина, то там он был весьма радушно встречен всеми присутствующими, что ввергло этого скромного тридцатипятилетнего штабс-капитана в некоторое смущение. Но, быстро собравшись, он начал кратко и деловито докладывать о том, что творится сейчас на КВЖД. А докладывать там было о чем…

Прежде всего, следовало обратить внимание на подозрительные контакты генерала Хорвата с китайцами, за которыми стояли японцы. По данным Луцкого, Хорват, словно Маша с Дубровским, обменивался посланиями с генералом Чжан Цзолином, фактическим правителем всей Манчжурии.

О чем конкретно договаривались эти два генерала, штабс-капитану узнать тоже удалось. Хорват согласился обратиться к своему китайскому коллеге с просьбой – ввести войска в Харбин и «взять под охрану» КВЖД. Естественно, такая «просьба» будет тут же достаточно щедро оплачена иенами. Ибо ни для кого не было секретом то, что генерал Чжан Цзолин совершенно несамостоятелен в своих решениях и послушно соглашается со всем, что ему «советуют» его японские кураторы.

Все сказанное Луцким означало лишь одно – надо срочно что-то делать с генералом Хорватом. КВЖД и Харбин ни в коем случае нельзя было отдавать в руки японцев. В то же время воевать с японцами было бы весьма опасно по причине практического отсутствия Тихоокеанского флота как такового, и из-за огромного превосходства сухопутных сил японцев в Манчжурии.

Но терять КВЖД и Харбин нам тоже не хотелось. Ведь как сама железная дорога, так и все станционные постройки на ней, подвижной состав, да и сам город Харбин – все это было построено русскими руками за русские деньги. К тому же КВЖД была не просто железной дорогой, а каналом влияния России на политические процессы, происходящие в огромном Китае. Да и экономические выгоды от эксплуатации КВЖД тоже были немалые.

– Скажите, товарищ Луцкий, – спросил Сталин после того, как штабс-капитан закончил свой доклад, – а как вы сами считаете – могут ли японцы открыто применить вооруженную силу и явочным порядком попытаться захватить КВЖД?

– Я полагаю, товарищ Сталин, – ответил Луцкий, – что в настоящий момент Япония не имеет никакого желания вести открытую войну с Россией. У меня остались контакты с высокопоставленными офицерами русского отдела японского Генерального штаба. Именно от них мне стало известно о том, что для Токио в ближайшее время война на Дальнем Востоке весьма нежелательна. Во-первых, Японии сейчас просто нечем воевать. Многие военачальники еще помнят про те чудовищные потери, которые понесла японская армия во время боевых действий под Порт-Артуром и в той же Манчжурии. Япония бедная страна со скудными ресурсами, которые по большей части идут на строительство современного флота, а земли Сибири и Дальнего Востока дредноутами и линейными крейсерами не завоевать. К тому же, во-вторых, в Токио уже получили информацию от лондонских коллег и могут правильно оценить тот риск, которому они подвергнут свои вооруженные силы и флот в случае начала боевых действий против России. Конечно, подобная война нам тоже будет стоить немалых жертв и материальных потерь. Но при этом оторвать Дальний Восток от России Японии вряд ли удастся.

– Пожалуй, вы правы, – кивнул головой Сталин, доставая из коробки папиросу. – Но это совсем не значит, что Япония откажется воевать с нами чужими руками. Это могут быть и китайцы, и авантюристы, подобные есаулу Семенову. Им можно будет помогать оружием, снаряжением, деньгами. Да и отдельные отряды регулярных частей японской армии, вероятно, тоже будут участвовать в вооруженных конфликтах против нас под видом «добровольцев».

– Вполне возможно, товарищ Сталин, – согласился Луцкий, – мы не исключаем и подобного развития событий. Пакостить самураи будут при первой же возможности.

– А вы не допускаете, товарищ Луцкий, – вступил в разговор наркоминдел Чичерин, – что в дальневосточные дела может вмешаться какая-нибудь третья сила?

– Вы имеете в виду САСШ? – спросил Луцкий. – Скорее всего, да, американцы не останутся в стороне, и обязательно попытаются что-то урвать от нашего, да и не только нашего Дальнего Востока. Помимо него интересы Японии и САСШ сталкиваются в Корее, той же Манчжурии, континентальном Китае, на Филиппинах, короче, по всей территории тихоокеанского региона.

Ведь посмотрите, что происходит, – Луцкой протер стекла своих «профессорских» очков в тонкой металлической оправе и водрузил их на переносицу, – из-за огромных потерь от атак германских подводных лодок при транспортировке своих войск из САСШ в Европу конгресс запретил президенту Вудро Вильсону использовать американские части на Западном фронте. Но маховик военной промышленности раскручен, деньги на войну получены и уже частично истрачены. Под ружье поставлена невиданная для Америки армия в сотни тысяч солдат. Армии и флоту надо воевать. Но где, когда и с кем?

Как известно, у Америки и Японии наличествуют огромные противоречия, которые сможет решить только война – война за раздел сфер влияния на Дальнем Востоке. Ведь никто из них не хочет, чтобы конкуренту достался такой лакомый кусок, как наш Дальний Восток и Сибирь.

– Я считаю, что вы правы, товарищ Луцкий, – сказал Сталин. – Война между САСШ и Японией вполне вероятна. И было бы весьма желательно для нас, если бы она началась. Ведь эти два империалистических хищника, сойдясь в смертельной схватке, взаимно ослабят друг друга. И у них просто не останется ни сил, ни возможностей, чтобы напасть на Советскую Россию.

– Товарищ Чичерин, – Сталин обратился к наркому иностранных дел, – не могли бы вы по своим дипломатическим каналам помочь САСШ и Японии придти к «правильным» выводам?

– Как вы считаете, товарищ Тамбовцев, – Сталин хитро подмигнул мне, – можно ли, как это у вас говорят, «вбросить» в мировые средства массовой информации «сенсационные новости», которые направили бы общественное мнение в этих странах в нужном направлении?

– А у вас, товарищ Ларионов, – Сталин посмотрел на Виктора Сергеевича, – как я слышал, на Тихом океане есть боевая единица и специалисты, которые смогли бы помочь Японии и САСШ найти «казус белли»…

– Словом, – Сталин подвел итог нашему совещанию, – надо действовать одновременно по всем направлениям, чтобы начавшаяся война между Японией и САСШ отвлекла бы внимание этих империалистических государств от наших границ. Ну, а с Китаем мы потом как-нибудь и сами разберемся… Так сказать – по-соседски.


Дела местного значения


18 февраля 1918 года. Около полудня. Забайкалье. станция Даурия.

Старший лейтенант Бесоев Николай Арсеньевич.


Дело сделано, есаул Семенов и его ближайшие подручные захвачены, а остальная его банда либо частично перебита, либо частично разбежалась. Казалось бы, теперь можно немного перевести дух и заняться личными проблемами. Это я о казачке Дарье, которая ко мне прибилась нежданно-негаданно. Скажу сразу – тут я абсолютно ни при чем. Так как-то все получилось, само собой. Я ее к себе в постель не звал, но и силой гнать от себя тоже не собираюсь. Женщина, что таких еще поискать, и влюблена как кошка. Живем пока вместе, а там как Бог даст.

Но расслабиться и покейфовать мне, похоже, вряд ли удастся. И причиной тому явился местный околополитический криминал, ну, или, если сказать попроще, освобожденные революцией уголовники, оказавшиеся в рядах отрядов, которые формально присоединились к Забайкальской бригаде Красной гвардии, а на самом деле плевать хотели на советскую власть, дисциплину и соблюдение революционных законов.

Я вспомнил, что еще во время инструктажа перед отправкой из Питера наш Дед, Александр Васильевич Тамбовцев, рассказывая о раскладе сил в Забайкалье, особо подчеркивал этот пикантный момент:

– Запомни, Николай, – сказал он, – до революции в тех краях находились основные каторжные централы Российской империи. Тамошние арестанты строили знаменитую «колесуху» – трассу Хабаровск – Благовещенск и Амурскую железную дорогу. На последней, кстати, трудилось аж целых семь тысяч арестантов.

Большая часть каторжников угодила в Забайкалье за уголовные преступления, причем, как правило, тяжкие. Это в основном убийцы, грабители, воры-рецидивисты. Были в числе каторжников и эсеры, и анархисты-максималисты. Но они были осуждены не за распространение листовок или агитацию, а за индивидуальный террор и «эксы», то есть за убийства и вооруженные разбои. Одним словом, это настоящие бандюки, на которых некуда ставить клейма.

После революции, когда в местах, куда Макар телят не гонял, наступила полная анархия, каторжане получили свободу. «Политики» в большинстве своем уехали в Питер и Москву, поближе к власти. Уголовники, которые понаглее, начали заниматься «экспроприацией экспроприаторов». А самые умные из них постарались всеми правдами и неправдами пробраться в местные советы. И многим из них удалось это сделать.

Вот эти-то «революционеры в законе» и будут, Коля, вашей вечной головной болью. Мой совет – держись с этой братией жестко, не стесняйся применять силу оружия – ведь только такие методы они и понимают…

Александр Васильевич как в воду смотрел. Лишь только закончились боевые действия, как из всех щелей повылезали личности, сильно смахивающие на наших «братков» из лихих 90-х. Им бы мобилы размером с кирпич в руки, малиновые пиджаки и золотую цепь на шею в палец толщиной – ни за что не отличишь от наших доморощенных гоблинов.

С одним из них, неким Леней Лапой, бывшим налетчиком из «Ростова-папы», я с полчаса назад сцепился неподалеку от штаба бригады, расположенном все в том же пристанционном ресторане, где квартировали Семенов с Унгерном.

Этот Лапа стал приставать на улице к Дарье, которая шла ко мне, начал делать ей, как здесь принято изящно говорить, «непристойные предложения». А когда Даша сказала, что его рожа ей активно не нравиться, он достал нож и, помахав им перед ее носом, попытался снять с нее шубейку.

Тут, на его беду, Даша закричала и появился я, злой как голодный удав. Не долго раздумывая, я поймал бывшего налетчика на болевой прием, после чего он заорал как резаный. Я не стал убивать этого мерзавца, а просто пробил ему с правой хороший такой пенальти пониже спины, да так что штаны туго обтягивающие зад «конкретного пацана» с треском лопнули, а сам Лапа рыбкой улетел вперед головой, воткнулся рогами в забор, и медленно сполз по нему в сугроб.

Отведя всхлипывающую Дарью домой, я пошел в штаб бригады, чтобы серьезно переговорить с Сергеем Лазо. Надо было принимать срочные меры для того, чтобы угомонить приблатненных «борцов за свободу». Если этого не случится, то вскоре все местное население возненавидит уже нас и, появись в Забайкалье новый атаман, подобный Семенову, народ с оружием в руках поднимется на этот раз уже против советской власти, не защитившей его от бандитов.

И вообще, декрет о борьбе с бандитизмом действует – его надо только исполнять со всей возможной строгостью. Слова «социально близкие» тоже еще не прозвучали, да и никогда не прозвучат, ибо их автор вот уже несколько месяцев активно кормит собою могильных червей.

Сергей Лазо внимательно меня выслушал, покивав при этом головой, и сказал, что я полностью прав, и что с беспределом бывших каторжников – Лазо очень понравилось наше слово «беспредел», и он его с удовольствием повторил несколько раз – надо покончить раз и навсегда.

Но тут в нашу беседу неожиданно вклинилась весьма примечательная личность. Было ей от роду всего девятнадцать, но вела она себя как опытная засиженная воровка. Звали эту девицу Нина Павловна Лебедева-Кияшко, племянница и приемная дочь бывшего военного губернатора и наказного атамана Забайкальского казачьего войска генерал-лейтенанта Андрея Ивановича Кияшко.

Самое забавное, что девица сия ни дня не «чалилась» и нахваталась воровского жаргона у своих знакомых из числа каторжан. А ведь она выросла в приличной семье и успела до революции окончить гимназию в Чите. В Забайкальскую бригаду Красной гвардии генеральская дочь пришла сама, исключительно по идейным соображениям. Еще во время учебы в гимназии она связалась с анархистами-максималистами. Эти ребята были полными отморозками, даже по сравнению с эсерами. Анархисты-максималисты проповедовали голый террор и эксы, причем убивали они всех подряд – жизнь человеческая для них была дешевле полушки.

– Товарищ Лазо, – воскликнула она, помахивая кистями цветастой плюшевой шали – да что вы слушаете этого … – она завернула такое нецензурное словосочетание, которое не сразу бы выговорил даже пьяный боцман.

В ответ я тщательно объяснил дамочке, куда ей пройти, особенно досконально обрисовав все повороты нелегкого пешего пути. Сергей Лазо, как истинный интеллигент, при этом поморщился, а «Ниночка-гимназисточка», вспыхнув лицом и бросив в меня испепеляющий взгляд, бросилась к выходу, играя на ходу полными бедрами и стуча по полу каблучками офицерских сапог с кисточками на голенищах. Несколько мгновений спустя дверь бывшего станционного ресторана громко хлопнула, сообщив о том, что Ниночка Кияшко покинула нас в весьма расстроенных чувствах.

- А по другому с этой публикой никак нельзя, – ответил я на невысказанный вопрос Лазо, – если раззявите варежку и будете строить из себя интеллигента, они сначала сядут вам на шею, а потом и сожрут к чертовой матери. И не смотрите на меня так, не женщина сейчас стояла перед нами, а голодная и сексуально неудовлетворенная самка собаки, любительница острых ощущений и чужой крови, и именно этого ищет она в революции. Живи она в Древнем Риме, так не пропускала бы ни одного представления с кровавыми гладиаторскими боями насмерть, и получала бы особое удовольствие, опуская вниз большой пальчик, тем самым обрекая на смерть несчастного человека, который не сделал ей ничего плохого.

– Знаете, товарищ Бесоев, – после небольшой паузы со вздохом произнес Лазо, – мне кажется, что сия особа отправилась как раз к тем, о ком мы только что с вами беседовали. Думаю, что и вас и у меня в самое ближайшее время могут быть серьезные неприятности.

– Ну, Сергей Георгиевич, – попытался отшутиться я, – Бог не выдаст, Кияшко не съест.

Но, заметив, что Лазо не улыбнулся моей шутке, я стал значительно серьезнее.

– Спасибо за предупреждение, – произнес я, – мы примем соответствующие меры. А вам, товарищ Лазо, мы сегодня же пришлем бронежилет. Хорошая штука – может защитить от пистолетной пули. Винтовочную он, правда, не держит.

Главное же, надо не теряя время зря составить списки каторжников и прочих лиц, склонных к насилию и грабежам и разоружить их. И необходимо более строго подойти к тем, кто нарушает закон. Власть в Забайкалье должна быть только одна – советская. Никакой другой, а уж тем более власти воров и убийц, здесь не будет.

– Именно так, товарищ Бесоев, – сказал Лазо, – я с вами полностью согласен. За предложение этого вашего, как вы говорите, бронежилета – большое спасибо. Только, наверное, не стоит мне его носить. Что написано на роду, то и сбудется. А список, о котором вы мне сказали, я подготовлю к завтрашнему дню. Ваши бойцы помогут нам разоружить каторжников?

– Помогут, товарищ Лазо! – решительно ответил я. – А будут сопротивляться – постреляем как собак.

Мне вдруг вспомнилось заплаканное лицо Даши, ее дрожащие плечи, и испуганный взгляд.

– Нет, – подумал я про себя, – не разоружать эту сволочь надо, а активно множить на ноль. Надо будет проинструктировать наших ребят, чтобы действовали жестко и решительно, тем более что этой ночью у нас вполне может случиться попытка анархо-бандитского мятежа. Ну что ж, мы вполне в состоянии устроить тут подавление Петроградского мятежа в миниатюре и помножить на ноль эту банду, не дав ей наломать особо тяжких дров. Надо только предупредить товарищей Метелицу и Богомягкова, чтобы были настороже и держали часть своих людей в полной готовности. А вот товарищу Лазо о близком мятеже ничего говорить не надо, он тут же кинется убеждать анархистов этого не делать, и мало того, что сорвет план ликвидации банды, так еще и станет у нее ценным заложником. Нет, в данном случае мы должны действовать только револьвером, оставив добрые слова для кого-то более вменяемого.

А эту девицу – Кияшко – надо отправить к отчиму. Пусть он ее как следует выпорет – может дурь у нее пройдет. Он, кажется, сейчас находится в Ташкенте. И тут я вдруг вспомнил, что генерал-лейтенанта Андрея Кияшко, вполне возможно, уже и нет в живых. В нашей истории в декабре 1917 года он был зверски убит солдатами – бывшими каторжниками, а как оно там сейчас мы не интересовались – не до того было.

– С бандитским беспределом давно пора кончать, – подумал я. – Дальше так продолжаться не может!


19 февраля 1918 года. Час пополуночи. Забайкалье. станция Даурия.

Старший лейтенант Бесоев Николай Арсеньевич.


Как мы и предполагали, лишь только Ниночка Кияшко, кипя гневом словно самовар, добежала до дома, в котором располагался отряд анархистов, там сразу же началось нездоровое шевеление. Чуть позже туда добрался и очухавшийся после моей профилактической беседы Лапа. Он прихрамывал и охал при каждом шаге. Теперь этот тип неделю будет есть стоя и спать только на животе, если, конечно, он переживет ближайшую ночь. Эти пикантные подробности сообщил мне мой человек, которого я послал к логову местных бандюков.

Переть на нас в лоб среди бела дня «братки» вряд ли решатся. Ведь помимо моего взвода, боевые возможности которого были известны всем, и штабных подразделений, на станции Даурия были расквартированы бойцы выведенного в резерв 1-го Аргунского полка – а это чуть более трехсот опытных воинов, прошедших ад кровавых сражений Первой мировой войны. Им довелось повидать и испытать такое, что не каждый нормальный человек выдержал бы. Если к моему взводу отношения у аргунцев было более чем положительное, а с людьми из сотни подъесаула Тетери мы почитай побратались, то с анархистами у местных отношения не сложилось сразу и всерьез. Были уже инциденты, помимо сегодняшнего. До открытых боестолкновений, правда, дело еще не доходило, но разборки с мордобоем уже случалось. Так что мое предложение раз и навсегда покончить с уркаганами встретило одобрение. Что поделать – бандитов не любит никто, кроме, наверное, самих бандитов. Да и то их взаимная любовь тоже весьма условная – при дележке добычи они запросто перережут глотку друг другу.

Для организации отпора ожидаемой бандитской вылазке я собрал в доме у Дарьи Зиновия Метелицу, Георгия Богомягкова, подъесаула Ивана Тетерю и еще нескольких не менее уважаемых аргунцев. Ведь здесь их родная земля, а станция Даурия и окрестные хутора – их дом, где живут их родные и близкие. И кому как не им быть заинтересованными в том, чтобы избавиться от бандитской вольницы.

– Значит так, товарищи, – сказал я, когда все собравшиеся расселись по лавкам, – вы все знаете, что отряд анархистов, прибившийся к нашей бригаде Красной гвардии, на поверку оказался самой обыкновенной бандой уголовников. Сегодня мне лично пришлось разбираться с одним из их шайки, защищая от насилия женщину. Наверное, каждый из присутствующих знает о подобных случаях – бандиты совсем распоясались, они рыскают по станции и в ее окрестностях. А ведь здесь живут ваши семьи, родные и близкие, в которых бандиты видят свою добычу. И даже если они уйдут в другие места, то и там они продолжат заниматься своим привычным делом – грабежом и разбоем.

– Так-то оно так, товарищ Бесоев, – почесав затылок, произнес Георгий Богомягков, – но только как случилось такое, что эту, как вы говорите, банду, зачислили в состав нашей бригады?

– Об этом лучше спросите не у меня, а у товарища Лазо, – я развел руками. – Нас в это время на станции Борзя не было. Видимо, для него по политической наивности любой назвавшийся революционером и пострадавший от царского правительства уже является товарищем. А это не совсем так. На каторгу можно было попасть за разное. Кто-то – за политику, кто-то – за убийства и разбой.

Зиновий Метелица провел рукой по усам.

– В боях эти варнаки, – гневно сказал он, – были тише воды ниже травы. Все время у них находились какие-то отговорки. А вот тащить все, что плохо лежит и задирать на бабах подолы – в этом они действительно мастера. Я думаю, нам надо принять к ним какие-то меры, чтобы прекратить это безобразие, а то народ порешит их сам, без нашего участия. Только и Советской власти потом здесь тоже не бывать – такие уж мы люди, казаки. Обид не прощаем.

– А Советская власть и не будет их прощать, товарищ Метелица, – успокоил я казака. – В Советской России принят и действует декрет о борьбе с бандитизмом, и наказание по нему для таких как они лишь одно – расстрел на месте. Тем более, что есть у меня сильное подозрение, что сегодня ночью эта банда попытается напасть на командование нашей бригады, перебить всех и установить здесь свою бандитскую власть.

– Даже так, – покачал головой Георгий Богомягков, обведя взглядом внимательно слушающих разговор казаков. – А что это вообще за звери такие анархисты и с чем их едят?

Вопрос был задан явно на публику, ибо товарищ Богомягков был человеком политически подкованным и в общих чертах знакомый с идеологией анархизма. Но, раз вопрос задан – надо на него ответить.

– А это, – произнес я, – такое политическое учение, которое отрицает любую власть и зовет нас обратно даже не в пещеры, а прямо на деревья. Полная и абсолютная анархия царит только в стае шимпанзе, хотя и там есть власть – власть вожака.

– Слыхали мы про таких абизьянов, – с солидным видом произнес один из казаков. – Видел я одну такую на ярмарке в Чите. Вот ты, товарищ Бесоев, человек, городской, грамотный. Скажи, неужто человек и в самом деле произошел от абизьянов, а не создан Богом на седьмой день, как говорит батюшка Никодим?

– Ну вот, пошли вопросы на засыпку, – подумал я, а вслух сказал. – Степан Ефимович, я хоть и грамотный, но все же обучался немного иным наукам. Так что полного ответа тебе дать не смогу, уж не обессудь.

Казаки при этих словах понимающе усмехнулись. Они и сами в этих «науках» были если и не профессорами, то докторами наук уж точно. «Лечили» от жизни направо и налево.

– Так все же, товарищ Бесоев, – с серьезным видом продолжал настаивать Степан Ефимович, – ты нам скажи как сможешь, а мы уж поймем.

– Ну, – со вздохом вымолвил я, – знающие люди мне говорили, что процесс называемый эволюцией имел таки место, но протекал он под чутким руководством Творца, ибо не все моменты можно объяснить естественными процессами. И Адам с Евой, прародители всех живущих сейчас людей, тоже были, что наука доказала точно. Устроит тебя такой ответ?

– Хитрый ты, товарищ Бесоев, ишь как вывернулся, – с восхищением произнес казак – и не вашим, значит, и не нашим. Но тогда понятно, что эти самые антихристы – это просто недоделанные Богом абизьяны. Я, например, так думаю.

После этих слов казаки стали переговариваться, оценивая мысль на вкус.

– Тихо, товарищи казаки, – негромко произнес Зиновий Метелица, – абизьяны они там или коркодилы, это не столь важно. Важно то, что нам с ними теперича делать. Твое мнение, товарищ Богомягков?

– Думаю, – рассудительно сказал Георгий Богомягков, – что ежели советская власть издала декрет о борьбе с бандитами, то нам надо его исполнять, не вдаваясь в дальнейшие рассуждения. С этими мерзавцами нам точно не по пути. И если уж их не исправила царская каторга, то тогда шлепнуть этих гадов у ближайшей стенки – вот и вся недолга.

Зиновий Метелица хмыкнул и посмотрел в мою сторону.

– А ты что скажешь, товарищ Бесоев? – произнес он. – Слыхали мы, что у вас в Питере было нечто похожее…

– В Питере мы выставили засаду с пулеметами, да казачки донские подмогли, – сказал я, – и покрошили мы всех местных бандюков к чертовой матери. Думаю, что и здесь надо сделать все, как в Питере. Товарищ Богомягков правильно сказал о том, что этих типов исправит только могила.

– Девку жалко, – не удержалась в своем углу Дарья, шмыгнув носом.

– Цыц, баба, – в сердцах стукнул кулаком о колено Георгий Богомягков, – не девка это, а коркодил с зубами. Один раз цапнет, и без головы останешься. Мало тебе было от ее дружков, так они по одной дорожке ходят.

– Значит, – сурово произнес Зиновий Метелица, – на том и порешим. На дело назначим людей товарища Бесоева и подъесаула Тетери, бо они уже друг с другом спелись. Остальным этой ночью не спать, быть в готовности, оружие иметь заряженное и под рукой. С Богом, товарищи!

Все так и произошло. Как только стемнело, неподалеку от дома одного из местных богатеев, сторонников Семенова, в котором квартировались анархисты, была выставлена засада в белых маскхалатах при двух «Печенегах» и четырех «Мадсенах». Огневая мощь более чем достаточная для того, чтобы быстро положить и больший отряд, чем тот, который был у анархистов. Остальные силы наготове ждали сигнала в ближних домах.

Примерно через час после полуночи двери дома распахнулась, и оттуда вылезла на свет божий вооруженная пьяная толпа. Они помитинговали чуток на свежем воздухе, потом с криком: «Долой большевиков!» – направились в сторону штаба бригады.

Но их уже ждали. Плотный пулеметный огонь в упор в считанные минуты выкосил весь их отряд. Лихая Ниночка Кияшко тоже не пережила этой ночи. Она получила два пулевых ранения – в грудь и в живот. Мучилась бывшая гимназисточка недолго и отошла почти сразу. Она так и не поняла, что «игры в революцию» очень часто заканчиваются летальным исходом.

На треск пулеметов примчался Сергей Лазо. Но к его появлению все было уже кончено. Освещенные лунным светом тела бывших каторжников, словно тюки с грязным тряпьем, были беспорядочно разбросаны по снегу, испятнанному кровавыми кляксами. Поняв, что произошло, Сергей Лазо побледнел. Что ж, для него все случившееся – наглядный урок. Надо впредь не пускать дела на самотек и заранее просчитывать возможные варианты развития событий.

Похоронили анархистов в неосвященной земле за оградой местного кладбища. Это место у местных потом еще долго называли «собачьей могилой» – уж очень сильно эти бандиты успели достать всех своими «подвигами».


21 февраля 1918 года. Утро. Северная Атлантика, точка с координатами 57о с.ш, 14о з.д.

Эскадра германских линейных крейсеров адмирала фон Хиппера.


Десять дней назад, завершив текущий ремонт, пополнив запасы топлива и получив поставленные из Германии боеприпасы, линейные крейсера эскадры адмирала Франца Риттера фон Хиппера – «Фон дер Танн», «Зейдлиц», «Дерфлингер» и «Гинденбург» – при первых проблесках полярного рассвета вышли в рейд по Северной Атлантике. Трепетали на мачтах черно-белые флаги Хохзеефлотте, осталась позади покрытая снегом суровая скалистая земля русского Заполярья, периодически освещаемая красочным заревом северных полярных сияний.

Сам Мурманск немцам не понравился, в том смысле, что это был пока еще не город, а огромная деревня. При этом деревня стояла на железнодорожных колесах, наполненная лихорадочной суетой и типичным русским беспорядком, которые не могли пока победить даже усилия новых русских властей, серьезно взявшихся за дело. Никакого тебе орднунга! К тому же морозы минус сорок и полярная ночь сильно угнетали теплолюбивых жителей Германии, для которых температура минус пять уже считалась ужасным морозом. Поэтому приказ гросс-адмирала Тирпица выступить в поход был воспринят командами германских линейных крейсеров с величайшим облегчением.

До траверза Лофотенских островов германскую эскадру сопровождал русский большой противолодочный корабль «Североморск», ощупывающий перед собой горизонт радаром, а морские глубины мощнейшим сонаром. Германская база подводных лодок на Лофотенских островах была эвакуирована еще два месяца назад, так что любые обнаруженные подводные лодки по умолчанию считались британскими и подлежали безусловному уничтожению. Но все обошлось – ни одной подводной лодки так и не было обнаружено.

Переход по Баренцеву морю отнюдь не был легким: штормовая погода со снежными зарядами, намерзающий на палубах и надстройках лед держали команды в постоянном напряжении. Но немецкие моряки достойно справились со всеми трудностями. В Норвежском море стало уже полегче, хотя шторма преследовали эскадру до самого Датского пролива.

Возможно, что именно благодаря плохой погоде, разогнавшей по своим базам английские дозоры, состоящие из вспомогательных крейсеров, германская эскадра так и не была обнаружена противником до того самого момента, когда она вырвалась на атлантические коммуникации.

Командованию Роял Нэви и в голову не могло прийти, что в такое время года немецкие линейные крейсера решатся выйти в море для того, чтобы действовать на английские коммуникации. Четверть века спустя подобное будет считаться обыденным делом, но сейчас это еще было выше понимания британских адмиралов. Ведь недаром же сэр Джон Тови говорил, что он больше времени провел в море на линкоре во время Второй мировой войны, чем на эсминце во время Первой.

Что касается агентурной разведки, то либо британских агентов в Мурманске просто не было, либо у них не было возможности своевременно сообщить о походе германских крейсеров. Мощных и компактных радиостанций для разведчиков в те времена еще не существовало, а с курьером донесение от Мурманска через Петроград, Советскую Финляндию, Швецию и Норвегию до самого Лондона могла путешествовать вдвое больше времени, чем требовалось эскадре Хиппера для выхода в Атлантику. В общем, в Лондоне обо всем узнали лишь по факту присутствия германских бронированных хищников в водах, где проходили основные трассы транспортов, следовавших в порты Британской империи.

Задача, поставленная перед эскадрой гросс-адмиралом Тирпицем, была проста. Требовалось перебить все горшки на этой атлантической кухне, нанеся как можно больший ущерб торговым перевозкам между Британией и США, а также загнать в порты английских рыбаков. Голод – это тоже оружие, тем более что Британия, в свое время привыкшая к изобилию импортного продовольствия, в том числе и русского зерна, с самого начала войны была вынуждена ввести карточную систему.

Шестнадцатого числа, сразу после того как эскадра миновала Датский пролив, адмирал Хиппер отдал короткий и ясный приказ – топить все встреченные корабли без предупреждения. Русских и германских пароходов в этих водах быть не должно, а все остальные – пусть пеняют на себя. Ведь это или корабли Антанты, или же ее невоюющих сателлитов. Если подводные силы Германии уже начали неограниченную войну, то почему Хохзеефлотте должен оставаться в стороне от этого богоугодного дела? Планы британской идеальной блокады, призванной уморить Германию голодом вместе со всем ее гражданским населением, требовали достойного, и в то же время асимметричного ответа.

Получив этот приказ, эскадра начала галсами прочесывать море, рассыпавшись веером по океану. Первый каботажный пароход под британским флагом, тихо шлепавший в направлении Исландии, был в тот же день потоплен «Гинденбургом» неподалеку от Фарерских островов. Несколько выстрелов из 150-миллиметровых противоминных орудий, и старая галоша нырнула в воду, как будто ее никогда и не было. Не спасся никто – Северная Атлантика очень сурова к людям, внезапно оказавшимся за бортом.

На следующий день, семнадцатого числа, «Зейдлиц» обнаружил небольшой грузо-пассажирский трансатлантик 2-го класса, следовавший из Галифакса в Ливерпуль, и, неожиданно вынырнув из тумана, в упор расстрелял его из орудий главного калибра. И опять океан скрыл все следы. Радист успел подать сигнал SOS. Но его судно перевернулось, и подробностей произошедшего в британском адмиралтействе так и не удалось узнать. Впрочем, этот сигнал не особо встревожил английских адмиралов – в это время года не было исключено фатальное столкновение с айсбергом наподобие того, что погубило «Титаник». И опять после этой атаки не выжил ни один британский моряк или пассажир трампа. Но для четырех линейных крейсеров все это было мелко, очень мелко.

Главную свою цель эскадра фон Хиппера поймала вчера, двадцатого числа. На рассвете линейный крейсер «Фон дер Танн», чья позиция находилась на правом фланге эскадры, обнаружил дымы крупного конвоя, состоящего из нескольких десятков судов, и начал преследование. Следом за ним по тем же координатам сходящимися курсами устремились «Зейдлиц», «Дерфлингер» и «Гинденбург». Вот это была настоящая цель для эскадры линейных крейсеров. Намечалась грандиозная бойня, после которой британское адмиралтейство должно было наконец понять весь ужас происходящего.

Плетущийся со скоростью восьми узлов – суда равнялись на скорость самого тихоходного парохода – конвой был настигнут германскими линейными крейсерами около полудня. Эфир тут же взорвался криками о помощи. Тридцать четыре торговых судна эскортировал один большой четырехтрубный броненосный крейсер типа «Дрейк», а так же два двухтрубных бронепалубных крейсера типа «Пелорус» и несколько больших мореходных миноносцев времен русско-японской и англо-бурской войн. Противолодочные корветы должны были присоединиться к конвою значительно позже, уже перед входом в зону действия германских подводных лодок, которые во время Первой мировой еще не оперировали в центре Атлантики.

Такой эскорт смог бы с грехом пополам отбиться от пары вспомогательных крейсеров или от легкого крейсера типа «Кенигсберг-II», но никак не от четырех линейных крейсеров, полукругом охвативших конвой, словно стая волков, окруживших овечье стадо. Фактически все эти люди и на кораблях эскорта и на судах конвоя были уже мертвы. Пока «Гинденбург» главным калибром разделывал на металлолом броненосный четырехтрубник, остальные корабли эскадры Хиппера приступили к «избиению младенцев», стремясь утопить как можно больше транспортов до наступления темноты. В ход шли как фугасные снаряды главного калибра, так и шестидюймовки противоминной артиллерии. Суда горели, тонули, взрывались… От взрыва одного из пароходов, груженого взрывчаткой, значительные повреждения корпуса и надстроек получил линейный крейсер «Дерфлингер», слишком близко подошедший к опасной жертве. Почти полторы килотонны в тротиловом эквиваленте – это совсем не пустяк.

В британском адмиралтействе началась паника, но было уже поздно. Конвой со множеством ценных для воюющей страны грузов можно было списать по графе «убытки». Страшно было не только то, что были потоплены корабли, погибли моряки и были потеряны грузы, но и то, что агентство Ллойда тут же до небес взвинтило страховые ставки, и перевозка грузов через Атлантику на гражданских судах стала убыточной.

А перед германскими линейными крейсерами теперь стояла другая задача. Им нужно было или попытаться поймать еще один конвой, на этот раз южнее Ирландии, или же начать прорыв домой, в Вильгельмсхафен, ибо свою основную задачу они уже выполнили. Адмирал Хиппер решил не жадничать – в самое ближайшее время в море ожидалось появление британских линкоров, а повреждения «Дерфлингера», требующего среднего ремонта, сковывали эскадру.

После недолгих раздумий адмирал Хиппер принял единственно верное решение и, развернувшись на норд, эскадра стала удаляться от места побоища. Теперь ей требовалось незаметно проскочить в родной Вильгельмсхафен, где немецких моряков уже ждали семьи, а офицеров – и любимый кайзер с орденами за их дальний и успешный поход.


23 февраля 1918 года. Карская область. Крепость Карс.


Командующий корпусом Красной гвардии полковник Бережной Вячеслав Николаевич.

Уф, похоже, заканчивается наш очередной тур по здешним «горячим точкам». Выехав седьмого из Тифлиса, мы с Божьей помощью без особых приключений добрались до Карса. Здесь мне ранее бывать не пришлось. В нашем времени эта территория принадлежала Турции. Сейчас это Карская область России, отвоеванная у турок во время войны 1877–1878 годов.

За эти тридцать с лишним лет русские благоустроили этот край, построили трехсоткилометровую железнодорожную ветку Тифлис – Карс. А самое главное – укрепили Карс, превратив его в самую мощную русскую крепость в Азии. Генерал Деникин, немного знавший о положении дел в здешних местах, рассказал, что к началу войны в крепости было на вооружении девять восьмидюймовых пушек, пятьдесят восемь шестидюймовых, тридцать – 107-миллиметровых и около пятисот полевых пушек и мортир. А также в апреле 1914 года в Карсе был сформирован свой авиаотряд.

На протяжении всей войны Карс являлся тыловой базой Кавказского фронта. Согласно справки Военного министерства, которую нам подготовили перед отъездом, на складах в Карсе в данный момент находились более шестисот полевых орудий, десятки тысяч винтовок, десятки автомобилей, а сами склады были под завязку забиты боеприпасами и обмундированием.

Однако дела на Кавказском фронте обстояли, мягко говоря, скверно. После февраля 1917 года с фронта началось повальное дезертирство. И если пехотные части «самодемобилизовывались» стихийно, то казачьи части уходили в родные станицы организованно, сотнями и полками.

Единственное, что спасало фронт от полного развала, так это то, что турецкие войска после целой серии сокрушительных поражений не рвались снова идти в наступление. К тому же, после заключения с Германией Рижского мира кайзер отказал Турции в военной и финансовой помощи и отозвал из султанской армии своих военных советников. Боеспособность турецких войск резко упала, а от боевого духа аскеров не осталось и следа. Турки дезертировали из боевых частей сотнями, несмотря на то, что жандармы в тылу, поймав тех, кто самовольно покинул фронт, без особых церемоний вешали их на первом же дереве, или, по старинке, рубили головы.

Как рассказал мне генерал Деникин, командующий фронтом генерал от инфантерии Михаил Алексеевич Пржевальский – кузен известного путешественника – делал все возможное, чтобы спасти фронт. И не его беда в том, что солдаты и казаки не хотели воевать.

– Поймите меня правильно, Вячеслав Николаевич, – горячился Деникин, – ведь и я в свое время находился в таком же положении. Как можно воевать, когда перед наступлением собирается солдатский комитет и принимает решение: такой-то полк в бой не пойдет! Это просто черт знает что! Тут даже Наполеон с Суворовым ничего не смогут поделать.

– Антон Иванович, – вступил в разговор Фрунзе, до того молча слушавший нашу беседу. – Мы прекрасно знаем, что творилось на фронтах во времена недоброй памяти «главноуговаривающего» Керенского.

Но ведь сейчас совсем другие времена. И вы прекрасно видите, что корпус Красной гвардии под командованием товарища Бережного не знает такой напасти, как дезертирство и отказ от участия в боевых действиях. И мы должны не только удержать фронт, но и добиться того, чтобы Турция вышла из войны. Сил для этого у нас вполне достаточно.

– Да, все это так, – кивнул генерал Деникин. – К тому же у нас есть один немаловажный фактор – помимо русских войск на Кавказском фронте против турок воюют, причем отлично воюют, четыре армянские бригады. Они сформированы из добровольцев и дерутся выше всех похвал. Их можно понять – если русские солдаты и казаки, покидая фронт, возвращаются в свои родные деревни и станицы, то армянам уходить было некуда. К тому же они защищали свои семьи, зная, что с ними сделают турки, если им удастся прорвать фронт и захватить армянские села.

– Насколько я помню, – сказал я, – наиболее храбрым и талантливым среди армянских командиров является Андраник Озанян. В молодости, правда, он занимался террором, но потом стал защищать с оружием в руках армянские села, и за участие в восстании против турок в Сасунской области весной 1904 года получил прозвище Андраник Сасунский.

Кроме того, он принял участие в Первой Балканской войне, сформировав армянский отряд и сражаясь с турками в составе болгарской армии. С началом Первой мировой войны он получил разрешение сформировать армянскую добровольческую дружину из армян, не имевших российского подданства, а также российских армян, не подлежавших призыву. Позднее она отличилась, действуя в составе русских войск Кавказской армии. Сам Андраник Сасунский за личное мужество в бою был награжден Георгиевской медалью IV степени, Георгиевскими крестами IV и III степени, орденами Святого Станислава II степени с мечами и Святого Владимира IV степени.

– Помимо всего прочего, – добавил генерал Деникин, – Андраник Озанян, в отличие от некоторых своих соплеменников, настроен прорусски и не грешит безудержным национализмом и сепаратизмом. Тем, кто, видя развал Кавказского фронта, посчитал, что Россия, по их словам, потерпела поражение и никогда уже не поднимется, Андраник Сасунский сказал: «Мне больно, когда вы думаете, будто Россия распалась, умерщвлена раздорами и не очнется раньше, чем через пятьдесят лет. Но вам следовало бы помнить, что стопятидесятимиллионный здоровый, обладающий богатыми потенциальными возможностями народ не может умереть, он жив».

– Как я понял, – сказал Фрунзе, – Андраник Сасунский, в отличие Закавказского комиссариата, полностью признал советскую власть и правительство товарища Сталина. Он недавно прислал телеграмму в Петроград, подтверждая верность армянских добровольческих дружин новому российскому правительству.

– Ну вот и отлично, – подвел я итог нашему небольшому совещанию. – А пока нам надо принять решение, что нам дальше делать. Антон Иванович, вы готовы принять командование Кавказским фронтом?

– Генерал Пржевальский – хороший военачальник и храбрый солдат, – задумчиво произнес Деникин. – Но, боюсь, что все происходящее на фронте подорвало его волю к победе. А воля к победе, как вы все знаете, крайне необходима полководцу для победоносного завершения войны. Поэтому я предлагаю такой вариант – я принимаю командование Кавказским фронтом, а генерал Пржевальский, если, конечно, он согласится, станет моим заместителем.

– По-моему, это неплохое решение, – согласился Фрунзе. – Пусть все будет именно так. А вы, Антон Иванович, начинайте сразу же готовиться к переходу в наступление. Турция должна получить удар такой силы, который окончательно лишил бы ее всяких иллюзий по поводу итогов этой войны. Каковы будут условия мира – решать будут политики, а вам же, как человеку военному, надо сделать все, чтобы наши позиции на будущих мирных переговорах были предпочтительнее турецких.

– На том и порешим, – сказал я. – А пока будем готовиться к прибытию в Карс. Ведь как раз там пройдет передача командования. Потом можно будет отправиться в Эрзерум. Железную дорогу Сарыкамыш – Эрзерум – Мемахатун построили на бывшей турецкой территории уже во время войны.

…Поезд, стуча колесами по стыкам рельсов, въехал на территорию вокзала. Карс был похож одновременно на европейский и на азиатский город. В нем мирно соседствовали мечети и христианские соборы, узкие кривые улочки с проспектами, на которых стояли особняки в стиле классицизма и модерна. Там же находились кинотеатры и памятник русским солдатам, павшим при штурмах Карса в 1828, 1855 и 1877 годах, работы скульптора Микешина. Но это все я увижу потом. А пока надо подготовиться к встрече с командованием Кавказского фронта.

Через вагонное окно я увидел на перроне высокого седоватого генерала в черкеске и понял, что это генерал Пржевальский. Рядом с ним стояло несколько генералов и полковников. Духовой оркестр грянул марш. Паровоз громким гудком ответил ему. Лязгнули тормоза, раздалось шипение выпускаемого пара, и поезд остановился.

Я набросил на плечи свою зимнюю камуфляжную куртку – снаружи, если верить градуснику, было –16 градусов – и жестом предложим моим спутникам двигаться к выходу.

Начинался новый этап установления Советской власти. Сколько нам их еще предстояло?


25 февраля 1918 года. Полдень. Германская Империя. Армейский полигон недалеко от Эрфурта.

Присутствуют:

Император Вильгельм II,

Генерал от инфантерии Эрих фон Фалькенхайн,

Главный инженер опытного отделения Инспекции автомобильных войск Йозеф Фольмер.

Зима в Германии обычно напоминает российскую позднюю осень. Холодно, мокро и грязно, с серого неба сеет мелкий дождик, время от времени переходящий в мокрый снег. Грязь и слякоть – стоит сойти с мощеной дороги, как сапоги по щиколотку вязнут в жирной липкой грязи.

Но именно такие условия как нельзя лучше подходили для испытания новой боевой машины, спроектированной и построенной инженером Фольмером в рекордно короткие сроки. По меркам тех времен выглядел новый панцеркампфваген А7V-M не очень внушительно и по производимому впечатлению сильно уступал своему предшественнику A7V, больше похожему на массивный самоходный металлический ящик. Но это только для незнающих людей.

Приземистая боевая рубка с наклонным лобовым листом была изготовлена из прямых броневых плит, соединенных клепкой, и сзади переходивших в еще более низкий моторный отсек. Гусеницы были крупнозвенными, с подвеской на винтовых пружинах, как на A7V. Короткую морскую пушку «восемь-восемь» сместили вправо, чтобы освободить слева место для водителя. Там же, на левой стороне рубки располагалась небольшая цилиндрическая пулеметная башенка с одним МГ-08. Сзади, за рубкой, в крыше моторного отсека располагался длинный гребень выхлопных патрубков мерседесовского мотора. Из-за того, что ширина танка почти на метр была больше высоты он казался пригнувшимся, как пехотинец, готовый пойти в атаку под шквальным пулеметным огнем.

Генерал фон Фалькенхайн дважды обошел вокруг заляпанной грязью машины, внимательно осмотрел выстроившийся в ряд экипаж: командир, водитель, стрелок-наблюдатель, наводчик, заряжающий, после чего зачем-то пнул гусеницу начищенным до блеска сапогом.

– Отлично, герр Фольмер, – задумчиво произнес он, – примерно так я себе это и представлял. А будьте добры, теперь расскажите нам с его величеством о возможностях и характеристиках вашей новой машины.

– Да, да, мой добрый Йозеф, – оживился кайзер, – расскажите нам, пожалуйста, все и поподробней.

– Кхм, ваше величество, – смущенно сказал инженер Фольмер, – панцеркампфваген А7V-M собран из листов броневой стали, закаленной по методу господина Круппа. Вес машины – двадцать тонн. Экипаж, как Вы сами видите, пять человек. Вооружение – одна морская пушка «восемь-восемь» с длиной ствола в тридцать калибров и один пулемет МГ-08. Лобовая броня – наклонная, противоснарядная, двадцать миллиметров, и на расстоянии пятисот метров держит шрапнель на удар из пушки Шнайдера калибром в семьдесят пять миллиметров.

Борта и корма имеют противопульное бронирование в десять миллиметров, крыша имеет толщину в пять миллиметров и предназначена для защиты экипажа и механизмов от шрапнельных пуль. Двигатель Мерседес, мощностью двести шестьдесят лошадиных сил, скорость машины по шоссе двадцать пять километров в час, по пересеченной местности от восьми до двенадцати. Преодолеваемый брод – глубиной до полутора метров, стенка – высотой до метра, окоп – шириной более метра двадцати. Подъем – более двадцати пяти градусов. Вес машины позволяет ей проходить по всем существующим типам временных и капитальных мостов. Вес относительно предыдущей модели сократился в полтора раза, а мощность двигателя выросла в те же полтора раза.

– Замечательно, Йозеф, это значит, что ваши машины смогут пройти везде, где пройдет немецкий солдат, а наша кавалерия вполне сможет сопровождать их на рысях, – потер руками кайзер и повернулся к генералу фон Фалькенхайну: – Не так ли, Эрих?

– Да, именно так, ваше величество, – кивнул генерал. – Но, наверное, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Герр Фольмер, будьте добры, покажите нам вашу машину в деле.

– Яволь, герр генерал, – кивнул инженер Фольмер и махнул экипажу рукой. Солдаты встрепенулись, а потом ловко, словно обезьяны, забрались на крышу машины и один за другим скрылись в больших люках на ее крыше. Пронзительно взвыл двигатель, выбросив из выхлопных патрубков едкие сизые клубы бензинового угара, от которого кайзер громко чихнул, что, впрочем, осталось почти незамеченным из-за ужасающего шума, издаваемого двигателем танка.

Немного прогрев мотор на малых оборотах, водитель тронул машину с места и повел ее к началу испытательной трассы, а генерал фон Фалькенхайн указал кайзеру на стоящую неподалеку небольшую деревянную вышку.

– Пойдемте, ваше величество, – сказал он, – посмотрим на это представление со всеми удобствами, так сказать из ложи. Конечно, стоило бы пригнать сюда взвод штурмовиков, чтобы они смогли продемонстрировать взаимодействие на поле боя боевых бронированных машин и нашей замечательной германской пехоты, но, думаю, что это у нас еще впереди.

– Да, да, Эрих, – кайзер похлопал генерала по плечу и подошел к лестнице, ведущей на смотровую площадку вышки, – ум и талант немецких инженеров, мастерство рабочих и мужество наших солдат – вот три составляющие той победы, которая сделает Германию величайшей страной мира. Только так и никак иначе, мой добрый Эрих. Только так и никак иначе.

С высоты крыши трехэтажного дома, было хорошо видно, как плюющийся сизым дымом новый панцеркампфваген с легкостью преодолевал вспаханное раскисшее поле, переезжал через снарядные воронки, взбирался по склонам, с легкостью ломал деревянные столбы, рвал проволочные заграждения и форсировал окопы. На последнем этапе кайзеру была продемонстрирована стрельба с места и с коротких остановок по макетам пулеметных гнезд и артиллерийских орудий. На суше устаревшая морская противоминная пушка оказалась выше всяких похвал. Мощи ее снаряда, в два раза превосходящего снаряды легких полевых орудий, хватало на уничтожение любого мыслимого и немыслимого на этой войне препятствия, в отличие от 57-мм пушки Нордфельда, которая использовалась на германских танках до этого. Ну, а если англичане вздумают выставить против новой немецкой машины свои ромбовидные каракатицы, то пусть пеняют на себя. Пушка «восемь-восемь» шутить не будет, сразу превратит британскую железку в братскую могилу для экипажа.

– Ну как вам, ваше величество, это представление? – спросил кайзера фон Фалькенхайн, когда демонстрация новой машины была закончена, и она повернула обратно к вышке, где ее ожидало высокое начальство.

– Мой славный Эрих, – патетически воскликнул кайзер, взмахнув здоровой правой рукой, – это было просто великолепно. Я ожидал увидеть лишь ее чертежи, а мне показали готовую бронированную боевую машину, грозную и неудержимую, словно древнее оружие Нибелунгов.

Герр Фольмер, завтра же – нет, прямо сегодня! – наши заводы должны приступить к серийному выпуску таких машин, чтобы к лету мы смогли собрать стальной германский кулак, который проломит оборону этих распутных лягушатников и этих пожирателей овсянки – британцев. Тогда мы сможем завершить войну в Париже подписанием капитуляции нашего старого врага.

Вы же, мой добрый Эрих, возьмите под свой контроль все, что связано с формированием новых бронированных частей и применением таких машин. Не хотелось бы, чтоб столь грандиозный труд наших инженеров и рабочих пошел насмарку из-за чьей-нибудь нерасторопности или нераспорядительности. Все, господа, принимайтесь за работу… Германия ждет от нас только победу!


27 февраля 1918 года. Утро. Финляндия. Свеаборг. Старая крепость.

Полковник Лесков Андрей Николаевич, Начальник корпуса пограничной стражи.


Прошло чуть больше двух недель после нашего предыдущего разговора о грядущем вооруженном выступлении противников советской власти, которое готовили так называемые финские «лесных бароны». Тогда мы с командующим 2-м корпусом Красной гвардии генералом Свечиным и представителем партии большевиков в Финляндии Эйно Рахья очень долго разговаривали, прикидывая, как нам лучше действовать в том случае, если мятеж все же произойдет.

Общими усилиями тогда мы приняли решение предпринять некоторые превентивные меры для предотвращения мятежа. С помощью информации, которая поступила к нам от ведомства товарища Дзержинского, нам удалось обнаружить склады оружия, приготовленного главарями мятежников. В свою очередь, подчиненная мне пограничная стража усилила контроль на границе и перехватила десятка полтора курьеров, пытавшихся нелегально перебраться из Швеции на территорию бывшего Великого княжества Финляндского, перевозивших шифровки с инструкциями, предназначенными для «лесных баронов», и крупные суммы денег. Пойманных курьеров мы отправляли на беседу к сотрудникам уважаемого Феликса Эдмундовича, которых теперь называли «особистами». С их помощью нам удалось узнать новые имена вожаков грядущего мятежа, новые адреса явок и конспиративных квартир и установить новые связи мятежников. После этого следовали новые аресты, и все начиналось по новой.

Тем временем товарищ Эйно Рахья тоже не сидел сложа руки. Он провел большую работу с финскими большевиками, которые начали агитацию среди жителей лесных городков. Они разъясняли народу все пагубность вооруженного выступления против советской власти, в результате чего многие из тех, кто собирался присоединиться к мятежникам, передумали, и отказались участвовать в кровопролитии.

Свою лепту в предотвращения вооруженного выступления внес и генерал Маннергейм. Он посетил несколько крупных промышленников и банкиров и весьма доходчиво объяснил им, что большие деньги не любят, когда в стране смута, а потому лучше будет, если в Финляндии будет тишина и спокойствие. К тому же большевики сразу же после начала мятежа введут в Финляндии военное положение, и тогда под раздачу могут попасть не только непосредственные участники мятежа, но и все сочувствующие. Похоже, что речь генерала оказалась достаточно доходчивой, и, по нашим сведениям, финские богатеи отказали дать деньги главарям мятежа… А многие из тех, с кем беседовал Маннергейм, от греха подальше подались в Швецию, чтобы пересидеть там смутное время…

Но мятеж нам предотвратить все же не удалось. Очевидно, иностранным его организаторам, не сколько шведским, сколько британским, видимо очень хотелось разжечь очаг мятежа на северо-западных окраинах Советской России. Позавчера, 25-го февраля, к нам стали поступать сообщения о том, что с утра небольшие по численности вооруженные отряды тех, кто называл себя «борцами за независимость Финляндии», внезапно напали на местные советы и комитеты большевистской партии. Все захваченные ими представители власти и коммунисты были зверски убиты. Мятежники объявили, что с сего дня объявляется «власть народа», который «выгонит со священной финской земли всех инородцев и будет строить «Великую Суоми» – до Урала». Вот так вот – «до Урала» – ни больше и ни меньше!

В Гельсингфорсе по тревоге были подняты бойцы корпуса Красной гвардии и отряды моряков Балтфлота. В свою очередь я приказал усилить пограничные наряды и полностью перекрыть границу со Швецией. Прекрасно понимая, что бороться с подвижными лыжными отрядами мятежников в зимнем лесу смогут только такие же отряды, но составленные из тех финнов, которые стоят за советскую власть, я, по совету Эйно Рахья, начал формировать летучие лыжные группы добровольцев по борьбе с мятежом.

А вчера из Петрограда к нам в Гельсингфорс прилетели два бомбардировщика «Илья Муромец» с вооруженными пассажирами. Среди них был и мой старый знакомый, Александр Васильевич Тамбовцев.

– Здравствуйте, уважаемый Андрей Николаевич, – сказал он, пожимая руки мне, генералу Свечину и Эйно Рпхья. – Хотелось бы вам сказать – добрый день, но язык не повернется назвать его добрым. Как только в Питере узнали о том, что у вас случилось, то немедленно направили вам помощь. Вот эти офицеры, – Александр Васильевич указал на прилетевших с ним людей, – являются хорошими специалистами по борьбе с так называемыми «повстанцами». Остальные люди, прибывшие с нами, – подчиненный им взвод бойцов сил специального назначения. Прошу, как говорится, любить и жаловать.

Я внимательно посмотрел на прибывших с товарищем Тамбовцевым людей. По их внешнему виду, походке и движениям, я сразу же определил, что эти люди успели понюхать пороха, и имеют неплохой военный опыт. Одеты они были в уже хорошо знакомую мне маскировочную форму, только пятена на ней были не желто-зелено-коричневыми, а бело-серыми.

– Вот бы добыть такие мундиры для моих пограничников, – подумал я.

– Андрей Николаевич, – улыбнулся Тамбовцев, видимо, заметив мелькнувшую в моих глазах зависть, – обещаю вам, что в самое ближайшее время мы пришлем такую же зимнюю камуфляжную форму и для ваших пограничников. Следующим рейсом «Илья Муромец» привезет сюда полсотни комплектов нового обмундирования. Это пока все, что мы можем для вас сделать – что называется, чем богаты…

Товарищ Тамбовцев представил нам старшего из прибывших офицеров – майора Гордеева, сказав, что тот готов сообщить нам свой план ликвидации мятежа «лесных баронов». Для обсуждения этого плана мы направились в мой штаб.

Майор Гордеев расстелил на столе карту Финляндии и склонился над ней.

– Судя по полученным донесениям, – начал он, – очагов мятежа в настоящий момент насчитывается всего двадцать шесть. Большинство их расположено на северо-западе Финляндии неподалеку от шведской границы. По нашим предварительным прикидкам захватить власть в Финляндии у них не получится, но пролить крови и наломать дров они смогут немало. По тому, как они начали действовать, вырезая подчистую целые семьи, не жалея ни старых ни малых, нам стало ясно, что эти мерзавцы ни перед чем не остановятся.

– Да, но, товарищ Гордеев, – сказал Эйно Рахья, – очень трудно будет поймать их в лесу. Тем более, как я знаю, они прячутся на лесных хуторах, куда трудно пробраться и летом. А зимой это вообще невозможно. Один пулеметчик, занявший хорошую позицию, может расстрелять на лесной тропе целую роту, а то и батальон. А когда, даже ценой больших потерь, наши бойцы и прорвутся к лесному хутору, то там они уже никого не застанут, поскольку используя тайные тропы бандиты уйдут в другое место.

– Все это так, товарищ Рахья, – согласился майор, – но мы постараемся найти способ борьбы с мятежниками. Завтра же к вам из Петрограда будет переброшено звено бомбардировщиков «Илья Муромец». Они будут не только бомбить лесные хутора, на которых базируются мятежники, но и вести разведку и обнаруживать отряды мятежников на марше. В особо тяжелых случаях могут быть использованы самолеты с эскадры адмирала Ларионова. Потом на мятежников по рации будут наведены летучие отряды лыжников-красногвардейцев, которые, организовав засады на пути следования врага, попытаются их полностью уничтожить.

– Помимо этого, – вступил в разговор Александр Васильевич, – необходимо использовать оперативные методы борьбы. Через своих людей надо довести до лидеров бандформирований информацию о том, что, дескать, в такой-то поселок должен приехать важный большевик, чтобы организовать там отряд по борьбе с мятежниками. Естественно, что вожаки бандитов постараются уничтожить такого большевика. На пути их следования будет организована засада, в которой наши пулеметчики перебьют всех нападающих.

– Интересное предложение, – кивнул я товарищу Тамбовцеву. – Но ведь мятежники – далеко не дураки, и, попавшись таким образом пару раз на вашу хитрость, они станут умнее.

– Любое повстанческое движение продолжается до тех пор, пока оно имеет поддержку местного населения, – сказал майор Гордеев. – Истребление участников бандформирований – это, конечно, очень важное дело, но пока местное население будет подкармливать остатки этих банд и сообщать им информацию о передвижении наших частей, словом, помогать им всеми возможными способами, то борьба с мятежниками может длиться очень долго. Как только такая поддержка прекратится, закончится и сам мятеж.

– Я тоже так думаю, товарищ Гордеев, – Эйно Рахья почесал небритый подбородок, – нам необходимо вести агитационную работу среди рабочих лесорубов, рабочих лесопилок и деревообрабатывающих фабрик и заводов. Ведь пока в их округе не будет наведен порядок, у них не будет работы. А на что им тогда жить и чем кормить детей?

Кроме того, в лесных краях большая часть продовольствия поступает из России и Швеции. А поскольку все пути перекрыты, то там скоро начнется голод. Тем временем наши люди должны объяснять местному населению, что Советская власть обеспечит в их краях мир и спокойствие, даст им работу и достаток. Если они поймут, что Советская власть действует в их интересах, то начнут помогать нам отлавливать мятежников и следить за каждым их шагом, а также сообщать обо всем происходящем в лесу тем, кто борется с отрядами «лесных баронов».

– Что ж, примем все то, что мы здесь обсуждали, за основу, – сказал майор Гордеев. – Товарищ Рахья, вам надо создать штаб по борьбе с мятежом. Прибывшие со мной офицеры со своими группами получат каждый по своему участку ответственности, в котором они будут проводить, как оперативные, так и войсковые операции. Я же пока побуду уполномоченным Советского правительства и заодно вашим заместителем. В штаб по борьбе с мятежом войдут так же полковник Лесков и генерал Свечин. Для них также найдется работа.

– А как же товарищ Тамбовцев? – спросил я.

– Я побуду у вас еще пару дней, – ответил Александр Васильевич, – а потом вернуть в Петроград. Мои прямые обязанности с меня еще никто не снимал…


01 марта 1918 года. Великобритания. Лондон. Даунинг-стрит 10. Резиденция премьер-министра Великобритании.

Присутствуют:


Британский премьер Дэвид Ллойд Джордж,

Глава военного кабинета лорд Альфред Милнер,

Министр иностранных дел лорд Артур Бальфур,

Министр вооружений Уинстон Черчилль,

бывший посол Британии в России Джордж Бьюкенен.

– Джентльмены, – премьер Ллойд Джордж машинально расправил свои роскошные седые усы, – слухи о кончине русского медведя оказались несколько преувеличенными. Этот ужасный зверь до сих пор еще жив и даже начал оправляться от той раны, которую мы ему нанесли. Наша ставка на то, что большевики не продержатся и пары месяцев, не оправдалась. Премьер Сталин оказался жестким и волевым правителем, привлекшим на свою сторону ядро русского офицерства и железной рукой подавляющим все смуты и мятежи. Жизнь в так называемой Советской России постепенно налаживается. Кроме того, проклятые пришельцы из неизвестного нам будущего, которых Сталин приблизил к себе и сделал кем-то вроде преторианской гвардии, постоянно путают наши карты, и на каждое наше решение у них тут же находится эффективный контрход. Сегодня мы должны решить, что же нам делать дальше, ибо, как я подозреваю, если большевистскую Россию оставить в покое, то через самое короткое время она станет для нас неуязвимой.

– Сэр Дэвид, – глава военного кабинета лорд Альфред Милнер виновато посмотрел на премьера, – к сожалению, все наши основные вооруженные силы связаны борьбой с Германией на Западном фронте. После заключения сепаратного Рижского мира и переброски с востока гигантских по численности войск кайзера, положение во Франции стало весьма угрожающим. Кроме того, наш военно-морской флот понес ужасающие потери, и теперь даже несколько уступает в боевой мощи германскому Флоту Открытого моря. Последний рейд германских линейных крейсеров в Атлантику показал, что теперь наши коммуникации с американскими союзниками стали весьма уязвимыми не только из-за действий подводных лодок.

– Американские союзники?! – брезгливо произнес министр иностранных дел Артур Бальфур. – Эти потомки каторжников и пиратов предали нас, едва они стали нести первые потери. Они пока еще не вышли из войны и не заключили мир с Германией, но их помощь нам заморожена на неопределенный срок – «до тех пор пока пути в Атлантике не станут совершенно безопасными». Полагаться на таких союзников слишком рискованно, и мы теперь не можем всерьез рассчитывать на какую-либо помощь с их стороны.

– Понятно, сэр Артур, – кивнул британский премьер, – но сегодня темой нашего разговора являются не Северо-Американские Соединенные Штаты, а угрожающая нашим ключевым интересам в мире Советская Россия. Тем более, что у нас появились сведения о том, что в потоплении «Мавритании» и «Олимпика» обнаружился вполне отчетливый русский след. Выйдя из войны, большевики демонстративно игнорировали наши предупреждения, а на все попытки силового вмешательства отвечали силой оружия. Им ненавистен цивилизованный англосаксонский мир, а их возможности мобилизовать людей на битву или на тяжелый труд многократно превосходит возможности правительства бывшего императора Николая II. Вопрос о том, что в связи с этим делать, не снимается с повестки дня, и ответ на него мы должны найти как можно быстрее.

– Сэр Дэвид, – попыхивая своей неизменной гаванской сигарой произнес министр вооружений Уинстон Черчилль, – качество нашего оружия отнюдь не позволяет нам бороться на равных с силами пришельцев из иных времен. И это давно уже не секрет. Более того, как показали сухопутные сражения у Моонзунда, под Ригой и морская битва в Северном море, они научились так использовать свои возможности, что даже обычное для нашего времени оружие приобретает ужасающую мощь. Думаю, что в самое ближайшее время мы никоим образом не сможем тягаться с ними на поле боя, тем более, что, как правильно здесь сказал сэр Альфред, основные наши силы связаны противостоянием с Германией и не могут быть отозваны с Западного фронта.

– Большевизм – это зло, а русский большевизм – это абсолютное зло! – почти выкрикнул бывший посол Британии в России Джордж Бьюкенен. – Советская Россия должна быть разрушена, а ее территория разделена на зоны влияния великих держав, я имею в виду Антанту. При этом русским нельзя давать учиться грамоте, за исключением самого простейшего счета и письма, а всеми делами на обломках бывшей Российской империи должны заправлять просвещенные европейцы, такие как англичане, американцы, французы и наши союзники итальянцы.

– Это все понятно, сэр Джордж, – кивнул британский премьер, – но ведь сейчас мы как раз и должны решить, каким образом мы выполним такой замечательный план, о котором вы сейчас сказали. Джентльмены, у вас есть какие-нибудь мнения на этот счет?

– Гм, сэр Дэвид, – задумчиво произнес глава военного кабинета лорд Альфред Милнер, – быть может стоит попробовать активизировать наших японских союзников? Пусть они укусят большевиков за самое чувствительное и уязвимое для них место – Сибирь и Дальний Восток.

Министр иностранных дел Артур Бальфур с сомнением покачал головой.

– Маленькие хитроглазые азиаты, – желчно сказал он, – имеют на этой войне свои интересы и предпринимают какие-то действия только убедившись в своей полной безнаказанности. У японских генералов еще свежи в памяти кровавые гекатомбы Порт-Артура, из-за которых генерал Ноги даже просил у своего императора разрешения сделать харакири. Кроме того, японская империя сейчас просто напугана призраком большой русской подводной лодки, способной внезапно появляться и так же внезапно исчезать в любой точке Мирового океана. Если японцы что-то сделают, то только тогда, когда убедятся, что за этим шагом не последует немедленная и кровавая расплата. Нет, в настоящий момент это невозможно. Я бы посоветовал организовать что-то вроде убийства царской семьи с целью свалить эту акцию на большевиков, и постараться тем самым разжечь в России пожар гражданской войны.

– И это тоже исключено, сэр Артур, – вздохнул Джордж Бьюкенен, – бывший император и его семья находятся под бдительной охраной, и, скорее всего, наши люди не сумеют приблизиться к ним настолько близко, чтобы выстрелить из револьвера или бросить бомбу.

– Неужели, сэр Джордж, – проворчал Бальфур, – у нас совсем не осталось своих людей среди так называемых революционеров, способных уничтожить свергнутого русского императора?

– Увы, нет, сэр Артур, – лорд Бальфур с сомнением покачал головой, – вся оппозиция Сталину в партии большевиков зачищена, как он выразился, до белых костей, независимо от того были ли это наши люди или просто прекраснодушные идиоты.

– Хорошо, – кивнул лорд Альфред Милнер, – а что, если мы надавим на Норвегию и потребуем, чтобы она предоставила нам свои базы в Бергене и Тромсе для дальней блокады немецких портов на побережье Северного моря с одной стороны, и Мурманска – с другой. У нас еще достаточно линкоров, пусть даже и устаревших, чтобы полностью закупорить русским и немцам выход в океан, и тем самым обезопасить наши атлантические коммуникации.

– Норвегия – нейтральная страна, – заметил Артур Бальфур, – и вряд ли она пожелает лишиться этого статуса.

– Не пожелает, – ответил глава военного кабинета, – пусть пеняет на себя. Хватит этим трескоедам ходить в нейтралах в то время, как весь мир сошелся в кровавой схватке. К тому же, как мне известно, в Кристиании сильно обижены на русских, нагло захвативших архипелаг Шпицбергена, в то время как на него положила глаз сама Норвегия.

– Последнее обстоятельство, – заметил министр иностранных дел, – может оказаться решающим в этом вопросе. Мы прозондируем почву на норвежском направлении и сразу, как только появятся какие-либо результаты, доложим об этом многоуважаемому сэру Дэвиду.

– Очень хорошо, сэр Артур, – кивнул Ллойд Джордж, – сосредоточим же наши усилия на норвежском направлении. Кроме того, я считаю необходимым активизировать наши действия против Турции. Запомните джентльмены, только британский солдат имеет право занять пост на берегу Проливов и не пускать туда тех, кто этого не заслуживает. Только наш Средиземноморский флот, войдя в Черное море может диктовать причерноморским государствах как себя следует вести.

– Я думаю, что Проливы будут наши, сэр Дэвид, – произнес Альфред Милнер. – Турецкий фронт в Палестине и Ираке все еще держится, но достаточно лишь одного мощного удара, и он рухнет, благо турки в отличие от немцев и австрийцев, не прекратили войну против русских, и вынуждены теперь распылять силы.

– Пусть будет именно так, – подвел итог Ллойд Джордж, – два основных направления – норвежское и турецкое – должны дать нам возможность непосредственно добраться до территории России и вмешаться в происходящие там политические процессы. На этом, джентльмены, я закрываю наше совещание.


3 марта 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Глава ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев.


Занимаясь проблемами территорий, находящихся за тысячи верст от Петрограда, мы как-то подзабыли о том, что происходит прямо у нас под боком. Речь идет о Прибалтике, часть которой была оккупирована во время Первой мировой войны немцами, а теперь по Рижскому договору возвращалась нам в таком состоянии, которое можно было охарактеризовать лишь одним словом – разруха.

О том, что творится в тех краях, мне рассказал только что прибывший из Литвы Винцас Мицкявичюс, так же известный под псевдонимом Капсукас. Человеком он был очень интересным. Его политические взгляды плавно дрейфовали от литовского национального движения, до марксизма. На VI Съезде РСДРП и на Втором Всероссийском съезде советов он поддержал большевиков, хотя беспощадная расправа над сторонниками Троцкого и Свердлова его шокировала. Капсукас был человеком мягким, старавшимся не доводить дело до кровопролития. Но, по-видимому, поняв, что другого выхода у Сталина не было, он успокоился, и активно включился в партийную работу.

В качестве представителя Политбюро ЦК РСДРП(б) он был отправлен на территории Виленской, Ковенской и Сувалкской губерний, откуда начался отвод немецких войск и демаркация новой границы. Но чисто военными делами занимались представители наркомата обороны, а товарищу Капсукасу было поручено разобраться с политической обстановкой в этих областях. По возвращению в Петроград он зашел ко мне, чтобы рассказать о том, что видел. Винцас Семенович большую часть своей жизни проработал в качестве корреспондента и редактора нескольких социал-демократических изданий. Как коллега, он посчитал необходимым посоветоваться со мной, прежде чем отправиться с докладом о положении дел в Литве к председателю Совнаркома.

– Лаба дена, драугас, – поприветствовал я его, – когда он вошел в мой кабинет, – кейп гивени?

– Эх, Александр Васильевич, – ответил Капсуках, махнув рукой, и устало присев на предложенный мною стул, – вы спрашиваете, как дела? Так я вам прямо скажу – дела хреновые. Власть немцев в Литве уже кончилась, а Советская власть еще и не началась.

Немецкая оккупация привела к тому, что треть земли в литовских губерниях пустует. Оттого цены на хлеб выросли неимоверно. Голод и отсутствие работы, товарищ Тамбовцев, – страшная вещь. При немцах безработные батраки, дезертиры и беглые пленные сбивались в вооруженные отряды и прятались от оккупационных властей в лесах. Поэтому сами себя они называли «лесными братьями». Их отряды нападали на небольшие отряды германских войск, на оккупационную администрацию и на имения крупных землевладельцев. Бороться немцам с ними было тяжело, так как «лесные братья» раздавали часть своей добычи бедным крестьянам. Те считали «лесовиков» кем-то вроде местных «Робин Гудов», помогали им информацией и укрывали их от преследования немецких воинских патрулей.

Но война закончилась, немцы ушли, а «лесные братья», привыкшие к вольной жизни, не спешат сложить оружие и вернуться к мирным занятиям. Так что, Александр Васильевич, для того, чтобы разоружить «лесовиков», нам надо будет провести с этими людьми очень большую работу, поскольку их вооруженные отряды могут быть использованы противниками советской власти.

– Скажите, Винцас Семенович, – спросил я, – а какие политические силы имеются в данный момент в Литве?

Капсукас задумался, что-то забормотал себе под нос по-литовски и начал загибать пальцы. Потом он посмотрел на меня, и сказал,

– Начну я, пожалуй, с «Тарибы». Это литовские националисты, мечтающие о полной независимости Литвы и о создании своего, небольшого и уютного национального государства. «Тариба» – по-литовски «Совет», но к советской власти они никакого отношения не имеют. Сформирована эта политическая сила была под крылышком немцев еще в сентябре 1917 года. Взамен «Тариба» пообещала «войти в тесный союз с Германией, заключить договор о военном сотрудничестве», и пригласила на литовский престол вюртембергского герцога Вильгельма фон Ураха. Этого германца «Тарибы» собирались короновать как Миндовга II. – Капсуках криво усмехнулся, – это ж надо до такого додуматься – предложить немцу имя литовского князя, который всю жизнь воевал с крестоносцами!

– Да, похоже, что у этих господ абсолютно отсутствует чувство юмора, – сказал я. – Но сейчас, когда кайзер приказал очистить оккупированную территорию, «Тариба», похоже, осталась без хозяина.

– Как бы не так, – усмехнулся Капсукас. – Эти ребята зря времени не теряли. Они уже направили телеграмму в САСШ американскому президенту Вудро Вильсону с просьбой принять под его покровительство вновь создаваемое литовское государство. Но, похоже, что с этой затеей у них ничего не получится. Хотя ответ и пришел, но суть его заключалась в чисто моральной поддержке, не более того. Похоже, что у американцев сейчас другие заботы.

– Ну, а какие еще политические силы в Литве готовы взять власть? – поинтересовался я.

– Серьезная сила, действующая в основном в губерниях, граничащих к территориям с преимущественно польским населением, – сказал Капсукас, – это сторонники Пилсудского. Правда, самого пана Юзефа совсем недавно в Магдебурге пристрелили немцы, но его подручные продолжают носиться с идеей создания «Великой Польши от моря до моря». Хотя чисто польские земли по условиям Рижского мира должны отойти к Германской империи. А немцы умеют не только наводить порядок, но и его поддерживать. Боюсь, что поляки, которых германцы прижмут к ногтю, побегут через границу прямо к нам, и Советской власти будет от них немало хлопот.

Кстати, – тут Капсукас опять улыбнулся, – как мне сообщили знающие люди, кое-кто из «пилсудчиков» присылал к «тарибовцам» гонцов с предложением организовать что-то вроде второго издания «Речи Посполитой». Но им был дан от ворот поворот. «Тариба» не пожелала делиться властью, которой она, между прочим, еще не имела.

– Скажите, Винцас Семенович, – спросил я, – а как в Литве относятся к Советской власти?

– По разному относятся, Александр Васильевич, но в основном, хорошо, – сказал Капсукас, – ведь люди видят, что Советская власть стоит за порядок, за социальную справедливость. Именно она завершила войну и заставила германцев уйти с захваченной ими земли. В основном нас поддерживают бедняки, безземельные крестьяне, батраки, рабочие.

«Тарибу» же поддерживают «укининскасы» – это те, кто рассчитывает получить для себя отдельно взятый хутор. В общем, товарищ Тамбовцев, надо срочно создавать в Литве наши, большевистские советы. Лишь тогда мы сможем удержать там власть. Ведь после полного вывода германских войск нам не нужно будет держать в тех краях большое количество русских войск. Если сейчас власть в Литве заменяют военные, то что там начнется сразу после демобилизации большей части армии? В Литве надо будет сформировать свою Красную гвардию, которая не даст в обиду вновь созданные Советы.

А желающих стать новым «Миндовгом» или «Витовтом» в Литве предостаточно. Во время моей поездки я познакомился с неким Антанасом Сметоной. Он, кстати, из «Тарибы». Амбиции у него огромные. В свое время он закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. До недавнего времени Сметона возглавлял «Литовское общество вспоможения пострадавшим от войны». По замашкам он готовый Наполеон Бонапарт, который готов не только захватить власть с помощью штыков – все равно, своих ли или чужих, – но и начать расширять границы Литвы, предъявляя территориальные претензии соседям. Словом, человек опасный.

– Вы правы, Винцас Семенович, – сказал я, – вспомнив о том, что Сметона в нашей истории в декабре 1926 года совершил военный переворот и был бессменным диктатором Литвы аж до 1940 года. – Господином Сметоной надо будет заняться персонально.

В общем, я доложу о нашем разговоре товарищу Сталину. Думаю, что он найдет возможность оказать вам практическую помощь. И я посоветовал бы вам переговорить с товарищем Дзержинским. Он родом из Вильно, и ваши проблемы ему хорошо знакомы. Он сейчас как раз занимается делами, связанными с обеспечением охраны новой западной границы Советской России. Так что вам все равно придется иметь дело именно с ним.

– Висо гяру, Винцас Семенович, – попрощался я с Капсукасом.

– Висо гяру, – сказал Капсукас, вставая со стула, – Думаю, что мы еще с вами увидимся в самое ближайшее время.


5 марта 1918 года. Итальянский фронт, Доломитовые Альпы.


Вторая битва при Трентино началась вечером 4 марта, когда на западном участке итало-австрийского фронта, в Доломитовых Альпах в районе Чизмон-дель-Граппа неожиданно загрохотала австро-германская артиллерия, в том числе стянутые на этот участок в один ударный кулак 420-мм осадные мортиры Круппа, прозванные «Большой Бертой» в честь племянницы пушечного короля, и 305-мм осадные гаубицы Шкоды. Скалодробильная канонада по заранее разведанным и пристреленным целям продолжалась всю ночь. Сверхтяжелые фугасные и бетонобойные снаряды крошили выдолбленные в скалах итальянские укрепления, вызывали оползни и обвалы, в то время как артиллерия меньших калибров засыпала итальянские позиции тысячами химических снарядов. Еще раньше, примерно за сутки до начала основной части операции, германские и австрийские горнопехотные части начали обходной маневр по гребням горных хребтов, что со времен перехода армии Суворова через Альпы считалось в принципе невозможным в зимних условиях.

Командовал объединенной австро-германской группировкой германский генерал Отто фон Белов, в свое время отличившийся в Восточной Пруссии во время отражения плохо подготовленного русского наступления летом четырнадцатого года, а потом, осенью семнадцатого года, здесь в Италии проведший блестящую Капоретскую наступательную операцию, завершившуюся полным разгромом 2-й итальянской армии и выходом австро-германских войск на рубеж реки Пьяве на ближних подступах к Венеции. Месяц назад, перед повторным назначением на итальянский фронт, генерал Отто фон Белов имел длительную беседу с главнокомандующим германской армией генералом от инфантерии Эрихом фон Фалькенхайном. Задача ему была поставлена однозначная – требовалось нанести итальянской армии и поддерживающему ее союзному корпусу в составе одиннадцати французских и английских дивизий такое поражение, которое бы выбило из войны Италию и сильно осложнило бы положение Антанты на Западном фронте.

Ставя фон Белову общую задачу операции, главнокомандующий германской армией подробно рассказал и о новых тактических приемах, которые должны были позволить не только взломать итальянскую оборону и разгромить 1-ю итальянскую армию, но и совершить рывок в глубокий тыл противника, отрезать под Венецией 3-ю, 4-ю и остатки разгромленной в ноябре 2-й итальянских армий, что в сумме составляло около миллиона штыков или более двух третей всех вооруженных сил Итальянского королевства.

Помимо всего прочего, для успеха операции на Итальянский фронт были переброшены довольно значительные подкрепления. Помимо австрийских войск, высвободившихся после заключения Рижского мира и ликвидации Румынского государства, в распоряжение генерала фон Белова были переброшены двадцать полнокровных кадровых дивизий германской армии со всеми средствами усиления, штурмовыми батальонами, тяжелой артиллерией, бронепоездами и бронемашинами. Именно германские части, имеющие боевой опыт и пополненные после вывода с Восточного фронта, отлично обученные и вооруженные, должны были во взаимодействии с австрийскими горными бригадами прорвать итальянский фронт в долине реки Бренты и, вырвавшись с гор на равнину в районе Бассано-дель-Граппа, поставить под угрозу окружения основные силы итальянской армии.

Артподготовка завершилась утром, в предрассветных сумерках. В долине реки Бренты в атаку пошли закаленные в боях штурмовые батальоны кайзера, а заблаговременно вышедшие на исходные позиции германские и австрийские горные стрелки спустились в долину Бренты и атаковали тылы обороняющихся итальянских войск. Вслед за расчищающими дорогу штурмовиками вперед двинулись саперные части и германские бронепоезда артиллерийской поддержки с десантом на броне. К полудню все было кончено.

Кое где изолированные части итальянской армии еще продолжали сопротивление в полуразрушенных в ходе артподготовки укреплениях, но основная их масса, бросая тяжелое вооружение, стала беспорядочно отступать на равнину. Слишком мощным был германский натиск и слишком свежа еще была память ужасного разгрома при Капорето.

К полудню германские и австрийские войска с боями продвинулись на восемь километров, заняв местечко Вальстанья. А в четыре часа дня, сбив последние заслоны, их передовые части на бронепоездах неожиданно для итальянского и союзного командования ворвались в город Бассано-дель-Граппа, расположенный в двадцати километрах от линии фронта. Вслед за ними, почти в затылок передовым частям, на захваченный плацдарм один за другим начали прибывать эшелоны с германской пехотой, полевой артиллерией и кавалерией, предназначенные для развития наметившегося успеха. На равнине Северной Италии началась так называемая эшелонная война.

Австро-германские войска продвинулись на пять-восемь километров и на направлениях второстепенных ударов, наносимых в направлении Асиаго – Бассано-дель-Граппа, и в долине реки Астико по линии Тонецца-дель-Чизмоне – Арсьеро – Тьене. Фронт 1-й итальянской армии рухнул, и к вечеру ее отступление превратилось в паническое бегство. В итоге первого дня второй битвы при Трентино итальянская армия потеряла около десяти тысяч солдат убитыми и более ста тысяч ранеными и пленными. Потери же австро-германских войск были значительно скромнее – порядка семи тысяч убитыми и примерно двадцать тысяч ранеными.

В результате немецкого наступления под угрозой захвата оказались Верона, Виченца и Падуя, вследствие чего паника охватила и гражданское население, которое тоже обратилось в бегство, запрудив все дороги миллионами спасающихся от «ярости тевтонов». Случилось то, что было после прорыва фронта при Капорето – поток беженцев сковывал движение итальянских войск, а австрийские агенты в тылу распространяли панические сведения, увеличивая беспорядок и подрывая боевой дух солдат короля Виктора Эммануила III.


6 марта 1918 года. Северная Италия.


После прорыва на равнину никаких пригодных для обороны естественных рубежей перед австро-германскими войсками не осталось, поскольку наступление велось не поперек, а вдоль основного направления стока рек с вершин Альп. Следующим естественным рубежом итальянской обороны должна была бы стать долина реки По, но это означало бы для Италии утрату всех своих северных промышленно развитых провинций и фактический проигрыш войны.

Поняв смысл происходящего, главнокомандующий итальянской армии генерал Армандо Диаз, герой итало-турецкой войны одиннадцатого года и одиннадцатой же битвы при Изонцо, начал спешно снимать с фронта боеспособные дивизии для того, чтобы парировать эту новую опасность. Но было уже поздно.

Получив сообщение о прорыве немецких войск к Бассано-дель-Граппа, главнокомандующий австро-венгерской армией на Итальянском фронте фельдмаршал Светозар Бороевич отдал приказ о начале общего наступления на итальянские позиции по реке Пьяве. Артподготовка, как и в Альпах, началась еще с вечера пятого. А с рассветом австрийские войска начали атаку на позиции итальянцев и их союзников по всему фронту. Тем временем, в ночь с пятого на шестое, «выстрелила» вторая фаза второй битвы при Трентино. Германские бронепоезда и эшелоны с пехотой и броневиками, воспользовавшись царящей в итальянском тылу неразберихой, захватили город Кастельфранко-Венето и городок Читаделла, практически лишенные гарнизонов. К рассвету их передовые части неожиданно появились в Падуе, где завязали бой с разрозненными и деморализованными остатками разгромленной при Капорето 2-й итальянской армии, после чего вся итальянская армия утратила железнодорожное сообщение с основной территорией Италии и оказалась в оперативном окружении.

Кольцо окружения было еще тонким, и немецкие гарнизоны контролировали лишь крупные станции. Но эшелоны по железной дороге шли один за другим, и с каждым часом положение итальянцев становилось все более безнадежным. Снятие части войск с фронта по Пьяве было воспринято многими итальянскими солдатами и офицерами как начало общего отступления под натиском атакующих австрийцев. Войска 3-й и 4-й армий, с трудом сдерживающие атаки почти всей австрийской армии, дрогнули и начали отступление, которое вскоре переросло в бегство. Австрийцы гнались за отступающими итальянскими войсками, но так и не могли их догнать. К вечеру шестого, когда первые итальянские части, потерявшие управление, без тяжелого вооружения, запасов продовольствия и боеприпасов добрались, наконец, до занятой немцами линии Бассано-дель-Граппа – Кастельфранко-Венето – Падуя, они со всего размаха уткнулись в германскую укрепленную позицию, которую уже успели соорудить бравые гренадеры кайзера. У итальянцев осталось только два выхода – плен или смерть.

Союзные войска, оборонявшие участок фронта под Монтебелло, держались несколько дольше. Никто из итальянского командования не соизволил сообщить англичанам, французам и чехословацким легионерам о начале всеобщего отступления. Разгром их был ужасный. Охваченные со всех сторон превосходящими силами австрийцев под Монтебелло, они были вынуждены вскоре капитулировать. Самая страшная участь ждала чехословацких легионеров, которых австрийские солдаты в плен не брали. Чехов они считали предателями и тут же, без затей, прикалывали штыками.

Уже к концу шестого числа стало понятно, что Италию постигла катастрофа, от которой она уже вряд ли оправится. Спасать ее тоже было некому, Россия давно вышла из войны, и рассчитывать на то, что русские генералы, спасая Италию, раньше времени начнут очередной Брусиловский прорыв, уже было нереально. Что же касается французов и англичан, то те не горели желанием выручать своих незадачливых союзников по Антанте. Это итальянцы должны были служить пушечным мясом в те моменты, когда положение союзников на фронте осложняется до невозможности, а наоборот – нет, и еще раз нет. Тем более, что в демократической стране все активные действия должны быть предварительно обсуждены в парламенте, а когда это обсуждение закончится, о принятом решении уже будут знать не только немцы с австрийцами, но и все страны, в которых есть хоть один грамотный человек. Италия была обречена.

К тому же военное поражение осложнилось правительственным кризисом. Кабинет премьера Витторио Эммануэле Орландо пал, и король Виктор Эммануил III через головы политиков обратился к австро-германскому командованию с предложением о перемирии. Ответ был короткий и жесткий – условием прекращения огня могла быть только безоговорочная капитуляция. Как говорили предки итальянцев – «Vae victis!» («Горе побежденным»)…


7 марта 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Подполковник Карбышев Дмитрий Михайлович.


Сказать по чести, я никак не ожидал что меня вдруг вызовут в Петроград. Еще в декабре я добровольно вступил в корпус Красной гвардии, которая коротким, но мощным ударом вдребезги разнесла воинство румын. Я не колебался ни минуты – идеи большевиков я разделял давно и прекрасно понимал, что никто кроме них не сможет спасти от развала нашу бедную Россию, которую адвокатишка Керенский довел до последней крайности.

Правда, работы по специальности у меня почти не было – Красная гвардия стремительно наступала, и строить фортификационные сооружения ей было ни к чему. К тому же у меня, как на грех, неожиданно разболелась раненая под Перемышлем нога. Волен-ноленс, но после ликвидации Калединского мятежа в Ростове мне пришлось лечь в военный госпиталь. Там за мной трогательно ухаживала моя дорогая Лидочка. Не знаю, то ли лекарства, то ли ее любящее сердце, то ли все это вместе взятое поспособствовало моему выздоровлению, но факт остается фактом – уже через пару недель я мог снова свободно ходить, правда, опираясь при этом на тросточку.

Именно в Ростове, в госпитале, меня и нашло предписание срочно прибыть в Петроград для получения нового назначения. Предписание было подписано не кем-нибудь, а самим председателем Совнаркома товарищем Сталиным. Я даже поначалу не поверил в то, что моей скромной особой заинтересовался глава Советского правительства. Но как бы то ни было, я человек военный, а, следовательно, раз уж вступил в Красную гвардию, то обязан выполнить приказ начальства в срок и со всем тщанием.

Предписание это стало для меня поистине палочкой-выручалочкой. Достаточно было показать его коменданту железнодорожной станции Ростова, как для меня с Лидой сразу же нашлось отдельное купе в поезде, следовавшем на Петроград. Поезда, по счастью уже ходили почти с той же регулярностью, как это было в благословенное довоенное время. Несколько дней пути, и мы с женой уже стояли на Знаменской площади, в центре которой возвышался памятник «царю-миротворцу» Александру III.

Отсюда до Таврического дворца – резиденции нынешнего правительства России – было минут двадцать ходьбы. Но моя бедная нога все еще немного побаливала, и мы решили взять извозчика, одновременно и транспорт и источник информации.

Копыта лошадки звонко постукивали по деревянной торцевой мостовой Суворовского проспект. Я вполуха слушал разглагольствования нашего водителя кобылы, а сам внимательно смотрел по сторонам, внимательно разглядывая новый революционный Петроград и не узнавал его. В городе царил порядок, пешеходы спешили по своим делам, и нигде не было видно следов уличных боев и погромов, о которых взахлеб писали газеты Могилева-Подольского, где я находился в октябре-ноябре 1917 года. Правда, после прихода в Могилев-Подольский корпуса Красной гвардии часть этих газет большевики прикрыли, а те, которые остались, поумнели и резко сменили тон.

Таврический дворец, в котором не так давно находилась Государственная дума, сейчас был центром всех происходящих в России перемен. Часовой у входа, прочитав мое предписание, куда-то позвонил и доложил о моем прибытии. Вскоре пришел человек в штатском, но с повадками жандарма, который посмотрел на меня и неожиданно улыбнулся.

– Прошу вас, Дмитрий Михайлович, проходите, – сказал он. – А вы, Лидия Васильевна, можете обождать мужа вот здесь, на мягком диванчике. Почитайте пока газеты, их тут у нас много.

И действительно, на журнальном столике, стоявшем рядом с диваном лежала большая стопка газет и журналов.

Лидочка, которая всю дорогу от вокзала до Таврического дворца испуганно прижималась к моему плечу, вопросительно посмотрела на меня.

– Да, милая, – я попытался успокоить свою супругу, – обожди меня здесь. Ты не ничего не боялась на фронте, под вражеским огнем, а здесь, в Петрограде, вдруг оробела. Поверь, все будет хорошо.

В сопровождении моего провожатого я прошел по коридору и остановился у двери, на которой была привинчена табличка с надписью «Председатель Совета Народных комиссаров Иосиф Сталин». Мы вошли в небольшую приемную, где сидел секретарь. Увидев меня, он встал с места, открыл дверь в комнату напротив и пригласил меня войти.

За большим столом со столешницей, покрытой зеленым сукном, сидели два человека, одетых в полувоенную форму без погон. Главным из них, похоже, был сидевший во главе стола кавказец с густыми черными усами. У второго, пожилого, помимо усов была еще и короткая седая борода.

– Проходите, Дмитрий Михайлович, присаживайтесь, – кавказец привстал с места, и рукой указал мне рукой на свободный стул. – Позвольте представиться, Сталин Иосиф Виссарионович, председатель Совнаркома. А это Александр Васильевич Тамбовцев, глава Информационного Телеграфного агентства России, – человек с седой бородой приветливо кивнул мне и улыбнулся. – Присаживайтесь, присаживайтесь Дмитрий Михайлович, разговор у нас будет долгий и серьезный.

Я насторожился. Хотя за мной никаких грехов перед советской властью и не водилось, но чем черт не шутит – может быть какой-то мой недоброжелатель (а у кого их нет?) написал на меня донос. Впрочем, немного подумав, я отмел эту мысль: в самом деле – главе огромной страны больше нечем заняться, как разбирать кляузы на подполковника, которого и в военном министерстве-то знают не все.

– Дмитрий Михайлович, – неожиданно спросил меня товарищ Тамбовцев, – скажите, доводилось ли вам заниматься строительством оборонительных сооружений в приморских крепостях?

Я немного замялся. Действительно, если не считать мое командование саперной ротой во Владивостоке десять лет тому назад, с фортификационными работами в крепостях, расположенных на берегу моря, мне больше сталкиваться не доводилось. Впрочем, в теории я мог составить проект строительства оборонительных сооружений в том же Владивостоке, если, конечно, мне будут в этом помогать флотские артиллеристы.

Примерна так был и сформулирован мой ответ на вопрос товарища Тамбовцева. Похоже, что он пришелся по душе моими собеседникам. Они переглянулись, и в разговор вступил товарищ Сталин.

– Дмитрий Михайлович, – раскуривая папиросу, произнес глава советского правительства, – мы хотели бы направить вас в качестве главного куратора строительства сухопутной и морской обороны на Русский Север. Вы, наверное, уже знаете о том, что британцы пытались напасть на наш порт Мурманск, но крепко получили там по зубам, потеряв линейный корабль и несколько крейсеров. Мы не исключаем, что англичане могут повторить свой набег на Мурманск, а, возможно, и на Архангельск, только на этот раз уже более крупными силами. Необходимо быть готовым к подобному развитию событий.

Мы хотим основательно укрепить наши северные порты, а также возвести фортификационные сооружения на Груманте.

Заметив мой недоуменный взгляд, Сталин пояснил,

– Грумант – это русское название острова Шпицберген. Он давно уже был освоен поморами, только официально не объявлен русской территорией. Мы решили исправить ошибку предыдущих правительств Российской империи и явочным порядком заняли весь архипелаг, который теперь будем охранять и защищать. Укреплений там нет вообще. Так что работы у вас будет много. Но, как я слышал, вы от работы не бегаете?

И товарищ Сталин, неожиданно для меня лукаво улыбнулся и опять почему-то переглянулся с Тамбовцевым.

Я задумался. Предложение было весьма заманчивое. Фактически мне придется заново строить укрепления на «диком бреге» при почти полном отсутствии необходимой материальной базы. С другой стороны, там я буду строить сам, а не перестраивать. А вот это – совсем хорошо: мне давно уже хотелось создать что-то свое, используя при этом свои замыслы и проекты. А насчет береговой артиллерии…

Товарищ Тамбовцев, словно прочитав мои мысли, сказал,

– Дмитрий Михайлович, в Мурманске уже построены береговые батареи и ведется работа по возведению новых. Этим делом занимается адмирал Кетлинский – герой сражения с британской эскадрой. Он поможет вам как классный артиллерист. Ваша же задача связать воедино береговые батареи и укрепления на сухопутье, чтобы получилась настоящая крепость, способная дать достойный отпор врагу как на суше, так и на море.

А вот на Груманте вам придется начинать все с нуля. Но мы поможем вам, подберем вам хорошего заместителя по морской части. Кроме того, мы попросили бы вас составить список толковых военных инженеров, которые войдут в вашу команду и будут помогать вам в вашей работе. Думаю, что и им будет интересно поучаствовать в строительстве базы нового флота России, который со временем – я надеюсь на это – станет самым сильным и мощным флотом в стране. К тому же ваша новая должность – генеральская, и это звание будет вам незамедлительно присвоено, как только вы прибудете на место вашей новой службы.

Я понял, что после всего сказанного я уже не смогу дать отрицательный ответ председателю Совнаркома. И даже не потому, что мне авансом пообещали генеральские погоны. В конце концов, я не за чины и должности служу России, хотя, как военному человеку, мне все это было совсем небезразлично. Больше всего меня радовала возможность самостоятельного творчества, когда проект будущей крепости будет не спущен мне сверху, а я сам воплощу в жизнь то, над чем я думал и размышлял над чертежами и расчетами.

– Товарищ Сталин, я согласен, – как мне показалось, мой голос прозвучал решительно и громко, – когда мне можно будет отбыть к месту службы?

– Погодите, Дмитрий Михайлович, не спешите, – ответил мне Сталин. – Вам понадобится еще какое-то время для того, чтобы согласовать некоторые вопросы с товарищами из наркомата по военным и морским делам. Да и личные дела вам тоже надо устроить. Ведь первое время вам, скорее всего, придется пожить одному, пока вам не предоставят жилье, в котором вы сможете жить со своей супругой.

– Ну, насчет моей жены вы можете не беспокоиться, – улыбнулся я, – мы с ней познакомились в окопах под Перемышлем, и она меня вынесла на себе раненого под огнем неприятеля. Так что мы готовы жить с ней где угодно, лишь бы быть вместе.

– Вот и отлично, – кивнул Сталин. – Сейчас мой секретарь подготовит вам мандат за моей подписью, выдаст денежное довольствие и определит в гостиницу, в которой вы будете жить до вашего отъезда в Мурманск. Надеюсь, что до того момента мы с вами еще увидимся…

Закончив разговор, Сталин и Тамбовцев вежливо попрощались со мной, и я прихрамывая поспешил к своей любимой Лидочке, чтобы рассказать о нашем скором переезде на Север к полярным сияниям и белым медведям.


08 марта 1918 года. Вечер. Гатчинский дворец.

Полковник Антонова Нина Викторовна.


Сегодня, в серый и хмурый день 8 марта 1918 года, а по старому стилю 23 февраля, исполнился ровно год с начала тех событий в Петрограде, которые впоследствии и привели к Февральской революции, отречению императора Николая II, падению самодержавия и краху Российской империи.

И сто лет спустя историки будут спорить о том, что это было. Спецоперация иностранных разведок; заговор крупной буржуазии, возжелавшей политической власти и возможности ничем не ограниченной наживы; кризис самодержавной власти, далее не способной управлять государством в критической обстановке большой войны; политическая импотенция самого Николая II; возмущение народа затянувшейся никому не нужной войной, резко ухудшившимися условиями жизни, нехваткой самого необходимого, дороговизной и инфляцией? Несомненно, все эти факторы сыграли свою роль, и монархия в России рухнула как подгнившее, источенное древоточцами вековое дерево под натиском бури.

Но все-таки главные виновники той геополитической катастрофы, изменившей лицо мира, сидят сейчас здесь передо мной. В рамках нашего российского мировосприятия за все отвечает первое лицо и совершенно неважно при этом, как оно называется: царь, генсек или президент. И нет никаких заслуг у членов семьи Романовых в том, что в этой версии истории нам удалось избежать тяжких последствий их политической близорукости и легкомысленной безалаберности.

Хотя, положа руку на сердце, если бы мы попали в 1917 год в канун Февральской, а не Октябрьской революции, то, скорее всего, изменить нам бы ничего не удалось. Ибо нам просто не на кого бы было опереться, а государственная машина Российской империи рассыпалась после первого же толчка. К концу же сентября все эти князья Львовы, Гучковы, Милюковы, Керенские, кадеты, октябристы, меньшевики и прочие правые эсеры сумели дискредитировать себя до такой степени, что большевикам достаточно было только нагнуться, чтобы подобрать валяющуюся на земле власть. Нам оставалось лишь позаботиться о том, чтобы эта власть попала в правильные руки, для чего потребовалось сперва отодвинуть в сторону, а потом и аннигилировать приставших к большевикам гешефтмахеров от революции.

Но не будем пинать мертвого льва, каким бы он ни был при жизни. Сегодня же все таки праздник, Международный женский день, пусть и не привычный еще господам Романовым, хотя большая часть этого семейства как раз женского пола, начиная с матриарха клана Марии Федоровны и заканчивая дочерьми бывшего императора Николая II.

Чуть наособицу в этой августейшей компании находилась Наталья Брасова, супруга Михаила Александровича Романова. И не столько из-за своего происхождения – дочери московского присяжного поверенного Шереметьевского, сколько из-за двух разводов, которыми закончились ее предыдущие браки с племянником Саввы Мамонтова и поручиком «синих кирасир» Владимиром Вульфертом. В глазах своих августейших «родственников» она была не только плебейкой, но еще и падшей женщиной, менявшей мужей как перчатки.

– Международный женский день, Нина Викторовна? – пожевала губами вдовствующая императрица, выслушав мои поздравления, – Разъясните нам, пожалуйста, что это за такой праздник такой и с чем его едят?

– Уважаемая Мария Федоровна, – ответила я, – после очистки от всякой политической шелухи это, в конечном итоге, просто светский семейный праздник, когда сыновья поздравляют матерей, мужья – жен, отцы – дочерей, а братья – сестер. Ведь все праздники по преимуществу являются мужскими, так почему бы не взять один день в году и не отдать его в полное владение нам, женщинам?

– Действительно, – величаво кивнула Мария Федоровна, – почему бы и нет? Но, скажите, я правда слышала, что этот праздник у вас назывался днем пролетарской женской солидарности?

Я усмехнулась.

– А разве по законам Российской империи можно было найти кого-то более подходящего под определение пролетарий, чем женщины, даже из семей самого высокого происхождения? Ведь без разрешения мужа или отца женщинам не разрешалось владеть имуществом и самостоятельно вести дела. Да и доступ к высшему образованию для них был предельно ограничен. Таким образом, лучшая половина рода человеческого была полностью отсечена от активной жизни, отданной на откуп одним лишь мужчинам. Разве вам самой никогда не хотелось проявить свои таланты в полном объеме, чтобы вам воздавали почести не только как супруге одного императора и матери другого, но и как умной и успешной женщине?

– Туше, Нина Викторовна, – притворно сдаваясь подняла руки вверх вдовствующая императрица, – должна же я помнить с кем имею дело. Хотя, наверное, вы и правы. «Кухен, кирхен, киндер» стоит оставить тупоголовым тевтонам…

Услышав эти слова и приняв их за камень в свой огород, нервно дернула головой Александра Федоровна, супруга экс-императора, имевшая в народе прозвище «немка». С самого начала своей жизни в России Алиса Гессенская не ладила со свекровью. А теперь, когда вдовствующая императрица узнала от нас ВСЮ подоплеку произошедших в России за последние четверть века событий, она и вовсе стала смотреть на невестку как на причину обрушившихся на семью бед. Отчасти это было правдой, отчасти Мария Федоровна перекладывала на невестку часть своей вины, так как в руки Алисы Гессенской Николай попал будучи уже взрослым человеком, со сложившимися вкусами, предубеждениями и предпочтениями, которые потом и привели его вместе с семьей и домочадцами в подвал Ипатьевского дома.

– МамА! – укоризненно воскликнул экс-император Николай Александрович, предчувствуя очередной семейный скандал, особенно нежелательный в замкнутой атмосфере Гатчинского дворца. Железный характер старшей женщины и нервно-истеричный младшей, при питаемой ими друг к другу взаимной антипатии, представляли собой крайне взрывоопасную смесь, детонирующую даже от косого взгляда.

Но тут обстановку неожиданно разрядил тринадцатилетний Алексей.

– Дорогие бабушка, мамА, сестрички: Ольга, Татьяна, Маша и Настя, а также тетя Ольга, – звонко выкрикнул он, выбежав на середину комнаты, – поздравляю вас с Женским днем! – Потом он повернулся в мою сторону и добавил, – и вас тоже, уважаемая Нина Викторовна.

При взгляде на внука выражение лица Марии Федоровны смягчилось. Живой, непосредственный, очень открытый мальчик, любимец сестер, соединивший в себе все лучшее из характеров отца и матери, Алексей вызывал к себе симпатию буквально с первого взгляда.

– Конечно же, позволяю, – сказала внуку вдовствующая императрица, – и вообще, мне кажется, что это не такой уж плохой обычай, когда мужчины хотя бы один день в году поздравляют своих женщин только за то, что они есть.

После слов Марии Федоровны лед оказался сломан, и присутствующая в комнате мужская половина Романовых стала наперебой поздравлять женщин с праздником 8-го марта. Все-таки авторитет вдовствующей императрицы в семье был непререкаемым. Чудны дела твои, Господи!

При этом, причислив меня к тем, для кого были предназначены его поздравления, Алексей проигнорировал как обеих присутствующих тут же сестер «черногорок» и госпожу Брасову, так и свою тетку Ксению, жену бывшего великого князя Александра Михайловича. Впрочем, отношения последней с мужем с недавних пор стали довольно прохладными, и при первой же возможности они оба были готовы отправиться в путешествие не только в разных каютах, но и в разных океанах.

Когда официальная часть закончилась, я передала Марии Федоровне письмо от ее младшего сына, после чего мы с ней уединились в уголке, со стороны наблюдая несколько натужное веселье старших, и совершенно искреннюю радостную возню молодого поколения дома Романовых.

– Скажите мне, Нина Викторовна, – после небольшой паузы спросила меня вдовствующая императрица, – какая судьба ждет моих детей и внуков? Уж очень тревожно мне было в последнее время при мысли о том, что однажды мы перестанем быть нужными и с нами поступят так же, как якобинцы поступили с Бурбонами.

– Такой вариант, – ответила я, – исключен раз и навсегда. Другое дело, что всем вам надо определиться с тем, чем они будут заниматься в новой России, ибо, как говорится в Святом писании: кто не работает, тот не ест.

– Уехать за границу, когда все это кончится, нам, конечно, не разрешат, – полувопросительно, полуутвердительно сказала Мария Федоровна.

– Вы, например, – я посмотрела в глаза вдовствующей императрице, – при желании сможете вернуться к себе на родину, в Данию. Вы там родились, и мы уверены в том, что вы никогда не позволите себе стать орудием в чужих интригах. Что же касается всех остальных, то их будущее возможно только в том случае, если они навсегда останутся в России. Увы, но мы не имеем права давать в руки иностранным державам инструмент для разжигания в России гражданской войны, и наш гуманизм тоже имеет пределы. Особенно это касается ваших сыновей и их детей. Могу обещать, что вашим внукам и внучкам будут открыты все дороги, разумеется, в меру их талантов и способностей. А эти таланты у них есть, вы уж поверьте мне, я немало в жизни чего повидала. Так что пусть выбирают специальность по душе и поступают в университет, поскольку наша революция сняла в отношении женщин все старые запреты, и теперь возможность получения высшего образования не зависит ни от пола, ни от национальности, ни от вероисповедания.

– Хорошо, Нина Викторовна, мы подумаем об этом, – кивнула вдовствующая императрица и тут же сменила тему.

– Девочек надо выдавать замуж, – задумчиво произнесла она, бросив косой взгляд на свою невестку. – Но кто возьмет их с таким вот наследством. Про гемофилию в нашей семье не слышал только глухой, да и тот сумел прочесть об этом в газетах. Скажите, ваши врачи могут определить, кто из моих внучек заражен этой болезнью, а кто нет?

– Вот так, сразу, маловероятно, – я покачала головой, – для этого нужно оборудование крупного медицинского института нашего времени. Но могу сказать про наших русских мужчин – если кого-то из ваших внучек они полюбят, то возьмут их замуж несмотря ни на какие наследственные заболевания, фамилию и прочие «отягчающие обстоятельства». Главное только, чтобы любовь была настоящей. Ваши внучки – очень милые девочки, и для каждой в России найдется свой принц. Им надо только быть среди людей, не замыкаться в своей скорлупе и уметь отличать хороших людей от повес и интриганов. Впрочем, это должно прийти к ним с возрастом.

– Я поговорю с девочками, и пусть они решают сами, – задумчиво произнесла Мария Федоровна. – А пока я хочу поблагодарить вас за то, что вы нас навестили, внеся хоть какое-то разнообразие в нашу серую скучную жизнь политических затворников. Всего вам доброго.

– И вам того же, – ответила я. – Врастайте поскорее в новую жизнь. Ей Богу, так будет лучше для всех.


10 марта 1918 года. Стамбул.

Юзбаши Гасан-бей.


Два месяца назад я пришел к уважаемому Мехмед Ферид-паше, и поведал ему о той страшной опасности, которая грозит Османской империи. О том, что может приключиться с государством, история которого насчитывала не одну сотню лет, рассказал мне в Крыму удивительный человек, бинбаши Мехмед-бей, русский турок, хаджи и один из командиров Красной гвардии, которая железной рукой навела порядок на юге России и в Закавказье.

Перед моим отъездом в Стамбул Мехмед-бей передал мне один документ. Это был проект мирного договора – а по факту условия капитуляции, – которые собирались предъявить Османской империи союзники по Антанте. Прибыв в Стамбул, я ознакомил с этой бумагой Мехмед Ферид-пашу. Тот прочел его, ужаснулся и немедленно вместе со мной отправился к Мехмед Вахидеддину – брату падишаха.

Учитывая, что султан Мехмед V был тяжко болен и давно уже не принимал участия в государственных делах, а все окружающие его со дня на день ждали, что душа падишаха отправиться к Аллаху, Мехмед Вахидеддин был кем-то вроде регента при своем брате. Но фактически правил империей триумвират «младотурок»: Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша. Эти люди мечтали о создании «Великого Турана», вся власть в котором будет принадлежать им. Даже сейчас, когда турецкие войска терпели поражение за поражением, а народ был доведен до полной нищеты, эти безумцы мечтали о новых завоеваниях и о новых победах. Поистине, эта троица стала проклятием государства Османов.

Но в их руках была реальная сила – армия и тайная полиция. Поэтому открытое выступление против Энвер-паши и его соратников изначально было обречено на поражение. Можно, конечно, как это произошло год назад в России, довести армию и народ до революции и, воспользовавшись всеобщим возмущением, захватить власть, свергнув правительство «младотурок». Но только этот вариант требовал определенного времени на подготовку, а его уже не было. К тому же фронт, который с грехом пополам еще держала турецкая армия, в случае революции мог рухнуть, и всю территорию империи тут же оккупировали бы войска Антанты.

Следовательно… Следовательно, напрашивался другой вариант захвата власти – верхушечный заговор. Примерно такой, который совершили в январе 1913 года сами «младотурки». Тогда Энвер-паша собственноручно застрелил военного министра Назим-пашу, и «младотурки» свергли правительство Кямиль-паши.

После совещания в доме Мехмеда Вахидеддина началась подготовка к заговору. Одним из его организаторов стал Мехмед Ферид-паша, у которого было много влиятельных друзей и сторонников среди высокопоставленных чиновников и просто состоятельных людей.

По мере сил и возможностей в нем участвовал и я. Хотя моя скромная особа и имела сравнительно скромный чин в военной разведке, у меня, как у бывшего фронтовика, нашлось немало хороших знакомых среди военных. Из бесед с ними понял, что наша армия смертельно устала от затянувшейся войны. Дезертирство в частях приняло массовый характер. Аскеры и резервисты-редифы оставались в окопах лишь под угрозой смертной казни. Так долго продолжаться не могло. Достаточно было армии потерпеть очередное поражение, и…

Я с содроганием вспомнил дисциплинированные и прекрасно вооруженные части Красной гвардии, которые мне довелось увидеть в Крыму. До меня через моих коллег из военной разведки дошли слухи о том, что наши лазутчики обнаружили в Карсе знаменитого полковника Бережного, чье имя связывают с разгромом немцев под Ригой, и русского военного министра Фрунзе, а при них прекрасно вооруженный и дисциплинированный корпус Красной гвардии. Не так давно этот корпус железной рукой раздавил объявившую о своей независимости от большевистской России Закавказскую республику, и вот теперь он оказался на Кавказском фронте.

Из всего этого можно было сделать лишь один вывод – скоро на наши войска обрушится удар сокрушительной силы. И они вряд ли его выдержат. Немецкой поддержки уже не будет – бывшие наши союзники вышли из войны с Россией, и теперь стали лучшими друзьями русских, а Австро-Венгрия при немецкой помощи сейчас с увлечением доколачивает своего старого противника – Италию.

В общем, куда не кинь – всюду клин. Надо было срочно свергать власть «младотурок», пока еще существует шанс на то, чтобы заключить мир и спасти страну от грядущей катастрофы. Промедление было смерти подобно. Я воевал и видел смерть. Умереть мне лично было не страшно. В конце концов, все мы лишь случайные странники на этой земле, и рано или поздно Аллах призовет нас к себе. Но мне было страшно за свою державу, которая из-за ослиного упрямства кровавого маньяка Энвер-паши может быть ввергнута в пучину бедствий.

Подготовка заговора тем временем шла полным ходом. Было сформировано новое правительство, которое сразу же после свержения «триумвирата» направит полномочную делегацию в Петроград, чтобы начать переговоры с правительством Сталина о заключении мирного договора между Советской Россией и Турецкой империей.

Возглавить новое правительство должен был Мехмед Ферид-паша. Брат падишаха Мехмед Вахидеддин будет официально объявлен регентом. Он опубликует фирман, согласно которому «младотурок» объявят вне закона. Сами же члены «триумвирата» должны быть уничтожены в ходе захвата власти. Эти люди очень опасны и их нельзя оставлять в живых.

Сразу же после этого новое правительство арестует и отдаст под суд всех виновников и непосредственных участников армянской резни. Мы знали, что в составе русских войск есть армянские части, и мы рассчитывали хотя бы таким способом попытаться загладить вину перед теми, кого по приказу Энвер-паши безжалостно убивали и изгоняли со своих земель.

Но на душе у меня было неспокойно. Я чувствовал, что что-то идет не так. В конце концов я решил воспользоваться каналом связи, который, перед моим отъездом из Крыма дал мне бинбаши Мехмед-бей. Я отправил внешне безобидную телеграмму в Вену – телеграф, слава Аллаху, пока еще работал. Через несколько дней на мое имя пришел такой же безобидный ответ. А еще через неделю у входа в мечеть Сулеймание ко мне подошел неприметного вида мужчина, внешне похожий на жителя Бухары. Он назвался Саидом и передал мне привет от Мехмед-хаджи.

Гонец от бинбаши внимательно выслушал мой рассказ, изредка кивая, после чего задал несколько вопросов, по которым я с ужасом понял, что из узкого круга заговорщиков просочилась информация о подготовке к свержению власти «младотурок». Мне вспомнил вдруг пословица, которую я услышал в свое время от бинбаши Мехмед-бея: «Что знают двое, знает и свинья». И хотя меня немного покоробило упоминание нечистого животного, я лишний раз убедился в правоте этой пословицы.

– Что же нам делать, Саид-эфенди, – удрученно спросил я у посланца бинбаши. – Ведь, если «младотурки» пронюхают о заговоре, всем его участникам не сносить головы.

– Если пронюхают, то – да, скорее всего, именно так оно и будет, – меланхолично сказал Саид, перебирая четки. – У вас теперь есть только один выход – нанести удар первыми. Лучше, чтобы о времени и месте ликвидации «триумвирата» знали только те, кто должен это сделать. Вполне вероятно, что Мехмед Ферид-паша глубоко порядочный человек, но он может поделиться полученной от вас, Гасан-бей, информацией еще с кем-то, а тот – еще…

Было бы идеально поставить руководство заговора перед свершившимся фактом – Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша мертвы, и все пути отступления отрезаны. И еще…

Саид жестом фокусника достал откуда-то – я так и не понял – откуда, свернутую в несколько раз бумажку.

– Это предварительные условия мирного договора между Советской Россией и Османской империей, – сказал он. – Не скрою, территория Турции будет несколько урезана. На одном из островов у входа в Дарданеллы мы хотим создать военно-морскую базу нашего военно-морского флота. Но это станет гарантией того, что ни один военный корабль Антанты не войдет в Проливы и не наведет стволы своих орудий на дворец султана.

– Саид-эфенди, – я осторожно взял у него бумажку и незаметно сунул ее в карман своего сюртука. – Вы правы, «младотурки» должны умереть. И это произойдет завтра. По моим сведениям, Энвер-паша намеревается провести у себя в военном-министерстве совещание, на котором будут обсуждаться меры по противодействию готовящемуся русскому наступлению. Начальник караула, который завтра будет охранять здание военного министерства – мой фронтовой друг. Часовые пропустят в здание моих людей, которые хорошо вооружены и готовы ценою своей жизни уничтожить кровавый «триумвират».

Еще несколько групп офицеров, примкнувших к заговору, захватят почту, вокзалы, телеграф и телефон. Все в империи будут поставлены перед фактом – «младотурки» уничтожены, а новое правительство готово в самое ближайшее время заключить мир с Советской Россией. Народ, исстрадавшийся за эти годы, несомненно выступит в поддержку нового правительства.

– Хорошо, – кивнул головой посланец бинбаши Мехмед-бея. – Если все произойдет именно так, как вы мне сейчас рассказали, то мы с вами увидимся здесь послезавтра в это же время. Если же ваш заговор не удастся, то на все воля Аллаха.

Саид-эфенди поднял глаза к небу, и снова стал перебирать четки…


13 марта 1918 года. Германская Империя. Потсдам. Дворец Цецилиенгоф.

Присутствуют:


Император Вильгельм II,

Главнокомандующий армией генерал от инфантерии Эрих фон Фалькенхайн,

Канцлер германской империи гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц,

Статс-секретарь по иностранным делам Рихард фон Кюльман,

Специальный посланник правительства Советской России Нина Викторовна Антонова.

Кайзер Вильгельм вошел в комнату для совещаний последним, когда все приглашенные уже расселись за длинным дубовым столом. Выглядел он сильно постаревшим, осунувшимся и каким-то полинявшим. Несмотря на внешнее кажущееся благополучие, созданная его дедом, императором Вильгельмом I, могучая держава находилась на краю гибели. Он знал, что поражение или даже невыигрыш Великой войны, которую Германия, практически в одиночку вела против почти всего западного мира, означали немедленный крах Второго Рейха и начало в нем смуты по образцу той, что год назад смела династию Романовых. Все, что делал его дед вкупе с Бисмарком, и все что делал он сам с момента своего прихода к власти в 1890 году, в одночасье могло пойти прахом. Осознание этого факта лежало тяжелым грузом на сердце пожилого кайзера, которому недавно исполнилось уже пятьдесят девять лет.

– Господа, – усталым голосом произнес он, – сегодня разговор пойдет о судьбе Германии. Начну с того, что нынешнее совещание созвано по просьбе присутствующих здесь нашего статс-секретаря по иностранным делам Рихарда фон Кюльмана и специального посланника правительства Советской России фрау полковника Нины Викторовны Антоновой.

Рихард фон Кюльман в ответ на эти слова кайзера кивнул головой. Тот путь, на который свернули события после разгрома германских армии и флота в ходе операции «Альбион», вполне устраивали этого искушенного в политике человека. Еще бы, он и в нашем прошлом являлся сторонником честного и равноправного мира с Советской Россией, но был вынужден уступить давлению генералов во главе с Гинденбургом и Людендорфом, хотевших всего и сразу. Вот что он писал в ноябре семнадцатого, сразу после захвата власти большевиками:

«Теперь большевики пришли к власти, сколько времени они сумеют продержаться – сказать невозможно. Им нужен мир, чтобы укрепить свою собственную позицию, с другой стороны, в наших интересах использовать этот период, пока они находятся у власти (а период этот может оказаться коротким), чтобы добиться сначала перемирия, а затем, по возможности, мира. Заключение сепаратного мира означало бы достижение намеченной цели, а именно – разрыва между Россией и ее союзниками… Как только бывшие союзники бросят ее, Россия будет вынуждена искать нашей поддержки. Мы сможем оказать России помощь разными путями: во-первых, восстановив железные дороги (я имею в виду немецко-русскую комиссию под нашим контролем, которая займется рациональной и координированной эксплуатацией железных дорог, чтобы быстро восстановить движение грузов), затем – выдав ей значительную ссуду, необходимую для сохранения своего государственного механизма. Это может иметь форму аванса под обеспечение зерном, сырьем и т. д. и т. п., которые Россия будет поставлять нам под контролем вышеупомянутой комиссии. Помощь на такой основе – масштабы ее могут быть увеличены по мере необходимости – будет, на мой взгляд, способствовать сближению между обеими странами».

Все случилось так, как он и хотел – большевики не только взяли власть бескровным и легитимным путем, но еще и смогли удержать ее. Мир с Россией был заключен именно на тех условиях, каких и хотело германское министерство иностранных дел. Забор британской «идеальной блокады» рухнул на всем протяжении восточной границы. Да это было и немудрено – забор этот ломали с двух сторон: Советской России, изнывающей от жестокого товарного голода, были нужны германские промышленные товары и оборудование. А Германии требовались поставки русского продовольствия и сырья. Железные дороги в восточном направлении были восстановлены и без помощи вышеупомянутой комиссии, и товарооборот с Советской Россией рос не по дням а по часам. Призрак голода отступил от Второго Рейха и положение из критического стало просто тяжелым.

Но не все было так гладко во внешней политике. Проиграв дипломатическую битву, Британская империя не собиралась складывать оружие. В ответ на прорыв Германией блокады в восточном направлении, страны Антанты ужесточили свое давление на соседние с Германией нейтральные страны, в первую очередь Швейцарию, Голландию, Данию и Норвегию. Их товарооборот с Германией и без того сильно уменьшившийся на протяжении шестнадцатого-семнадцатого года теперь грозил прекратиться совсем. А тут еще новая напасть…

– Ваше величество, господа, – произнес Рихард фон Кюльман в ответ на вопрошающий взгляд кайзера, – по дипломатическим каналам из Дании и Норвегии к нам поступила тревожная информация. Несколько дней назад правительствам этих стран был предъявлен британский ультиматум. Суть его заключается в следующем: или они до первого апреля сего года становятся союзниками Антанты и объявляют войну Германии, или и Дания и Норвегия будут оккупированы британскими и французскими войсками. При этом надо учесть, что войска Антанты будут введены на территорию этих стран при любом развитии событий. Только в первом случае они будут называться союзными, а во втором – оккупационными. Вчера днем эту информацию подтвердили из Петербурга и новые русские власти.

По данным их военной разведки британский флот желает через Датские проливы получить доступ в Балтийское море и, заняв Берген и Тромсё в Норвегии, полностью изолировать нас и русских от выхода в Мировой океан.

После этих слов в кабинете наступила зловещая тишина, которую нарушила полковник Антонова.

– Герр Кюльман совершенно прав, – сказала она, – после череды военных и дипломатических поражений, которые Британия потерпела за последние полгода, правительство короля Георга V ведет против Советской России необъявленную войну и ищет возможность для реванша. А для этого англичанам требуется приблизить свои базы к нашим границам. Вы все помните, чем закончился кавалерийский наскок «Дредноута» на Мурманск…

– Помним, – кивнул гросс-адмирал Тирпиц, – британский линейный корабль был потоплен огнем ваших береговых батарей и устаревшего броненосца. Впрочем, еще больше британский флот опозорился во время морского сражения у Бергена, превратившегося для него в настоящее «избиение младенцев».

– Все именно так, – согласилась полковник Антонова, – именно поэтому вместо таких лихих рейдов британцы собираются приступить к планомерной осаде наших границ на Балтике и на Севере. По нашим данным, с целью усиления военно-морской группировки Антанты на северном направлении со Средиземного моря в Скапа-Флоу на помощь Хоум флиту спешно перебрасываются все семь французских линкоров: «Курбэ», «Франс», «Жан Бар», «Пари», «Бретань», «Лоррен», «Прованс», и пять новейших французских турбинных додредноутных броненосцев типа «Дантон». Таким образом, командование Антанты, очевидно, крайне напуганное недавними событиями в Северном и Норвежском морях, рассчитывает восстановить свое превосходство над германским Флотом Открытого Моря и нашей Балтийской эскадрой, переброшенной в северные моря. При этом, насколько нам известно, эти планы не были отменены даже после развала Итальянского фронта и фактического выхода Италии из войны с Центральными державами.

– Что ты на это скажешь, Альфред? – спросил кайзер у Тирпица.

Гросс-адмирал, немного помолчав, ответил:

– Наша разведка тоже получила сведения о переброске в Скапа-Флоу большого количество британских и французских кораблей. Мы предполагали, что Дэвид Битти задумал навязать нам еще одно сражение, вроде Ютландского, или того, что произошло у Доггер-банки. Но теперь, после информации статс-секретаря Кюльмана, все становится на свои места.

– Насколько велика угроза? – поинтересовался кайзер, – и что мы должны делать, чтобы избежать неприятных последствий?

– Британские и французские корабли в Бергене – это для нас совершенно неприемлемо, – жестко сказал Тирпиц, – а о захвате британцами Датских проливов я даже и думать не хочу. Если ничего нельзя сделать дипломатическим путем, то мы обязаны предпринять чисто военные меры и первыми оккупировать Данию и Норвегию, обеспечив безопасность нашего северного фланга.

– По имеющимся у нас сведениям, – произнес Рихард фон Кюльман, – правительство Норвегии и ее король готовы принять британское предложение и стать союзниками Антанты при условии того, что норвежские солдаты не будут отправлены на Западный фронт. Дания пока колеблется, подступы к Проливам со стороны Северного моря неплохо защищены, а на ее южной границе стоят наши отведенные на отдых с фронта дивизии, против которых датская армия на продержится и нескольких дней. Англичане и французы далеко, а мы здесь рядом.

– От датских колебаний нам ни холодно ни жарко, – недовольно проворчал Тирпиц, – сегодня они колеблются, а завтра, увидев захват нами Норвегии, бросятся в объятия к англичанам. Как я уже сказал, если невозможно, чтобы Датские проливы оставались нейтральными, то они должны полностью перейти под наш контроль. Все иное чревато для нас серьезными неприятностями.

Кайзер Вильгельм тяжело вздохнул и машинально подкрутил свои усы.

– Значит так, господа, – сказал он, – если англичане с французами первыми решили нарушить нейтралитет Дании с Норвегией, забыв, что и мы может сделать то же самое, то так тому и быть. Я не собираюсь отдать инициативу противнику, поэтому передаю этот вопрос в руки военных. Но сперва я хочу задать один вопрос нашей гостье. Фрау Антонова, скажите, а как ваше правительство отнесется к подобным действиям Германии – я имею в виду оккупацию Дании и Норвегии?

– Поскольку это будет вынужденная мера, ваше величество, – полковник Антонова посмотрела в глаза кайзера, – то наше правительство посчитает действия Германской империи законной самозащитой, и даже окажет вам определенную помощь. Нам ведь тоже не нужны базы Антанты у наших границ, и мы примем надлежащие меры к тому, чтобы они никогда там не появились.

– Фрау полковник, – спросил Эрих фон Фалькенхайн, – а в чем же может выражаться ваша «определенная помощь»?

– Герр генерал, – полковник Антонова достала из обычного дамского ридикюля тоненькую книжку на немецком языке, – здесь общее, но достаточно полное описание проведенной в нашем прошлом операции «Учения на Везере», решавшей аналогичную задачу. Находящаяся на Балтике наша флотская группировка поможет Флоту Открытого Моря разведкой с воздуха, общей координацией сил, а, в случае крайней необходимости, и ракетно-бомбовыми ударами по английским французским кораблям. Эскадра Ледовитого океана, а теперь фактически весь наш Балтийский флот, для того, чтобы обезопасить ближние подступы к Мурманску, может осуществить десантную операцию в Тромсё…

Эрих фон Фалькенхайн быстро пролистал переданную ему книжку и передал ее гросс-адмиралу Тирпицу, который, быстро просмотрев ее схемы и карты, отдал документ кайзеру Вильгельму.

– Очень интересно, ваше величество, – сказал главнокомандующий Германской армией, – хотя все здесь написанное надо внимательно перечитать. Но если нам обещана помощь тех чудовищных аэропланов, которые сумели сорвать наступление нашей 8-й армии, то с большим оптимизмом смотрю на наш план оккупации Дании и Норвегии.

– Ваше величество, – Тирпиц, видимо, представив всю грандиозность замысла будущей операции, тоже зарядился оптимизмом, – если нам брошен вызов, то мы должны его принять. Другого выхода у нас просто нет. Флот выйдет навстречу врагу, и сделает все, что в его силах для того, чтобы одержать решающую победу. После Бергена и рейда адмирала Хиппера в Атлантику боевой дух наших моряков чрезвычайно высок, и они готовы снова сразиться с британцами во славу Германии и своего кайзера.

– Значит, господа, решено, – произнес кайзер Вильгельм, – «Учениям на Везере» быть. В течении недели армия и флот должны представить мне общий план этой операции. Подробности мы доработаем чуть позже.

А теперь, господа, я прошу меня простить, но мне нужно переговорить с фрау Антоновой с глазу на глаз для того, чтобы уточнить некоторые чисто политические моменты…


13 марта 1918 года. Германская Империя. Потсдам. Дворец Цецилиенгоф.

Присутствуют:


Император Вильгельм II,

Специальный посланник правительства Советской России Нина Викторовна Антонова.

Оставшись наедине с полковником Антоновой, кайзер почувствовал себя немного неловко в присутствии этой немолодой, но все еще очаровательной женщины, которая по уму и решительности могла дать фору многим его знакомым военным. При виде ее Вильгельму вспоминалась Багира из киплинговской «Книги джунглей». Сильная, гибкая и смертельно опасная.

– Фрау Антонова, – осторожно произнес Вильгельм II, – вы сказали, что готовы дать мне некоторую информацию, скажем так, общеполитического характера. Догадываюсь, что вы почерпнули ее из имеющихся у вас материалов о вашем прошлом, а равно, о нашем будущем.

– Вы правы, ваше величество, – полковник Антонова достала из своей дамской сумочки свернутую в трубку папку для бумаги сделанную из полупрозрачного материала. – Как говорил в свое время Карл фон Клаузевиц – прусский офицер на русской службы: «война есть продолжение политики иными средствами». Следовательно, если военные действия будут иметь отвратительное политическое обеспечение, то нельзя рассчитывать и на успех всей кампании.

– В какой степени эти слова относятся к планируемой нами норвежской операции? – поинтересовался кайзер. – И какие же чисто политические действия вы предлагаете нам предпринять перед началом высадки моих войск в Норвегии?

– Ваше величество, как я понимаю, у вас нет никакого желания аннексировать Норвегию и превратить ее в одну из провинций вашей Империи? – спросила Антонова, внимательно посмотрев в глаза кайзеру Вильгельму. Тот не выдержал взгляд русской «фрау оберст», отвернулся и пожал плечами, – дескать, я еще не принял окончательное решение.

– Хорошо, – кивнула Антонова, – тогда этот момент надо будет сразу же обозначить в ходе высадки десанта. Дабы не втягиваться в боевые действия с норвежскими вооруженными силами, которые, хотя и слабы, но могут оказать активное сопротивление германским войскам, следует сразу же заявить о том, что Германская империя вынуждена занять норвежские порты только из-за того, что это собиралась сделать Антанта, а точнее Британия. И что Германия не имеет желания оставаться на норвежской земле хотя бы день, после того, как закончится война, и Британии с ее союзниками будет повержена.

– Вы правы, фрау Антонова, – сказал кайзер. – Если Германия победит в этой войне – а я по нескольку раз в день молю об этом Господа, – то нам не понадобится территория Норвегии. Я надеюсь, – тут Вильгельм нехорошо улыбнулся, – получить территориальное приращение за счет стран Антанты, прежде всего, Франции. Вот к ним-то я не буду столь снисходителен.

Впрочем, я бы не отказался арендовать у Норвегии несколько портов для того, чтобы превратить их в наши военно-морские базы. Но об этом можно будет договориться с новым правительством Норвегии и после окончания боевых действий.

– В общих чертах мне понятны намерения вашего величества, – согласилась с кайзером полковник Антонова. – Стоит подумать о том, как использовать социально-политическую и экономическую обстановку, сложившуюся в Норвежском королевстве.

– Что вы имеете в виду? – спросил кайзер.

– Речь пойдет об экономике Норвегии. – Антонова полистала лежавшие перед ней бумаги, и отложила в сторону пару листов с колонкой цифр.

– Как вы помните, ваше величество, – начала фрау полковник, став при этом похожей на профессора, стоящего на университетской кафедре, и читающего лекцию студентам, – как самостоятельное государство Норвегия появилась на карте Европы только в 1905 году. Уже в 1907 году четыре великие державы: Россия, Франция, Германия и Англия подписали в столице Норвегии Христиании соглашение о предоставлении Норвежскому королевству гарантий его нейтралитета…

– …И эта мерзкая Британия, – продолжил кайзер, – постаралась обойти в этом соглашении механизм обеспечения этих гарантий. Еще тогда Британия мечтала в нарушение подписанного соглашения явочным порядком заставить Норвегию перейти на сторону Антанты.

– Пожалуй, все было именно так, ваше величество, – кивнула Антонова. – Но, как бы то ни было, к началу войны Норвегия была одной из самых благополучных и богатых стран Европы. Ее население достигало немногим более двух миллионов человек. Поскольку в стране была введена всеобщая воинская повинность, под ружье король Норвегии может поставить почти 110 тысяч своих подданных. Норвежские солдаты отличаются храбростью, выносливостью и метко стреляют. Они умеют воевать в горах, прекрасно в них ориентируются, и в случае вооруженного столкновения с высадившимися в Норвегии войсками вашего величества, – Антонова посмотрела на внимательно слушавшего ее кайзера, – могут доставить им много неприятностей. Именно поэтому я и советую вашему величеству не доводить дело до вооруженного противостояния с норвежцами.

Кайзер хмуро кивнул своей собеседнице.

– Фрау полковник, – сказал он, – я бы не хотел нести потери в далекой от основного театра боевых действий Норвегии. Но как нам убедить норвежцев в том, что мои гренадеры пришли к ним не как враги, а как друзья?

– Ваше величество, – Антонова взяла со стола второй лист бумаги, – норвежцы, как богатые, так и не очень, должны понять, что воевать с германскими войсками – это плохо, а дружить и торговать – хорошо. Надо им напомнить, что Норвегия разбогатела, торгуя в годы войны с Германией. А вот британцы фактически конфисковали значительную часть норвежского торгового флота.

– Да, фрау Антонова, – вздохнул кайзер, – все так и было. А ведь по числу пароходов перед войной Норвегия занимала третье место в мире после Британской империи и США. Под норвежским флагом к началу того проклятого 1914 года плавало восемь тысяч торговых судов.

– Да, ваше величество, – Антонова взглянула в свои записи, – до апреля 1917 года, когда британцы вынудили норвежское правительство передать им большую часть тоннажа, валовые доходы норвежских судовладельцев от фрахта увеличились в пять раз по сравнению с довоенным временем. Они заработали на фрахте своих пароходов огромные деньги. Естественно, что они были очень недовольны, когда их лишили такого дохода, а норвежские корабли, следовавшие в составе британских конвоев из Америки в Британию стали нести большие потери от действия германских подводных лодок.

– Под нажимом британцев, – кайзер решил продемонстрировать Антоновой знание предмета, о котором шла речь, – норвежцы практически перестали поставлять нам серный колчедан, медную и никелевую руду. А это сырье для производства вооружений и боеприпасов. Я переговорю с нашими промышленниками, которые успешно торговали с норвежцами. Пусть они свяжутся со своими торговыми партнерами в Норвегии и убедят их оказать давление на правительство, что бы то вело себя разумно и не оказывало сопротивление высадке наших войск в норвежских портах.

Наш посланник в Норвегии адмирал фон Хинце сообщает нам, что в стране ухудшилось положение с продовольствием, и введено его нормирование.

– Ваше величество, – сказала Антонова, – надо провести в норвежской прессе мощную пропагандистскую компанию, направленную против наглых притязаний британцев, желающих подмять под себя всю экономику Норвегии, и действий правительства, уступившего их наглому шантажу. Одновременно, необходимо напомнить норвежцам об общности судеб жителей Норвегии и немцев, о вековой дружбе этих двух народов. Не надо жалеть денег – грамотно организованный вброс прогерманских материалов в средства массовой информации может повлиять на настроения в стране. Я бы посоветовала использовать такого известного в Норвегии человека, как Кнут Гамсун. Он пользуется огромной популярностью, норвежцы считают его гордостью нации.

Кнут Гамсун восхищается классической германской литературой и культурой, в частности, Ницше, и яростно выступает против загнивающего англо-саксонского мира. Надо использовать его авторитет против британского влияния в стране. Пусть он призовет к союзу Германии и Норвегии, который пойдет на пользу обоим странам.

– Да, фрау полковник, – кайзер озадаченно покачал головой. – Как жаль, что вы не состоите на службе Германской империи. У меня бы вы обязательно стали генералом. Но, как мне кажется, в России вас тоже ждет блестящая карьера.

Я воспользуюсь вашими советами, и постараюсь принять все меры к тому, чтобы при высадке в Норвегии пролилось как можно меньше крови моих храбрых солдат. Мы должны опередить британцев, и раньше них оказаться в норвежских портах. Я верю, что так оно и будет!

До свидания, фрау полковник. Полагаю, что наша с вами встреча не последняя. И да хранит вас Господь!


Северный ветер


15 марта 1918 года. Полдень. Севастополь, Константиновский равелин.


Два очень непохожих друг на друга человека беседовали, стоя под моросящим дождем на крыше Константиновского равелина, и шум черноморского прибоя заглушал их слова. Одним из собеседников был 39-летний Мехмед Ибрагимович Османов, пришелец из будущего, майор службы внешней разведки и турок по национальности. Его собеседником был 36-летний Симон Аршакович Тер-Петросян по кличке Камо, сын состоятельного подрядчика и друг детства Сталина, революционер-большевик, лихой боевик и исполнитель эксов, армянин по национальности.

Поначалу Камо воспринял ЭТУ версию Октябрьской революции немного насторожено. Его беспокойная натура, склонная к авантюрам, требовала углубления революции и безудержного террора против представителей эксплуататорских классов. К тому, что на сторону революции встали пришельцы из будущего, и порядки, которые они стали наводить в Советской России, Камо поначалу отнесся отрицательно. Уж слишком все это было непохоже на его дореволюционные представления о будущей народной власти и диктатуре пролетариата. Но его почтительное отношение к Кобе, который и ввел в революцию сына горийского состоятельного и уважаемого горожанина, удержали Камо от присоединение к мятежу Троцкого – Свердлова.

Сыграл свою роль и авторитет Ленина, также поддержавшего сталинский курс на мирное развитие революции. Дружба и личная преданность двум вождям революции оказались для него выше идеологических разногласий. Не зря же Ленин в нашей истории называл Камо «человеком совершенно исключительной преданности, отваги и энергии». А энергии Камо было не занимать. С того момента, как Керенский добровольно отдал власть большевикам, он немало помотался по России, выполняя поручения Кобы и Старика: Петроград, Москва, снова Петроград, Тифлис, Баку, снова Москва и опять Петроград. И вот совсем недавно, примерно десять дней назад, товарищ Сталин снова вызвал к себе старого друга и товарища по партии.

– Послушай, Камо, – сказал Коба, – нашей партии и государству снова нужны твои таланты подпольщика и отчаянного бойца за победу революции.

Камо внимательно посмотрел на своего друга. Он не любил громких фраз и предпочитал слова делам.

– Коба, – ответил он, – ты же не первый год знаешь меня. Я готов ради революции отправиться хоть на край света. Говори прямо – куда и когда я должен ехать?

– Я все скажу тебе, – Сталин похлопал по плечу отчаянного армянина. – Дело предстоит тебе непростое и опасное.

Для начала ты должен собрать группу из преданных и опытных в военном деле людей, и с ними как можно быстрее выехать в Севастополь. Там ты встретишься с одним человеком. Он и объяснит тебе все детали предстоящего вам задания. Только учти, все люди в группе, кроме тебя, естественно, не должны знать все подробности того, что вам нужно будет сделать. Лучше всего, чтобы они оказались дашнаками, мстителями за своих зверски замученных братьев и сестер. И чтобы они готовы были мстить убийцам даже ценой своей жизни.

– Мы отправимся в Турцию? – догадался Камо.

– Ты угадал, – кивнул Сталин, – именно в Турцию. Для успеха дела революции нам необходимо уничтожить несколько турецких политиков и офицеров, опасных нашей Советской власти и запятнавших себя кровью армян.

– Хорошо, Коба, – ответил Камо, – я все понял, и готов выехать немедленно. Теперь скажи мне, кто тот человек, с которым я должен связаться в Севастополе?

– Это НАШ человек, – усмехнулся в прокуренные рыжеватые усы Сталин. – Это красный наместник Крыма и Северной Таврии, майор Мехмед Ибрагимович Османов. Все дальнейшее он объяснит тебе лично.

– Офицер, – отшатнулся Камо, – да еще и турок. Коба, да ты что, с ума сошел?! Ведь ты же знаешь, как я ненавижу и тех и других!

– Камо, – строго, чуть повысив голос, произнес Сталин, – я же сказал тебе, что это НАШ человек. А ты ведь знаешь, что я за свои слова отвечаю. С отрядом в сотню штыков и сабель он разогнал как местную белогвардейщину, так и тех из числа наших товарищей, которые оказались нам совсем не товарищами, и установил в Крыму Советскую власть. Уникальный человек, одинаково свободно цитирующий Коран и труды Маркса, способный действовать не только силой оружия, а еще словом и личным примером. А то, что он офицер и турок – так это даже нам на руку – это помогло ему завоевать авторитет у местного населения и сделать Крым одной из самых спокойных губерний Советской России.

– Ну, Коба, разве что ты за него ручаешься, и если он действительно таков, как ты мне говоришь, –смутился Камо, – то я поеду в Севастополь и обязательно сделаю все, что скажет мне товарищ Османов и что необходимо для дела нашей революции.

При встрече в Севастополе майор Османов посмотрел на Камо заинтересованным взглядом и предложил ему переговорить там, где их никто не сможет подслушать, предложив в качестве такого места крышу Константиновского равелина. И вот, все получилось так, как гласит известная мудрость – политика укладывает в одну постель самых разных людей. Если товарищ Сталин сказал, что надо – значит надо!

Вот уже час Камо и Османов стояли на крыше Константиновского равелина и, любуясь белопенными волнами, бегущими под низким серым небом, со знанием дела обсуждали вопрос, который должен был еще раз изменить привычное течение истории.

– Значит так, товарищ Османов, – сказал Камо, когда собеседники остались наедине, – группа для планируемой акции подобрана, как и просил меня товарищ Коба. Все они из числа дашнакских боевиков. Ребята все опытные, храбрые, местами до безумия. У всех из них турки убили или близких родственников, или друзей. Подробностей акции и имена тех, кого они должны уничтожить, я им еще не сообщил.

– Дашнаки, товарищ Камо, – произнес Османов, глядя в глаза своего собеседника, – на данный момент могут быть нашими попутчиками. Но не более того. Они националисты, а для нас, товарищ Камо, нет разделения людей на нации. И потому, когда мы начнем устанавливать в Армении Советскую власть, то из попутчиков дашнаки могут стать нашими злейшими врагами. Прошу это иметь в виду.

– Товарищ Османов, – Камо в свою очередь посмотрел в глаза майору, но тот выдержал его пронзительный взгляд, – примерно тоже самое мне уже говорил товарищ Коба. И я верю ему. Вполне возможно, что дашнаки, как буржуазно-националистическая партия, в ближайшем будущем будут бороться против советской власти с тем же энтузиазмом, с каким они боролись против османского владычества.

– Будут, товарищ Камо, будут, – вздохнул Османов, – стоит только нам устранить турецкую угрозу, как из временных союзников дашнаки превратятся в наших лютых врагов. Ну, кроме тех, у кого хватит ума и совести порвать с оголтелым национализмом. Это я вам говорю как большевик большевику.

– Я же сказал вам – допустим, – угрюмо набычился Камо, – конечно, я постараюсь вытащить этих ребят откуда угодно в надежде переубедить их и сделать нашими товарищами. Но при этом буду помнить о том, что лично для меня самое главное в жизни – дело нашей революции и партии большевиков.

– Хорошо, товарищ Камо, – кивнул майор Османов, доставая из кармана бушлата фотокарточку. – А теперь перейдем к делу. Вот ваша главная цель – дивизионный генерал Мустафа Кемаль-паша. Это очень опасный с политической точки зрения человек. Умен, независим, властен и, в случае развития ситуации в Турции по образцу нашего Февраля, вполне способен стать полновластным диктатором почище Корнилова. Но, исходя из этих же соображений, уничтожить его необходимо по возможности тихо, маскируя ликвидацию, как естественную смерть. Перехватить Кемаль-пашу проще всего будет в Софии, сев в поезд Вена – Стамбул, когда тот будет срочно возвращаться из Баден-Бадена, где он находился на лечении.

– Товарищ Османов, – спросил с интересом слушавший майора Камо, – а этот Кемаль-паша точно будет возвращаться через Болгарию или есть и другие пути?

– Других путей нет, товарищ Камо, – ответил Османов. – Скоро в Стамбуле начнутся некие события, которые потребуют присутствия Кемаль-паши в турецкой столице. Так что он обязательно сорвется с места, чтобы быть поближе к центру событий. Теперь слушайте план операции…

Фелюга греческих контрабандистов уже завтра к вечеру доставит вас в Варну. Там от нашего человека вы и ваша группа получите документы подданных Германской империи. Из Варны вы добираетесь до Софии и там будете ждать телеграмму до востребования с сообщением о выезде любимого дядюшки.

Получив эту телеграмму, вы купите билеты на поезд, который проходит через Софию ночью, и в пути устраняете Кемаль-пашу.

Немного помедлив, Османов достал из кармана странный предмет – маленький мешочек, сделанный из какого-то странного прозрачного материала. Из мешочка торчала иголка, закрытая прозрачным колпачком.

– Вот, держите, – майор протянул Камо этот мешочек, – это одноразовый шприц-тюбик. Надо ночью тихо войти в купе, уколоть спящего Кемаль-пашу этой иголкой и сжать пальцами вот этот мешочек. Внутри него яд мгновенного действия. Если все пройдет удачно, труп обнаружат только при проверке документов на границе Турции и Болгарии. Врач после осмотра трупа констатирует смерть от сердечного приступа.

– Я все понял, товарищ Османов, – сказал Камо, убирая в карман пальто шприц-тюбик. – Но товарищ Коба сказал, что надо уничтожить двух человек.

– Да, двух, – согласился Османов, – но второго фигуранта, скорее всего, убьют свои же. Уж очень сильно он всем насолил. Но, на всякий случай, если ему удастся сбежать из Стамбула, знайте, что ваша вторая цель – Энвер-паша, нынешний турецкий премьер-министр и очень большая сволочь. Вот этого стоило бы казнить публично, так, как это умели делать турки лет сто назад – посадить на кол или содрать с него шкуру живьем.

Но я оставляю способ его убийства на ваше усмотрение. Говорят, что дашнаки неплохо устраивают теракты с помощью взрывчатки. Громко, но надежно. Хотя, на всякий случай, неплохо бы проверить – не выжил ли Энвер-паша после взрыва, и добить его из пистолета в затылок. Короче, не мне вас учить. Самое главное – этот тип не должен добраться до Европы. А то он способен натворить таких дел, что нам они еще долго будут икаться. Ну, что, товарищ Камо, если вам все понятно, то за работу.

– Да, товарищ Османов, – кивнул Камо, – мне все понятно. Живыми эти гады от нас не уйдут.


17 марта 1918 года. Дербент. Крепость Нарын-кала.

Прапорщик Николай Гумилев.


Ровно три месяца прошло с той знаменательной встречи в кафе «Дю Солей» в Женеве. Я благословляю судьбу, которая свела меня с полковником Антоновой и ее товарищами. Сейчас я с ужасом думаю о том, что стало бы со мной, если бы я не сумел укротить свою гордыню, и отказался от сделанного мне предложения.

После того, как я закончил все бюрократические формальности и получил предписание отправиться из Парижа в Петроград, я снова отправился в Женеву и встретился там с Ниной Викторовной. Она уже закончила свои дела по подготовке к отправке солдат и офицеров Экспедиционного корпуса в Россию. Переговоры велись как с французской, так и с германской сторонами. Ведь взамен во Францию отправлялись солдаты и офицеры Чехословацкого корпуса. Русские дипломаты сумели разрешить казалось бы неразрешимое. Это как в старинной народной загадке про перевозку через реку на лодке козы, капусты и волка. И, надо сказать, со своей задачей они справились блестяще. Все желающие вернуться домой, к своим семьям – а таких было подавляющее большинство, – вскоре отправились на Родину.

Мы же с полковником Антоновой и сопровождавшими ее лицами на литерном поезде пересекли границу Швейцарии и Германии, направляясь в Берлин. Как я понял, Нина Викторовна там должна была встретиться с канцлером фон Тирпицем для решения каких-то политических вопросов. Я своими глазами увидел, с каким уважением относится к этой удивительной женщине седобородый адмирал, патриарх германской государственности.

А потом мы отправились в путь на Родину. Я ожидал увидеть по дороге в Петроград охваченные мятежом города и веси, голодных крестьян, останавливающих поезда и грабивших пассажиров. Но, к моему удивлению, ничего похожего на то, о чем писали французские и английские газеты, я в большевистской России не увидел. Жизнь шла своим чередом, народ был более-менее доволен новой властью. Правда, изображения двуглавых орлов сменили красные флаги, а вместо полицейских на перронах железнодорожных станций расхаживали вооруженные патрули с красными повязками на рукавах, которые дотошно проверяли документы у прибывших пассажиров.

По дороге я о многом переговорил с Ниной Викторовной. Она удивила меня своими познаниями как в области внешней политики, так и в знании литературы. Причем, многие из тех стихов, которые я от нее услышал, оказались мне совершенно незнакомыми. Они были о жизни, о любви, о долге человека перед Родиной.

Особенно мне запомнилось стихотворение о старом поручике, который отказался сдать врагу обороняемую им крепость. Нина Викторовна с выражением читала:

Что защищать? Заржавленные пушки,

Две улицы то в лужах, то в пыли,

Косые гарнизонные избушки,

Клочок не нужной никому земли?

Но все-таки ведь что-то есть такое,

Что жаль отдать британцу с корабля?

Он горсточку земли растер рукою:

Забытая, а все-таки земля.

Дырявые, обветренные флаги

Над крышами шумят среди ветвей…

"Нет, я не подпишу твоей бумаги,

Так и скажи Виктории своей!"

Потом, когда вражеский штурм был отбит, поручика с почетом отправили в отставку. Он же:

Он все ходил по крепости, бедняга,

Все медлил лезть на сходни корабля.

Холодная казенная бумага,

Нелепая любимая земля…* 

(*Константин Симонов «Поручик»)

– Нина, Викторовна! – вскричал я, – ради Бога, скажите, кто написал эти замечательные стихи?

Полковник Антонова загадочно – как замечательно это у нее получается! – усмехнулась, и посмотрела на меня.

– Николай, – сказала она, – вы его не знаете. Но это не столь важно. Важно же другое – военный человек должен защищать свою Родину в любой ситуации, даже когда для некоторых она «не нужная никому земля». Вот и вы, Николай, скоро отправитесь в трудную экспедицию, чтобы земли на окраине России остались русскими.

Как я понял, речь шла о том опасном и трудном путешествии, о котором мне говорил граф Игнатьев во время нашего свидания в Женеве.

И вот я в Дербенте, древнем городе, помнившем древних персов, скифов и легионы Помпея и Лукулла. Мы с великим князем Михаилом Александровичем беседуем в крепости Нарын-кала, возвышающейся над узенькими улочками Старого города. Перед нами древнее Каспийское море и стоящие у причалов пароходы. Конно-механизированная бригада Красной гвардии, готовилась к походу в Южную Персию на помощь корпусу генерала от кавалерии Николая Николаевича Баратова. Перевезя морем личный состав и технику в порт Энзели, бригада генерал-лейтенанта Романова начнет свое движение к Ханекин, где находился штаб корпуса Баратова.

– Ваше императорское высочество, – обратился я к великому князю, – скажите мне, только честно, вы служите большевикам потому, что они держат в заложниках вашу семью?

Великий князь с улыбкой посмотрел на меня, как взрослые смотрят на несмышленых детишек.

– Что вы, господин прапорщик, – снисходительно сказал он, – просто однажды я заглянул в бездну, в которую катилась Россия, и ужаснулся. А когда понял, что остановить нашу страну на краю этой бездны могут только большевики и их вождь Сталин, то именно тогда я и сделал свой выбор. И прошу вас, не называйте меня больше «вашим императорским высочеством». Титул без реального его наполнения выглядит насмешкой и издевательством. Я для вас – «товарищ командир», ну, или на худой конец, «господин генерал-лейтенант». Хотя и слово «господин» не стоит употреблять всуе. Да и столь ли это важно? Помните, как у Шекспира: «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет».

Я был немного ошарашен этими словами бывшего великого князя. Но то, что мне довелось увидеть во время моего путешествия из Петрограда в Дербент, послужили наглядным подтверждением того, что мне только что сказал генерал-лейтенант Романов.

– Эх, Николай Степанович, – мой собеседник посмотрел на меня и улыбнулся, – если бы вы только знали – какое великое будущее ждет Россию! И то, что мы с вами будем хоть немного причастны к этому, должно нас всемерно радовать. А вы еще потом сможете написать о нашем походе какие-нибудь замечательные стихи, увековечив наш подвиг для грядущих поколений.

Потом лицо его стало серьезным. Генерал Романов расстегнул планшет и достал карту.

– Итак, товарищ прапорщик, поговорим о том, чем вам предстоит заняться. Вы, как я слышал, на фронте были неплохим разведчиком. Поэтому я хочу предложить вам взять под свое начало команду конных разведчиков из числа кубанских казаков. Думаю, что вы с этой задачей вполне справитесь.

Я почувствовал, что мир снова заиграл яркими красками, и почувствовал восторг, который охватывал меня, когда мне предстояло новое, опасное приключение.

– Товарищ генерал-лейтенант, – воскликнул я, – готов немедленно приступить к своим обязанностям. Какие будут первые ваши приказания?


19 марта 1918 года. Вечер. Эрзерум. Штаб Кавказского фронта.

Командующий фронтом генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.


Прибыв три недели назад в штаб фронта, мы обнаружили здесь привычную для не столь давних времен правления «главноуговаривающего» картину всеобщего разброда и шатания. Вместо семисот тысяч солдат и офицеров, имевшихся в наличии всего год назад, численность войск фронта составляла не больше двухсот тысяч личного состава. И это считая четыре армянские добровольческие бригады общей численностью в двадцать тысяч штыков, что находились под общей командой генерал-майора Андраника Озаняна. Правда оружия и огнеприпасов было в достатке – построенная уже в ходе войны железная дорога от Карса до Мемахатуна действовала исправно, что позволило нам в кратчайшие сроки закончить передислокацию корпуса.

В сохранивших хотя бы минимальную боеспособность частях Кавказской армии между тем царил хаос. Некоторые полки насчитывали всего два-три десятка деморализованных солдат, в то время как наплыв добровольцев – и солдат и офицеров – в корпус Красной гвардии превысил мои самые оптимистические ожидания. Одни шли к полковнику Бережному, чтобы защитить, как они говорили, «завоевания социалистической революции». Другие хотели сражаться за идеалы «единой и неделимой России», которые словом и делом подтвердило правительство господина, пардон, товарища Сталина. Повторилось то, что мне уже пришлось наблюдать на Румынском фронте. Численность Красной гвардии росла, и корпус, развернув свои бригады в дивизии, снова быстро достиг размеров почти полноценной армии, при том, что старые полки, которые были таковыми лишь по названию, подверглись расформированию.

Помимо Красной гвардии, боеспособность и дисциплина на приемлемом для воинской части уровне существовала и в армянских добровольческих бригадах. Но это и понятно: армяне, особенно западные, защищали свои дома, своих близких и себя, ибо в случае победы турок им всем грозило полное истребление. Кроме четырех армянских бригад на Кавказском фронте присутствовали и две грузинские, но их боеспособность была весьма низкой, а настроения солдат и офицеров – антибольшевистскими. Нарком Фрунзе, махнув рукой, приказал разоружить эти части и отправить солдат и офицеров по домам. Впрочем, все же некоторая часть из них, настроенная просоветски, примкнула к корпусу Красной гвардии, еще более увеличив его численность. В Трапезунде в помощь нашим войскам было сформировано несколько отрядов греческих ополченцев, которым в случае захвата города турками тоже грозила жестокая расправа. А потому сражаться они должны были насмерть.

Да, как не печально в этом признаться, старая русская армия умерла. У меня просто руки чесались разбить физиономию этому адвокатишке Керенскому. Только где сейчас этот самый Керенский? Да и не в одном этот болтуне и фигляре дело. Надо сказать спасибо и нашей русской интеллигенции, про которую так говаривал Чехов: «Вялая, апатичная, лениво-философствующая, … она не патриотична, уныла, бесцветна». Самым ярким представителем этой самой интеллигенции и был господин «главноуговаривающий». Все, за что брались эти люди, все разрушалось и опошлялось. Как ни странно, но и Фрунзе и полковник Бережной оказались полностью согласны с этими словами, сказанными писателем Чеховым.

Но все мною сказанное – это лишь лирическое отступление. А на фронте же тем временем происходило следующее. Смущенные нашим прибытием и лишенные поддержки со стороны Германии, турки примерно на месяц отложили начало своего наступления относительно той даты, которая была известна в истории полковника Бережного. Сыграло свою роль и отсутствие декабрьского перемирия, и директивы из Петрограда «держать фронт до заключения полноценного мирного договора», из-за чего на линии фронта все же остались какие-никакие русские войска. Но наступление со стороны турок все же последовало. Турецкому премьеру Энвер-паше срочно понадобился успех на фронте. Он надавил на местного командующего, и неделю назад разведка корпуса Красной гвардии со своих беспилотных аэропланов-малюток засекла в турецком тылу все признаки подготовки к большому наступлению сразу на двух направлениях: Трапезундском и Эрзерумском.

Поверьте мне, даже турки, при всей их дикости, в двадцатом веке не способны наступать, не подтянув резервов и не подвезя к фронту хотя бы минимальный запас снарядов. В отличие от нас, в их тылах не было железной дороги, и все необходимое турецким аскерам приходилось везти на вьючных лошадях и на деревянных арбах, запряженных парой осликов. В горах в это время года, когда дует сырой пронизывающий ветер, температура воздуха колеблется возле нуля, а снег сменяется дождем, задуманное турками наступление было настоящим безумием. Но мы не стали мешать турецкому командованию лезть в петлю. Пусть они сами сунут в нее голову, выбьют из-под себя табуретку и высунут язык. Остальное уже наша работа.

Реакция Фрунзе и Бережного на открывшиеся нам турецкие замыслы была быстрой и резкой. Если бы так действовали русские генералы во время злосчастной для нас войны с германцами, то она закончилась бы для России совершенно иначе.

На Эрзерумском направлении к отражению турецкого наступления немедленно изготовился корпус Красной гвардии, а к Трапезунду из Севастополя незамедлительно вышла в море эскадра Черноморского флота в составе двух дредноутов, пяти броненосцев и семи гидроавиатранспортов, которых сопровождало множество эсминцев и канонерских лодок.

Кроме того, в тыл туркам ушли специально подготовленные в будущем группы охотников, которым было приказано выяснить точный день и час, назначенные турецким командующим Вехип-пашой для начала своей авантюры. При этом у меня не было никакого сомнения в том, что в руках этих головорезов пленные турецкие офицеры не будут молчать и начнут, как говорит Вячеслав Николаевич, петь подобно соловьям. Это с безоружным армянским и греческим населением они храбрецы, а стоит попасть в плен, как они сразу превращаются в робких овечек.

Так оно и случилось. Запланированное на сегодняшнее утро турецкое наступление на Трапезундском направлении закончилось, даже еще и не начавшись. Дредноуты, броненосцы и канонерки обрушили на расположенный между морем и горами турецкий фронт такое количество фугасных снарядов, что уже через четверть часа турецкие аскеры – из тех, кому посчастливилось уцелеть – стали, словно тараканы, драпать из своих полуразрушенных окопов. И против этого не помогли никакие жандармские заслоны, ибо сами жандармы первые пустились наутек.

Наступление под Эрзинджаном в общем направлении на Эрзерум на первых порах развивалось для турок вполне успешно. Многократно превосходящими силами они уже к полудню сбили с позиций бригаду армянских ополченцев. Но продвинуться им удалось всего на четыре версты. Почти у самого города они встретились с механизированной бригадой Красной гвардии под командованием капитана Рагуленко, усиленной вновь сформированной из остатков частей Кавказской армии стрелковой бригадой и поддержанной почти всей имеющейся у нас артиллерией. Турки были остановлены метким ружейно-пулеметным огнем и вынуждены отойти назад, подтягивая резервы для последующих атак.

Но лишь только они изготовились и втянулись в узкое дефиле, как пользуясь данными, полученными с помощью разведывательных аэропланов-малюток, по ним ударила вся наша артиллерия, начиная от полевых трехдюймовых пушек и заканчивая шестидюймовками корпуса, прибывшими из будущего. Вот тут-то и произошла та мясорубка, о которой до сих пор с содроганием вспоминают свидетели этого побоища. Трехдюймовки били шрапнелями так часто, словно они были пулеметами, а не орудиями. Ущелье, забитое турецкими войсками, превратилось в смертельную ловушку. Целые таборы турок уничтожались в мгновение ока. Полчаса спустя все было кончено. Механизированная бригада перешла в контратаку, восстанавливая фронт и беря в плен немногих турок, которым посчастливилось остаться в живых. В результате этой скоротечной операции турецкий корпус оказался полностью разгромленным, а его остатки обращены в бегство.

Как выяснилось чуть позже, турецкий главнокомандующий не пережил гибель своих войск. Вехип-паша расположил свою ставку в двадцати верстах от линии фронта, там, где ущелье, а вместе с ним и дорога на Сивас, делает крутой поворот с северо-запада на запад. Место для походной ставки было выбрано безопасное по всем соображениям, ибо не в одной армии мира до того момента не было артиллерийских орудий с такой дальнобойностью, какие оказались в распоряжении механизированной бригады Красной гвардии. Вехип-паша вместе со всем своим штабом угодил под огонь гаубичного артдивизиона особого назначения, чьи орудия могли забросить шестидюймовый снаряд почти на тридцать верст.

Четверть часа интенсивной стрельбы с корректировкой по заранее разведанной цели, и турецкие войска на Кавказском фронте оказались обезглавлены и лишены управления. Действие вполне в духе полковника Бережного, считающего, что устранение вражеского командующего – самый прямой путь к разгрому неприятеля. Нет человека, – говорит он, – нет и проблемы. Не мне его судить, да простит меня Господь – слишком много у нас расплодилось разных дурных людей, про которых можно сказать, что им вообще бы не стоило жить на этом свете.

В любом случае, эту кампанию на Кавказском фронте мы выиграли с фантастически низкими потерями, и теперь турецкая армия вряд ли оправится после этого поражения. Нам же наступать пока некуда – эти бесплодные горы не стоят того, чтобы за их захват платить жизнями русских солдат и офицеров.


21 марта 1918 года. Османская империя. Стамбул.

Юзбаши Гасан-бей.


Переворот, который мы назначили на 11 марта, был отложен. Произошло это из-за срочного отъезда Энвер-паши на фронт, где должно было вот-вот начаться наступление против русских. На очередной встрече с Саидом – посланцем бинбаши Мехмед-бея – я сообщил ему об этом.

Саид-эффенди задумчиво покачал головой, и стал меланхолически перебирать четки, сделанные из нефрита. Потом он внимательно посмотрел на меня, и сказал:

– Уважаемый Гасан-бей, то, что случилось – это и хорошо и плохо. Плохо то, что эти мерзавцы остались живы, но хорошо то, что после позавчерашнего разгрома войск Вехип-паши под Эрзинджаном армия окончательно деморализована. Фактически ее почти нет – солдаты толпами дезертируют с фронта и разбегаются по своим домам. Теперь все ненавидят Энвер-пашу как виновника этого страшного разгрома.

Я почувствовал, как у меня вспыхнули щеки от стыда. Я уже слышал о том, что произошло на Русском фронте. Авантюра с наступлением закончилась так, как меня и предупреждал бинбаши Махмуд-бей. Погибли тысячи аскеров, сотни храбрых офицеров, среди которых были и мои друзья. Какой позор! И все из-за этого подонка Энвер-паши! Теперь я был готов своими руками разорвать его на части. Пусть я и хромаю, но руки-то у меня остались такими же сильными, какими были до ранения.

Видимо заметив, как изменилось мое лицо, Саид-эффенди убрал четки в карман и достал откуда-то – и как это у него только получается! – маленький листочек папиросной бумаги. Это было послание от бинбаши Мехмед-бея.

Тот сообщал мне, что переворот нужно осуществлять немедленно. Младотуркам стало известно о заговоре. Энвер-паша выехал с фронта в Стамбул и завтра утром будет здесь. Их союзник Кемаль-паша, который пользуется большим авторитетом в армии, узнав о поражении войск Вехип-паши, срочно выехал из Вены в Стамбул и тоже скоро будет здесь. Этот человек очень опасен, но до места назначения он не доедет – им займутся совсем другие люди. Энвер-паша также не должен добраться до Стамбула, и меры для этого уже приняты. Таким образом, самые опасные для участников переворота главари младотурок будут нейтрализованы еще до его начала. Нам останется только арестовать или ликвидировать Талаат-пашу и Джемаль-пашу. В конце своего послания бинбаши Мехмед-бей выразил надежду, что наших сил должно хватить на то, чтобы успешно завершили все то, что мы задумали.

Я задумался. Выхода у нас не было. Нам требовалось взять власть еще до завтрашнего утра. Иначе мы не доживем до завтрашнего вечера. Даже если Энвер-паша и Кемаль-паша будут убиты, то Талаат-паша и Джемаль-паша останутся живы, и они нас не помилуют. Более того не помилуют они и нашу страну, которую их политика приведет к полному краху и уничтожению, и тогда развалины Оттоманской порты превратятся в поле боя между русскими и странами Антанты.

Саид-эффенди вопросительно посмотрел на меня, а потом протянул мне руку. Я понимающе кивнул и протянул ему послание Мехмед-бея. Он достал из кармана зажигалку, крутанул колесико и поднес трепещущий язычок пламени к бумажке. Она вспыхнула и мгновенно превратилась в пепел. Растоптав этот пепел ботинком, Саид-эфенди одобрительно похлопал меня по плечу.

– Уважаемый Гасан-бей, я уверен, что в этот раз у вас все пройдет так, как вы задумали. Когда человеку угрожает смертельная опасность, он совершает такие поступки, на которые никогда не решился бы в обычном состоянии. Помните – нельзя колебаться ни на минуту – только в этом случае вы добьетесь успеха. Вперед и только вперед. Желаю вам удачи, и да пребудет с вами милость Всевышнего!

То, что последовало потом, я вспоминал как какой-то затянувшийся кошмар. Сразу после свидания с посланцем Мехмед-бея я встретился с Мехмедом Вахеддином и рассказал ему, естественно, не сообщив ничего об источнике моей информации, о том, что нам всем осталось жить менее суток. Мой собеседник сперва чуть было не грохнулся в обморок, но потом, быстро придя в себя, развил бурную деятельность. По телефону он обзвонил всех своих конфидентов, произнеся при этом условный сигнал. И все тут же завертелось-закрутилось.

Группу особо доверенных офицеров я отправил на вокзал «Сиркеджи», куда приходят поезда из Европы. Там они должны были встретить поезд, в котором следовал из Вены Кемаль-паша. Хотя Мехмед-бей и обещал, что тот не доберется живым до Стамбула, но нам стоило подстраховаться. Такую же группу я отправил на вокзал «Хайдар-паша», на который приходят поезда из азиатской части Турции. Они должны были встретить поезд Энвер-паши и ликвидировать этого человека, если он будет еще жив.

А сам я решил заняться Талаат-пашой и Джемаль-пашой. Самым опасным из этих двоих был Талаат-паша. Он был великим визирем и вторым человеком после Энвер-паши. Его я решил арестовать лично. Но живым он нам не дался. Талаат-паша открыл огонь из пистолета по моим офицерам, когда они попытались войти в его кабинет, и нам пришлось его пристрелить. Жаль только, что этот сын гиены успел ранить двух моих людей. Мы намеревались отдать его под суд как главного виновника уничтожения армян, ассирийцев и понтийских греков. Но судить его теперь будет только Аллах. И я надеюсь, что этот суд будет скорым и справедливым и что это чудовище попадет туда, куда ему следует – прямиком в адское пекло.

Джемаль-паша попал к нам в руки целехоньким. Хотя он и прославился своей жестокостью – недаром арабы, которые немало натерпелись от него, когда этот подонок был военным губернатором в Сирии, дали ему прозвище «Ас-Саффах» («Кровавый мясник»), – у него не хватило мужества оказать нам сопротивление. При виде наведенных на него стволов пистолетов Джемаль-паша упал на колени и жалобно стал умолять нас не убивать его. Я хотел было пристрелить его на месте, но неожиданно вспомнил, что напротив его имени стояла пометка, сделанная рукой Мехмед-бея: «Если будет возможность, не убивайте его. Он нам может понадобиться». На словах же Саид-эффенди пояснил мне, что в бытность губернатором Сирии у Джемаль-паши были интересные контакты с французской разведкой и эта скотина слишком много знает для того, чтобы просто так умереть от моей пули. Возможно, что с его помощью мы сумеем приоткрыть тайну, окутывавшую обстоятельства вступления Турции в злосчастную для нее Великую войну.

К утру все было кончено. Верные нам войска заняли военное министерство, министерство финансов, государственный банк, вокзалы, телеграф и телефон. Те группы наших людей, что были посланы на вокзалы, сообщили мне, что люди Мехмед-бея прекрасно справились со своим делом и Энвер-паша с Кемаль-пашой уже покинули этот бренный мир.

Когда на вокзал «Сиркеджи» прибыл поезд из Вены, то в нем был обнаружен уже хладный труп Кемаль-паши без признаков насильственной смерти. Вызванный на вокзал военный врач засвидетельствовал смерть прославленного защитника ислама и героя Галлиполи от сердечного приступа.

А вот те наши люди, которые отправились на вокзал «Хайдар-паша», поезда с Энвер-пашой так и не дождались. Оказалось, что не доезжая десяти миль до Стамбула вагон, в котором следовал виновник всех наших бед, взорвался. Как попала в тщательно охраняемый вагон лидера младотурок взрывчатка и кто ее привел в действие – все это осталось для меня загадкой. В огне, вспыхнувшем после взрыва, погибли почти все охранники Энвер-паши, а сам он был разорван взрывом в клочья.

Захватив и уничтожив верхушку младотурок, на следующий день мы от имени султана объявили во всех утренних газетах Стамбула о смене власти и ликвидации тех, кто привел наш народ к военной и политической катастрофе. Так же было объявлено, что султан Мехмед V назначил регентом своего брата Мехмеда Вехедеддина, а новым главой правительства Мехмеда-Ферид-пашу.

Первым же своим декретом новые власти Османской империи заявили о желании прекратить огонь на Русском фронте и направить в Москву представительную делегацию, которая должна начать переговоры с главой Советской России Сталиным о заключении мирного договора.

Известие о том, что страшная война, стоившая всем нам страшных людских и материальных потерь, скоро завершится, вызвала бурный восторг у жителей Стамбула, боявшихся того, что их город мог превратиться в поле битвы. Люди плакали, обнимались на улицах и возносили хвалу Аллаху.

Уже в середине дня я встретился с Сеид-эфенди. Он передал мне привет и поздравления от бинбаши Мехмед-бея, сказав, что тот уже полностью осведомлен о том, что произошло у нас в Стамбуле, и что как только турецкие войска прекратят огонь на фронте, то и русским войскам также будет отдан приказ прекратить боевые действия. Перемирие продолжится до тех пор, пока будут идти переговоры в Москве. Но русское командование будет внимательно наблюдать за поведением турецких войск, и в случае возобновления боевых действий прикажет продолжить наступление вглубь Турции.

– Уважаемый Гасан-бей, – сказал мне Сеид-эффенди, – постарайтесь убедить некоторые горячие головы из числа турецких военачальников, чтобы они не испытывали наше терпение, которое не безгранично. Мы шутить не будем, и у нас вполне достаточно сил, чтобы пройти насквозь всю азиатскую часть Турции, и для того, чтобы при поддержке Черноморского флота высадить на Босфоре морской десант. Необходимые для этого силы и средства, высвободившиеся после заключения мира с Германией, у нас есть. Но, как мне кажется, те, кто информирован о том, чем закончилась недавняя авантюра Энвер-паши, вряд ли захотят повторить его печальный опыт.

Я кивнул головой, соглашаясь с тем, что сказал Сеид-эффенди. Хватит Турции войны, хватит смертей. Скорей бы был подписан мирный договор и люди вернулись к своим мирным занятиям. Продолжение войны – это верная смерть для нашей страны. Вот в этом я был полностью уверен.


20 марта 1918 года. Полночь. Болгария. София, Центральный железнодорожный вокзал.


Экспресс «Вена — Стамбул» прибыл на первый путь Центрального железнодорожного вокзала Софии точно по расписанию – в половине двенадцатого ночи. Стоянка поезда – тридцать минут. Этого времени вполне должно хватить для того, чтобы сменить паровоз, который поведет дальше экспресс через Пловдив и Эдирне прямо до Стамбула. Обходчики бойко застучали своими молоточками по колесам вагонов.

Все было обыденно и привычно. В одном из вагонов этого экспресса возвращался в Стамбул прославленный герой Дарданельского сражения, дивизионный генерал Мустафа Кемаль-паша, который после тяжелой болезни проходил курс лечения в Баден-Бадене и был срочно отозван оттуда Энвер-пашой в Стамбул после разгрома турецких войск на Русском фронте.

Сидя в купе, где он ехал в полном одиночестве, Кемаль-паша задумчиво перебирал телеграммы с фронта. Настроение у него было скверным. Болела голова, ломило в висках и кололо в боку.

Русский медведь, которого многие считали смертельно больным и уже списали со счетов, неожиданно выздоровел, встал на дыбы и принялся бушевать, круша все вокруг себя. Будь проклят этот сын блудницы Энвер-паша, который из-за своих амбиций бросил турецких аскеров в безнадежное наступление против переброшенного русскими на Кавказский фронт корпуса Красной гвардии. Как оказалось, этот корпус был не сборищем плохо вооруженных и недисциплинированных оборванцев, склонных к пьянству и грабежам – так о них писала европейская пресса, а прекрасно отлаженной и боеспособной боевой машиной.

Германские военачальники Гинденбург и Людендорф, которые сейчас, наверное, горят в пекле, могли бы подтвердить, что Красная гвардия – смертельно опасный противник. Именно после разгрома германских войск под Ригой, где эти два авантюриста начали свой «поход на Петроград», Османская империя лишилась на Русском фронте поддержки своих германских союзников. Новое правительство Германии настаивало, чтобы Турция начала мирные переговоры с Советской Россией и развернуло все свои силы против французов и англичан. Хорошо им так говорить – русским не досталось ни пяди немецкой земли. Напротив, это немцам по мирному договору кое-что перепало из бывших Привислянских губерний. Турция же, наоборот, потеряла значительные территории, на которой проживают эти нечестивые христианские собаки-армяне, а также лживые и вероломные курды. Мало их резали, мало…

Кемаль-паше при этом и в голову не приходило то, что со стороны других народов именно турки казались вероломными и лживыми кровавыми маньяками. Все история Османской империи – это нескончаемая череда грабежей, резни и насилия над своими подданными. Об этом хорошо знали греки, армяне и другие народы, населявшие территории Турции.

«И опять в этом контрнаступлении русских отметился полковник Бережной – этот их новый Суворов», – подумал Кемаль-паша.

Как всякий турок, Кемаль-паша уважал силу и одобрял действия полковника Бережного на Украине, Молдавии и в Грузии. Но, как считал турецкий генерал, этот человек был непозволительно мягок. Если бы что-то подобное произошло на территории Османской империи, например, в Сирии, Палестине, Армении, Ираке или Аравии, то он, Мустафа Кемаль, прошелся бы огнем и мечом по землям бунтовщиков, не щадя никого из этих нечестивцев.

Когда поезд остановился на Центральном вокзале Софии, Кемаль-паша бросил взгляд в окно и щелкнул крышкой серебряных карманных часов с дарственной надписью от генерала Лиман фон Сандерса – главного военного советника Германии в Османской империи. По требованию этого генерала его, Кемаль-пашу, назначили командующим 19-й пехотной дивизией в самый критический момент Галиполийской битвы. Произошло это 25 апреля 1915 года. Этот день Кемаль-паша считал своим «Тулоном». Именно тогда взошла его счастливая звезда, которая вела генерала от победы к победе.

Взглянув на время, Кемаль-паша удовлетворенно кивнул. Экспресс шел строго по расписанию, и можно было надеяться на то, что к десяти часам утра он будет в Стамбуле. Зевнув, Кемаль-паша начал готовиться ко сну, при этом не обратил внимания на то, что вместе с прочими пассажирами в его вагон сели четыре человека, внешне выглядящих как добропорядочные и респектабельные европейские бизнесмены-коммивояжеры. Некто свыше, тот кто решает все, уже взял калам, чтобы вычеркнуть имя Мустафы Кемаль-паши из списка живых.

Как и было обещано, команда Камо была сформирована из самых опытных и решительных дашнакских боевиков и была снабжена всем необходимым для выполнения своего опасного задания. Одеты они были по последней европейской моде, при них были чемоданы с образцами товаров и документы, которые были даже лучше, чем настоящие. А самое главное, их снабдили точной информацией о том, какого числа, в каком поезде, и в каком купе поедет в Стамбул человек, которого следовала отправить прямиком в ад. А еще у них имелось переданное через посланца майора Османова компактное автоматическое оружие, в котором любой, кто хоть немного был знаком с оружием Второй мировой войны, сразу бы узнал слегка переделанный британский пистолет-пулемет Sten Мк II.

Вопросы у них вызывал только предложенный им метод ликвидации Кемаль-паши. Им хотелось бы, чтобы акция была проведена по возможности открыто и шумно, например, при помощи взрыва брошенной в купе бомбы или выпущенной в упор обоймы из браунинга, чтобы потом всему свету объявить о казни врага армянского народа, палача и душегуба, убийцы женщин, детей и стариков.

Но авторитет Камо у дашнаков был непререкаемым, и если он сказал «так надо», то это означало, что так все и будет. Ко всему прочему, именно такой «тихий» способ ликвидации турецкого генерала давал им реальный шанс сделать свое дело и суметь уйти живыми и невредимыми. Дашнакские боевики хотя и были готовы совершить акт самопожертвования, но их «кодекс» бусидо не предусматривал последующего вслед за этим самоубийства.

Показав проводнику билеты и сунув ему в ладонь небольшой «бакшиш», чтобы их не беспокоили по пустякам до самой турецкой границы, армянские боевики заняли пустующее купе, расположенное через одно от генеральского. Они начали готовиться к акции, то есть попросту ждать того момента, когда поезд подойдет к пограничной станции. А пока они постараются выяснить, кто является их соседями, и один ли генерал едет в своем купе или в сопровождении адъютанта.

Когда около пяти утра поезд подошел к пограничной станции Капитан-Андреево на болгарской стороне, все уже было готово к началу акции. Боевики предъявили болгарским пограничникам свои документы, которые, как уже было сказано, оказались даже лучше настоящих. Потом на станции Калькуле их паспорта проверили уже турецкие пограничники. Никто из них не обнаружил ничего подозрительного в поведении четырех респектабельных господ, разговаривающих по-турецки с явно выраженным немецким акцентом.

Проверка документов закончилась, паровоз дал протяжный гудок, лязгнули сцепки, экспресс дернулся и тронулся с места. Теперь до самого Стамбула поезд должен был идти без остановок. Пришло время действовать.

Боевики натянули на руки тонкие лайковые перчатки. Убедившись, что коридор вагона пуст, Камо оставил одного человека с автоматом в коридоре контролировать обстановку, а сам достал из кармана универсальный вагонный ключ и с двумя своими подручными тихо вошел в купе, где на нижней полке негромко похрапывал спящий Кемаль-паша.

Генерал, видимо почувствовав неладное, вздрогнул и открыл глаза. Он увидел незнакомцев и сунул было руку под подушку, чтобы достать спрятанный там браунинг. Но было уже поздно. Два армянских боевика схватили его за руки, а Камо быстрым и резким движением вогнал иглу шприц-тубы в бедро генерала и сжал пальцы. Через несколько секунд Кемаль-паша обмяк, глаза его закатились, а дыхание, поначалу шумное, неожиданно прекратилось.

Яд подействовал именно так, как говорил майор Османов. Минуту спустя Камо мог констатировать, что его пациент необратимо мертв, и только архангел Азраил на Страшном суде сможет вернуть его к жизни. Осмотрев все вокруг и убедившись, что они не оставили следов своего пребывания, Камо и его спутники покинули купе. Камо закрыл дверь универсальным ключом и тщательно протер носовым платком ручку двери.

Дело было сделано. Теперь, по прибытии на место, им нужно будет раствориться в толкотне Стамбульского вокзала «Сиркеджи» раньше, чем будет обнаружен труп генерала и по этому поводу поднимется тревога. У группы Камо было еще несколько заданий в турецкой столице. Кемаль-паша был не единственным турком, который представлял опасность для молодой советской республики.


27 марта 1918 года. Севастополь. Графская пристань.

Юзбаши Гасан-бей. Эмиссар главы турецкого правительства Мехмед-Ферид-паши.


Через несколько дней после свержения власти младотурок меня вызвал к себе глава нового правительства Османской империи Мехмед-Ферид-паша, и предложил мне отправиться в Крым, чтобы встретиться там с представителем Советского правительства бинбаши Мехмед-беем. О том, что он в настоящее время находится в Севастополе, сообщил мне Саид-эффенди.

– Прошу запомнить, уважаемый Гасан-бей, – сказал мне на прощание Мехмед-Ферид-паша, – речь идет о судьбе нашей империи. Русского фронта больше нет. Все аскеры разбежались по домам, и если русским вздумается начать продвижение вглубь Анатолии, то они будут маршировать по нашим дорогам не снимая ружей с плеч. Им никто не сможет оказать сопротивление. Поэтому я прошу вас сделать все возможное и невозможное для того, чтобы как можно быстрее заключить мирный договор с Россией. Обещайте что угодно, соглашайтесь на все их просьбы. В конце концов, все, что мы потеряем сейчас, можно будет потом вернуть. Через десять лет, через двадцать, через полвека, наконец.

С помощью Саида-эффенди я согласовал с командованием русского Черноморского флота о моем предстоящем прибытии в Севастополь. Туда я с небольшой делегацией, состоящей из нескольких дипломатов, военных и минимальной охраной отправился на крейсере «Гамидие» – одном из немногих наших надводных кораблей, которые еще были на ходу. Но все равно крейсер с большим трудом давал пятнадцать узлов, хотя, как мне сказал один из его офицеров, были времена, когда «Гамидие» мог разогнаться и до двадцати узлов.

На подходе к Севастополю в море нас встретил отряд русских боевых кораблей – крейсер и три эскадренных миноносца. Увидев силуэт крейсера, я скрипнул зубами от злости. Видимо, чтобы окончательно нас унизить, русские отправили на рандеву с «Гамидие» крейсер «Прут» – бывший турецкий «Меджидие». 3 апреля 1915 года он подорвался на минах неподалеку от Одессы и затонул. Русские подняли его, отремонтировали, после чего ввели в строй под именем «Прут». И вот теперь бывший турецкий боевой корабль шел нам навстречу под андреевским флагом.

Поприветствовав нас, он совершил циркуляцию и пошел параллельным курсом рядом с «Гамидие». А три эсминца взяли нас в клещи и шли на расстоянии нескольких кабельтовых от нас. «Керчь», «Фидониси» и «Калиакрия» – было написано на их бортах. И опять я скрипнул от ярости зубами. Это было напоминание нам о победах русского флота над флотом Османской империи. Правда, было это больше ста лет назад.

На каждом из русских эсминцев было по четыре трехтрубных торпедных аппаратов. Стоило нам попытаться оказать сопротивление русским, как тридцать шесть торпед мгновенно уничтожили бы «Гамидие».

Наконец на горизонте показалась земля. Я посмотрел в бинокль и увидел круглую башню Константиновского равелина. Вот он, Севастополь, город и крепость, которую когда-то турки штурмовали вместе с англичанами и французами. Только где сейчас эти самые англичане и французы? Кстати, британцы уже хорошенько получили по зубам от русских на Севере. Насчет французов, правда, я еще пока ничего не слыхал, но, наверное, их время тоже придет. Как говорил германский канцлер Бисмарк: «…когда бы вы им не задолжали, русские всегда заставляют платить по счетам».

Вслед за крейсером «Прут» наш корабль под конвоем эсминцев вошел в Севастопольскую бухту и подошел к причалу. Как ни странно, но встретили здесь нас довольно хорошо. На причале был построен почетный караул, а духовой оркестр исполнил марш «Решадие» – официальный гимн Османской империи. Спустившись по трапу, я увидел улыбающегося бинбаши Мехмед-бея. Он сердечно приветствовал меня и прибывших со мной членов делегации.

Нам дали отдохнуть до утра, после чего начались переговоры… Точнее, это были даже не сами переговоры, а предварительная подготовка к ним. Когда основные документы будут вчерне готовы, в Севастополь приедут главы внешнеполитических ведомств наших стран, и уже тогда начнутся сами переговоры, которые должны закончиться подписанием мирного договора. Надеюсь, что Турция и Россия не будут воевать, как минимум, лет этак сорок-пятьдесят.

Как и положено в подобных случаях – так мне объяснил Керим-паша, один из сопровождавших меня дипломатов, – стороны для начала обозначили свои позиции и занялись взаимным прощупыванием. Естественно, что наша позиция в дебюте была заведомо проигрышной, так как за нами не стояло реальной силы – армии и флота. Если бы русские решили оккупировать нашу территорию, то они это сделали бы с необычайной легкостью. Только, похоже, подобных планов у них не было.

То же самое в личной беседе сообщил мне и мой старый знакомый бинбаши Мехмед-бей. После первого заседания, когда члены делегации обменялись взаимными приветствиями, документами и меморандумами со своими русскими коллегами, представитель Советского правительства предложил мне совершить небольшую прогулку по Севастополю. Ну, и, заодно, откровенно поговорить со мной, ибо ему необходимо было сказать мне нечто, что не должны были услышать другие.

– Уважаемый Гасан-бей, – сказал он мне, – я рад, что Турция сделала решительный шаг и избавилась от власти младотурок. Теперь ничто не мешает вам заключить мирный договор с Советской Россией. Турция наш сосед, и нам хотелось бы, чтобы между нами установились хорошие отношения. Османская империя воевала с Россией три сотни лет. И чего она в результате добилась? После каждой войны территория Турции уменьшалась. Еще одна война, и она вообще исчезнет с карты мира. Но мы не хотим этого…

– Почему? – невольно вырвалось у меня. – Ведь победитель вправе делать с побежденным все, что ему заблагорассудится. Ваши бывшие союзники по Антанте именно так бы и поступили.

– А какая нам с того польза? – усмехнулся Мехмед-бей. – На обломках Османской империи Франция и Британия создадут послушные им государства, которые они будут регулярно натравливать на нас. Это старая колониальная тактика – воевать чужими руками. К сожалению, ваши политики поняли это слишком поздно. Нет, дружественно-нейтральная Турция для нас предпочтительней, чем куча мелких и злобных стран-карликов, внешней политикой которых будут управлять из Парижа, Лондона и Вашингтона.

– Но вы ведь что-то потребуете от Турции? – спросил я. – Не бывает так, что победитель ничего не требует для себя.

– Не бывает, – охотно согласился со мной Мехмед-бей. – Кое-что мы от вас потребуем. К примеру, объявить о равенстве всех подданных Турции независимо от национальности и вероисповедания. Возможно, что вам придется расстаться с Турецкой Арменией и всем побережьем до Синопа. Скорее всего, мы возьмем в аренду на длительный срок один из островов у входа в Дарданеллы. Нам нужны базы в Средиземном море. Но, кстати, последнее предложение было бы так же выгодно вам, как и нам. Ведь после этого ни одна из стран Антанты не рискнет силой прорваться через Проливы. А без нас Дарданеллы и Босфор превратятся в проходной двор, где будут шляться все кому не лень, даже не поставив вас в известность. Впрочем, оставим вопрос границ дипломатам. Поговорим о военных делах.

– Разбитой и обессиленной Османской империей о военных делах еще долго не придется говорить, – с горечью заметил я. – Армии у нас фактически нет, флот же боится высунуть нос из Дарданелл. Нас теперь могут разбить даже греки или болгары, причем без особых усилий.

– Речь идет о турецких войсках, которые воюют с британцами и французами на Ближнем Востоке, – пояснил Мехмед-бей. – Британцы захватили Багдад и находятся на подступах к Мосулу. Турция оставила Иерусалим и ее войска отошли в Ливан и Сирию. Но они все еще боеспособны.

К тому же довольно успешные боевые действия против стран Антанты ведутся в Европе. Вот-вот начнется решающее наступление Германии и Австрии на Западном фронте. Поэтому британские войска на Азиатском фронте военных действий вряд ли получат значительные подкрепления. Вы понимаете, о чем я говорю?

– Вы хотите сказать, что не будет возражать, если мы продолжим сражаться со странами Антанты в Азии? – спросил я.

– Не будем, – лаконично ответил Мехмед-бей. – Корпус генерала Баратова, который сейчас находится в Персии, останется на месте и не будет вести боевых действий до подписания мирного договора между нашими странами. Оружие будет применяться лишь для отражения разбойничьих набегов местных племен.

Впрочем, более подробно мы обговорим детали в самое ближайшее время. А пока, уважаемый Гасан-бей, давайте заглянем в одну кофейню – это здесь, неподалеку. Там готовят настоящий кофе по-турецки. Я так давно его не пил…


30 марта 1918 года. Великобритания. Лондон. Даунинг-стрит 10. Резиденция премьер-министра Великобритании.

Присутствуют:


Британский премьер Дэвид Ллойд Джордж,

Глава военного кабинета лорд Альфред Милнер,

Министр иностранных дел лорд Артур Бальфур,

Министр вооружений Уинстон Черчилль.

– Джентльмены, – прокашлявшись произнес глава военного кабинета Артур Милнер, – высадка наших войск в Норвегии и Дании – дело решенное. Объединенный англо-французский десантный корпус уже сформирован, и его части уже грузятся на пароходы. Выход эскадры из Гавра, Кале, Розайта и Эдинбурга назначен на четвертое апреля, а десантирование должно начаться к полудню пятого числа. Насколько я понимаю, норвежские король и парламент уже дали свое согласие на эту операцию и готовы стать нашими союзниками. Ну а датчане пока еще колеблются в желании сохранить свой нейтралитет?

– Да, сэр Альфред, – согласился с Милнером глава Форин Оффиса лорд Бальфур, – все обстоит именно так. Норвежцы обижены большевиками, которые являясь невоюющими союзниками Германии, заняли архипелаг Шпицберген, на который претендовала сама Норвегия. Поэтому они согласны на все наши условия. Но датчане еще колеблются, и не исключено, что в Данию вам придется войти с помощью оружия. Дания слишком хорошо зарабатывает на транзите грузов из Германии в Швецию, и ей совсем не хочется потерять этот источник доходов. К тому же ей не хочется вести боевые действия на своей территории. Ведь заняв Данию, мы поставив под угрозу Кильский канал, и немцы не смогут не отреагировать на это, двинув навстречу нам свои войска.

– Это пустяки, сэр Артур, – небрежно произнес глава военного кабинета, – боеспособность датской армии находится на низком уровне, и ветераны Соммы и Вердена мигом поставят ее на место. С немцами несколько сложнее. Но, насколько мне известно, в районе датско-германской границы нет серьезной концентрации немецких войск. Едва ли там наберется полк-другой, да и то не кадровых частей, а ландвера. Так что по этому поводу можете не беспокоиться, пока в ставке императора Вильгельма очнутся от шока и поймут что происходит, мы уже займем и Данию, и прилегающий к ней Шлезвиг-Гольштейн, заблокировав Кильский канал.

Но Дания – это мелочь. Главный удар мы направим не против Германии, а как вы правильно сказали, против ее невоюющего союзника – большевистской России. Вот уже несколько месяцев мы пытаемся вцепиться русскому медведю в его северный загривок, но пока мы не можем похвастаться успехом. А вот неудач было предостаточно. Для того, чтобы действовать против их военно-морской базы – Мурманска, нашему флоту необходимо база поблизости от него. И для этого нам лучше всего подойдет норвежский порт Тромсё.

– Сэр Альфред, – язвительно бросил Артур Бальфур, – пока вы пытались вцепиться русскому медведю в загривок, господину Сталину удалось закрыть свой последний фронт Великой войны. В результате неудачного наступления на Кавказском фронте, турецкая армия оказалась разгромленной и обескровленной, а в Стамбуле произошел военный переворот, свергнувший правительство младотурок. И теперь новое руководство Оттоманской империи унизительно просит у большевиков мира. Мне даже страшно предполагать – о чем они могут договориться, особенно если посредником в этом деле выступит германский император Вильгельм. Высвободившиеся при этом весьма значительные силы теперь, при поддержке их эскадрой Северного Ледовитого океана, могут быть брошены против наших солдат, которых вы собираетесь высадить в Тромсё. И тогда вас ждет новое поражение. Ведь у русских есть какая-никакая железная дорога до Мурмана. А вам придется снабжать свою группировку исключительно по морю.

– А вот это уже мое дело, сэр Артур, – огрызнулся Альфред Милнер, для которого норвежская операция стала любимой игрушкой, – адмирал Битти заверил меня, что британский королевский флот является сильнейшим в мире и ему по плечу выполнение любых задач, которые поставит перед ним правительство Его Величества.

– Примерно так же, как это произошло у Бергена, сэр Альфред? – снова съязвил лорд Бальфур. – Мы потеряли там линкор и почти все линейные крейсера, два крупных корабля находятся в длительном ремонте, а ни русские, ни гунны вообще не понесли никаких потерь. А потом этот гнусный пират адмирал Хиппер вдобавок прогулялся со своей бандой по нашим коммуникациям, топя всех подряд.

Глава военного кабинета уже собирался ответить своему оппоненту примерно в том же духе, но тут в разговор вмешался молчавший до того британский премьер Ллойд Джордж.

– Успокойтесь, джентльмены, – примирительно сказал он, – поберегите свою злость для врагов Британии. Ссорой делу не поможешь. Сэр Уинстон, что у вас с новыми вооружениями?

Министр вооружений Уинстон Черчилль с удовольствием затянулся своей знаменитой сигарой.

– Вы ведь знаете, сэр Дэвид, что похвастаться пока нечем, – ответил он. – Мы даже не смогли еще разобраться – как именно работают все эти штуки на кораблях эскадры адмирала Ларионова. Поэтому я предвижу большие неприятности в ходе планируемой сэром Альфредом операции. А потому, в связи с действиями этой, явно враждебной нам силы, рекомендовал бы отложить высадку в Норвегии и Дании.

– Об этом не может быть и речи, сэр Уинстон, – возразил Альфред Милнер, – операция ни в коем случае не может быть ни отменена, ни отложена. Вы что, хотите, чтобы эскадра адмирала Хиппера совершила еще один набег на наши торговые пути в Атлантике? Помяните мое слово, как только этот разбойник исправит повреждения и даст отдых своим командам, он тут же отправится в новый поход. И противопоставить ему нам будет нечего.

В последнее время на фронтах мы терпели сплошные неудачи: сперва провалили операцию в Дарданеллах, потом из войны вышла Россия, сделавшаяся союзником Германии и высвободившая семьдесят дивизий Центральных держав. Потом рухнул Итальянский фронт, где мы полностью потеряли две своих дивизии. Ну а теперь русские заставили Турцию поднять руки вверх и просить пощады. Но теперь турки бросятся против наших частей в Персии и Сирии. А ведь там воюют в основном туземные части, не горящие особым желанием гибнуть за нашего короля.

Я уже молчу про два разыгранных вничью крупных морских сражения, а также два с позором проигранных морских сражения при Бергене и Мурманске. В этих условиях только наш флот, вошедший в Балтийское море, может заставить забыть о наших поражениях на суше и на море.

– Джентльмены, – Уинстон Черчилль положив на край пепельницы свою сигару, – вы ведь знаете, что я не меньше вас желаю, чтобы наша старая добрая Англия оказалась в этой войне в числе победителей. Я никогда не являлся и не являюсь сторонником большевиков, да и русских как таковых. Я был рад, когда они с нашей помощью свергли своего царя.

Но что если планируемая вами операция закончиться очередным поражением? Адмирал Ларионов – враг умный и очень опасный. Я уверен, что наш флот, подойдя к Датским проливам, нарвется на сокрушительный удар его эскадры.

– Сэр Уинстон, – сказал Артур Бальфур, – по дипломатическим каналам через нейтральные источники нам удалось выяснить, что именно адмирал Ларионов разработал и блестяще провел операцию по принуждению Германской империи к миру. В результате у императора Вильгельма не осталось иного выбора, как сесть в Риге с господином Сталиным за стол переговоров и заключить этот весьма печальный для нас, но почетный для русских мир. Главной целью адмирала при этом была концентрация всех сил Центральных держав на Западном фронте, что, несомненно, ставит под вопрос нашу победу в этой и так уже изрядно затянувшейся войне. За эту операцию адмирал был награжден новым большевистским орденом Боевого Красного Знамени и вошел в ближний круг господина Сталина, сделавшись его военным и политическим советником.

Так что я вполне согласен с вашей оценкой несомненной враждебной позиции адмирала Ларионова в отношении Британской империи, в то время как к германцам он относится весьма благосклонно. Я полагаю, что если у него будет возможность каким-либо образом навредить нам, то он это обязательно сделает.

– Вот видите, сэр Альфред, – кивнул головой Черчилль, – риск недопустимо велик, и операцию необходимо отложить, если не отменить вообще.

Альфред Милнер готов был уже снова вспылить, но тут снова вмешался премьер-министр.

– Никакой отмены операции не будет, – твердо сказал Ллойд-Джордж, – мы должны закупорить Северное море так, чтобы у противника не было ни малейшей возможности выйти в океан. Мы должны окончательно отрезать его от последних нейтральных портов. Поэтому все будет выполнено точно в предписанные сроки. На этом все, джентльмены!

– Тогда, – произнес Черчилль, тяжело вставая с кресла, – я немедленно подаю в отставку с поста министра вооружений. За вашим спектаклем безопаснее следить с галерки для прессы Парламента, чем из первых рядов правительственного партера. Прошу прощения за то, что не смог быть вам полезен. Всего всем доброго!


1 апреля 1918 года. Станция Чита. Амурская улица. Гостиница «Окуловское подворье».

Старший лейтенант Бесоев Николай Арсеньевич.


Сегодня у меня должна состояться очень важная встреча. Совсем недавно из Петрограда в Читу прибыли два человека, которых я мог бы назвать своими коллегами. Одним из них был резидент русской военной разведки в Харбине штабс-капитан Алексей Николаевич Луцкий, о котором я был весьма наслышан от местных товарищей.

А вот генерал-майор Виктор Александрович Яхонтов был птицей более высокого полета. Достаточно вспомнить его последнюю должность – товарищ (заместитель) военного министра Временного правительства. Впрочем, из этого самого правительства он ушел вместе с последним военным министром – генералом Александром Ивановичем Верховским, кстати, тоже военным разведчиком.

В нашей истории генерал Яхонтов служил русским военным агентом в Японии и прекрасно разбирался в тамошних делах. После революции он отправился в Японию, а потом в США. Генерал оказался прекрасным аналитиком – именно он за двадцать лет по Пёрл-Харбора предсказал, что Япония внезапно нападет на США, причем он указал примерное время этого нападения и даже то, что оно произойдет на Гавайских островах. В нашей истории Виктор Александрович сочувствовал большевикам и во время войны ездил по США с лекциями, рассказывая о неизбежности победы Красной армии в войне с фашистами, а в конце жизни принял советское гражданство и вернулся на Родину.

В этой истории он сразу же стал работать на советскую разведку и, получив в Петрограде задние лично от генерала Потапова, вместе со штабс-капитаном Луцким отправился на Дальний Восток. О том, что они должны прибыть в Читу, я был заблаговременно предупрежден шифровкой из Питера, отправленной нашим «Дедом», то есть Александром Васильевичем Тамбовцевым.

Встреча была назначена в гостинице «Окуловское подворье», где для этого сняли апартаменты. Там мы и провели своего рода «производственное совещание». Тема его была следующая: «Как не допустить иностранной интервенции на Дальнем Востоке». Дело в том, что мы считали вполне реальной опасность образования в Приморье марионеточного правительства, русского внешне, но фактически руководимого из Токио. В других регионах Дальнего Востока могли подсуетиться американцы, для которых наши территории были тоже лакомым кусочком. В нашей истории подобный вариант развития событий имел место. Несмотря на жестокие противоречия между Японией и США, они в конце концов сговорились и в апреле 1918 года высадили во Владивостоке японский десант под прикрытием орудий американского крейсера «Бруклин». В этом варианте истории высадки пока не предвидится. Связано это с разгромом японского ставленника есаула Семенова, нейтрализацией чехословаков и несколько иным развитием событий на Западном фронте. Но сие совсем не означает, что дальневосточным большевикам можно почивать на лаврах, уповая на то, что японцы и американцы «не посмеют». Слышал я такое от некоторых достаточно уважаемых и высокопоставленных деятелей здешнего правительства. Если мы расслабимся, то они еще как «посмеют».

Я считаю, что противник у нас серьезный, к тому же обладающий огромным преимуществом в живой силе и тыловом обеспечении. Следует учесть и такой фактор – из-за огромных потерь вследствие атак германских подводных лодок и надводных рейдеров в ходе перевозки американских войск из США в Европу конгресс запретил президенту Вудро Вильсону использовать американские части на Западном фронте.

Но маховик военной промышленности раскручен и остановить его невозможно. Ведь деньги на войну получены и уже частично истрачены. Под ружье поставлена невиданная для Америки армия – сотни тысяч солдат. Со стапелей верфей сходят боевые корабли. Армии и флоту надо воевать. Но вот только где, когда и с кем?

Возможно, Америка нападет на Мексику и начнет новую Мексиканскую войну? В марте 1916 года генерал Першинг уже вторгался в Мексику. Однако президент Вильсон тогда готовился к вступлению США в войну в Европе и потому он посчитал, что Америке воевать в Мексике не с руки.

Но теперь, когда американским войскам вряд ли придется воевать с немцами, есть шанс, что у Вудро Вильсона появится соблазн снова пересечь границу с Мексикой и еще раз подсократить территорию своего южного соседа. Только это, все же, маловероятно. Впрочем, стоит на этот счет посоветоваться с генералом Яхонтовым.

Другой вариант – Америка начнет двигаться в сторону Китая, Юго-Восточной Азии и к нам, на Дальний Восток. Вот тут-то могут появиться интересные моменты. Дело в том, что у Америки и Японии наличествуют огромные противоречия, которые сможет решить только война – война за раздел сфер влияния на Дальнем Востоке. Помимо него интересы Японии и США сталкиваются в Корее, той же Манчжурии, континентальном Китае, Филиппинах, короче по всей территории Тихоокеанского региона.

Именно об этом у нас и зашел разговор с генералом Яхонтовым и штабс-капитаном Луцким. Русские разведчики согласились со мной относительно возможных вариантов развития событий. Мексиканский вариант американской экспансии был отвергнут ими почти сразу.

– Николай Арсеньевич, голубчик, – сказал генерал Яхонтов, прихлебывая крепкий и ароматный чай, – а зачем САСШ нужна Мексика, разоренная семилетней гражданской войной? Зачем им взваливаться на свою шею заботу о голодном и нищем, но практически поголовно вооруженном населении? Нет, думаю, что американцы будут завоевывать Мексику, но чисто экономическими методами.

А вот вариант с Китаем и нашим Дальним Востоком – вполне вероятен. И в случае подобного развития событий неизбежно столкновение САСШ с Японией. Я, будучи военным агентом в Токио, познакомился с нынешним премьер-министром Страны Восходящего Солнца маршалом Тэраути Масатакэ. Это весьма воинственный господин, который рвется воевать со своими соседями.

Именно он стал инициатором захвата в ноябре 1914 года немецкой колонии Циндао. Тэраути Масатакэ, бывший в свое время губернатором Кореи, мечтает расширить границы Японской империи. Для этого он финансирует противоборствующие группировки в правительстве Китая, надеясь позднее использовать их разногласия как повод для вмешательства. Кстати, и ликвидированный вами есаул Семенов, наверняка получал финансовую и вооруженную поддержку от японского правительства по прямому указанию маршала Тэраути. Когда игра идет по-крупному, на содержание подобного рода авантюристов обычно денег не жалеют.

Теперь насчет Америки. Япония подписала с САСШ соглашение, в котором признавались «особые интересы Японии в Китае». Но подобные документы обычно не стоят бумаги, на которой они написаны, если его участники не доверяют друг другу и стараются при первой же возможности нарушить принятые на себя обязательности. А что из этого следует?

Генерал, словно преподаватель университета, читающего лекцию студентам, сделал паузу…

– А это значит, Виктор Александрович, – ответил я, – что участникам такого соглашения необходим лишь повод для того, чтобы выбросить документ в мусорную корзину и начать свою игру, в которой интересы соперника никто не учитывает…

– …И, – подхватил мою мысль штабс-капитан Луцкий, – наша задача – обеспечить обе стороны неопровержимыми доказательствами того, что соперник ведет грязную игру и его следует за это наказать.

– Именно так, господа, именно так! – воскликнул довольный генерал Яхонтов. – Необходимо обеспечить подобными «доказательствами» соответствующие ведомства Японии и САСШ, что бы те ознакомили с ними правительства своих стран. К тому же особо ничего и выдумывать не надо. Данных о том, что Япония и Америка ведут свою игру, направленную против друг друга – хоть отбавляй. Над только их интерпретировать соответствующим образом и сделать так, чтобы они попали в руки разведчиков этих стран. Или, если нужно, передать их в редакции самых уважаемых и крупных газет. Скорее всего следует делать и то и другое.

Я усмехнулся. Генерал сейчас говорил о том, что в нашем времени называлось «информационным вбросом». Нет ничего нового под луной.

– Виктор Александрович, – спросил я, – не могли бы вы заняться этим делом в Америке? Вы отправитесь туда из Владивостока, мы обеспечим вас средствами связи и финансами. У вас ведь есть знакомые влиятельные журналисты в САСШ?

Яхонтов кивнул головой. Похоже, что у него на этот счет уже был разговор с генералом Потаповым.

– Алексей Николаевич, – я повернулся к штабс-капитану Луцкому, – а вас бы я попросил обеспечить соответствующей информацией ваших японских коллег. У вас ведь есть выходы на агентуру японского Генерального штаба?

– Есть, Николай Арсеньевич, – как не быть, улыбнулся Луцкой, блеснув стеклами очков, – и среди журналистов найдутся надежные люди. Было бы что им передать.

– Ну, насчет требуемой информации можете не беспокоиться, – сказал я. – Все будет доставлено по нужному адресу в нужный срок. Надо будет нам с вами наладить надежную связь. Впрочем, технические вопросы можно будет обсудить отдельно. А пока прошу вас откушать чайку с шанежками – их только сегодня утром испекла одна молодая и умелая повариха…


3 апреля 1918 года. Северное море и Ютландский полуостров. Операция «Учения на Везере».


31 марта с наступлением темноты корабли Флота Открытого моря Германской империи стали покидать свои базы, выстраиваясь в походные колонны. Грузные, мрачно дымящие громады линкоров и линейных крейсеров, стремительные серые тени легких крейсеров, дивизионы выкрашенных в черный и серый цвет эсминцев. И, самое главное, ради чего затевалась вся операция – транспорты с десантным корпусом, предназначенным для захвата портов и военно-морских баз в южной Норвегии: Бергена, Кристиании и Тронхейма. До Кристиании и Бергена им было нужно идти тридцать шесть часов, а до Тронхейма, операция по захвату которого была запланирована на сутки позже, пятьдесят восемь часов экономического двенадцатиузлового хода.

Одновременно далеко на севере в русском Мурманске с якорных стоянок снимались корабли эскадры Северного Ледовитого океана. На борту боевых и транспортных кораблей находилась Латышская стрелковая дивизия и два специальных батальона Красной гвардии, сформированных из балтийских моряков. Задачей этого соединения был захват и удержания города-порта Тромсё, единственного пункта на норвежском побережье, используя который в качестве опорной базы британцы могли бы попытаться захватить Мурманск. Это не паршивая якорная стоянка у островов Эллиот, на которую за четырнадцать лет до этого базировался флот адмирала Того во время осады Порт-Артура. Это какой-никакой, а порт с оборудованными кранами причалами, инфраструктурой, запасами топлива и много чем еще, что делало его перспективным для развертывания в полноценную военно-морскую базу.

И опасения нового русского правительства были не напрасны. Сведения о том, что Норвегия собирается нарушить свой нейтралитет, попали не только в Лондон, но и в Берлин с Петроградом, что вызвало там вполне понятную реакцию. Политика способна сделать союзниками бывших врагов. И потому предсовнаркома Сталин и император Вильгельм в этот раз приняли решение действовать согласованно.

Понятно, что это не был полноценный военный союз, который был избыточен как для Советской России, не желающей снова принять участие в мировой бойне, так и для Германской империи, которая не хотела, чтобы ее считали союзником первого в мире государства рабочих и крестьян – ведь в Германии тоже хватало желающих совершить нечто подобное. Но в случае с Норвегией и вообще во всем, что касалось отражения наскоков Антанты, русские и немецкие военные действовали так, будто формальный союз между ними был уже заключен. Держалось все это взаимодействие по большей части лишь на личных контактах гросс-адмирала Тирпица и русского адмирала Ларионова, а также на влиянии адмирала фон Хиппера, после «русского похода» ставшего русофилом.

Еще утром 31 марта самолеты-разведчики, поднявшиеся с палубы «Адмирала Кузнецова», обнаружили в Бергене, Кристиании и Тронхейме по одному британскому броненосному крейсеру типа «Дрейк», а в Тромсё два крейсера типа «Дрейк», с которых на норвежскую землю осуществлялась высадка передовых отрядов британской морской пехоты.

Совещание у британского премьера 30 марта в значительной степени стало профанацией, потому что передовые корабли, призванные обеспечить прием основной волны десанта, в тот момент находились уже на подходе к норвежским портам. Глава британского военного кабинета лорд Альфред Милнер действительно вознамерился провести норвежскую операцию любой ценой и, если это потребуется, поставить Парламент, премьера и короля перед свершившимся фактом.

Эти разведданные и послужили спусковым крючком для «Учений на Везере». В то время как основная часть британского и французского флотов все еще оставалась в своих базах, надо было успеть опередить противника и выбить его передовые части с захваченных плацдармов до подхода основных сил.

В полдень 1 апреля норвежское правительство официально заявило о прекращении состояния нейтралитета и о выступлении Норвегии на стороне Антанты. Но к тому времени германские эскадры уже вышли в море, а французские и британские лишь собирались покинуть Гавр, Розайт и Скапа-Флоу.

Поздним вечером 2 апреля пришла в движение 8-я германская армия, после вывода с бывшего Восточного фронта временно расположившаяся на отдых в Шлезвиге. Форсированным маршем она двинулась на север к датской границе. По европейским мощеным шоссе стучали подковы копыт обозных лошадей, тарахтели литые колеса массивных, утыканных пулеметами германских броневиков «Бюссинг» и «Эрхардт», лязгали колесами на стыках движущиеся в сторону границы бронепоезда так называемого «русского проекта», то есть вооруженные морской артиллерией с уже списанных или еще недостроенных кораблей. Следом за бронепоездами с их батальонами десанта, опять же по русскому опыту, проверенному в Италии, двигались эшелоны с пехотой и кавалерией. Дания очень маленькая страна с небольшой армией, а германцы еще в четырнадцатом году получили большой опыт молниеносных наступательных операций.

Утром 3-го апреля германский МИД заявил об объявлении войны Дании и Норвегии, так как те вышли из состояния нейтралитета и решили перейти на сторону стран Антанты. Почти одновременно с этим колонны германских солдат и бронепоезда пресекли датско-германскую границу. Немногочисленная датская пограничная охрана была заблаговременно и почти без сопротивления разоружена немецкими егерями, прошедшими специальную подготовку. В то время как 8-я армия без выстрелов, крови и потерь двигалась на север в направлении Фредерихсхавна, несколько дивизионов немецких эсминцев, вышедших в ночь из Штральзунда, при поддержке легких крейсеров подошли к Копенгагену со стороны Балтики и высадили десант прямо на набережную датской столицы. Жители были в шоке, гарнизон Копенгагена капитулировал, фолькетинг разбежался, а король Кристиан Х вместе со всей своей семьей стал почетным пленником кайзера Вильгельма. Впрочем, ничего особенного для датчан от этого факта не изменилось – просто датские гарнизоны береговых батарей в проливах сменились немецкими.

В Норвегии все было значительно сложнее. Подошедшие к Кристиании и Бергену германские боевые корабли попали под обстрел норвежских береговых батарей. Все случилось почти так же, как и во время «Везерских учений» в 1940 году нашей реальности, за исключением того, что НА ЭТОТ РАЗ немцам по настоящему удалось упредить действия союзников по Антанте. И когда германские линкоры избивали тяжелыми снарядами береговые батареи и норвежские броненосцы береговой обороны, соединенный англо-французский флот находился еще в двух сутках хода от места событий. Помимо расстояния он должен был преодолеть еще несколько развернутых на его пути завес из германских подводных лодок, в то время как немцы уже обустраивались на захваченных ими норвежских береговых батареях.

Почти то же самое случилось и в Тромсё, где за отсутствием береговых батарей «мальчиками для битья» выступили два британских крейсера: «Кинг Альфред» и «Левиафан», совершенно не способные противостоять двенадцатидюймовым фугасным «чемоданам» с «Севастополей». Не прошло и получаса, как они, не сумев даже отойти от причалов, превратились в объятые пламенем стальные развалины. При этом от упавших в порту снарядов погибло множество как британских морских пехотинцев, так и местных норвежцев.

Пока грохотала канонада, с миноносцев началась высадка первого эшелона русского десанта, состоящего из двух специальных батальонов Красной гвардии. Латышские стрелки дисциплинированно ждали на кораблях своего часа. Но их помощь не понадобилась. Норвежский гарнизон разбежался, а британский десант частью был уничтожен при артобстреле и в бою с русскими красногвардейцами, а остатки его сложили оружие. При этом впервые массово были применены в бою спешно изготовленные на Сестрорецком оружейном заводе реплики пистолета-пулемета ППС.

К полудню все было уже кончено, и над городом под залп артиллерийского салюта был поднят красный флаг Советской России, а наконец сошедшие на берег латышские стрелки начали приводить в порядок разрушенные норвежские укрепления и строить новые, чтобы отразить возможную высадку нового британского десанта.

Но его никто и не собирался высаживать. Когда Ллойд Джорджу доложили о произошедшем конфузе, он схватился за свою седую голову. Этот проклятый Черчилль оказался прав! Соединенный британско-французский флот только на бумаге считался соединенным. На самом же деле он представлял собой лишь несколько отдельных отрядов, каждый из которых по отдельности был значительно слабее объединенного Германского Флота Открытого моря. А то, что он, выполнив свои задачи, успеет вновь соединиться, в Британском адмиралтействе не сомневались. Даже еще одна Доггер-банка с ничейным результатом была неприемлема для британских адмиралов. Ну а мысль о том, что это будет еще один Ютланд или, не дай Бог, Берген, и вовсе приводила их в ужас.

Поэтому операция была немедленно свернута. Впрочем, это не спасло британский флот от потерь. Преодолевая завесу германских подводных лодок в Северном море, «Малайя» – один из мощнейших линкоров британского флота, – получил попадание торпеды, которое привело затоплению нескольких отсеков и выбило вал крайней правой машины, что загнало его в сухой док на полгода. А французский линкор «Жан Бар» был потоплен германскими подлодками при попытке уйти обратно в Ла-Манш. Вот уж воистину – в чужом пиру похмелье.


6 апреля 1918 года. Германская империя. Потсдам. Дворец Цецилиенгоф.

Кайзер Вильгельм и гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц.


Операция по захвату Норвегии и Дании прошла блестяще, именно так ее и задумали в Генеральном штабе Германской империи. Копенгаген и прочие датские города были захвачены без единого выстрела. С Норвегией пришлось немного повозиться, но после незначительного сопротивления королевская армия сложила оружие и сдалась на милость победителю. Потери, понесенные в ходе проведения операции «Учения на Везере» были для армии кайзера, привыкшей к масштабным гекатомбам на Западном и Восточном фронте, просто смешными. Зато теперь проливы оказались полностью в руках Кайзермарине, порты Норвегии позволили германским эскадрам выходить в открытое море и обрушиваться с севера на океанские коммуникации Британии.

Гросс-адмирал Тирпиц, докладывая кайзеру Вильгельму о том, как замечательно пошла спланированная, в том числе и им, операция по захвату Дании и Норвегии, не смог не сдержать своего восторга.

– Ваше величество! – воскликнул он, – все было проделано с чисто немецкой четкостью и аккуратностью. Вы должны гордиться вашей армией и флотом! Противник не ожидал от нас такой дерзости и не смог воспользоваться своим численным превосходством. Это победа, ваше величество! Я полагаю, что все участники этой операции будут щедро вознаграждены вами.

– Можешь не беспокоиться, мой славный Альфред, – кайзер словно помолодел, и в его глазах появится прежний задорный блеск, – я с огромным удовольствием вручу моим храбрым гренадерам и морякам заслуженные ими награды. В данном случае нельзя скупиться на ордена и медали!

Альфред, я считаю, что следует наградить и русских из эскадры адмирала Ларионова. Ведь без их помощи нам вряд ли удалось так молниеносно и блестяще провести операцию «Учения на Везере». Или ты считаешь иначе?

– Вы правы, ваше величество, – гросс-адмирал Тирпиц ласково пригладил свою уже успевшую подрасти седую бороду. – Адмирал Ларионов и его подчиненные действительно оказали нам неоценимую помощь. И они вполне заслужили высшие награды Германской империи. Только, ваше величество, следует учесть деликатность ситуации. Русским совершенно ни к чему, чтобы весь мир узнал об их участии в операции «Учения на Везере». Поэтому награды должны им быть вручены тайно, так, чтобы никто их посторонних не узнал об этом.

– Но, Альфред, – кайзер удивленно наклонил голову и посмотрел на своего канцлера, – ведь русские тоже как бы приняли участие в оккупации Норвегии, захватив Тромсё и почти всю провинцию Финнмарк.

– Тут, ваше величество, не все так просто, – хитро улыбнулся гросс-адмирал Тирпиц. – Как ни странно, но русские имеют право претендовать на эти земли. Адмирал Ларионов показал мне старинные документы, согласно которым еще в старину вся территория Финнмарка на вполне законном основании принадлежала русским, в том числе и порт Вардё.

– Да? А я и не знал об этом, – кайзер был искренне удивлен. – Хорошо, пусть они владеют наследием своих предков. Все равно после окончания этой проклятой войны карта Европы и мира будет не похожа на ту, какой она была до войны. Победители должны получить заслуженное вознаграждение. А побежденные… Им останется только оплакивать свою печальную участь.

– Ваше величество, – Тирпиц решил напомнить своему монарху, что он не только гросс-адмирал, но еще и канцлер Германской империи, – самим трудным для нас оказалось не завоевание Дании и Норвегии, а их умиротворение. Надо было, устранив старую власть, создать новую, лояльную нам. В Дании мы просто взяли на себя функции королевского правительства, не вмешиваясь во внутренние дела страны. Нам достаточно и того, чтобы датчане были лояльны нам и не совершали враждебных действий в отношении германских оккупационных войск.

– И это удалось сделать? – кайзер с любопытством посмотрел на Тирпица.

– Вполне, ваше величество, – улыбнулся канцлер. – Король Кристиан Х, узнав, что никто не претендует на его корону, вспомнил, что он, помимо пышного титула, носит еще и звание адмирала флота Германской империи, да королева в девичестве – герцогиня Мекленбург-Шверинская, делает вид, что ничего особенного не произошло. Тем более что наш представитель в Дании опубликовал в местных газетах заявление о том, что Германская империя не претендует ни на дюйм датской территории и после окончания войны сразу же покинет Данию. Как мне доложили из Копенгагена, заявление это было принято с удовлетворением, и датчане даже не помышляют о том, чтобы оказать нам какое-либо сопротивление.

– А как у нас идут дела в Норвегии? – спросил кайзер. – Так же гладко, как и в Дании?

Гросс-адмирал Тирпиц, услышав вопрос своего монарха, слегка поморщился. Норвежцы, не в пример датчанам, оказались более строптивыми.

– Ваше величество, – сказал он, – норвежцы сумели доказать, что они действительно являются потомками викингов. При высадке в Кристиании, Бергене и Тромсё они оказали сопротивление нашим десантникам. Самые большие потери нам нанесла не их артиллерия, а меткие стрелки, которые умело действовали в рассыпном строю и из укрытий поражали наших гренадер.

Но потом, когда пала их столица – Кристиания, и когда норвежский король Хокон VII, кстати, младший брат датского короля Кристиана Х, стал нашим почетным пленником, мы сумели убедить его обратиться к своим подданным и уговорить их прекратить сопротивление.

После этого остались лишь отдельные небольшие отряды, до которых, по всей видимости, не дошло обращение их короля, и потому они еще не сложили оружие. Но я думаю, что в скором времени это стихийное сопротивление прекратится.

– Это нам ни к чему, – озабоченно покачал головой кайзер. – Мне не хочется, чтобы мои храбрые гренадеры гибли в боях с не менее храбрыми норвежцами. До войны я часто любил отдыхать на своей яхте в норвежских фьордах и на всю жизнь полюбил замечательный норвежскую природу и народ, живущий в стране викингов. Надо сделать все, чтобы норвежцы вели себя смирно.

– Ваше величество, – сказал Тирпиц, – я хорошо помню недавний разговор здесь же с русской фрау полковником Антоновой. Эта очаровательная женщина, которая спасла мне жизнь в Стокгольме, говорила о политическом и информационном обеспечении операции по захвату Норвегии.

У этой необычной женщины талант политика. Я иногда просто удивляюсь ей. Мы взяли за основу ее предложения, и они оказались верными. Мы нашли среди норвежских промышленников, финансистов и политических деятелей людей, которые с симпатией относятся к Германии. Из их числа мы сформировали новое правительство, которое и взяло всю полноту власти в стране. Король же Хокон VII оказался не столь покладистым, как его брат. Возможно, что на нем сказалось влияние его супруги, королевы Мод, которая была дочерью покойного английского короля Эдуарда VII. При встрече с нашим представителем король с возмущением заявил, что он отказывается от звания германского адмирала. Впрочем, на этом все его враждебные к нам акции закончились. Мы обещали королю Хокону сохранить за ним трон, все почести и привилегии, а он, в свою очередь обещал не допускать каких-либо враждебных действий в отношении Германской империи.

Мы воспользовались и другим советом фрау Антонов. Редакторы и издатели крупнейших норвежских газет получили от нас щедрые субсидии, после чего в них в большом количестве стали появляться материалы об общности германских народов – немцев и норвежцев – и противостоянии их загнивающей и разлагающейся англо-саксонской цивилизации. Известный норвежский литератор Кнут Гамсун написал и опубликовал несколько блестящих статей, в которых он призвал своих соотечественников вместе с немцами встать на защиту традиционных христианских ценностей.

– И это дало хоть какой-то результат? – кайзер Вильгельм с интересом посмотрел на своего канцлера.

– Дало, и еще какой! – Тирпиц хитро улыбнулся заинтригованному кайзеру. – Вместо того, чтобы публично выказывать нам свою неприязнь, молодые норвежцы стали записываться в легион «Викинг» – добровольческий батальон, возможно, что он вырастит до полка, – чтобы на Западном фронте сразиться с войсками Антанты.

– Альфред, да это просто здорово! – в восторге крикнул кайзер. – Я считаю, что фрау полковник достойна самой высокой награды! Передай ей, что я буду счастлив – именно счастлив, так и передай – лично вручить ей орден Черного орла – высшей награды Германской империи.

Можешь идти, мой дорогой Альфред, я знаю, что у тебя много работы. Но сегодня ты меня порадовал – а в последнее время у меня не так часто бывают дни, когда я искренне радуюсь происходящему…


9 апреля 1918 года. Полдень. Петроград, Комендантский аэродром.

Сикорский Игорь Иванович.


Для первого полета выдался просто замечательный день. К полудню облака, с утра осаждавшие Северную Пальмиру, разошлись, открыв взору бледную голубизну неба, и яркое весеннее солнце наконец бросило свой взор на промокшую землю, на которой кое-где остались еще съежившиеся и почерневшие сугробы. Летное поле, всю зиму старательно очищавшееся от снега, уже просохло. Сикорский вздохнул. Самолет, который рабочие выкатывали из предназначенного для «Муромцев» большого ангара на дальнем конце аэродрома, выглядел для этого времени как-то чужеродно и футуристично. Во-первых, это был моноплан. Во-вторых, он был трехмоторным. В-третьих, его гладкие зализанные формы были не похожи на угловатые и неуклюжие силуэты нынешних бомбовозов.

Сикорский помнил, как после того памятного разговора в Таврическом дворце, состоявшегося три месяца назад, он стоял у чертежной доски и как на листе ватмана постепенно начали появлялись контуры машины, которая должна будет удивить мир. Полковник Хмелев в январе еще несколько раз навещал Сикорского и беседовал с ним на темы авиации, показывая рисунки самолетов, в основном тридцатых-сороковых годов, а так же таблицы с их техническими характеристиками. Новая машина должна была стать действительно лучшей в мире, используя все достижения прогресса, насколько это позволял уровень современной техники.

А уровень техники диктовал: стальные трубы и тросы, дерево, фанеру, перкаль и лак – в качестве конструкционных материалов; двигатели типа «Либерти» мощностью в четыреста лошадиных сил – в качестве силовой установки; многомоторную схему с максимально совершенной аэродинамикой – в качестве основного проекта.

Последнее было чрезвычайно важно, ибо с ростом скорости полета несовершенство аэродинамики все больше и больше ограничивало скорость самолетов. А ведь в его распоряжении не было даже самой примитивной аэродинамической трубы. Старые власти и вовсе не заморачивались такими вопросами, а новые занялись этим лишь недавно, когда этот вопрос подняли привлеченные к работе над новыми машинами авиаконструкторы. Декрет о создании Центрального Аэрогидродинамического Института со всем необходимым оборудованием был подписан предсовнаркома Сталиным только в конце января, а запуска в работу положенной этому институту большой аэродинамической трубы следовало ожидать не ранее чем через год.

Просматривая проекты самолетов будущего, какое-то время Игорь Иванович склонялся к схеме серийно не выпускавшегося двухмоторного бомбардировщика-биплана ТБ-2 конструкции его помощника инженера Поликарпова. Преимуществом такой схемы была меньшая посадочная скорость при большей полезной нагрузке и большей дальности. Недостатком было лишь то, что сама по себе схема самолета-биплана была тупиковой, или, по крайней мере, с весьма узким спектром применения.

Напротив, многомоторный самолет-моноплан с крылом толстого профиля, образцами для которого служили германский трехмоторный Junkers G24 и советский двухмоторный ТБ-1, имел очень большие перспективы и в течении десяти ближайших лет должен был полностью вытеснить с небесных просторов самолеты-бипланы.

В результате Игорь Иванович выбрал прогресс. В конце концов, многомоторный самолет-биплан он уже сделал, и как инженеру Сикорскому хотелось двигаться дальше, создав воздушный корабль, который превосходил бы «Илью Муромца» в скорости и дальности беспосадочного полета, полезной нагрузке, прочности, совершенстве и надежности конструкции, суммарной мощности двигателей и, простите, в эстетическом совершенстве. Недаром говорят, что красивый самолет хорошо летает. А Сикорский, несмотря на всю гордость за созданного им «Илью Муромца», должен был признать, что по сравнению со своими потомками, прадедушка всех многомоторных кораблей выглядит как летающее анатомическое пособие кишками наружу, из-за чего его максимальная скорость не превышала ста двадцати верст в час. И даже сколь угодно большое наращивание мощности моторов не позволяло преодолеть этот барьер. Аэродинамика была против.

Для того, чтобы уйти от «вагонного наследства» и создать несущий фюзеляж эллиптической формы Сикорскому пришлось обратиться к специалистам по изготовлению гнутой мебели. Испытания на прочность моделей фюзеляжа различной формы и конструкции подтвердило, что обтянутый шпоном фюзеляж эллиптической формы со шпангоутами из гнутых на пару реек и стрингерами из стальных труб при меньшей массе сопротивляется нагрузкам на изгиб и кручение значительно лучше прямоугольного, по типу того, что был у «Ильи Муромца». То же самое произошло и с крыльями, профиль которых после всех произведенных расчетов оказался толщиной чуть больше метра, в результате чего моторы почти полностью утонули в их толще, и появилась возможность разместить радиаторы боковых моторов в носках крыльев, что должно было резко уменьшить их лобовое сопротивление при достаточно хорошем обдуве. В результате всей этой борьбы за аэродинамику общий силуэт машины больше походил не на ранний транспортный «юнкерс» или ТБ-1, а на куда более поздние машины конца 30-х – начала 40-х годов. Портили все только неубирающиеся спицованные шасси, которые для уменьшения сопротивления пришлось одеть в лапти-обтекатели.

Параллельно с работой над новым воздушным кораблем, в моторном отделе РБВЗ группа под руководством инженера Киреева начала проектирование необходимого для нового воздушного корабля 12-цилиндрового четырехтактного бензинового двигателя по схеме, аналогичной американскому четырехсотсильному авиационному двигателю «Либерти». К сожалению оригинал такого двигателя быстро достать не удалось, но русские инженеры справились, потому что им взамен была дана возможность собственными руками пощупать восьмицилиндровый V-образный двигатель ЯМЗ-238 от армейского грузового автомобиля «Урал». Конечно, определяющего удельную мощность коэффициента сжатия в 17,5 как у дизеля второй половины ХХ-го века местным инженерам добиться не удалось, да и не могло удаться. Но общую конструкцию они срисовали сразу же, и освобожденные от необходимости изобретать велосипед принялись работать над прототипом 12-цилиндрового четырехтактного мотора.

И вот, к тому времени как в сборочном цеху самолетного отдела РБВЗ оделся в фанеру и перкаль деревянный скелет самолета-прототипа, группа Киреева сумела создать мотор, который по деталям на 70% был совместим с серийно выпускавшимся РБВЗ-6 и при весе в четыреста двадцать килограмм устойчиво выдавал четыреста десять лошадиных сил мощности. На этом команда инженера Киреева не успокоилась и взялась за проектирование следующего двигателя той же схемы, вдвое большего рабочего объема, который по расчетам должен был выдавать от 650 до 750 лошадиных сил мощности при пятистах-шестистах килограммах собственного веса.

Но это была уже другая история, а пока и Сикорский, и Поликарпов, и Григорович начали осваивать мотор с такими невиданными характеристиками. Но Сикорский все же успел первым, перехватив для полетных испытаний первые три рабочих экземпляра.

И вот уже все готово к полету прототипа той машины, которая, как надеялся Игорь Иванович, станет младшим братом «Ильи Муромца» и сменит его в небе. Первоначально он хотел назвать этот самолет «Александром Невским», но новые власти намекнули, что по идеологическим причинам лучше на этот раз не использовать это название. Ведь это князь, а князей только что свергли, и православный святой – это при том что церковь у нас отделена от государства, и победитель немцев на Чудском озере, при том что с немцами у нас сейчас дружба-фройндшафт… В результате новый самолет стал называться «Добрыней Никитичем» в честь второго былинного богатыря из знаменитой троицы.

Пилотировать «Добрыню» в первом испытательном полете должен был бывший штатный летчик-испытатель авиационного отдела РБВЗ, а ныне командир бомбардировщика «Илья Муромец» № 5 Эскадры воздушных кораблей штабс-капитан Алехнович, уже выполнивший на этой машине несколько пробежек и подлетов, по итогам которых было немного изменено положение горизонтального хвостового оперения. Вторым пилотом Сикорский хотел лететь сам, но узнавшее об этой идее высокое начальство строго-настрого запретило ему эту авантюру и в правом пилотском кресле «Добрыни» оказался прапорщик Константин Константинович Арцеулов, летчик-истребитель, одержавший восемнадцать воздушных побед и первым в истории сумевший преднамеренно ввести свой самолет в штопор и тут же благополучно вывести его обратно. Поднявшись через заднюю дверь в пока еще пустой фюзеляж, пилоты прошли мимо мешков с песком, изображавших то ли груз, то ли пассажиров, и оказались в кабине, через лобовое остекление которой им были видны только покрашенный в черный цвет капот третьего двигателя и далеко впереди манящее бледно-голубое небо.

И вот настал знаменательный момент. Арцеулов до упора двинул вперед строенный сектор газа и все три мотора тут же взревели на максимальных оборотах. Колеса «Добрыни» пока не имели тормозов, поэтому он весело покатился по траве Комендантского аэродрома, быстро набирая скорость. Сикорский видел, как не пробежав и половины поля, «Добрыня» оторвал от земли хвост, а потом и сам круто полез вверх. Набрав высоту в полверсты, самолет совершил широкий круг, пролетев над центром города, в том числе и над Таврическим дворцом, после чего, следуя руслу Невы, совершил разворот на юг и через Путиловский завод, Адмиралтейские верфи, Васильевский остров и Петроградскую сторону вернулся в исходную точку. При посадке, чуток «закозлив», он вполне благополучно приземлился. На этом первый полет «Добрыни» был завершен.


12 апреля 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Глава ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев.


Сегодня, в будущий День Космонавтики, Железный Феликс неожиданно вызвал меня к себе для серьезного разговора.

– Александр Васильевич, – спросил меня главный инквизитор Страны Советов, – может быть хоть вы подскажете, что нам делать с пилсудчиками?

– Пилсудчики, Феликс Эдмундович, – поинтересовался я, – это польские буржуазные националисты, сторонники злодейски убиенного германцами в Магдебурге пана Пилсудского? Я слышал, что они, потеряв своего лидера, скатились до обычного бандитизма. Или я ошибаюсь?

– Нет, Александр Васильевич, вы не ошибаетесь, – тяжело вздохнул Дзержинский. – А ведь я лично знал этого человека в прошлые времена, когда он состоял в Польской социалистической партии и имел псевдоним Зюк. Потом наши пути разошлись, и вот теперь его нет в живых…

– Я вас понимаю, Феликс Эдмундович, но ваши дороги разошли уже довольно давно, и пан Пилсудский из товарища стал нам непримиримым врагом… Как говорили в наше время, буржуазный националист – он и в Африке буржуазный националист. Как сообщают наши корреспонденты на местах, сейчас мелкие банды его сторонников орудуют в основном в Белоруссии и Виленской губернии?

– Так и есть, Александр Васильевич, – Дзержинский опять тяжело вздохнул. – Пся крев.

От волнения у него прорезался польский акцент. Я прекрасно его понимал Польские националисты для Феликса Эдмундовича еще одна головная боль. И главное – многие из них хорошо ему знакомы по прошлым делам. А теперь за все их художества по чрезвычайному декрету Совнаркома им положена «высшая мера социальной защиты» по приговору чрезвычайной тройки или четверть века каторжных работ на стройках социализма. Вот как оно порой бывает…

– Феликс Эдмундович, – сказал я, немного подумав. – Тянуть с пилсудчиками никак нельзя. Если они сорганизуются, найдут лидера, наладят связи с Антантой и создадут подпольную диверсионную сеть, то жизнь на тех территориях, где оперируют их банды, быстро превратится в ад. И еще – работать против пилсудчиков надо вместе с немцами.

Заметив недоуменный взгляд Дзержинского, я кивнул ему головой и повторил,

– Да-да, именно с немцами. Ведь оставляя им территорию бывших Привислянских губерний, мы преднамеренно оставили и нашу головную боль, и теперь немцам от польских диверсантов достанется не меньше, чем нам, а может, и больше. Да, в Белоруссии и Виленской губернии польских националистов тоже хватает, но еще больше их в Варшаве, Познани, Кракове и других, чисто польских городах.

Еще Бисмарк в 1883 году говорил, что война между Россией и Германией неизбежно приведет к созданию независимой Польши. А его преемник Бетман-Гольвег в своих «Размышлениях о войне» прямо утверждал, что с немецкой точки зрения было невозможно хорошо разрешить польский вопрос: могло быть только более или менее плохое его решение. Кайзер не обратил внимания на предупреждение своих умных канцлеров. И зря.

– Вы имеете в виду аферу с польской армией, которую Пилсудский пообещал создать генералу Людендорфу? – спросил Дзержинский. – Так ведь этот генерал вместе с фельдмаршалом Гинденбургом погиб под Ригой.

– Да, ему повезло, – подтвердил я. – В противном случае его судили бы военно-полевым судом за измену и повесили. В том числе и за то, что он помог Пилсудскому стать военным лидером польских националистов. А ведь Людендорфа предупреждали и генерал Эрик фон Фалькенхайн, и австрийский фельдмаршал Конрад фон Гетцендорф, и генерал Макс Гофман. И все без толку. Людендорф возился с идеей создания полунезависимой Польши, в результате чего на стороне Германской империи якобы будут сражаться 800 тысяч польских добровольцев…

Дзержинский улыбнулся и произнес:

– Вместо 800 тысяч их явилось 1373, из которых годных для военной службы оказалось 697. Людендорф, поняв, что Пилсудский его обманул, пришел в ярость. Каким образом старый опытный воин мог рассчитывать, что после двух с половиной лет войны, при всеобщей повальной усталости даже в Германии, во Франции, в Англии, Польша даст ему для сомнительных государственных выгод сотни тысяч новых солдат? Германское командование приписало неуспех своего дела агитации Пилсудского и интригам его агентов. 21 июля 1917 года Пилсудский был арестован в Варшаве и отвезен сначала в Данциг, а затем в Магдебург.

Я тоже улыбнулся. Пилсудский был опытным обманщиком. В свое время он весьма достоверно изображал психбольного, сидя в тюрьме в Варшаве. Он сумел обмануть даже врачей-психиатров, которые признали пана Юзефа невменяемым. Его поместили в специализированную клинику, откуда он вскоре вполне благополучно дал деру.

– Очень хорошо, – заметил я, – что мы тоже в свое время вовремя разоружили и интернировали корпус Довбор-Мусницкого. Худо-бедно – это были три пехотные дивизии, кавалерия и артиллерия – всего 25 тысяч штыков. Как я слышал, ваши сотрудники уже провели фильтрацию командного состава корпуса и кое-кого взяли под стражу.

– Это так, – ответил Дзержинский. – В числе арестованных есть люди из предоставленного вами особого списка. Например, некий Владислав Андерс. А простых жолнежей отправили по домам, благо большинство из них были родом с земель, не вошедших в зону германской оккупации, или, после тщательной проверки, некоторых заслуживающих доверие включили в ряды местной Красной гвардии.

– Да, Феликс Эдмундович, тут мы не оплошали, – подтвердил я. – Ведь в нашей истории советская власть, мягко говоря, прохлопала ушами и дождалась на свою голову мятежа корпуса генерала Довбор-Мусницкого, захватившего Бобруйск и Минск. Пришлось даже поляков бомбить с воздуха самолетами «Илья Муромец».

– Александр Васильевич, – сказал Дзержинский, – сейчас нашей проблемой являются националистические банды пилсудчиков, которые весьма затруднительно обнаружить и уничтожить. В случае опасности они рассыпаются на мелкие группы и прячутся в деревнях и местечках у своих родственников и единомышленников, прикидываясь простыми обывателями.

– А вот тут, Феликс Эдмундович, – я достал из ящика стола папку с моими набросками и заметками по агентурной работе, – следует начать так называемые оперативно-розыскные мероприятия. Ко всему прочему, у вас есть неплохие специалисты из жандармского корпуса, которые могут помочь вам в борьбе с польскими националистами.

Дзержинский при моих последних словах слегка поморщился. Все-таки, несмотря на довольно успешную работу с бывшими царскими жандармами, в душе он все еще не переборол предубеждения к ним.

– К тому же, – продолжил я, – вам стоит, как я уже говорил, связаться с вашими немецкими коллегами. Полагаю, что обмен информацией поможет и нам и им успешно бороться с пилсудчиками. Думаю, что в Германии вы найдете полное взаимопонимание, ибо последователи пана Юзефа озоруют не только в наших, но и в германских тылах.

– Так есть, – кивнул Дзержинский, – но, боюсь, что в Австрии такое взаимопонимание я вряд ли найду. В отличие от германцев, австрияки, на словах осуждающие польских националистов, втайне помогают им. Ну, или не мешают, что едно плохо…

– Мне кажется, – я посмотрел в глаза Железному Феликсу, – что самой империи Габсбургов жить осталось недолго. Национальные противоречия, усиленные затяжной войной, приведут к тому, что двуединая монархия расползется на части, как гнилое лоскутное одеяло. Но пока нам это невыгодно. К тому же, все необходимые сведения о пилсудчиках, окопавшихся в Австрии, можно получить от наших германских коллег. Если австрияки откажут нам в наших просьбах, то своим союзникам они отказать не смогут. Тем более, что управление австрийской армией все больше и больше берет на себя германский генштаб, и если с его стороны будет настоятельная просьба, приправленная чисто прусскими солдатскими оборотами, то австриякам точно не устоять. А немцам вся эта возня уже надоела хуже горькой редьки…

Только, Феликс Эдмундович, прошу вас не забывать, что сегодняшний союзник может через какое-то время превратиться во врага. Поэтому полностью раскрывать карты перед тевтонами не стоит. Надо давать им сведений ровно столько, сколько необходимо для успешной совместной работы. И не более того. Впрочем, не мне вас учить. У вас имеется богатый опыт подполья, да и помощники у вас неплохие.

– Хорошо, Александр Васильевич, – кивнул Дзержинский, – я, пожалуй, схожу посоветоваться еще и к генералу Потапову. Он лучше меня знает, как наладить агентурную работу за рубежом. А вам большое спасибо за беседу и за те сведения, которые вы мне передали. Думаю, что они нам пригодятся в самое ближайшее время. Бардзо дзенькуе, и до видзеня…

– До видзеня, – сказал я, прощаясь с Железным Феликсом…


15 апреля 1918 года. Утро. Баку.


Вот уже два с половиной месяца дуумвират Киров – Рагуленко наглядно осуществляя принципы диктатуры пролетариата, управлял Баку и его окрестностями, проводя в жизнь решения центрального советского правительства в Петрограде и лично товарища Сталина. Непревзойденный массовик и оратор Сергей Миронович Киров, зажигательными речами поднимающий на борьбу интернациональные рабочие массы, и Сергей Александрович Рагуленко, по слухам капитан царской армии, железной рукой добивающийся исполнения в Баку всех решений Совнаркома. За это время численность Бакинской Красной гвардии выросла с пятисот штыков первоначального состава до десятитысячного прекрасно обученного, вооруженного и дисциплинированного корпуса регулярных войск, а также такого же количества находящегося в резерве и живущего по домам милиционного ополчения. Усиливали их десяток построенных тут же в Баку бронепоездов и бронелетучек, что по меркам того времени было вполне внушительной силой.

Создан бакинский Корпус Красной гвардии был по принципу – «я его слепила из того что было». Кто только не записался в его ряды: и матросы Каспийской флотилии, и солдаты разложенных агитацией царских полков, и рабочие нефтепромыслов, и рабочая молодежь всех национальностей, горящая огнем идеи, и бывшие офицеры, бежавшие с фронта от солдатского произвола времен керенщины, прослышавшие о том, что новая власть опять наводит порядок железной рукой. Кто-то приходил и оставался, вливаясь в ряды, кого-то с позором изгоняли, кое-кого пришлось и расстрелять прямо перед строем за отсутствие дисциплины, пьянство, дебоши, неподчинение приказам, грабежи, мародерства и насилия.

Но слеплен этот красный легион был добротно, несмотря на не вполне годный для того материал, потому что его батальоны уже несколько раз били войска буржуазного мусаватистского правительства, засевшего в Гянже. Командующий бакинской Красной гвардией Рагуленко пользовался непререкаемым авторитетом как у своих бойцов, так и у местного населения, причем и у армян, и у азербайджанцев. Пользуясь этим авторитетом, Рагуленко при полном одобрении центра сперва повывел в Баку кадетов, октябристов, правых эсеров, меньшевиков и тех же засевших в Бакинском Совете мусаватистов, которые с чего-то вдруг возомнили, что они «левые», а потому имеют право на свою долю Советской власти.

Потом очередь дошла и до дашнаков, вооруженные отряды которых были разоружены в ночь на 21 марта 1918 года после получения информации о готовящихся провокациях против местного мусульманского населения. Замысел у вождей дашнаков был прост как мычание: сперва спровоцировать армяно-татарскую резню, а затем для обеспечения безопасности мирного населения пригласить в Баку британский экспедиционный корпус генерала Денстервиля, находившийся в персидском порту Энзели. Но вышло нехорошо – утром двадцать первого числа дашнаки были разоружены, а вечером Баку облетела новость о разгроме турецких войск на кавказском фронте, военном перевороте в Стамбуле и фактическом выходе Оттоманской империи из войны с Советской России, которая теперь могла беспрепятственно укрепляться на Кавказе.

Тихая паника, сперва охватившая все антибольшевистские и антисталинские силы в Баку, к двадцать четвертому числу, когда в город вошла следовавшая в Персию бригада Красной гвардии Михаила Романова, превратилась в настоящее повальное бегство. Вместо того, чтобы пригласить к себе британцев, несостоявшиеся вожди контрреволюционного переворота сами побежали к ним под крылышко.

25 марта началось планомерное наступление частей Красной гвардии в Закавказье. Бригада Михаила Романова поначалу наступала на Ширван, а потом на Ленкорань. Одновременно Бакинская бригада Рагуленко нанесла удар на Шемахы – Гейчай – Гянжу, и к 5 апреля, после десяти дней боев, овладела городом, после чего товарищ Киров объявил о ликвидации незаконного буржуазного правительства Азербайджанской республики. Одновременно встречный удар от Тифлиса на Гянжу осуществила немного засидевшаяся на месте офицерская бригада полковника Дроздовского, своей брутальностью успевшего привести в состояние шока всю русофобскую интеллигенцию города Тифлиса.

Происходи дело в другой реальности, и после разгрома мусаватистского правительства была бы неизбежна кровавая схватка уже между победителями, но тут все было совершенно по иному. Установив сквозное движение по Закавказской железной дороге, бригада Дроздовского начала грузиться в эшелоны, чтобы отбыть в район Ленкорани на помощь генерал-лейтенанту Михаилу Романову. Пора уже было попросить засидевшихся англичан из Энзели, да и из самой Персии тоже. Равновесие сместилось в пользу большевиков-сталинцев, и в Закавказье на какое-то время установилось затишье, время от времени прерываемое недовольным ворчанием бывших «борцов за свободу» и сообщениями о действиях средних и мелких банд. Никаких крупных выступлений пока не предвиделось, потому что корпус Красной гвардии с Бережным и Фрунзе во главе все еще оставался на Кавказском фронте. А это такая сила, что способна разом подавить любой мятеж, не оставив после себя и камня на камне. Тифлису, например, и одной Дроздовской бригады хватило с лихвой. Направление, в котором этот корпус Красной гвардии выступит после того, как с Турцией будет заключен мир, пока оставалось тайной. Но никто из недругов Советской России не пожелал бы оказаться на его пути.

Тем временем в Баку продолжался советский эксперимент. В первую очередь были национализированы все предприятия с участием иностранного капитала, а подданные враждебных Советской России стран подверглись интернированию. Кроме того, в городе был восстановлен элементарный порядок. Под новой вывеской НКВД возобновилась работа полицейского управления, включая и уголовную сыскную полицию, которая стала уголовным розыском. На убыль пошел затопивший было город вал тяжких уголовных преступлений: грабежей, квартирных краж, насилий и убийств. Под корень были выведены любители самочинных обысков по подложным ордерам.

Конечно, либеральная интеллигенция с увлечением критиковала действия красногвардейских патрулей, которые по приказу своего командира Рагуленко расстреливали застигнутых на месте преступления воров, насильников, грабителей и убийц, и только потом доставляли их трупы в управление сыскной полиции, или, по-новому, уголовного розыска, для оформления протокола и похорон. Через полтора месяца такой практики, как писалось в древних трактатах о порядке, наведенном в результате жестких действий тезки Сергея Мироновича – Кира Великого: «девственница с мешком золота могла безбоязненно в одиночку обойти всю Персию и с ней ничего бы не случилось».

Благодаря этим, пусть непопулярным и жестоким, но вызванных чрезвычайными обстоятельствами мерам, в городе возобновилась мелкая торговля, наладилась деятельность нефтедобывающих и рыбопромысловых предприятий. Оживающая после войны советская экономика каждый день требовала от Баку все большие количества нефти и рыбы. Но все же больше всего нужна была нефть, спрос на которую рос не по дням, а по часам.

Нефть везли на север по железной дороге, отправляли танкерами по Каспию и Волге, на нефти ходили паровозы на Закавказской дороге, суда и корабли Каспийского пароходства и Каспийской военной флотилии. Нефть была главным богатством Баку и главным его проклятием. Из-за нее город утопал в липкой копоти и вязкой черной мазутной жиже, а нефтяные вышки стояли прямо в центре города.

Нефть была и приманкой для иностранных государств, готовящих агрессию против Советской России. После того, как со сцены сошли турки, обессиленные войной и голодом, место главного врага немедленно заняли англичане, отношения которых с большевиками не сложились с самого начала. Но и англичанам в последнее время тоже не везло. Потерпев несколько крупных поражений, они уже не могли выделить против Советского Закавказья сколь-нибудь значительных сил. Пришло время действий с помощью «мягкой силы», «пятой колонны», подкупа, шантажа, разжигания межнациональной розни, то есть всего того, на что так горазды были англосаксы.


17 апреля 1918 года. Южная Персия. Ханекин. Штаб 1-го Кавказского экспедиционного корпуса генерала Баратова.

Прапорщик Николай Гумилев.


Долог и труден был путь нашей бригады от Баку до Ханекина – небольшого городишка, расположенного в Месопотамии в ста пятидесяти верст от Багдада. А от Энзели до Ханекина – тысяча верст. Но мы их прошли…

Легко смяв под Ширваном слабые заслоны местных магометанских сепаратистов, конно-механизированная бригада под командованием генерал-лейтенанта Романова быстро взяла Ширван и Ленкорань, а потом, перейдя государственную границу, заняла персидский порт Энзели, откуда перед этим спешно убрался британский экспедиционный корпус генерала Денстервиля, после чего начала свой долгий путь вглубь Персии. Я, как и обещал мне великий князь – ну не привык я еще именовать его по-новому – товарищ генерал – принял команду конных разведчиков, состоящую из полусотни кубанских казаков. Все они оказались опытными кавалеристами, не первый год воюющими в этих диких местах. Мы шли впереди авангарда бригады, периодически вступая в стычки с местными племенами, которые веками жили грабежом и разбоем караванов.

Правда, нам неплохо помогали «беспилотники» – так группа технического обеспечения нашей разведки, следовавшая в авангарде, называла свои летательные аппараты, похожие на маленькие аэропланы. Они, словно птицы, парили над нашими головами, с высоты высматривая вражеские засады, тайные тропы и селения, в которых нас могло ожидать как традиционное восточное гостеприимство (особенно, если мы за него хорошо заплатили), так и десятка полтора мужчин с винтовками, а то и с пулеметами. О результатах разведки беспилотников нам сообщали по рации – еще одной весьма полезной вещи, которую передала мне группа технического обеспечения. Со мной провели занятия, объяснив правила пользования этой радиостанцией, с помощью которой, несмотря на ее небольшие размеры, можно было связываться с авангардом. Эх, если бы такие полезные вещи были бы у меня, когда я ходил в разведку на Германском фронте! Сколько бы жизней они сберегли…

Казаки, которые, как я уже говорил, воевали в этих краях не первый год, хорошо знали местные нравы и вовремя подсказывали мне, как следует себя вести при встрече со старейшинами лурских селений, что следует сказать им и чего ни в коем случае говорить не надо. А у меня хватило ума не показывать свою фанаберию, а прислушаться к советам седоусых урядников. Поэтому кроме столкновений с несколькими бандами куртатинцев и луров, разбойничий нрав которых был всем хорошо известен, боевых действий нам до поры до времени вести почти не довелось.

До Керманшаха наша бригада дошла благополучно. Если у нас и были потери, то в основном от болезней – малярии и холеры. И хотя санитарный отряд бригады, в котором работали врачи, присланные с эскадры адмирала Ларионова, и объясняли солдатам – как уберечься от болезней и что можно, и что нельзя есть, но больные все равно были. Правда, как рассказывали мне мои казаки, по сравнению с прошлым годом заболевших было не в пример меньше, а умирало от болезней после лечения в летучих госпиталях бригады совсем немного солдат.

– Эх, Николай Степанович, – говорил мне мой помощник, подхорунжий Никита Головин, – помню, как в прошлом году приехал я в Сакиз – мы тогда готовили к наступлению на Мосул. Жара страшная, с пустыни ветер подует – словно огненным ножом по людям проведет. А солдатики бедные считай что через одного больны лихорадкой. Как начнется приступ, так даже в такую жару его озноб бьет – только зубы стучат. Спасибо большое командиру нашему, Николаю Николаевичу Баратову. Пожалел он нас, приказал отвести войска от этих мест гиблых к горам персидским. Там и жара поменьше, и малярией не так сильно болеют. А то мы все бы там остались – у речки этой, Диалы проклятой.

– А ведь, Никита Спиридонович, где-то там, если верить тому, что древние рассказывали, – улыбнулся я, – был рай, росло Древо познания добра и зла. В тех краях наша прародительница Ева соблазнила мужа своего Адама, после чего и свершилось грехопадение.

– Не может быть, Николай Степанович! – воскликнул подхорунжий Головин. – Какой же там рай – там воистину ад кромешный. Не хотел бы я снова попасть в те гиблые места.

– Ну, это не мы с вами решаем, – я развел руками, показывая, что, дескать, наше дело солдатское и против воли начальства не попрешь…

С некоторых пор нас начали беспокоить не мелкие шайки местных разбойников, а хорошо подготовленные и достаточно хорошо вооруженные группы кавалеристов, которые больше частью вели за нами наблюдение и старались в бой с нами не вступать. Но несколько раз вражеские разведчики – именно разведчики, а не грабители караванов – пытались подобраться к нам поближе, чтобы скрасть языка. Но казачки мои были людьми опытными, и их голыми руками было взять не так-то просто.

К тому же из группы технического обеспечения нам передали хитрые приборы – специальные очки, с помощью которых ночью было все видно, словно в сумерках. И подобраться незаметно к нам в темноте – а именно тогда начинали действовать вражеские разведчики, было уже невозможно.

Один раз они напоролись на наш секрет, подняли стрельбу и, потеряв двух человек убитыми, сбежали. Меня удивила их экипировка. Вместо старых винтовок, чуть ли не времен Надир-шаха Афшара, у них были новенькие английские карабины Ли-Энфилд. Кроме того, у одного из них, видимо старшего, при себе был кошелек, набитый британским фунтами, турецкими лирами и персидскими туманами. Похоже, что этим людям неплохо платили за их ночную работу.

В другой раз группа, которая попыталась тайком подобраться к нашему лагерю, оказалась более многочисленной. Но и она ушла не солоно хлебавши. У нас было рано четыре казака, правда, легко. А вот противник понес существенные потери. Поутру мы нашли на поле боя восемь трупов, британские винтовки, легкий пулемет Льюиса и много боеприпасов. Один из убитых со светлыми волосами и европейскими чертами лица был совсем не похож на азиата. Обшарив его карманы, мы нашли бумажник, в котором среди фунтов и туманов лежала фотокарточка. На них был запечатлен владелец этого кошелька в британском офицерском мундире. К его плечу доверчиво прислонилась молодая и довольно красивая девица. «Любимому Генри от Мэри. Бристоль. 1916 год» – было написано на обороте фотографии.

«Понятно, – подумал я. – Значит, союзники наши все-таки решили заняться нами вплотную».

Я доложил о случившемся по рации в штаб бригады. Оттуда вскоре поступил приказ, отданный лично великим князем – попытаться взять языка и выяснить, кто именно так настойчиво нами интересуется и кто командует этими людьми.

Я посоветовался с подхорунжим Головиным и послал в поиск трех самых опытных наших разведчиков. Через сутки они вернулись. У одного из них – урядника Широкова – была перевязана рука и разорван бешмет. Они привели тоже изрядно помятого пленного. Это был куртатинец, который поначалу прикидывался, что не понимает по-русски.

Но мои казачки умели развязывать языки. Вскоре пленный заговорил, да так, что я едва успевал записывать то, что он нам рассказывал. Выяснились интересные подробности. Оказывается, нами действительно заинтересовались британцы. Главным у них был некий «полковник», к которому, несмотря на его маленький рост и тщедушное телосложение, другие англичане относились с большим уважением. По словам пленного, он уже бывал в этих краях, когда велись переговоры между британским генералом Таунсендом, осажденным турками в Эль-Куте, с командующим турецкими войсками Халил-пашой. Но переговоры прошли неудачно для британцев, и генерал Таунсенд капитулировал.

Когда я доложил о пойманном нами языке в штаб бригады, там очень заинтересовались им, и велели немедленно доставить его к ним. А мне велели собирать информацию как о британских разведывательных группах, так и об их командире.

– Это очень опасный человек, Николай Степанович, будьте с ним поосторожней! – сообщил мне по рации великий князь. – Он нужен нам скорее живым чем мертвым, но вы все равно понапрасну не рискуйте.

Я предупредил своих казаков, и до самого Ханекина мы дошли без каких-либо происшествий. Там нас уже ждали. Как я понял, корпус генерала Баратова и наша механизированная бригада должны били наступать против британцев в направлении Багдада. Но это будет лишь после того, как генерал от кавалерии Баратов и генерал-лейтенант Романов разработают план наступления и начнут подготовку к решающему броску на юг.

А я с благодарностью вспоминаю полковника Антонову и ту встречу в Женеве. Все произошло точно, так как она и предсказала. Я счастлив. Одно только огорчает меня безмерно, что моя Анечка, как и другие мои собратья по поэтическому цеху, узнав о том, что я прошел на службу к большевикам, отказались со мной знаться, не понимая, что большевики приходят и уходят, а Россия остается.


Мирное строительство


20 апреля 1918 года. Петроград. Таврический дворец.


Лишь в нескольких кабинетах Таврического дворца каждый вечер не гаснет свет. Уже далеко за полночь, а в окнах поблескивают огоньки керосиновых ламп или красноватый свет местных электрических лампочек на десять свечей. Каждый трудящийся, проходящий мимо Таврического дворца в столь поздний час, знал, что это члены советского правительства не спят и думают о том, как сделать его жизнь еще лучше.

За одним таким окном находился кабинет Владимира Ильича Ульянова-Ленина, лидера партии большевиков, председателя ВЦИК 3-го Съезда Советов, главного идеолога и теоретика строительства новой жизни. Вот и сейчас засидевшийся допоздна Ильич продолжал что-то писать своим быстрым малоразборчивым почерком в большой блокнот, лежащий перед ним на столе. Иногда он нервным жестом поправляя сползающие на нос очки в железной оправе с плюсовыми стеклами.

В этих очках вождь мирового пролетариата выглядел несколько непривычно и весьма импозантно. Их ему прописали врачи из будущего, обнаружившие у Ленина возрастную дальнозоркость и порекомендовавшие носить их во время чтения или письма во избежание хронического переутомления глаз и мозга, что могло послужить предпосылкой к грядущему инсульту. Контроль за соблюдением Лениным врачебных предписаний взял на себя председатель Совнаркома товарищ Сталин, а у него, как известно, особо не забалуешь.

Почерк у Владимира Ильича был «летящим» – это когда мысли летят птицей вперед, а рука, которая их фиксирует на бумаге, отстает. Разбирать почерк вождя мировой революции могла лишь Надежда Константиновна Крупская и особо избранные из его секретарей, которые потом будут «дешифровывать» написанное Лениным и продиктуют его слова хрипловатой машинистке, лихо стучащей по клавишам «Ундервуда» прокуренными желтыми пальцами с коротко стриженными ногтями. Потом курьер отнесет напечатанное в редакцию, и наутро газета «Правда» выйдет с очередной программно-теоретической статьей на первой странице.

Но сегодня Ленин работал не над вопросами сиюминутной тактики, которая, как змея извивалась меж камней политической жизни, а занимался тем, что пытался силой своей мысли проникнуть в будущее и набросать план грядущих преобразований. Если идея всеобщей справедливости один раз уже потерпела фиаско, выродившись и бесславно погибнув в далеком 1991 году, то кому как не Ульянову-Ленину следует пытаться найти способ преодоления проклятия будущего вырождения единственной правящей партии.

А ведь другого пути нет и не будет. Партия большевиков – это единственная более или менее организованная сила в том хаосе, который остался в России после краха Временного правительства, сумевшего разрушить старый порядок, но в бесконечной говорильне не удосужившегося установить новый. Но и к партийным деятелям тоже надо относиться весьма осторожно. После Февральской революции ряды партии умножились, и она, как катящийся со склона горы снежный ком, вбирала в себя перебежчиков из партий эсеров и меньшевиков, рабочих от станка, солдат-фронтовиков, кадровых военных, профессиональных уголовников, разного рода проходимцев и пламенных юношей с горящим взором, которых позвала в бой романтика революции.

Если им всем дать волю, то на просторах одной шестой части суши громыхнет Гражданская война, как ни старался затоптать ее тлеющие очаги полковник Бережной со своим воинством. Угроза такого развития событий еще сохранилась, и наибольший риск для советской власти несли перегибы партийных деятелей на местах. В местные советы порой попадают такие сволочи, с которыми противно было бы общаться даже самым отпетым уркаганам. Не лучше уголовников были и некоторые «старые большевики»: Зиновьев, Каменев, Пятаков, Радек, Бухарин, для которых народ не более чем подопытный кролик в великом социальном эксперименте или «охапка хвороста брошенная в костер мировой революции».

Ленин отложил в сторону вторую книгу пятого тома «Истории КПСС в 6-ти томах под редакцией П.Н. Поспелова» и взял в руки утыканную множеством закладок книгу Елены Прудниковой «Творцы террора». Люди, чьи дела или, если сказать точнее, преступления, описанные в этой книге, существуют на самом деле и, скорее всего, они повторят их и в новой реальности. С ними все просто – эти люди взяты на заметку и справиться с ними не составит труда.

Хуже другое – на их месте появятся другие, не столь заметные, внешне исключительно правильные, но оттого не менее опасные деятели, и тогда все покатится по наезженной колее. Снова Гражданская война, белый и красный террор, «чистки» и кампании беспощадной борьбы с «врагами народа». Пусть накал страстей уже значительно ниже, чем в другой реальности, но все равно мало никому не покажется. Партии большевиков нужны люди дела, грамотные, болеющие душой за конечный результат, а не прожектеры и фантазеры или упившиеся самогоном местечковые царьки.

Для того, чтобы выстоять в классовой борьбе, будет нужна партия гибкая, умеющая приспосабливаться к особенностям политического момента, способная к самоочищению от скверны, комчванства и некомпетентности. Другая угроза советской власти заключается в подмене государственного аппарата партийным, взявшим на себя несвойственные для партии функции прямого управления советскими и хозяйственными органами, что приведет к хаосу в управлении и произволу на местах.

По идее, партия большевиков должна стать чисто политической силой, влияющей на жизнь в стране своим авторитетом и через подчиняющихся партийной дисциплине членов партии большевиков, назначенных или выбранных на те или иные посты. Первичным в таком случае надо считать первое в мире государство трудящихся, а правящая партия большевиков в нем оказывается на роли руководящей и направляющей силы, отнюдь не подменяющей собой это самое государство.

До этого момента Владимир Ленин исходил из прямо противоположной парадигмы, делая упор на партию и декларируя постепенное отмирание государства. Беспощадно борясь с фракционностью и оппозицией как справа, так и слева, и приводя свою партию к монолитному единомыслию и сплоченности, он в то же время, в случае необходимости, привлекал к работе людей со стороны. Так, например, ради финансирования подготовки к вооруженному восстанию в партию большевиков привлекли Троцкого и его команду из «межрайонцев». Троцкий тогда, по рекомендации Свердлова, сразу вошел в ЦК и стал одним из четырех членов исполнительного Бюро, органа, руководившего подготовкой по захвату власти. И в ТОЙ и в ЭТОЙ редакции истории такой подход принес Советской России множество бед. В ТОЙ – больших, в ЭТОЙ – поменьше. Но все равно получается, что для дела было бы лучше, чтобы партия большевиков шла своей дорогой, а Троцкий со своим американским десантом – своей. И эта ошибка его – Ленина.

Потомки из будущего, напротив, усилили партию и придали ей новый импульс. Но все еще только начинается, впереди есть еще опасные моменты, пройти которые необходимо без вооруженной помощи потомков, а, проще говоря, лучше всего будет, если эта помощь вообще ему не понадобится. Речь идет о левых эсерах, ситуационно являющихся союзниками большевиков, и об опасностях этого союза для юного советского государства. А ведь за левыми эсерами идет еще значительная часть крестьянства, за ними сила и мощь боевой организации, привыкшей решать политические споры с помощью бомб и браунингов.

Ленин в задумчивости стал прохаживаться по кабинету, заложив большие пальцы рук за борта жилетки. Мысль подхватила его и понесла по бурным волнам. 24 марта прошли всеобщие Всероссийские выборы в Советы всех уровней, заменившие выборы в Учредительское собрание. На них большевики одержали внушительную победу, получив более половины мандатов. За это надо сказать спасибо декретам о Мире, о Земле, отмене продразверстки, почти полному выходу из Мировой войны, решительному налаживанию мирной жизни, порядка и борьбы с анархией. Не стоит забывать политтехнологические приемы из начала XXI века, и вот он – успех. Еще примерно тридцать пять процентов голосов получили левые эсеры, остальные десять с половиной процентов оказались почти равномерно размазаны между правыми эсерами, меньшевиками и кадетами. Товарищ Сталин одержал внушительную победу на прямых выборах Председателя Совнаркома, получив семьдесят два процента голосов и оставив без каких-либо шансов на успех своих конкурентов. Теперь необходимо было определиться с дальнейшими планами и приступить к строительству первого в мире социалистического государства.

По идее, скинув со счетов правых эсеров, меньшевиков и кадетов, полностью потерявших народную поддержку, большевикам стоило бы взять левых эсеров, как наиболее близких им по идеологии, так и общему политическому настрою, в младшие партнеры по парламентской коалиции. Только вот целесообразность такого шага вызывала сильные сомнения с чисто практической точки зрения. Причина в том, что подкачал кадровый состав левоэсеровского ЦК. Ни одной фигуры, по масштабу хотя бы сравнимой с Лениным, Сталиным, Дзержинским или тем же Фрунзе, там просто нет. Ни Мария Спиридонова, ни Вячеслав Александрович на фигуры такого масштаба совершенно не тянут и в политические партнеры большевикам не годятся от слова совсем. Как бы и в этой версии истории, чувствуя свою вторичность и ущербность, они снова не учинили мятеж, опять поставив под угрозу само существование советской власти.

Не зря же на местах рядовые левые эсеры часто покидают свою партию, переходя к большевикам, как, например, герой обороны Читы от есаула Семенова Сергей Лазо. А это значит, что их не устраивает тот курс, которым партию левых эсеров ведет ее руководство.

Возможно, что здесь сказывается террористическое прошлое партии, привлекавшей в свои ряды людей совсем другого типа, чем большевики. Вся история партии эсеров – это парад провокаторов, позеров и авантюристов, от Азефа до Савинкова и Чернова, проливших много крови, но не добившихся практически никаких политических результатов.

Даже когда правые эсеры вошли в состав Временного правительства, ничего социалистического и революционного кроме громких фраз в их повседневной деятельности не наблюдалось. А это значит, что в партии левых эсеров имеет место кризис руководства, который товарищам надо деликатно помочь усугубить до такой степени, чтобы партия тихо развалилась, не доведя события до открытого мятежа. Надо организовать слияние двух партий на политической платформе большевиков, для того, чтобы вытянуть из их рядов честных и порядочных рядовых членов партии и использовать то немалое влияние, которое левые эсеры имеют среди российского крестьянства.

Но над этим надо еще думать и думать – все должно быть сделано по возможности тихо и незаметно.


22 апреля 1918 года. Петроград. Кабинет Председателя Совнаркома.

Глава ИТАР Тамбовцев Александр Васильевич.


Сегодня вечером мы впятером собрались в кабинете Сталина, чтобы не спеша, тихо и скромно отметить день рождения Владимира Ильича Ленина. Пока что это еще не отмечаемый всенародно государственный праздник, преддверие Первомая, но как знать, как знать. Компания у нас была исключительно мужская – так решил сам именинник, потому что его спутница жизни наверняка попыталась бы влезть в разговор и, как всегда, невпопад. Да и в отсутствие представительниц слабого пола беседа была бы намного раскованней и откровенней. Ведь у нас на Руси так заведено: на работе мужики беседуют о застолье, а за столом – о работе. Так было и во времена князя Владимира Красно Солнышко, когда все важные дела обсуждались на пирах, так происходит в ХХ веке, и так же будет происходить и в веке XXI-м. Иностранцам такой русский обычай в диковинку, а мы без него уже не можем.

На столе стояла скромная закуска и большой кувшин с домашним кахетинским вином. Это презент Сталину от его земляков – большую бутыль, оплетенную ивовыми прутьями, председателю Совнаркома с оказией привезли прямо из Гори. И вот мы сидим, не спеша потягивая из больших стеклянных стаканов благородный напиток и разговариваем о своем – о мужском.

Разговор, естественно зашел и о прошедших недавно выборах в Советы. Феликс Эдмундович хмуро заметил, что работы у него после этих выборов прибавилось. Противники Советской власти, не сумев свергнуть ее вооруженным путем и легально – на выборах, перешли к нелегальной борьбе, создавая антисоветское подполье. Причем на почве ненависти к власти Советов и, к избранному с большим перевесом голосов Председателем Совнаркома Сталину стали кооперироваться даже старые и заклятые враги: анархисты, правые эсеры, меньшевики и кадеты. Особенно опасны эсеры – у них немалый опыт подпольной борьбы, да и решительности и смелости им тоже не занимать.

Дзержинский сейчас загружен работой выше крыши – ему надо тщательно отслеживать все телодвижения оппонентов, чтобы снова не учудили что-то вроде июльского мятежа нашей реальности. Правда, посла Германии у нас пока нет и убивать эсерам будет некого. Но они могут начать и не с посла. А потому я посоветовал Ленину, Сталину и Дзержинскому поберечься.

Потом разговор плавно перетек на дела международные. Сталин сказал, что на Севере вроде бы все более-менее спокойно. В Норвегии наши войска вышли на линию соприкосновения с немцами, где стали не спеша оборудовать новую границу. Места там малонаселенные, к тому же норвежцев там едва ли не меньшинство – остальные же лопари, финны и русские. Провинция Финмарк в Норвегии всегда была захолустьем, и потеря ее для короля Хокона будет не самым большим разочарованием в жизни.

А вот на Юге… Там предстоит еще много чего сделать. Для начала следует закончить переговоры с Турцией и заключить с ней мирный договор. Над ним надо как следует поработать, чтобы решить, наконец, раз и навсегда, проблему Проливов. Но об этом стоит поговорить особо и на трезвую голову. А вот в Мессопотамии корпусу Баратова предстоит нелегкая борьба с британцами. Турецкий фронт там фактически развалился, и теперь англичане имеют реальную возможность перебросить все высвободившиеся силы против нас. Как всегда британцы действуют не сами, а чужими руками. Особенно преуспел в этом некто Томас Эдвард Лоуренс и его Арабское бюро. По сути, этот человек – талантливый разведчик и политик – возглавлял всю резидентуру британцев на Ближнем и Среднем Востоке. Вот с ним и отрядами британской армии и предстояло сразиться нашим войскам в Мессопотамии.

– Восток – дело тонкое, – глубокомысленно сказал адмирал Ларионов. – Надо будет переговорить с генералом Потаповым и поинтересоваться у него – чем мы можем помочь корпусу Баратова. Возможно, придется отправить к нему дополнительное спецоборудование и вооружение.

Хорошо бы перебросить туда несколько самолетов «Илья Муромец», которые могли бы вести над равнинами Месопотамии не только дальнюю разведку, но и в случае необходимости пробомбить скопления арабов, союзных британцам, а так же и места дислокации английских войск. Места для создания полевого аэродрома там вполне достаточно, бензина тоже хватает. А на местных жителей огромные самолеты, вооруженные до зубов и несущие немалую бомбовую нагрузку, произведут просто ошеломляющее впечатление.

– Я учту ваши предложения, Виктор Николаевич, – сказал Сталин, делая какие-то пометки в своем рабочем блокноте, раскрытом среди тарелок и стаканов. – Мы обсудим это с товарищами военными и прикинем, чем можно помочь корпусу Баратова.

Пока же вернемся к нашим сугубо внутренним делам. Один из важнейших вопросов, который срочно, или, как говорит Владимир Ильич – «архисрочно» – следует решить, является вопрос о власти. Да, мы смогли установить Советскую власть в большей части страны. Сейчас же следует ее упорядочить, чтобы она стала действительно народной.

Ведь что получается – если в губернском городе председатель губсовета проводит политическую линию нашей партии, то в уездах и волостях творится черт знает что. На руководящих постах там порой оказываются люди, которых вообще к власти нельзя допускать и на пушечный выстрел. Когда мне приносят некоторые «декреты», принятые ими, у меня волосы встают дыбом. Ладно, если бы дело сводилось к национализации домашней скотины вплоть до кур и уток. Но порой там идет речь о чуть ли не полной самостийности или о введении «принудительной трудовой повинности для представителей эксплуататорских классов». В общем, читаешь такое, и не знаешь – то ли смеяться, то ли плакать, то ли идти к Дзержинскому, чтобы он послан своих людей, которые этих деятелей вышибли с их должностей, пока они окончательно не дискредитировали бы Советскую власть… А то греха от них потом не оберешься.

– Надо учить людей, – воскликнул Ленин волнуясь и от того картавя больше, чем обычно. – Но мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. Но мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами, и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту.

Мы с адмиралом Ларионовым переглянулись. Вот, оказывается, как звучала знаменитая ленинская фраза о «кухарке управляющей государством».

– Владимир Ильич, – я попробовал успокоить не в меру разволновавшегося именинника, – все со временем устаканится. И люди научатся, и прилипшую к нам всякую мразь мы повыведем. Не боги горшки обжигали. Кстати, о стаканах. Давайте выпьем за виновника сегодняшнего торжества.

Все дружно встали и выпили. Ленин поперхнулся, закашлялся, махнул рукой и сунул в рот кусочек сыра. Дзержинский вежливо попрощался с присутствующими, надел свою знаменитую фуражку и ушел «искоренять» и «разоблачать». Без него разговор снова скатился к политике.

– Если бы мне кто-то сказал полгода назад, – задумчиво произнес Сталин, – что нашей партии придется решать не вопросы выживания и издания газеты, а международные проблемы и практические задачи строительства новой государственности – я бы не поверил этому человеку, посчитав все сказанное им глупой шуткой. Но это реальность, и Советская власть победила на большей части территории бывшей Российской империи.

А все это случилось из-за того, что произошло нечто, совершенно непонятное, и в наш грешный мир ворвалась, словно ураган, эскадра наших потомков. До сих пор я не могу понять – что это, чудо Господне, или природный феномен. Ну да ладно…

С разрешения уважаемого мною Владимира Ильича я хочу поднять этот тост за присутствующих здесь Виктора Николаевича и Александра Васильевича, а так же за всех людей из XXI века, которые оказали нам неоценимую помощь. Пусть будет счастлива и долга их жизнь, пусть они знают, что мы благодарны им за все, что они для нас сделали.

Сталин подкрутил усы и осушил до дна свой стакан. Я взглянул на кувшин, который неожиданно оказался пустым. Ленин, Ларионов и я тоже выпили и уселись на свои стулья. В этот самый момент в кабинет заглянула Ирина, которая, недовольно сморщив свой носик, поинтересовалась – не пора ли честь знать. Мы не стали спорить с супругой Председателя Совнаркома и вежливо откланялись. Праздник закончился и снова наступили суровые будни…


25 апреля 1918 года. Петроград. Съемная квартира в Таировом переулке.

Лидер партии правых социалистов-революционеров Виктор Михайлович Чернов.


Революционный вихрь, охвативший Россию больше года назад и поначалу вознесший Чернова почти на самую вершину власти, впоследствии оставил у него весьма тягостное и неоднозначное впечатление о революционных процессах в тяжелых условиях российской действительности.

Не так он представлял себе все это в годы своей революционной деятельности, когда от лица аграрно-социалистической лиги вел революционную агитацию среди крестьян Тамбовской губернии, замыслив покрыть всю страну сетью тайных крестьянских организаций. Когда он с молодой женой в конце XIX века выехал за границу ради продолжения образования и ознакомления с образцами современной социалистической мысли – будущего новой России.

В смутные годы первой русской революции, когда в угаре террора и насилия возникла и окрепла партия социалистов-революционеров и ее легендарной Боевой Организации, он, сам непосредственно не участвуя в «эксах» и терактах, подводил теоретическую базу под действиями БО, которой руководил опытный и безжалостный Евно Азеф. Каждый занимался своим делом: боевики кидали бомбы и стреляли из револьверов, получая за это после поимки «столыпинский галстук», а товарищ Чернов сколачивал политический капитал, став одним из лидеров партии социалистов-революционеров. А Евно Азеф, щедро получая деньги от кровавых «эксов», от охранки и еще из нескольких, так и оставшихся неизвестными, источников финансирования, лихо кутил в фешенебельных кабаках с дамами полусвета и щедро пользовался всеми радостями жизни.

Разоблачение Азефа и «скорострельные суды» премьера Столыпина вскоре свели на нет влияние партии эсеров в России. Ни разу ни в кого не выстреливший и не обидевший даже мухи, Чернов, в газетных статьях, которые печатались за рубежом в социалистические изданиях, продолжал обосновывать и поддерживать идею террора, прекрасно зная, что ему самому за это ничего не будет.

Не так представлялось ему будущее свободной России, сбросившей оковы самодержавия. Год назад он вместе с Савинковым и Авксентьевым, уже в виде законченного политического продукта, прибыл в революционный Петроград для участия в дележе полагающихся борцам с режимом теплых местечек и министерских портфелей. Почти сразу же он получил во Втором Временном правительстве, возглавляемом его однопартийцем Керенским, пост министра земледелия. Это была вершина его политической карьеры, тот момент, когда он был уверен, что все дальнейшие преобразования в России будут происходить под знаменем партии социалистов-революционеров. Казалось бы, настал долгожданный момент – дореволюционная эсеровская программа-минимум предусматривала проведение земельной реформы – вот тебе карты в руки, давай действуй! Но нет, вся его реформа ограничилась пустой говорильней без всяких практических результатов, а злободневным аграрным вопросом пришлось заниматься ненавистным Чернову большевикам, которых он еще и обвинял в «воровстве».

Вот как писала в те времена одно сатирическое издание:

«Мужицкий министр по профессии. Это предсказала ему еще бабушка, когда министру было три года. Представительный человек. В прокламациях сам себя рекомендовал, как "селянского министра". Седая львиная голова, на устах постоянно сахарная улыбочка, любит шуточки, красное словцо и немножко пафоса. С виду это "Барин на крыльце, / С выраженьем на лице", а по речи крестьянский ходатай и печальник, готовый положить душу за други своя. Вот так слушает его товарищ-крестьянин, расплывется лицо у него от предвкушения радостей, и подумает он: "Эх, барин, твоими бы устами да мед пить!" Обходительный человек, что и говорить. И он обойдет действительно, когда нужно, "проклятый вопрос", не скажет: нет, не скажет: да, он просто воздержится от голосования, по старинной поговорке: "слово, это серебро, а молчание – золото"».

Чем дальше развивалась революция, тем больше становилась она для Чернова непонятнее. Неожиданно набрали силу и влияние большевики, раньше имевшие в трудящихся массах ничтожный авторитет, и принялись всеми силами умножать свое влияние, несмотря на то, что уж их-то, большевиков, ни в какое Временное правительство не звали и министрами не назначали, а на их вождя Ульянова-Ленина полиция открыла охоту, отчего он вынужден был скрываться, передав все практические партийные дела совершенно второстепенным людям вроде Джугашвили-Сталина или Бронштейна-Троцкого. Последний даже выручал Чернова, когда во время июльских беспорядков в Петрограде тот был задержан матросами в Кронштадте, мотивируя это тем, что не стоит мешать общему делу мелкими насилиями над отдельными случайными людьми.

Одновременно падал авторитет Чернова и среди однопартийцев. Вот что писала о нем в те дни левая эсерка Берта Бабина-Невская:

«Чернов не является для меня образцом социалиста. Талантливый теоретик, прекрасно писал, но в личной жизни вел себя недостойно социалиста. Во время революции лидер партии, министр земледелия, вместо того, чтобы заниматься своим прямым делом, крутит роман и меняет жену… это недостойно. Как вождь он совсем не удовлетворял никаким требованиям, просто хороший теоретик. Разве не он, когда-то талантливый и умный теоретик, детально разработал принципы и порядок проведения социализации земли без выкупа, которая входила в программу-минимум дореволюционной Партии Социалистов-Революционеров? И не он ли самый, оказавшись министром земледелия первого революционного правительства, позорно ее проворонил, позволил вырвать инициативу из рук своей партии? Он, бывший в свое время участником циммервальдской конференции, не сумел вовремя прекратить войну. Он оказался главным виновником раскола партии, прежде сильной и пользовавшейся популярностью среди рабочих, а не только лишь крестьянских масс, как то всегда стараются изобразить большевики…»

Вся беда партии эсеров заключалась в том, что Чернов, сыграв важную роль в ее создании и организации, и, будучи ее единственным крупным теоретиком, в то же время, когда настали бурные революционные дни на широкой политической арене, когда политика сменила собою идеологию, он оказался абсолютно непригодным к роли партийного вождя, не только истрепав свой авторитет, но и сломав себе шею, поставив партию, которой он отдал всю свою жизнь, на грань политического краха. В течение лета семнадцатого года политический капитал эсеров был промотан на мишуру и погремушки ее участием в импотентном во всех смыслах Временном правительстве. В конце августа семнадцатого года Чернов окончательно покинул состав Временного правительства, но запущенные еще в Феврале процессы продолжали неумолимо развиваться, приближая неизбежную развязку.

Предчувствуя конец революционной демократии, после выхода в отставку Чернов писал, что она, эта самая демократия, получив власть, показала способность «слишком много разговаривать и слишком мало делать». Войдя в раж самобичевания, Чернов обвинил своих бывших соратников по Временному правительству во «властебоязни» и предупреждал, что «если получив вотум народного доверия, мы его не используем и будем топтаться вокруг власти… то эта пустопорожняя тактика может произвести впечатление полной государственной импотенции и привести к разочарованию народных низов. По-видимому, большевистский бурун грянет неотвратимо. Я безрадостно гляжу на ближайшее будущее… Ответственно мыслящая часть трудовой демократии будет ослаблена и дискредитирована. Надо было не упускать, когда все шло прямо к нам в руки, а "не удержался за гриву – за хвост и подавно не удержишься"».

И Чернов, конечно, не ошибся. Но для того ему и не надо было быть Кассандрой. Предчувствие краха Временного правительства, ненавидимого как с правого, так и с левого фланга, витало в воздухе, а власть его становилась все более призрачной и зыбкой, так же как все более и более зыбким становилось влияние Чернова в партии эсеров.

Гром грянул как всегда неожиданно, в самом конце сентября (по старому стилю), когда над Балтикой закрутилась стальная круговерть германской операции «Альбион», из которой неожиданно вынырнула таинственная «большевистская эскадра адмирала Ларионова». Она нанесла сокрушительное поражение не столько немецкому десантному корпусу, сколько самодельной российской демократии «с человеческим лицом» краснобая и демагога Керенского.

В те дни партия эсеров бурлила и пенилась, подобно амебе разделяясь на правую и левую половины. Чернов, оказавшийся среди правых эсеров, был одним из виновников этого разрушительного процесса. Он был против всего и всех, но то, против чего он выступал, набирало силу, побеждая несмотря на любое сопротивление. Все это происходило потому что, во-первых – Чернов был против однопартийного правительства, сформированного Сталиным после того, как Керенский передал тому власть, требуя, чтобы в него включили представителей «других социалистических партий»; во-вторых – Чернов был против Рижского мира, требуя продолжения войны, которую он теперь считал борьбой за демократический мир; в-третьих – Чернов был против принципа единой и неделимой Советской России, выступая за «федерирование внутри и вовне страны», и за создание Соединенных Штатов России; в-четвертых – Чернов был против большевистского «Декрета о Земле», называя его воровством из программы эсеров и выступая против отмены продразверстки; в-пятых – Чернов был против объявленной большевиками амнистии бывшему императору Николаю и его семье и призыва советского правительства к сотрудничеству со всеми патриотически настроенными силам.

Было там, и в-шестых, и в-седьмых, и в-восьмых, и так далее. Но с каждым выступлением «против» авторитет Чернова, по странному стечению обстоятельств все еще находившемуся на свободе, падал все сильнее и сильнее. Советская Россия усиливалась, а странного никчемного человечка с гривой седых волос и сахарной улыбкой корежило в приступах дикой злобы. Все шло не так, неправильно, не по его заветам, и во власти вместо велеречивых интеллигентов оказались какие-то грубияны: наполовину профессиональные большевики, наполовину кадровые офицеры. На любое насилие они отвечали насилием, во внутренней жизни на первом месте для них были слова «приказ» и «дисциплина», и та революционная Россия, которую они строили, пугала и ужасала Чернова и подобных ему политиков. Вместо того, чтобы разгромить, разобрать по кирпичику чудовищное и нелепо громоздкое с точки зрения Чернова здание Российской империи, эти безумцы задумали просто перекрасить его в красный цвет и поменять вывеску на фасаде. И самое главное – за этими безумцами пошли люди, хороня заживо все то, во что он верил и к чему стремился.

Теперь же, когда все было потеряно, и на выборах возглавляемые им правые эсеры даже не попали в новый советский парламент, Чернову больше не было причин оставаться в Советской России. Он запросил разрешение на выезд в Швецию, которое к своему величайшему удивлению тут же получил безо всяких проволочек.

Новая Советская Россия выбрасывала господина Чернова и ему подобных, брезгливо отряхивая руки. Им теперь оставалось лишь упаковать свои чемоданы и отряхнуть прах с подошв своих сапог. Конечно, вскорости взамен этих никчемных людишек через границу в обратном направлении полезет совсем другая микрофлора, вроде Савинкова, поднаторевшая в заговорах, шпионаже, терроре и убийствах. Но это никак не облегчит участь р-р-р-революционных краснобаев и демагогов, выброшенных прочь за ненадобностью. Впрочем, и тем, другим, тоже ничего не светит, ибо только та революция чего-нибудь стоит, которая умеет себя защитить.


28 апреля 1918 года. Петроград. Таврический дворец.

Секретарь делегации Османской империи на переговорах с правительством Советской России юзбаши Гасан-бей.


Позавчера наша делегация во главе с самим Мехмед Ферид-пашой прибыла в Петроград. Мы отправились из Севастополя на спецпоезде, который доставил нас в столицу Советской России с удивительной скоростью – всего за двое с половиной суток. И это в стране, в которой лишь недавно закончилась смута. Ну, или революция, как принято здесь говорить – сначала одна, а потом и другая.

Вместе с нами в Петроград вернулся и бинбаши Мехмед-бей, который оказал нам неоценимую помощь. Он предоставил в наше распоряжение радиостанцию, с помощью которой мы могли даже во время движения поезда связываться со Стамбулом и получать информацию о том, что происходит у нас в стране. Там уже работала русская миссия, которую возглавил мой старый знакомый Саид-эффенди, оказавшийся офицером русской разведки капитаном Саидом Рашидовым. Через него и передавались телеграммы, которые предназначались регенту Мехмеду Вехедеддину, зашифрованные личным шифром главой нашей делегации. Только по хитрой улыбке бинбаши Мехмед-бея, или майора Османова, как называли его теперь на территории Советской России, было ясно, что наши шифры русские свободно читали, и содержание нашей корреспонденции для них не было секретом.

Вообще, с недавних пор мне стало казаться, что мы – турки – выглядим сейчас неразумными детишками, которые, не подумав о последствиях, сунулись играть по крупному с большими дядями. Только и отвечать нам за проигрыш теперь придется по-взрослому, безо всякого снисхождения. Но тут винить некого – те, кто впутал мою родину в эту авантюру, уже мертвы. Жаль только, что их нельзя еще раз осудить и торжественно повесить на стамбульском базаре.

По дороге мы наблюдали за тем, что происходило вдоль железной дороги. Меня удивила не столько обширность России, сколько то, что по пути не было заметно следов недавних беспорядков, закончившихся свержением русского царя и сменой власти. Во всяком случае действительность, которую мы видели, совсем не была похожа на те ужасы, которые красочно описывали английские и французские газеты, через третьи руки попадавшие в Стамбул.

Мехмед Ферид-паша тоже подолгу разглядывал мелькавшие за окнами вагона русские поля и селения. Он в свое время был послом в России и имел представление о русском народе и его способностях. Он не раз предупреждал наших правителей из числа младотурок о том, что вести войну с Россией, царской или советской – огромная ошибка, которая впоследствии обернется страшной бедой для Османской империи. Но, к сожалению, ему тогда так никто и не поверил…

Мы внимательно ознакомились с предварительными условиями мирного договора с Россией, которые передал нам майор Османов. Что сказать – условия были тяжелыми, но, что самое главное, в них не предполагалось расчленение нашего государства и исчезновение его с карты мира. Иншалла – Всевышний покарал нас за гордыню и жадность. И за наши ошибки придется платить. Таков суровый закон войны. Победивший получает все, а проигравший – лишь то, что оставит ему победитель. Османская империя войну проиграла.

На перроне главного вокзала Петрограда нас встретил почетный караул. Как и положено, был исполнен наш государственный гимн «Решадие», после чего встречавший нас глава русской дипломатии господин Чичерин пригласил Мехмед Ферид-пашу и всех сопровождавших его лиц пройти на площадь, где нашу делегацию ждали авто, доставившие нас в отведенную нам резиденцию. Нас поместили в здание на набережной Невы неподалеку от Летнего сада, в котором в начале ХХ века располагалось посольство Османской империи. Глава нашей делегации по достоинству оценил этот момент.

А вчера начались переговоры представителей Советской России и Османской империи с постатейным обсуждением условий мирного договора. Они проходили в Таврическом дворце, резиденции Советского правительства. Мехмед Ферид-паша как опытный дипломат пытался хоть в чем-то смягчить эти условия и выторговать для нас минимальные уступки. Но русские оказались хорошими переговорщиками. Соглашаясь в чем-то с нашими пожеланиями, они требовали для себя уступок в других статьях. Не ожидавший подобного ведения переговоров Мехмед Ферид-паша несколько раз просил прервать заседание, чтобы обсудить русские предложения и согласовать их с регентом Мехмед Вехедеддином, отправляя ему телеграммы с помощью мощной радиостанции, находившейся в Таврическом дворце.

Переговоры шли трудно, но они все же шли, и количество уже согласованных статей мирного договора постепенно увеличивалось. Несколько раз в зал, где проходили переговоры, заходил глава Советского правительства господин Сталин. Он о чем-то тихо беседовал с русским министром – народным комиссаром, как теперь они стали называться – господином Чичериным, и с майором Османовым. Как оказалось,, несмотря на сравнительно скромный чин, Мехмед-бей был довольно близок к русскому вождю и разговаривал с ним как равный с равным. Очень интересно! Надо будет обратить серьезное внимание на этот момент. Переговорив с господином Чичериным и с майором Османовым, господин Сталин вежливо кивал главе нашей делегации и так же тихо покидал зал заседаний.

Мехмед Ферид-паша довольно болезненно воспринял требование русских демилитаризировать Черное море, ограничив турецкие морские силы в нем несколькими патрульными кораблями, которые должны были бороться с контрабандистами и нарушителями морских границ. В Мраморном море нам разрешалось держать примерно такое же количество патрульных кораблей ограниченного тоннажа и мореходности. Несколько более крупных кораблей береговой обороны, но тоже, с ограничениями по водоизмещению и калибру орудий, нам разрешили держать в Средиземном море.

А вообще, русские предложили взять на себя оборону нашего побережья от нападения неприятеля. Для того, чтобы наши консультанты убедились в мощи кораблей эскадры адмирала Ларионова, им предложили побывать на флагманском кораблей этой эскадры «Адмирале Кузнецове». Об этом удивительном корабле ходили легенды, и потому наши морские офицеры немедленно согласились воспользоваться предложением русских. В перерыве между заседаниями наших военных, в том числе и меня, отвезли на полигон, где продемонстрировали нам в действии новейшую русскую боевую технику. Увидев их танки и броневики, дальнобойную артиллерию и летательные аппараты, именуемые вертолетами, я понял, что вряд ли в Европе (про Азию я уже и не говорю) найдется хоть одна армия, которая сможет бороться с этими чудовищными машинами смерти. Майор Османов, рассказывавший о возможностях русской боевой техники, все время лукаво поглядывал на меня. Я понял, что он хочет сказать: «Смотрите – эти машины могут обрушить огонь не только на ваши головы, но и на головы тех, кто после подписания с нами мирного договора нападет на нас. Ведь следующим шагом должно стать подписание договора об сдачи Советской России в аренду на 99 лет баз в Босфоре и Дарданеллах, о базировании русского флота в Мерсине или Измире, и о строительстве большого аэродрома в Чанаккале. Майор Османов намекнул, что боевые действия в Европе в конце концов закончатся, и тогда кое-кто из европейцев захочет наложить свои жадные руки на турецкие территории, которые Османской империи сейчас просто нечем защитить. А когда будет подписан договор, то тогда… И Мехмед-бей многозначительно поднимал глаза кверху. Всем становилось понятно, что имея у входа в Проливы русские военные базы и русский флот, находящийся в наших портах, мы могли бы рассчитывать на то, что вряд ли в Европе найдутся желающие испытать на себе мощь армии и флота Советской России.

Кстати, после того, как будут улажены территориальные и политические проблемы, третьим шагом могло бы быть подписание между Османской империей и Советской Россией договора о дружбе и взаимопомощи. Но для этого нам придется отдать русским всю Турецкую Армению и побережье Черного моря до Синопа. Всем народам – подданным Османской империи, должно быть законодательно гарантировано полное равноправие независимо от религии, которую они исповедуют, и языка, на котором говорят. В случае нашего согласия со статьями мирного договора и подписания договора о передачи им в аренду военных и военно-морских баз, русские откажутся от своего законного права потребовать у нас контрибуции и репарации как у страны, побежденной в ходе боевых действий.

Сегодня утром вернулись наши морские офицеры, побывавшие на флагманском корабле русской эскадры «Адмирале Кузнецове». Они были в шоке. Русский авианосец – так называли этот корабль – поразил их своими размерами и боевой мощью. Вывод моряков был единодушен – один такой гигант может сражаться один с флотом любой, даже самой мощной морской державой мира. Так что надо будет как можно быстрее закончить переговоры и немедленно подписывать все договоры, которые предложили нам русские.


30 апреля 1918 года. Утро. Эрзерум, железнодорожный вокзал. Штабной поезд корпуса Красной гвардии.

Полковник Бережной Вячеслав Николаевич


Закончился очередной этап нашей эпопеи. Советская Россия заключила почетный мир с Османской империей, и теперь пребывание нашего корпуса на бывшем Кавказском фронте стало ненужной роскошью. Турецкая Армения по мирному договору остается за нами. За нами Эрзерум, Карс, Ван, Трапезунд, а новые власти Османской империи торжественно обещали уравнять в правах всех ее подданных независимо от национальности и религии. Впрочем, о том было написано много-много лет назад, еще при заключении Кучук-Кайнарджийского мирного договора.

За последние семь месяцев нас немало помотало по нашей необъятной стране с фронта на фронт: начали мы с Моонзунда, потом Петроград, Рига, снова Петроград, Киев, Одесса, Кишинев, Яссы, Дон, Кубань, Новороссийск, Поти, Тифлис и, наконец, Эрзерум. И везде мы без устали работали пожарными: отражали нападения внешних врагов, гасили очаги тлеющих внутренних конфликтов, а самое главное, отбирали у обезумевших недоумков спички, дабы они не сожгли всю страну в пламени Гражданской войны. Приходилось применять силу, кое-кого ставить к стенке – такое тоже бывало, но, как правило, делалось это по приговору революционного трибунала, а люди, к которым применяли, как будут говорить здесь позднее, ВМСЗ, были достойны этого.

Ни на минуту я не пожалел, что посоветовал товарищу Фрунзе назначить комендантом Тифлиса полковника Дроздовского. Да, оторвался на русофобах Михаил Гордеевич по полной программе. Но зато местная интеллигенция теперь хорошо знает – кого им надо бояться – худощавого, слегка прихрамывающего офицера в очках с железной оправой, внешне похожего на инженера-путейца. И поделом – ведь никто же не заставлял их призывать соотечественников к борьбе с русскими оккупантами и вопить о превосходстве своей нации.

И теперь нам предстоит снова двинуться в долгий путь по нашей необъятной стране. Маршрут предварительно уже намечен и доведен до подчиненных: Эрзерум – Тифлис – Баку – Астрахань, достигнув которой мы получим дальнейшие указания товарища Сталина. Но это, и к гадалке не ходи, выбор из двух вариантов. Или в Туркестан, устанавливать там советскую власть, или в Сибирь, на борьбу с японскими интервентами и местными самостийниками. К тому времени, когда мы до той самой Астрахани всем корпусом доберемся, окончательно определится – куда нам следует направиться.

Имущество и войска корпуса уже погружены в эшелоны, передовые части выступили из Тифлиса. Вскоре должен тронуться в путь наш штабной эшелон. Со вчерашнего дня декретом Совнаркома Кавказский фронт преобразован в Закавказский военный округ, командующим которого назначен Антон Иванович Деникин. Ему же подчиняется корпус генерала Баратова в Персии, а также конно-механизированная бригада генерала Романова.

Здесь же, на Кавказе, остается и генерал Марков. Османская империя побеждена, но все же необходимо вести разведку в южном и восточном направлении. Тут и англичане с французами, и отдельные турецкие части, которые плевать хотели на свое центральное правительство, и даже наши временные союзники немцы, которые считают себя нашими друзьями, но лишь пока мы им нужны. А потом они, как это часто случается, могут нам подложить увесистую и розовую хрюшку. Поэтому за всеми ними нужен глаз да глаз. И Сергей Леонидович с его опытом и талантом разведчика будет здесь на месте.

Паровоз пронзительно загудел, генерал Деникин с чинами своего штаба отдал нам честь, и перрон Эрзерумского вокзала начал удаляться. А мы начали свой дальний путь в Россию. Все чаще и чаще стучат колеса, паровоз увеличивает ход, увлекая наш эшелон к новым победам и новым свершениям. На рассвете прошел ласковый весенний дождь, который прибил пыль, умыл молодую траву и совсем новенькую листву на деревьях, отчего вся окружающая нас природа показалась нам особо праздничной. Даже горы, которым уже много миллионов лет, прорисовываются на фоне светло-голубого неба четко, как на средневековых миниатюрах.

Мы с Михаилом Васильевичем Фрунзе сидим в его купе, гоняем чаи и ведем разговор о будущем нашей любимой страны, которая в новом варианте истории хотя и стала советской, но осталась, как и была, единой и неделимой.

Михаил Васильевич полностью со мной согласен. Он сам, молдаванин по отцу, русский по матери, считающий родным русский язык и родившийся в туркестанском городе Пишпек (Бишкек), мурло местечкового национализма ненавидит ничуть не меньше меня. Да и Гражданская война у нас получается какая-то не такая, как в прошлой истории, что, собственно, нас не очень-то и расстраивает. Нет кровопролитных сражений, когда в яростной сабельной рубке тысячи русских людей пластали друг друга клинками, кололи пиками и расстреливали из пулеметов. В наличие цепь мелких сепаратистских бунтов на национальных окраинах.

– Если безоглядно применять принцип верховенства права народов на самоопределение, – говорю я Фрунзе, – то может получиться абсолютный хаос и война всех против всех. Знаем, проходили. Берите, мол, суверенитета сколько сможете проглотить. А потом начинается такое, чему радуются только наши застарелые недруги на далеких туманных островах. Ведь межнациональные обиды и противоречия легко разбудить и, напротив, очень тяжело уложить спать. Кстати, слово национализм хорошо сочетается только с определением буржуазный, и служат все эти конфликты интересам местных национальных эксплуататорских классов, а через них и мировому буржуазному интернационалу, выразителем интересов которого является англосаксонский банковский капитал. Хорошо, что хоть здесь мы успели вовремя вмешаться и предотвратить Гражданскую войну.

– Войну-то мы предупредили, товарищ Бережной, – кивнул Фрунзе, – но ситуация в стране все еще неспокойная, и существует риск внутреннего конфликта. Нам удалось притушить сепаратистские настроения на Украине, в Бессарабии, в Крыму, на Дону, на Кубани и на Кавказе, но в других губерниях еще неспокойно.

Тут и пережитки царизма в виде почти автономных от центральной власти казачьих войск, и ненависть окружающих к казачкам, похватавшим себе лучшие куски и не желающим ими делиться. Тут и последствия керенщины, когда центральная власть ослабла и на местах возникли уродливые новообразования.

Не следует забывать и иностранцев, которые точат зуб на первое в истории государство рабочих и крестьян. И если германцев, турок и австрийцев мы с вашей помощью угомонили, то англичане, французы в Европе, а японцы на Дальнем Востоке не оставят нас в покое. Так что куда ни посмотри – всюду одно и то же. Поэтому, товарищ Бережной, даже и не рассчитывайте на отдых, по крайней мере в ближайшее время.

– Да, Михаил Васильевич, – я отставил в сторону стакан с чаем, – я все это прекрасно понимаю. Кстати, англичане и французы тоже временно нейтрализованы. Им сейчас не до авантюр – ведь на Западном фронте они остались один на один с немцами. Ясно, что от мировой бойни все до предела устали, но также всем понятно, что кончится она не с тем результатом, какой был в нашей истории. И потому Антанта напрягает все силы для того, чтобы свести эту войну хотя бы вничью.

Снова взяв со стола стакан, я отхлебнул немного остывшего, крепкого как кофе «купчика», после чего продолжил:

– А вот японцы – противник опасный, как любой молодой, злой и голодный хищник. Они захватили германские колонии в Китае и на Тихом океане, но этого им хватило всего на один зубок, и теперь они ищут себе новую добычу. Если Антанта проиграет войну в Европе, то самураи немедленно набросятся на французский Индокитай и британские Сингапур с Малайзией. Если же Антанта победит, то они в союзе с англичанами и французами полезут на наш Дальний Восток, который, если говорить честно, сейчас нам просто нечем защищать в случае большой войны. Правда, провал Читинской авантюры несколько сбавил пыл японского командования, но ничуть не уменьшил его жадности и жестокости. Думаю, что в ближайшее время следует ожидать с их стороны новых провокаций где-нибудь в полосе отчуждения КВЖД. Не установив контроль за этой железнодорожной трассой, невозможно двигаться дальше, в направлении нашего Дальнего Востока.

Фрунзе тоже отхлебнул чаю, внимательно посмотрел на меня и кивнул.

– Я все понимаю, товарищ Бережной, и полностью разделяю ваше мнение. Думаю, что когда наш корпус доберется до Астрахани, то мы там и узнаем – где мы будем нужнее – в Туркестане или Забайкалье с Восточной Сибирью. А пока нам предстоит длинная дорога, так что давайте наберемся терпения. Кажется, в вашей истории все основные события начались только в середине лета этого года?

– Да, Михаил Васильевич, – ответил я, – лето восемнадцатого года – время фактического начала Гражданской войны и время максимальных успехов врагов советской власти. Но многие из тех еще непроизошедших событий мы уже предотвратили, а многие если и произойдут, то будут не такими кровавыми и жестокими, как в нашем прошлом.

– Товарищ Бережной, – спросил Фрунзе, – вы имеете в виду мятеж Чехословацкого корпуса?

– Да, и не только его, Михаил Васильевич, – ответил я, – Собственно, и КОМУЧа никакого теперь не будет, как и других подобных «правительств», так как не было никаких выборов в Учредительное собрание. Мы убрали из Совнаркома и из ЦК сторонников поголовного расказачивания, приняли декрет о советском казачестве, и казачьи окраины остались в основном лояльны советской власти. И так везде.

Единственно чего мы не можем ни отменить, ни изменить, так это желание иностранных капиталистов ослабить, расчленить и уничтожить нашу Родину. Именно против этого желания, как мне кажется, нам и придется бороться. На европейском направлении нас пока прикрывает Германия, ведущая кровопролитную войну с Антантой. Но что будет потом, после того, как война закончится – это тайна, покрытая мраком. Ведь нам пока неизвестно, ни какие силы придут в Германии к власти после войны, ни то, куда будет направлен их вектор экспансии. Это могут быть и южные моря, на завоевание новых колоний, или в нашу сторону, на восток, в поисках нового жизненного пространства. В этом отношении немцы могут для нас стать большей проблемой, чем англичане с французами, которые не имеют с Россией общих границ. Единственная надежда на то, что Германия выйдет из войны обессиленная, и ей понадобиться немало времени, чтобы залечить раны.

– Это нам понятно, товарищ Бережной, – кивнул Фрунзе, – и никаких иллюзий в отношении к немцам в нашем ЦК нет. Мы союзники временные, а насчет того, что будет потом, в Германии уже работают наши люди. Мы не будем сидеть, сложа руки, и ждать у моря погоды. Если каждый большевик будет делать свое дело так же хорошо как это делаем мы с вами, то победа нашей революции в мировом масштабе неизбежна.


1 мая 1918 года. Петроград. Марсово поле.

Глава ИТАР Тамбовцев Александр Васильевич.


Сегодня, как в старые добрые советские времена, в городе праздник. Причем праздник настоящий, не просто еще один выходной день, во что превратилось 1-е мая в наши постперестроечные времена.

Дело в том, что в Советской России сохранились в памяти дореволюционные маевки, когда день солидарности всех людей труда проводился подпольно, с риском угодить в кутузку и огрести кучу неприятностей. Майский праздник в 1917 году хотя и был разрешен Временным правительством, но днем солидарности не стал. Фактически первомайские манифестации и демонстрации превратились в смотр сил политических партий. И тогда впервые большевики продемонстрировали всем прочим партиям, что они вполне реальная сила.

А сейчас первомайский праздник должен стать праздником победителей. Все прочие партии, с треском провалившиеся на выборах в Советы, поняли свое место в политической реальности и вели себя, в общем-то, скромно. За исключением, пожалуй, левых эсеров, которые затаились на время, и за которыми внимательно наблюдало ведомство Феликса Эдмундовича.

Ну, не будем о грустном. Сегодня праздник, к тому же в Питере установилась на удивление для начала мая теплая погода. Солнце на безоблачном синем небе припекало не по-весеннему жарко. На деревьях уже лопнули почки и появились молодые листочки. За несколько дней до этого мы в Таврическом дворце в узком кругу обсуждали порядок проведения первомайских торжеств. Главный митинг решено было провести на Марсовом поле. Дворцовую площадь, на которой в нашей истории проводились первомайские парады и демонстрации, после довольно жаркого обмена мнениями решили оставить в покое. Сталин, хмыкнув, бросил:

– Вы, может быть, хотите, чтобы я с царского балкона к людям обратился? Мол, король умер – да здравствует король! Сами подумайте – как мы будем выглядеть в глазах народа! И какой повод для злословия мы дадим нашим противникам… Я предлагаю провести главный митинг на Марсовом поле – там и места поболее, и мысли ненужные ни у кого не появятся. К тому же на Марсовом поле похоронены погибшие в феврале 1917 года.

Кстати, товарищи, надо подумать – что делать с этими могилами. Кем бы не были эти люди, но, как мне кажется, не стоит устраивать кладбище в центре города. Я знаю, что еще год назад при Временном правительстве был проведен конкурс на лучший проект Мемориального комплекса в честь «Героев-борцов за свободу России, павших жертвою в этой борьбе». Победителем конкурса стал архитектор Лев Руднев. Я видел его проект, и он мне понравился. Надо будет обсудить на Совнаркоме и, согласовав с Петросоветом, выделить для строительства Мемориала другое место, где-нибудь на окраине Петрограда. Можно будет разбить там парк, в центре которого и будет Мемориал.

Так вот, главный митинг провести на Марсовом поле. Чтобы там не было столпотворения и не получилась новая Ходынка, неплохо бы провести несколько отдельных митингов на других площадях Петрограда. Пусть там выступят представители Совнаркома, ВЦИК, расскажут о том, как обстоят дела в стране, расскажут о наших планах и о международной обстановке. Вам, товарищ Тамбовцев – особое поручение. Надо установить на улицах и площадях Петрограда агитационные плакаты, где доступно для народа будет размещена информация о наших достижениях. Как, Александр Васильевич, сможете?

Я почесал затылок, прикинул, и ответил Сталину,

– Сможем, Иосиф Виссарионович. Поручим оформление Владимиру Маяковскому. Он уже занимается наглядной агитацией, выпуская плакаты «Окна ИТАР». Рисует, конечно, несколько авангардно, но народу нравится. К тому же каждый рисунок он снабжает стихами.

Ну и мы тоже ему поможем. Отберем для агитационных стендов лучшие фотографии наших корреспондентов. Увеличим их, распечатаем с соответствующими подписями и разместим на газетных тумбах.

И еще. Неплохо было бы оживить митинги выступлениями наших лучших поэтов, которые приняли Советскую власть и активно с нею работают. Выступить перед народом готовы все тот же Маяковский, Есенин и Блок. Мы оборудуем для них трибуны, с которых они могли бы читать свои стихи, и обеспечим микрофонами и звукоусилительной аппаратурой. Кроме того, мы обратились с просьбой поучаствовать в первомайском празднике к актерам петроградских театров. Многие из них согласились. Например, Шаляпин готов спеть несколько арий и народных песен для рабочих Путиловского завода. Тут, главное, «завести» Федора Ивановича. Он азартен, и когда увидит, что народу нравится то, что он исполняет, его будет не остановить.

Все сидевшие в кабинете Сталина заулыбались. Большинство было знакомо с нашим гениальным певцом и режиссером, и хорошо знали его неуемный темперамент и азарт.

– Все это прекрасно, товарищи, – произнес Ленин, поглаживая свою бородку. – А как насчет охраны этого мероприятия? Ведь наши враги постараются сделать все, чтобы испортить трудящимся их праздник. Масса народа, теснота, давка. Достаточно взорвать среди людей гранату или начать стрельбу, как толпа мгновенно превратится в обезумевшее стадо и люди начнут топтать друг друга.

– Вы правы, Владимир Ильич, – Сталин покачал головой, и посмотрел на сидевшего за столом Дзержинского. – Действительно, такая опасность существует. Чтобы ничего подобного не произошло, вам, Феликс Эдмундович, следует заранее провести предупредительные аресты наиболее оголтелых наших противников. Если не будет доказано их участие в антисоветской деятельности, то можно будет их после первомайских праздников отпустить, извинившись. Ну, а если доказательства будут обнаружены… – Сталин развел руками, дескать, кто не спрятался – я не виноват.

И вот сейчас я любуюсь колоннами рабочих под красными флагами, двигающимися через Троицкий мост на Марсово поле. Со стороны Садовой тоже подходили праздничные колонны. Марсово поле потихоньку заполнялось народом. В центре его места захоронения погибших в феврале 1917 года были обнесены щитами и стояли флагштоки с красными флагами. Легкая трибуна для выступающих была сооружена в той части Марсового поля, которая была ближе к зданию казарм Павловского полка.

Когда вся территория «Петербургской Сахары» – так местные острословы называли Марсово поле – была заполнена народом, сводный духовой оркестр Павловского и Преображенского полков исполнил «Интернационал». Гул голосов затих, и на трибуну поднялся Сталин. Он прокашлялся в микрофон и достал несколько листков бумаги, исписанной основными тезисами его выступления.

Сталин не был хорошим оратором, как его покойный оппонент Лев Троцкий, голос вождя был глуховат и немного монотонен. Но он говорил по существу, и люди это ценили. Вот и сейчас Сталин вкратце подвел итоги прошедшего полугодия. Действительно, всего ничего прошло с того памятного дня в октябре, когда большевики взяли власть в России и совершили революцию, отстранив от управления страной Временное правительство. А сколько всего за это время произошло!

Был заключен мир с Германией и Турцией, велись мирные переговоры с Австро-Венгрией. Сепаратисты, пытавшиеся оторвать от России ее окраинные земли и создать там «самостийные державы», были разгромлены, их опереточные правительства разбежались (кому удалось это сделать), и была установлена Советская власть. Худо-бедно города снабжались продовольствием, а крестьянство получало за сданный хлеб в заготконторы талоны, по которым оно покупало в государственных лавках промышленные товары, ситец, орудия труда, керосин и многое другое из того, что нельзя было самим произвести в деревне. Конечно, до полного изобилия было еще далеко, но люди видели, что правительство вникло в их нужды и делает все возможное, чтобы жизнь народа была лучше.

Собравшиеся внимательно слушали выступление Сталина. Некоторые его слова толпа приветствовала аплодисментами и одобрительным гулом. Дождавшись, когда Иосиф Виссарионович закончит свое выступление и сойдет с трибуны, на нее стали подниматься все желающие выступить. Они одобрили политику новой власти, и пообещали поддерживать все ее начинания.

Сталин, вытерев потный лоб платком, подошел ко мне и, улыбнувшись, подмигнул.

– Ну, что скажете, Александр Васильевич? – сказал он. – Праздник удался?

– По моему, да, Иосиф Виссарионович, – ответил я. – Думаю, что когда закончатся выступления и начнется, как говорят у нас, неофициальная часть, то настроение у людей станет еще лучше. А вечером будет фейерверк и артиллерийский салют. Думаю, что это 1-е мая люди запомнят надолго.

– Вот и отлично, – Сталин радостно улыбнулся и пожал мне руку. – Именно на это мы и рассчитывали. Думаю, что ваше агентство уже сегодня вечером разошлет по всему миру информацию о празднике и фотографии, на которых все увидят, как люди труда, ставшие хозяевами страны Советов, отмечают свой самый главный праздник.


4 мая 1918 года. Петроград. Таврический дворец, кабинет председателя Совнаркома.

Присутствуют:


Председатель Совнаркома Иосиф Виссарионович Сталин,

Председатель Верховного Совета Владимир Ильич Ульянов-Ленин,

Нарком торговли и промышленности член ЦК РСДРП(б) Леонид Борисович Красин,

Член ЦК РСДРП(б) и инженер-энергетик Глеб Максимилианович Кржижановский.

Председатель Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС) академик Владимир Иванович Вернадский,

Глава ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев.

Заложив большие пальцы за проймы жилета, Владимир Ильич Ленин остановился и, чуть наклонив голову, по очереди посмотрел на всех собравшихся, став при этом похожим на большого чуть взъерошенного ворона, задумавшегося над тем – клюнуть ли этого человека сейчас или чуть-чуть подождать.

– Товарищи, – чуть грассируя от волнения произнес он, – электрификация нашей страны – это дело архинужное и архиважное. Надеюсь, что с этим согласны все?

– Разумеется, Владимир Ильич, – ответил несколько сбитый с толку Кржижановский. – Без проведения всеобщей электрификации Советская Россия будет продолжать отставать в экономическом развитии от европейских стран.

– Правильно, товарищ Кржижановский, – кивнул Сталин. – Исторические закономерности сложились так, что социалистическую революцию первой удалось осуществить не в одной из промышленно развитых стран Европы, а у нас в аграрной, разоренной трехлетней войной России, индустриальное развитие которой находится еще на довольно низком уровне. И теперь вопрос стоит так – или мы преодолеем эту тенденцию и начнем сокращать отставание или же, отойдя от ужасов мировой войны, мировая буржуазия набросится на Советскую Россию и сожрет ее с потрохами, похоронив первое в истории государство рабочих и крестьян.

– Если говорить попросту, – пояснил Тамбовцев, – революция и была сделана для того, чтобы народ жил хорошо и счастливо. Но не может быть хорошей и счастливой жизни в бедной отсталой стране, которую в любой момент могут завоевать жадные соседи. А потому Советская Россия должна быть богатой, развитой и сильной в военном отношении.

– Вы совершенно правы, Александр Васильевич, – воскликнул Вернадский, – когда в пятнадцатом году наша комиссия по изучению естественных производительных сил России приступила к своей работе, то выяснилось, что российская промышленность не производит и половины потребных для военного дела материалов как по номенклатуре, так и по количеству. Отсутствовали даже систематизированные данные по месторождениям полезных ископаемых, таких как вольфрам, молибден, серный колчедан, бокситы, сера, свинец и селитра.

– И это при том, – заметил Тамбовцев, – что в российских недрах находятся все существующие на Земле полезные ископаемые, а климатические условия России позволяют получать почти все виды сельскохозяйственного сырья за исключением разве что кофе и натурального каучука. А для того, чтобы добиться наиболее полного использования наших природных богатств, в первую очередь нам необходимо развивать производство электроэнергии и как можно шире внедрять ее применение в промышленности и быту… Электроэнергетика должна развиваться опережающими темпами по отношению к остальным отраслям народного хозяйства.

Тамбовцев раскрыл папку, лежавшую перед ним на столе, и продолжил выступать, время от времени заглядывая в свои бумаги.

– В результате недавних событий Советской России в основном удалось избежать катастрофического падения производства, неизбежного в случае иного развития событий. Поэтому удалось сохранить то, что царское правительство, пусть неловко и неумело, с огромным перерасходом средств, сделало для преодоления того, о чем говорил только что товарищ Вернадский – катастрофического положение нашей промышленности. За три года войны количество электростанций увеличилось почти в два раза, а производство и потребление электроэнергии – в полтора. Теперь, благодаря заключенному с Германией миру, у нас появилась возможность относительно недорого закупать немецкую электротехнику. Поэтому нам необходимо продолжать развитие нашей энергетики, в первую очередь постройку большого количества изолированных и относительно маломощных электростанций местного значения…

Глеб Кржижановский кивнул и посмотрел на Леонида Красина, который до самого недавнего времени был управляющим национализированного еще в 1914 году московского филиала германской компании «Сименс и Шуккерт GmbH». На эту высокую должность революционер Красин попал не по чьей-то протекции, а исключительно по причине своих инженерных и организаторских талантов, проявленных им во время работы в берлинском филиале этой компании.

Кстати, когда Красин стал наркомом торговли и промышленности, именно его организационные таланты позволили быстро наладить бартерные операции по типу сырье и хлеб в обмен на ширпотреб и промышленное оборудование. Вот уже полгода германская промышленность, испытывавшая до того серьезный сырьевой голод, работала в режиме авральной перегрузки, задыхаясь уже от нехватки рабочих рук. Доходило до того, что полиция отлавливала на панели шлюх, которых после отеческого внушения плетью отправляли принудительно работать на текстильные и швейные предприятия.

– Да, – сказал Кржижановский, – наилучшее оборудование для электростанций, качественное, мощное, надежное и вполне приемлемое по цене производится на заводах компании «Сименс». Но, товарищ Тамбовцев, почему вы говорите только об электростанциях местного значения? Разве не рациональнее было бы сразу создавать единую электрическую сеть для всей страны, чтобы поставлять к потребителю готовый продукт, то есть электричество, вместо перевозки по железным дорогам необходимого для его производства топлива. Кроме того, некоторые дешевые виды низкокалорийного топлива, вроде дров и торфа, нерационально возить на большие расстояния, а реки, на которых стоят гидроэлектростанции, и вовсе перевезти невозможно.

– Вы конечно правы, товарищ Кржижановский, – ответил Тамбовцев, – но прежде чем думать о единой энергетической системе, необходимо предварительно наладить массовое производство алюминия для изготовления проводов, которые крайне нужны для дальних линий высоковольтной электропередачи. Это значит, что сперва необходимо разведать месторождения бокситов, организовать их массовую добычу, а также построить заводы по выплавке алюминия электролитическим способом из этих бокситов. А потому требуется построить очень мощные гидроэлектростанции, работающие исключительно на производство алюминия.

И еще следует учесть, что, как только выплавляемый алюминий станет доступен промышленности, то он тут же понадобится не только энергетикам в виде проводов линий электропередач, но для и авиа- и судостроителей, производителям моторов, бытовой техники и прочих изделий, словом, там где относительно малый вес должен сочетаться с высокой прочностью. Так что давайте не будем пока торопиться, условно отнеся массовое создание алюминиевых производств на второй этап программы электрификации, а создание единой энергетической системы России на ее третий этап.

Тамбовцев переложил в папке несколько бумаг, немного помолчал и продолжил:

– Сейчас же, товарищи, наша первоочередная задача на ближайшие лет десять – это в пятнадцать-двадцать раз увеличить валовое производство электроэнергии по стране, полностью обеспечить потребность в электричестве крупных промышленных центров. Во второй же половине первого этапа следует начать поэтапное создание местных электрических сетей и электрификацию сельской местности, начиная с самых крупных сельских населенных пунктов. И вообще, надо иметь в виду, что сама по себе электрификация тоже требует дополнительного индустриального и общего развития страны. Для массовой постройки электростанций, даже с использованием импортного электрооборудования необходима строительная и землеройная техника, а так же рабочие, обученные работать на этом оборудовании. Иначе мы все будем делать по старинке, как в прошлом веке. Конечно, можно сказать, что по старинке, лопатой и тачкой, была построена даже такая грандиозная железнодорожная магистраль как «Великий сибирский путь»*, эта стройка продолжалась целых четверть века, а ее смета, первоначально составлявшая триста пятьдесят миллионов рублей золотом, была превышена в несколько раз.

(* Транссиб – калька с английского термина Trans-Siberian Railway, а в России использовалось свое оригинальное название этой дороги.)

Надо учесть, что затевая проект еще более масштабный и еще более значимый для страны, мы должны понимать – такой метод строительства – не советский и не большевистский, и за подобное превышение сметы нас не погладят по головке собственные товарищи.

– Очень хорошо, товарищ Тамбовцев, – не отрываясь от бумаги, на которой он что-то писал карандашом, произнес отчаянно дымящий папиросой Сталин, – наверное стоит принять все сказанное вами за основу при разработке государственного плана по электрификации России, сокращенно – ГОЭЛРО. Надеюсь, что по этому вопросу возражений нет?

В таком случае с завтрашнего дня в составе Совнаркома создается Народный комиссариат энергетики и энергетической промышленности, руководителем которого назначается товарищ Кржижановский, которому товарищ Тамбовцев и должен передать свои наработки по программе электрификации страны. Одновременно при Наркомате энергетики и энергетической промышленности создается особая комиссия в состав которой войдут: товарищ Кржижановский – председатель, а товарищи Красин и Вернадский – его заместители по части поставки оборудования и научного планирования, которая и займется непосредственной разработкой плана ГОЭЛРО. Первый, черновой, но подробный вариант плана должен быть готов через два месяца, для того, чтобы после обсуждения в Совнаркоме он мог быть вынесен на голосование в Верховном Совете. Вопросы есть?

Вопросов ни у кого не было, все были бодры и полны оптимизма. Один лишь профессор Вернадский находился в некотором ступоре от большевистской экспрессии и быстроты полета мысли. И ведь ясно же было, что никакая это не маниловщина, ибо закончив говорить большевики тут же принимались действовать. То ли дело кадеты, в партии которых Вернадский состоял до недавнего времени и ряды которых добровольно покинул, сделавшись беспартийным. Говорильни, как у большинства интеллигентов, у кадетов было много, а вот конкретных дел не было видно вообще.

– Ну вот и отлично. – сказал Сталин немного погодя. – Если вопросов нет, тогда на этом пока все. Товарищей Кржижановского, Красина и Вернадского я жду в этом кабинете четвертого июля в десять утра. А пока всем до свиданья.

7 мая 1918 года. Париж. Авеню де Фландре. Кафе «Олимпия».

Савинков Борис Викторович, бывший террорист и бывший комиссар Юго-Западного фронта.


Месье Шарль, назначивший ему встречу в этом кафе, служил во Втором бюро французского Генерального штаба, говоря проще, в военной разведке. И такие люди назначают встречи не для того, чтобы вместе выпить по чашечке кофе с круассанами и потолковать о достоинствах танцовщицы канкана из соседнего кабаре. Если месье Шарль решил увидеться с ним, значит, дело, которое он предложит – в этом Савинков не сомневался – действительно серьезное.

Ровно два часа пополудни в кафе вошел месье Шарль. Он был в цивильном платье и внешне абсолютно не был похож на офицера разведки – обычный буржуа, среднего роста, с брюшком и небольшими усиками. Месье Шарль увидел Савинкова и изобразил на своем румяном лице радушную улыбку. Но Борис Викторович хорошо разбирался в людях. Его знакомый был чем-то сильно озабочен.

– Бонжур, месье Борис, – поприветствовал Савинкова разведчик, приподнимая над головой старомодный котелок. – Похоже, что сегодня будет отличная погода. Как вы считаете?

– Бонжур, месье Шарль, – довольно невежливо буркнул себе под нос Савинков. – Хотя погода сегодня действительно неплохая, но я полагаю, что вы попросили встречи со мной не для праздных бесед. Давайте сразу перейдем к делу.

– Хорошо, месье Борис, – кивнул месье Шарль. Он заказал подскочившему к их столику гарсону кофе и сдобную булочку, после чего расстегнул несколько пуговиц на своем пиджаке и поуютней расположился на стуле.

– Месье Борис, – продолжил он, – у меня к вам серьезное дело. Скажите, у вас осталась связь с генералом Корниловым, который сейчас находится в Петрограде? Ведь вы вместе с ним служили на Юго-Западном фронте, и, как я слышал, подружились.

– К сожалению, – Савинков развел руками, – после того, как генерал Корнилов был арестован и помещен в Быховскую тюрьму, я больше с ним не виделся. С оказией мы передавали друг другу записки, но не более того. Верные мне люди сообщили, что генерал Корнилов находится под надзором новой советской охранки, и потому мне встречаться с ним было опасно, да и бесполезно, поскольку у русского офицерства теперь новые герои – полковник Дроздовский и генерал Михаил Романов…

Месье Шарль покивал головой, соглашаясь с Савинковым, а потом, с минуту помолчав, задал еще один вопрос.

– Скажите, месье Борис, вам известны члены вашей партии в России, которые не были арестованы ведомством господина Дзержинского, и, находясь на нелегальном положении, готовы продолжить борьбу с узурпаторами-большевиками?

Савинков задумался. После того, как при попытке британского вторжения в Мурманск большевиками был захвачен Сидней Рейли, последовала волна массовых арестов противников новой власти. В результате видных деятелей да и рядовых функционеров партии социалистов-революционеров на свободе осталось мало. И что еще хуже, некоторые из них, назвав себя левой фракцией, пошли на тактический союз с большевиками, и даже переметнулись в их партию, вроде командующего Забайкальской армией Сергея Лазо. Впрочем, кое-какие кадры все же уцелели и сохранили верность эсеровской идее. И при первой же возможности они вступят в войну не на жизнь, а на смерть со сталинско-ленинской бандой, которая предала идеалы революции, и сейчас якшается с бывшими жандармами и, о ужас, членами царской семьи.

– Месье Шарль, – осторожно начал Савинков, – в нашей партии было немало храбрых и мужественных людей, которые не жалея своей жизни боролись за народную свободу. И хотя партия социалистов-революционеров понесла немалые потери, у нее еще достаточно стойких бойцов, готовых продолжить борьбу с большевиками за преданные ими завоевания революции.

– Вот и отлично, месье Борис, – месье Шарль радостно потер руки, – я уполномочен сообщить вам, что мое руководство готово оказать вам любую помощь в благородном деле борьбы с правящими в России большевиками.

Ведь они нашли себе союзников не только среди бывших жандармов и в окружении свергнутого народом кровавого монарха, но и у наших злейших врагов – германского кайзера Вильгельма и его адмиралов и генералов. А ведь Россия и Франция вместе, в одном строю, сражались против стран Тройственного союза!

Савинков усмехнулся про себя. Он хорошо знал, что бывших союзников России по Антанте больше всего волнует именно то, что правительство Сталина заключило мир с Германией и вышло из войны. Если немцы перебросят освободившие на Восточном фронте армии на Запад, то сперва Франция, а потом и Англия будут разгромлены, как уже разгромлена и вышла из войны Италия. Поэтому коллеги месье Шарля готовы на все, чтобы свергнуть нынешнюю власть в России, и заставить русскую армию снова вернуться в окопы.

Совершенно бредовая, честно говоря, затея. Армия уже демобилизована, а те солдаты и офицеры, которые остались в строю, или преданы большевикам и телом и душой, или поддерживают их как раз за то, за что их так сильно ненавидят коллеги месье Шарля. Среди фронтовиков вряд ли найдутся те, кто решится еще повоевать непонятно за что, непонятно зачем, непонятно под чьими знаменами. Скорее такие настроения свойственны тыловым деятелям, которые знают, что им не придется кормить вшей в окопах, и при этом надеются подзаработать на военных поставках.

Да и в партии эсеров он, Савинков, тоже уже не состоит. Он был исключен из нее почти год назад за мутную историю во время мятежа генерала Корнилова, даже не явившись на назначенный по его делу «суд чести». Теперь почти все фигуранты того дела в фаворе у новых властей, а он, Борис Савинков, теперь политический изгнанник и литератор.

Но если французы дают деньги, причем, немалые деньги, то надо делать вид, что дело выполнимо и немедленно соглашаться. А там – как кривая вывезет. Ведь ему всегда везло, и как он считал, судьба хранила его для чего-то славного и великого. Так почему бы ему не стать спасителем России от большевиков? Это будет его, и только его минута славы. Он попадет в историю России, став кем-то вроде Наполеона Бонапарта.

– Месье Шарль, – сказал Савинков, отхлебнув глоток уже остывшего кофе, – я готов попытаться связаться со своими товарищами по партии, и вместе с ними вступить в схватку с большевиками. Конечно, мы с благодарностью примем вашу помощь, – Борис Викторович посмотрел на месье Шарля, и тот кивнул ему, – прежде всего, оружием и деньгами.

– Месье Борис, – французский разведчик сейчас уже не напоминал добродушного буржуа, лицо его было решительным, а глаза смотрели на собеседника холодно и остро, – мы готовы выслушать ваши требования и, как мне кажется, мы с вами без особого труда найдем общий язык. Мое руководство готово выделить вам в необходимом количестве оружие, взрывчатку, средства связи. Мы обеспечим вам возможность беспрепятственно доставлять все это в Россию через нейтральную пока еще Швецию. К сожалению, с захватом немцами Дании и Норвегии наши возможности сократились до минимума, но вы не сомневайтесь – для вас и ваших друзей мы готовы сделать все возможное и невозможное.

Кроме того, мы поможем вам установить контакт и договориться о совместной деятельности с некоторыми группами из числа националистически настроенных жителей Российской империи, которые попытались создать свои самостоятельные государства, но большевики безжалостно растоптали эти ростки свободы и демократии. Поэтому сепаратисты – будем называть вещи своими именами – люто ненавидят большевиков и их власть. А враги вашего врага – ваши друзья…

Савинков кивнул головой в знак согласия. Он вспомнил своего старого знакомого по Варшаве Юзефа Пилсудского, недавно подло застреленного немцами в крепости Магдебурга якобы «при попытке к бегству». Савинков хорошо знал, как это делается – человека убивают, а потом говорят, что он пытался бежать. Вот с товарищем Зюком Савинков бы быстро нашел общий язык и показал бы этому грузину Сталину кузькину мать.

Месье Шарль, внимательно наблюдавший за Савинковым, улыбнулся, и, сунув руку во внутренний карман пиджака, достал оттуда большой толстый конверт.

– Возьмите это, месье Борис, там некоторые документы, которые могут заинтересовать вас, а так же крупная сумма денег на первое время. Там же находится моя визитная карточка, в которой есть номер телефона, по которому вы сможете со мной связаться. Эта же визитка послужит вам чем-то вроде пропуска. Если вы захотите срочно встретиться со мной, то приходите по указанному в визитке адресу и покажите ее консьержу. Он немедленно свяжет вас со мной.

Скажите – сколько вам понадобится времени для того, чтобы набросать на бумаге хотя бы приблизительный план ваших дальнейших действий? Надеюсь, что трех дней вам на это хватит?

Заметив гримасу неудовольствия на лице Савинкова, месье Шарль глубоко вздохнул и произнес извиняющимся тоном:

– Я понимаю, что три дня – это так мало, но время, действительно, не терпит. Немецкое наступление может начаться уже со дня на день. И, свергнув с вашей помощью правительство Сталина в Петрограде, мы сможем спасти нашу милую Францию от страшной угрозы завоевания ее безжалостными тевтонами. Я помню, как еще мальчишкой мне довелось увидеть пруссаков, марширующих по улицам французских городов. Я боюсь повторения тех ужасных дней, месье Борис.

– Хорошо, месье Шарль, – сказал Савинков. – Я готов встретиться с вами здесь же, в этом кафе ровно через три дня. Думаю, что к тому времени мне удастся вас чем-то порадовать.

Аревуар, месье Шарль…

Савинков достал из кошелька купюру, положил ее на стол и придавил сверху пустой чашкой. Потом он надел шляпу, поклонился на прощание своему собеседнику и направился к выходу… Следом ушел и месье Шарль. Чуть погодя еще один господин ничем не примечательной наружности встал из-за дальнего столика и, расплатившись с гарсоном, вышел из кафе и пошел совсем в другую сторону.

Русская военная разведка уже давно наблюдала за Савинковым, который, после того как Керенский добровольно передал власть Сталину, махнул на все рукой, и, разочарованный развитием событий, через Финляндию, Швецию и Норвегию уехал в Париж. Он даже не подозревал о том, что, задержись всего на день, до мятежа Троцкого – быть бы ему узником «Крестов», если не хуже. И вот теперь в Петрограде сперва генерал Потапов, а потом и товарищ Дзержинский получат сообщение, что фигурант встретился с представителем французской разведки, и что он снова готов выйти на тропу войны. А кто предупрежден, тот вооружен. Да и было бы странно, если все случилось бы совершенно иначе – ведь ни Потапова, ни Дзержинского, нельзя было обвинить в том, что они зря ели свой хлеб.


9 мая 1918 года. Петроград. Таврический дворец, кабинет председателя Совнаркома.

Присутствуют:


Председатель Совнаркома Иосиф Виссарионович Сталин,

Глава ИТАР Александр Васильевич Тамбовцев,

Командующий особой эскадрой контр-адмирал Виктор Сергеевич Ларионов

– За что пьем, товарищи? – сказал Сталин с едва заметным акцентом, разливая по стаканам из керамического кувшина красное полусладкое вино «Кипиани», в нашем времени более известное как «Хванчкара»*.

(* «Хванчкара» – под этим брендом красное полусладкое вино созданное, братьями Левоном и Дмитрием Кипиани, в нашей реальности производится с 1932 года)

– А пьем мы, товарищ Сталин, – ответил адмирал Ларионов, поднимая стакан, – за девятое мая – день победы над Фашистской Германией и священный праздник всех русских людей нашего времени. Жаль Бережного с нами нет, как и прочих наших товарищей. Кто в Мурманске – охраняет наши рубежи от жадных англичан, кто колесит сейчас по России в поездах, затаптывая ногами угли Гражданской войны. А вы тоже, как товарищ Сталин – Верховный Главнокомандующий – имеете к этому празднику самое непосредственное отношение.

– Да, – согласился Сталин, отпив немного вина из стакана и вытерев губы, – имею. Но, с другой стороны, это был не я, а тот товарищ Сталин, великий и ужасный вождь, которым я уже, наверное, благодаря вам теперь уже никогда не стану. А то какой же может быть товарищ Сталин без троцкистско-зиновьевской оппозиции? А вы что сделали? Троцкий – покойник. Зиновьев – меньшевик. Каменев – беспартийный. Бухарин – начальник экономического отдела в Наркомпромторге, насмерть разругавшийся с Красиным, а затем и с Лениным. Хрущев – того вообще найти не могут. Был человек, и сгинул бесследно, будто волки съели. Уж не ваших ли это дело рук, товарищи?

– Это как сказать, – заметил Тамбовцев, – была бы свинья, а грязь найдется. Это я к тому, что у нас в партии еще полно разных «товарищей», которые считают возможным идти к всеобщему счастью и справедливости самым коротким и быстрым путем. Вроде того же самого Бухарина, который год назад считался «левее Ленина». Жалеть о нем не стоит, теоретик-балабол, ради красного словца не пожалеет и отца. А что уж там говорить о стране. Все отнять у богатых и поделить, всех недовольных этим расстрелять, буржуев, под которыми они понимают всех, включая техническую интеллигенцию и профессуру, сгноить в трудармиях на тяжелых работах. Таким как Бухарин кажется, что в революции сделано совершенно недостаточно, и что мы слишком много возимся с эксплуататорскими классами. А короткие и быстрые пути, как известно, ведут только в ад и никуда более. Или применительно к нашему случаю – к Гражданской войне и Большому террору. Одного без другого не бывает, и товарищ Сталин должен это знать.

– О Хрущеве вы не беспокойтесь, – добавил адмирал Ларионов, – хотя мы, и это совершенно точно, в данном случае абсолютно ни при чем. Ну разве что косвенно, путем изменения общественных настроений, что вещь весьма эфемерная и к делу не подшиваемая. Ну, скучно ему было быть слесарем, а комиссары, в связи с отсутствием Гражданской войны, оказались не востребованы. Вот и подался человек в бандиты. А таких сейчас при взятии с поличным на месте преступления согласно вашему декрету люди товарища Дзержинского расстреливают на месте, не отходя от кассы. А то развелось этих «Робин Гудов» доморощенных, что плюнуть даже некуда. Если в нашей истории бандиты шли в большевики, а потом партию от них приходилось очищать, то теперь же имеет место обратный процесс – некоторые большевики подались в бандиты и таким образом сами очистили партийные ряды от своего присутствия.

– Да, – согласился Сталин, – вы правы, и такое событие могло иметь место. А могло и не иметь. Хрущев пропал из виду примерно тогда, когда через Донбасс проходил Корпус Красной гвардии. Ведь могли же некоторые ваши товарищи, или даже сам товарищ Бережной, самостоятельно решить, что этот человек лишний на нашем празднике жизни, и, как говорится, привести его к общему знаменателю. Не то чтобы мне было очень жалко товарища Хрущева, нехай он мне три раза сдался, как говорят в Малороссии. Но не хотелось бы, чтобы такая политическая самодеятельность стала массовым и обыденным явлением.

Тамбовцев и Ларионов переглянулись. Разговор явно свернул куда-то не туда. Конечно, такое было не исключено. Увидев живого Хрущева, такого молодого и не успевшего еще нагадить, очень многие постарались бы сделать так, чтобы карьера этого политического клоуна оборвалась, даже не начавшись. Это факт. Но если Никитку действительно замочили кастетом темной ночью в переулке, то инициаторами такой акции могли быть только рядовые и младший командный состав. Если бы решение принимал Бережной, то Хрущев бы никуда не исчезал, а помер в результате абсолютно естественных причин – тому имеется много способов. Офицер рангом поменьше, скорее всего, доложил бы по команде, так что опять бы решение принимал бы Бережной. В любом случае командный состав имел представление о том, что такие люди как Хрущев находятся в черном списке, и любая их попытка выдвинуться на уровень выше районного будет безжалостно пресекаться, чтобы они не смогли нанести большого вреда. Убивать Хрущева было так же бессмысленно, как гоняться за отдельно взятым комаром, убийство которого ничего не изменит. Бурлящие низы тут же вытолкнут ему смену, и как бы новый «Никишка» не оказался бы хуже старого. А на того, кто придет вместо убиенного, уже никаких ориентировок нет. И пойдет эта сволочь в самые верхи партии, и вот тогда держитесь все – никому мало не покажется.

Сталин посмотрел на озадаченные лица пришельцев из будущего и махнул рукой.

– А, ладно, – сказал он, – если вы действительно ничего не знаете, то будем считать, что этот Хрущев сам виноват в своей смерти. Но доведите там до всех своих, чтобы больше никто у нас не пропал. Злостные оппозиционеры у нас народ штучный и все на счету. Но, раз уж на то пошло, давайте выпьем за упокой души Льва Давидовича и всех его присных, чтобы им там икалось как следует.

Выпили, прислушались к себе. Все же хорошо красное грузинское вино, которое ничуть не туманит ум, делая мысли четкими и прозрачными.

– А все таки покойник был отчасти прав, – выпив и отставив в сторону стакан, сказал адмирал Ларионов.

– В чем именно, товарищ Ларионов, он был по-вашему прав? – поинтересовался Сталин. – За свою жизнь он столько разного наговорил, что всего и не упомнишь.

– Только в одном, товарищ Сталин, – усмехнулся Ларионов, – в том, что так называемая Мировая революция процесс не одномоментный. И только.

Сталин снова потянулся за кувшином с вином.

– Поясните свою мысль, товарищ Ларионов, – произнес он, – кажется, вы раньше говорили, что вы против теории перманентной революции. Или вы изменили свое мнение по этому вопросу?

– Совсем нет, товарищ Сталин, – ответил адмирал Ларионов. – Я повторял, и буду повторять снова: теория перманентной революции – это бред собачий. Любого курсанта военного училища, предложившего таким образом проводить военную операцию, преподаватель по тактике выставит за дверь. А революция и война имеют между собой столько общего, что даже трудно сказать, чем они различаются. Уж по крайней мере с того момента, как восстание произошло и власть на местах оказалась в руках восставшего народа, любой революционер должен мыслить не только пропагандистскими, но и чисто военными категориями.

– Хм, – покачал головой Сталин, разлив вино и поставив кувшин на стол, – думаю, товарищ Ларионов, что в этом вопросе вы абсолютно правы. Но если перманентная революция полная чушь, то как же вы тогда представляете себе дальнейшее развитие мирового революционного процесса?

– Я представляю себе мировой революционный процесс, товарищ Сталин, – сказал Ларионов, – как захват стратегического плацдарма и проведение с него наступательной операции. А такую операцию просто невозможно провести в один этап, потому что за захватом плацдарма, который обязан включать оборудованный порт, пригодный для выгрузки тяжелой техники, должна последовать оперативная пауза, за время которой наступающая сторона будет накапливать на плацдарме силы и средства для дальнейшего развития своего наступления, а обороняющаяся будет ей всячески мешать и вообще пытаться ликвидировать этот плацдарм.

– Кажется, я вас понял, товарищ Ларионов, – кивнул Сталин, – Вы считаете, что совершив в России социалистическую революцию, мы пока всего лишь захватили плацдарм?

– Именно так, товарищ Сталин, – подтвердил адмирал Ларионов, – причем этот плацдарм наилучший из всех возможных. С одной стороны, Российская империя была слабым звеном в мировой капиталистической цепи, а десантные операции как раз и проводятся на тех участках побережья, где береговая оборона ослаблена или вовсе отсутствует. С другой стороны, захваченный плацдарм достаточно обширен и обладает всеми необходимыми видами ресурсов: от мессиански настроенного населения, которое можно мобилизовать на борьбу, до плодородных пахотных земель и залегающих в недрах сырьевых ресурсов, которые дадут необходимую для дальнейшей борьбы материальную составляющую.

Поскольку так называемой «Большой Земли», как это обычно бывает при десантных операциях, в нашем распоряжении не имеется, то все необходимое для последующего этапа Мировой революции мы должны будем произвести сами, здесь на месте, в первую очередь создав необходимую для этого промышленность, которая в Российской империи была откровенно слаба. Не исключено, что все это нам придется делать в условиях полной экономической изоляции, хотя хочется верить, что Советская Россия все же сумеет сохранить более или менее дружественные, или хотя бы нейтральные отношения с Германской империей.

Но, надеясь на лучшее, надо готовиться к худшему, поскольку существование первого в истории государства трудящихся будет являться прямым вызовом для всей мировой капиталистической системы. Нас попытаются, либо трансформировать через экономическое и политическое влияние, так называемая мягкая сила. А когда это не получится и подойдет срок очередного глобального империалистического передела собственности, то и уничтожить с помощью военной силы. Вот эта попытка и будет третьим этапом Мировой революции, в ходе которого Советская Россия должна будет установить контроль на Западной Европой со всей ее промышленностью, и территориями Дальнего Востока с его почти неисчерпаемыми трудовыми ресурсами. Так выпьем же за то, чтобы этот этап борьбы при всей его трагичности и неизбежности, для здешней Советской России прошел все же куда легче, чем это было в нашей истории. Время подготовиться к нему у нас есть и нам не надо, как в нашем прошлом, преодолеть разруху после Гражданской войны.

Выпили, закусили, подумали и разлили еще по одной. Уж больно удачная попалась «Хванчкара».

– А вы, товарищ Тамбовцев, что скажете? – неожиданно спросил вождь.

– А я, – ответил Тамбовцев, – во всем согласен с товарищем Ларионовым, и лишь хочу кое-что добавить. Россия всегда хорошо умела выигрывать войны, но мир для нее оказывался порой более тяжким испытанием. Товарищ Ларионов правильно сказал, что нас попытаются изменить путем влияния на экономику. Если до Второй мировой войны эти попытки, скорее всего, будут иметь лишь эпизодический характер, то после нее, когда станет ясно, что чисто военным путем нас не взять, разложение изнутри станет основным оружием мировой буржуазии. Чтобы ослабить этот процесс и выиграть мир так же, как мы умеем выигрывать войны, нам надо будет с самого начала заняться развитием легкой промышленности, не забывая, впрочем, о тяжелой индустрии и о военно-промышленном комплексе. Наши рабочие и крестьяне должны быть одеты, обуты и накормлены не хуже западных буржуев.

– Буржуазия, особенно западная, – заметил адмирал Ларионов, – обязательно должна кого-нибудь грабить. Если нельзя будет грабить своих рабочих и крестьян, потому что это будет чревато социальным взрывом и переходом основных масс населения на нашу сторону, то она будет грабить колонии и полуколонии Азии, Африки, Латинской Америки и отсталых стран Европы, для того, чтобы у себя дома за их счет построить так называемую экономику всеобщего процветания. Если мы не сумеем пресечь этот процесс, то никакого выигрыша в экономическом соревновании после Второй мировой войны у нас не получится. А это значит, что история свернет опять на ту колею, по которой она уже однажды проехала.

– А если, товарищ Ларионов, мы все же сумеем пресечь этот процесс? –спросил Сталин.

– Тогда, товарищ Сталин, – ответил адмирал Ларионов, – в ведущих капиталистических странах, которые на тот момент еще останутся, начнется жесточайший экономический кризис, который не может закончиться ничем иным, как коллапсом мировой капиталистической системы. Но драться против такого исхода буржуи будут отчаянно, и первое, что н