Александр Борисович Михайловский - Коренной перелом

Коренной перелом 1082K, 259 с. (Русский крест — Ангелы в погонах: Крымский излом-5)   (скачать) - Александр Борисович Михайловский


«Коренной перелом»
Часть 17-я «Накануне»

1 июня 1942 года, Полдень. Москва, Дача Сталина в Кунцево.

К началу лета 1942 года Москва стала совершенно спокойным, вроде бы и не прифронтовым городом, несмотря на то, что фронт стоял под Вязьмой, всего в двухстах километрах от окраин столицы. Воздушные налеты прекратились совершенно, ибо, при стоящей в Кратово авиагруппе ОСНАЗ посылать бомбардировщики на советскую столицу хоть днем, хоть ночью было для командования люфтваффе чистейшим самоубийством. Взлетят русские «Палачи», и всех к чертовой матери посбивают. К тому же после сражения за Брянск и Орел, действующее в полосе группы армий «Центр» воздушное командование «Восток» было обескровлено в результате катастрофических потерь. Все новые самолеты и закончившие летные школы пилоты, штурмана и стрелки направлялись Герингом в 4-й воздушный флот, действующий в интересах группы армий «Юг». Встал даже вопрос о возвращении назад эвакуированных в Куйбышев правительственных учреждений и иностранных посольств. Но Верховный пока откладывал принятие этого решения.

– Вот победим на юге, погоним фашиста до Днепра и дальше, – думал он, –тогда и можно будет вернуть всех в Москву.

А основания надеяться на победу были. План фашистов нанести главный удар на юге был вовремя вскрыт, и Василевский ежедневно докладывал Сталину о количестве прибывающих в немецкие ударные группировки солдат, орудий, танков и самолетов. Соответственно строилось и противодействие, усиливалась линия обороны, перебрасывались подкрепления. Генерал армии Жуков, назначенный командующим Центральным фронтом, свирепствовал так, что стоны разжалованных и пониженных в должности и звании страдальцев, несся по всей Руси Великой. Туда, к Жукову направлялись практически все новые противотанковые пушки, гранатометы, гвардейские реактивные минометы и самолеты-истребители. Против немецкого ударного кулака со всей возможной скрытностью создавался щит, о который этот кулак должен был разбиться, как о каменную стену.

Но сегодня Верховного Главнокомандующего занимала не война, а дипломатия и политика. Для того чтобы выиграть войну, у него теперь есть целое созвездие проверенных другой историей «Гинденбургов»: Василевский, Шапошников и Антонов – в Генштабе; Жуков, Конев, Рокоссовский, Малиновский, Черняховский, Говоров, Горбатов, Ватутин, Толбухин и Федюнинский – на фронтах; Бережной, Катуков, Ротмистров, Рыбалко, Лелюшенко и Лизюков – в танковых войсках; Кузнецов, Ларионов и Головко – на флоте. А к ним почти двенадцатимиллионная Красная Армия, уже оправившаяся от горечи прошлогодних поражений, и начавшая привыкать к сладкому вкусу побед. Если эту силу правильно применить, то вермахту не устоять. Победили в ТОТ раз в гораздо худших условиях, победим и теперь. Главное, надо было сделать так, чтобы плоды этой Победы не были украдены у Советского Союза так называемыми союзниками по коалиции, и не пропали бы втуне, как это случилось ТОГДА.

Именно сейчас, в эти дни и часы, должен был решиться вопрос послевоенного мироустройства, и решить этот вопрос мог только он, Сталин. Британский король-эмигрант Георг VI уже находился в Москве. Через несколько дней для переговоров сюда же прибудет американский вице-президент Уоллес. И, хоть судьба мира будет решаться на переговорах с американским вице-президентом, первая встреча состоится с британским монархом. Пора закрывать операцию «Денеб», и просчитать все дивиденды, чтобы понять – стоила ли свеч вся эта головокружительная авантюра в стиле голливудского вестерна…

Король Георг ехал на встречу с русским вождем, поглядывая на залитые солнцем улицы Москвы через бронированное стекло посольского «Роллс-Ройса». Народу на улицах было совсем немного для такого большого города. В основном это люди в военной форме, старики, и совсем немного женщин. Все остальные, включая четырнадцатилетних подростков, как успел рассказать королю посол в России Кларк Керр, по двенадцать часов в день в две смены работали на военных заводах, прилагая все силы для того, чтобы обеспечить ведущую тяжелую войну русскую армию оружием, боеприпасами и снаряжением.

И хоть, как и в Лондоне, по дороге часто попадались зенитные орудия и привязанные к земле аэростаты воздушного заграждения, за те сутки, что Георг провел в большевистской столице, не прозвучало ни одной воздушной тревоги. Небо над Москвой было на надежном замке.

Загородная резиденция советского правителя располагалась в густом лесу, и была отгорожена от внешнего мира высоким забором. После того, как автомобиль с королем проехал через большие ворота, ему пришлось несколько раз объехать установленные поперек дороги большие бетонные блоки.

Гостеприимный хозяин встретил короля на пороге дома, причем сам этот дом, одноэтажный и укрытый в тени деревьев, не произвел на Георга особого впечатления. Он не был похож на древние замки британских аристократов. Внутри дом тоже был обставлен по спартански просто. Дядюшка Джо, в отличие от скороспелых американских нуворишей, то ли презирал роскошь, то ли не придавал ей большого значения. Более или менее соответствовал положению хозяина только кабинет с полом, с уложенным хорошим паркетом, большим письменным столом, мягкими креслами, книжными шкафами забитыми книгами, и висящей на стене огромной картой советско-германского фронта. Именно сюда, в этот кабинет, сходились все нити управления страной, ведущей тяжелую изнурительную войну с беспощадным врагом.

Хозяин кабинета жестом пригласил короля присесть в одно из кресел, после чего устроился сам в таком же кресле по соседству. Переводчик замер за спиной короля.

– Мы сожалеем, ваше королевское величество, – после недолгого молчания произнес Сталин, – о том, что произошло в вашей стране. Как вы уже знаете, мы пытались предотвратить подобный исход событий, но ваши специальные службы, к сожалению, не прислушались к нашим предостережениям.

– Господин Верховный главнокомандующий, – с горечью ответил король, – к моему глубокому сожалению, меня лично о вашем предупреждении проинформировали слишком поздно. В противном случае я смог бы хоть что-нибудь предпринять. Конечно, я весьма благодарен вам за то, что вы организовали спасение и эвакуацию моей семьи. Но я хотел бы поинтересоваться – зачем вы это сделали? Ведь между нами никогда не было приязненных отношений. Более того, я всегда позиционировал себя как противника возглавляемого вами всемирного коммунистического движения.

– Покойный мистер Черчилль тоже не был нашим большим другом, – ответил Сталин, – однако, нас объединяло главное – желание разгромить нацизм и спасти народы Европы от порабощения. Мы надеемся, что с вашей помощью нам удастся спасти от захвата Гитлером Гибралтар, Мальту, Суэцкий канал и остатки британского флота. Ваше величество, вы согласны со мной?

Король Георг кивнул.

– Вполне, господин Верховный главнокомандующий, – кивнул он, – меня беспокоит только то, что безумцы, захватившие власть в Лондоне, все же решат направить на Восточный фронт британские войска, находящиеся сейчас под их властью в Метрополии.

– Мы можем твердо обещать, – ответил королю Верховный, – что в таком случае все британские солдаты и офицеры добровольно и с оружием в руках перешедшие на сторону Красной Армии не будут считаться военнопленными, а немедленно возвратятся под ваше командование. Это максимум, что мы можем для них сделать.

– Спасибо, господин Верховный Главнокомандующий, – произнес король Георг, – вашего обещания для меня вполне достаточно. Мне даже не хочется называть англичанами тех моих подданных, которые по доброй воле и с оружием в руках будут воевать за Гитлера и его новый порядок. Но мне хотелось бы знать – какие шаги вы планируете предпринять после окончания этой войны по отношению к моей стране? Для меня это очень важно.

– Ваше величество, – ответил Сталин, – теперь, когда открытие Второго фронта маловероятно даже теоретически, Красная Армия будет вынуждена двигаться на запад, освобождая от Гитлера Европу до тех пор, пока враг не сдастся, или будет сброшен в волны Атлантического океана. При этом мы исходим из того, что политическая система Европы в ходе гитлеровской агрессии оказалась полностью разрушена, и теперь ее надо будет создавать заново. Таким образом, дальнейшую судьбу оккупированных Гитлером стран будут решать их народы на прямых, свободных, честных и демократических выборах, разумеется после того как будут осуждены и поражены в правах все те политические силы которые сотрудничали с оккупантами, или способствовали тому, что фашистская Германия смогла развязать эту разрушительную войну.

– Господин Верховный Главнокомандующий, – насторожился король, – пожалуйста, поясните, что вы имеете в виду под словами «политические силы, способствовавшие развязыванию войны»?

– Мы имеем в виду тех, к кому летел на переговоры нынешний фактический правитель Британии Рудольф Гесс. Тех, без чьей поддержки не произошел нынешний переворот – сказал Сталин, – Судить всех виновных будет международный трибунал.

Выслушав перевод, король задумался.

– Это довольно деликатный вопрос, господин Верховный Главнокомандующий, – наконец произнес он, – политическая система Великобритании складывалась веками, и в ней краеугольным камнем был документ «Магна Карта», ограничивший власть короля волей Парламента. Я согласен с вами в том, что нынешний Парламент себя полностью дискредитировал, и не может в дальнейшем выражать волю английского народа. Просто мне не хотелось бы того, чтобы в процессе послевоенных выборов хоть как-то ущемлялись права тех политических сил, которые до конца боролись с фашизмом, но, в то же время, являются противниками коммунистической идеологии, которую я считаю полностью неподходящей для культурной Европы.

– А вот этот вопрос, – усмехнувшись в усы, сказал Сталин, – давайте предоставим решать самим европейским народам, в том числе и английскому. Мы лишь только освободим их от фашизма, выловим военных преступников и их пособников, и создадим условия для свободного, прямого и тайного голосования.

– Господин Верховный Главнокомандующий, – поинтересовался король, – а как же довоенный статус-кво?

– Вы имеете в виду послеверсальские границы? – спросил Верховный. – Но ведь именно роковые решения принятые в Версале и привели к тому, что на территории Европы вспыхнула еще одна, еще более кровопролитная война. Вы полагаете, что Японская империя решилась бы напасть на британские колониальные владения и на Соединенные Штаты, не будучи уверенной в том, что основные силы Британии в этот момент окажутся связанными в ожесточенной бойне в Европе? После этой войны мы должны сделать так, чтобы Европа больше никогда не смогла стать местом, где родилась бы еще одна война.

– Наверное, в чем-то вы правы, господин Верховный Главнокомандующий, – с сомнением произнес король Георг, – Но что по этому поводу скажут американцы?

– А для американцев, – твердо сказал Сталин, – в связи со всеми последними событиями, европейские дела отошли на второй, если не на третий план. Они все равно сейчас не в состоянии как-либо на них повлиять. Сейчас их больше всего интересует война на Тихом океане, и наша возможность открыть против Японии второй фронт в Манчжурии и Корее. Но мы не сможем этого сделать до тех пор, пока не покончим в Европе с Гитлером. Вот вам и вся политическая арифметика, ваше королевское величество. Со своей стороны, как я уже говорил, мы можем гарантировать, что выборы в европейских странах будут прямыми и честными, а мы отнесемся к их результатам со всей возможной беспристрастностью, и предоставим законно избранным парламентам и правительствам решать дальнейшую судьбу своих стран.

– Хорошо, господин Верховный главнокомандующий, – произнес король, – я запомню ваши слова. Теперь по итогам нашего разговора необходимо составить какой-нибудь юридически обязывающий документ.

– Я полагаю, – усмехнулся Вождь, – что лучше поручить это дело профессионалам. Пусть товарищ Молотов с нашей стороны, и господин Кларк Керр с вашей, встретятся и изложат все на четком и понятном дипломатическом языке. А потом мы с вами подпишем этот документ. Ведь если хочешь сделать что-то хорошо, то для этого нужно пригласить специалиста.

– Думаю, что вы правы, господин Верховный главнокомандующий, – сказал король Георг, вставая, и показывая тем самым, что разговор на этом закончен. – Спасибо за содержательную беседу, и позвольте откланяться. Наверное, я и так отнял у вас слишком много времени?

– До свиданья, ваше королевское величество, – ответил Сталин, тоже встав с кресла, – Надеюсь, что в будущем мы будем видеться с вами гораздо чаще…

Король уже давно ушел, а Сталин все думал о том – все ли было сделано правильно, и не переборщил ли он с откровенностью. С другой стороны, главная битва на дипломатическом фронте была еще впереди. Через несколько дней в Москву прибудет американский вице-президент Уоллес, и тогда-то и произойдет основная дипломатическая баталия.

3 июня 1942 года, Утро. Тихий океан. Атолл Трук. Якорная стоянка Японского Объединенного Императорского Флота. Штаб соединения на острове Чуук.

Присутствуют:

Главнокомандующий объединенным флотом адмирал Исороку Ямамото

Командующий линейными силами вице-адмирал Сиро Такасу

Командующий ударными авианосными силами вице-адмирал Тюити Нагумо

Командующий разведывательными силами вице-адмирал Нобутакэ Конду

Командующий передовыми экспедиционными силами вице-адмирал Мицуми Сэмидзу

Лагуна архипелага Трук, несмотря на свои огромные размеры, была набита кораблями победоносного японского императорского флота, словно бочка с сельдью. Одиннадцать линкоров, включая новейший и мощнейший линкор мира «Ямато» под флагом адмирала Ямомото, шесть авианосцев, семнадцать тяжелых и восемь легких крейсеров, восемьдесят эсминцев и бесчисленное количество судов снабжения, танкеров и транспортов с десантом. Рядом с этой мощью, канонерские лодки, тральщики и морские охотники базового соединения выглядели забившимися в угол бедными родственниками.

Последний раз объединенный флот Империи собирался перед исторической битвой при Цусиме. А потому даже матросу первого года службы было ясно, что вскоре должно произойти событие не менее эпохального масштаба. Правда наличие в соединении десантных транспортов с полнокровной пехотной дивизией на борту наводило на мысль не о линейном сражении, а о десантной операции против какого-то хорошо укрепленного вражеского города или базы. В противном случае не понадобилась бы огневая мощь всех линкоров японского флота разом.

Среди японских морских офицеров ходили различные слухи по поводу дальнейших действий флота и его командующего. Одни говорили, что адмирал Ямомото собирается атаковать Сидней или даже Мельбурн в Австралии.

Другие резонно замечали, что в таком случае одной пехотной дивизии было бы явно недостаточно. Вот, Новая Зеландия – это совсем другое дело – страна небольшая, сравнительно малонаселенная, и к тому же занимающая важное стратегическое положение для осуществления полной блокады Австралии с востока.

Третьи, в основном из тех, у кого в Новой Зеландии проживали родственники, или те, кто до войны бывал там по долгу службы, возражали, что для Новой Зеландии одной пехотной дивизии тоже будет маловато. Пусть ее население и всего два с половиной миллиона, но из них примерно полмиллиона полностью интегрированных в местное общество воинственных и до безумия отважных маори, чей боевой дух ничуть не ниже самурайского. Так что в случае вторжения императорской армии и флоту грозит затяжная партизанская война в поросших лесом горах. Вот атаковать Сидней или Мельбурн, или оба этих города сразу – это совсем другое дело.

Но не для того, чтобы захватить и открыть в Австралии сухопутный фронт, а для того, чтобы высадившись жечь все что горит, и убивать, все что движется ради того, чтобы таким способом подорвать экономику южного континента и вынудить Австралию к капитуляции или, на худой конец, к выходу из войны.

Но ни первые, ни вторые, ни третьи не угадали. О том, на что именно нацеливается Объединенный флот, знали только адмирал Ямомото и несколько высших чинов его штаба, разработавших эту операцию в режиме строжайшей секретности. А сейчас, на созванном командующим совещании необходимо было окончательно прояснить ситуацию.

Господа, – торжественно произнес адмирал Ямомото, – как вы все уже знаете, Британская империя после захвата ее столицы нашими доблестными германскими союзниками, окончательно вышла из игры. И теперь нашим основным и единственным противником на Тихом океане становятся Соединенные Штаты Америки. После успешного захвата Порт-Морсби и исполнения плана RY все наши первоочередные цели в районе Кораллового моря были достигнуты. Пришло время повернуть обратить наши взгляды на север.

– Исороку-сама, а разве мы не собираемся добивать Австралию и Новую Зеландию? – вежливо поинтересовался командующий линейными силами вице-адмирал Сиро Такасу.

Адмирал Ямомото машинально погладил пальцами правой руки свою искалеченную осколком русского снаряда кисть левой руки.

– Сиро-сан, – сказал он, – добивать, как вы выразились, Австралию и Новую Зеландию в настоящий момент для нас просто невозможно, поскольку это означает, что нам придется сойти с кораблей и сражаться на земле. А для этого у нас нет ни сил, ни средств. Госпожа армия увязла в Китае, и выделила нам для десантных операций всего одну дивизию. Причем сделала она это с крайней неохотой.

Кроме того, если победоносный императорский флот в техническом отношении находится на уровне лучших мировых стандартов, то наши генералы в вопросах тактики и военной техники застряли на уровне начала века и не извлекли никаких уроков из того поражения, которое нанесли им русские три года назад во время инцидента у Номон-Хана. Кроме того, эти два осколка бывшей Британской империи, оторванные от своей Метрополии и лишенные сил, теперь абсолютно ничем не угрожают нашей «Великой восточноазиатской сферы взаимного процветания», в то время, как американские базы на островах Мидуэй и на Гавайском архипелаге потенциально способны угрожать безопасности островов нашей Метрополии.

– Так значит, Исороку-сама, наш флот должен будет атаковать Мидуэй? – спросил командующий авианосным соединением вице адмирал Тюити Нагумо.

– Совсем нет, Тюити-сан, – ответил адмирал Ямомото, – наш удар будет нанесен по Гавайским островам – главной базе американского флота на Тихом океане. В случае успеха противник не только лишится остатков своего флота на Тихом океане, но и будет отброшен непосредственно к линии своих континентальных вод. Такой дерзости от нас в Вашингтоне точно не ждут.

– Исороку-сама, – задал еще один вопрос Тюити Нагумо, – а как же остающаяся у нас в тылу американская база на Мидуэе?

– О ней не стоит беспокоиться, Тюити-сан, – ответил адмирал Ямомото, – После захвата нами Гавайских островов и уничтожения американского Тихоокеанского флота, эта база окажется в полной изоляции, и противник будет вынужден, или эвакуироваться или капитулировать. Расстояние от Мидуэя до ближайших американских аэродромов на континенте больше, чем дальность полета базирующихся там бомбардировщиков-торпедоносцев Б-25, не говоря уже об истребителях. Конечно, захват Гаваев – это далеко еще не победа в войне. Но этот захват, по крайней мере, даст нам возможность расширить периметр безопасности и сражаться на большем удалении от берегов Метрополии.

Адмирал Ямомото обвел присутствующих тяжелым взглядом своих темных глаз.

– Эффект полной внезапности – важнейший фактор успеха спланированной нами операции. Поэтому, все, что вы сейчас здесь услышите, является величайшей тайной Империи. Со своей стороны, мы всеми силами стремимся создать у противника впечатление, что наши цели по прежнему не изменились, и они находятся в южном направлении.

Поэтому, Нобутакэ-сан, ваши легкие крейсера и часть эсминцев должны будут отправиться курсом на Веллингтон и Сидней, с радистами линкоров и авианосцев на борту. Если янки читают наши шифры, то пусть они как можно дольше будут находиться в блаженном заблуждении. На всех остальных кораблях радиорубки должны быть опечатаны, а несанкционированный выход в эфир должен быть приравнен к государственной измене. Как и в прошлый раз, мы должны свалиться на Гаваи внезапно, словно божественный ветер. Только теперь мы уже никуда не собираемся уходить. Наш флот уже неоднократно наносил тяжелые поражения этим заносчивым гайэдзинам. Мы должны победить и в этот раз. Хенно тейко банзай!

Когда адмиралы разошлись и Исороку Ямомото остался один, он еще долго сидел за столом, невидящим взглядом смотря куда-то прямо перед собой. Таким своего любимого командующего не видел еще никто из его подчиненных. Ямомото не хотел этой войны, и он знал, что ее невозможно выиграть. Любая роковая ошибка могла привести к тому, что его родина разлетится на мелкие осколки, подобно упавшей на пол статуэтке, сделанной из хрупкой яшмы. Пока они еще побеждают и неудержимо движутся вперед. Но вскоре начнет сказываться превосходство янки в промышленности и живой силе. Поскольку, государственный переворот в Британии лишил президента Рузвельта возможности принимать участие в европейской игре, то все его усилия теперь будут направлены на борьбу с Японией.

Важно как можно дольше удерживать его на как можно более выдвинутых вперед рубежах. А там поглядим… То ли смерть в бою избавит его, Ямомото, от позора поражения, то ли найдется еще какой-нибудь выход. Пока же его долг сражаться во славу императора и Японии, сражаться до тех пор, пока к этому есть хоть какая-нибудь малейшая возможность.

– Погибнуть за Императора и за Родину – подумал Ямамото, – это наивысшая честь для военного человека. Цветы восходят в поле, где прошел тяжкий, храбрый бой. И даже под угрозой смерти боец будет вечно верен Императору и его земле. Жизнь и смерть одного человека ничего не значит. Империя превыше всего. Как говорил Конфуций: «Можно раздавить киноварь, но нельзя лишить ее цвета; можно сжечь цветы, но нельзя уничтожить их запах». Они могут уничтожить мое тело, но они никогда не смогут покорить мою волю…

05 июня 1942 года, Вечер. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Американский вице-президент Генри Уоллес, только что обогнувший на борту бомбардировщика Б-24 половину земного шара, вошел в кабинет Сталина в сопровождении переводчика. Он выглядел встревоженным, утомленным и слегка помятым. Перелет оказался тяжелым, нудным, утомительным испытанием, Генри Уоллесу при этом пришлось довольствоваться местом штурмана-бомбардира, единственного члена экипажа самолета ненужного в этой миссии. Больше суток они просидели в Гренландии, на базе Туле, пережидая непогоду. Чтобы скоротать время, вице-президент перечитывал папку, в которую были сложены вырезки из газет с репортажами американских корреспондентов с русского фронта, в том числе и сделанные знаменитым Эрнестом Хемингуэем. И эта информация наводила его на размышления.

На подлете к Мурманску ему пришлось пережить несколько неприятных минут, когда к хвосту их одинокого «Либерейтора» попытались нагло пристроиться четыре «мессершмитта», о чем их вежливо предупредили с земли: «американец, у тебя четыре бандита на хвосте». Стрелки уже приготовились открыть огонь, чтобы подороже продать свою жизнь, но все обошлось. Навстречу американскому бомбардировщику вылетела русская четверка на ленд-лизовских истребителях Р-39 «Аэрокобра», которые отогнали разбойников, и вроде бы даже кого-то там сбили. Дальнейший перелет до Москвы проходил под истребительным прикрытием и без особых происшествий.

Садился Б-24 в Кратово, на единственном под Москвой аэродроме, имевшим бетонированную полосу подходящего для него размера. Выгружаясь на негнущихся ногах из самолета, Генри Уоллес увидел не только русские тяжелые бомбардировщики Пе-8, часть из которых уже была перемоторена на американские двигатели, но и несколько фантастических машин такого же размера, как и Б-24 с Пе-8, остроносых, стреловидных, закутанных в брезент и накрытых маскировочной сетью.

Уоллес догадался, что это и был тот самый знаменитый «ужас люфтваффе», держащий в страхе целые воздушные флоты Германии. Впрочем, если верить мистеру Хэмингуэю, в битве за Брянск и Орел русские обходились почти без их помощи, сумев самостоятельно устроить хорошую трепку асам Геринга.

Тут же на аэродроме, вице-президенту Уоллесу сообщили, что советский вождь – если у американского гостя появится такое желание – готов немедленно принять его без лишних церемоний. Потом была недолгая поездка по полупустынным вечерним московским улицам в посольском «Паккарде», встреча с русским переводчиком, и недолгое путешествие по гулким кремлевским коридорам. И вот он в самом главном кабинете России, именно отсюда, расходятся по огромной стране приказы и распоряжения несущие волю стоящего сейчас перед ним в середине комнаты невысокого человека с рыжевато-седой головой.

– Добрый вечер, господин Верховный Главнокомандующий, – произнес Уоллес, остановившись в двух шагах от мягко затворившейся за ним входной двери.

– Добрый вечер, мистер вице-президент, – с легкой усмешкой ответил Сталин, разглядывающий своего гостя.

– Так вот ты какой, мистер Уоллес, – подумал Верховный, – вроде приличный человек, а в голове каша из американского капитализма, европейского социализма и русского коммунизма. Да еще в придачу поклонник учения Николая Рериха, что вообще, как выражаются потомки, «ни о чем». Весь вопрос в том – выгоден будет такой президент Соединенных Штатов Америки для Советского Союза или нет? И вообще, сможет ли этот человек стать американским президентом, не наследуя внезапно умершему Рузвельту, а обычным путем – на выборах? В ТОТ раз он не смог, проиграв, как Трумену, так и республиканцу Дьюи с разгромным счетом, что вполне ясно показывает истинное настроение американских народных масс. К сожалению, в той литературе, которую потомки захватили с собой из будущего, не нашлось никаких подробностей об обстоятельствах кончины нынешнего американского президента. Кровоизлияние в мозг? Три раза «Ха!». Уж больно своевременно случилась тогда та смерть – всего лишь за месяц до победы над фашизмом, когда уже надо было делить между победителями послевоенный мир.

Как тут не вспомнишь Линкольна, поймавшего пулю в голову аккурат сразу после окончания их Гражданской войны. Попахивает от этого дела настолько нехорошо, что он, Сталин, уже отдал указание товарищу Судоплатову подумать над тем, как бы устроить сенатору Трумену несчастный случай со смертельным исходом. Не повредит. «Новый курс» Рузвельта должен быть продолжен и после его смерти. Может тогда из Америки выйдет приличное государство, а не всемирный людоед, вооруженный атомной дубиной.

Генри Уоллес терпеливо ждал, когда Сталин прервет затянувшуюся паузу, но советский вождь не торопился начать разговор.

– Господин Верховный главнокомандующий, – не утерпев, вице-президент Уоллес решил сам начать беседу, –президент Рузвельт поручил мне согласовать с вами действия наших стран после того, что произошло в Британии.

– Да, мистер вице-президент, – кивнул Сталин, – после переворота в Лондоне обстановка в Европе сильно осложнилась. Но, скажите, что после этого печального события собирается действовать президент Рузвельт?

– Френки, – сказал Уоллес, и тут же поправился, – то есть президент Рузвельт, – говорит, что мы с русскими, остались вдвоем в одной лодке, и поэтому он хочет быть абсолютно уверенным в искренности и откровенности своего партнера, то есть вас, господин Верховный Главнокомандующий. Слово «абсолютно», было подчеркнуто им особо. В зависимости от того уровня взаимоотношений, которого мы достигнем, может быть принято решение, и по отправке вам дополнительной помощи в рамках ленд-лиза, ранее предназначавшейся Британии, и по поставкам промышленного оборудования входящего в «стоп-лист». Президент Рузвельт даже намерен предложить вам, господин Верховный Главнокомандующий заключить с Соединенными Штатами постоянный союз, который в дальнейшем позволит двум нашим странам не только обеспечить себе мирное сосуществование, но и предотвратить любую возможность повторения мировой трагедии, подобной нынешней войне в Европе и на Тихом океане.

– И какие же доказательства искренности с нашей стороны желает видеть мистер Рузвельт? – скрывая легкую усмешку в своих усах произнес Верховный.

– Мистер президент, – твердо произнес Уоллес, – желал бы оказаться посвященным в те тайны, которые были открыты вам, господин Верховный Главнокомандующий. Давно уже не секрет, что выдающиеся успехи вашей армии в последнее время были вызваны вмешательством в войну неких потусторонних сил. Загадочные корабли под Андреевским флагом, сверхбыстрые и ужасающие самолеты, новая тактика, с помощью которой ваша армия наносит вермахту одно поражение за другим, успешные и победоносные генералы и адмиралы, которых до определенного момента как бы и вовсе не существовало в природе.

С одной стороны, это нас обнадеживает, вселяя уверенность в неизбежном и скором разгроме нацистской Германии. А с другой стороны, пугает, так как никому неизвестно какими наши взаимоотношения будут после войны. Еще нас тревожит существование в вашей стране такой весьма одиозной организации, как Коминтерн…

– Что ж, мистер Уоллес, – кивнул Сталин, – я понял, что вы желаете от нас узнать. Действительно, некоторую помощь, о которой вы упомянули, мы получили в тот самый момент, когда она была нам жизненно необходима. Отрицать это было бы бессмысленно. Что же касается Коминтерна, то вопрос с его роспуском нами уже решен. Мировая революция – это идея Льва Троцкого, полностью отвергнутая нашей партией. Но, несмотря на это, информация о грядущих событиях, полученная нами недавно, является очень и очень тревожной. В Америке, конечно, нет своего «Капинтерна», но нам стало известно, что некие весьма влиятельные политические и экономические круги Соединенных Штатов уже планируют после завершения этой войны, развязать следующую, и на этот раз против Советского Союза, с целью установления мирового господства американского капитала.

– Это достоверные сведения, господин Верховный Главнокомандующий? – растерянно спросил Генри Уоллес.

– Куда уж достовернее, мистер Уоллес, – ответил Верховный, – да вы и сами прекрасно знаете тех американских политиков и банкиров, которые, если бы не животный антисемитизм Гитлера, с величайшим удовольствием присоединились бы к его борьбе с «мировым коммунизмом». По весьма странному совпадению они же являются и яростными противниками «нового курса» господина Рузвельта. Стоит только им взять власть, как они не только вступят в конфронтацию с Советским Союзом, но и сразу же начнут демонтировать все достижения «капитализма с человеческим лицом».

– Но все же, господин Верховный Главнокомандующий, – спросил Уоллес, – нельзя ли рассказать об этом немного подробней?

– Вы хотите подробностей, мистер Уоллес? – резко спросил Сталин, – Все начнется с сенатора Трумена, которого после выборов в сорок четвертом году, неожиданно, вместо вас сделают вице-президентом. Последовавшая за этим в апреле сорок пятого года скоропостижная смерть президента Рузвельта навсегда изменит политический курс Соединенных Штатов.

Уже к концу сорок шестого года отношения между победителями во Второй Мировой войне будут окончательно испорчены, а американские и британские генералы начнут строить планы по внезапному нападению на СССР. Если животный антисемитизм Гитлера будет похоронен, то не менее животный антикоммунизм останется, и даже окажется сильнее нацистского.

И произойдет это не по нашей вине, ибо внешняя политика Советского Союза миролюбива, а военная доктрина является сугубо оборонительной. Таким образом, мы бы тоже хотели знать, что политический курс наших американских партнеров и дальше останется неизменно дружественным Советскому Союзу. Только после этого мы сможем поделиться с вами секретами, которые стали нам известны.

Сталин ненадолго замолчал и пристально посмотрел на вице-президента Уоллеса.

– Кроме того, господин вице-президент, – сказал он, – боюсь, что если я вам покажу материалы об Америке начала двадцать первого века, то вас от них просто стошнит.

– Покажите, господин Верховный Главнокомандующий, – немного поколебавшись произнес Уоллес, – я хочу знать что ждет нашу Америку.

– Смотрите, – сказал Сталин, разворачивая стоящий на столе ноутбук лицом к гостю, – вот, к примеру, панорама Детройта. Нет, город не бомбили, просто к началу двадцать первого века американская автомобильная промышленность была уже скорее мертва, чем жива.

А вот так выглядит Питтсбург, где простаивает больше половины мощностей сталелитейной промышленности. Вот негритянские и латиноамериканские гетто Лос-Анджелеса, Нью-Йорка и Чикаго. А это процветающий своими банками и биржами Манхеттен. При этом почти треть американцев не имеет доступа к нормальному медицинскому обеспечению, десять процентов являются официально безработными и сидят на пособии и продовольственных талонах. Государственный долг Соединенных Штатов при этом превышает пятнадцать триллионов долларов и растет со скоростью один триллион долларов в год.

И самое последнее – 44-й президент Соединенных Штатов, Барак Хуссейн Обама – внебрачный плод связи белой американки англосаксонского происхождения и протестантского вероисповедания и заезжего кенийского студента.

Уоллес был потрясен, Уоллес был шокирован, Уоллес был возмущен, причем настолько, почти не обратил внимания на сам ноутбук с помощью которого и была произведена вся эта демонстрация.

– Но, господин Верховный Главнокомандующий, – произнес он наконец, – с этим надо же что-то делать!

– Надо, мистер вице-президент, – ответил Сталин, – Соединенные Штаты Америки, придерживающиеся «Нового курса» президента Рузвельта – нам друг и союзник. А вот Америка, какой она может стать в самое ближайшее время, будет нашим злейшим врагом. Прежде чем заключать какие-то далеко идущие соглашения и делиться с вами научными и промышленными секретами, мы тоже должны быть уверены в том, что это позднее не обернется против нас. Я говорю вам это потому, что в ТОТ РАЗ, вы до самого конца были противником такого политического курса, но ничего не могли сделать, ибо против вас ополчился весь американский капитал, почуявший возможность сорвать куш в триста процентов прибыли.

– Да, господин Верховный Главнокомандующий, – сказал вице-президент Уоллес, – я вас хорошо понимаю. Вы позволите мне взять с собой все эти материалы?

- Мы сделаем лучше, – произнес Сталин, – сейчас вы поедете к себе, и как следует отдохнете. Завтра утром за вами зайдет машина, и отвезет вас на встречу с Антоновой Ниной Викторовной, комиссаром госбезопасности 3-го ранга. Она сама ОТТУДА, поэтому сможет оказать вам всю необходимую помощь в составлении специального конфиденциального доклада для вашего президента. Не торопитесь, мистер Уоллес, постарайтесь сделать эту работу тщательно, ведь от нее будет зависеть судьба Соединенных Штатов Америки, да и всего мира. Пусть на это у вас уйдет три, четыре, пять, шесть дней – неважно. Потом мы с вами еще раз встретимся, и обговорим условия предварительного соглашения о намерениях при заключении нового, более тесного союза между нашими странами.

– Да, господин Верховный Главнокомандующий, – согласно кивнул Генри Уоллес, – давайте так и сделаем. Я и сам не меньше вас заинтересован в успехе моей миссии. А теперь, благодарю вас за содержательную беседу и хочу попрощаться с вами. Мне требуется время, чтобы все хорошенько обдумать.

8 июня 1942 года, Полдень. Москва, Дача Сталина в Кунцево.

Василий Сталин осторожно вошел в отцовский кабинет и прикрыл за собой дверь.

– Здравствуй, отец, – тихо сказал он, остановившись сразу за порогом.

– Здравствуй, Василий, – ответил Вождь, внимательно рассматривая сильно изменившегося за последнее время сына, – проходи, не стесняйся. Говорят, там, под Брянском, ты не был таким скромным.

Василий пожал плечами.

– Так там была война, отец, – произнес он, – Иваныч, то есть, товарищ Покрышкин, говорит, что скромникам в военном небе не место. Если будешь разевать варежку – сожрут к чертовой матери, и никакая новая техника не поможет. Действовать надо смело, решительно, но, в то же время, не терять голову и понапрасну не рисковать. Знаешь, отец, я с ним полностью согласен. Думаю, что семьдесят пять процентов расчета и двадцать пять процентов риска – это, как раз то, что принесло нам успех под Брянском.

Верховный с интересом, и даже с уважением посмотрел на сына.

– А ты поумнел, Василий, – констатировал он, – и повзрослел. Был балбес в форме, а сейчас передо мной взрослый мужчина, боец. Не зря я тогда отправил тебя в Кратово. Вижу, что ОНИ сделали из тебя человека.

– Знаешь, отец, – задумчиво сказал Василий, – ОНИ мне просто сказали: Василий, ты СТАЛИН, а потому ты должен быть, а не казаться. Надо быть таким, чтобы тебе, отец, никогда уже не было за меня стыдно. Я так и стараюсь делать. Наверное, у меня что-то получается.

– Получается, Василий, – одобрительно кивнул Верховный, – и командующий корпусом Савицкий, и твой комдив Руденко, все они тебя хвалят. Отличный, мол, летчик, и хороший командир полка. Про эти твои штучки с пьянками-гулянками теперь мне никто уже говорит. Я рад за тебя, сынок. Ты смог перебороть в себе эту дурную привычку, и это приятно для отца.

– Папа, – сказал Василий, – я понял, что нельзя дурманить себя водкой. Война требует людей с острым и свежим умом. И, вообще, у меня теперь есть по-настоящему большая мечта и цель жизни. Я хочу полететь в космос, если не первым, то вторым обязательно. А для этого требуется безупречная репутация и железное здоровье. Мы тут с ребятами еще в Кратово немного подумали, и пришли к выводу, что с учетом всех имеющихся у нас сведений, отправить первого человека на орбиту СССР сумет лет на десять раньше, в году примерно пятидесятому.

– Даже так, Василий? – улыбнулся Верховный, – Я очень рад, что у тебя ТАКАЯ мечта, а не как у некоторых… Не буду тебя разочаровывать, потому что, наверное, ты прав. Если большевики поставят перед собой эту цель, то они ее обязательно добьются. Меня тут уже убеждали – насколько это важное и нужно дело – космос. Могу тебе сказать, что товарищ Королев над этим вопросом уже работает, пока, правда, чисто теоретически. Сумеешь и дальше держать себя в руках – будет тебе отряд космонавтов. Тем более, что набирать их будут из таких как ты летчиков-истребителей. Ну, что, сын, ты доволен?

– Да, отец, – ответил Василий, – Я очень хочу, чтобы ты мною гордился.

Вождь отвернулся к окну, и, чтобы не увидел Василий, тайком смахнул непрошенную слезу. Этого железного человека, что называется, пробило.

– Ладно, сынок, – произнес наконец он, – Лучше расскажи мне, как вы там дрались, и как показали себя новые самолеты?

– Ла-5, – сказал Василий, – машина замечательная, но не без недостатков. Тяжеловат в пилотировании, да и в кабине жарко, как в финской бане, особенно летом. Но мотор – зверь, обзор из кабины хороший, а новые двадцати трех миллиметровые пушки выше всяких похвал. Новый «Яша», конечно, полегче и поудобнее «Лавки», но огневая мощь у него, даже с тремя пушками по двадцать миллиметров, все же не та.

Знаешь, папа, как это замечательно видеть – всего одно твое попадание, и «мессершмитт» в воздухе на куски, а «юнкерс», или «хейнкель» валится вниз уже после двух или трех снарядов. Вот, смотри, как это было…

И Василий стал увлеченно двигать руками, показывая отцу случаи из своей боевой практики. В сталинском кабинете заревело разорванное пушечными очередями фронтовое небо Брянска, в котором армады «юнкерсов» так и не прорвались к своим целям, и рушились вниз на русские леса и поля.

Конечно, Вождю было приятно слушать этот увлеченный рассказ сына, и смотреть, как он показывает ему все перепетии своих воздушных боев. ТАКИМ Василием, он, пожалуй, мог бы гордиться и без всякого космоса. Но, если у мальчика появилась такая мечта, то пусть оно так и будет. Конечно, есть риск, что однажды его собьют, но Верховный уже понял, что если отстранить сына от фронта, то все может вернуться на круги своя. Нет, он все же сделает лучше. Василий, кажется, действительно готов к командованию дивизией, тем более, что в ТОЙ истории он справлялся с этим вполне успешно.

– Значит так, сын, – сказал он, дослушав все до конца, – В связи с формированием еще одного авиакорпуса ОСНАЗ, твой командир, генерал-майор Руденко, уходит на повышение и просит назначить на его место тебя. Есть мнение, что следует последовать его совету. А ты как думаешь – справишься?

– Думаю что справлюсь, отец, – кивнул Василий, – но у меня есть к тебе два вопроса.

– Спрашивай, сын, – немного настороженно сказал Верховный.

– Во-первых, товарищ Верховный Главнокомандующий, – официально обратился к отцу Василий, – для того, чтобы не допустить бомбовых ударов по нашим войскам, в ходе Брянской операции мы перехватывали вражеские бомбардировщики в глубине оккупированной немцами территории в двадцати-сорока километрах от фронта. Но сбитые там самолеты нам не засчитали, поскольку, согласно приказа НКО номер 0229 от девятнадцатого августа прошлого года для этого требуется подтверждение со стороны наземных войск, которого на месте падения сбитого самолета не было и быть не могло. Кино-фотопулеметов на наших истребителях тоже пока нет. Мне-то, конечно, все равно, но вот ребята обижаются. Пусть мы воюем не из-за записей в летных книжках, но ведь это несправедливо. Тем более, что почти все летчики отсылают денежные аттестаты семьям и выплаты за сбитые ими самолеты в такое тяжелое время совсем не лишние.

– Хорошо, сын, – сказал Верховный, – мы подумаем над этим, и примем правильное решение. Справедливость вознаграждения, это так же важно, как и неотвратимость наказания. Какой у тебя второй вопрос?

– Второй вопрос у меня, – спросил Василий, – Кто вместо меня будет командовать нашим полком?

– Хм, – сказал Вождь, – наверное, ты удивишься, но самая подходящая кандидатура командира вашего полка – твой друг, гвардии майор Покрышкин.

Василий облегченно выдохнул.

– Все правильно, отец, – кивнул он, – Александр Иваныч, то есть, гвардии майор Покрышкин – настоящий гений войны в воздухе. И вообще, он мне здорово помог с командованием, и много чему по жизни научил.

– Побольше бы тебе таких друзей, сын, – улыбнулся Верховный, – Этот, насколько я знаю людей, не предаст тебя, и не продаст, как некоторые. Ты знаешь, Лаврентий, уже арестовал двух чудаков, вздумавших написать на него ложные доносы. На допросах они признались, что через Покрышкина пытались сделать пакость и тебе. Кстати, Василий, что это за история с режиссером Каплером?

– Отец, – возмущенно произнес Василий, – Светка моя сестра, а этот козел …, прости, вздумал ее соблазнить. Она совсем ребенок, ей всего шестнадцать лет. Да он бы просто испортил ей жизнь!

– И ты, – с усмешкой сказал Вождь, – решил как настоящий джигит, взять с собой верных кунаков и нанести обидчику сестры ночной визит?

– А что было делать, отец, – вздохнул Василий, – официальным путем я бы ничего не добился. У НАС совращение малолетних ненаказуемо, хотя ТАМ этот Каплер, мог бы получить десять лет за свои художества, и уехать туда, куда Макар телят не гонял. Но даже если бы и так, то репутация Светки была бы безнадежно испорчена. Отец, я не хочу своей сестре той судьбы, которую она прожила в тот раз. Зубами буду рвать, но не допущу, чтобы ей сломали жизнь.

– Хорошо, – задумчиво покачал головой Вождь, – Светлана не только твоя сестра, но и моя дочь, и ТАКОЙ судьбы я ей тоже не хочу. Но, зубами тут рвать ничего не надо было. Ты должен был обратиться к Лаврентию, и он устроил бы все в лучшем виде, без всякой этой вашей художественной самодеятельности в стиле абрека с Военно-Грузинской дороги. Мог бы хотя бы со мной посоветоваться.

– Отец, – с горечью сказал Василий, – и у тебя и у дяди Лаврентия столько важных государственных дел, что и подумать страшно. Хотя и мне в ближайшее время будет совсем не до Светкиной судьбы. Может ее тоже пристроить в какое-нибудь хорошее место, что бы ей не оставалось времени дурить.

– Хорошо, сын, – кивнул Верховный, – я подумаю об этом. Теперь скажи, что у тебя с Галиной?

– Да так, – нехотя ответил Василий, – чужие мы друг другу. Пил – было плохо, бросил пить – теперь ей мои друзья не нравятся. Одним словом, ни шатко ни валко. Думаю, что рано или поздно мы с ней разойдемся.

– Да, – задумчиво произнес Вождь, – и тут неладно. Тогда вот что Василий. Если вам все равно расходиться, то есть одно дело государственной важности.

– Какое дело, отец? – настороженно спросил Василий.

– Старшая дочь английского короля, наследная принцесса Елизавета, – ответил Верховный, – весьма интересная личность. Она с отцом будет на приеме в Кремле, когда вам будут вручать награды. Я не прошу, чтобы ты ее уложил в свою постель, ибо, это будет ничем не лучше того, что этот Каплер пытался проделать со Светланой. Но, все же, попробуй запасть девочке в сердце. Ты же у меня орел мужчина, герой, лихой летчик. А там два года до конца войны пролетят незаметно. Пойми меня правильно – это всего лишь просьба. Получится – замечательно, не получится – тоже ничего страшно, что-нибудь еще придумаем для того, чтобы приручить британского льва. Или львицу? – Сталин неожиданно хитро подмигнул сыну.

– Хорошо, отец, – опустил глаза Василий, – я ничего не обещаю, но попытаюсь.

– Вот и хорошо, – кивнул Вождь, – я надеюсь на то, что и дальше буду слышать о тебе только то, чем я буду гордиться.

Когда Василий вышел, Верховный вздохнул и едва слышно сказал, – Удачи тебе, мой мальчик. Не подведи меня.

10 июня 1942 года. Восточная Пруссия. Объект «Вольфшанце», Ставка фюрера на Восточном фронте.

Присутствуют:

Рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.

Глава Абвера адмирал Вильгельм Канарис.

Вызов в «Вольфшанце» для адмирала Канариса оказался полной неожиданностью. Ранее через своих людей в ставке фюрера глава Абвера получал информацию не только о том, что в самое ближайшее время он будет приглашен к вождю Третьего рейха на беседу или разнос – последнее происходило все чаще и чаще – но и о том, о чем примерно пойдет разговор. Но, на этот раз такой информации Канарис не получил. Его людям удалось узнать лишь о том, что примерно на то же время в «Вольфшанце» вызван Генрих Гиммлер. Это насторожило и встревожило адмирала.

– Неужели все? – подумал он. – Фюрер может принять решение, и я из Восточной Пруссии отправлюсь в Берлин, только не в свой кабинет на Тирпицуфер,74, а в камеру на Принц-Альбрехт-штрассе,8, где, как всем известно, располагалось РСХА. Что же делать? Сказаться больным? Сбежать? (а куда?). Нет, надо лететь. Будь, что будет.

И вот он в кабинете фюрера. Отсалютовав Гитлеру партийным приветствием, Канарис, подчиняясь приглашающему жесту хозяина этого кабинета, присел к столу рядом со своим коллегой и извечным соперником рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером.

– Мы победим! – неожиданно воскликнул Гитлер. – Мы должны победить. Высшие расы всегда побеждали тех, кто находится ниже их по развитию. Это закон природы, и он так же неумолим, как законы физики.

Но после разгрома русскими нефтепромыслов в Плоешти, наши доблестные войска и люфтваффе не могут эффективно действовать из-за недостатка горючего. Надо обеспечить наши танки и самолеты неограниченным количеством бензина, и мы сможем не только остановить, но и погнать вспять орды недочеловеков, рвущихся в сердце Европы.

Нефть – вот наша самая главная цель на ближайшее время. Но, где ее взять? Румынские нефтепромыслы надолго, если не навсегда, выведены из строя. Попытки получить горючее от продажных янки закончились полным крахом. Что там произошло – так и не удалось выяснить. Понятно лишь одно – этот источник поступления к нам нефтепродуктов закрыт для нас навсегда.

В ближайшее время мы начнем грандиозную наступательную операцию на южном фланге Восточного фронта, чтобы захватить нефтепромыслы Баку, Грозного и Майкопа, но кто знает когда мы сможем достичь успеха и сколько времени пройдет пока мы получим первую кавказскую нефть. Недочеловеки сражаются просто отчаянно и отступая сжигают и взрывают все на своем пути. Где же мы тогда сможем добыть так необходимую для нас нефть?

– Мой фюрер, – сказал Канарис, – в таком случае надо уповать лишь на наш доблестный Африканский корпус, которым сейчас командует генерал-лейтенант Вальтер Неринг. Пусть вы забрали у Африканского корпуса на Восточный фронт почти все танки и половину пехоты, но и англичане в Египте в настоящий момент дезорганизованы и деморализованы произошедшим у них в метрополии переворотом. Если наши и итальянские войска сумеют разгромить британцев и форсируют Суэцкий канал, то они смогут прорваться в Сирию и Ирак – где есть нефть, причем в больших количествах. В Сирии войска маршала Петэна не окажут нашей победоносной армии никакого сопротивления, а в Ираке еще не забыли то, как британцы расправились с участниками восстания, которым руководил премьер-министр Ирака Рашид Али аль-Галайни. Тогда, в мае 1941 года на аэродроме Мосула уже стояли наши и итальянские самолеты. Но, к сожалению, англичане сумели тогда подавить восстание иракцев. Но они снова поднимутся против ненавистных им британцев, как только солдаты Африканского корпуса переправятся через Суэцкий канал.

– Эх, Канарис, – сказал Гитлер, – вы очень умный человек, правда, ваш ум порой бывает нацелен… Впрочем, разговор сейчас не об этом. Вы правильно заметили, что если мы овладеем нефтяными месторождениями Ирака, то тогда нам не придется экономить на бензине. Наши самолеты, танки и автомашины получат его столько, сколько будет нужно. Вот для того я вас к себе и пригласил. Необходимо, чтобы это произошло как можно быстрее.

– Фюрер, я весь во внимании, – Канарис выпрямился и преданными глазами уставился на Гитлера. – Мы немедленно активизируем всю нашу ближневосточную агентуру... Мы…

– Подождите, Канарис, – недовольно сказал вождь Третьего рейха, – выслушайте пока рейхсфюрера СС Гиммлера. Думаю, что вас очень заинтересует та информация, которой он располагает.

– Мой фюрер, – Гиммлер открыл принесенную с собой папку, и переложил в ней несколько бумаг, – чтобы не терять время, я постараюсь был краток.

Как вы знаете, после разгрома Польши в 1939 году, часть бегущих от нашего доблестного вермахта войск этого недогосударства нашла спасение на территории Советов. Сталин разоружил их, часть поляков отправил по домам, часть поместил в специальные лагеря. После начала войны против Советов, Сталин решил использовать поляков, вооружив их, и послав на фронт, чтобы сражаться против доблестных войск фюрера.

В Лондоне русский посол Майский и глава эмигрантского правительства Польши Владислав Сикорский подписали договор о сотрудничестве. Мы сумели получить копию тайного приложения к этому договору, в котором было оговорено, что Советы амнистирует всех поляков, оказавшихся на его территории, и сформируют из них воинские части, которые отправят воевать с нами.

Командующим польских вооруженных сил в России был назначен генерал Андерс. В прошлом он был русским офицером, сражался в составе царской армии против германских войск. Андерс в совершенстве владеет русским языком и считаеся специалистом по России. В соответствии с заключенным в Лондоне военным соглашением, на территории СССР формируются только сухопутные воинские части.

– Гм, Андерс… – задумчиво сказал Гитлер, – что-то его фамилия не очень-то похожа на польскую.

– Да, мой фюрер, – кивнул Гиммлер, – вы как всегда правы. Генерал Андерс родился в семье немецкого дворянина. Он даже не католик, как большинство поляков, а лютеранин.

– Любопытно, любопытно… – Гитлер азартно потер руки, – продолжайте, Генрих…

– В соответствии с соглашением генерала Сикорского со Сталиным армия, которую формировал Андерс, рассматривалась как «часть вооруженных сил суверенной Польской Республики», которой и будут присягать на верность ее военнослужащие. После окончания войны армия должна будет вернуться в Польшу. В соответствии с соглашением, поляков направят на фронт лишь после того, как они достигнут полной боевой готовности.

Первоначально польские части формировали в Поволжье, но потом Андерс заявил, что это слишком близко к фронту, и со своим штабом и уже сформированными подразделениями перебрался в Среднюю Азию. Сейчас он находится в одном из небольших городков неподалеку от Ташкента.

– А как генерал Андерс относится к нам? – поинтересовался Канарис. – Не прорезался ли у него голос крови?

– Вы угадали, Канарис, – усмехнулся Гиммлер. – Как вы понимаете, Имперское управление безопасно просто обязано было направить своих агентов в польские части, которые начал формировать генерал Андерс. И вот, что они узнали. Андерс был убежден в неизбежном поражении Советского Союза и в победе Германии. Он склонялся к тому, чтобы начать искать контакты с германским командованием.

Во время своего очередного вояжа в Москву генерал Андерс повстречал профессора Леона Козловского, бывшего польского премьера. Андерс и Козловский оказались единомышленниками. Они считают, что Польша, несмотря на все происшедшее в сентябре 1939 года, должна сотрудничать с Германией, как это сделали Румыния, Венгрия и другие европейские страны. Андерс, направил Козловского в свой штаб, который располагался тогда еще в Бузулуке и предложил ему для вида поступить на военную службу в формируемую им армию.

Козловский, получив чин поручика, в течение недели работал в финансовом отделе армии. Потом он получил распоряжение отбыть в Москву – якобы в посольство, хотя оно в то время находилось уже не в Москве, а в Куйбышеве. В действительности же он должен был перейти линию фронта, что в условиях немецкого наступления являлось делом нетрудным. Фронт в это время находился в движении и подошел почти к Москве. В конце октября 1941 года Козловский в компании с двумя польскими офицерами перешел линию фронта и уже в конце ноября был в Варшаве, а спустя еще некоторое время его доставили в Берлин. С ним работали наши люди, и он рассказал много интересного о генерале Андерсе.

К сожалению, болтуны из министерства доктора Геббельса пронюхали об этом, и раззвонили о Козловском по радио и в печати. Андерс не на шутку испугался, и дабы снять с себя все подозрения, приказал провести «расследование» по делу Леона Козловского, и выяснить, каким образом тот выехал из Бузулука в Москву, и как и когда он перешел линию фронта.

Следствие вел 2-й отдел штаба армии во главе с подполковником Гелгудом, известным своими германофильскими взглядами. Но все же удалось выяснить, что Леон Козловский появился в Бузулуке по личному приглашению Андерса, и самое главное – было установлено, что Леон Козловский выехал в Москву по поручению Андерса, который лично подписал ему командировочное удостоверение.

Андерс срочно учредил суд и приказал судить Козловского за государственную измену и открытый переход на сторону противника. При этом он потребовал вынесения смертного приговора. Суд, не вникая в существо дела, приказ выполнил. Леона Козловского объявили предателем и дезертиром и приговорили к смертной казни. Андерс приговор утвердил, хотя не имел на это права, ибо смертные приговоры на офицеров мог утверждать только верховный главнокомандующий генерал Сикорский.

Понятно, что приговор этот остался лишь на бумаге, так как исполнение его в отношении лица, находящегося в Берлине под опекой немецких властей, оказалось невозможным. А мы продолжили работу с Козловским, и его связями, которые остались в штабе Андерса.

– Какова численность войск, находящихся в распоряжении Андерса? – поинтересовался Гитлер.

– По нашей информации, – Гиммлер заглянул в одну из бумаг, – по состоянию на 1 марта 1942 года в армии Андерса числилось шестьдесят тысяч человек, включая трех тысяч офицеров и шестнадцать тысяч унтер-офицеров. По сведениям наших агентов в польских частях сильны антибольшевистские настроения, в том числе и среди рядовых и нежелание идти в бой под командованием советских военачальников.

Накануне переворота в Британии английское колониальное командование на Ближнем Востоке, предложило Сталину использовать польские войска в Ираке для охраны нефтяных районов. И Сталин, которому, похоже, ужасно надоело возиться с поляками, дал свое согласие на отправку армии Андерса в Ирак.

– Канарис! – воскликнул Гитлер, – теперь вы понимаете – какой это для нас подарок судьбы! Шестьдесят тысяч человек, которые могут начать восстание в тылу британских войск, сражающихся против нашего Африканского корпуса! Это не шутка… Если соединить их с имеющейся там вашей агентурой, то нефть Ирака и Ирана окажется в наших руках.

– Мой фюрер, – сказал Гиммлер, – мы распространим среди поляков информацию о том, что Сталин и английский король Георг VI, который, как известно, в настоящий момент находится в Москве, решили снять с довольствия части Андерса, и даже расформировать их, так как после ареста нами в Лондоне генерала Сикорского, у Польши теперь нет легитимного главы правительства, а генералу Андерсу, после той истории с Леоном Козловским, доверять нельзя.

– Генрих, – добавил Гитлер, – вы должны послать к Андерсу своего доверенного человека, который должен будет сообщить генералу, что мы признаем его главой Польши. Как фольксдойче, он будет назначен гауляйтером Генерал-губернаторства, вместо погрязшего в грязных делишках Ганса Франка. Думаю, что он согласится. А вы, Канарис, должны задействовать всю свою агентуру, чтобы поднять восстание в Ираке.

фюрер выразительно посмотрел на главу Абвера.

– И имейте в виду, Вильгельм, – назидательно произнес он, – это ваш последний шанс. В случае неудачи… Все, можете идти. Завтра я жду вас с конкретными предложениями.

11 июня 1942 года, 05:05. Тихий океан. 100 миль северо-восточнее Перл-Харбора. Флагман Японского Объединенного Императорского Флота линкор «Ямато».

В тот предутренний час, когда горизонт на востоке уже зажегся первой полоской зари, адмирал Исороку Ямамото поднялся на мостик флагмана Объединенного флота, где уже находились начальник штаба Объединенного флота контр-адмирал Матомэ Угаки, командующий линейными силами вице-адмирал Сиро Такасу и командир линкора «Ямато» контр-адмирал Гихати Такаянаги.

Главнокомандующий оглядел океан, над которым уже начала рассеиваться ночная мгла, сменяющаяся серыми предрассветными сумерками. Вечный в своем упорстве пассат гнал на юго-запад плоские валы волн, разрезаемых сейчас форштевнями кораблей японских линейных сил, включающих в себя одиннадцать линкоров и семнадцать тяжелых крейсеров. Чуть поодаль в сопровождении эсминцев двигалась колонна транспортов с десантом.

Говорить адмиралам ему было уже нечего. Все необходимые решения обсуждены и приняты, отданы распоряжения и приказы, и теперь оставалось только ждать и надеяться, что каждый японский летчик, офицер или матрос исполнит свой долг как это и положено потомкам богини Аматерасу. Операция «Цветок Лотоса» вступала в свою завершающую фазу и, судя по всему, ее замысел так и не был раскрыт противником, до сих пор ожидающим удара Объединенного флота по Веллингтону, Сиднею или даже по Мельбурну.

– Да, – подумал Ямамото, – капитан первого ранга Ямагучи был абсолютно прав. Эти заносчивые янки, расшифровав наш военно-морской код Ro, решили, что уже держат нас за горло, и совершенно расслабились, забыв о том что искусство дезинформации на Востоке еще в глубокой древности достигло совершенства. Воистину, прав наш народ, называя их западными варварами. Тем более они не ждут удара с восточного направления, откуда по их представлениям могут появиться только американские корабли и самолеты. Лишь бы все не случилось как в прошлый раз, и авианосцы «Энтерпрайз» и «Хорнет» оказались бы в гавани Перл-Харбора, а не болтались бы где-то в море.

Адмирал Ямамото посмотрел на часы, стрелки которых показывали пять часов пятнадцать минут. – Время! Адмирал Ямамото повернулся к командующему линейными силами.

– Самый полный ход, Сиро-сан, – произнес он, – судьба Империи зависит от этого дня, и да пребудет с нами милость богини Аматерасу.

Как раз в этот момент ударное авианосное соединение вице-адмирала Тюити Нагумо развило максимальную эскадренную скорость тридцать узлов, и, совершив разворот против ветра «все вдруг», начало поднимать в воздух самолеты первой волны.

Всего в первом ударе по Перл-Харбор было задействованы семьдесят два бомбардировщиков и торпедоносцев Накадзима В5N, тридцать шесть пикировщиков Аичи D3А, в сопровождении пятидесяти четырех истребителей Мицубиси А6М «Ноль». Как и в прошлый раз, целью первой ударной волны, которую вел командир авиагруппы флагманского авианосца «Акаги», капитан первого ранга (тайса) Мицуо Футида, должны были стать базирующиеся на Перл-Харбор корабли американского тихоокеанского флота, зенитные батареи и аэродромы береговой авиации.

Вторая ударная волна, состоящая из тридцати шести высотных бомбардировщиков Накадзима В5N, семидесяти двух пикировщиков Аичи D3А и пятидесяти четырех истребителей Мицубиси А6М «Ноль» должна была подняться в воздух сорока пятью минутами спустя. Целью второй ударной волны должны были стать недобитые в первом налете американские аэродромы, база подводных лодок, а также инфраструктура береговой обороны прикрывающая Перл-Харбор от атак с моря.

Еще пятьдесят четыре истребителя Мицубиси А6М «Ноль» и двадцать пять новейших самолетов разведчиков Йокосука D4Y находились в резерве и должны были обеспечить господство в воздухе и корректировку артогня при проведении десантной операции.


11 июня 1942 года, 05:25. Тихий океан. 90 миль северо-восточнее Перл-Харбора. Флагман японского авианосного соединения авианосец «Акаги». Ведущий первой ударной волны капитан первого ранга (тайса) Мицуо Футида.

В 05:24 с мостика в мегафон был отдан приказ начать взлет первой волны самолетов. Командир авиационной боевой части взмахнул белым флагом – и первый истребитель прикрытия, набрав скорость, со свистом оторвался от палубы. Наша очередь должна была наступить только после того, как в воздух поднимутся все истребители, поэтому у меня было время осмотреться по сторонам. Повернув голову, я увидел, что авианосец «Кага», идущий в строю пеленга правее и впереди нас, тоже поднимает в воздух свои самолеты. То же самое делали и находящиеся дальше авианосцы второй и третьей дивизий, «Сорю», «Хирю», «Секаку» и «Дзуйкаку». Началось! Один раз я уже наносил удар по Перл-Харбору и, если помогут нам боги, мне уже больше не придется три раза подряд заходить в атаку на одну и ту же цель.

Вот настала и наша очередь. Газ до упора на взлетный режим. Мотор в тысячу лошадиных сил оглушительно взревел, машина, сдерживаемая тормозами, затряслась как в лихорадке, после чего, отпустив педали, я дал ей волю, отправив самолет в небо как голубя из рук. Перегрузка вдавила мое тело в пилотское кресло, палуба ушла из-под колес и вот моя машина уже в воздухе, все выше и выше, поднимаясь в светлеющее прямо на глазах небо. Обернувшись, я увидел, что следом за мной с палубы «Акаги» начали взлетать и остальные машины моего сентая.

В воздухе становилось тесно от самолетов. Справа от нашей группы, постепенно отставая, зависли в воздухе пикировщики, Аичи D3М с «Секаку» и «Дзуйкаку», отличительной особенностью которых были неубирающиеся в полете шасси, закрытые аэродинамическими обтекателями.

Выстроившись в боевой порядок, ударная формация, взяла курс на юг, чтобы впоследствии, повернув на запад, атаковать Перл-Харбор точно со стороны восходящего солнца. Полет проходил на предельно малой высоте, над самыми гребнями волн. Сделано это было потому, что незадолго до начала операции наша разведка получила информацию о наличии на острове Оаху радиолокационной станции, не способной обнаруживать самолеты идущие на малых высотах. Чем сильнее мы прижмемся к воде, тем меньше будет шансов на то, что противник сможет нас обнаружить и успеет привести в боевую готовность зенитную артиллерию и поднять в воздух истребители. Кстати, адмирал сказал нам, что в прошлый раз только врожденное американское разгильдяйство уберегло наши самолеты от обнаружения этим радаром почти за час до момента нанесения удара по гавани Перл-Харбора.

Береговую полосу острова Оаху мы увидели в 05:56, в тот самый момент, когда за нашими спинами над горизонтом расплавленным металлом прорезался краешек восходящего солнца. В этот момент от ударной формации отделились две группы истребителей по девять машин каждая, чьей задачей было атаковать и блокировать расположенные на восточном берегу острова аэродромы Канэохе и Беллоуз.

Дальше счет пошел на минуты и ударная формация, набрав восемьсот метров высоты, перевалила через гребень возвышенности, отделявшей восточный берег от гавани Перл-Харбора. Открывшаяся с высоты картина заставила мое сердце радостно подпрыгнуть. Во-первых, в гавани находились не только шесть американских линкоров, из которых только три считались боеспособными после нашего прошлогоднего визита, но оба наших злейших врага – авианосцы «Энтерпрайз» и «Хорнет». Во-вторых, мы опять застали этих янки за час до побудки и подъема флага, как они любят говорить, «со спущенными штанами». Теперь мы могли опять повеселиться, как подвыпившие матросы в квартале «красных фонарей» и выдернуть из хвоста американского орла последние оставшиеся у него перья.

Прижав к горлу ларингофоны, я направил свой самолета в сторону одного из американских авианосцев, стоявших в так называемом «линкорном ряду» и, прервав радиомолчание, произнес так врезавшуюся мне в память кодовую фразу: «Тора, Тора, Тора! Тэнно хейко банзай!»

Как и в прошлый раз, зенитный огонь был спорадическим и неточным. Кроме всего прочего американских зенитчиков на дежуривших на батареях ПВО слепил встающий за нашими спинами диск солнца, в то время как все наши цели были прекрасно освещены, и представляли собой легкую добычу. Таких идеальных условий для атаки у нас не было даже седьмого декабря. Нет, наш адмирал Ямамото, который придумал и спланировал всю эту операцию, все таки величайший военно-морской гений в своем величии равный британскому адмиралу Горацио Нельсону, и победителю русского флота при Цусиме адмиралу Хэйтэхиро Того, превратившего нашу Японию в первоклассную морскую державу.

Снизившись до предельно малой высоты, мое звено атаковало американский авианосец восемьсоткилограммовыми фугасными бомбами, используя топмачтовое бомбометание. Мой штурман-бомбардир сбросил бомбу только тогда, когда я, казалось, мог уже различить каждую заклепку на борту американского корабля. Избавившись от смертоносного груза, наш самолет полез вверх, палуба «американца» молнией пронеслась под крыльями, и тут нас настиг сперва грохот взрыва, а вслед за ним восторженный вопль нашего стрелка-радиста, – Мы сделали это Мицуо-сама! Хэнно тейко банзай!

Бросив назад беглый взгляд, я увидел столб ревущего пламени смешанного с дымом, вырывающийся из дыры в палубе американского авианосца ближе к его корме. Очевидно, что наша бомба, отскочив от воды, попала выше бронированного борта, между ангарной и полетной палубами и взорвалась возле самолетоподъемника, разметав и воспламенив подготовленные к вылету американские истребители дежурного звена. Повреждения очень тяжелые, если не смертельные. Даже если американским матросам удастся погасить пожар, то авианосец точно окажется небоеспособным на несколько недель.

К моему величайшему сожалению, экипаж моего правого ведомого не добился успеха, ибо сброшенная им бомба разорвалась в воде довольно далеко от борта цели. А левый ведомый, лишь недавно пришедший к нам на «Акаги» из молодого пополнения, оказался то ли подбит расчетом зенитного автомата, то ли не справился с управлением, и как сказал мне стрелок, врезался вместе с бомбой в надстройку-остров американского авианосца. По крайней мере, эти трое поступили, как подобает поступать настоящим самураям, и теперь их души попадут в храм Ясукуни, где обитают души всех погибших во имя Японии и нашего божественного Тэнно.

Бомбы сброшены, мы свою задачу выполнили, и теперь можем возвращаться на наш «Акаги». Набирая высоту, я еще раз окинул взглядом панораму бухты, усеянную разрывами бомб и затянутую дымом пожаров. Небо было полно самолетами с красными кругами на крыльях. В этот момент к Перл-Харбору подошли немного отставшие сентаи пикировщиков. Переворачиваясь через крыло, они обрушились на американские корабли, добивая то, что еще не было добито нашими бомбардировщиками. Буквально на моих глазах пораженный нами авианосец получил в палубу еще две пятисоткилограммовые бомбы, и превратился в сплошной пылающий костер. Досталось от Аичи D3А его напарнику, и ошвартованным в том же ряду линкорам, прочем один из них взорвался, как в свое время взлетела на воздух «Аризона». Веселье было в самом разгаре, но нам пора идти домой. Не скучайте, дорогие янки, мы еще вернемся.

На полпути к «Акаги» мы встретили формацию второй ударной волны и пожелали им успеха. Пусть, если что, смерть их будет легче перышка, а слава выше небес. Ведь эффект внезапности уже утрачен, а янки взбешены, как разбуженные зимой гризли. Ведь мы уже второй раз наказали их одним и тем же способом в том же самом месте. А старая рана чувствительнее к боли.


11 июня 1942 года, 08:15. Тихий океан. 25 миль восточнее Перл-Харбора. Флагман Японского Объединенного Императорского Флота линкор «Ямато».

Линейные силы объединенного флота приближались к острову Оаху. Еще полчаса, и, сначала «Ямато», а затем и остальные линкоры смогут вцепиться в береговые цели клыками своих дальнобойных орудий. На авианосном соединении, маневрировавшем милях в пятидесяти восточнее линкоров, спешно готовили машины ко второму налету. Потери самолетов, участвовавших в первом налете, были вполне приемлемыми. В двух ударных волнах японская морская авиация потеряла двадцать четыре бомбардировщика-торпедоносца Накадзима В5N, тридцать два пикировщика Аичи D3А и девять истребителей Мицубиси А6М «Ноль», в свою очередь, уничтожив два авианосца и один линкор. Еще три линкора были сильно повреждены, включая и тот, который находясь в сухом доке, взрывом бомбы был сбит с кильблоков и лег на борт.

Большие потери понес и американский подводный флот, ведь лодки стоящие у пирсов – лакомая цель для пикирующих бомбардировщиков. Несколько американских субмарин были уничтожены прямыми попаданиями, а остальные получили повреждения, сделавшие их небоеспособными в течении длительного времени. Кроме того, как и седьмого декабря, на аэродромах оказалось уничтожено и повреждено большое количество американских самолетов, в том числе больше десятка тяжелых бомбардировщиков Б-17. Взлетные полосы аэродромов были приведены в негодность бомбами с пикировщиков второй ударной волны. Единственной целью, которую японским летчикам прямо запрещалось атаковать, были нефтехранилища. Запасы топлива сделанные американцами должны были пригодиться и японскому объединенному флоту.

Адмирал Ямамото был вполне доволен результатами первого удара. Американский Тихоокеанский флот оказался полностью выведен из игры, как и американская береговая авиация. Никакого серьезного противодействия десанту они теперь оказать не смогут, будь их адмирал Нимиц хоть семи пядей во лбу. Поздно запирать конюшню, после того как из нее украли лошадь. Он, Ямомото, опять переиграл противника, отодвинув неизбежное поражение Японии на неопределенное время.

Около девяти часов утра, японские линейные силы приблизились к восточному побережью острова Оаху на десять миль, и подняли в небо самолеты-корректировщики под прикрытием истребителей. С этого момента гавань Перл-Харбора, а так же все основные аэродромы американской авиации находилась в пределах досягаемости восемнадцатидюймовых орудий линкора «Ямато». Остальные линкоры, вооруженные орудиями в шестнадцать и четырнадцать дюймов, начали без особой спешки перепахивать береговые батареи и позиции американской морской пехоты в бухте Кано-бэй, предназначенной адмиралом в качестве первоначального плацдарма на острове Оаху.

Сопротивление американского гарнизона высаженному японскому десанту было ожесточенным. В бой пошли даже команды поврежденных кораблей. Но они ничего не могли сделать, находясь под плотным огнем главного калибра японских линкоров.

Правда, восемнадцатидюймовки «Ямато» в деле показали себя не очень хорошо. Точнее, показали себя абсолютно не готовыми к сражению не сами пушки, а снаряды, которыми они были укомплектованы. Точность огня была довольно низкой, а фугасное действие снарядов для такого монструозного калибра слабым, меньшим чем у двенадцатидюймовых японских снарядов времен русско-японской войны.

Адмирал Ямомото уже сочинял в уме язвительный рапорт в адрес бездельников-артиллеристов, поставивших перед войной японский флот в такую же извращенную позу, в которой русские находились тридцать восемь лет назад, когда у их неплохих орудий полностью отсутствовал фугасный боекомплект, а бронебойные снаряды оказались неуместно облегченными.

Но, как бы то ни было, при поддержке палубной авиации и артиллерии линкоров и тяжелых крейсеров, высаженный на берег десант вцепился в берег. К полудню уже были захвачены расположенные на восточном берегу аэродромы Канэохе и Беллоуз, а подразделения японских десантников преодолевая отчаянное сопротивление американской морской пехоты, сошедших на берег моряков и всякой сборной солянки, шаг за шагом продвигались к гребню возвышенности, отделяющей восточное побережье от Гонолулу и бухты Перл-Харбора. Битва за Гавайи была фактически выиграна. Но, это был еще далеко не полная победа, о чем адмирал Ямамото и сообщил в Токио. Война на Тихом океане продолжалась.

13 июня 1942 года. Восточная Пруссия. Объект «Вольфшанце», Ставка фюрера на Восточном фронте.

Присутствуют:

Рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Начальник штаба верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель.

Начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер.

Расстелив на столе огромную карту советско-германского фронта, генерал-полковник Франц Гальдер направил на нее свет яркой настольной лампы, блеснув при этом стеклами своего пенсне.

– План «Блау», мой фюрер, – негромко сказал он, сделав приглашающий жест рукой.

Непроизвольно повинуясь этому жесту, Гитлер склонился над картой. Пройдет еще десять дней, и исполнится ровно год с момента начала вторжения в Советскую Россию. Первую половину этого года во время летне-осенней кампании вермахт неизменно наступал, сумев захватить территорию равную примерно половине Европы. Он дошел до Петербурга, Москвы, Харькова и Крыма, сумел разгромить русскую армию мирного времени, взять огромные трофеи, а также несколько миллионов пленных солдат и офицеров, среди которых было несколько десятков большевистских генералов, и даже старший сын их вождя Сталина.

На этом успехи германской армии заканчивались – ни одна из стратегических задач, поставленных планом «Барбаросса», решена так и не была. Не удалось разгромить и уничтожить основные русские силы западнее Днепра, а поставленная в крайне неблагоприятные условия Красная Армия не рухнула, словно колосс на глиняных ногах. Отчаянно сражаясь в самых безнадежных ситуациях, она сумела выиграть так необходимые Советам дни, недели и даже месяцы. Это время было использовано русскими с максимальной отдачей – проводилась мобилизация позволившая создать вместо разгромленной фактически новую армию, вывозились на восток промышленные предприятия и запасы стратегических материалов.

Из-за отчаянного сопротивления большевиков вермахт подошел к Москве не в середине августа, как предполагалось по плану «Барбаросса», а двумя месяцами позже, когда начавшиеся осенние дожди лишили маневренности немецкие подвижные группировки.

Потом пришла русская зима с ее сорокоградусными морозами, фронт еще раз дернулся и окончательно вмерз в русскую землю, что окончательно обесценило все летние победы вермахта. Топливо поступало в войска буквально с колес, ибо и довоенные запасы и трофеи были полностью исчерпаны. К тому же к началу холодов выяснилось, что подошел к концу моторесурс двигателей и ходовой части у большей части танков, тягачей и грузовых машин. Вермахт накрыл кризис подвижности, и это помимо отсутствия теплого обмундирования и зимних смазочных материалов для оружия и техники.

А затем наступило то, что потом было названо зимней катастрофой. Свежие русские дивизии перешли в наступление на измотанные и обескровленные немецкие части, сначала под Москвой и Ростовом, затем в Крыму, на Донбассе и под Петербургом. Результатом этого стали не только территории, снова отвоеванные большевиками, но и сокрушительные потери немецких и союзных им румынских войск. Только вермахт безвозвратно потерял в 1941 году полтора миллиона солдат и офицеров, и еще семьсот тысяч за первые пять месяцев 1942 года. А в строй, за это же время, удалось поставить не более полумиллиона новобранцев-немцев, в то время как Советы потеряв порядка пяти миллионов солдат, смогли поставить в строй не менее десяти миллионов.

Еще одна такая кампания и воевать в Третьем Рейхе будет просто некому. Или вермахт должен повторить успех прошлого лета, сломив организованное сопротивление Красной Армии и, получив доступ к нефти Кавказа и пшенице Поволжья, или славяно-монгольский потоп захлестнет всю цивилизованную Европу. Сейчас или никогда!

Гитлер еще раз вгляделся в карту. Все было спланировано в точности так, как он и хотел. Жирные синие стрелы группы генерала Вейхса (28 июня) и 6-й армии Паулюса (30 июня) действующих от Курска и Белгорода рассекают оборону красных, загоняя в котел в районе Старого Оскола их 40-ю и 21-ю армии. При этом Вейхс, действуя подвижными соединениями 4-й танковой армии, с ходу захватывает Воронеж и форсирует Дон, а Паулюс разворачивает свою армию на юг, заходя на открытый фланг и тыл своих жертв: 28-й и 38-й армиям большевиков, таким образом завершая разгром их Юго-Западного фронта…

На самом последнем этапе (6-8 июля) в дело вступают вновь сформированные 1-я танковая и 17-я армии, которые опрокидывают оставшийся без поддержки правый фланг Южного фронта, и устремляются на Донбасс, и далее на Кавказ.

Этот план выглядел логично, эпично, монументально и сокрушительно, так же как и прежние планы Франца Гальдера, руководствуясь которыми вермахт сумел разгромить Польшу, Францию, Югославию и выиграть летнюю компанию прошлого года против Советов. Немецкие потери в таких планах всегда минимальны, русские же максимальны. Самая большая проблема в случае успеха этого плана – а успех будет обязательно, Гитлер в этом не сомневался – это куда опять девать несколько миллионов русских пленных…

– Выглядит просто замечательно, Франц, – Гитлер покровительственно похлопал по плечу своего военного гения, – Все сделано точно так, как я и хотел. Но скажите, нет ли здесь риска, заключающегося в том, что большевики разгадают ваш план и получится все опять, как зимой под Москвой, или в мае под Брянском?

– Никак нет, мой фюрер, – ответил Гальдер, – зимой наши войска были истощены, обескровлены, лишены самого необходимого. Помимо русской армии они были вынуждены сражаться с невыносимой русской природой. Сейчас наши части полностью укомплектованы, отлично вооружены, имеют высокий боевой дух и готовы наступать хоть до Урала.

Кроме всего прочего наша разведка не обнаружила никаких признаков подготовки к отражению нашего удара. Даже если русские спохватятся прямо сейчас, то это будет только напрасной тратой сил. А что касается Брянска - это была операция с ограниченными целями, которая удалась большевикам только из-за разгильдяйства и халатности командования 2-й танковой армии. Кроме того, есть сведения, что в ходе сражения корпус Бережного понес значительные потери, в результате чего утратил боеспособность и был выведен в глубокий тыл на переформирование.

Говоря эти слова, Гальдер отчасти вводил Гитлера в заблуждение, отчасти сам добросовестно ошибался, ибо при подготовке к летней кампании 1942 года советское командование применило такие многослойные меры маскировки и дезинформации, что в них без остатка, как мухи в патоке, увязли все усилия германской разведки.

Например, удалось скрыть от взора агентов Абвера создание Центрального фронта, перевод на него генерала Жукова, а также строительства на основных танкоопасных направлениях второй и третьей полос обороны, усиленных тяжелыми противотанковыми бригадами и полками РГК. Дезинформацией был также и вывод в глубокий тыл корпуса Бережного. Напротив, помимо него в Брянско-Орловском выступе скрытно сосредоточили только что сформированный мехкорпус Катукова и 2-я Ударная армия генерала Черняховского, уже успевшая прославить себя при прорыве блокады Ленинграда.

Между прочим, за нарушение правил маскировки командиру части в обязательном порядке грозил трибунал и штрафные роты. В те времена, если нельзя было обнаружить войска с помощь аэрофотосъемки, то, значит, их было невозможно обнаружить в принципе.

Напротив, на Харьковском и Днепропетровском направлениях были созданы ложные концентрации советских войск, якобы, готовящихся штурмовать Харьков, прорываясь через все три полосы немецкой обороны. Кроме всего прочего, введенный в советских тылах противодиверсионный и контрразведывательный режим принял прямо-таки драконовские меры, и большая часть заброшенных за линию фронта агентов Абвера работала под контролем людей товарища Абакумова. А люфтваффе после зимнего разгрома в значительной степени утратило свои разведывательные возможности, не говоря уже о почти полном уничтожении так называемой специальной эскадры Ровеля. Дурили советские контрразведчики голову и германскому Функабверу, где-то вводя части в режим радиомолчания, а где-то, наоборот, организуя работу радиостанций без войск.

С другой стороны, верховное командование вермахта даже и не представляло себе всех тех разведывательных возможностей, которые имелись у подразделений советской радиоразведки и Воздушной Эскадры Особого Назначения. Не зря же при первой возможности ее вывели из боев, нацелив на выявление намерений германского верховного командования. Можно сказать, что в Кремле и советском Генеральном штабе о подготовке к операции «Блау» знали ничуть не меньше, а может даже и больше, чем в ОКВ. Советские военачальники делали свои выводы, опираясь на данные объективного контроля, а отнюдь не на основании донесений тех или иных немецких командиров.

Если бы генерал Гальдер знал об истинном положении дел, то он, наверное, бы схватился за голову и немедленно подал в отставку. Но всего этого он не знал, и гитлеровский военный гений пока пребывал в блаженном неведении, обманывая, как самого себя, так и Кейтеля с Гитлером.

Верховному командованию Третьего рейха казалось, что лето – это их время, и надо будет сделать всего лишь еще одно серьезное усилие, для того, чтобы добиться окончательной победы. Ведь, казалось, что на западе вопрос уже полностью решен, и осталось только разгромить огромную большевистскую империю.

До начала наступления оставалось всего две недели, и теперь, после окончательного утверждения плана Гитлером, никто и ничто уже не сможет изменить последующих событий. Двадцать второго июня, в годовщину начала войны, будет окончательно завершена концентрация войск, топлива и боеприпасов, после чего, короткими летними ночами танки и артиллерия начнут выходить на исходные позиции на рубежи атаки.

14 июня 1942 года. Рыбинск, ОКБ-165.Генеральный конструктор Архип Михайлович Люлька

В самом начале февраля Архипа Люльку срочно выдернули из Челябинска, где он работал над танковыми двигателями, в Москву, и не в родной наркомат оборонной промышленности, а к грозному наркому внутренних дел Лаврентию Берии. Обычно приятного в таких вызовах было мало, но ехать было необходимо. Вопреки всем ожиданиям ничего страшного с ним не произошло, если не считать кучи расписок о соблюдении мер секретности, которые ему пришлось дать перед встречей с наркомом.

Поблескивая стеклышками пенсне, Лаврентий Павлович показал Архипу Михайловичу чертеж газотурбинного двигателя знакомой ему схемы, и спросил – сможет ли он построить «вот это изделие» в металле в течении полугода, при условии, если ему будет дано собственное КБ и все необходимое опытное производство.

– В случае отказа, товарищ Люлька, – сказал грозный нарком, – у вас не будет никаких неприятностей. Вы вернетесь в Челябинск, и будете заниматься доводкой танковых дизелей – делом тоже весьма полезным и нужным. А мы обратимся к другому вашему коллеге, стоящему следующим в нашем списке.

– Отказаться?! – Да вы что, смеетесь! Ни о каком отказе с его стороны и речи быть не могло. Архип Михайлович бвл фанатиком газотурбинных двигателей еще с 1929 года, когда он опубликовал в журнале «Техника воздушного флота» статью, в которой впервые изложил теорию работы турбореактивного двигателя со всеми его основными элементами: воздухозаборником, компрессором, камерой сгорания («котлом» по его терминологии), турбиной и соплом, тем самым предвосхитив схематику турбореактивного двигателя в мировом авиастроении будущего.

Позже, в 1933-39 годах, работая преподавателем Харьковского авиационного института, Архип Люлька провел теоретические изыскания в области конструкции турбореактивного двигателя с центробежным компрессором, а в 1939-41 годах работал над проектом двухконтурного турбореактивного двигателя с осевым компрессором предтечей всех реактивных авиационных двигателей будущего. Потом стране стало не до реактивной авиации, и поехал Архип Михайлович в Челябинск, заниматься усовершенствованием танковых дизелей.

Продемонстрированный ему чертеж, был каким-то уж слишком совершенным, и соразмерным для чисто теоретической разработки очередного «безумного» ученого вроде Курчевского и Бекаури. Своим инженерным чутьем Люлька чувствовал, что этот двигатель не только строился в металле, но и прошел весь положенный цикл испытаний, избавивший его от недоработок и детских болезней.

Но ничего подобного в мировой технической литературе не проскакивало. Вроде бы этой темой занимались в Германии, но самолеты с такими двигателями все же чаще взрывались, чем летали. А тут такое вот чудо, при ближайшем рассмотрении оказавшееся даже не до конца турбореактивным. Вторая двухступенчатая турбина не была связана с валом осевого компрессора, а имела собственный узел отбора мощности.

Дав свое согласие на предложенную работу, Архип Михайлович тут же начал задавать генеральному комиссару госбезопасности некоторые технические вопросы, и убедился, что тот достаточно глубоко «в теме». И вообще, если бы Лаврентий Палыч не пошел бы в чекисты, то из него мог бы получиться неплохой инженер. В ходе их разговора выяснилось, что такие газотурбинные двигатели с так называемой свободной турбиной в понимании товарища Берии пригодны к установке не только на самолеты, но и на танки, быстроходные катера и новомодные вертолеты-геликоптеры о действиях которых в недавно завершившейся Крымской операции полнилась слухом земля.

– Так что, товарищ Люлька, – закончил свою беседу Лаврентий Берия, – такие двигатели нам сейчас значительно нужнее, чем обычные. Турбореактивные, реактивные самолеты и крылатые ракеты еще немного подождут, а все остальные дела ждать совсем не будут.

Финансирование на новое ОКБ было выделено за счет средств, полученных за счет закрытия тупиковых проектов истребителей-перехватчиков с жидкостными ракетными двигателями, нужда в которых в последнее время совсем отпала в связи с действиями авиационной эскадры особого назначения.

По прибытии в Рыбинск, где и размещалась новое ОКБ, Архипа Люльку ждал еще один шок – новый, в масле, двигатель-прототип ТВ-117В, со всей прилагающейся к нему технической документацией, взятый из ремкомплекта эскадры адмирала Ларионова. Двигатель сопровождал инженер-двигателист, готовый дать все необходимые пояснения. При собственном сухом весе в триста килограмм, двигатель выдавал полторы тысячи лошадиных сил, что было в три раза лучше, чем у самых совершенных образцов поршневых двигателей, и почти в два раза экономней по расходу топлива на одну лошадиную силу. Такой двигатель должен был совершить прорыв в авиастроении. И только тут Архип Михайлович наконец до конца понял, что и откуда взялось, и с энтузиазмом погрузился в работу.

Несмотря на то, что большинство инженерных решений были даны уже в готовом виде, предстояло решить множество технических задач, вроде создания еще не существующих жаропрочных материалов для лопаток турбин и камеры сгорания. Также, для опытного производства были необходимы высокоточные станки для обработки деталей компрессора и турбин, а также специальные высокооборотные подшипники, аналогов которых еще не существовало.

Но эти сложности только раззадоривали Люльку как инженера. Ведь недаром же в нашей истории он всего через пять лет сумеет создать свой первый турбореактивный двигатель, стоявший на первых советских реактивных самолетах. И все это без какой-либо помощи и поддержки из будущего, только при содействии пленных немецких инженеров, владевших этим вопросом куда хуже потомков.

Четыре месяца канули в напряженной круговерти лихорадочной работы. При этом Лаврентий Павлович, курировавший все подобные разработки, чуть ли не ежедневно осведомлялся о состоянии дел. Конечно, это немного нервировало, но, с другой стороны, стоило Архипу Михайловичу сказать, что нужно вот это, это или это, то все искомое немедленно находилось, пусть даже нужное оборудование или материалы надо было заказывать в Америке, и везти в СССР через два океана.

И вот настал тот волнительный момент, когда на испытательный стенд установили первый, еще сшитый на живую нитку турбовинтовой двигатель ТВ-1, который из-за отсутствия независимого узла отбора мощности был несколько проще турбовального. Но тут главным было отработать схему, а дальше уже должно быть гораздо легче, тем более, что легким и экономичным турбовинтовым двигателям тоже должно было найтись немало работы. Например, ОКБ Яковлева уже работало над проектом турбовинтового истребителя, построенного по схеме заморской «аэрокобры» с расположением двигателя за кабиной пилота. А ОКБ Ильюшина работало над проектами турбовинтовых версий дальнего бомбардировщика-торпедоносца Ил-4, и бронированного штурмовика Ил-2.

На стенде новорожденный двигатель вел себя на удивление прилично, не показав ни лишних вибраций, ни перегрева и прогара камеры сгорания. Только вот, голос у него, как и у любого младенца, оказался громкий, протяжный и звонкий, такой, что даже метрах в ста от стенда было невозможно разговаривать, а на более близком расстоянии шум доходил до болевого порога.

После того как двигатель отработал на стенде сутки, он был снят и разобран буквально по винтику для оценки процессов износа, после чего Архип Михайлович Люлька в своем кабинете-закутке снял трубку «вертушки» и сообщил своему куратору, что «операция прошла успешно, пациент жив и почти здоров».

– Это же просто замечательно! – обрадовался Берия, – вы, товарищ Люлька, совершили большое дело! Ваши новые моторы очень нужны Советскому Союзу, так что продолжайте в том же духе.

На этом официальная часть закончилась, и в ОКБ-165 снова начались рабочие будни. От прототипа до первых предсерийных образцов предстояло проделать еще немалый путь, и решить множество технических и производственных проблем. Но первый шаг был уже сделан и, не смотря ни на что, первый турбовинтовой двигатель у СССР уже БЫЛ.

17 июня 1942 года. Узбекиская ССР. Поселок Вревский Янгиюльского района Ташкентской области. Штаб 2-го Польского корпуса.

Сегодня к генералу Владиславу Андерсу явился прибывший издалека гость, и совсем не из Лондона, где случился переворот, и теперь был новый-старый король и новое правительство, а, напротив, из Берлина, куда еще осенью прошлого года генерал отправил своего доверенного человека – Леона Козловского, бывшего во времена Пилсудского премьер-министром Польши. Тогда Козловский сумел перейти линию фронта и добраться до Варшавы, но, к сожалению, о его прибытии на весь мир тут же раструбил этот идиот Геббельс и генералу Андерсу не оставалось ничего иного как дезавуировать беднягу Леона, а заодно заочно приговорить его к смертной казни.

Но, похоже, что Козловский передал слова генерала кому надо, и вчера в штаб пришел человек, назвавшийся коммерсантом из Багдада, и предложивший заключить с интендантской частью корпуса выгодный контракт на поставку мясных консервов. Так как фактически всеми снабженческими делами заведовал лично Андерс, то с коммерсантом встретился сам командующий корпуса. При встрече, улучив момент, гость из Багдада передал генералу привет от пана Леона, и назвал пароль, который Андерс дал на всякий случай при расставании Козловскому. Переговорив о финансовых делах, обе договаривающиеся стороны решили продолжить обсуждение условий контракта в неофициальной обстановке.

Генерал Андерс и Джеймс Смит – так назвал себя гость из Берлина – сидели в уютном отдельном кабинете офицерской столовой и с удовольствием ели шашлык из баранины, умело приготовленном личным поваром генерала.

– Мистер Смит, – сказал генерал своему сотрапезнику, когда они утолили первый голод, и сделали паузу в трапезе, – как поживает мой друг пан Леон? Надеюсь, что он находится в полном здравии?

– Мистер Владислав, – ответил гость из Берлина, – ваш друг пан Леон жив, здоров, и доволен жизнью. Как вы понимаете, из вполне понятных предосторожностей я не взял с собой записку от него. Но он просил вам передать вот это…

И мистер Смит достал из кармана серебряный портсигар хорошо знакомый Андерсу. Именно такой портсигар был у Козловского, и именно он должен был стать дополнительным паролем, в случае отправки человека «оттуда». Этот портсигар с изображением польского орла на его крышке означал, что тот, у кого он будет в руках, заслуживает полного доверия генерала.

Андерс покрутил портсигар в руках, достал из него сигарету «Кэмел», щелкнул бензиновой зажигалкой, прикурил сам, и предложил прикурить своему гостю.

– Я вас внимательно слушаю, – сказал он, сделав глубокую затяжку, и выпустив изо рта струю дыма. – Ведь вы приехали сюда не только для того, чтобы передать привет от моего старого друга?

– Конечно, – кивнул головой «коммерсант из Багдада». – Прежде всего, я хотел напомнить вам об одной организации, которая сейчас активно работает в Варшаве. Ее возглавляет инженер Витковский…

– Вы имеете в виду «мушкетеров»? – спросил генерал. Мистер Смит кивнул, и Андерс продолжил. – О «мушкетерах» мне сообщил поручик Шатковский, который нелегально перешел линию фронта, и сообщил о существовании в Польше сил, которые готовы сотрудничать с немцами, помогая им разгромить Россию. Шатковский сказал мне, что «мушкетеры» считают Советский Союз врагом номер один, и предложили мне сотрудничать с ними, проводя в тылу русских диверсии, а после отправки моего корпуса на фронт, перейти на сторону немцев. Но, Геббельс испортил все дело, сообщив о вояже Леона Козловского.

– Мы весьма сожалеем об этом, господин генерал, – мистер Смит поморщился, услышав упоминание Андерса о министре пропаганды Третьего рейха. – Партайгеноссе Геббельса поройю сильно заносит, и он говорит публично гораздо больше, чем следовало бы говорить...

– Извините, а какое ведомство представляете лично вы? – поинтересовался у своего гостя генерал Андерс.

– Мой шеф – рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, – сухо сказал мистер Смит. – Я полагаю, что это имя и должность вам достаточно хорошо известно.

Генерал Андерс кивнул, и с интересом посмотрел на своего собеседника. Он понял, что посланец одного из руководителей Третьего рейха прибыл к нему с предложением, от которого будет трудно отказаться. И он не ошибся.

– Господин генерал, – начал мистер Смит, – вам, наверное, известно, что произошло недавно в Британии.

Андерс кивнул головой, и «коммерсант из Багдада» продолжил.

– Во время восстановления на престоле короля Эдуарда VIII в Лондоне были арестованы члены так называемого «польского правительства в изгнании» во главе с генералом Сикорским. Таким образом, место правителя Польши стало вакантным. И его должен занять достойный человек.

Сказав это, посланник Гиммлера многозначительно посмотрел в глаза насторожившемуся генералу Андерсу.

– Да, именно вас в Берлине хотели бы видеть во главе тех сил, которые могли бы создать новое польское государство, состоящее, естественно, в союзных отношениях с Рейхом.

– То есть, фюрер считает, что Польша может возродиться? – осторожно поинтересовался Андерс.

– Да, это так, – кивнул мистер Смит, – конечно, новое государство будет не совсем самостоятельно в сношениях с другими государствами. И территории, отошедшие к Третьему рейху после войны 1939 года, новой Польше вряд ли вернут. Но поляки могут рассчитывать на некоторую компенсацию, если они помогут доблестной германской армии в борьбе с лесными бандитами на Украине и в Белоруссии. Ведь это ваши бывшие «кресы всходни»? – спросил посланец Гитлера.

Генерал Андерс, внимательно слушавший гостя из Берлина, кивнул.

– Скажите, – спросил он у посланца рейхсфюрера, – ведь вы предлагаете место правителя государства не просто так? Наверняка вы потребуете, чтобы и я что-то сделал для Рейха и его фюрера Адольфа Гитлера?

– Вы правы, генерал, – мистер Смит внимательно посмотрел на Андерса. – Как я слышал, вы с вашим корпусом вскоре должны покинуть территорию Советского Союза, и отправиться в Ирак для охраны нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающих заводов. Сталин, якобы, дал свое согласие на вашу передислокацию еще предыдущему британскому правительству и генералу Сикорскому, так что этот вопрос можно считать решенным.

– Да, все именно так, – кивнул Андерс. – Генерал Сикорский требовал, чтобы мой корпус отправился на фронт, но я настоял на своем. Мы готовимся к отправке в Северный Ирак. Думаю, что это произойдет в течение ближайших двух-трех недель.

– Вот и отлично, – сказал мистер Смит, – как только вы прибудете в Ирак, с вами свяжется наш человек, который поставит перед вами более конкретную задачу. Нам же важно сейчас получить ваше принципиальное согласие сотрудничать с нами.

– Да, я готов оказать помощь Рейху в борьбе против русских и англо-еврейских плутократов. Вы ведь знаете, что я приказал уволить из моего корпуса всех евреев. В своих солдатах я уверен. Они рвутся воевать с русскими, да так, что мне порой приходится их останавливать, чтобы не провоцировать местные власти. Ведь были случаи, когда солдаты корпуса срывали со зданий, в которых располагались советские учреждения, красные флаги. Да что там солдаты – недавно полковник Ковцун в присутствии местных жителей брякнул: «Скоро придет Гитлер, и тогда я вам покажу, что из себя представляет польский полковник!».

– Господин генерал, – посланник Гиммлера осуждающе покачал головой, – конечно нам приятно, что ваши люди так относятся к нашему общему врагу, но все же до поры до времени не стоит дразнить гусей. Будет лучше, если вы и те из офицеров, кому вы полностью доверяете, вели тайную работу, готовя ваш корпус к участию в боевых действиях на стороне Третьего рейха. Мы помним, господин генерал, о немецкой крови, которая течет в ваших жилах, и надеемся, что вы вскоре станете главой Польши. А пока я должен проститься с вами. Мне нужно срочно отправиться в Берлин, чтобы доложить рейхсфюреру о нашей беседе. Хайль Гитлер!

– Хайль Гитлер! – ответил генерал Владислав Андерс, вставая, – надеюсь, что ваше обратное путешествие тоже пройдет вполне удачно.

18 июня 1942 года. Полдень. Старый Оскол, штаб Центрального фронта. Командующий фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков.

Генерал армии Жуков задумчиво разглядывал карту. Ровно месяц тому назад, после того знаменательного разговора с товарищем Сталиным, он прибыл на вновь формируемый Воронежский фронт. Всего лишь месяц, а казалось, что прошла целая вечность. Дела тут обстояли не так благостно, как сказал ему на той встрече товарищ Сталин. Многие командиры на местах, вплоть до командармов, с прохладцей относились к работам по созданию оборонительных рубежей и тщательной маскировке позиций. Преобладали шапкозакидательские настроения, мол, зачем строить тут мощную оборону, Красная Армия все равно скоро пойдет вперед и только вперед. До самого Берлина, и тогда мы уж покажем этим немцам, где зимуют раки…

Зимние победы и Брянско-Орловская операция сильно вскружили людям головы. Но он-то, Жуков, знал, что все эти победы по большей части были связаны с именем только одного человека, который, как Фигаро здесь, Фигаро там, кочевал вместе со своим цыганским табором по фронтам и гонял немцев при помощи немецкой же тактики. Но одного Бережного на весь советско-германский фронт не натянешь. Сейчас его корпус припрятан где-то, как туз в рукаве, а значит им тут, на Центральном фронте, придется стоять насмерть. И если они выстоят, и сдержат вражеский наступательный порыв, заставив противника растратить свои резервы на преодоление вязкой как смола обороны, вот тогда - тут Жуков хитро прищурился - он бы на месте Василевского нанес глубокий фланговый удар механизированным корпусом Бережного с вершины Брянско-Орловского выступа во фланг и тыл группы армий «Юг».

Задернув шторки на карте, генерал армии Жуков вернулся к своему столу, вспоминая, как он месяц назад, приняв дела, со всем своим темпераментом и неуемной энергией, включился в работу по формированию фронта и укреплению его обороны. Сколько командиров он снял и отдал под трибунал за разгильдяйство, сколько километров окопов лично облазил, переодевшись в полевую форму, назначая вместо них людей из своего проверенного кадрового резерва, скольких нервов ему все это стоило. И вот, в общих чертах можно сказать, что подготовка к отражению немецкого наступления завершена. Направления главных ударов вермахта определены, и там выстроены наиболее мощные полевые оборонительные сооружения и сосредоточены сильные группировки противотанковой артиллерии и резервы. В этой работе ему немало помог начальник штаба фронта, его старый товарищ генерал-лейтенант Максим Алексеевич Пуркаев, человек высокой военной культуры, хорошо знающий свое дело, штабист большого масштаба, и к тому же обладающий столь же неуемной энергией, как и сам Жуков.

В значительной степени именно благодаря генералу Пуркаеву спланированная Генеральным штабом многоуровневая глубокая полевая оборона превратилась в настоящий шедевр фортификационного искусства. В штаб фронта каждый день доставлялись аэрофотоснимки советских позиций, на которых ее никак нельзя было обнаружить, а на местности все эти позиции все же существовали в наличии, прикрытые буквально десятками километров маскировочных сетей, в этом Жуков не раз и не два убеждался лично. Так сказать, стратегическая внезапность обороны.

Также, каждый день в штаб армии доставлялись разведсводки о том, как там дела у противника. Сплошной поток танков, артиллерии, пехоты, боеприпасов и горючего подтягивался к линии фронта из глубины оккупированной территории, и, застывал, будто сдерживаемый огромной плотиной. Работала глубинная, воздушная и фронтовая разведка и не одно донесение Жуков не оставлял без внимания. Большое количество пехоты танков и артиллерии накапливалось севернее Курска, как раз напротив стыка 13-й и 40-й армий, и в районе Белгорода, против 21-й армии, где у немцев был небольшой плацдарм на левом берегу Северского Донца. Очевидно, намечался удар сходящимися клиньями, который должен был разгромить и окружить основные силы 40-й и 21-й армии, после чего подвижные соединения гитлеровцев должны были рвануть по прямой на Воронеж и дальше, вглубь советской территории. Обычная немецкая тактика блицкрига, но в этот раз он, Жуков, должен сделать все, чтобы поломать эти планы.

Хотя, сказать честно, на отражение этого удара работала чуть ли не вся страна. Большая часть пушек ЗиС-3, выпускаемых советскими заводами шла именно в распоряжение Центрального фронта. А уж о новых сто- и восьмидесяти пяти миллиметровых противотанковых пушках, предназначенных для качественного усиления обороны, у Жукова были самые лучшие впечатления. Он даже не представлял, что будут делать немецкие танковые командиры, когда упрутся в позиции с которых их машины будут выбиваться на дистанциях, не допускающих ведение эффективного ответного огня. Также, в резерве фронта уже находилась 5-я танковая армия генерал-майора Александра Лизюкова, укомплектованная новыми, модернизированными по последней моде, танками Т-34 и КВ и несколько полков гвардейских реактивных минометов РГК, оружия эффективного как раз против противника собранного в плотные наступательные боевые порядки.

Именно наличие в полосе фронта этих полков вооруженных машинами БМ-8 и БМ-13 подсказало Жукова идею проведения контрартподготовки накануне немецкого наступления. Когда разведка доложит, что противник уже вывел свои войска на исходные рубежи, то самое лучшее в этом случае будет обрушить на них всю мощь советской артиллерии и нанести ему большие потери еще до начала боевых действий.

Как ни странно, эта идея не вызвала никакого отторжения в Генштабе. Напротив, Василевский прочитав доклад подготовленный начальником артиллерии фронта генерал-лейтенанта Парсегова пообещал дополнительно усилить фронтовую артиллерийскую группировку гвардейскими реактивными минометами, несколькими артиллерийскими полками особой мощности РГК, и железнодорожными транспортерами с орудиями особо крупного калибра. Если железнодорожные транспортеры можно было использовать только против северной группировки противника на железнодорожной ветке Касторная-Щигры-Курск, то все остальные средства артиллерийского усиления не были так привязаны к железным дорогам, и могли быть использованы на любом угрожаемом направлении.

Кроме того, буквально в последние дни, на полевые аэродромы в полосе фронта в дополнение к штатной авиации армий начал передислокацию истребительный авиационный корпус ОСНАЗ генерал-майора Руденко, предназначенный для завоевания локального господства в воздухе в небе будущего сражения. Развертывались посты ВНОС и радары, во фронтовые части массово прибывали авианаводчики. И по этой линии подготовка тоже была в разгаре.

Что бывает, когда в воздухе действует авиакорпус ОСНАЗ, показала Орловско-Брянская операция, когда такой же, но смешанный авиакорпус генерала Савицкого просто вымел немцев с небес и господствовал там, пока не была завершена активная фаза боев. Жуков прекрасно понимал - что такое господство в воздухе, и насколько оно важно, как для обороняющихся, так и для атакующих. Противник заранее сосредоточил на направлении своего главного удара большие массы авиации, поэтому, считал он, драка в небе будет страшная, и биться за воздух советским летчикам придется насмерть. Но и Руденко командовал в битве под Брянском и Орлом отличившейся в тех боях тяжелой истребительной дивизией ОСНАЗ, а, значит, командир он знающий и опытный, назначенный, как и все командиры ОСНАЗовских соединений, лично товарищем Сталиным. Потому-то у генерала армии Жукова крепла уверенность в том, что легкой прогулки в небе над его войсками у немецких летчиков не получится.

В последнее время, в полосе фронта активизировалась деятельность немецкой фронтовой и стратегической разведки, что так же указывало на близость вражеского наступления. Мобильные истребительные группы «Смерша» метались по прифронтовой полосе, пытаясь успеть везде, и скрыть от противника развертывание мощной стратегической обороны. Им удалось захватить и уничтожить большое количество немецких разведгрупп, в том числе, и несколько, состоящих из числа переодетых в советскую форму и прекрасно владеющих русским языком диверсантов полка «Бранденбург-800». По советским тылам кочевали опергруппы-ловушки, то есть группы советских военнослужащих, выглядящие крайне безобидно, и будто специально напрашивавшихся на то, чтобы их взяли в качестве языков. На самом же деле они состояли из опытнейших «волкодавов» с подстраховкой.

Генералу Жукову даже представили для награждения «Знаменем», худенького белобрысого и конопатого паренька, сыгравшего главную роль при захвате как раз «бранденбургской» группы. Оказалось, что у этого с виду еще совсем мальчишки, имеется «личное немецкое кладбище» поболее, чем у иного матерого снайпера. Такие вот дела, такая вот война…

А дни неумолимо сменяются днями, месяц июнь катится к своему закономерному концу и недалек уже тот час, когда Третий Рейх и СССР поставят все на кон в самом титаническом сражении за всю историю войн.

19 июня 1942 года, Вечер. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин

Начальник Красноводского временного лагеря для польских военнослужащих, подполковник войска польского, Зигмунт Берлинг

Командир 1-го чехословацкого отдельного пехотного батальона, подполковник чехословацкой армии Людвиг Свобода

Стремительно катился к своему концу июнь сорок второго года. Предгрозовая тишина на фронтах почти явственно потрескивала электрическими разрядами, в любой момент готовая разразиться бурей невероятной силы. То тут, то там немецкая пехота предпринимала короткие, но массированные атаки под прикрытием артиллерийского огня, которые парировались массивным пулеметным огнем и контратаками советской пехоты, что можно было расценить как отвлекающие действия или разведку боем. Германская сторона готовилась к еще одному прыжку на восток, а советские войска застыли в напряженной готовности, ожидая немецкого наступления.

И в этот спмый напряженный момент Верховный Главнокомандующий страны, сражающейся за свое существование, нашел время чтобы встретиться с двумя иностранными офицерами не самого высокого ранга. Не все было так просто. Переворот в Лондоне и ликвидация лондонских эмигрантских правительств генерала Сикорского и Бенеша вызвали необходимость формирования просоветских польских и чехословацких частей, поскольку в связи с крахом Британии появилась возможность не создавать какой-то там дурацкий соцлагерь, а просто включать освобожденные страны в состав СССР на правах союзных республик. Сталин решил воспользоваться этой возможностью. Победитель в этой войне должен получить все.

Польская армия генерала Андерса фактически вышла из под контроля советского руководства, а ее командующий вступил в тайный сговор с эмиссарами фашистской Германии. Об этом Сталину было доложено вчера вечером, ибо товарищи из НКВД не даром едят свой хлеб. Окончательное решение по Андерсу и его армии будет принято на днях, но уже, исходя из того, что удалось узнать, было понятно, что создание армии под его руководством было ошибкой. Всю работу по формированию новых польских частей, которые будут сражаться с врагом, а не околачиваться в тылу, было решено поручить подполковнику Берлингу, который являлся «проверенным вариантом», и подходил для этой цели лучше всего.

Кроме того, во время зимних боев на Донбассе, в окружение под Сталино попала 1-я словацкая механизированная бригада, в полном составе потом сложившая оружие и сдавшаяся в плен советским войскам. В отличие от немецких пленных, направленных на тяжелые работы в советском тылу, пленные словаки жили в лагерях в довольно приличных условиях, на положении интернированных, а не военнопленных. Некоторое количество пленных словацких солдат и офицеров уже вступили в батальон подполковника Свободы, а остальные изъявляли желание присоединиться к ним.

– Я пригласив вас сюда, – сказал Сталин, пройдясь перед гостями взад-вперед по своему кабинету, – для важного разговора. После произошедшего в Британии профашистского переворота, политическая обстановка в Европе радикально изменилась. Теперь ни одна оккупированная Гитлером страна не имеет своего законного, пусть и находящегося в эмиграции правительства, и всю систему власти в ваших странах после их освобождения придется выстраивать заново. Советский союз может только помочь вам освободиться от германского ига, а все остальное вы должны сделать сами, сделав все возможное, чтобы власть у вас не захватили различные политические авантюристы. Лучшим аргументом в пользу правильного государственного устройства ваших стран должно стать создание новых вооруженных сил, которые сражаясь против гитлеровских полчищ плечом к плечу с Красной Армией уничтожат в Европе фашистскую заразу, и скажут свое веское слово в послевоенном политическом раскладе. Ибо, как сказал один умный человек, – «винтовка рождает власть».

– Господин Сталин, – спросил Зигмунт Берлинг, – а как же быть со 2-м Польским корпусом, почти сформированным генералом Андерсом?

– Генерал Андерс, – ответил Сталин, резко повернувшись в сторону польского подполковника, – полностью утратил представление о существующей реальности. Правительство генерала Сикорского, которому он подчинялся, больше не существует. А генерал Андерс вступил в тайный сговор с представителями нацистской Германии. Ему было обещана должность генерал-губернатора Польши, которую немцы сейчас называют Генерал-губернаторством. Как и положено сатане-искусителю, эмиссар рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера пообещал генералу все царства земные и небесные. И господин Андерс не смог устоять перед этим искушением, и согласился на все предложения Гитлера.

– Господин Сталин, – подполковник Берлинг вскочил со стула и, гордо вскинул голову, – вы полностью уверены в том, что генерал Андерс собирается продаться нацистам?

– Наши органы госбезопасности, – Сталин подошел к Берлингу, и пристально посмотрел ему в глаза, – на обратном пути сумели захватить немецкого курьера, который побывал в штабе генерала Андерса, и вел с ним переговоры. Курьер оказался личным представителем Гиммлера. Завтра его доставят в Москву, и если вы пожелаете, то вам предоставят возможность поприсутствовать при его допросе. Кроме того, подтвердилось и то, что переход бывшего премьер-министра и военного министра Польши Леона Козловского через линию фронта и предложение им сотрудничества нацистам, был осуществлен по прямому указанию генерала Андерса искавшего контактов с руководством фашистской Германии. Это тот чуть ли не единственный случай, когда сообщение господина Геббельса оказалось правдивым от начала и до конца.

После этих слов Сталина лицо подполковника Берлинга исказила гримаса гнева.

– Курва, пшеклентый здрайца, – выругался он по-польски, и добавил на русском, – Андерс – это мерзавец, который лижет зад германцам, в то время как наша родина стонет под пятой оккупировавших ее гитлеровцев, а честные поляки каждый день гибнут в концлагерях.

– Подполковник, – Сталин успокаивающе положил ладонь на плечо Берлинга, – вы совершенно верно оцениваете роль генерала Андерса и его личные качества. В самое ближайшее время его корпус будет расформирован и начнется следствие. Но ведь не все же польские солдаты и офицеры разделяют идеи генерала Андерса. Многие из них ненавидят немцев и хотят сражаться с нашим общим врагом. Кроме того, на территории СССР есть немало польских граждан и советских людей польского происхождения, которые с самого начало не хотели вступать в корпус генерала Андерса, который, собственно, был слепком со старой Польской армии, предназначенной воевать не против Германии, а против СССР. Вы уже знаете, что недавно, эти люди, не разделяющие идей генерала Андерса создали «Związek Patriotw Polskich» («Союз польских патриотов»), возглавляемый Вандой Василевской. С помощью этого союза вы и сформируете из всех здравомыслящих поляков, находящихся в данный момент на территории СССР, 1-ю дивизию нового Войска Польского.

То же самое касается и товарища Свободы, который из числа словаков находящихся в нашем плену, а так же чехов, проживающих в СССР должен развернуть свой батальон в полноценную пехотную бригаду. Товарищ Свобода уже воевал с немцами во время Первой мировой войны бок обок с русскими солдатами. Причем, если мне память не изменяет, вы были награждены за храбрость двумя Георгиевскими крестами?

Подполковник Свобода кивнул, польщенный тем, что советский вождь помнит о его боях с немцами под Бахмачем и Зборовым, и тактично умолчал об его участи в боях против частей Красной армии в составе Чехословацкого корпуса.

– Вы должны понять, – продолжил Сталин, – идет тяжелейшая война, в ходе которой решается будущее мира. Вопрос стоит так: или победит Третий рейх, и «неполноценные» с точки зрения народы будут уничтожены нацистами, или, приверженцы самой античеловечной идеологии будут разгромлены, и человечество начнет строить справедливое общество, без войн и насилия. Мы хотим, чтобы в этом обществе не было голода, нищеты и эксплуатации человека человеком. Люди должны свободно решать свою судьбу, а не подчиняться решениям принятым в Лондоне, Париже, Берлине или Вашингтоне.

– Господин Сталин, – спросил Берлинг, внимательно выслушавший советского вождя, – значит ли это то, что после войны вы не будете силой устанавливать в европейских странах свои советские порядки?

– Да, это так, – кивнул головой Сталин, – да и зачем нам это надо? Пусть народы ваших стран сами установят те порядки, которые им наиболее подходят, а мы лишь проследим за тем, чтобы им в этом никто не помешал. Конечно, мы не самоубийцы, и не допустим к власти тех, кто враждебно настроен к Советскому Союзу, тех, кто разжигал эту войну, и тех, кто пособничал Гитлеру. У нас хорошая память и мы хорошо помним Мюнхенский сговор, раздел Чехословакии, тех, кто не дал нам оказать ей помощь, нападение на Польшу, и прочие события, с помощью которых западные страны, в первую очередь Англия и Франция, поощряли фашистскую Германию к нападению на Советский Союз.

– Это хорошо, – сказал Людвиг Свобода, – в Мюнхене произошло преступление, жертвой которого стали не только чехи и словаки, но и все народы Европы. Преступление должно быть наказано, а преступники должны сидеть в тюрьме.

– Вы правы, подполковник, – произнес Сталин, – А пока же нам надо разбить нацистов, и сделать так, чтобы в Европе больше никогда не лилась кровь. Работы у нас будет много. Но, мы помним, что сказал товарищ Молотов 22 июня 1941 года, в день, когда Гитлер напал на СССР: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами»…

20 июня 1942 года, Полдень. Соединенные Штаты Америки, Вашингтон, Белый Дом, Овальный кабинет.

Присутствуют:

Президент США Франклин Делано Рузвельт

Вице-президент Генри Уоллес

Госсекретарь Карден Халл

Помощник президента Гарри Гопкинс

Начальник штаба президента адмирал Уильям Дэниэл Лехи

Директор Управления координатора информации полковник Уильям Донован.

Слуга-филиппинец бережно вкатил кресло с президентом Рузвельтом в Овальный кабинет, и тихо ступая белоснежными ботинками по ковру, вышел, плотно закрыв за собой двери. В помещении наступила гробовая тишина.

– Джентльмены, – прервал наконец изрядно затянувшееся молчание президент, – военная ситуация на Тихом океане снова внезапно осложнилась. Адмирал Нимиц оказался растяпой, ничуть не лучше адмирала Киммеля. Он дал возможность японцам поймать себя в такую же ловушку. Наш флот изрядно побили. Не так ли, адмирал? – Рузвельт посмотрел на начальника своего штаба.

– Мистер президент, нашего флота на Тихом океане больше нет, – мрачно сказал адмирал Лехи, – уцелели лишь несколько подводных лодок, находившихся на тот момент на своих позициях в океане, да авиационная группировка на островах Мидуэй. И это все. Ближайшая к театру военных действий наша военно-морская база – это Сан-Франциско.

Десятого июня, за сутки до японского нападения, через Панамский канал из Атлантики на Тихий океан проследовал наш новейший линкор «Норт Кэролайн». По счастью, он так и не успел прибыть на Гавайи. Но, поскольку один линкор погоды не делает, командование флота отдало распоряжение вернуть его обратно в Атлантику.

Однотипный ему линкор «Вашингтон» в настоящий момент проходит текущий ремонт в Нью-Йорке после своего возвращения из операции по проводке Арктических конвоев в Советскую Россию. Линкоры следующей серии: «Саут Дакота», «Индиана» и «Массачусетс» хотя и приняты в состав флота, но не успели еще пройти полного курса боевой подготовки, и слаживания команд. Ожидаемое время их готовности – не ранее сентября-ноября этого года.

Самое скверное заключается в том, что мы потеряли все свои авианосцы, за исключением малыша «Уоспа». А новые авианосцы войдут в строй еще нескоро. Головной корабль следующей серии «Эссекс» – где-то в феврале-марте следующего года, четыре же его систершипа, находящиеся пока на стапелях – не ранее следующего лета. И это пока все. Программа массового строительства авианосцев в данный момент находится лишь в стадии обсуждения.

– Очень хорошо, адмирал, – кивнул президент Рузвельт, – в смысле, конечно, хорошо то, что вы владеете обстановкой. Но, на самом же деле все очень и очень плохо. Этот японский хитрец Ямамото опять сумел сделать выигрышный ход, перебив всю посуду на нашей кухне. Джентльмены, нам теперь необходимо хорошенько подумать – как выходить из этой неприятной ситуации.

– Нынешняя война на море, – угрюмо сказал адмирал Лехи, озабоченно потирая морщинистый подбородок, – это прежде всего война авианосцев. Без прикрытия с воздуха наши линкоры будут просто обречены на гибель. Паритета в авианосцах с японским флотом мы сможем достичь не ранее следующего лета, а получить над ним превосходство – только к началу 1944 года.

– Понятно, адмирал, – кивнул президент, – Джентльмены, кто хочет высказаться по этому вопросу?

– А что думает об этом дядюшка Джо? – осторожно поинтересовался госсекретарь Карден Халл, – Может быть все-таки удастся уговорить его открыть Второй фронт на Дальнем Востоке против Японии?

– В данный момент это маловероятно, – тяжело вздохнул помощник президента Гарри Гопкинс, – Во время нашей последней с ним встречи он ясно дал нам понять, что пока перед ним стоит проблема Гитлера, никаких новых кампаний он начинать не собирается. В конце концов, он абсолютно прав – ведь это немцы сейчас находятся в центре России, а не русские стоят у ворот Берлина.

– К тому же следует учесть то, – добавил адмирал Лехи, – что у русских традиционно сильная именно армия. Но им пока нечего противопоставить на Тихом океане японскому флоту. Русский флот, базирующийся там мал и имеет преимущество перед японцами лишь в подводных лодках. Но почти все они небольшого радиуса действия, и предназначены для обороны своего побережья.

Мистер президент, если русские и вступят в войну против японцев, то это будут две разных войны. И даже от успехов русской армии в Китае нам будет ни холодно, ни жарко. Вот когда придет время добивать зверя в его логове – я имею в виду высадку десантов непосредственно на побережье Японских островов – вот тогда помощь русских будет для нас совершенно неоценима.

– Понятно, джентльмены, – вздохнул президент Рузвельт, – значит, нам не стоит рассчитывать на помощь своих союзников, и придется выкручиваться из создавшейся ситуации исключительно собственными силами. А силы эти, хотя весьма и весьма велики, все же надо хорошенечко обдумать – как их правильно использовать…

– Мистер президент, – неожиданно произнес молчавший до этого момента Уильям Донован, – нашей разведке стало известно, что у русских появилась аппаратура, позволяющая с высокой точностью применять тяжелые бомбы с высотных бомбардировщиков по подвижным и неподвижным целям ограниченных размеров. Уже более полусотни важных стратегических объектов в Германии были уничтожены после попадания единственной тяжелой бомбы, сброшенной с одиночного самолета. Да и гибель «Тирпица» тоже наводит на подобные мысли. Как доложили наши агенты, на него было сброшено всего четыре бомбы, и все четыре попали в цель.

Если бы дядюшка Джо поделился с нами своими секретными технологиями, то это стало бы для нас ощутимой поддержкой в борьбе с японским флотом. Располагая таким эффективным оружием, мы добились бы того, что японские корабли были бы вынуждены держаться от наших берегов на расстоянии, превышающем радиус действия наших дальних бомбардировщиков Б-17.

– А вот это очень интересно, – сказал президент Рузвельт, и пристально посмотрел на вице-президента Уоллеса, – Генри, вы только что прилетели из Москвы – что вы можете сказать нам по этому поводу?

Вице-президент Уоллес, прибывший на это совещание, что называется «с корабля на бал», то есть прямо с прилетевшего из СССР самолета, сидел в дальнем углу стола задумчивый и погруженный в какие-то свои мысли. Он сейчас не был похож на самого себя – энергичного, улыбчивого и никогда не унывающего человека. Услышав вопрос, заданный ему президентом Рузвельтом, он тяжело вздохнул.

– Мистер президент, – произнес Уоллес, – прежде чем давать вам советы, и рассуждать о нашей стратегии войны на Тихом океане, я хотел бы попросить вас закончить это совещание. Я понимаю, что вопросы, которые здесь обсуждаются очень важные, но, поверьте мне, та информация, которую я привез вам из Москвы, во много раз важнее.

Рузвельт, немного подумав, кинул головой, и, извинившись перед приглашенными, попрощался с ними. Удивленные и донельзя заинтригованные Карден Холл и адмирал Лехи перешептываясь, первыми направились к выходу. Гарри Гопкинс, видимо, догадавшись – о чем здесь сейчас пойдет речь, пробормотал себе под нос: «старшие братья, я так и знал», пошел вслед за ними. Последним Овальный кабинет покинул полковник Донован, бросив злобный взгляд на вице-президента…

20 июня 1942 года, Полдень. Соединенные Штаты Америки, Вашингтон, Белый Дом, Овальный кабинет.

Присутствуют:

Президент США Франклин Делано Рузвельт

Вице-президент Генри Уоллес

Когда дверь в Овальный кабинет закрылась, Рузвельт взял со стола длинный и тонкий мундштук, вставил в него папиросу, прикурил, и внимательно посмотрел на своего вице-президента.

– Генри, сказал он, – я понял, что у тебя состоялся откровенный разговор с русским лидером. И ты узнал из него такое, чего даже уважаемому мной Гарри Гопкинсу не следует знать. Хотя, по-моему, он уже кое о чем догадывается.

– Да, Фрэнк, – Уоллес зябко пожал плечами, – ты ведь знаешь, что я в свое время был другом русского философа Ника Рериха, и вместе с ним ждал прихода мудрых гуру из Шамбалы. И, похоже, что они явились…

Рузвельт чуть не поперхнулся табачным дымом и положил недокуренную папиросу на край пепельницы.

– Гарри, не тяни, рассказывай – что тебе сказал дядюшка Джо?

– Фрэнк, – попытался улыбнуться Уоллес, но улыбка его была больше похожа на гримасу, – я понял, что Сталин – это такой человек, который видит нас всех насквозь, словно просвеченных рентгеновскими лучами. Это я к тому, что у него теперь есть свой «стоп-лист», и доступ к этим сокровенным знаниям для нас зависит от того, какой в будущем стает наша Америка. Если она останется Америкой вашего «Нового Курса», то Сталин согласиться сотрудничать с нами полностью и без всяких ограничений. Во всяком случае, именно об этом было сказано в нашем разговоре в Кремле. В противном случае он придержит эти козыря в своем рукаве, чтобы выложить их потом в игре против ваших преемников.

Я понял, что русские могут заглядывать в будущее, черпая оттуда уникальную информацию. В общем, Френк, мистеру Сталину известно будущее Америки, и это будущее в первую очередь не обрадует именно тебя, как президента США. Я встречался и разговаривал с теми людьми, которых мистер Даллес в прошлый раз назвал «чертиками». И теперь я знаю то, что знают они.

Расстегнув портфель, вице-президент Уоллес вытащил из него толстую папку.

– Вот мой доклад на эту тему, и предназначенный только для тебя, Фрэнк, – произнес он, протягивая папку Рузвельту, – Там же лежат предложения Сталина об условиях заключению между СССР и США нового, долговременного союза.

Рузвельт стараясь удержать дрожь в руках, взял папку, и с стал жадно перебирать лежавшие в ней бумаги. Время от времени он, схватив заинтересовавший его документ, впивался в него глазами. В Овальном кабинете наступила гробовая тишина. Вице-президент безучастно смотрел в окно. Он чувствовал страшную усталость. И не от того, что Уоллес за долгую дорогу из Москвы в Вашингтон практически не сомкнул глаз. Его давила к земле чудовищная тяжесть тех знаний, которые он получил в ходе визита в Страну Советов. Действительно, правильно написано в Библии: от «многих знаний – многие печали».

Бегло просмотрев бумаги в папке и отдельно перечитав несколько раз перевод письма Сталина, Рузвельт вздохнул, и вопросительно посмотрел на Уоллеса.

– Генри, мы с тобой знакомы уже немало лет, – сказал он, – скажи мне откровенно – этому, – президент указал на лежащие перед ним бумаги, – можно верить? Я не про «шалости» полковника Донована, который думает меньше всего о том, как победить этого нехорошего парня Гитлера, и джапов, которые, правда, сейчас побеждают нас.

Тут все ясно – в нашем огороде необходимо произвести основательную прополку. К тому же события в Британии и возросшая угроза нас на Тихом океане не оставляют нам другого выбора. Полковник Донован он ведь не один такой. В наших политических кругах найдется еще немало персонажей, которые могут решить, что договоренность с Гитлером и установление в США фашистской диктатуры – наименьшее из двух зол. Эти люди будут пострашнее адмирала Ямомото. Дело в том, что японец сражается за свою страну, а эти – лишь за личное благополучие, пусть даже оно будет достигнуто ценой свободы всего американского народа. Впрочем, это дело для Генерального прокурора. Хотя…

Рузвельт на мгновение задумался. Потом он задумался, и внимательно посмотрел на Уоллеса.

– Знаешь, Генри, мне кажется, что все же не стоит давать этому делу официальный ход. Я думаю послать его завтра с инспекционной поездкой на Западное побережье. Допустим, в Сан-Франциско. Пусть он разберется в условиях базирования там остатков нашего флота. Но ведь Калифорния - это так далеко… И бывает, что с самолетами в дороге случаются разные неприятности.

– Я понял тебя, Фрэнк, – Уоллес нагнул голову, словно отдавая последние почести еще живому полковнику Доновану. – Я уже сегодня начну набрасывать роскошный некролог для «Вашингтон пост», в котором расскажу о безвременно ушедшем от нас славном воине и настоящем патриоте.

– Вот и отлично, генри, – Рузвельт улыбнулся краешком губ, – а пока нам надо подумать и о делах военных. На днях я приказал адмиралу Лехи приступить к разработке плана мероприятий, необходимых для обеспечения безопасности нашего Тихоокеанского побережья и свободы нашего судоходства в прибрежных водах обоих американских континентов от мыса Горн до Аляски. Если мы сумеем договориться с дядей Джо, то у нашего флота быстро появится много новых образцов вооружений, которые станут неприятным сюрпризом для японцев.

И нельзя оставлять без внимания Канаду. Там в любой момент может сложиться весьма неблагоприятная ситуация. Нам придется считаться с тем, что вполне вероятно нам придется дать добро на военную операцию при первом же подозрительном движении со стороны мистера Кинга.

– Меня больше беспокоит наше будущее, – Рузвельт тяжело вздохнул, и вытащил из папки фотографию весьма неприятного на вид негра. – Это некто Барак Хуссейн Обама. Появившись на свет как следствие внебрачной связи белой и приехавшего в Америку кенийца, он сумел пробиться по карьерной лестнице, и в 1997 году стать сенатором от штата Иллинойс. В конечном итоге в 2008 году этот мулат, которого у нас не взяли бы даже разносчиком почты ни в одну приличную контору, вполне законно был избран сорок четвертым президент США от нашей, между прочим, демократической партии, а в 2012 году переизбран на второй срок. При нем федеральный государственный долг достиг космической цифры в пятнадцать триллионов долларов и продолжает расти на один триллион долларов каждый год.

– Я уже знаю об этом, Фрэнк, – с горечью вздохнул Уоллес. – Это просто чудовищно - триллион долларов в год!

– Да, Генри, триллион долларов в год, – сказал Рузвельт и захлопнул папку, – Ты хочешь, чтобы твои внуки жили в такой Америке? Я, например, нет. А ведь к этому нас в конечном счете приведут такие, как полковник Донован и стоящие за ним политические круги. И мы должны сделать все, чтобы им в этом помешать. Не так ли, Генри?

– О, да, Фрэнк, – ответил вице-президент, – надо сделать все, и даже несколько более того. Я не хотел, чтобы мои внуки жили в той Америке, о которой рассказали мне люди из будущего. Это просто ад кромешный.

– Генри, – голос Рузвельта снова звучал спокойно, – мы должны внимательно разобраться в том, что нам предлагает дядюшка Джо. Удивительно, но именно этот большевик протягивает нам руку помощи.

– Дядюшка Джо, – задумчиво произнес президент Рузвельт, – на время войны предлагает нам заключить самый тесный военный союз, а после ее завершения он хочет разделить власть над миром. Но при одном лишь условии. Он хочет, чтобы мы договорились о взаимном невмешательстве во внутренние дела друг друга. Ради этого каждый из нас должен навести порядок на своем ранчо. Он – распустить Коминтерн, и убрать от власти сторонников так называемой мировой революции, а мы – закрепить политику «Нового Курса» и дать по рукам таким, как полковник Донован и его политические покровители.

– Фрэнк, я полагаю, что это вполне приемлемо, – кивнул Уоллес, – но, ведь правильно говорится, что «дьявол прячется в деталях».

– А вот деталями, – заметил Рузвельт, – придется заняться тебе, Генри. Можешь привлечь к работе госсекретаря Халла, естественно, не раскрывая ему все карты. Этот договор с Советами должен был выверен и вылизан так, чтобы в нем не было ни одной неясности, и ни одного места допускающего различные толкования. Ибо от этого зависит будущее Америки, да и всего мира.

А пока… – Рузвельт посмотрел на Уоллеса, и тот вдруг понял, что перед ним сидит в инвалидной коляске смертельно уставший пожилой человек, – Генри, извини, но я хотел бы немного отдохнуть и еще раз перечитать бумаги, которые ты привез из Москвы.

Генри, и тебе тоже не мешает отдохнуть. Мы с тобой славно поработали, и заслужили хотя бы несколько часов покоя…

21 июня 1942 года, Полдень. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Генеральный комиссар госбезопасности поблескивая стеклышками своего пенсне вошел в кремлевский кабинет Верховного держа в руках большую красную папку.

– Здравствуйте, товарищ Сталин, – поздоровался он с вождем.

– Добрый день, Лаврентий, – поприветствовал его Сталин, и с интересом посмотрел на Берия, покрасневшие глаза которого свидетельствовали о том, что этот человек не спал, как минимум, сутки, поддерживая себя крепким чаем и сигаретами.

– Не такой уж он и добрый, товарищ Сталин, – сказал Берия, раскрывая папку, – я к вам, собственно, по делу 2-й польской армии генерала Андерса. В ходе следствия появилась интересная информация.

– Ну и что выяснило следствие? – поинтересовался Сталин.

– Нам удалось установить, что некто Джеймс Смит, якобы, британский коммерсант, – Берия достал из папки лист бумаги, – арестованный органами госбезопасности в Ташкенте, был доставлен самолетом в Москву, и допрошен во внутренней тюрьме НКВД с применением спецмедикаментов. В результате допроса выяснилось, что имеет место заговор с целью перехода армии генерала Андерса на сторону фашистской Германии, и нанесения поляками удара в тыл союзническим войскам.

Хотя во время переговоров между Андерсом и Джеймсом Смитом, который на самом деле является агентом рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, речь шла о том, что польская армия должна поднять восстание только после ее выхода в Ирак.

Суть этого плана заключается в следующем. Переведенные из СССР поляки будут расквартированы в Ираке, в местах нефтедобычи. По приказу из Берлина они поднимут мятеж, захватят нефтепромыслы, и будут удерживать их до подхода немецких дивизий Африканского корпуса, наступающих со стороны Египта. Немцам позарез нужна нефть. Ради нее они и начинают генеральное наступление на нашем фронте. Гитлер прекрасно понимает, что без нефти он войну с нами проиграет. Вот, что он сказал недавно на совещании в ОКВ, – тут Берия достал из своей еще одну бумагу, и прочитал: «Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен покончить с этой войной».

– Гитлер рассуждает правильно, – сказал Сталин, – нефть – это кровь войны. Без нее Германия будет страдать малокровием, и долго не протянет. Гитлер понимает, что наступление на Восточном фронте может закончиться неудачей. Потому он и хочет подстраховаться, попытавшись захватить нефтепромыслы Ирака. А сил там у союзников мало, очень мало. Возможно, что деморализованные всем происходящим в метрополии английские войска не выдержат удара Африканского корпуса немцев. И, тогда – все… Фронт британцев окончательно развалится, и немецкие танки стремительно рванутся в Сирию и Ирак. А там их уже будут ждать мятежные поляки, передав фашистам целехонькими нефтепромыслы и нефтеперерабатывающие заводы…

– Товарищ Сталин, вместе с агентом Гиммлера, – сказал Берия, – в Москву были доставлены все материалы, собранные НКВД и армейскими особыми отделами о настроениях в армии генерала Андерса. А настроения эти, особенно в офицерской среде, скажем прямо, носят резко антисоветский характер. Отмечены не только случаи открытых высказываний соответствующего содержания, но факты срыва красных флагов со зданий местных органов советской власти, и намерения некоторых польских солдат и офицеров, попав на фронт, обратить оружие против Красной армии.

– Лаврентий, – твердо сказал Сталин, – с этой армией потенциальных предателей надо кончать. Она может доставить нам большие неприятности. Мы не имеем права игнорировать полученную информацию, особенно, в преддверии грозных событий на нашем фронте. Армия генерала Андерса должна быть расформирована, а все причастные к заговору, а так же сочувствующие им лица должны быть строго наказаны.

Берия переложил несколько листов в своей папке.

– Операция по разоружению и расформированию армии Андерса, – доложил он, – уже спланирована и находится на завершающем этапе подготовки к ее реализации. Предполагается провести ее послезавтра на рассвете, около четырех часов утра. Пока сотрудники местного НКВД на городских квартирах будут брать под стражу старших офицеров, а польские воинские части будут блокированы армейскими подразделениями Красной Армии в своих казармах и разоружены под угрозой применения оружия. Потом начнется следствие, которое и должно будет отделить виновных от невиновных.

– Хорошо, Лаврентий, – Сталин медленно прошелся по кабинету, – Но, судя по имеющимся у тебя материалам, виновных среди поляков будет куда больше чем невиновных. И что – всем высшую меру?

– Товарищ Сталин, – ответил Берия, – по моему мнению, с одной стороны высшая мера – это перебор, а с другой стороны, она не отражает всю тяжесть содеянного. Предательство – это тягчайшее преступление в военное время, и его нельзя прощать. Надо наказывать, и наказывать максимально строго.

Для тех поляков, которые будут изобличены в подготовке к мятежу, высшую меру мы заменим десятью годами лагерей, и отправим их в Зеравшан, находящийся поблизости от места их нынешней дислокации. Там сейчас как раз не хватает рабочих рук на строительстве железнодорожной ветки, шахт и обогатительного комбината. Условия работы там максимально тяжелые: днем испепеляющая жара, до пятидесяти градусов в тени, ночью леденящий холод. Ручной труд, механизации из-за сложностей военного времени почти никакой. А по плану уже в ноябре обогатительный комбинат должен дать первый золоторудный и урановый концентрат.

В связи со всем вышесказанным, среди заключенных отмечена довольно высокая смертность. Взятые зимой в плен эсесовцы, крымско-татарские, украинские и прибалтийские предатели уже заканчиваются, и на строительстве срочно нужен новый спецконтингент.

– Я тебя понял, Лаврентий, – кивнул Сталин, возвращаясь к своему рабочему столу, – и согласен с твоим решение. А теперь доложи, как продвигаются наши дела по Атомному проекту?

Берия достал из нагрудного кармана белоснежный платок, и, собираясь с мыслями, стал протирать им свое пенсне.

– Комбинат в Зеравшане по добыче урана – это только малая часть проекта, –сказал он, – Кроме того, определено место для строительство завода по производству тяжелой воды, место для строительства первого экспериментального тяжеловодного реактора на природном уране для наработки оружейного плутония-239. Идут работы по созданию предприятий производящих сверхчистый графит, гексафторид урана и осуществляющих газодиффузионное разделение изотопов урана.

На основе информации полученной из будущего, разрабатываются конструкции водо-водяных реакторов двухцелевого назначения. Всеми теоретическими разработками занимается группа советских ученых в составе Курчатова, Харитона, Александрова и Доллежаля и их сотрудников. Вместе с ними над Атомным проектом работают вывезенные нашими товарищами из Америки Джулиус Опеннгеймер и Лео Сциллард. Весьма продуктивно надо сказать работают.

В связи с тем, что внешнеполитическая обстановка радикально отличается от того, что было в истории наших потомков, а также из-за того, что без Гровса, Оппенгеймера и Сцилларда, Манхеттенский проект будет продвигаться куда медленней чем в нашей истории, основной упор в работах сделан не на создание Бомбы, а на разработку установок для промышленного получения энергии, пригодных так же в качестве силовых агрегатов для больших надводных кораблей и подводных лодок, в том числе и для мощных атомных ледоколов, предназначенных для освоения Арктики.

Верховный на некоторое время задумался.

– Лаврентий, – сказал он, – а ты уверен в том, что правильно выбрал приоритеты? Что мы будем делать в том случае, если как и тогда, опять начнется гонка атомных вооружений, и мы снова окажемся в ней в положении догоняющих.

– На этот случай, – ответил Берия, – мы разрабатываем проект тяжеловодного реактора на природном уране, основной продукцией которого будет оружейный плутоний-239. Надо иметь в виду, что, имея разработанные технологии обогащения урана и двухцелевые промышленные реакторы, нам будет гораздо проще развернуть промышленное производство ядерного оружия, чем в том случае, если бы мы попытались заняться этим на пустом месте. Кроме того, на эскадре адмирала Ларионова имеется в наличие восемь спецбоеприпасов со средствами их доставки. Четыре – на ракетном крейсере «Москва», четыре – на атомной подводной лодке «Северодвинск», и одна ядерная глубинная бомба – на большом противолодочном корабле «Североморск».

– Очень хорошо, – кивнул Сталин, – в конце концов мы можем попытаться договориться с Рузвельтом, и полностью исключить ядерное оружие из реальности нашего мира. Так будет спокойнее всем. Но, это дело хоть и обозримого, но отдаленного будущего. Поэтому работы над созданием нашей атомной бомбы должны быть продолжены.

У тебя все, Лаврентий? Тогда можешь идти, работай дальше и продолжай держать меня в курсе дел.

22 июня 1942 года. Токио. Дворец императора Японии Хирохито. Командующий объединенным флотом Японии адмирал Исороко Ямамото.

Для того, чтобы наконец-то решить, пожалуй, самый важный вопрос войны – куда нам двигаться дальше, сегодня утром я попросил аудиенции у нашего Божественного Тэнно.

Захват Гавайских островов и окончательный разгром Тихоокеанского флота Соединенных Штатов сделал нас хозяевами на всем огромном пространстве от Мадагаскара до Австралии. Противостоять императорскому флоту Японии было просто некому. Британские корабли трусливо прятались в гаванях Индии и Цейлона, а о демятке крейсеров Австралии и колониального флота Голландии можно было и не вспоминать. Предстояло подвести итоги первых шести месяцев боевых действий, которые оказались для нас на удивление удачными.

Сухопутные войска и военно-морские силы Японии добились крупных успехов. Создались благоприятные условия для обороны нашей территории, для поддержания важнейших коммуникаций. В мае капитулировали войска американцев и филиппинцев на острове Коррехидор. Генерал Макартур трусливо бежал с Филиппин, бросив своих солдат. И хотя кое-где на островах архипелага и остались отдельные очаги сопротивления, но это была уже агония. К нам в плен попало почти сто тысяч американцев и филиппинцев. На остальных направлениях все операции завершились примерно на месяц раньше намеченного срока. Наши потери в личном составе, вопреки ожиданиям, оказались незначительными. Досрочное завершение операций в районах Южных морей дало возможность раньше срока перебросить войска для проведения Бирманской операции. Военно-морские силы нанесли сокрушительный удар по главным силам американского и английского флотов на Тихом океане, понеся при этом неожиданно малые потери. Незначительными оказались и потери нашей армейской и морской авиации.

В результате крупных военных успехов Япония смогла захватить районы Южных морей с важнейшими источниками сырья, нарушить поставки важнейших видов сырья в США и Англию. Следовательно, материальное обеспечение войны стало более благоприятным, чем это предусматривалось. Необходимо было, однако, уделять внимание вопросу обеспечения продовольствием. Правда, в период с ноября 1941 года по февраль 1942 года значительное количество риса было импортировано из Таиланда и Французского Индокитая. Главное же заключалось в том, что нам досталось в качестве трофеев большое количество нефтепродуктов, и нефтепромыслы на Суматре. Теперь Японии уже не грозит нефтяной голод, и теперь мы можем получать горючее для флота и армии в необходимом нам количестве.

А теперь, о грустном. У армейского командования после блестящих побед нашего флота взыграла зависть, и оно рвалось в бой. Нашим генералам захотелось получить сразу все: Китай, Индию и Бирму. Они мечтали где-то на западных границах Индии встретить победоносные войска наших германских союзников, и вместе с ними поделить огромный континент. Но, хватит ли у них для этого сил? И, кроме того, Германия для нас союзник ситуативный, национал-социалистическая идеология предусматривает в будущем исключительно господство лишь арийской нордической расы. А это значит, что после общей победы мы должны будем сойтись в еще одной окончательной схватке, которая и решит – кому из нас жить, а кому умереть. Доверия к таким союзникам нет и быть не может, японцы для Гитлера всего лишь пушечное мясо и расходный материал в его войне с русскими большевиками и англо-саксонскими плутократами. Интересы Японской империи должны быть для нас на первом месте.

В то же время, Морской генеральный штаб, возглавляемый моим недоброжелателем адмиралом Нагано, настаивал на активных действиях против Австралии с целью ее захвата. Основной довод, который приводился инициаторами этой авантюры, состоял в том, что оборонительная стратегия невыгодна при ведении затяжной войны, и что ведение наступательных действий заставит противника перейти к обороне. В противоположность этому армия выступала за то, чтобы в соответствии с утвержденными планами вести стратегическую оборону, в ходе которой закрепить достигнутые успехи, приложить усилия к обеспечению самостоятельности Японии и укрепить национальную и военную мощь.

Рациональное зерно было и в том и в другом предложении. Но, для десанта в Австралию, а самое главное – для снабжения его всем необходимым для ведения успешных боевых действий – потребуется огромное количество транспортных судов, которых в данный момент у нашего флота просто не было. Великий же «Поход на Запад», на котором настаивало армейское командование, поглотит все наши ресурсы, и не приведет к к окончательной победе. Тем более, исходя из той ситуации, которая сложилась в настоящее время на фронте боевых действий в России, никакой встречи японских и германских войск в Индии или где-нибудь еще, скорее всего, просто не будет.

Надо исходить из трезвого расчета, а не из воинственных фантазий. Пусть Британию теперь можно было списать со счетов, но оставались еще США. А эта огромная страна, с мощной экономикой и безграничными ресурсами, была настроена решительно, и не собиралась складывать оружия. Япония просто не выдержит затяжных боевых действий против такого монстра. Следовательно, необходимо было ограничить свои аппетиты, и провести несколько ограниченных операций, которые позволили бы нам окончательно избавиться от присутствия боевых кораблей США на Тихом океане, и тем самым, обезопасить коммуникации между метрополией и захваченными нами территориями.

Моим штабом была разработана и подготовлена операция по выведению из строя на длительный срок Панамского канала. Сил для нее у нас должно было хватить. Очередной бросок авианосного соединения, бомбово-торпедный удар по шлюзам канала в Педро-Мигуэле и Гатуне. Высадившиеся в зоне канала отряды наших десантников уничтожат насосные станции и портовое оборудование в Бальбоа. Для того чтобы окончательно вывести из строя тихоокеанский выход из Панамского канала, в нем можно будет затопить несколько старых броненосцев императорского флота, а один из кораблей превратить в брандер – начинить его взрывчаткой и направить на Мирафлорские шлюзы. На восстановление канала потребуются годы. А до того корабли Атлантического флота США, чтобы попасть на Тихий океан будут вынуждены в течение нескольких недель огибать мыс Горн, что потребует огромных расходов горючего и приведет к преждевременному износу механизмов.

Наш же флот после этого сможет наносить удары по прибрежным городам США от Сиэтла до Сан-Диего. Чтобы отразить наши разящие удары американцам придется строить на своем западном побережье сеть аэродромов. Но, в любом случае, выбирать время и место этих ударов будем мы. С помощью нашего шифра, ставшего известным янки (сведения об этом, полученные от русских, поистине дар богов!) мы будем дезинформировать их.

Удары по побережью США могут быть весьма болезненными для американцев. Ведь в городах, расположенных на берегу Тихого океана расположены заводы, производящие вооружение для армии и флота США. В Сан-Диего – фирмы «Консолидейтед Вулти», в Бербанке – фирмы «Локхид», в Лос-Анджелесе – фирмы «Дуглас», в Сиэтле – фирмы «Боинг». Возможно, что американцы попытаются эвакуировать их вглубь страны, но это означает, что на какое-то время прекратится выпуск так нужных флоту и армии самолетов.

Обо всем этом я доложил во время своей аудиенции нашему Божественному Тэнно. Император внимательно выслушал меня, кивая головой, тем самым показывая, что он полностью согласен с моими доводами.

– Скажите, Исороку-сан, – спросил он меня, после того, как я закончил свой доклад, и с почтением передал ему его текст, – что вам потребуется для того, чтобы осуществить весь этот ваш блестящий план?

– Ваше величество, – твердо сказал я, – для этого необходимо единое руководство всеми боевыми действиями. К моему большому сожалению, министр армии и глава нашего кабинета министров генерал Тодзио отдает предпочтение сухопутным войскам. И я полагаю, что он будет всячески препятствовать осуществлению предложенного мною плана. Хидэки-сан храбрый воин, и верный слуга Вашего величества. Но он считает, что необходимо крепить союз с Германией, и начать «Великий поход на Запад», чтобы завоевать значительную часть Азии. А это, как я уже сказал в своем докладе, нереально и приведет к ненужным потерям без достижения решающего результата.

Император внимательно посмотрел на меня и после небольшой паузы спросил,

– Исороко-сан, как вы считаете, кто должен возглавить наше правительство, для того, чтобы было успешно осуществлено все то, что вы задумали?

Я был готов к такому вопросу, но с ответом спешить не стал, сделав вид, что тщательно обдумываю заданный мне вопрос.

– Ваше величество, – наконец произнес я, – имею честь предложить вам кандидатуру на пост главы кабинета адмирала Симада Сигэтаро. Я знаю его лично много лет. В 1904 году мы вместе с ним окончили Военно-морскую академию. Сигэтаро-сан участвовал в Цусимском сражении в качестве мичмана на крейсере «Идзуми». Он член Высшего военного совета. Словом, он достойный слуга Вашего величества.

– Хорошо, Исороко-сан, – император, как я понял, снизошел к моим доводам, но не стал сразу же соглашаться с предложенной мной кандидатурой. – Я внимательно обдумаю все вами сказанное. Можете идти.

Я почтительно поклонился Божествнному Тэнно, и покинул Зал приемов. Аудиенция окончилась.

23 июня 1942 года. Утро, полигон ГАБТУ в Кубинке.

Присутствуют:

Верховный главнокомандующий Сталин Иосиф Виссарионович

Генеральный комиссар ГБ Берия Лаврентий Павлович

Начальник Генштаба генерал-лейтенант Василевский Александр Михайлович

Генеральный конструктор Шашмурин Николай Федорович

Нарком вооружений Устинов Дмитрий Федорович

Нарком танковой промышленности Малышев Вячеслав Александрович

Три тяжелых танка, выстроившихся в ряд перед высокой комиссией под утренним летним солнышком были прекрасны. Перефразируя известную пословицу, глядя на них можно было сказать, что страшная сила – это тоже красота. Даже забрызганные грязью после долгого марша и стрельб, проведенных перед высокой комиссией, они все равно выглядели грозно и прекрасно. Рядом, для сравнения в одном ряду стояли танки – предшественники новой машины: Т-42, КВ-1 и Т-34-76 с длинноствольной пушкой.

Внешне новая машина, получившая название ИС-1 не имела почти ничего общего со своим «тезкой» из нашей истории. Приземистая, широкая машина, высотой два метра тридцать сантиметров, и массой в тридцать шесть тонн, была ниже и почти трехметрового германского Т-VI, совсем недавно показанного Гитлеру на Куммерсдорфском полигоне, и советского тяжелого танка-ветерана КВ-1, и даже среднего Т-34. А малая высота – это не только меньшая заметность на поле боя, но и снижение площади толстого вертикального бронирования, расположенного под более рациональными углами.

Для человека непосвященного во все обстоятельства его создания, новый танк выглядел как дальнейшее развитие среднего танка Т-42, получившего новый лобовой лист типа «щучий нос», расположенный под более острым углом, и прикрывавший спереди надгусеничные полки и новую скругленную пятиугольную башню приплюснутой формы без «замана», вооруженную длинноствольной стомиллиметровой танковой пушкой с эжектором, в нашей истории носившей название Д-10Т. Также как и на Т-42 люк механика-водителя располагался в верхней части корпуса, а надгусеничные полки были прикрыты бортовыми навесными экранами.

Посвященный же человек сказал, что новая машина похожа на несколько уменьшенную копию танка потомков Т-72, отличаясь от него меньшей массой, уменьшенным калибром орудия, отсутствием автомата заряжения и устройства для двухплоскостной стабилизации орудия. Впрочем, работы над последним девайсом шли в ускоренном темпе, и уже к осени новые танки должны были получить возможность вести прицельный огонь прямо на ходу.

Но главное сходство со своим иновременным прототипом у ИС-1 находилось внутри. Это такое же как у Т-72, расположение узлов и агрегатов, и комбинированная броня башни и корпуса. Она была соединена «в шип», и состояла из внутреннего и внешнего слоев гомогенной катаной брони, и расположенного между ними стеклотекстолитового наполнителя. А вместо отсутствующих противокумулятивных экранов динамической защиты на самых уязвимых местах корпуса и башни были установлены сменные защитные блоки из твердой металлокерамики.

Сравнение новой советской машины с ее будущим главным оппонентом танком Т-VIВ «Тигр» выходило отнюдь не в пользу немцев. ИС-1 был на семьдесят сантиметров ниже «Тигра» и на двадцать тонн легче. Установленная под экстрарациональными углами бронезащита ИС-1 была эквивалентна двумстам миллиметрам катаной стальной брони, в то время как расположенная под прямыми углами броня «Тигра» имела толщину 100-120 миллиметров. Почти шестнадцатикилограммовый тупоголовый бронебойный снаряд с баллистическим наконечником, выпущенный со скоростью восемьсот девяносто семь метров в секунду из пушки Д-10Т, пробивал лобовую броню немецкой «кошки» с дистанции полтора-два километра. Немецкая же танковая пушка KwK-36, стреляющая десятикилограммовыми снарядами, вылетающими из ствола со скоростью восемьсот десять метров в секунду, могла взять ИС-1 только в борт и с дистанции менее ста метров. Картина выходила такая же как и при противостоянии Т-34-76 с тем же «Тигром».

При этом, за счет меньшего веса, а, следовательно, и меньшего удельного давления на грунт и лучшей удельной энерговооруженности ИС-1 превосходил «Тигр» в подвижности и проходимости по пересеченной местности. По этим параметром являясь фактически средним, а не тяжелым танком.

Правда, массовым танком ИСу с его сложной в производстве композитной броней, в отличие от Т-34, не бывать. Но и «Тигр», тоже машина не дешевая, и в нашем прошлом он был выпущен относительно небольшой серией в тысячу триста девяносто четыре экземпляра. Для сравнения – в нашем прошлом в нацистской Германии средний танк Т-IV был выпущен серией в восемь с половиной тысяч машин, а «Пантер» было сделано почти шесть тысяч. В СССР самым массовым танком нашей истории был средний танк Т-34, которых было сделано аж восемьдесят четыре тысячи машин, в то время как тяжелых танков КВ и ИС-2 было произведено примерно по три с половиной тысячи штук каждой модели.

И ИС-1 и его немецкий оппонент по своему назначению как тяжелые танки предназначены были не для массовой постройки, а для качественного усиления новых массовых средних танков, в качестве которых в Красной армии должен был выступать Т-42, а в вермахте, еще находящаяся в разработке «Пантера». Двух – двух с половиной тысяч ИСов, при их качественном превосходстве над тяжелыми немецкими танками, вполне должно было хватить на то, чтобы уничтожить все, что сумеют создать германские танковые заводы, и в кратчайший срок закончить войну в Европе. Кратчайший – это, конечно, по сравнению с нашей историей, ибо Третий Рейх пока был еще очень силен, и до того момента, когда он будет полностью разгромлен должно пройти немало времени и пролиться немало крови.

Обойдя несколько раз новые машины, Верховный по приваренным к броне скобам поднялся наверх, и заглянул в открытые люки механика-водителя, заряжающего и наводчика с командиром. Внутри танка все было до предела компактно, можно сказать, даже тесно, и рост танкистов, которые в будущем должны будут воевать на этих танках, не должен был превышать одного метра шестидесяти пяти сантиметров. Проектирование по предельным параметрам и компактная компоновка позволяющая снизить высоту и массу танка тоже имели свои недостатки. Но, Верховный, который и сам был среднего роста, ничего по этому поводу не сказал.

– Неплохо, очень даже неплохо, товарищ Шашмурин, – похвалил он главного конструктора, спустившись с брони на землю, – Скажите, а какие на этом танке стоят оптические прицелы и рации? Насколько мы знаем, товарищи танкисты много раз жаловались на некачественную оптику в наших танках и плохую радиосвязь.

Пожав плечами, Шашмурин вопросительно посмотрел на Берию.

– Поскольку, – ответил «лучший менеджер всех времен и народов», – танки ИС-1 предназначены для вооружения тяжелых танковых батальонов и рот в мехкорпусах ОСНАЗ и гвардейских танковых армиях, на них, как и на ОСНАЗовских машинах, планируется устанавливать оптические приборы, танковые УКВ радиостанции и переговорные устройства американского производства, полученные нами по ленд-лизу.

– Очень хорошо, товарищ Берия, – кивнул Сталин, – но, вы должны приложить все усилия для того, чтобы и в Советском Союзе был налажен выпуск качественной оптики и радиоаппаратуры. Мы не имеем права зависеть от капиталистов даже в такой малости, как оптические приборы и качественные радиостанции.

– Работы по серийному выпуску отечественных компактных УКВ радиостанций для авиации и механизированных войск уже ведутся, – доложил Берия, – Первые образцы должны поступить на испытания в октябре этого года. Что же касается качественной оптики, то на 349-м заводе в Ленинграде уже приступили к выпуску опытных партий просветленных оптических прицелов для артиллерии, танковых войск и снайперских винтовок, на основе полученной из будущего информации. Руководство завода обещает начать серийный выпуск таких приборов к новому 1943 году.

– Будем иметь это в виду, товарищ Берия, – сказал Сталин, – и не стесняйтесь – ни в наградах для отличившихся, ни в наказаниях для виновных в задержке выпуска таких нужных для фронта приборов и в изготовлении брака. Имейте в виду, товарищ Устинов, нам нужны не только лучшие в мире пушки и танки, но и лучшие прицелы и радиостанции. Ибо мало просто выстрелить в сторону противника. Надо еще и знать – где этот противник расположен, и уничтожить его, используя минимально количество снарядов. Вы поняли меня?

– Так точно, товарищ Сталин, я все понял, – отрапортовал Устинов, и Вождь посмотрел на присутствующего здесь же начальника генерального штаба.

– А что скажете вы, товарищ Василевский? – спросил Верховный, – Нужен этот танк Красной Армии или нет? Ведь, как я понимаю, в производстве он будет стоить примерно как два танка Т-42, или три КВ-1, или четыре с половиной Т-34.

– Нужен, товарищ Сталин, – ответил Василевский, – в ближайшее время мы ожидаем появления на фронте первых опытных образцов новых немецких танков: тяжелого – «Тигра», и среднего – «Пантеры», против которых будет бессильны танки Т-34 и КВ с пушками калибра семьдесят шесть миллиметров, а также большая часть нашей противотанковой артиллерии, за исключением, пожалуй, новых образцов.

Танк Т-42 сможет бороться с новыми немецкими танками, но вооруженные ими механизированные части, как ожидается, будут нести при этом неоправданные потери. Массово новая немецкая «бронекошачья» техника должна появиться на фронте весной-летом следующего года. Именно тогда нам и понадобится машина, способная уверенно уничтожать новые немецкие танки в маневренном бою практически на любой дистанции, что позволит снизить наши потери до приемлемого уровня, и ускорить темпы проведения глубоких наступательных операций.

– Полагаю, что вы абсолютно правы, товарищ Василевский, – кивнул головой Сталин, и посмотрел на наркома танковой промышленности, – и такой танк действительно нам очень нужен, товарищ Малышев. В самое ближайшее время вы должны прекратить выпуск танка КВ-1, и заменить его в производстве танком ИС. Срок вам для выполнения этого решения партии и правительства – до первого августа. Как говорил товарищ Ленин, «пусть лучше меньше, да лучше».

А вы, товарищ Шашмурин, продолжайте вашу работу по совершенствованию существующих танков и боевых машин, и приступайте к разработке следующей модели, на этот раз уже со сто двадцати двух миллиметровой танковой пушкой с двухплоскостной стабилизацией, автоматом заряжания и сгораемыми гильзами. Товарищ Грабин обещал дать нам ее к сентябрю. Надеюсь, что вы и на этот раз оправдаете доверие нашей Партии и Правительства.

24 июня 1942 года. Узбекская ССР. Поселок Вревский Янгиюльского района Ташкентской области. Штаб 2-го Польского корпуса.

Операция по разоружению войск генерала Андерса и аресту лиц, подозреваемых в сотрудничестве с немцами, прошла вполне успешно. План, разработанный в ведомстве Лаврентия Павловича Берии при участии Нины Викторовны Антоновой, был весьма изощренным, и учитывал некоторые специфические моменты польского национального менталитета.

Все началось с того, что накануне, 23 июня из политотдела штаба Среднеазиатского военного округа, располагавшегося в Ташкенте, в штаб 2-го Польского корпуса пришел пакет, в котором находилось две сотни бесплатных билетов на вечерний спектакль оперетты Кальмана «Фиалка Монмартра», который в столицу Советского Узбекистана привез гастролировавший по Средней Азии Московский театр оперетты. В приложенном к билетам письме говорилось, что за три часа до начала спектакля к штабу корпуса подадут пассажирские автобусы, которые отвезут в Ташкент панов офицеров, а потом, после спектакля, отвезут их назад.

Естественно, что распределение билетов среди офицерского состава корпуса превратилось в склоку, сопровождаемую взаимными оскорблениями и чуть ли не мордобоем. Кончилось все тем, что возможность отправиться в Ташкент и посмотреть оперетту получили те из офицеров корпуса, кто считался наиболее приближенным к генералу Андерсу. Все остальные, кто оказался обойденным, затаили лютую злобы на «холопов Андерса». Они и многие из унтер-офицеров и солдат, решили утешить себя народным польским средством – напиться до безобразия, благо накануне всему личному составу корпуса выдали денежное довольствие.

Именно на такое развитие событий и рассчитывало руководство операцией по разоружению воинства генерала Андерса. Посмотрев оперетту, польские офицеры после окончания спектакля посидели еще часик другой в театральном буфете, после чего разместились в терпеливо ждавших их на стоянке перед театром автобусы. Для генерала Андерса и офицеров его штаба подали несколько «эмок». Так, вкусив все прелести культурной программы, веселые и изрядно пьяные «паны официеры» отправились к месту дислокации корпуса.

Но по пути их ждала непредвиденная остановка. Где-то на полдороги все машины и автобусы, как по команде, остановились на шоссе. Водители дружно выскочили из кабин, и сгинули в чернильной мгле среднеазиатской ночи. Впрочем, уже через минуту стало светло, как днем, потому что автобусы и машины с польскими офицерами, неподвижно застывшие на шоссе, осветили десятки фар и прожекторов.

– Всем офицерам Второго Польского корпуса, – откуда-то сбоку по-польски произнес усиленный громкоговорителем мужской голос. – Предлагаю вам вести себя спокойно, не сопротивляться, и выйти из машин и автобусов и сдать оружие. В этом случае всем, кто выполнит наши требования, гарантируется жизнь. А в случае непричастности к преступным связям командования корпуса с нацистами, еще и свобода, а также возможность бороться с германскими фашистами с оружием в руках.

– Пся крев! – воскликнул генерал Андерс, хватаясь за кобуру. Но из машины вылезать не стал, послав на разведку своего адъютанта. Тот с пистолетом в руках выскочил из «эмки», и пытался разобраться – кто посмел остановить их на дороге, и нагло требует разоружиться. Выстрела генерал не услышал. Адъютант неожиданно охнул, выронил пистолет, согнулся и упал рядом с дверцей «эмки».

– Предупреждаю, – раздался все тот же голос из громкоговорителя, – что любая попытка сопротивления будет пресекаться самым решительным образом.

В подтверждение сказанных слов откуда-то сбоку на освещенное фарами и прожекторами место выкатилось несколько бронеавтомобилей БА-10. Их башни были повернуты в сторону стоявших на шоссе автобусов.

Увидев бронемашины, многие из польских офицеров моментально протрезвели. Бросаться с пистолетами – а другого оружия у них не было – на броневики – это явное самоубийство. Отчаянно ругаясь, они стали выбираться из автобусов, расстегивать кобуры и складывать свое оружие на обочине шоссе. Спереди и сзади стоявших автобусов появились вооруженные автоматами солдаты, которые моментально взяли польских офицеров на прицел.

– Всем следовать вперед, в сторону головной машины, – снова раздался тот же голос, – там вас осмотрят и проверят документы. Генералу Андерсу оставаться в своей машине. Вами займутся в последнюю очередь.

Офицеры обреченно побрели в указанном им направлении. Они осторожно обходили лежавший на дороге труп адъютанта командующего корпусом, и, подняв руки вверх, покорно давали себя обыскать солдатам с васильковыми фуражками. Когда все польские офицеры были досмотрены и усажены в подъехавшие к ним автобусы, внутри которых уже находились конвоиры, к «эмке», в которой сидел мрачно нахохлившийся генерал Адерс подошел майор НКВД, который на чистом польском языке сказал ему: «Рroszę cię, panie generale, za mną…»

…В отсутствие высокого начальства солдаты и офицеры польского корпуса закатили в казармах и штабных помещениях грандиозную пьянку. Деньги у них были, а в местные магазины накануне завезли много вина и водки. Хлебнули спиртного и часовые, охранявшие склады и периметр территории корпуса. К утру многие их них откровенно дрыхли на своих постах, держа в одной руке винтовку с примкнутым штыком, а в другой руке бутылку с недопитым вином. Поэтому для бойцов ОСНАЗа НКВД оказалось довольно простой задачей подобраться к часовым и аккуратно их обезвредить, до того как они успели поднять тревогу.

Разоружив часовых – к счастью, оружие в ход пущено не было, бойцы НКВД незаметно пробрались в казармы, так же бесшумно сняв спящих крепким алкогольным сном дневальных. Вооруженные автоматами и ручными пулеметами группы блокировали оружейные комнаты и хранилища боеприпасов и арттехвооружения.

Когда все намеченные к захвату объекты были взяты под контроль, подполковник, командовавший операцией, досрочно объявил «подъем» всеми личному составу корпуса. Ошарашенных и еще не проспавшихся солдат и офицеров выгнали на плац, ярко освещенный прожекторами. Там к ним обратился подполковник Зигмунд Берлинг.

– Жолнежи, официеры, поляки, братья, – сказал он, – Ваше командование продало вас с потрохами швабам. Да-да, именно так, – подполковник повысил голос, чтобы перебить ропот, поднявшийся среди сбившихся в толпу польских солдат и офицеров.

– Генерал Андерс встречался с эмиссаром палача Польши, рейхсфюрера СС Гиммлера. За обещанное ему место генерал-губернатора Польши, этот иуда согласился в Ираке, куда в ближайшее время должен был выведен корпус, поднять мятеж против британцев, и, захватив нефтепромыслы, а потом передать их в целости и сохранности наступающим германцам.

– Не может быть! Все это враки! – раздались негодующие выкрики из толпы поляков.

Подполковник Берлинг поднял руку, успокаивая своих буйных соотечественников.

– Многие из присутствующих здесь знают меня, – сказал он, – кто их них может обвинить меня в том, что я хоть раз солгал? Никто! Тогда слушайте – я лично беседовал с эмиссаром Гиммлера, пойманным русскими. Он подтвердил мне, что у него был разговор с Андерсом, который дал согласие стать генерал-губернатором Польши…

Братья, поляки, мне стыдно, что среди нас оказались германские прихвостни. Я решил собрать вокруг себя все честных поляков, которые желают сразиться с германцами, и вернуться в Польшу с востока, вместе с Красной армией, которая сейчас бьет и побеждает гитлеровские войска.

Кто из вас хочет вернуться на Родину победителем, честно глядя в глаза тем, кто сейчас живет на нашей поруганной земле под пятой проклятых швабов?! Если среди вас есть такие, то пусть они выйдут вперед, и станут рядом со мной…

На плацу наступила напряженная тишина. Потом вперед вышел высокий и худой капрал, в распахнутом мундире. Молча, застегиваясь на ходу, он подошел к подполковнику Берлингу, и стал слева от него. Следом из толпы, которая мало-помалу превращалась в какое-то подобие строя, вышли еще несколько человек, потом еще и еще… Вскоре рядом с подполковником Берлингом уже стояло не менее трехсот человек и идущих к нему солдат становилось все больше и больше…


Часть 18-я «Операция ОРИОН»

25 июня 1942 года, Вечер. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник генерального штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Командующий Центральным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков.

Командующий стратегической авиацией генерал-лейтенант Александр Евгеньевич Голованов.

Командующий 2-й ударной армией генерал-майор Иван Данилович Черняховский.

Командующий 1-м мехкорпусом ОСНАЗ генерал-лейтенант Вячеслав Николаевич Бережной.

Командующий 2-м мехкорпусом ОСНАЗ генерал-лейтенант Михаил Ефимович Катуков.

Командир авиагруппы ОСНАЗ генерал-майор Сергей Петрович Хмелев.

Для того, чтобы узнать о том, что будет сказано на этом совещании генерал Гальдер наверняка без сожаления отдал бы свою правую почку и левый глаз в придачу. Сегодня в кабинете Сталина собрались не политические болтуны из ЦК и не армейские паркетные шаркуны, а люди дела, гении маневренной войны, и мастера таранных ударов.

– Товарищи, – произнес генерал-лейтенант Василевский, начиная совещание, – нашей разведкой установлено, что два дня назад, двадцать третьего июня, противник начал скрытное выдвижение к линии фронта своих танковых и моторизованных частей 24-го, 48-го танковых корпусов из состава 4-й танковой армии в районе Курска, и 40-го отдельного танкового корпуса в районе Белгорода. Ожидается, что вражеское наступление начнется на рассвете 28 июня в четыре часа утра.

Сталин в тишине несколько раз прошелся взад-вперед по кабинету.

– Сколько всего у них там сил, товарищ Василевский? – поинтересовался он, – И каким образом, по вашим данным, они намереваются действовать?

– Товарищ Сталин, – сказал Василевский, – вот примерный состав группы армий «Б» действующей против нашего Центрального фронта.

Из района Курска в направлении Воронежа на стыке наших 40-й и 13-й армий должна наступать так называемая «группа Вейхс» в составе 2-й немецкой полевой и 4-й танковой армии. В составе группы двенадцать пехотных, четыре танковых и четыре моторизованных дивизии. Общая численность группировки составляет триста сорок тысяч солдат и офицеров, почти семьсот танков, пятьсот бронемашин, четыре тысячи сто орудий и минометов. Командует группой генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс.

Из района Белгорода в направлении Старого Оскола против центра нашей 21-й армии должна наступать 6-я немецкая армия генерал-полковника Паулюса. В составе армии пятнадцать пехотных, две танковых и одна моторизованная дивизия. Общая численность 6-й армии составляет триста тридцать тысяч солдат и офицеров, более трехсот танков, полторы сотни бронемашин, три с половиной тысячи орудий и минометов.

Промежуток между немецкими ударными группировками заполнен войсками союзников фашистской Германии.

Южнее ударной группировки фон Вейхса, на ее правом фланге расположена 2-я венгерская армия под командованием генерал лейтенанта Густава Яня в составе девяти легкопехотных и одной танковой дивизии. Общая численность армии около двухсот тысяч солдат и офицеров, на вооружении танковой дивизии имеются легкие танки «Толди», а также танкетки итальянского и бронемашины венгерского производства.

Еще южнее, на левом фланге 6-й армии, расположена 8-я итальянская армия под командованием генерала армии Итало Гарибольди. В составе армии девять пехотных и одна кавалерийская дивизия, три бригады чернорубашечников и одна бригада хорватских националистов. Общая численность итальянских войск на советско-германском фронте составляет триста пятьдесят тысяч солдат и офицеров. Танки и бронемашины имеются в ограниченном количестве.

Таким образом, замысел немецкого командования понятен: сходящимися ударами от Курска и Белгорода, разгромить наши 40-ю и 21-ю армии и, замкнув окружение вокруг них в районе Старого Оскола, развивать наступление на Воронеж и, на юг во фланг и тыл нашему Юго-Западному фронту. По замыслу немецких генштабистов, это должно привести к его полному разгрому, открывающему немецким армиям дорогу на Волгу и Кавказ. Общая численность группы армий «Б», противостоящей нашему Центральному фронту составляет более одного миллиона двухсот тысяч солдат и офицеров, тысячу сто танков, шестьсот пятьдесят бронемашин и около десяти тысяч орудий и минометов.

– Товарищ Василевский, – произнес Сталин после некоторого молчания, – очень хорошо что вы владеете информацией о численности вражеских войск и их намерениях. Товарищ Жуков, ваш фронт готов к отражению вражеского удара? Когда мы назначали вас на этот пост, то сразу предупреждали, что ставим перед вами очень трудную задачу.

Генерал армии Жуков с самого начала чувствовал себя на этом совещании несколько неуютно. Чувствовалось, что почти все тут присутствующие кроме него и свежеиспеченного генерала Черняховского посвящены в какую-то большую ТАЙНУ, к которой у него пока не было доступа. Но Черняховскому было проще - на такую высоту он взлетел совсем недавно, после успешного наступления на Любань, и свою неосведомленность воспринимал как должное. Жуков же, занимавший уже важные посты, чувствовал такие моменты куда острее.

Главным раздражителем среди присутствующих был для него генерал-лейтенант Бережной. Загадочная до недавнего времени фигура, следов которой в кадрах РККА Георгию Константиновичу не удалось обнаружить несмотря на все свои связи, человек которого до января этого года как бы вовсе и не существовало в природе, герой зимней кампании, всего одной механизированной бригадой бивший немцев в хвост и гриву в Крыму, на Донбассе и под Ленинградом.

Потом, перед его назначением на Центральный фронт, товарищ Сталин немного приоткрыл завесу тайны. Вот именно, что «немного». Бережной для Жукова все еще продолжал оставаться загадкой. И вот, наконец, личная встреча. С первого взгляда ничего особенного, да и со второго тоже. Но, дела говорили сами за себя. Несмотря на свой тяжелый характер, таких командиров Георгий Константинович уважал, на дух не переваривая разного рода неумех и лизоблюдов.

Особенно это уважение возросло после Брянско-Орловской наступательной операции. Несмотря на ее локальный характер, Жуков понял, что он сам не смог бы действовать в таких условиях и с такой безоглядной решительностью, прямо граничащей с обыкновенной наглостью. Где это видано - вводить в прорыв механизированные части прямо через голову штурмующей фронт пехоты? Но у Бережного все получилось - 2-я танковая армия немцев была разгромлена в кратчайшие сроки, и Красная армия получила плацдарм для дальнейших наступательных операций.

И вот теперь его присутствие в этом кабинете наряду с другими птицами высокого полета говорит о том, что и эта операция не обойдется без его участия. Соединения и части ОСНАЗ находятся в прямом подчинении у Верховного и, судя по присутствию здесь Бережного и Катукова, задумано нечто большее, чем просто отражение немецкого наступления.

- Товарищ Жуков, вы о чем-то задумались? – прервал Вождь размышления командующего Центральным фронтом, - Расскажите нам пожалуйста, как вы собираетесь останавливать немецкое наступление на Воронеж? Мы хотим знать - все ли у вас готово для того, чтобы встретить врага, и после упорной обороны погнать его обратно, туда, откуда он пришел.

- Извините, товарищ Сталин, действительно задумался, - признался Жуков, и подошел к висящей на стене карте, - Враг сосредоточил против нашего Центрального фронта большие силы, но и мы тоже не сидели сложа руки. Полностью закончено строительство второй и третьей линии обороны, войска пополнены и перевооружены в соответствии с новыми штатами. Стрелковые роты получили четвертый стрелковый взвод, стрелковые батальоны - четвертую стрелковую роту, стрелковые полки - четвертый стрелковый батальон, а стрелковые дивизии - четвертый стрелковый полк. Стрелковые взводы усилены одним снайпером, двумя гранатометчиками и одним пулеметчиком с ручным пулеметом. Численность боевого пехотного ядра стрелковой дивизии выросла почти втрое - с четырех до десяти тысяч бойцов и командиров. До девяноста процентов личного состава ранее участвовали в боях, и имеют высокий боевой дух и хорошую моральную устойчивость. От немецких танков не побегут.

Отдельные противотанковые дивизионы стрелковых дивизий развернуты в полки и перевооружены с сорокопяток на пушки ЗИС-3. Кроме того, по дивизиону таких же пушек получил и каждый стрелковый полк. К противотанковой обороне также привлечены легкоартиллерийские полки. Их гаубичные дивизионы были выделены и развернуты до гаубичных полков. Вся пригодная для наступления местность заранее пристреляна. Количество 76-миллиметровых орудий в каждой дивизии увеличилось с двадцати восьми до ста двадцати восьми, количество 122-миллиметровых гаубиц М-30 с восьми до тридцати двух.

На направлениях главных ударов противника развернуты тяжелые танкоистребительные бригады РГК, и проведено скрытое минирование местности. Все орудия, предназначенные для стрельбы прямой наводкой, установлены в противотанковых опорных пунктах и хорошо замаскированы. Переданные в подчинение фронту гаубичные полки РГК и полки гвардейских реактивных минометов развернуты на направлениях главных ударов противника.

3-я, 5-я и 6-я резервные армии закончили передислокацию и развернуты по линии построенных прошлой осенью западнее Дона 75-го, 53-го и 117-го укрепрайонов. 5-я танковая армия Лелюшенко скрытно сосредоточена в районе станции Касторная, и готова контрударами парировать вражеские танковые прорывы на Воронежском направлении.

Еще не прошедшие перевооружения и пополнения танковые корпуса фронтового подчинения: 1-й, 4-й, 13-й, 16-й, 17-й и 24-й, скрытно развернуты в районе станции Новый Оскол. В основном вооруженные легкими танками против вражеских танков они способны действовать только из засад при непосредственной поддержке пехоты. Но, в любом, случае, товарищ Сталин, к отражению удара противника мы готовы, и враг в полосе Центрального фронта не пройдет.

- Очень хорошо, что вы готовы, товарищ Жуков, - после некоторой паузы произнес Сталин, - Гитлер сам дал нам шанс измотать и разгромить его главные силы в одном большом оборонительном сражении, и этого шанса мы не должны упустить. Товарищ Василевский, а как на данный момент складывается обстановка в полосе наших Юго-Западного, Южного и Таврического фронтов?

Генерал-лейтенант Василевский подошел к карте.

- Танковые и моторизованные части 1-й танковой армии Роммеля, которая является главной ударной силой группы армий «А», - доложил он, - на данный момент пока остаются в своих тыловых районах сосредоточения. Никаких признаков их выдвижения к линии фронта наша разведка не обнаружила. Ударная группировка Роммеля включает в себя десять пехотных, четыре танковые и две моторизованные дивизии. Ее общая численность составляет более двухсот пятидесяти тысяч солдат и офицеров, шестисот пятидесяти танков, около трехсот бронемашин, три тысячи шестьсот орудий и минометов.

На левом фланге 1-й танковой армии расположен 6-й отдельный румынский армейский корпус в составе четырех дивизий, что составляет около шестидесяти тысяч штыков. На правом фланге, в районе Днепропетровска оборону занимают остатки 17-й армии, насчитывающие около ста пятидесяти тысяч солдат и офицеров. В полосе Таврического фронта по нижнему течению Днепра позиции занимают румынские войска с небольшим вкраплением немецких частей, и никаких признаков их усиления в последнее время наша разведка не обнаружила. Противник до сих пор опасается десанта нашего Черноморского флота, и потому вынужден держать довольно высокую плотность войск на всем побережье от Херсона до болгарской границы.

Сталин взял со стола трубку и машинально начал вертеть ее в пальцах. Было видно, что Вождю очень хочется ее закурить, но он сдерживает себя.

- Очень хорошо, товарищ Василевский, - произнес он, - что немцы и их союзники так обеспокоены возможностью наших морских десантов. В противном случае нам было бы гораздо сложнее. Товарищ Бережной, скажите нам еще раз, вы справитесь с этим Роммелем, так сказать баш на баш, или нам, как у вас говорят, надо бы немножечко урезать осетра?

- Справимся, товарищ Сталин, - ответил Бережной, - есть некоторые тактические наработки, которые при качественном превосходстве нашей техники позволят бить его армию по частям. После Брянско-Орловской операции я в этом совершенно уверен. Корпус обкатан в боях и находится на пике своих боевых возможностей. Только хотелось бы знать, какие силы у немцев занимают оборону на южном фасе нашего Брянско-Орловского выступа?

- Левый фланг «группы Вейхс» до стыка с войсками группы армий «Центр», - сказал Василевский, - прикрывают остатки частей 2-й танковой армии, сумевших прорваться через кольцо нашего окружения, а также подразделения французского, бельгийского, голландского и датского добровольческих легионов, сформированных из военнопленных, находившихся в немецких лагерях. Весь этот винегрет, общей численностью примерно в пятьдесят тысяч штыков, называется 42-м армейским корпусом и командует им генерал пехоты Антон Достлер.

- Хорошая смазка для гусениц, Александр Михайлович, - кивнул Бережной, - Только хотелось бы знать - кто у немцев додумался так расположить войска? Это же прямое приглашение к фланговому удару механизированными частями, с выходом сразу в глубокий тыл всей группы армий «Юг»!

- Все очень просто, Вячеслав Николаевич, - ответил Василевский, - немецкая разведка до сих пор уверена, что ваш корпус был выведен из Брянского выступа сразу после завершения операции, и находится сейчас в полосе Юго-западного фронта, готовясь к наступлению на Харьков.. Кроме того, немецкие генералы свято убеждены, что пока они будут наступать на юге, мы не посмеем побеспокоить их где-нибудь в ином месте, так как все наши резервы будут брошены на латание дыр и восстановление рухнувшей линии фронта.

- Тем лучше, товарищи, тем лучше, - хмыкнул в усы Сталин, - если мы хорошо сделаем свое дело, то в очередной раз товарищи Бережной, Катуков и Черняховский получат возможность наказать немецких генералов за их самоуверенность.

Верховный сделал паузу и внимательно оглядел присутствующих.

И последнее, - произнес он, - Товарищ Жуков просил разрешения нанести по изготовившимся к атаке немцам сокрушительный артиллерийский удар всеми силами артиллерии фронта. Такое разрешение мы ему даем. За несколько часов до начала немецкого наступления, когда у противника будет уже «пришита последняя пуговица к последнему солдатскому мундиру», вы получите самые точные и подробные карты с расположением исходных позиций вражеской пехоты, артиллерии и танков.

Товарищ Хмелев. С началом вражеского наступления вы должны приступить к нанесению интенсивных бомбовых ударов по мостам, железнодорожным станциям и аэродромам в полосе группы армий «Юг». Особое внимание уделите мостам через Днепр. В некоторых случаях, как тогда под Невелем, вместе с вами будет работать наша фронтовая авиация. Бомб и напалма не жалеть. Немецкие транспортные перевозки на удалении до тысячи километров от линии фронта должны быть парализованы. Кроме того, будут еще особые цели, которые вам укажет товарищ Василевский.

Товарищ Голованов. Задачей подчиненной вам стратегической авиации должны стать мосты через Вислу и Одер. И не жалейте корректируемых бомб, транспортный коллапс в глубоком немецком тылу в разгар крупной стратегической операции будет того стоить. Товарищ Берия доложил мне, что к вам на вооружение поступили корректируемые бетонобойные бомбы особой мощности. По получении особого приказа вы должны ударить ими по Цоссену, чтобы зарывшиеся в бетон немецкие штабные генералы тоже поняли - насколько они смертны. Как говорил Александр Невский, - «кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет». На этом все товарищи, все свободны, только товарищей Бережного и Жукова я попрошу немного задержаться. Есть мнение, что нам нужно отдельно переговорить, так сказать, в узком кругу.

Там же, несколько минут спустя.

Оставшись наедине с двумя генералами, Сталин в полной тишине сделал несколько шагов по мягкому ковру и повернулся к Жукову и Бережному.

– Товарищи генералы, я предлагаю вам познакомится друг с другом поближе, – сказал он, – Поскольку каждый солдат должен знать свой маневр, то должен сказать, что именно вы двое будете главными участниками в запланированной Ставкой операции под кодовым названием «Орион» по полному разгрому и уничтожению вражеской группы армию «Юг».

Услышав эти слова Жуков пожал плечами и несколько скептически посмотрел на Вождя.

– Я вас правильно понял, товарищ Сталин, – спросил он, – именно разгромить и уничтожить? Не слишком ли непосильная пока для нас задача? До сих пор я думал, что перед моим фронтом поставлена задача остановить врага, не допустив глубоких прорывов вражеских танков во фланг и тыл Юго-Западного фронта. Для решения каких-либо наступательных задач в моем распоряжении недостаточно соответствующих подвижных соединений. Одна 5-я танковая армия Лизюкова здесь погоды не сделает.

– Да, вы меня поняли правильно, товарищ Жуков, – кивнул Верховный, – на первом этапе операции ваш фронт должен остановить вражеские ударные части и измотать их в упорных оборонительных боях, заставив растратить свой наступательный потенциал. А потом наступит очередь действовать нашей ударной группировке в составе двух механизированных корпусов ОСНАЗ и 2-й ударной армии, сосредоточенных сейчас в ближних тылах Брянского фронта.

Жуков подошел к карте, и некоторое время гипнотизировал ее взглядом.

– Для упорной обороны на заранее подготовленных позициях сил и средств у вверенного мне Центрального фронта вполне должно хватить, – задумчиво произнес он. – Даже если 4-я танковая армия противника одним или двумя корпусами повернет на север, то быстрого успеха немцам добиться не удастся, и в любом случае фон Вейхс увязнет в нашей обороне, как муха в патоке. Но, что касается наступательных действий, то я ничего не могу сказать, ибо реальные боевые возможности механизированных корпусов ОСНАЗ мне известны весьма приблизительно.

– Товарищ Жуков, – сказал Сталин, – нам крайне необходимо выиграть эту войну как можно быстрее и с наименьшими потерями. Именно поэтому от операции «Орион» нам требуется решительный успех, способный в корне переломить ход всей войны. Что же касается реальных боевых возможностей механизированных корпусов ОСНАЗ, то они настолько же превосходят возможности наших недавно сформированных танковых армий, насколько эти самые армии лучше механизированных корпусов образца сорок первого года.

Брянско-Орловская операция, ставшая генеральной репетицией нашего летнего наступления, показала, что мы не зря вложили в идеи товарища Бережного огромные по меркам нашей армии средства, и отдача вполне соответствует затратам. Ну как, товарищ Жуков, у вас будут еще вопросы по боеспособности механизированных корпусов товарищей Бережного и Катукова, или вам достаточно моих слов?

– Никак нет, товарищ Сталин, – ответил Жуков, еще раз посмотрев на висящую на стене сталинского кабинета карту, – по этому поводу вопросов больше нет. Чисто по-человечески хотелось бы только знать – какие изменения произошли в ходе войны по сравнению с тем вариантом, который помнил товарищ Бережной?

– Очень большие, товарищ Жуков, даже громадные, – усмехнулся в рыжеватые с проседью усы Верховный, – у немцев уничтожены пять армий: 11-я в Крыму, 18-я под Ленинградом, 9-я в районе Ржева, 1-я танковая на Донбассе и 2-я танковая во время Брянско-Орловской операции. Еще две армии, 16-я в районе Старой Руссы и 17-я южнее Харькова, были разгромлены, с потерей большей части боевой техники и личного состава. У нас же, напротив, имеет место «экономия» семи армий: 44-й, 47-й и 51-й в Крыму, 6-й, 9-й и 57-й в районе Барвенково, и 2-й ударной на Волховском фронте. В результате произошедших изменений немцы потеряли на миллион солдат и офицеров больше, чем в прошлом варианте истории, а мы, соответственно, на восемьсот тысяч меньше. Нам удалось не только отбросить немца от Москвы, как в прошлом варианте истории, но и освободить Крым, Донбасс, заставить его отступить до рубежа нижнего течения Днепра, ликвидировать Ржевский и Демянский котлы, снять блокаду с Ленинграда, освободить Новгород, Псков, Ригу, Таллин и половину Советской Прибалтики.

Конечно, не все это результат непосредственных действий потомков, есть в этих успехах большая заслуга и наших генералов, командиров и бойцов: Василевский, Рокоссовский, Горбатов, Говоров, Федюнинский, Катуков, Черняховский, и несть им числа, которые за последние полгода покрыли себя неувядаемой славой на полях сражений. Кое-кого, конечно, пришлось убрать с глаз долой, чтобы не мешались, но не стоит жалеть об этих людях. Кто они – дураки, или просто предатели – пусть разбирается следствие. За каждую их ошибку или изменнический приказ нашей армии приходилось платить тысячами жизней бойцов и командиров.

Назначив вас командующим Центральным фронтом, находящемся на направлении главного вражеского удара, партия и правительство оказали вам высочайшее доверие как лучшему нашему командующему фронтом, который уже спас от захвата врагом Ленинград и Москву. Мы рассчитываем, что вы полностью его оправдаете. Приказ вашему фронту будет только один – ни шагу назад! Все что для этого нужно мы вам уже дали. Вам это понятно, товарищ Жуков?

Жуков вскинул вверх свой волевой подбородок.

– Так точно, товарищ Сталин, понятно, – отчеканил он, – Враг не пройдет. Ни один немец не сможет прорваться через нашу оборону ни на танке, ни на палке верхом.

Вождь повертел в руках незажженную трубку и положил ее обратно на стол.

– Теперь, товарищ Жуков, – задумчиво произнес он, – давайте поговорим о второй, наступательной, фазе операции. Если вы полагаете, что сосредоточенная в районе Орла ударная группировка подчинена командованию Брянского фронта, то это не совсем так. В настоящий момент 2-я ударная армия и оба механизированных корпуса ОСНАЗ подчинены только Ставке и больше никому. И лишь с момента начала нашего наступления они поступают в ваше оперативное подчинение. Успех товарища Бережного будет и вашим успехом.

После этих слов Верховного Жуков немного приободрился. Ведь он поначалу подумал, что ему поручено только все тяжелые и неприятные моменты в ходе операции «Орион», а, ставшему любимцем Сталина, Бережному достанутся все лавры. Но это оказалось не так. Будущий маршал Победы был, конечно, в меру самолюбив и тщеславен, и довольно ревниво наблюдал за чужими победами. А тут успех в операции стратегического масштаба намечался как бы не совсем чужой, а очень даже общий, под его, Жукова, чутким стратегическим руководством. Если же этот Бережной разгромит во встречном сражении танковую армию Роммеля, так это будет совсем здорово.

– «Разбил же он гораздо меньшими силами, в столкновении лоб в лоб кампфгруппу Гудериана, – подумал Жуков, – да так, что немцы остались лежать в поле, а бригада Бережного рванула дальше, как поется в песне – «гремя огнем, сверкая блеском стали». Надо будет назначить к нему в штаб офицером связи своего человека. И для координации действий пригодится, и пусть посмотрит – в чем секрет этого шустрого, как капля ртути, танкового командира, которого немцы уже успели прозвать «Крымским мясником» и «Вестником смерти».

– Товарищ Сталин, – сказал Жуков, – если вы не против, то нам с товарищем Бережным следует срочно вылететь в район дислокации его корпуса. Если эти части поступят под мое командование, то должен же я иметь хотя бы общее представление об их численности, вооружении и боевых возможностях. Я понимаю, что времени на это очень мало, но сделать это необходимо.

– Хорошо, товарищ Жуков, – кивнул Сталин после недолгого раздумья, – мы дадим вам время до завтрашнего вечера. И захватите с собой товарищей Черняховского и Катукова. Думаю, вам будет о чем поговорить. Потом, отзвонитесь мне из штаба корпуса по ВЧ. Всего вам доброго, товарищи, до свиданья.

26 июня 1942 года, 17:30. Брянский фронт, лесной массив севернее Карачева.
Полевой штаб 1-го механизированного корпуса ОСНАЗ.

Присутствуют:

Командующий Центральным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков.

Командующий 1-м мехкорпусом ОСНАЗ генерал-лейтенант Вячеслав Николаевич Бережной.

Командующий 2-м мехкорпусом ОСНАЗ генерал-лейтенант Михаил Ефимович Катуков.

Командующий 2-й ударной армией генерал-майор Иван Данилович Черняховский.

Командующий авиакорпусом ОСНАЗ генерал-майор Евгений Яковлевич Савицкий.

В Брянск Жуков, вместе с остальными генералами, прибыл еще около полуночи на борту транспортно-десантного вертолета Ка-29, сопровождаемого двумя ударными машинами Ка-52К. Один этот полуторачасовой перелет в кромешной тьме, на аппарате, которого еще не должно было существовать в природе, заставил генерала армии забыть все свои предположения о возможных «потемкинских деревнях» и настроиться на серьезный лад.

Разговора в полете под вой турбин и свист винтов с генералом Бережным у Жукова не получилось. Какие уж тут разговоры, когда ни черта не слышно. Бережной, Катуков и Черняховский, сразу же после взлета устроились поудобней на своих сиденьях и задремали. Полет на этой «летающей каракатице» – так мысленно назвал вертолет Жуков – был для них ПРИВЫЧЕН. Привычен так же, как для двух пилотов в кабине и двух странно обмундированных бойцов с пулеметом у закрытого кормового люка.

Генерал армии Жуков понял, что попал в некое сообщество людей, посвященных в главную тайну СССР, и это была лишь вершина айсберга. Ведь должны же быть люди, которые делали новые образцы оружия, разрабатывали планы, обеспечивали секретность, да и вообще, контактировали с «потомками» на обычном каждодневном уровне. Обдумывая эту мысль со всех сторон, генерал армии Жуков и сам не заметил как и сам задремал, убаюканный ровным воем турбин и свистом лопастей.

Перелет прошел без происшествий, да и, собственно, откуда им было взяться. Ночных истребителей на этом участке фронта у немцев не было, и эскорт из двух ударных вертолетов был чистой формальностью. На аэродроме в Брянске «генеральский» борт встречали командующий авиакорпусом ОСНАЗ генерал-майор авиации Евгений Яковлевич Савицкий, начальник штаба мехкорпуса Бережного генерал-майор Николай Викторович Ильин, корпусной комиссар Леонид Ильич Брежнев и начальник особого отдела мехкорпуса комиссар госбезопасности третьего ранга Иса Георгиевич Санаев. Весьма и весьма представительный «комитет по встрече».

Несмотря на слишком позднее, или, наоборот, раннее, время, прямо на аэродроме было устроено первое импровизированное совещание с участием именитого гостя. Первым делом еще один «потомок», генерал-майор Ильин, кратко доложил Жукову о дислокации ударной группировки ОСНАЗ и данные советской разведки о расположении частей противника, занимающих фронт на южном фасе Брянско-Орловского выступа. Потом свои «пять копеек» добавили Катуков, Черняховкий, Савицкий и появившийся чуть позже начальник разведки корпуса Бережного, гвардии майор ОСНАЗ Николай Бесоев, тоже, кстати, из «потомков». Судя по настоящему иконостасу на груди, Жуков понял, что это заслуженный и весьма опасный товарищ, участвовавший во множестве горячих дел.

Разведка в мехкорпусе Бережного было поставлено на недосягаемую для РККА образца 1942 года высоту, и разведгруппы прощупывали оборону противника не только на направлении предполагаемого удара, но и уходили на сто-двести-триста километров в глубь занятой врагом территории по направлению будущего удара. Они выясняли состояние дорог, наличие тыловых немецких и полицейских гарнизонов, и налаживали связь с местными партизанскими отрядами и подпольными группами.

Особое внимание в докладе Бесоева было уделено находящейся на пути движения мехкорпуса созданной немцами так называемой Локотской республике и коллаборационистскому военному формированию насчитывающему около трех тысяч человек личного состава и именуемому Русской Освободительной Народной Армией. Противостояние подразделений РОНА и советских партизан с первых же дней немецкой оккупации приняло характер самой настоящей гражданской войны. Партизаны проводили диверсии на железных и шоссейных дорогах, совершали налеты на полицейские и немецкие гарнизоны, а в ответ оккупанты и их пособники развернули против просоветского мирного населения самый настоящий террор, совмещенный с повальным грабежом.

Возглавлял Локотскую республику и по совместительству РОНА некто Бронислав Каминский, сын поляка и немки, добровольцем вступивший в Красную армию в 1918 году, сторонник вхождения Польши в состав СССР на правах особой автономии, бывший член ВКП(б) исключенный из партии в 1935 году за критику коллективизации, диссидент, политзаключенный, агент НКВД, а после октября 1941 года ставший откровенным изменником. Весьма многогранная личность с бурной биографией. Вот какая память о Каминском и его подручных осталась у местного населения:

«Грабили население все, кто мог, начиная от рядового полицейского и кончая самим Каминским. За время существования бригады Каминского было истреблено только одного рогатого скота 5000 голов, не меньше, плюс к этому уведено в Германию около 4000 голов, не считая свиней, овец и птицы. Скот и птицу главным образом отбирали у семей партизан и лиц, связанных с ними. Обычно когда становилось известно о том, что тот или иной житель деревни находится в партизанском отряде или помогает им, то его семья подвергалась ограблению, забирали все: скот, птицу, продукты и даже одежду. Все вещи, награбленные у населения, хранились в специальном складе у Каминского, который выдавал их своим приближенным».

И если в мае этот Каминский отделался легким испугом – танки «Вестника Смерти» после Брянска повернули на Орел, то теперь гнездо предателей лежало прямо на направлении основного удара мехкорпуса генерала Бережного, известного своим беспощадным отношением к предателям Родины. И в задаче поставленной корпусу Сталиным было особо отмечено, что ни одна тварь не должна была уйти живой из-под гусениц советских танков.

Когда совещание закончилось, последовал ранний завтрак, после чего переодетый в осназовскую форму генерал Жуков выехал инспектировать части соединения о котором он раньше имел весьма приблизительное представление. Как оказалось, выглядевшие пустынными густые леса между Брянском и Карачевым жили напряженной и активной жизнью. Укрытые маскировочными сетями в тени деревьев стояли грузовики, боевые машины пехоты, зенитные установки, самоходные орудия различных калибров от легких 57-миллиметровых противотанковых, до тяжелых шестидюймовых гаубичных. И самое главное – танки Т-42, на которые экипажи заканчивали крепить недавно поступившие в корпус навесные экраны из сверхтвердой керамики.

После танковых и артиллерийских бригад, расположенных под Брянском, Жукова повезли к Карачеву в расположение механизированных бригад – главной ударной силы корпуса. Впечатления у комфронта были самыми положительными. Какие уж тут «потемкинские деревни»! И самым главным в этих впечатлениях была даже не новейшая техника, о самом существовании которой Жуков ранее не был осведомлен, а люди, бойцы и командиры: деловитые, спокойные, уверенные в своих силах ветераны многих сражений, ничуть не мандражирующие перед «немцем», которого они видали во всех видах и в Крыму и на Донбассе и под Псковом, Ленинградом, Ригой, Брянском и Орлом. И везде, где бы они ни появлялись, враг был повержен, торопливо бежал или сдавался в плен.

Представили Жукову и командира одной из механизированных бригад полковника Сергея Рагуленко с позывным «Слон», девиз которого «Налечу – растопчу» был написан прямо на его командирской машине. Две Золотых Звезды, два Красных Знамени и три ордена Ленина.

– Это тот самый, – тихо сказал Жукову Бережной, – который умудрился под Барвенково «потерять» генерала Гота, да так хорошо потерять, что его не смогли найти ни наши, ни немцы, ни среди живых, ни среди мертвых.

– Налетел и растоптал? – с усмешкой спросил Жуков у Рагуленко.

– Так точно, товарищ командующий, – ответил тот, – Бегали там разные спозаранку по снегу в одних подштанниках, а мы их давили гусеницами и стреляли из пулеметов мы всех одинаково. Ну, когда мне было их сортировать, кто там генерал Гот, а кто простой солдат?

– Вот, товарищ Бережной, – сказал Жуков, – настоящий орел. Слуга царю, отец солдатам. Если у нас все полковники будут не считать врагов, а уничтожать их, и так же воспитают своих бойцов и командиров, то вермахт весь через неделю кончится. Молодец, товарищ Рагуленко, так держать!

– Ну, товарищ генерал армии, – усмехнулся Бережной, – война явно кончится не завтра, но, как сказал товарищ Сталин, мы должны приложить все усилия к тому чтобы это произошло как можно скорее и с наименьшими нашими потерями.

После бригады Рагуленко Жуков побывал в некоторых частях 2-й Ударной армии и мехкорпуса Катукова, после чего усталый и полный впечатлений вернулся в штаб мехкорпуса Бережного. Все увиденное в Брянско-Орловском выступе утвердило его в мысли о том, что ударная группировка из двух ОСНАЗовских мехкорпусов и одной ударной армии полностью укомплектована техникой и личным составом, прекрасно вооружена новейшим оружием, которого вообще не имеют остальные части РККА и находясь на пике боеготовности вполне способна выполнить поставленную перед ней командованием задачу.

В самую последнюю очередь генерала Жукова отвезли в особый спецбатальон, ОСНАЗ в ОСНАЗЕ, который теперь был почти полностью укомплектован бойцами и боевой техникой из будущего. Грозные танки Т-72, БМП-3, самоходные гаубицы, реактивные системы залпового огня и зенитные установки из будущего являлись козырем, спрятанным в рукаве и выкладывать этот козырь требовалось в строго выверенный и отведенный для этого момент. Как понял Жуков, разрешение посетить эту сверхсекретную часть было для него знаком высочайшего доверия со стороны товарища Сталина.

Если части 13-й, 40-й и 26-й армий сумеют выдержать таранный удар немецких танковых армад, вот тогда и придет черед этого «засадного полка», который «гремя огнем, сверкая блеском стали», ударит во фланг и тыл вражеской ударной группировке, упаковывая ее стальным коконом двойного окружения. Сказать честно, сам Жуков не представлял, что бы он в такой ситуации делал на месте фон Бока или любого другого немецкого генерала, в тылу на коммуникациях у которого может объявиться Бережной со своим корпусом. «Сдайся враг, замри и ляг!»

27 июня 1942 года, Утро. Полтава, Штаб группы армий «ЮГ».

Присутствуют:

Командующий группой армий «Юг» – генерал-фельдмаршал Федор фон Бок.

Командующий 2-й полевой армией – генерал-полковник Максимиллиан фон Вейхс

Командующий 4-й танковой армией – генерал-полковник Рихард Руофф

Командующий 6-й полевой армией – генерал-полковник Фридрих Паулюс

Командующий 1-й танковой армией – генерал-полковник Эрвин Роммель

Командующий 17-й армией – генерал пехоты Карл-Хайнрих фон Штюльпнагель

Командующий 4-м воздушным флотом- генерал-полковник Александер Лер

Командующий 2-й венгерской армией – генерал-полковник Густав Яни

Командующий 8-й итальянской армией – генерал армии Итало Гарибольди

Командующий 6-го румынского армейского корпуса – генерал Корнелиу Драгалина

Генерал-фельдмаршал Федор фон Бок открыл совещание. Его худое, костистое аристократическое лицо выражало плохо сдерживаемое торжество и предвкушение триумфа. В настоящий момент под его командованием находилась огромная сила: почти миллион семьсот тысяч солдат, тысяча семьсот танков, девятьсот бронетранспортеров, тринадцать тысяч орудий, почти пять тысяч минометов и две тысячи боевых самолетов. Огромная, сокрушающая все мощь, перед которой не устоит никакой противник.

– Господа, – произнес он, – завтра, в три часа тридцать минут начнется наше историческое наступление, которое поставит окончательную точку в этой непомерно затянувшейся войне. Как и предполагалось ранее, первыми в бой пойдет группа армий «Б», под общим командованием генерал-полковника Максимилиана фон Вейхса в составе: 2-й полевой, 4-й танковой, 6-й полевой, 2-й венгерской и 8-й итальянской армий, ударные части которых уже выведены на исходные позиции. Я обращаюсь к командующим армиями группы армий «Б». Ваша задача – сходящимися ударами от Курска и Белгорода прорвать фронт, разгромить и окружить основные силы 40-й и 21-й армий большевиков, не дав им отступить вглубь русской территории. После чего вы выйдете на оперативный простор, и стремительным маршем двинетесь на восток – к Воронежу, и на юг – к Сталинграду, заходя во фланг и тыл 28-й армии русских, что должно вызвать крах всего большевистского фронта на южном направлении.

Группа армий «А» пока остается на своих позициях и начнет наступление в направлении Кавказа лишь в тот момент, когда группа армий «Б» достигнет успеха и вражеский фронт потеряет устойчивость. Как ожидается, это должно произойти на восьмой-двенадцатый день с начала первой фазы операции.

Максимиллиан фон Вейхс и Рихард Руофф переглянулись между собой.

– Группа «Вехс» готова к наступлению, господин фельдмаршал, – твердо произнес произнес командующий 2-й полевой армии, – Никаких признаков того, что большевикам стало известно о нашем плане наступления пока не обнаружено.

– 6-я армия, господин фельдмаршал, – сказал генерал-полковник Фридрих Паулюс, – к наступлению готова. Ударные части 40-го танкового корпуса сосредоточены на плацдарме на восточном берегу Северского Донца и готовы к атаке.

Следующим со своего места встал, огладив короткие усы, венгерский генерал-полковник Густав Яни, в своем гусарском мундире больше похожий на циркового униформиста, чем на боевого генерала.

– 2-я венгерская армия, – хрипло произнес он, – полностью готова выполнить свой союзнический долг перед великой Германией.

– Сеньор фельдмаршал, – напыщенно произнес вскочивший следом со своего места итальянский генерал, – храбрые солдаты 8-й итальянской армии готовы выполнить свой долг перед дуче и фюрером Великой Германии и сокрушить противостоящие нам большевистские полчища.

Фельдмаршал фон Бок одобрительно кивнул, а командующий 17-й немецкой армией только скептически хмыкнул.

– Посмотрю я на этих хвастунов, – шепнул Штюльпнагель на ухо сидящему рядом Роммелю, – когда на горизонте вместе со своими танками вдруг появится генерал Бережной, русский Вестник Смерти, доставивший нашим войска столько неприятностей за последние полгода. У меня нет никаких сомнений в том, что рано или поздно он все-таки появится, потому, что большевистский вождь вряд ли будет спокойно наблюдать за тем, как мы истребляет его полчища, и бросит в бой самую лучшую свое часть, где бы она сейчас ни находилась.

– И что же тогда будет, Карл? – так же тихо спросил Роммель.

– А вот тогда, Эрвин, – ответил Штюльпнагель, – надежда только на вас. Только вы сможете разбить этого красноглазого большевистского генерала-маньяка – других гениев танковой войны у нас уже не осталось.

Но берегитесь, и помните о печальной судьбе Манштейна, Гудериана, Клюге, Шмидта или Гота. Говорят, что этот Бережной, имеет в составе своей части отряд прекрасно вооруженных и обученных диверсантов-разведчиков, которые «коллекционируют» пленных немецких генералов.

– Я буду осторожен, Карл, – сухо кивнул Роммель, впрочем, понимая, что ни о какой особой осторожности с его стороны не может быть и речи. Всегда впереди своих войск, всегда в гуще боя, а если он поступит по иному, то он будет уже не Роммелем. Не так уж, наверное, страшен этот Бережной, как его малюют. Как никак, в составе 1-й танковой армии имеются шестьсот самых лучших, самых мощных и современных немецких танков, равных которым нет в мире. Его армию не сравнить с недостаточно укомплектованной устаревшими машинами 2-й танковой армией злосчастного генерала Шмидта, которого Бережной разгромил за несколько дней. И, кроме всего прочего, генерал Роммель верил в свою счастливую звезду и удачу, которая покровительствует отчаянным храбрецам.

– Тихо, господа, – прервал перешептывание генералов фельдмаршал фон Бок, – Право же не стоит превращать этого, несомненно смелого, опытного и удачливого русского генерала в какое-то жуткое пугало для наших друзей и союзников. Мощь, сосредоточенная сейчас в наших руках, способна сокрушить любую силу, рискнувшую выступить против непобедимых войск Рейха. Сколько может быть у него танков, к тому же в основном легких и устаревших? Ну, сто, ну, двести – все равно это ничто по сравнению с мощью танковых войск всей группы армий «Юг».

Услышав эти слова своего командующего, собравшиеся на совещание немецкие генералы, озабоченно заерзавшие было на своих местах при упоминании имени «Вестника Смерти», несколько приободрились. Русский генерал Бережной пользовался такой зловещей репутацией среди военачальников Рейха, что некоторым из них при упоминании его имени сразу начинала мерещиться фигура завернутая в саван с косой в руке. Ну как, скажите на милость, можно воевать в таких условиях?!

Дело в том, что все присутствующие, включая и фельдмаршала фон Бока, непосредственно с Бережным в бою пока еще не сталкивались, а те, которым повезло чуть меньше, уже никому и ничего не поведают. Ну, разве что в пекле самому Сатане или офицерам советской военной разведки на очередном допросе.

Увидев, что присутствующие немного успокоились, фельдмаршал фон Бок решил закончить совещание. Долгие разговоры были ни к чему – задача перед командующими армиями поставлена, срок наступления обозначен, дело они свое знают и, по мнению фельдмаршала, должны успешно с ним справиться. Не малые дети, чай, а опытные и овеянные славой множества побед генералы Тысячелетнего Рейха.

– Общая задача группы армий «Юг», – напоследок произнес фон Бок, –разгромить южный фланг русского фронта, окружить и уничтожить основные резервы большевиков, и на плечах отступающих славянских орд ворваться на Волгу и Кавказ, навеки обеспечив Рейх необходимым количеством нефти, после чего окончательно завершить войну на Востоке. Германия, напрягающая все свои силы в тяжелейшей борьбе с русским большевизмом и американской плутократией, дала вам все для этого необходимое, и даже больше того. Стоит нам приложить достаточно усилий – и русский колосс рухнет. Так и скажите своим солдатам – их ждут богатые поместья на плодородных русских землях с послушными славянскими рабами и рабынями. Только германцы могут быть хозяевами этого мира. Только победители получат земной шар в качестве приза! Хайль Гитлер!

28 июня 1942 года, 3:00. Центральный фронт.

В тот момент, когда бледная полоска зари на востоке лишь намекала на грядущий рассвет, по обе стороны затихшего на ночь фронта шла суета. На одной стороне, люди, одетые в фельдграу, позевывая спросонья и ежась от предутреннего холодка, выбирались на исходных позициях для атаки, прогревали моторы танков и бронетранспортеров, извлекали из ящиков, протирали и выкладывали на землю гаубичные снаряды для запланированной через полчаса артподготовки перед началом наступления.

Два часа назад командиры зачитали этим людям обращение Гитлера, и теперь им казалось, что стоит лишь приложить еще одно усилие, и восточный колосс, наконец, будет повержен гением великого фюрера и мужеством немецкого солдата. И тогда каждый из солдат-победителей получит давно обещанное ему поместье со славянскими рабами. Ради этой мечты солдаты Третьего Рейха были готовы убивать и быть убитыми. Впрочем, в последнее почти никто не верил, ибо, как им объяснили командиры, нет на свете такой силы, способной противостоять мощи, которую Великая Германия собрала для последнего и решающего наступления на позиции русских… Мечты, мечты, где ваша сладость!

На расположенных в оперативной глубине аэродромах 4-го воздушного флота бомбардировщики с подвешенными с вечера бомбами уже разогрели свои моторы. Самолеты выстроились на взлетных полосах в плотные формации по три машины в ряд, и тройка за тройкой шли на взлет, стремясь как можно быстрее подняться в воздух. На направлении главного удара группы армий «Юг» действовали три авиакорпуса люфтваффе: 4-й, 8-й, и недавно переброшенный из Прибалтики 1-й, а также королевский румынский авиакорпус, впрочем, не представлявший собой реальную угрозу для русских.

Это была немалая сила, не участвовавшая в злосчастной для люфтваффе Брянской операции, и насчитывающая около полутора тысяч бомбардировщиков, почти семьсот истребителей и восемьсот военно-транспортных, связных и разведывательно-корректировочных самолетов.

На другой стороне фронта приготовились к отражению вражеского удара защищающие родную землю солдаты, одетые в светло-зеленую, выгоревшую на солнце военную форму. Пехота заняла свои позиции в окопах, а приданная фронту артиллерия РГК и полки гвардейских реактивных минометов были выведены на огневые позиции, получили целеуказания, и изготовились к открытию огня. Их командиры напряженно следили за секундными стрелками, бегущими по циферблатам. Смотрел на часы и командующий артиллерией Центрального фронта генерал-лейтенант Михаил Парсегов, переведенный Жуковым на эту должность с должности командующего 40-й армией. Посредственный командарм, но хороший артиллерист, он в кратчайшие сроки сумел спланировать и подготовить план артиллерийской контрартподготовки по изготовившейся к наступлению немецкой группировке, получившей кодовое название «Встречный пал».

Авиаполки истребительного авиакорпуса ОСНАЗ и истребительные авиаполки ВВС 13-й, 40-й и 21-й армий, пополненные за последние два месяца до своей штатной численности, были перебазированы на замаскированные прифронтовые аэродромы подскока. Сеть радаров РУС-2 и приданных частям авианаводчиков постов ВНОС непрерывно сканировали небо, а в воздухе над полем будущей битвы на недосягаемой тринадцатикилометровой высоте зависла первая смена самолетов высотной разведки и управления войсками Ту-2Р, сменившая высотных разведчиков авиагруппы особого назначения с базы Кратово. Все было готово к появлению незваных гостей. И стоит только германским бомбардировщикам замаячить на пределе видимости советских радаров, как вся эти грозные машины оглушительно ревя моторами, поднимутся в небо.

Ровно в три часа пять минут на восточной стороне фронта неожиданно для германского командования раздался раскатистый грохот. Это советская дальнобойная артиллерия открыла беглый огонь по позициям немцев. Одновременно, с пронзительным режущим воем в небо косматыми клочьями огня рванулись тысячи реактивных снарядов, выпущенных «сталинскими органами». Шум стоял такой, что у сидящих в окопах советских солдат от рева летящих ракет закладывало уши, а земля под ногами тряслась мелкой дрожью.

То, что творилось в немецких окопах, иначе как адом и светопреставлением назвать было трудно. Тысячи снарядов в предрассветном сумраке обрушились на изготовившуюся к атаке германскую пехоту, на сосредоточенные на исходных позициях танковые подразделения, и на развернутые для проведения артиллерийской подготовки позиции гаубичных полков. Еле сдерживаемое нетерпение в ожидании приказа сменилось для немецких солдат и офицеров внезапным животным ужасом. Вжимаясь в ходящую ходуном, землю, белокурые «потомки нибелунгов» молили Господа и Деву Марию о том, чтобы весь этот ужас поскорее закончился.

И высшие силы часто шли им навстречу. Прямое попадания гаубичного снаряда в окоп, танк или штабель снарядных ящиков, а порой и осколок уральской стали, отправлял в Валгаллу очередного солдата или офицера вермахта. Иногда в небытие одновременно отправлялись целые подразделения, которым не повезло оказаться не в том месте и не в то время. Около трети снарядов РС-132 были снаряжены напалмом, что тоже прибавило немецким солдатам и офицерам немало незабываемых впечатлений. То тут, то там адское пламя и черный удушливый дым отмечали места, где заживо сгорали белокурые бестии Тысячелетнего Рейха.

Русские били по изготовившемуся к наступлению вермахту с такой яростью, словно сами намеревались перейти в наступление на этом участке фронта, расходуя эшелоны снарядов и килотонны взрывчатки.

Но всему приходит конец. Первыми свои позиции покинули отстрелявшиеся «до железки» полки гвардейских реактивных минометов. Потом, постепенно начали сворачивать стрельбу дивизионные гаубицы, и лишь полки особой мощности РВГК, перейдя на беспокоящий огонь, продолжали бить куда-то в глубину, подавляя уцелевшие вражеские артиллерийские батареи, и парируя маневр противника подходящими к передовой резервами.

Огненный шквал бушевал тридцать пять минут. Когда он прекратился, над истерзанными немецкими позициями повисла тягостная тишина, прерываемая лишь стонами раненых и воплями сошедших с ума в этом аду немецких солдат. Советская артиллерия сделала все что могла, и можно было констатировать, что операция «Встречный пал» прошла успешно. Теперь сталинским артиллеристам предстояло дождаться начала вражеского наступления, и сделать так, чтобы за каждый шаг по советской земле немецкие солдаты платили бы реками крови.

Но это было еще не все. К моменту, когда стихла артиллерийская канонада, на радиогоризонте советских радаров показались ползущие по небу на трехкилометровой высоте германские бомбардировочные эскадры. Прозвучали короткие кодированные команды, и на прифронтовых аэродромах подскока в рассветное небо взметнулись зеленые ракеты. Взревели моторы, и на взлет почти одновременно пошли шестьсот сорок истребителей Ла-5 и Як-3 истребительного авиакорпуса ОСНАЗ, и еще почти пятьсот МиГ-3, Як-1 и ЛаГГ-3 авиации фронта.

Разыгрывалось воздушное сражение, было похоже на то, что произошло не так давно в небе над Брянском. Только оно было в несколько раз больше по своему размаху. Зона, в которой в смертельной схватке сошлись почти три тысячи самолетов, протянулась почти на двести пятьдесят километров по фронту и двадцать километров в глубину. Внезапный удар по советским оборонительным рубежам, позициям артиллерии и тыловым железнодорожным станциям у немецких летчиков не получилось. Те из них, кому в этот день посчастливилось остаться в живых, потом рассказывали, что советские истребители летели им навстречу, будто разъяренные осы из потревоженного гнезда.

Первый удар по немецким бомбардировщикам нанесли группы специально подготовленных летчиков на истребителях ЛАГГ-3, вооруженных подвешенными под крыльями эресами с американскими радиовзрывателями. Залпы реактивных снарядов по плотной оборонительной формации с дистанции в километр сразу уничтожил множество вражеских самолетов. На всем пространстве, на котором встретились германские бомбардировщики и советские истребители – от Долгова на севере, до Волчанска на юге – в первые же минуты воздушного сражения было уничтожено больше сотни немецких бомбардировщиков, и еще около двух сотен получили повреждения. Они повернули обратно, спеша избавиться от бомб, сбрасывая их на забитую своими войсками и техникой территорию.

Строй эскадр смешался, превратившись в беспорядочное стадо, которое атаковали завязавшие ближний бой пушечные истребители авиакорпуса ОСНАЗ. Как и месяц назад в небе над Брянском, Ла-5 расстреливали немецкие бомбардировщики с дальних дистанций из своих пушек, и с неба на землю один за другим огненными клубками сыпались пылающие «Хейкели» и «Юнкерсы».

Советская авиация тоже несла большие потери, особенно с того момента, когда в схватку вмешались спешно поднятые со своих аэродромов «эксперты» на Ме-109Г. Но потери русских не шли ни в какое сравнение с потерями 4-го воздушного флота люфтваффе, который, помимо всего прочего, не смог выполнить поставленной перед ним задачи. Внезапного и массированного удара по советским позициям и железнодорожным станциям у бомбардировочных эскадр люфтваффе не получилось. Наткнувшись на упорное сопротивлении, немецкие бомбардировщики, сбрасывали бомбы куда попало, и, развернувшись, на форсаже мчались обратно к своим аэродромам. Слишком мало к тому времени осталось в строю люфтваффе асов с боевым опытом, готовых идти до конца, и слишком много среди них было зеленых новичков. Кроме того, слишком сильный удар по боевому духу немецких летчиков был нанесен во время катастрофической для них зимней кампании, и слишком показательной оказалась порка, которую советские истребители подвергли люфтваффе во время битвы за Брянск.

К четырем часам утра все было кончено. Кто был сбит, тот догорал на земле. Остальные же зализывали раны на своих аэродромах. Надежды германского командования на завоевание полного господства в воздухе рассеялись, как предутренний туман в лучах восходящего солнца. Даже самым упертым немецким генералам стало очевидно, что воевать теперь придется при численном паритете с советской авиацией, и при ее качественном превосходстве. Настоящая война на Восточном фронте еще только начиналась.

28 июня 1942 года, 04:55. Полтава, Штаб группы армий «ЮГ».

Обстановка в штабе группы армий «Юг» ранним летним утром напоминала курятник после успешного ночного визита туда лисы. Немецкая военная машина, прекрасно действующая, когда все шло, как изначально задумывалось, сейчас со скрежетом буксовала, ибо в ее отлаженные до швейцарской точности потроха всадили массивный железный лом.

Обычно спокойные и даже вальяжные офицеры оперативного отдела сейчас метались по штабу, словно ошпаренные кошки. Информация, ежеминутно поступающая из подвергшихся артиллерийскому контрудару частей была пока еще не полной. Но даже то, что уже было известно к настоящему моменту, ужасало. Войска, не сделавшие еще ни единого выстрела по врагу, понесли огромные потери в живой силе и технике, и были в значительной степени деморализованы, а, из-за гибели части командного состава даже потеряли управление.

Настроение командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Федора фон Бока и его начальника штаба генерала пехоты Георга фон Зоденштерна тоже было до предела пессимистичным. В одночасье все их планы рухнули – ведь под угрозой срыва оказалась операция, которая по замыслам командования должна была привести к победоносному для Германии окончанию войны, и стать вершиной в их карьере. Особенно сильно этот пессимизм контрастировал с эйфорией, которую оба этих военачальника испытывали еще пару часов назад. И это неудивительно – при резком и непредвиденном изменении оперативной обстановки германское командование обычно впадало в состояние весьма близкое к панике.

Первый и самый главный вывод, который можно было сделать по самому факту артиллерийского контрудара, заключался в том, что не было, и уже быть не могло никакой стратегической внезапности, запланированной в ходе подготовки к наступлению. Советское командование, как оказалось, уже давно и во всех подробностях было информировано о том, где, когда и в каком количестве будут сосредотачиваться немецкие части, и использовало эти знания для того, чтобы сорвать первый, самый сильный, удар немецких войск. Командование же вермахта, в числе которого был фон Бок и его начальник штаба, оказались совершенно не в курсе о такой осведомленности большевиков. А это значило, что «туман войны» для немецких генералов был гораздо плотнее, чем для их русских коллег.

Второй вывод заключался в том, что немедленное начало наступления по плану «Блау» оказалось абсолютно невозможным. Войска, попавшие под сокрушительный удар русской артиллерии, и уже понесшие значительные потери, необходимо было немедленно заместить частями, которые находились в резерве и предназначались для развития успеха. А для этого требовалось еще как минимум несколько часов.

Третьим фактором были сами потери, быть может, и не такие значительные, если сравнивать с общей численностью группы армий. Но для передовых эшелонов ударных соединений они оказались весьма и весьма серьезными. Пехотные части первой волны, обработанные «сталинскими органами», причем, зачастую на открытой местности, где не было окопов и прочих укрытий, потеряли убитыми, ранеными и сошедшими с ума до половины солдат и офицеров. Ударные танковые подразделения пострадали в меньшей степени, и основная часть поврежденной техники нуждалась в мелком и среднем ремонте. Но все равно, приведение боевой техники в порядок тоже требовало времени, которого у командования группы армий «Юг» попросту не было.

Самыми тяжелыми были потери в артиллерии, которую сейчас одновременно избивали с воздуха ракетными снарядами бронированные штурмовики большевиков, и неустанно подавляла недоступная для ответного огня русская дальнобойная артиллерия. Советские пушки-гаубицы МЛ-20 и А-19 превосходили в дальности основные гаубицы вермахта leFH18 и sFH18, чем сейчас весьма умело воспользовались русские артиллеристы.

Пусть будут прокляты эти русские высотные корректировщики, повисшие над полем боя на недосягаемой для «мессершмиттов» высоте, и оттуда помогающие русским командирам управлять сражением и корректировать артиллерийский огонь. В ярком и прозрачном летнем небе с видимостью миллион на миллион от взглядов этих высотных разведчиков на местности не могло укрыться ни одно шевеление, ни один танк, ни один выстрел артиллерийского орудия.

Четвертым фактором было отсутствие у люфтваффе господства в воздухе, к которому немецкие генералы уже привыкли с самого начала войны. И над Польшей в тридцать девятом, и над Норвегией с Францией в сороковом, и год назад над СССР – всегда и везде в небе правили бал асы Геринга. Именно они обеспечивали стремительное продвижение танковых частей вермахта, и неудержимому, словно цунами, продвижению немецкой пехоты. Крылатые убийцы бомбовыми ударами разрушали города, выводили из строя дороги и железнодорожные линии, истребляя еще на марше подходящие к фронту резервы. Наземные командиры вызывали на помощь «птенцов Геринга», поскольку удары с воздуха сильно сокращали потери танков и пехоты, а также увеличивали темпы продвижения вперед.

Теперь же, когда немецкая авиация с первых минут операции понесла тяжелые потери, а у противника сил оказалось значительно больше, чем считалось ранее, о завоевания господства в воздухе и поддержке своей пехоты и танков немецким генералам следовало бы забыть. И это в самом лучшем случае. При худшем варианте развития событий, в ходе сражения господство в воздухе могло перейти к русским истребителям, бомбардировщикам и штурмовикам, и тогда уже они будут ходить буквально по головам немецких солдат и безнаказанно бомбить немецкие танки и пехоту.

Пятым фактором был тот самый пугающий «туман войны». Если большевики сумели скрытно подготовить и внезапно провести артиллерийский контрудар, то, кто знает, какие еще ими приготовлены неприятные сюрпризы для немецких войск на их трудном пути на восток.

Теперь фон Боку под каждым кустом чудился сидящий в засаде «Крымский мясник». Ведь тогда, в мае, под Брянском, до самого последнего момента ничего не предвещало появления на фронте его корпуса, и последующей затем катастрофы 2-й танковой армии генерала Шмидта.

Шестым фактором был генерал Жуков, который, как стало известно, недавно был назначен командующим Центральным фронтом, прикрывающим Воронеж, и находящимся на направлении главного удара группы «Вейхс». Сам по себе этот фактор не играл для фон Бока большого значения, и только разжигал в нем желание разделаться с этим русским наглецом, один раз уже чуть было не пустившим его карьеру под откос. Но в сочетании со всем вышеизложенным, Жуков начал пугать фон Бока и фон Зоденштерна ничуть не меньше, чем пресловутый Бережной. А если учесть ту возможность, что эти двое могут действовать синхронно, то немецким генералам может прийти полный «капут». Им останется лишь поднять руки вверх, и надеяться на то, что в плену им будет предоставлена возможность заняться мемуарами, сваливая в них всю вину за поражение на «этого идиота-ефрейтора».

Исходя из всего этого, наступление по плану «Блау» необходимо было немедленно отменять. В противном случае последствия могли быть непредсказуемыми. Но даже заикнуться об отмене наступления для фон Бока было немыслимо. В последнее время фюрер весьма нервно начал реагировать на подобные предложения, за которые любой генерал мог вылететь в отставку, попасть под суд, а оттуда прямиком в концлагерь или под расстрел. Были уже подобные прецеденты.

Верховное командование вермахта и сам фюрер требовали от командования группы армий «Юг» любой ценой провести наступление, предусмотренное планом «Блау», и добиться при этом решающего успеха. А сами фон Бок и фон Зоденштерн, если им жизнь дорога, должны сделать для этого все возможное и невозможное. Они должны собрать все резервы в одном месте, и ударить по большевикам. Этот удар должен быть мощным и неотразимым. Если будет надо, то для того, чтобы прорвать фронт в бой будет брошено все, вплоть до последнего повара или писаря. Именно в этом духе и отдавались приказы в войска. Атака была назначена за час до полудня, и это был самый короткий срок, за который вообще было реально провести требуемую перегруппировку войск и ремонт техники, получившей незначительные повреждения.

При этом и фон Бок и фон Зонденштерн в глубине души прекрасно понимали, что само это наступление может кончиться для них весьма и весьма печально. Прошлой зимой, и, совсем недавно, в мае этого года, на советско-германском фронте похожие ситуации уже были.

28 июня 1942 года. 11:00. Центральный фронт, 40-я армия, ж-д станция Долгая,Эрнест Миллер Хемингуэй, журналист и писатель.

Мы стоим на второй полосе обороны 40-й армии Советов. Палящее солнце жаркого русского лета изливает на наши головы свой беспощадный зной, заставляя вспомнить о Техасе и Нью-Мексико. Высоко в небе, подобно кондорам выискивающим падаль, кружат высотные советские самолеты-разведчики, являющиеся глазами командующего фронтом генерала Джорджа Жукова. Все русские, с которыми я встречался, говорят, что эта битва определяющая весь исход европейской войны, может быть выиграна только этим генералом, беспощадным не только к врагу, но и к своим войскам. Когда Жуков говорит: «ни шагу назад», никто и не подумает отступать. Именно для того чтобы войска дрались насмерть, а не отступили, дядя Джо и назначил сюда этого генерала, имеющего в русских войсках репутацию неколебимой скалы, вроде генерала конфедератов Томаса Джексона по прозвищу «Каменная стена».

Я нахожусь там, где обозначилось направление главного германского удара в этой летней кампании и, возможно, это одно из самых опасных мест на советско-германском фронте. Но я сам попросил, чтобы меня отправили сюда, для того чтобы увидеть все своими глазами и рассказать об этом американским читателям. Где-то позади нас за третьим рубежом обороны часто грохочут тяжелые артиллерийские батареи, вступившие в дуэль со своими германскими оппонентами, которые после утреннего разгрома огрызаются крайне вяло и неохотно.

Я видел эту вакханалию огня, которую русские реактивные минометы, именуемые «катюшами» обрушили на немецкие окопы, позиции артиллерийских батарей, места сосредоточения техники и войск. Казалось, что само небо вспыхнуло и рухнуло на землю. От воя и скрежета закладывало уши. Не зря гунны называют эти грозные установки «сталинскими органами» и ужасно их боятся. И этот удар был нанесен по наводке русских высотных разведчиков, от взора которых не укроется ни одна пушка, ни одна машина, танк или самолет. С другой стороны, стоит в небе появиться хотя бы одному немецкому самолету, как тут же, откуда ни возьмись, появляются новейшие русские истребители с носами, выкрашенными в красный цвет, и гуннам приходится делать выбор перед бегством или боем без каких-либо шансов на победу.

Полковник Рендолл, глава нашей военной делегации, которую русские специально пригласили на фронт к началу немецкого наступления, как здесь говорят: «для обмена опытом», сказал мне, что сейчас русские показали умение вести войну по тем правилам, которых раньше придерживались сами гунны. Это, когда одна сторона настолько превосходит другую в техническом оснащении войск и организации боя, что вместо столкновения равных противников получается война белых людей с кровожадными дикарями. Полковник считает, что дядя Джо пригласил американскую военную делегацию сюда для того, чтобы показать нашему Президенту и Конгрессу, что русские надежные партнеры, крепко держащиеся на ногах, и что в них вполне можно делать солидные инвестиции. Показать товар лицом – это так по-американски, что эти парни начинают мне нравиться.

– Все именно так, как вы говорите, мистер Рендолл! – я кивнул полковнику, –Только и вы поймите, что русские способны сражаться и побеждать в куда худших условиях чем сейчас. Я видел это собственными глазами, и наша помощь не так уж для них и важна, как это может казаться.

– Возможно это так, мистер Хемингуэй, – скептически хмыкнул Рендолл, – но на их высотных самолетах-разведчиках стоят наши самые лучшие авиационные моторы фирмы Пратт энд Уитни, и наша замечательная оптика в которую с высоты тридцати тысяч футов можно разглядеть даже бегающую по земле мышь, а их новые истребители оборудованы превосходными американскими рациями. Возможно, что это не так много, но во всех русских успехах есть и наш вклад.

Примечание автора:Насчет моторов полковник Рендолл несколько ошибается. На Ту-2Р стояли высотные версии советского двигателя АШ-82Ф, а американские моторы Р-2800 DoubleWaspбыли предназначены только для дальних тяжелых бомбардировщиков Пе-8. Все остальное же истинная правда. Оптика и радиооборудование для частей ОСНАЗа поступало по ленд-лизу из США.

В ответ на слова полковника я только молча пожал плечами. Русские платят за победу над Гитлером своей кровью, и такая позиция полковника была уж слишком меркантильной. Совсем недавно наш флот потерпел очередное поражение от японцев и, потеряв Гавайи, откатился к нашему западному побережью. А русские смогли нанести гуннам несколько серьезных поражений, разгромив и уничтожив не менее четырех их армий.

В этот момент, наверное, убедившись в том, что нормальной артподготовки им провести уже не удастся, германские генералы двинули вперед свою главную силу: танки и пехоту. В мой превосходный морской бинокль было хорошо видно, как поле перед немецкими окопами заполнилось серыми коробочками германских танков и бронетранспортеров. Их никак не меньше двух сотен. Но, если бы не утренний артиллерийский удар, их могло бы быть больше, гораздо больше.

А позади танков густой серой волной из окопов поднимается пехота гуннов. Началось! Сопровождающий нас русский офицер спокойно говорит, что тут по позициям всего одной советской стрелковой дивизии наносит удар 24-й моторизованный корпус немцев, полностью восстановленный после зимних поражений, и состоящий из двух танковых одной моторизованной и двух пехотных дивизий усиления, приданных из состава 2-й немецкой армии. Почти пятикратное численное превосходство гуннов.

Смолкшая было на мгновение, дальнобойная русская артиллерия перенесла огонь из глубины на атакующих нацистов, и почти сразу же к ней присоединяются молчавшие ранее пятидюймовые русские гаубицы и тяжелые минометы дивизионного звена, чьи позиции расположены прямо за нашими спинами на второй полосе обороны. Трехдюймовые пушки полкового звена, расположенные совсем рядом с нами в так называемых противотанковых опорных пунктах, пока молчат. Нам сказали, что их очередь наступит позже, а пока нужно отсечь немецкую пехоту от прикрывающих их танков, заставить ее залечь, и повернуть к своим окопам. Ведь без пехотинца танк слеп, глух и является легкой добычей для вражеского солдата, вооруженного обычной ручной гранатой, или бутылкой с коктейлем Молотова.

Русские пяти и шести дюймовые гаубичные снаряды густо рвутся на высоте тридцати-сорока футов над головами немецкой пехоты, пятная воздух яркими багровыми вспышками и черными шапками дыма. От такого огня невозможно укрыться просто упав на землю, потому что осколки и ударная волна обрушиваются на нацистскую пехоту сверху. На этом фоне не такие уж и частые разрывы русских тяжелых осколочных мин выглядят не так страшно. Но и они вносят в немецкие ряды ужасное опустошение.

Открытые сверху бронетранспортеры не дают надежного укрытия немецким панцергренадерам. Несколько этих легкобронированных машин уже остановились, очевидно поврежденные крупными осколками, а две или три горят чадным пламенем. Вот шальная мина попадает на моторное отделение немецкого танка. Взрыв, чадное пламя и столб густого темно-серого дыма, указывает место, где упокоились еще пятеро нацистов, возомнивших, что именно они будут править миром.

А русская противотанковая артиллерия пока молчит. Немецким танкам остается пройти семьсот метров до русских окопов… пятьсот… двести… Русские гаубицы снова перенесли огонь вглубь, чтобы не задеть своих, а противотанковая артиллерия молчит, очевидно желая подпустить врага на пистолетный выстрел, чтобы бить наверняка толстокожие машины немцев. Гунны несут огромные потери в пехоте, усеивая это поле смерти своими телами. Но, даже под ливнем русских снарядов они шаг за шагом упрямо продолжают идти вперед.

Далеко за нашими спинами, примерно километрах в полутора, почти неслышная из-за гаубичной канонады, звонко ударила корпусная четырехдюймовая противотанковая пушка. Наводчик внес поправки в прицел, прозвучал второй и третий выстрел, и вот немецкий танк, вырвавшийся вперед, вдруг словно уперся в невидимую стену, а потом выбросил в небо столб пламени. Двадцатифунтовый бронебойный снаряд летящий со скоростью полмили в секунду не оставил немецкому экипажу ни одного шанса на спасение.

Минуту спустя, когда немецкие танки с пехотой подошли уже почти вплотную к русским окопам, огонь вели уже все три батареи тяжелого противотанкового дивизиона, и чадные столбы, обозначающие горящие танки гуннов, все чаще и чаще стали подниматься в небо. Конечно, немецкие танкисты пытались маневрировать, укрываясь за горящими машинами менее удачливых своих коллег, но русские противотанкисты, расстреливали их с безопасного для себя расстояния. К тому же ожили молчавшие до того русские окопы, откуда длинными очередями ударили по пехоте немцев пулеметы, а в нацистские танки полетели огненные плевки из новых русских базук.

Только два немецких танка смогли добиться некоторого успеха, добравшись до первой линии русских окопов. Впрочем, они тут же были встали, подбитые русскими гранатометчиками, а уцелевшие начали пятиться, вслед за дрогнувшей и отступившей под русским огнем германской пехотой. Первая атака гуннов была отбита с большими для них потерями. Только на этом участке фронта они оставили на поле боя больше тридцати танков, почти все участвовавшие в атаке бронетранспортеры, и не меньше двух-трех тысяч пехоты.

Увидев все, что нам хотелось, мы по ходу сообщения направились в тыл, и сели в ожидавшую нас машину.

– Конечно, мистер Хемингуэй, – скептически сказал полковник Рендолл, – первая атака гуннов была отбита русскими просто блестяще. Но это далеко еще не конец. Нацисты уже не раз доказывали всем, что умеют неплохо воевать. Так что не будем спешить, и сделаем окончательные выводы тогда, когда все закончится. Впрочем, я уже извлек из увиденного немало полезного для наших храбрых парней, и у меня есть, что доложить президенту.

Я лишь молча кивнул в ответ, соглашаясь с осторожной оценкой полковника. Разумеется, время расставит все на свои места, но слишком много осторожничать – тоже плохо. Потому что тогда и цена у товара, именуемого «дружба с русскими», будет для нас совсем другой.

28 июня 1942 года, 14:00, Аэродром ЛИИ ВВС в Кратово.

Сегодня с самого утра на аэродроме в Кратово царило необычайное оживление. Сегодня утром, с началом немецкого наступления на участке Центрального фронта, было получено разрешение Ставки на проведение воздушной операции под кодовым наименованием «Цербер». Базирующимся на Кратово советским самолетам предстояла большая работа. Погода тоже благоприятствовала работе авиации с применением корректируемого оружия. Между Эльбой и Вислой уже второй день удерживался мощный антициклон, отчего стояла безоблачная жаркая погода.

Если раньше самолеты стратегической авиации совершали на территорию Германии один-два вылета в неделю, а Особая авиагруппа ограничивалась только разведывательными полетами, то теперь Третьему Рейху предстояла куда более основательная взбучка с воздуха.

Повсюду сновали машины заправщики, развозящие по стоянкам керосин и авиационный бензин, к бомбардировщикам на специальных тележках подвозились бомбы. Особой авиагруппе – относительно небольшие пятисоткилограммовые фугаски, а к Пе-8 стратегической авиации – огромные корректируемые в две с половиной, три с половиной и, даже две бетонобойных в пять тонн весом. При этом габариты этих сверхбомб были таковы, что после их подвешивания в бомбоотсек створки бомболюка вынужденно оставались открытыми, и Пе-8, с центропланом усиленной конструкции и четырьмя американскими моторами Double Wasp R2800 по две с половиной тысячи лошадей каждый, выглядел с этой бомбой, как беременный верблюд.

У двух этих штучных корректируемых бетонобойных бомб была особая цель – расположенный в двадцати километрах от ставки Гитлера «Вольфшанце» бункер центрального командования сухопутных войск Третьего рейха «Мауервальд». Местные остряки уже намалевали на бомбах надписи белой краской: «Гальдеру и Йодлю от благодарных советских граждан», и еще одну того же смысла, но совершенно нецензурную. Командирам экипажей двух Пе-8: герою Советского Союза полковнику Анатолию Алексееву и его дублеру подполковнику Эндэлю Пуэссепу осталось только доставить эти «подарки» по адресу.

Быть может этим ударом и не удастся сразу же уничтожить этих двоих талантливых немецких генералов, а значит, и выбить вермахту «мозги». Но штабной комплекс в Цоссене на какое-то время наверняка будет выведен из строя, что особо важно в критические дни переломного сражения на Центральном фронте, где войска генерала Жукова отражали одну немецкую атаку за другой.

Конечно, такими сверхбомбами можно было бы атаковать и ставки Гитлера, местоположение которых было прекрасно известно потомкам: в Восточной Пруссии и на Украине, но убивать фюрера Сталин пока не собирался.

Он справедливо полагал, что без такой одиозной фигуры как Адольф Алоизович, американскому истеблишменту будет куда проще наладить контакты с вождями фашистской Германии, а если тому будет мешать Рузвельт, так и он может умереть ранее 1945 года. Расчистка авгиевых конюшен американской политики только началась, и пока ей не было видно ни конца ни края.

Второе соображение, которое удерживало Сталина от отдания соответствующего приказа, была очень понравившаяся ему идея о том, что после войны отловленных нацистских вождей надо не просто судить за их преступления против человечества, а посадить в клетки в московском зоопарке и показывать народу. Гитлер, Гиммлер, Геббельс, Геринг и Гейдрих весьма органично смотрелись бы среди шимпанзе, горилл и орангутангов. Воистину – человекообразные обезьяны, особенно Геринг. Жаль только, что ни в чем не повинным приматам придется обитать в такой мерзкой компании.

Ну а пока пусть Гитлер слегка понервничает, зная, что если у товарища Сталина возникнет такое желание, то от возмездия его не спасет никакое убежище. Факт наличия у Советского Союза корректируемых боеприпасов особой мощности уже давно был для немецких генералов секретом Полишинеля.

Остальным трем десяткам тяжелых бомбардировщиков Пе-8 81-й дальнебомбардировочной дивизии стратегической авиации было приказано атаковать корректируемыми бомбами мосты через Одер и Вислу, и транспортные узлы на основных железнодорожных магистралях, расположенных на территории Пруссии и Генерал-губернаторства. А Су-33 и МиГ-29 Особой авиагруппы должны были заняться той же работой на временно оккупированной советской территории.

Первым раскрутил на полную мощность свои моторы с четырехлопастными винтами и пошел на взлет по бетонной полосе бомбардировщик полковника Алексеева. Пятитонный «Большой Иван» – это вам не вдвое более легкий «Иванушка-толстячок». Машина при полных баках шла на разгон тяжело, словно разгоняющийся перед атакой носорог, и только опыт пилота позволили перегруженной машине оторваться от бетона полосы, и сантиметр за сантиметром начать набирать высоту.

Следом за Алексеевым на взлет пошел самолет его дублера подполковника Пуэссэпа, а за ним выстроились в очередь и остальные самолеты Пе-8 81-й дальнебомбардировочной дивизии. Следом за ними в воздух начали подниматься и реактивные самолеты Особой авиагруппы, тройками и парами уходящие к назначенным для них объектам. Им предстояла горячая работа, и если Пе-8 совершат один вылет за два дня, то пилотам генерал-майора Хмелева предстояло подняться в воздух, минимум, три-пять раз за сутки.

Маршрут до Восточной Пруссии и оккупированной Польши был обычным для такого рода полетов. Старый, уже не раз хоженый маршрут, даже днем позволяющий избежать большого риска. Тридцать два бомбардировщика, построившись в плотную формацию, взяли курс на северо-запад, и в сопровождении поднявшихся позже истребителей, с набором высоты полетели вдоль линии фронта в направлении Валдая. В районе Валдая на высоте около десяти тысяч метров истребители сопровождения были отпущены на свой аэродром. А бомбардировочная формация легла на курс вест, и продолжила набор высоты, пока, наконец, в районе Пскова не был достигнут потолок полета в тринадцать тысяч метров.

Моторы отчаянно месили винтами разряженный воздух, и если бы не турбокомпрессоры, то они не проработали бы здесь и нескольких секунд. Человеку на такой высоте тоже не очень уютно – разряженная атмосфера без подпитки кислородом убьет его за считанные минуты, а вечный на этой высоте пятидесятиградусный мороз превратит тело в ледяную статую.

Роспуск формации произошел примерно по достижении района острова Готланд. Большая часть бомбардировщиков, цели которых находились в окрестностях Кенигсберга, Эльбинга, Данцига, Варшавы, Лодзи, Кракова, Радома и Люблина, повернули на юг, а шесть машин взяла курс на юго-запад в направлении на Штеттин. Далее экипажи выполняли свои задания в индивидуальном порядке.

Как всегда в зону ПВО Рейха бомбардировщики вошли через три часа после взлета, никем не обнаруженные. Воздушная тревога так и не была объявлена. Погода была великолепная, видимость миллион на миллион. При подходе к городку Ангебургу Эндель Пуэссеп отстал от своего ведущего на двадцать километров, или на три минуты лета, для того, чтобы применять свои бомбы последовательно, ориентируясь на результаты предыдущего бомбометания. Несмотря на все усилия штуттгартской фирмы «Сайдшпиннер», которой было поручено ландшафтное оформление и маскировка комплекса, советской разведке довольно точно были известны расположения всех стратегически важных объектов, и ориентиры для бомбометания.

Ровно в семнадцать часов тридцать минут по московскому времени, «Большой Иван» выскользнул из-под брюха воздушного корабля полковника Алексеева, и с зажженным файером камнем полетел к земле. Освободившийся от тяжелого груза самолет резко подбросило вверх, и только резкими движениями штурвала полковник Алексеев смог удержать его на заданной высоте. А бомба-«подарок», тем временем с радостным визгом летела вниз, рассекая воздух своим заостренным носом и управляемая вспотевшим от волнения бомбардиром. Вот на высоте семи километров она пересекла звуковой барьер, о чем возвестил громкий хлопок, после чего за ней в воздухе стал разматываться белый инверсионный след.

Попадание было точным. Пробив метр противооткольной защиты, и три мера фортификационного железобетона, пятитонная бомба вскрыла верхний (служебный) этаж главного бункера ОКВ, как консервный нож вскрывает консервную банку. Три минуты спустя вторая бомба, та, что с нецензурной надписью на боку, ударив в уже готовую воронку окончательно разрушила бункер, и поставила точку в служебной карьере двух десятков генералов и почти трех сотен старших штабных офицеров Третьего рейха. Выживших в результате этого удара не было.

В течении последующих нескольких часов высокоточным ударам по плану «Цербер» подверглись все запланированные объекты транспортной инфраструктуры рейха. В результате налетов были полностью разрушены капитальные железнодорожные мосты через Одер, Вислу, Буг, Березину и Днепр. Значительные повреждения были нанесены железнодорожным узлам во Франкфурте-на-Одере, Варшаве, Радоме, Кракове, Минске, Киеве, Борисове, Могилеве, Орше, Витебске, Смоленске, Чернигове и Полтаве. В последующие дни эта работа будет продолжена до тех пор, пока не будет достигнут требуемый результат, и враг не потерпит поражение.

28 июня 1942 года, 22:00, Центральный фронт.

На почти двухсоткилометровом фронте, в пыли и гари кипевших ожесточенных боев, ушло за горизонт раскаленное как расплавленный металл багровое солнце. Немецкий удар, даже ослабленный контрартподготовкой на ключевых направлениях, имел страшную силу. Осатанев от ярости и обиды за то, что их план был раскрыт, гитлеровские генералы, как дрова в топку кочегарки, бросали свою пехоту поддержанную танками. Атака сменялась атакой.

Пьяные, с закатанными до локтей рукавами, немецкие солдаты в полный рост шли под пулеметный и артиллерийский огонь, и сотнями ложились в русскую землю. На смену им поднимались из траншей и шли прямо в ад все новые и новые цепи. Солдаты и офицеры были уверены в одном – стоит им прорвать русский фронт, который удерживают самые последние, самые преданные и фанатичные бойцы, сплошь состоящие из частей НКВД, и сразу же Советы падут, после чего Германия одержит победу в столь затянувшейся войне на востоке.

К вечеру вся земля перед русскими окопами было устлана мертвыми и ранеными солдатами и офицерами вермахта. Тут же стояли покореженные и закопченные коробки немецких танков и бронемашин. Завтра утром, когда взойдет жаркое русское солнце, все поле начнет смердить терпким и вязким трупным запахом. Потом уже, задним числом, немецкие историки и выжившие генералы-мемуаристы назовут эту битву в русских степях «пятидневным Верденом» и «Адом на земле». Как запишет в дневнике один из выживших в этой мясорубке германских офицеров: «… после этой битвы нам стало казаться, что в Германии вообще не останется молодых мужчин».

Советским солдатам, удерживающим первую линию обороны, тоже приходилось жарко. Если дивизионная артиллерия немцев, расположенная побатарейно и подивизионно, была почти полностью подавлена и приведена к молчанию. Но этого нельзя было сказать о рассредоточенных по передовым позициям немцев 8-ми сантиметровых батальонных и 5-ти сантиметровых ротных минометах, а также 7,5 сантиметровых легких и 15-ти сантиметровых тяжелых полковых орудиях предназначенных для непосредственной поддержки пехоты на поле боя, и управляемых на расстоянии прямой видимости непосредственно полковыми и батальонными командирами.

Именно они, способные стрелять, как навесным огнем из укрытий, так и прямой наводкой, были наиболее опасны для советских полевых укреплений. Они комплектовались сверхтяжелой 90 килограммовой надкалиберной миной с зарядом в 54 килограмма амматола, способной на дальности до одного километра разрушать трехметровые перекрытия советских дерево-земляных укреплений.

К исходу дня, под огнем этих тяжелых немецких полковых пушек не один советский ДЗОТ превратился в вывороченную наизнанку изуродованную воронку, и только низкая точность навесного огня (цель поражала, дай Бог, лишь одна надкалиберная мина из трех десятков) мешала немцев объявить их очередным чудо-оружием. Им бы подойти поближе, метров на триста-четыреста и ударить прямой наводкой. Но там, на отрытой как стол степи, безраздельно господствовали расположенные на третьем рубеже советской обороны 100-мм длинноствольные пушки БС-3, с трех выстрелов способные разнесли вдребезги любую цель.

Находящимся в укрытиях немецким пехотным орудиям отвечали советские 120-мм полковые и 82-мм батальонные минометы, пытающиеся нащупать позиции немецких пушек, расположенные непосредственно в первой линии вражеских траншей, и привести их к молчанию. Но получалось у них это скверно, потому что для уничтожения хорошо укрытых орудия и расчета было необходимо прямое попадание, а у минометов это было сложно, ведь они приспособлены к стрельбе по площадям.

Но свою задачу они выполняли. Не было безнаказанного расстрела советских укреплений почти в полигонных условиях, как это случалось в первые месяцы войны. Бойцы и командиры гибли и получали ранения под вражеским огнем, но и сами в ответ брали с врага плату кровью. Да, в некоторых местах немецкая пехота порой достигала первой линии траншей. Но, понеся тяжелые потери, после короткой и ожесточенной рукопашной схватки неизменно откатывалась назад. Тут стояли ветераны, выжившие не в одном сражении, и снова готовые стоять насмерть.

Как бы то ни было, только с помощью предельного напряжения сил, грамотного управления артиллерийским огнем, и мужества советских бойцов и командиров, удалось удержать линию фронта от прорывов в первый же день вражеского наступления. В кожухах «максимов» от интенсивной стрельбы закипала вода, и стволы раскалялись докрасна, вынуждая пулеметы на время умолкнуть. Стволы артиллерийских орудий и минометов раскалялись так, что на них обгорала краска. Сражение пожирало снаряды, патроны и человеческие жизни, словно кровожадный древний идол, требующий себе все новые и новые жертвы.


То же время, Старый Оскол, Штаб Центрального фронта. Генерал армии Георгий Константинович Жуков.

Генерал армии Жуков провел этот день на своем командном пункте, как и положено полководцу, руководящему сражением. Не было суеты, криков, и непроверенных панических сводок. В оперативном отделе штаба на карты регулярно наносилась текущая обстановка, а по прифронтовым дорогам к громыхающему фронту тянулись колонны грузовиков забитых ящиками с боеприпасами. Обратно они шли с кузовами заставленными носилками с ранеными, которых следовало как можно быстрее доставить в тыловые госпиталя.

Положение было тяжелым, но отнюдь не критическим, и уж, тем более, не катастрофическим. Несмотря на потери, в воздухе господствовала советская авиация, и все попытки люфтваффе переломить ход сражения в воздухе, оказались неудачными. Свой немалый вклад в ход боевых действий вносили и висящие над полем боя высотные разведчики, которых немцы уже успели окрестить «дирижерами войны». Немецкие же высотные Ю-86 становились жертвами вылетающих с аэродрома в Кратово истребителей особой авиагруппы.

Советская артиллерия превосходила вражескую качественно, а после контрартподготовки еще и количественно, фактически сводила на нет весь перевес противника в живой силе и технике. Генерал Жуков вспомнил сражение в октябре прошлого года на недостроенной и недовооруженной Можайской линии обороны, когда в результате неумелых действий маршала Тимошенко, загнавшего основные силы Западного фронта в Вяземский котел, группе армий «Центр», рвущейся к Москве, были вынуждены противостоять не более 90 тысяч советских бойцов и командиров. Тогда в ожесточенном сражении с многократно превосходящим противником, советские войска сумели продержаться целых семь дней, фактически сорвав вражеское наступление на Москву. Это было настоящее чудо, творцами которого стали московские ополченцы, курсанты военных училищ и немногочисленные уровские батальоны, насмерть стоявшие на назначенных им рубежах. И у них не было резервов, подпиравших их с тылу.

Сейчас все обстояло по-другому. Неистовой тевтонской ярости противостояла, если не равная, то сопоставимая, сила, зарывшаяся в землю и вцепившаяся в нее зубами и ногтями. Расчетные потери противника уже в первый день боев превысили все разумные пределы. При этом у Жукова нетронутыми оставались в резерве восемнадцать стрелковых дивизий полного штата в составе 3-й и 60-й резервных армий, сосредоточенные вдоль построенного прошлой осенью тылового рубежа обороны, и 5-я танковая армия генерал-майора Лизюкова. Придет время, и он выложит эти карты на стол. А пока, насколько это было возможно, необходимо держаться имеющимися в наличии силами. Держаться так долго, сколько это возможно.

От размышлений Жукова оторвало громкий сигнал вызова аппарата ВЧ. Генерал снял трубку и услышал голос Вождя:

– Здравствуйте, товарищ Жуков. Как обстановка на фронте?

– Немец прет, как бешеный, но мы держимся, товарищ Сталин, – ответил Жуков, бросив взгляд на висящую на стене карту с нанесенной на нее последней информацией, – Ни на одном участке фронта противнику не удалось вклиниться в линию нашей обороны.

– Это хорошо, что вы держитесь, товарищ Жуков, – голос Верховного был спокоен, – это просто замечательно. Есть ли у вас просьбы к Ставке? Может, вам нужны дополнительные резервы или боеприпасы. Мы поможем вам всем необходимым, но ваш фронт должен удержать свои позиции.

– Никак нет, товарищ Сталин, – отрапортовал Жуков, – Наши потери пока в пределах плановых и, несмотря, на то, что натиск противника не ослабевает, резервов у нас пока достаточно. Думаю, что мы сможем сдержать вражеское наступление собственными силами.

– Очень хорошо, товарищ Жуков, – сказал Верховный, – что вы рассчитываете справиться с врагом собственными силами. Но, все же не рискуйте понапрасну. Успехов вам, и всего доброго.

– До свиданья, товарищ Сталин, – попрощался Жуков и положил трубку. Один день в режиме отражения вражеского генерального наступления был прожит. До решающего момента оставалось еще четыре или пять таких же дней. А потом… Потом немецкие генералы поймут – насколько они ошибались, считая эту битву повторением Вердена. Верден – это только цветочки. Он, крестьянский сын, разгромит заносчивых аристократов в десятом поколении, этих фонов: фон Бока и фон Вейхса. Ибо, кто с мечом к нам придет, тот потом пусть не плачет и не размазывает сопли – потому, что их мы к себе не приглашали.

28 июня 1942 года, 23:55. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник генерального штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Василевский прибыл на доклад в кремлевский кабинет Вождя за несколько минут до полуночи. Но такие поздние для обычных людей визиты были обычными для хозяина кабинета. Верховный обычно заканчивал свой рабочий день далеко за полночь. Все руководящие работники областного и республиканского уровня, наркомы, генералы и директора крупных фабрик и заводов знали, что в любое время дня и ночи – обычно ночи – в их кабинете может зазвенеть телефон, и в трубке раздастся голос самого известного в стране человека. Он может спросить у них обо всем: о выполнении плана выпуска продукции, об удоях молока, урожаях зерновых, готовности территории к зиме, или о количестве исправной техники. И не дай Бог соврать или не владеть информацией – наказание будет строже, чем за неприятный, но правдивый ответ.

Василевского Сталин обычно такими звонками не беспокоил, ибо знал, что тот сам придет в его кабинет как только посвященные в суть происходящего особо доверенные офицеры Генштаба обобщат все поступившие за день сведения, проанализируют их, нанесут обстановку на карты и подготовят четкий и детализированный рапорт. Сегодня день был особенный, но Верховный не изменил этому правилу. Если бы на фронте случилось бы нечто экстраординарное, то ему тут же доложили бы об этом сразу из нескольких источников. В полосе немецкого наступления находилось не менее десятка человек имеющих права прямого доклада Верховному Главнокомандующему. Со всей пролетарской решительностью и беспощадностью изживались ситуации, обычные для прошлогодней осенне-летней кампании, когда комфронта или командарм не представлял себе расположения сил противника и их намерений, не знал ничего о местонахождении собственных войск, и не имел с ними связи.

Но никаких экстраординарных докладов за день не случилось. Только около десяти часов по московскому времени позвонил Жуков, и доложил, что все идет по плану. Верховный был относительно спокоен, насколько может быть спокоен лидер великой страны ведущей тяжелую изнурительную войну за выживание.

Звонок от Поскребышева из приемной, команда: «впустить немедленно, и один из самых доверенных генералов раскладывает на столе перед Вождем крупномасштабную карту Центрального фронта, на которой обобщены донесения командующего фронтом Жукова и данные авиа, агентурной и радиоразведки – непонятная для непосвященных анатомия войны, зашифрованная в цветных условных значках, обозначениях и коротких пояснительных надписях.

– Товарищ Сталин, – начал свой доклад начальник Генерального штаба, водя указкой по разложенной карте, – в течении сегодняшнего дня, несмотря на ожесточенные атаки и значительный перевес в силах, противнику так и не удалось ни на одном участке фронта вклиниться в оборонительные порядки наших стрелковых дивизий. Наша истребительная авиация в течение дня парировала все попытки вражеских бомбардировщиков нанести удары по советским войскам. При этом, потери вражеской пехоты, артиллерии и танков на направлениях главных ударов оцениваются как значительные, а на второстепенных направлениях, как серьезные. Средствами воздушной разведки обнаружена спешная переброска из глубины вражеской обороны к линии фронта не только корпусных, но и армейских резервов, а также концентрация сил, снятых со спокойных участков фронта. Убедившись в том, что прорвать с ходу нашу оборону не удастся, фон Вейхс и Паулюс формируют мощные одноэшелонные ударные построения, задействовав для этого те силы и средства, которые были предназначены для развития успеха после прорыва нашего фронта.

– Очень хорошо, товарищ Василевский, – удовлетворенно хмыкнул в усы Сталин, – Скажите, как долго товарищ Жуков таким вот образом сможет сдерживать натиск немецких войск на направлениях их главных ударов.

– По нашим расчетам, – Василевский выпрямился, положив указку на карту, – от недели до десяти дней. Каждый из трех оборонительных рубежей рассчитан на два-три дня упорной обороны. Но резервы у противника тоже не бесконечные, так что я думаю, что все закончится значительно раньше.

– Вы в этом уверены, товарищ Василевский? – Верховный посмотрел в глаза начальнику Генштаба.

– Так точно, товарищ Сталин, уверен, – твердо ответил Василевский, и добавил, – Ситуация, которая сейчас складывается на Воронежском направлении очень похожа на ту, что была в другой истории во время битвы на Курской дуге. Тогда немцам в первые же дни наступления удалось прорвать нашу оборону, и их удары пришлось парировать действиями наших танковых резервов. Но сейчас есть и фундаментальные отличия:

Во-первых, - у немцев еще нет в наличии, неуязвимых для советской ПТО «Тигров» и «Пантер», а лобовая броня их «троек» и «четверок» имеет толщину пятьдесят, а не семьдесят миллиметров как тогда. Основу нашей противотанковой обороны составляют пушки ЗИС-3, а не значительно более слабые сорокапятки, качественно усиленные, отсутствующими в том варианте истории отдельными противотанковыми истребительными дивизионами РГК с тяжелыми 85-ти и 100-миллиметровыми противотанковыми пушками, а также поступившими на вооружение пехоты реактивными гранатометами.

Во-вторых, – точность контрартподготовки из-за более качественной авиаразведки в этот раз была значительно выше, чем на Курской Дуге в том варианте истории. И хотя общее количество задействованной артиллерии сейчас несколько меньше, противник понес от ее действия более значительный ущерб.

В-третьих, наши высотные разведчики-корректировщики, легко выявляют позиции немецких батарей, дивизионов и артполков, что позволило нашим артиллеристам начисто выиграть контрбатарейную борьбу с немецкой дивизионной артиллерией, и с большей эффективностью и оперативностью управлять огнем нашей дивизионной, армейской и, приданной фронту артиллерии РГК.

В-четвертых, полевая оборона с развитыми линиями траншей, усиленная ДЗОТами и опорными пунктами, оказалась не по зубам для немецкой пехоты, чья артиллерийская поддержка была ослаблена до минимума, а танки непосредственной поддержки пехоты несли большие потери от наших бойцов, вооруженных гранатометами и противотанковой артиллерией. В конце концов, немецким солдатам необходимо было выходить из-под прикрытия сгоревшей бронетехники, и сто-сто пятьдесят метров идти под шквальным фланкирующим автоматно-пулеметным огнем нашей пехоты.

Василевский немного помолчал, глядя на карту.

– Вот потому-то, товарищ Сталин, – продолжил он, – у противника и такие большие потери в живой силе, и отсутствие даже незначительных успехов в первый день наступления. Но первый день – это еще не конец сражения. Завтра мы ожидаем еще более массированные атаки. ДЗОТы под огнем, пусть даже одних только пехотных пушек, которые у противника работают с переднего края по указаниям полковых и батальонных командиров, тоже не вечны. Первый рубеж нашей обороны, как ожидается, будет полностью разрушен на второй-третий день сражения. И тогда войска с него придется отводить на вторую, а на четвертый-пятый день, и на третью линию обороны. Отсюда и расчет минимальной устойчивости в одну неделю. Неделя наступательных боев такой интенсивности сожрет у противника войск больше, чем он имеет в наличии. Сейчас мы ожидаем, что противник будет остановлен на пятый-шестой день наступления.

– Хорошо, товарищ Василевский, – кивнул Верховный, и поинтересовался, – а что у вас с операцией «Цербер»?

– Операция «Цербер», – ответил Василевский, – прошла успешно. Примерно восемьдесят процентов корректируемых бомб особой мощности успешно поразили цели. Полностью разрушены основные железнодорожные мосты через Одер, Вислу, Буг, Березину и Днепр, тяжело повреждены железнодорожные узлы Франкфурта-на-Одере, Варшавы, Кракова, Житомира, Минска и Бобруйска. Завтра авиация продолжит свою работу по разрушению вражеских коммуникаций.

Кроме того, партизаны и разведывательно-диверсионные группы Центра Специальных Операций при Ставке приступили к операции «Дикая Охота», предусматривающей террор на вражеских коммуникациях, проходящих по территории СССР. Еще немного, и Гитлеру пешком придется гнать на фронт тот сброд, который он навербовал в помощь своей армии в Европе.

Что касается удара по ставке Командования сухопутных войск в Восточной Пруссии, то недавно радиоразведка подтвердила полное разрушение бункера, и гибели всех, кто там находился, включая Гальдера и Йодля. При этом, в цель попали обе бомбы: основная и резервная. Судя по данным радиоперехвата Гитлер сперва находился в шоке, а потом впал в истерику, пообещав строго наказать Геринга. И это при том, что он еще не знал о ночном массированном ударе нашей особой авиационной эскадры по штабу группы армий «Юг» под Полтавой. О результатах этого удара нам пока неизвестно. Но, думаю, что в ближайшее время из расшифровок вражеских переговоров станет ясно – кто из немецких генералов убит, кто ранен, и кто уцелел.

– Очень хорошо, товарищ Василевский, – Сталин одобрительно кивнул начальнику Генерального штаба, – Идите, отдохните хоть немного. В случае малейшего изменения обстановке на фронте докладывайте мне немедленно. Но, надеюсь, что неприятных для нас сюрпризов не произойдет.

29 июня 1942 года. 16:45. Восточная Пруссия. Объект «Вольфшанце», Ставка фюрера на Восточном фронте.

Присутствуют:

Рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Рейхсмаршал авиации Герман Геринг.

Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель.

Гитлер вошел в комнату для совещаний, и все присутствующие, включая тихую и незаметную как мышка молоденькую стенографистку, обратили внимание на то, что у Фюрера Германской нации по-старчески дрожат руки, и дергается шея. Началось это все после того, как накануне русские бомбардировщики своими сверхтяжелыми «снайпер-бомбами» разбили бункер ОКВ «Мауервальд», расположенную совсем недалеко от «Вольфшанце». При бомбежке погибли такие талантливые генералы, как Гальдер и Йодль, а также много прочих генералов и штабных офицеров. На какое-то время вермахт оказался полностью обезглавлен, а командующие группами армий оказались предоставлены сами себе.

Узнав об этом, Гитлер сперва впал в ступор, который вскоре менился истерикой с катанием по полу и поеданием ковра. После этой истерики у него и начали проявляться признаки преждевременного старения. Причиной тому был страх. Он боялся того, что, если в Кремле решат избавиться от человека по имени Адольф Гитлер, то Сталину только надо будет лишь отдать приказ, и тогда его не спасет даже самая лучшая маскировка и трехметровые бетонные перекрытия бункера «Вольфшанце». Ведь, точно такой же бетон трехметровой толщины, и точно такая же маскировка были и на объекте «Мауервальд». Но они оказались не в силах помешать русским осуществить их намерения. Фюрер все время косился одним глазом на потолок, словно ожидая, что прямо сейчас на его убежище упадает еще одна бомба, которая разнесет его в пыль.

- Мой фюрер, - сказал ему адмирал Канарис при последней встрече, - русские знают о нас все, и с этим ничего нельзя поделать. Есть что-то, что выше нашего понимания. Мы не понимаем - что ведет их от победы к победе, в то время как наши солдаты утратили боевой дух и уверенность в себе и своих командирах. Во время русского наступления под Брянском, помимо обычных факторов количества и боевого духа войск, скорости их маневра и интеллекта командующих, присутствовало еще некий фактор, который можно было определить как чью-то злую волю в отношении германской расы, которая воодушевляла большевиков и угнетала наших солдат.

Гитлер был помешан на мистике, и эти слова Канариса запали ему в память. Он и сам в последнее время ловил себя на мысли, что теперь ему недоступно то, что с легкостью получалось ранее. Стратегическая обстановка порой казалась ему непонятной, а все его гениальные замыслы вместо блестящих побед заканчивались позорными поражениями, в то время, как его оппонент по ту сторону фронта явно не испытывает таких затруднений, планомерно перемалывая, еще недавно непобедимую немецкую армию.

Кроме всего прочего, за истекшие полгода он уже лишился многих талантливых генералов, и этот список продолжал увеличиваться. Манштейн, Гудериан, Гот, Клейст, фон Клюге, Кюхлер, Буш, Линдеманн, Шмидт… И вот теперь Гальдер и Йодль. Тот, кто полгода назад взялся помогать Сталину, видимо просто обожает истреблять генералов противника, и гибель при авианалете на Полтаву, где дислоцировался штаб группы армий «Юг», ее командующего фельдмаршала фон Бока, смерть которого была официально подтверждена несколько часов назад, стала тому лишним доказательством.

- Геринг, - свистящим шепотом произнес Гитлер, - вы самый бесполезный член моей команды. Вы, герой Великой войны, сейчас просто пустое место. Где ваши прославленные люфтваффе, где ваши героические летчики «эксперты», где, черт возьми, ваши зенитчики, ранее сумевшие отражать налеты британской авиации? Почему даже одиночные большевистские самолеты чувствуют себя в небе Германии как у себя дома, и безнаказанно уничтожают наши стратегические объекты? Где ваши скоростные высотные истребители, которые, наконец-то сумеют перехватывать русские высотные бомбардировщики? Чем вы оправдаетесь, за то, что не смогли сохранить жизнь моим героям - Гальдеру и Йодлю, павшим как рыцари на свое посту? Какие причины вы назовете в очередной раз, чтобы оправдаться за поражение, которое потерпел ваш 4-й воздушный флот в развернувшейся сейчас грандиозной битве на Востоке.

Переведя дух, Гитлер перешел на крик, неожиданно сорвавшийся в фальцет:

- Только не надо мне говорить, что это вовсе не поражение… Как еще можно назвать то, что его командующий генерал-полковник Лёр потерял за два дня боев две трети своих самолетов, и половину летчиков, не выполнив при этом ни одной стратегической задачи? Мне доложили, что наши летчики храбро сражались, как и подобает германским воинам, но противник одолел их числом, опытом, злостью и новыми самолетами, которые в последнее время массово сходят с конвейеров большевистских авиазаводов. Где ваши хваленые дальние бомбардировщики, Геринг, почему большевистская промышленность беспрепятственно наращивает обороты, давая русскому вождю все больше танков, самолетов, пушек и винтовок. Почему эти заводы еще не разбомблены в пыль, а продолжают работать? Подумайте над этими вопросами Геринг, хорошенько подумайте.

Оставив покрасневшего и обливающегося холодным потом Геринга, Гитлер развернулся в сторону помертвевшему от страха Кейтеля.

- А теперь давайте разберемся с вами, мой дорогой Вильгельм, - выкрикнул он в лицо застывшему, словно истукан генералу-фельдмаршалу, - Объясните мне - почему наши доблестные солдаты второй день пытаются проломить большевистскую оборону, неся при этом ужасающие потери? А сам фронт до сих пор так и не прорван! В сегодняшней сводке упоминаются некоторые вклинения с захватом первой линии траншей, но мы-то с вами, как солдаты минувшей Великой войны, прекрасно понимаем, что под Верденом и на Сомме тоже были отдельные вклинения, которые так и не привели в итоге ни к чему, кроме бесцельного взаимного истребления воющих сторон. Вы прекрасно понимаете, что только молниеносные прорывы танковых войск на всю глубину оперативного и стратегического построения противника могут принести нашей армии ожидаемую победу. Так почему вы, такие умные и опытные, умудрились снова вляпаться в некое подобие «Верденской мясорубки»? Почему большевики сумели у вас под носом построить мощнейшие укрепрайоны, упершись в которые наши панцерваффе бесполезно сгорают при штурме русской полевой обороны. А ведь, как мне стало известно, русские еще не задействовали свои подвижные резервы.

Большевикам стратегия размена людьми в позиционном тупике сейчас выгодна, ведь их людские ресурсы в несколько раз превышают наши, а ценность жизни каждого отдельно взятого неграмотного унтерменша не идет ни в какое сравнение с ценностью жизни молодых образованных германских юношей. Цвет нашей нации, сейчас массово гибнет в ожесточенных боях на Востоке. Немедленно бросьте в пекло все, что имеете: венгров, румын, итальянцев, хорватов, французов, датчан, бельгийцев, и прочую европейскую шушеру, которую мой дорогой Генрих сейчас вытаскивает из своих теплых постелей, одевает в мундиры и ставит в строй. Большевики решили завалить нас пушечным мясом, а мы в ответ поступим также. Мы погоним на большевистские укрепления это европейское стадо. Чем больше их погибнет в этой кровавой бойне, тем легче потом нам будет построить Новую Европу, свободную от недочеловеков, и прочих мерзавцев, безнадежно зараженных ядом либерализма и демократии.

Гитлер, во время своей речи, бегавший по кабинету из угла в угол, неожиданно остановился и погрозил Кейтелю пальцем.

- Вы меня поняли, Вильгельм, - уже спокойным голосом произнес он, - За план «Блау» теперь отвечаете исключительно вы. И я жду, что вы в самое ближайшее время принесете мне лишь радостные известия. Кстати, кого вы предлагаете назначить на место бедняги фон Бока, который героически пал в борьбе с большевиками, но так и не сдался им в плен?

- Мы предлагаем, - Кейтель преданно посмотрел на фюрера, - отозвать с Балканского фронта генерала-фельдмаршала фон Листа, и назначить его командующим группой армий «Юг».

- Отзывайте, - устало махнул рукой Гитлер, который спустив пар, постепенно впадал апатию, - но помните о своей личной ответственности. После того, как мы вернули в группу армий «Север» фон Лееба, а командующим группой армии «Центр» назначили фон Браухича, фельдмаршал фон Лист окажется вполне подходящей кандидатурой в качестве командующего группой армий «Юг»...

Сделав несколько заплетающихся шагов, Гитлер подошел к столу стенографистки, и та налила ему из сифона стакан сельтерской воды. Воду вождь германской нации пил жадно, большими глотками, словно умирающий от жажды человек.

- Все, господа, - своим обычным голосом сказал он, поставив стакан на стол, - наш разговор закончен. Мне нужно хорошенько подумать, чтобы принять единственно верное решение, которое принесет победу нашему Рейху. И как только это решение будет принято, то я доведу его до вас. А теперь можете идти - я никого не задерживаю.

30 июня 1942 года. 12:05. Евпатория. База Тяжелой штурмовой бригады.
Заместитель командира бригады по политчасти капитан Тамбовцев Александр Васильевич.

«Нам, царям, надо бесплатно молоко давать!» – я вдруг вспомнил фразу героя бессмертной комедии Гайдая. А что же тогда надо давать нам, замполитам? Наверное, исключительно сливки повышенной жирности?

Трудно быть воспитателем, но воспитывать взрослых мужиков, некоторые из которых твои ровесники, было в сто раз труднее. В случае чего их сладкого не лишишь, и в угол не поставишь. Да и напугать тех, кто прошел Империалистическую и Гражданскую войну, успел повоевать в Испании и в Иностранном легионе, не так-то просто. А порой приходится пугать – ведь воинская дисциплина держится на убеждении и принуждении.

С командиром бригады генерал-лейтенантом Деникиным я поладил быстро. В общем, Антон Иванович оказался мужиком неплохим, не без тараканов в голове, конечно, но вполне контактным и умным. Мы с ним вместе составили план боевой подготовки, коим и занимались все это время. Личный состав бригады с моральной точки зрения был вполне готов к бою – испокон веков русские офицеры отличались храбростью, решительностью и сметкой. Огневая и физическая подготовка тоже оказалась достаточно высокой. Правда, несколько человек, в основном пожилые и имевшие в прошлом тяжелые ранения, сошли с дистанции, не выдержав физических нагрузок. Их пришлось частью перевести на штабные и тыловые должности, а частью комиссовать.

В точки зрения тактической подготовки было обнаружено немало пробелов. Большинство офицеров имели боевой опыт Первой мировой войны, который давно уже устарел. Учитывая, что бригада изначально формировалась как механизированная, ее личный состав надо было обучать фактически заново. Инструкторы из числа офицеров и прапорщиков прикомандированных к бригаде из запасного полка мехкорпуса ОСНАЗ генерала Бережного гоняли личный состав бригады, как сержанты новобранцев в учебке. Те ворчали, кряхтели, но учились новым приемам ведения войны. Ибо не грех им было учиться у тех, кто уже не раз и не два, лупил германца в хвост и в гриву, а то, насколько немец вояка серьезный, господа офицеры знали еще по той войне.

После занятий, сидя в курилке, они откровенно признавались друг другу, что если бы императорская армия так же воевала с германцами во время той Великой войны, то через год войны она бы точно вошла в Берлин и Вену. А полученная с заводов техника привела их в восхищение. Ничего подобного ранее они не видели. Особенно им понравились БМП-37.

– Это что ж такое делается, господин штабс-капитан? – говорил пожилой поручик своему собеседнику. – Подъезжаешь на этом броневике прямо к первой линии окопов неприятеля, спешиваешься, кидаешь гранату и сразу в штыки на супостата?!

Я помню, как под Стоходом в 1916 году под германскими пулеметами погиб цвет русской гвардии. Мы тогда шли густыми цепями, почти колоннами, в полный рост, прямо на немецкие окопы. Никогда не забуду, как наши цепи медленно двигались, а ноги вязли в болоте. Иной раз приходилось вытягивать ноги из тины с помощью рук, дабы не оставить в болоте сапоги. Не хватало санитаров для оказания помощи раненым и выноса их из боя, а здоровые расстреливались немцами, как куропатки… От полка осталось приблизительно рота. Эх, были бы у нас тогда такие вот машины!

– Да, кто бы мог подумать, что большевики научаться так воевать, – кивнул штабс-капитан, кинув окурок в бочку, наполовину засыпанную песком. Только скажу вам откровенно, Петр Евгеньевич, таких машин у нас просто не могло быть. Тогда и обычные броневики Путиловского завода были в диковинку, и стоило им сойти с дороге как они вязли по самые ступицы и, ни туда ни сюда. А сейчас у Красной армии танки, самолеты, пушки – все самое лучшее в мире. И германцев она бьет блестяще. Вы вчерашнюю сводку Совинформбюро слыхали? Русская авиация опять бомбила Берлин и говорят, что немцам снова сильно досталось.

– А на фронте-то как? – спросил поручик, вставая, и одергивая пятнистый комбинезон. – Держаться наши?

– Держатся, – ответил штабс-капитан, – Только чувствую, что жарко там сейчас под Курском и Белгородом. Передавали в сводке. Ожесточенные бои на заранее подготовленных рубежах обороны. Германец прет всей силой, но и наши тоже не уступают. Как бы не второй Верден получается. Скорее б и нас отправили на фронт. Мочи нет слушать сводки об «ожесточенных боях», и сидеть в тылу. Мы ведь совсем не для этого приехали сюда.

О подобных разговорах, и о настроениях личного состава, мне регулярно докладывали люди из ведомства Лаврентия Павловича. Понятно, что его сотрудники внимательно наблюдали за всем, что происходило в столь необычной боевой единице. Но, до сих пор ничего подозрительного им выявить не удалось. Самое громкое дело – это несостоявшаяся дуэль между двумя бывшими «дроздовцами», которые повздорили из-за лирических воспоминаний о какой-то дамы полусвета, с которой они имели честь крутить любовь еще при царе-батюшке.

Когда я доложил генералу Деникину об этом инциденте, он лишь покачал головой, и буркнул себе под нос: «Сопляки, галлиполийская дурь из них еще не вышла». А когда я поинтересовался у генерала – что означают его слова о «галлиполийской дури», Антон Иванович пояснил, что он имел в виду знаменитое «галлиполийское сидение» остатков армии барона Врангеля по Галлиполийском полуострове. Тогда генерал Кутепов, дабы поднять боевой дух своих подчиненных, дал разрешение на поединки между офицерами.

С несостоявшимися дуэлянтами мы разобрались быстро – заставили их помириться, и предупредили, что в случае повторения подобного их отправят в штрафной батальон. А я, как замполит, провел соответствующую работу, разъясняя личному составу текущую политику партии и правительства. После моих кратких лекций, следовал показ кинохроники о боевых действиях на советско-германском фронте, и о преступлениях нацистов на временно оккупированной территории.

Все межличностные дрязги сразу же закончились, зато меня и генерала Деникина офицеры завалили рапортами с просьбой направить их на передовую. Причем, каждый второй из них писал в рапорте, что готов идти в бой даже рядовым красноармейцем.

Мы с генералом Деникиным посовещались, и приняли решение. Я отправил шифрованную депешу в Генштаб, с просьбой как можно быстрее решить вопрос о боевом применении нашей бригады. Я прекрасно понимал, что командование нас не забыло, и что приказ о направлении нас на фронт будет принят тогда, когда Ставка сочтет это нужным. Но, с другой стороны, существовала опасность и того, что народ в ожидании такого приказа просто «перегорит». А это чревато разного рода происшествиями, вроде самовольного покидания пределов части и бегства на фронт. И репрессиями тут не поможешь. Ведь не назовешь это дезертирством – люди рвутся на фронт, а не наоборот.

Антон Иванович теперь практически каждый вечер обсуждал со мной создавшуюся ситуацию, и внимательно изучал на карте положение на фронтах. Как опытный генштабист и военачальник, он понял задумку нашего командования – измотать в обороне наступающего противника, после чего перейти в решительное наступление. А то того момента держать резервы в полной готовности, как говорится с таких случаях, «с ружьем у ноги».

Шел разговор и о военно-политических событиях, вроде захвата немцами Фарерских островов, и профашистского переворота в Британии.

– А знаете, Александр Васильевич, – говорил он, машинально поглаживая свою короткую седую бородку, – советская дипломатия действует так же успешно, как и Красная армия. Я сейчас лишний раз убедился в том, что нынешний руководитель России господин…, пардон, товарищ Сталин, – умнейший политик. Я преклоняюсь перед ним. Но, исходя из создавшейся военно-политической ситуации, я догадываюсь, что время нашего «евпаторийского сидения» заканчивается. Да и не «сидение» это вовсе. Вон, ваши держиморды гоняют господ офицеров так, что у них едва хватает сил проглотить ужин и добраться до койки. И я даже вижу – когда и куда отправится наша бригада. Впрочем, дабы не раздражать работников ведомства товарища Берии, я не буду говорить об этом вслух. Да-с, пока не буду, но знаю, повоевать нам придется и немало. Просто время пока еще не пришло.

Я, в отличие от генерала Деникина, знал – куда будет направлена наша бригада. И наблюдая за тем, что происходит на фронте, как и милейший и умнейший Антон Иванович, я тоже догадывался, что в скором времени наша бригада будет поднята по тревоге, погружена на десантные корабли, и отправится туда, где ей придется продемонстрировать все, чему она научилась в Крыму…

3 июля 1942 года, Полдень. Полтава, Временный штаб группы армий «Юг».
Командующий группы армий «Юг» фельдмаршал Вильгельм Лист

Все в Полтаве пропахло запахом отработанного тротила, гари, размолотой в пыль штукатурки и начавшимися разлагаться трупами – этим жутким «парфюмом» войны. Прошло уже более пяти суток с того момента, как в ходе массированного ночного авианалета советской авиации на центр города, в здание, ранее принадлежавшее Полтавскому обкому ВКП(б), а после захвата города ставшее штабом группы армий «Юг» угодила двухтонная фугаска. Всюду громоздились изуродованные и закопченные развалины, из-под которых саперы еще продолжали откапывать трупы немецких солдат и офицеров. Бомбовому удару, будто в насмешку над асами люфтваффе, подвергся и дислоцированный поблизости штаб 4-го воздушного флота. Правда потери у «птенцов Геринга» были куда меньше чем у армейцев. По крайней мере, командующий флотом, генерал-полковник люфтваффе Александр Лер сумел выжить и даже руководил спасательными работами.

Но все это было уже не важно. Пока срочно отозванный с Балкан Вильгельм Лист сдавал дела и через Восточную Пруссию добирался до Полтавы, командующие всеми тремя ударными группировками – три генерал-полковника: Максимиллиан фон Вейхс, Фридрих Паулюс и Эрвин Роммель оставались предоставленными сами себе. Заранее составленные в ОКВ планы, теперь годились только на то, чтобы порвать их выбросить их в ближайшую мусорную корзину.

1-я танковая армия под командованием Роммеля изнывала от безделья в тыловых районах в окрестностях Краснограда – города, расположенного между Харьковом и Днепропетровском. А тем временем группа генерала Вейхса под Курском, состоявшая из 2-й полевой и 4-й танковой армии, и 6-я полевая армия Паулюса под Белгородом, действуя под всевидящим оком советских высотных разведчиков, безуспешно пыталась проломить многослойную русскую оборону.

Несмотря на ужасающие потери, за эти дни удалось взять лишь две линии русской обороны, и сейчас кровопролитные бои шли за третий рубеж, самый мощный и самый хорошо вооруженный. В отчаянных атаках, где продвижение вперед составляло сто-двести метров бесплодных русских степей, почти полностью сгорели восстановленные после зимнего поражения танковые дивизии вермахта, еще недавно бывшие красой и гордостью панцерваффе Третьего Рейха. Теперь немецкие танки, превратившиеся в обугленные железные коробки, запутавшиеся в малозаметных заграждениях, подорвавшиеся на минах, подожженные выстрелами из противотанковых пушек и реактивных гранатометов, были разбросаны в русских степях, и этот жуткий пейзаж вызывал тоску у еще уцелевших солдат и офицеров вермахта.

В осыпавшихся траншеях и разбитых дотах дотла разрушенных двух первых рубежей русской обороны, вповалку лежали друг на друге тела солдат – защитников этих траншей одетых в гимнастерки цвета хаки, и атакующих – одетых в мундиры цвета фельдграу. Причем, последних было значительно больше. Каждый русский солдат, погибший на этих рубежах, прежде чем погибнуть, убил, как минимум, трех-четырех врагов. А некоторые опорные пункты, приспособленные к круговой обороне, даже оказавшись в тылу боевых порядков немцев, до сих пор продолжали сражаться в полном окружении.

Прилетавшие к ним по ночам У-2 легкобомбардировочных авиаполков, сбрасывали им патроны, медикаменты и продовольствие, а также густо поливали осаждающих наши опорные пункты из выливных приборов густым адским студнем, носившем непонятное название напалм. Иногда, оказавшись в безнадежной ситуации, осажденные опорные пункты вызывали огонь на себя, погибая вместе с врагами под залпами гвардейских реактивных минометов и тяжелых гаубиц.

Немцы уже не шли вперед, а ползли, истекая кровью. Шел пятый день сражения, а ударные группировки вермахта все еще топтались у третьего рубежа советской обороны, в то время как по плану «Блау» им уже полагалось прорвать фронт, загнать растрепанные и потерявшие управление части 40-й и 21-й армий в котлы, и взять Касторную и Старый Оскол. Потом, перерезав проходящую в тылах русского фронта рокадную железную дорогу, рвануть по прямой на восток в направлении Дона. Но, видимо не судьба.

Пытаясь любой ценой выполнить поставленную им задачу, немецкие генералы бросали в бой последние резервы предназначенные для развития успеха. Ведь им казалось – еще одно усилие, еще один брошенный в бой свежий пехотный батальон, танковая рота, батарея орудий, и фронт будет прорван. И тогда они отыграются за все. Но когда была прорвана первая линия большевистской обороны из трех рядов траншей, в километре позади нее оказалась вторая, еще более мощная. А когда была прорвана и она, то обнаружилось, что первые две линии – это еще цветочки, а третий оборонительный рубеж стоит двух предыдущих, вместе взятых. Это как три последовательных двери в квартиру: первая – из реек и картона, вторая – из дуба и, самая последняя, третья – сейфовая, из лучшей броневой стали.

Самое тяжелое положение сложилось в ударной группировке 6-й полевой армии, действующей с узкого плацдарма под Белгородом. Переправы через Северский Донец в первый же день боев были разрушены советской авиацией, и штурмующие советскую оборону немецкие войска оказались, по сути, на голодном пайке. Особенно досталось действовавшему в составе 6-й армии 40-му танковому корпусу, который получал не больше четверти от требуемых поставок горючего.

В немецких войсках, где в еще совсем недавно полнокровных ротах осталось пятнадцать-двадцать человек, нарастала усталость от боев и общая апатия. Обещанные фюрером поместья и славянские рабы уже не та завлекали солдат как раньше. Введенные в бой свежие венгерские части воевали достаточно стойко, но без огонька. Это была не их война, и они предпочли бы сидеть где-нибудь в тыловых гарнизонах, а не гибнуть под шквальным огнем русской артиллерии, засыпающей все вокруг тяжелыми снарядами.

Итальянцы и румыны, начавшие наступление с нескрываемым энтузиазмом, после первых кровопролитных атак на неприступную оборону русских в стиле прошлой Великой войны, совершенно упали духом. Их приходилось гнать в бой под угрозой пулеметов. Еще хуже себя вели перебрасываемые со второстепенных участков фронта пока еще малочисленные так называемые французские добровольцы, которых поставили перед выбором: или концлагерь или Восточный фронт.

Но все это уже были бессмысленные метания. Резервов для развития успеха, даже в случае прорыва третьей линии, у немцев не оставалось. И, если сказать честно – операцию надо было отменять еще пару дней назад. Но немецкие генералы продолжали бросать войска в самоубийственные атаки, бессмысленно сжигая людские и материальные ресурсы. При этом никто не мог дать гарантии, что за третьим рубежом обороны не будет обнаружена четвертая, или, что еще хуже, изготовленный к контрудару механизированный корпус генерала Бережного, известного среди своих германских коллег, как «Вестник Смерти».

Разобравшись с положением на фронте, фельдмаршал Лист и рад был бы прекратить атаки и перейти к обороне, но это было не в его власти. Фюрер и послушно поддакивающий ему Кейтель требовали наступления, наступления и только наступления. И переубедить их могла лишь грядущая катастрофа.

А то, что рано или поздно нечто подобное произойдет, фельдмаршал Лист был уверен. Если русские заранее знали о плане «Блау», и подготовили на направлениях главных ударов мощную эшелонированную оборону, то глупо было бы считать, что у них в кармане нет еще каких-нибудь сюрпризов, способных поставить понесшие тяжелые потери немецкие войска на грань поражения. После того, что они совсем недавно совершили во время Брянско-Орловской наступательной операции, думать иначе было бы абсолютным безумием. Вильгельм Лист безумцем не был, а был старым штабным работником, и такие моменты видел сразу и однозначно. «Верден» в определенный момент для германской армии должен был смениться «Седаном», и чтобы предотвратить подобное развитие событий времени почти не оставалось.

Возможно, что докладная записка Кейтелю, написанная Листом в этот критический для обстановки на фронте день, и спасла впоследствии его жизнь и даже в какой-то мере карьеру. Но безусловно, что именно этот документ, наряду с некоторыми другими, лег в основу легенды о «тупом австрийском ефрейторе», который помешал выиграть войну гениальным германским генералам».

Все эти события под Курском и Белгородом происходили на фоне разразившегося в тылах группы армий «Юг» транспортного коллапса, вызванного ударами русской авиации по мостам и железнодорожным узлам, и действию десятков и сотен больших и малых партизанских отрядов и отдельных диверсионных групп. То, что происходило на железнодорожных магистралях по обе стороны от Днепра, историки потом назовут «Паровозной резней».

4 июля 1942 года, 16:25. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник генерального штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Войдя в кабинет Верховного Василевский молча расстелил перед заинтригованным вождем карту Центрального фронта и постучал пальцем по тому месту, где были изображены советские оборонительные позиции на Воронежском направлении.

– Немцы выдыхаются, товарищ Сталин, – сказал он Вождю, – В полосе 40-й армии за последние сутки противнику не удалось продвинуться ни на шаг. Немецкие атаки проводятся спорадически и небольшими силами. Судя по данным авиаразведки каких-либо значительных резервов во втором эшелоне противника больше нет. Все наличные силы фон Вейхса втянуты в тяжелые бои.

Такая же обстановка сложилась в полосе 21-й армии, на Белгородском плацдарме, где наши войска контратаками штурмовых батальонов даже сумели потеснить немцев с уже занятых ими позиций, и на отдельных участках фронта восстановили положение на 28 июня. Второй день там идут ожесточенные встречные бои, притягивающие к себе последние остатки резервов, группы армий «Б». Сегодня утром немцы попытались там ввести в бой отдельные румынские подразделения из 6-го армейского корпуса, а это значит, что игра с их стороны пошла ва-банк.

Более того. Нашей радиоразведке удалось перехватить и расшифровать донесение нового командующего группой армий «Юг» фельдмаршала Листа Гитлеру, который после смерти Гальдера и Йодля принял на себя обязанности главнокомандующего ОКВ. В донесении Лист сообщает о том, что дальнейшее продвижение к Воронежу на направлениях главных ударов далее невозможно, и что резервы Вейхса и Паулюса полностью втянуты в тяжелые наступательные бои. Сопротивление наших войск с каждым часом нарастает, и потери ударных группировок на данный момент составили до семидесяти процентов боевой техники и около половины личного состава. Наступательный порыв передовых частей иссяк, а коммуникации в тылу группы армий «Юг» нарушены действиями нашей авиации и партизан, из-за чего войска не получают подкреплений и положенного им снабжения. Фельдмаршал Лист просит Гитлера разрешения отдать подчиненным ему войскам приказ перейти к жесткой обороне…

– Очень хорошо, товарищ Василевский, – кивнул Сталин, – Если немцы выдохлись, то скажите, какое положение на Воронежском направлении у наших войск, и есть ли еще у товарища Жукова неистраченные резервы.

– Положение наших войск вполне устойчивое, товарищ Сталин, – ответил Василевский, – третий рубеж обороны будет удержан, резервы для восполнения потерь в сражающихся фронтовых частях растрачены меньше чем наполовину. Еще не введена в бой сконцентрированная в районе Касторной на случай возможного встречного контрудара 5-я танковая армия генерала Лизюкова.

– А что по этому поводу говорит товарищ Жуков? – поинтересовался Верховный, – Каково его мнение насчет перспектив немецкого наступления?

– Товарищ Жуков, – ответил Василевский, – считает, что немецкое наступление уже выдохлось, и никаких перспектив не имеет. Все свободные от участия в боевых действиях танковые, моторизованные и даже пехотные дивизии расположены на южном фасе группы армий «Юг», между Харьковом и Днепропетровском, и их переброска в северном направлении, к Курску или Белгороду пока не обнаружена. Вместо этого противник снимает с так называемых «спокойных» участков фронта и из тыловых гарнизонов мелкие группы солдат, и формирует из них маршевые пополнения. В частности, без резервов остался 55-й армейский корпус, занимающий оборону по южному фасу нашего Брянско-Орловского выступа, в результате чего, в его составе остались лишь наспех сформированные и плохо вооруженные и мотивированные французские, голландские, бельгийские и датские так называемые «добровольческие» части. Это еще раз доказывает, что сосредоточение нами ударной группировки из мехкорпусов ОСНАЗ Бережного и Катукова и 2-й ударной армии в Брянско-Орловском выступе противником не вскрыто, ибо в противном случае он не рискнул бы оголять это направление, а скорее усилил бы его свежими бронетанковыми частями...

– Это хорошо, что немцы проявляют такую неосторожность, я бы сказал, даже беспечность, – прервал Верховный Василевского, – но достаточное ли это всего этого для того, чтобы ввести в бой нашу главную ударную группировку и дать команду приступить к реализации плана «Большой Орион»? Возможно, что немцы только этого и ждут, чтобы устроить нам очередную ловушку? Не нравится мне то, что немцы даже при провале общего плана, не желают трогать 1-ю танковую армию Роммеля.

– Возможно и такое, товарищ Сталин, – ответил Василевский, – но все же маловероятно. Скорее всего, противник решил использовать 1-ю танковую армию как мощный мобильный резерв на случай отражения нашего наступления. Поэтому пока не отмечена переброска частей 1-й танковой армии Роммеля в исходные районы для наступления в направлении Лозовая-Сталино, для чего, по данным нашей разведки, эти дивизии предназначались изначально. Это значит, что не прекращая безуспешных атак на Воронежском направлении, на других участках фронта германское командование пока решило сделать паузу, и посмотреть – какая там в дальше сложится обстановка. Есть сведения, что сработала наша дезинформация о выводе мехкорпуса Бережного из Брянско-Орловского выступа, и теперь немецкое командование ожидает его появления в районе Харьков – Днепропетровск со стороны станции Лозовая. Потому-то оно и держит в том районе танковую армию Роммеля…

– Так это же просто замечательно, товарищ Василевский! – вождь улыбнулся, и пригладил рукой усы, – немцы ждут Бережного с юга, а он неожиданно для них появится с севера. Самое главное – точно рассчитать время его появления, чтобы «Большой Орион» был проведен с максимальным успехом и минимальными потерями. Как говорил товарищ Ленин, надо четко уловить тот момент, когда «вчера было еще рано, а завтра будет уже поздно».

Василевский посмотрел Вождю прямо в глаза.

– Я полагаю, товарищ Сталин, что такой момент наступит уже завтра, – твердо сказал он.

– Вы точно уверены, что он наступит именно завтра, товарищ Василевский? – Верховный внимательно посмотрел на начальника Генштаба, – Может быть нам лучше подождать еще несколько дней, чтобы вражеские атаки окончательно выдохлись, и только потом отдать приказ на «Большой Орион».

– Никак нет, товарищ Сталин, – твердо ответил Василевский, – Немцы уже поняли, что их план «Блау» провалился, и в самое ближайшее время, возможно, что даже через несколько часов, фельдмаршал Лист отдаст приказ о переходе своих войск к обороне. При этом он, несомненно, обратит внимание на ослабленный участок своего фронта напротив Орла, и начнет его спешно укреплять всем, что у него окажется под рукой. Немецкую оборону в районе Орла наши войска прорвут в любом случае, но эта пауза будет стоить нам потерянного времени и лишних жертв, которых нам хотелось бы избежать.

Сталин взял со стола трубку и начал задумчиво вертеть ее в руках, растягивая повисшую в воздухе тишину. Затянувшаяся пауза длилась несколько минут. Наконец Сталин произнес:

– А что по этому поводу думает сам Бережной? Насколько я помню, его прогнозы и анализ ситуации обычно оказывались верными. Кроме того, это ему и его корпусу предстоит выполнить главную задачу «Большого Ориона» – отрезать от основных сил германской армии почти миллионную группировку. Нам нужен коренной перелом в войне, а не просто очередная победа.

– Вы правы, товарищ Сталин, – согласился Василевский, – мехкорпус Бережного будет на острие главного удара, расчищая путь группировкам второго эшелона, и от его успеха в значительной степени зависит и успех всей операции.

Сталин хмыкнул, снял трубку телефона ВЧ и сказал:

– Товарищ Иванов у аппарата. Дайте полевой КП 1-го мехкорпуса ОСНАЗа, и пригласите генерала Бережного…

– Слушаюсь, товарищ Иванов, – прозвучало в трубке.

Качество и громкость звука в американских телефонах ВЧ были такими, что Сталин разговаривал, держа телефонную трубку на некотором расстоянии от уха, и слова его собеседника были слышны, словно проводилось селекторное совещание. На некоторое время в кабинете наступила тишина, прерванная вскоре чуть хрипловатым голосом генерала Бережного:

– Добрый день, товарищ Иванов, генерал-лейтенант Бережной слушает вас.

– Добрый день, товарищ Бережной, – ответил Верховный, – скажите, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию, и готов ли ваш корпус к наступлению?

– Корпус и приданные ему части усиления к наступательным действиям готовы, товарищ Иванов, – доложил Бережной. – С момента начала немецкого наступления корпус моим приказом был переведен на шестичасовую готовность к маршу. Что же касается сложившейся ситуации, как на фронте передо мной, так и вообще, то я оцениваю ее как крайне благоприятную. Именно такого положения на фронте мы и должны были добиться, чтобы наш план сработал с максимальной эффективностью. А французы без поддержки немецких частей в первой линии вряд ли смогут оказать нам серьезное сопротивление и будут полностью уничтожены.

– Вы, товарищ Бережной, – строго сказал Сталин, – французов пока поберегите. Возможно, что они нам еще понадобятся живыми и относительно здоровыми. В самое ближайшее время вы получите от товарища Василевского соответствующий сигнал, так что готовьтесь. Желаю вам успехов, и до свидания.

– До свидания, товарищ Иванов, – ответил Бережной, и Вождь положил трубку.

– Товарищ Василевский, – сказал он начальнику Генштаба, – отправляйтесь к себе, и отдайте приказ всем соединениям, задействованным в операции «Большой Орион», начать наступление завтра в три часа утра. Да, и еще – дайте команду товарищу Жукову немедленно, при поддержке артиллерии фронта, начать отвлекающие атаки штурмовыми батальонами на Воронежском направлении. Видимо, действительно пора начинать! Надеюсь, что не только Бережной в резерве держит свои войска в состоянии полной боевой готовности.

Часть 19-я «День гнева»


5 июля 1942 года, 03:30. Брянский фронт, прифронтовой лесной массив севернее станции Навля. КНП 1-го механизированного корпуса ОСНАЗ.
Командующий мехкорпусом генерал-лейтенант Бережной Вячеслав Николаевич.

Едва только на востоке забрезжила первая полоска рассвета, а ранний утренний птах пропел в вышине свою песню, как предутреннюю тишину разорвал рев тысяч артиллерийских орудий. Брянский фронт, своим южным фасом, начал осуществление операции «День гнева» – составную часть плана «Большой Орион». У нас тоже все было готово. Как только пехота ворвется в третью траншею противника, корпус, выдвинутый к самому переднему краю, войдет в прорыв, чтобы начать свой марш на юг. Возможно, это будет главная операция этой войны, потому что ее задача не просто одержать очередную победу над немцами и их европейскими сателлитами, а сломать им хребет и нанести такие потери, от которых не могла бы оправиться военная машина объединенной Европы.

А сейчас, пока корпусные гаубицы и тяжелые железнодорожные артиллерийские транспортеры посылают в цель снаряд за снарядом, есть время немного подумать и подвести итоги. Корпус уже выведен на исходные позиции и изготовлен к броску в прорыв, а сейчас под яростный грохот нашей артиллерии комиссары, то есть, замполиты, проводят последнюю накачку личного состава на грядущие свершения. И как только в небо над третьей траншеей врага взлетят ракеты, показывающие, что рубеж взят, по радио будет отдан кодированный приказ и вся это бронированная мощь, «гремя огнем, сверкая блеском стали», рванет вперед, к своей бессмертной славе, ибо если мы выполним все задуманное, то все наши предыдущие подвиги покажутся пустяками.

Именно о нормативах на срок ввода в прорыв подвижных соединений десять дней назад я долго разговаривал с генералом армии Жуковым, объясняя Георгию Константиновичу, что подвижные группировки к началу наступления должны быть полностью готовы для того, чтобы их можно было ввести в прорыв для развития успеха. Вы скажете, что я объяснял прописные истины нашему лучшему военачальнику со времен Суворова или Кутузова, но это не совсем так. Это в сорок четвертом – сорок пятом Жуков был непревзойденным стратегом и тактиком. А тут, в сорок втором, он все еще учился, частью у немцев, частью у меня. В меня еще в училище, не говоря уже об Академии, были намертво вколочены все нормативы Советской армии, основанные как раз на опыте побед завершающих лет этой войны. Опыте Жукова, Василевского, Рокоссовского, Конева, Толбухина, Ватутина, Малиновского и других генералов, вдребезги расколошмативших когда-то сильнейшую армию мира.

Например, во время состоявшейся в нашей истории первой Ржевско-Сычевской операции, где Западным фронтом командовал Жуков, между прорывом фронта в вводом в этот прорыв подвижных соединений, прошло почти трое суток, которые противник сумел использовать для подтягивания к месту прорыва своих подвижных резервов. В результате, вместо развития успеха, на берегах реки Вазузы разгорелись ожесточенные и кровопролитные встречные сражения, длившиеся почти месяц.

Проведенная моим корпусом почти два месяца назад Брянско-Орловская операция являлась как бы прямой противоположностью тому, что в это время происходила в нашей реальности. И Георгий Константинович очень живо интересовался подробностями сего дела. Быстрота и натиск, точный расчет времени и сил, взаимодействие с авиацией и заброшенными во вражеский тыл десантниками, разведчиками и партизанами.

Короче, поговорили мы с будущим Маршалом Победы №1 весьма плотно. Нормальный мужик, правда, жесткий, властный, подавляющий подчиненных силой своего авторитета, и направо налево отдающий их под трибунал, приговоры, которого в девяти случаях из десяти были обвинительными. Да, при проведении своих операций он обычно не считается с потерями. Но на войне, вот ведь какая штука, тот командир, который якобы бережет солдат, на круг имеет потери гораздо большие, чем у «кровавого мясника» Жукова. Меня, кстати это прозвище совершенно не раздражает – сам такой. Просто, в отличие от того же Жукова, у меня, вместо множества среднестатистических дивизий РККА, под рукой штучный и очень дорогой инструмент, пригодный для достижения решающего успеха.

Поднявшись на замаскированный на вершине небольшого пригорка КНП, я прильнул к стереотрубе. Отбитая еще во время Брянско-Орловской операции станция Навля была занята нашими войсками. Потом километр или, примерно, около того, ничейного поля, а дальше, на другом берегу речушки с тем же названием что и у станции, находились позиции немецких, а точнее, французских, пехотинцев. С самого начала, поверив в нашу дезинформацию о выводе из Брянско-Орловского выступа ударных соединений, немецкое командование, увлеченно готовившееся к прорыву к Волге и Кавказу, считало этот участок фронта третьестепенным, куда можно было посылать эрзац-части. И мы тоже не смущали немецких генералов ненужной активностью, в результате чего, большую часть времени тут стояла тишина, как на курорте.

Оборона у противника тут была построена по принципу опорных пунктов, перекрывающих основные железные и шоссейные дороги. А отойди на километр-другой в сторону, и попадешь в непролазный болотистый лес, сохранившийся еще со времен нашествия Батыя или польской интервенции в Смутное время. Именно по таким лесам водил незваных гостей Иван Сусанин, именно по ним, в обход так называемой немецкой обороны, недавно из вражеского тыла вышло партизанское соединение Сабурова, сильно потрепанное немецкими и венгерскими оккупационными частями, а также базирующимися в Локте коллаборационистами Каминского. Сабуров так напугал генерала фон Вейхса, что в преддверии начала своего наступления, он бросил против партизан танки и авиацию.

Теперь сабуровцы, отдохнувшие, пополненные и перевооруженные, пойдут в рейд вместе с нами, в основном в качестве проводников и флангового охранения. Ведь территория, по которой нам предстоит наступать, больше полугода была районом, в котором действовало соединения Сабурова. А многие бойцы, так и вообще местные уроженцы, и знают там каждую дорогу, каждую тропу, речку, ручей или мост.

Что касается обстановки во вражеских тылах, то мы уже знали, что немцев и венгров, так сильно досадивших Сабурову недавно отправили на фронт, где они, бедолаги, почти поголовно полегли штурмуя нашу оборону. У Жукова не забалуешь! А вот отморозки Каминского, численностью пять-семь тысяч голов, остались на месте, поскольку немецкое командование очень низко оценивало их боеспособность и поручало им самые грязные дела. Но сегодня не их день, поскольку и их база – райцентр Локоть, и вся так называемая Локотская республика, лежат на пути танков нашего корпуса. Давно мечтал поквитаться с этой мерзостью, которая действуя на благо злейших врагов русского народа, развязала на отдельно взятом куске советской территории второе издание Гражданской войны. Но, ничего, осталось совсем немного, и мы размажем этот бандитский анклав.

Грохот орудий стих, и под крики «ура» в атаку пошла наша пехота. Типа пошла, потому что это была еще одна фишка из будущих времен с чучелами, выставляемыми над окопами. Немецкие позиции по ту сторону речки озарились пламенем выстрелов. Пропагандисты Геббельса настойчиво внушали французам, что русские большевики – это такие звери, что пленных вообще не берут, а с французами делают такое, что африканским людоедам и не снилось. Поэтому храбрые галльские петушки решили драться до последнего патрона.

Но тут ложная атака закончилась, и, не принимавшие пока участия в артподготовке «катюши» и «андрюши» взвыли истошным режущим воем, за несколько секунд обрушив на вражескую оборону тонны огня и металла. Даже куда более стойкие немцы в такой ситуации, случалось, сходили с ума. А что тут говорить о каких-то уже битых когда-то французах. Вот в воздух взметнулись эрэсы из индивидуальных пусковых установок, волокущие за собой шнуры с подрывными зарядами – аналог нашей «тропы», и поле покрылось сотнями маленьких фигурок в гимнастерках цвета хаки, устремившихся вперед к вражеским окопам.

Все происходило строго по новому БУПу 1942 года. Расчеты полковых пушек ЗиС-3 и батальонные восьмидесятимиллиметровые минометы поддерживали свою наступающую пехоту огнем и колесами, прямой наводкой и навесным огнем подавляя уцелевшие огневые точки. Откуда-то с северной окраины пристанционного поселка бухали сто двадцатимиллиметровые «самовары», а дивизионная и корпусная артиллерия перенесла свой огонь вглубь вражеских позиций. Все что противник мог противопоставить атакующей советской пехоте, было не более чем бессмысленным сопротивлением. Четыре легких французских танка Renault R35 появившихся на опушке леса сразу за окопами, были почти сразу подбиты расчетами выведенных на прямую наводку полковых пушек. На дистанции меньше полутора километров ЗиС-3 свободно бьет эти изделия галльского танкостроения с его литыми гомогенными бронеплитами при любом угле попадания снаряда. Так что этот демарш со стороны французских танкистов был чистейшим самоубийством.

Наша пехота тем временем добежала до речки, ширина которой тут не превышала десяти-пятнадцати метров, и, где по грудь, а где и по пояс в воде, перемахнули на тот берег, нырнув в полуразрушенные и спорадически постреливающие французские окопы.

– Пошла потеха, сейчас наши наподдадут лягушатникам, – бросил мне оторвавшийся от бинокля Леонид Ильич. Но последующие события его сильно разочаровали.

Не дожидаясь визита очень злых советских пехотинцев, из этих окопов, как тараканы из-под тапка, стали выскакивать солдаты в форме французской армии сорокового года, и частью помчались в тыл, а частью застыли неподвижно, бросив оружие и задрав руки вверх.

И вот он сладостный момент – взметнувшаяся от опушки леса зеленая ракета, означала, что третья траншея взята, и боеспособного противника впереди не обнаружено.

Пора было отдать команду корпусу на выдвижение. На часах было четыре часа двадцать две минуты, и я знал, что в это же самое время, под Кромами точно так же входит в прорыв 2-й механизированный корпус ОСНАЗ Михаила Ефимовича Катукова. Ну что ж – в добрый час!

5 июля 1942 года, 06:05. Брянский фронт. Направление главного удара 1-го мехкорпуса ОСНАЗ, станции Навля – райцентр Локоть.

Передовые части механизированного корпуса вошли в прорванную оборону французского легиона словно нож в масло:, наступавшая непосредственно от станции Навля вдоль железной дороги наступала 2-я мехбригада Василия Франка, а вдоль шоссе Брянск-Севск, в наше время именуемого «трасса М-3», продвигалась 1-я мехбригада Сергея Рагуленко. Фланги вошедшего в немецкие тылы мехкорпуса Бережного как и в Брянско-Орловской операции, охранял развернувшийся веером с обеих его сторон гвардейский кавкорпус генерала Жадова.

Основным противником и главной целью наступающих советских войск, была коллаборационистская, так называемая, Русская Освободительная Народная армия под командованием некоего Бронислава Каминского уже успевшего побывать: добровольцем РККА, членом ВКП(б), исключенным из партии диссидентом, политзаключенным, секретным сотрудником НКВД и, наконец, пособником немецких оккупантов, а потом изменником Родины и военным преступником. Очень богатая у человека была биография.

На момент начала «Большого Ориона» части РОНА насчитывали около восьми или десяти тысяч человек, разбитых на стрелковые батальоны и роты. В районных центрах: Брасово, Локте, Суземке, Севске, Комаричах и Дмитровске стояли так называемые стрелковые батальоны, а в населенных пунктах поменьше – роты и взводы. Еще один батальон, полтора месяца назад выбитый из Навли, стоял в деревне Дубровка, находящейся прямо на шоссе. При каждом таком батальоне имелся немецкий офицер связи. Вооружены изменники были советским оружием, взятым вермахтом в качестве трофеев в 1941 году, а содержались за счет налогов, собираемых с местного населения. Личный состав РОНА делился на несколько неравных частей.

Первая часть – идейные противники советской власти, разного рода изменники, дезертиры, бывшие, обиженные и оскорбленные. Вторая – уголовный элемент, пошедший в РОНА за возможность пограбить всласть. Третьи – мобилизованные местные жители, в основном 17-18 лет от роду, не попавшие под призыв в Красную армию 1941 года. Мобилизация часто проводилась насильно путем угроз и шантажа, и поэтому надежность таких частей была чрезвычайно низкая. Дезертировали каминцы, переходя к партизанам, массово и со вкусом, хотя, впрочем, имел место и обратный процесс, совсем нехарактерный для других мест, где партизанское движение было развито не меньше, чем в окрестностях Локтя, а немецких экспериментов с коллаборационистским самоуправлением не проводилось.

Первым под удар 1-й мехбригады Рагуленко-«Слона» чьим девизом служила фраза: «Налечу-растопчу», попал батальон изменников в деревне Дубровка. Что такое тринадцать километров для вырвавшейся на шоссе механизированной бригады? – Чуть больше получаса марша.

И вот ведь люди – тот же механизированный ОСНАЗ, правда из другой бригады, уже погромил их полтора месяца назад в Навле, и очень немногие «каминцы» тогда смогли унести ноги. И вот снова в пять часов утра – рев десятков дизельных двигателей, грохот очередей тридцати семи - и двадцати трех миллиметровых автоматических пушек, и тяжелое бухание танковых орудий.

Оборона «каминцев» была рассчитана на налеты партизан, вооруженных в основном легким стрелковым оружием и пулеметами. 45-миллиметровая пушка у них – это вообще вундервафля, а о трехдюймовке и речи не идет – трудно таскать ее по брянским чащобам. Об артиллерии могут мечтать только такие мэтры партизанского дела, как Ковпак, Федоров, Сабуров, а не местные отряды и отрядики, где бойцы через одного вооружены старыми трехлинейками, а порой и охотничьими ружьями.

А тут вдруг танки, БМП, счетверенные зенитки, и даже гаубицы! И все это бронировано, и на имеющееся у «каминцев» стрелковое оружие они плевать хотели.

Единственная сорокапятка, успела сделать два выстрела и сбить гусеницу у одной БМП. Потом она словила осколочный снаряд, выпущенный из танковой пушки, и в огне взрыва задрала в воздух станины. Вслед за пушкой один за другим замолчали пулеметы. А как тут не замолкнуть, если по амбразуре или окну один за другим перекрестным огнем бьют несколько БМП, а счетверенная зенитка в полминуты запросто распиливает бревенчатый дом пополам от крыши до нижних венцов, или очередью на полсекунды начисто выносит амбразуру дзота вместе с пулеметом и пулеметчиками. И это все при том, что больше половины коллаборационистов прилагали все усилия, стараясь задрать повыше руки вверх, а оставшиеся старались улучить момент, взять ноги в руки, и поскорее дать деру из этого нехорошего места.

Но нет здесь пощады людям, надевшим немецкую форму с русским оружием в руках. Головорезы Рагуленко предателей в плен не брали, и это правило они старались не нарушать.

Задержать боевой порыв Слона «каминцам» в Дмитровке удалось лишь в течении четверти часа. Этого было достаточно, чтобы в райцентрах началась паника, но было недостаточно, чтобы предпринять какие-либо реальные меры по организации обороны. Уже без десяти шесть первые советские танки и БМП появились на северной окраине Локтя.

Нельзя сказать, что это появление было совершенно неожиданным – артиллерийскую канонаду на фронте за два с половиной часа до того слышали все, и иллюзий насчет стойкости французских легионеров, дезертировавшие из РККА командиры РОНА не испытывали. Зато они испытывали другую, не менее опасную для себя иллюзию, считая, что на преодоление тридцати километров, отделяющих Локоть от линии фронта, у Красной Армии уйдет не менее суток.

Так бы оно и было, если бы наступала обычная стрелковая дивизия РККА, но Бережной – это совсем другая песня, и пушистый полярный зверек в облике подполковника Слона подкрался к предателям Родины гораздо быстрее.

Каминскому и его подельникам следовало немедленно уходить, бросить все, что было нажито (награблено) непосильным трудом. Суета в стремлении спасти хоть что-то окончательно смазали последние попытки организовать оборону, и задержать наступающих хотя бы на несколько минут.

Под ногами с истерическим квохтаньем метались теряющие перья куры. Гусеницы танков давили подводы, в которые хозяева минуту назад торопливо кидали самое награбленное барахло. Пулеметы мели свинцовыми метлами по земле, по сараям и чердакам, по кронам деревьев, сбрасывая на землю русских людей в чужой военной форме, продавших свою родину за миску немецкой похлебки и кружку пива. Пока советские танкисты и мотострелки продвигались от северной окраины к центру поселка, южный выезд из Локтя оставался еще свободным, и именно туда ломанулась верхушка коллаборационистов во главе с Брониславом Каминским, не забыв приказать расстрелять заключенных в окружной тюрьме. Но у них вышел полный облом.

После выезда из Локтя по южной дороге, до трассы М-3 надо проехать еще примерно два с половиной километра по открытой, как на ладони местности, наперегонки с мчащимися по трассе советскими танками 3-й мехбригады подполковника Борисова. Как и в Брянской операции, генерал Бережной применил принцип «чехарды». Когда 1-я мехбригада Рагуленко свернула с магистрали к Локтю, ее место в строю заняли следующие за ней 3-я и 4-я бригады подполковников Борисова и Хона. Таким образом, марш корпуса на юг продолжался не прекращаясь ни на минуту. Вот эти самоходные зенитки и БМП, не сбавляя ход, буквально изрешетили следовавших в составе небольшой автоколонны три «эмки» и две полуторки, и продолжили движение дальше.

Потом в искореженных обгоревших обломках найдут тела Бронислава Каминского и нескольких его подручных, а Антонину Макарову, по прозвищу Тонька-пулеметчица, советские мотострелки уничтожат в ходе боя прямо в здании окружной тюрьмы. Полтора часа спустя, та же судьба постигла еще один батальон РОНА в Севске, после чего можно было смело сказать, что мехкорпус Бережного вырвался на оперативный простор, и перед ним больше нет вражеских гарнизонов крупнее роты. Ко всем же остальным батальонам и ротам РОНА, которые избежали уничтожения в первые часы советского прорыва, заглянут сначала кавалеристы Жадова, а потом и бойцы мобильных стрелковых дивизий 2-й ударной армии генерала Черняховского, превративших узкие проколы на фронте в кровавые рваные раны на теле вермахта…

5 июля 1942 года, Полдень. Полтава, Временный штаб группы армий «Юг».
Командующий группы армий «Юг» фельдмаршал Вильгельм Лист

Трубным гласом, возвестившим наступление Страшного Суда, прозвучало для фельдмаршала Листа известие о том, что состоящий из сборной франко-датско-бельгийской солянки фронт на северном фасе группы армий «Юг» под мощным ударом большевиков треснул, словно гнилой орех под ударом молота. В его разрывы, быстро превращающиеся в сплошную зияющую рану, сплошным потоком хлынули бронированные лавины советских механизированных корпусов. Если группировку, в которую входил, как минимум, один мехкорпус ОСНАЗ, наступающую на Курск из района Кром еще как-то сдерживали тыловые подразделения группы армий «Вейхс», то выбравшийся в оперативной пустоте на магистраль второй русский мехкорпус, продвигался на юг с неотвратимостью горной лавины. Он играючи сшибал словно кегли встретившиеся ему по пути слабые заслоны тыловых гарнизонов.

Представляющим наибольшую опасность мехкорпусом ОСНАЗ командовал, по всей видимости, печально известный в вермахте генерал Бережной, что делало положение группы армий «Вейхс» почти безнадежным. Пока те части, которые остались у генерала Вейхса после почти недели безрезультатных наступательных боев, пытались ликвидировать непосредственную угрозу Курску, глубоко в тылу советские танки и моторизованная пехота легко перерезали немногочисленные в этой дикой стране коммуникации, продвигаясь в общем направлении к Полтаве, неподалеку от которой дислоцировался штаб группы армий «Юг». Колонны гусеничной техники, которой не нужны дороги отданные грузовикам с топливом и боеприпасами, под безжалостным июньским солнцем сплошной лавиной покрыли пространства русских степей. По крайней мере, так казалось тем пилотам и наблюдателям германских самолетов-разведчиков, у которых хватило ума не приближаться к русским на дальность стрельбы их четырехствольных фирлингов.

Этой кочующей по немецким тылам бронированной монгольской ордой, которая везет с собой все необходимое и почти не нуждается в дорогах, несомненно, командует генерал Бережной, с которым офицеры штаба группы армий «Юг» уже имели дело полгода назад. Тогда все закончилось, сперва гибелью 11-й, а затем окружением и разгромом 1-й танковой и большей части 17-й армии. Потом был крах группы армий «Север». Но это было давно и далеко отсюда. А вот Брянско-Орловская операция проходила совсем рядом, и штабисты группы армий «Юг» имели честь наблюдать за этой операцией, итогом которой были окружение и разгром того, что осталось от 2-й танковой армии. Именно там Сталин опробовал в деле свои новейшие танки, самоходные орудия и боевые машины, чтобы потом, в значительно большем количестве бросить их в бой в решающей битве этой войны.

Сделав этот вывод, немецкие штабисты вздрогнули от ужаса, словно дама в белом саване и с косой уже появилась рядом с ними. О «Крымском мяснике» и «Вестнике Смерти», обожающем дальние рейды по глубоким тылам с неизбежно фатальными последствиями для частей вермахта знали все. И мало кто из немецких офицеров и генералов жаждал личного знакомства с одетыми в камуфляж русскими панцергеренадерами, по упорным слухам охотящимися за штабами. Охвативший всех мандраж передался даже фельдмаршалу Листу от природы спокойному и выдержанному генералу, почти флегматику. Положение из тяжелого быстро становилось катастрофическим, но фельдмаршал не имел права без разрешения фюрера задействовать свой единственный подвижный резерв – вновь сформированную 1-ю танковую армию генерал-полковника Роммеля.

Тем временем события на северном участке фронта группы армий «Юг» шли своим чередом. Собственно фронта там уже и не было. В немецких позициях зияла огромная дыра, через которую в немецкие тылы беспрепятственно текли русские войска. Коллаборационистов РОНА головорезы сталинского ОСНАЗА вырезали еще в шесть утра, даже ни на минуту не замедлив движение. В девять часов утра перестала откликаться комендатура Севска, а час назад передовые подразделения русских вышли к селению Хомутовка на перекрестке дорог, где они могли, либо продолжить с той же скоростью двигаться на юг, или же повернуть по дороге на запад, в направлении Чернигова или Киева.

Но во второй вариант не верил никто из немецких генералов и штабных офицеров. Они уже поняли беспощадную простоту замысла большевистского вождя, бросившего свое лучшее и мощное соединение с севера на юг, чтобы оно, как тяжелый топор гильотины, отсекло от тылов ударные группировки Вейхса и Паулюса, и стиснула их петлей окружения. Потому что, как это было под Брянском, за прорвавшимися русскими танками сплошной волной идет подвижная и отлично вооруженная русская кавалерия, которая до белых костей зачистит недоделки танкистов и мотострелков. А за кавалерией идет мобильная, то есть более подвижная чем обычная, пехота, закрепляющая успех.

Если прорвавшейся группировкой командует Бережной, то он пойдет на юг и только на юг. Там самые находятся главные цели его корпуса – железные дороги, соединяющие пока сражающиеся немецкие части с глубоким тылом, битком набитые эшелонами с военным имуществом, узловые железнодорожные станции, и расположенный в Полтаве штаб группы армий «Юг».

Нет, сопровождающие его корпус кавалерийские соединения вполне могут свернуть в сторону Чернигова и Киева. Шуму они там наделают более чем достаточно, потому что все силы вермахта задействованы в наступательной операции, и отражать большевистский потоп просто нечем. Местных же полицаев можно не брать в расчет – вояки из них, как из дерьма пуля. Они способны лишь с визгом разбегаться от русских кавалеристов, и полечь под копытами их коней.

В то же время русская механизированная группировка наступающая на Курск с севера, форсировав небольшую речушку Свапа, что в двадцати километрах к северу от Фатежа, после ожесточенного боя сбила немецкий заслон и продолжила свое продвижение на юг, куда более медленное чем у «гонщика» Бережного, но от того не менее неотвратимо. Ночью, в крайнем случае, завтра утром, русские передовые части выйдут на северные окраины Курска и никаких сил, способных им в этом помешать, у генерала Вейхса нет.

Обстановка на бывших направлениях главных ударов вермахта тоже складывалась для него весьма печально. На рассвете, большевики, подтянув свежие штурмовые части, обрушили их на измотанные непрерывными атаками немецкие, итальянские и венгерские войска, тесня их с недавно захваченных позиций. Первыми заколебались итальянцы, за ними дрогнули венгры, и фельдмаршалу Листу пришлось ломать голову – где взять еще, хотя бы немного, немецких солдат, чтобы эти трусы не побежали без оглядки, открывая фланги еще сражающихся соединений вермахта. Снять с этих направлений хотя бы одну часть для отражения внезапно возникшей угрозы с тыла не представлялось возможным. У фельдмаршала Листа было ощущение, что если русские еще немного усилят нажим, то фронт просто развалится. Безуспешная попытка наступления, предшествовавшая этим событиям, сожрала все резервы, и обескровила вверенные ему войска. А вот у противостоящего ему Жукова с резервами, как оказалось, все обстояло нормально, раз он смог поддержать наступающего Бережного отвлекающими действиями.

Фельдмаршал Лист уже понял, что спасти все и всех явно не получится. В лучшем случае, если начать действовать немедленно, можно еще отвести остатки войск группы «Вейхс» и армии Паулюса к Харькову, позволив им избежать окружения в Курско-Белгородском «котле». Но для этого необходимо как можно быстрее задействовать танковую армию Роммеля, бросив ее навстречу Бережному, одновременно дав приказ на отход Вейхсу и Паулюсу. Но фюрер пока не решился отдать такой приказ. Немецкая разведка получила информацию, что от станции Лозовая к фронту перебрасывается большое количество советских танков, и не исключала возможность встречного удара с юга на север. Конечно, южный фас обороны от Днепропетровска до Харькова еще с зимы был укреплен гораздо лучше чем северный. Но и большевики уже один раз доказали, что в случае необходимости своей артиллерией и реактивными минометами они могут проломить самую мощную эшелонированную оборону.

Фельдмаршалу Листу оставалось только посылать в «Вольфшанце» радиограммы с настоятельными просьбами как можно быстрее ввести в бой находящуюся в резерве танковую армию Роммеля, и бросить ее против наступающей группировки Бережного, одновременно разрешив отвод сил, оказавшихся под угрозой окружения. Еще день-два, докладывал Лист, и будет поздно. Кстати, эти радиограммы читали не только адресаты, которым они были предназначены, но и советская служба радиоразведки. Зашифрованные с помощью механической шифровальной машины «Энигма», радиограммы легко «раскалывались» с помощью компьютеров XXI века.

5 июля 1942 года, Поздний вечер. Восточная Пруссия. Объект «Вольфшанце», Ставка фюрера на Восточном фронте.

Присутствуют:

Рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель.

Последнее сообщение фельдмаршала Листа прозвучало уже не как просьба о помощи, а как похоронный набат. Мелкое вклинение противника на северном фасе при ближайшем рассмотрении оказалось чистым прорывом шириной не менее ста километров. И если на правом фланге этого прорыва немецким частям, с арьергардными боями отходившими к Курску, еще удавалось оказывать русским ожесточенное сопротивление и замедлить их продвижение, то левый фланг оказался полностью открыт, и большевистский мехкорпус полного состава беспрепятственно продвигался к своей цели в походном порядке, проходя ежечасно не менее чем пятнадцать километров. По расчетам, непонятно чему улыбавшихся штабных аналитиков, если не принять экстренных мер, то такими темпами через двое суток русские танки ворвутся в Полтаву, и тогда просто «ужас» сменится на «ужас, ужас, ужас».

Надо сказать, что, получив это известие, Гитлер немедленно впал в бешенство, и минут десять бился в истерике. И к тому были все основания. Три года назад в Польше, два года назад во Франции, и год назад в большевистской России именно немецкие танки входили в пробитые пехотой прорывы и уходили в отрыв, круша незащищенные тылы, перерезая коммуникации, уничтожая штабы и разрушая управление вражескими войсками. Немецкой пехоте оставалось только добить и пленить огромные и неуправляемые массы вооруженных людей, еще недавно бывших армиями, корпусами, дивизиями и полками. Выбраться из такой мясорубки, как правило, удавалось лишь отдельным частям с инициативными командирами, которые в силу своей малочисленности уже не представляли реальной угрозы наступающему вермахту.

Теперь же все происходило наоборот. То ли русские научились так лихо воевать, то ли, как говорили фюреру в «Аненербе», полгода назад произошло грандиозное вмешательство потусторонних сил. В результате этого вмешательства впал в кататонию один из медиумов отделения исследований оккультных наук, дежуривший вечером 4 января в штаб-квартире общества, расположенной в особняке по адресу Берлин, район Далем, Пюклерштрассе 16. Медиум пострадал в тот самый момент, когда в Крыму начались невероятные и кошмарные события, которые привели, сперва, к гибели 11-й армии Манштейна-Левински, а затем и к зимнему краху группы армий «Юг». Сам Гитлер, пусть и не до конца, был склонен верить этим донесениям, потому что с той январской ночи все, что бы он не задумал, все шло совершенно не так как планировалось.

То же самое произошло и на этот раз. Он обобрал все войска на севере и в центре советско-германского фронта и дал этим мерзавцам фон Боку, фон Вейхсу и Паулюсу все, что было необходимо для успешного ведения летней кампании. Почти полторы тысячи новейших средних, и двести легких танков для разведки, а также девятьсот колесных и полугусеничных бронетранспортеров. На направлениях главных ударов были сосредоточены четырнадцать тысяч орудий и минометов. Он собрал разноплеменную армию в миллион шестьсот тысяч штыков, из которых девятьсот тысяч были чистокровными германцами. И вся эта мощь в бессильной ярости целую неделю кидалась на неприступные русские укрепления, после чего немецкая армия оказалась на грани разгрома и полного уничтожения. При этом фон Бок умудрился избежать ответственности, погибнув под русскими бомбами, а отзыв с фронта фон Вейхса и Паулюса сейчас явно нежелателен, потому что дезорганизация, неизбежная при передаче командования, непременно приведет к развалу фронта и беспорядочному отступлению войск.

«Возможно, что эти два генерала и невиновны, - успокаивал себя Гитлер, - Они всего лишь выполняли директивы Верховного командования и приказы этого негодяя фон Бока, продавшегося большевикам. Да, сегодня можно с уверенностью сказать, что Сталин и его люди во всех подробностях были заранее осведомлены, как о существовании плана «Блау», так и о его целях и задачах. За неделю или даже за месяц не построить укрепрайоны такой мощности и плотности, чтобы в них могла увязнуть мощнейшая ударная группировка вермахта. Если верить их же собственным донесениям, то каждая последующая линия русской обороны оказывалась мощнее и насыщенней вооружением предыдущей. А все пространство между оборонительными рубежами было покрыто малозаметными проволочными заграждениями и густо заминировано.

Гитлер сам проведший на передовой всю Великую войну, прекрасно знал - что такое глубоко эшелонированные оборонительные позиции и какой кровью их приходится преодолевать. Изер, Ипр, Нав Шапель, Ла Бассе, Аррас, Сомма, снова Аррас, Суассон, Реймс, наступление на Марне. Единственно, где Гитлер не был, так это под Верденом. Тяжелое ранение, отравление газами, Железные кресты 2-й и 1-й степеней, черный нагрудный знак за ранение, почетный крест за участие в войне 1914-18 годов, и репутация безупречного и храброго солдата.

Да, Адольф Гитлер не был трусом, но сейчас ему делалось не по себе, потому что он не понимал - что происходит на фронте, и почему все его планы раз за разом заканчиваются полным провалом. По крайней мере, так происходит на Восточном фронте. На Западе же с той самой роковой зимней ночи, напротив, дела идут даже лучше, чем хотелось бы. Умер Черчилль, в Британии произошел переворот, и к власти пришли прогермански настроенные политики, которые мало того, что прекратили бессмысленную войну между двумя родственными арийскими народами, так еще и заключили с ним, Гитлером, военный союз.

И вот в этом момент максимального успеха и благолепия, крупнейшая наступательная операция на Востоке вместо обещанного грандиозного успеха и пленения дезорганизованных орд русских варваров, оканчивается грандиозной катастрофой. Под угрозой полного окружения и разгрома оказывается его более чем миллионная армия. И с кого спросить за такое страшное поражение? С покойных Гальдера, Йодля и фон Бока, и их офицеров одновременно с ними погибших под русскими бомбами? С еще живого Кейтеля, который сейчас перепуган до смерти, и уже подумывает о самоубийстве? Или с фон Вейхса и Паулюса, не сумевших выполнить поставленные перед ними задачи? Германская армия слишком привыкла к победам, и поражения угнетающе действует на германских солдат и офицеров.

Надо ожидать, что в войсках поползут новые слухи про ужасного «Вестника Смерти» и его вышедших из ада солдат с горящими огнем глазами, которым не страшны ни пули, ни осколки. Вызвать к себе Генриха, и приказать любой ценой пресечь на корню эти разговоры, потому что те, кто их ведет, могут просто бежать с поля боя, узнав, что против них действует тот самый кошмарный корпус генерала Бережного.

Несмотря на свои предчувствия, Гитлер хотел верить, что СССР не получил никакой помощи из мистического или божественного источника. А Бережной, давно объявленный его личным врагом, не дух, не демон, а самый обыкновенный человек, пусть и необычайно талантливый и умный. Его можно убить пулей, бомбой или осколком снаряда. А главное, его сможет победить другой генерал, еще более умелый и талантливый, чем это большевистское чудовище. Единственным германским полководцем способным на такой подвиг, Гитлер считал генерала Роммеля, уже успевшего прославиться в войне против англичан. Не менее дерзкий, и не менее быстрый, обладающий острым арийским умом «Лис пустыни» был способен поставить красивою точку в карьере зарвавшегося сталинского любимчика. Тем более что его 1-я танковая армия, единственный нетронутый резерв группы армий «Юг», находилась в полной боевой готовности неподалеку от места грядущих событий.

Бросив презрительный взгляд в сторону застывшего в испуге генерал-фельдмаршала Кейтеля, Гитлер обернулся к секретарше.

- Клара, дитя мое, - сказал он, - я вам сейчас продиктую приказ, предназначенный фельдмаршалу Листу. Пишите: «Фельдмаршал, срочно поднимайте по тревоге танковые и моторизованные дивизии 1-й танковой армии, и направьте их навстречу прорвавшемуся механизированному корпусу Бережного». Да, и напишите отдельное послание генерал-полковнику Роммелю. В нем укажите, что именно от его действий зависит жизнь десятков тысяч германских солдат, а также, то, что главная его задача - остановить это кровожадное чудовище - генерала Бережного - и любой ценой уничтожить его. Добавьте, что для него, Роммеля, уже приготовлен фельдмаршальский жезл. Вся Германия ждет от него подвига. Вам все понятно, фройлен Клара?

Девушка преданно взглянула на вождя германской нации.

- Я все поняла, мой фюрер, - произнесла она, и склонив над листом бумаги свою светло-русую головку, заскрипев пером.

Гитлер с улыбкой смотрел на свою секретаршу. Он старался вести себя так, чтобы каждая женщина, с которой он встречался, поверила бы, что именно ее он считает самой красивой на свете, восхищается ею и боготворит. Он никогда не кричал на своих секретарш, что частенько случалось во время его общения с генералами и иными крупными начальниками. Он был с ними спокоен и ровен даже когда они делали серьезные ошибки. И секретарши отвечали ему преданностью. В присутствии женщин Гитлер никогда не садился первым, хотя при случае делал это даже во время приема высокопоставленных государственных деятелей. В его присутствии было запрещено курить, но иногда он разрешал дамам подымить сигаретой. И все это при его стойком нежелании вступать в брак и иметь детей. Такой вот сложной натурой был Адольф Гитлер.

5 июля 1942 года, 23:55. Москва. Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник Генерального Штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Над картой советско-германского фронта склонились: Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин и начальник Генерального штаба Александр Михайлович Василевский. Оба прекрасно понимали, что операция, которая планировалась ими, и готовилась с момента окончания Зимней кампании, сейчас подходила к своей решающей фазе. Поверх карты лежала сводка с графиком продвижения мехкорпуса генерала Бережного, который неумолимо, как лезвие гильотины обрушился на немецкие тылы.

В шесть часов утра было ликвидировано гнездо коллаборационистов в Локте, в девять часов утра первые танки и боевые машины пехоты мехкорпуса прошли через Севск, в полдень в районе поселка Хомутовка, была перерезана шоссейная дорога Орел-Киев, в три часа дня Бережной ворвался в Рыльск, перерезав железную дорогу Курск-Киев, а три часа назад, на закате, передовые части достигли города Сумы, перерезав железнодорожную магистраль Белгород-Киев. Теперь у находящейся фактически в полуокружении группы армий «Юг», все связи с тылом осуществлялись по железным дорогам, связывавшим Курск – Белгород – Харьков – Полтаву.

Казалось – еще один решающий рывок, еще одно усилие, и стратегическая цель, поставленная перед операцией «Орион» будет полностью достигнута в течении ближайших суток… Но, несмотря на то, что все развивалось даже более чем удачно, на самом деле дальнейшее продвижение мехкорпуса Бережного в направление Полтавы могло оказаться под угрозой. Сталин и Василевский об этом знали и готовились предупредить Бережного о надвигающейся опасности. Дело в том, что двигающиеся вслед за механизированными частями Бережного кавалерийские и мотострелковые части 2-й ударной армии, отстали от них километров на сто. Мобильные стрелковые части той же армии даже при отсутствии сопротивления сумели за сутки пройти всего по пятьдесят километров из двухсот, отделяющих бывшую линию фронта от местонахождения мехкорпуса генерала Бережного.

В то же время, между Харьковом и Днепропетровском, у города Красноград, в полной готовности к наступлению находилась 1-я танковая армия генерал-полковника Роммеля, которому Гитлер поручил разгромить и уничтожить прорвавшийся советский мехкорпус ОСНАЗ, обещая за это «Лису пустыни» фельдмаршальский жезл. Об этом уже знал генерал-полковник Роммель, и, самое главное, об этом знали в радиоразведке ГРУ ГШ, а следовательно – начальник Генштаба и Верховный Главнокомандующий. Красноград от Сум отделяли всего два суточных перехода германских танковых и моторизованных частей. Правда, четыре танковых и две моторизованных дивизии вермахта находясь на марше, с их танками, буксируемыми орудиями, пехотой на грузовиках и бронетранспортерах, а также с машинами материального снабжения топливом, смазочными маслами, снарядами и патронами – это «колбаса», которая, следуя по шоссейным дорогам должна растянуться не менее чем на сотню километров.

Встречать такого грозного врага, как 1-я танковая армия планировалось на заранее подготовленных, выгодных для обороны позициях, предварительно замедлив их продвижение к месту основного сражения подвижными засадами танков и противотанковых самоходок, а также налетами авиации. Едва только передовые мотострелковые части корпуса, разогнали полицаев и немецкий гарнизон из инвалидов и солдат «кому за сорок пять», проскочив через весь город к расположенным на южной окраине поселкам Нижняя и Верхняя Сыроватка, как тут же, без пауз и промедления, советские солдаты, поплевав на руки, взялись за лопаты, и начали разметку и рытье первой траншеи внешней линии обороны. Конечно, этот рубеж, который планировалось подготовить всего за два дня, не шел ни в какое сравнение с теми оборонительными сооружениями, которые на фронте возводились в течение трех месяцев. Но и назначение его было совсем иным – не остановить германскую танковую армаду, а всего лишь нанести ей потери, смутить вражеское командование, и заставить его смешать свои боевые порядки, чтобы потом нанести сокрушительный удар бронированным кулаком, состоящим из не имеющих себе равных танков Т-42.

Готовился действовать и Особый разведывательный батальон гвардии майора Бесоева, так сказать, ОСНАЗ в ОСНАЗЕ. Отборнейшие бойцы-головорезы с новейшим вооружением на БМП-3. Сержанты и часть бойцов – из будущего, остальные – местные фронтовики, в большинстве своем прошедшие с Бережным боевой путь от самой Евпатории. Даже в этом элитном мехкорпусе только у них были новейшие автоматические карабины под патрон 6,5х39, и первые местные реплики пулеметов «Печенег». Средства поддержки: танковая рота на Т-72, обе батареи «Нонн-С», и батарея «Ос», и тяжелый зенитный дивизион, укомплектованный спаренными 37-мм самоходными зенитными орудиями, которые к тому же могли вести огонь по пехоте и легкой бронетехнике.

Перед этим спецбатальоном была поставлена задача – путем организации серии последовательных засад, по возможности, как можно дольше удерживать противника перед Сумами, давая остальным частям мехкорпуса время на создание и совершенствование основной линии обороны. Другое поручение Бесоеву Бережной дал вполголоса и, находясь с ним наедине. Зная привычку Роммеля следовать вместе с передовыми частями своих войск, генерал Бережной еще перед началом сражения планировал обезглавить вражескую армию. Мертвый или в плену, но Роммель не должен командовать армией. Его же заместитель Вальтер Неринг, конечно, хотя и довольно неглуп, но ему все же далеко до талантов Роммеля. Когда обстановка склоняется на сторону немецких войск, то он вполне справляется со своим обязанностями. А, если нет, то победы от него ждать бесполезно.

Если за счет действий этого спецбатальона удастся выиграть один, а то и целых два дня, то к Сумам успеют подойти не только мотострелки на грузовиках, и не сильно отличающихся от них американских БТРах, и кавалерия, но и двигающиеся в третьем эшелоне специально подготовленные мобильные стрелковые дивизии, способные, подобно легионерам Цезаря и Красса, проходить за день, как минимум, пятьдесят километров. А пока над пропеченными летним солнцем просторами России поднималась только пыль,… «Только пыль из под шагающих сапог…»

Измерив расстояние курвиметром, Василевский обвел на карте карандашным кружком точку обозначающую город Ахтырка с подходящей к нему железной дорогой.

– Вот здесь, – задумчиво произнес он, – почти на пределе дальности хода по шоссе для танков «троек», Роммель обязательно завтра сделает остановку перед решающим броском навстречу корпусу Бережного. Ну, а потом мы увидим – чья сталь крепче, чьи генералы умнее, и у чьих солдат больше мужества.

– Товарищ Василевский, – строго спросил Верховный, – вы уверены в том, что все пройдет именно так, как было задумано? Быть может товарищу Бережному необходимо оказать дополнительную помощь авиацией, в том числе и стратегическими бомбардировщиками…

– Товарищ Сталин, – ответил Василевский, – дальние стратегические бомбардировщики не особо эффективны для бомбардировки механизированных колонн в ближнем вражеском тылу. Штурмовики, вооруженные пушками, пулеметами, мелкими кумулятивными и напалмовыми бомбами в этом смысле будут гораздо эффективней. Все необходимые приказы командующему ВВС Южного фронта нами уже отданы, и они будут атаковать своими штурмовыми и бомбардировочными полками вражеские механизированные колонны весь завтрашний день, и даже ночь. К тому же уже завтра утром на аэродром в Рыльске начнут садиться бомбардировщики из авиакорпуса Савицкого, а на аэродром в Сумах истребители и штурмовики. Так что без авиационной поддержки корпус Бережного не останется.

Сталин, кивнул, отошел от стола с картой и машинально, по многолетней привычке, начал шарить глазами в поисках трубки. Потом Верховный вспомнил, что уже давно бросил курить и не зло под нос буркнул что-то по-грузински. Потом он снова перевел взгляд на своего начальника Генерального штаба.

– Ну, хорошо, товарищ Василевский, – произнес Сталин, – будем считать, что у Бережного все идет нормально. Товарищ он смелый, инициативный, надеюсь, что прорвется и через Роммеля. Наверное, это не страшнее, чем через Гудериана или через Манштейна. Теперь скажите, а что у нас происходит в полосе действий Центрального фронта, и не нужна ли помощь товарищу Жукову?

– Товарищ Жуков, – ответил Василевский, – запросил разрешения взять 5-ю танковую армию Лизюкова из резерва, и ударить ею в промежутке между реками Псел и Сейм, из района Ржавы на Обоянь, в стык венгерскими и итальянскими частями. Тем самым он планирует отрезать группу армий «Вейхс» от остальных сил группы армий «Центр», воспрепятствовав тем самым отводу немецких частей из уже наметившегося «Курского мешка».

– Дайте ему такое разрешение, – кивнул Верховный, – как говорят наши потомки – единственный способ съесть слона – это нарезать его на маленькие кусочки. Жалко только, что нельзя также отрезать и Паулюса. Видимо, у него судьба такая – воевать в городе, который для Гитлера стал своего рода фетишем.

– Есть предположения, – сказал Василевский, – что после «Большого Ориона» в районе Харькова образуется котел, в котором окажутся до полумиллиона немецких, итальянских и румынских солдат и офицеров. Намаемся мы еще с освобождением бывшей второй столицы Советской Украины.

– Ничего, – ответил Верховный, – главное, что этих солдат и офицеров не будет ни на Днепре, ни западнее его. А Харьков мы уж как-нибудь возьмем, тем более, что оказавшись в нашем глубоком тылу, немецкое командование само поймет необходимость капитуляции. А не поймет, так будет на ком отрабатывать новое вооружение и особо мощные боеприпасы…

6 июля 1942 года. Харьковская область, дорога Красноград-Карловка-Полтава.
Командующий 1-й танковой армией вермахта генерал-полковник Эрвин Роммель

День этот для генерал-полковника Роммеля начался с суматошного выступления в поход. Вместо примерно сорока километров до линии фронта под Сахновщину, которые можно пройти в одну ночь, и к рассвету быть готовым к прорыву, танковым и моторизованным дивизиям его армии, следуя приказу фюрера предстояло пройти по дорогам больше двухсот километров в прямо противоположном направлении, чтобы вступить в бой с механизированными частями русских, прорвавшими фронт под Орлом и за сутки успевшими пробежать по дорогам до самых Сум.

Тут Роммелю оставалось лишь исходить черной завистью – его танки с бензиновыми двигателями имели вдвое меньшую дальность хода на одной заправке, чем русские дизельные базовые «тридцать четвертые» и новейшие «сорок вторые». Он никак не мог покрыть то же расстояние по дорогам меньше чем за два суточных перехода. Первый переход был рассчитан по запасам топлива до города Ахтырка, куда по железной дороге должны были быть заранее переброшены запасы горючего и смазочных масел. Одна заправка только боевого состава (танки, бронетранспортеры, артиллерийский тягачи, бронетранспортеры и грузовики с пехотой), четырех танковых и двух моторизованных дивизий вермахта составляла семьсот тонн этилированного 74-го бензина, а это – два эшелона, если бензин доставят в стандартных 25-тонных русских цистернах. Или четыре эшелона, в случае, если топливо привезут к месту заправки в наиболее ходовой в немецкой армии таре – 200-литровых стальных бочках.

С учетом обоза, то есть грузовиков, перевозящих неприкосновенный запас топлива для ведения военных действий, второй боекомплект, запасы медикаментов, полевые кухни и прочая, прочая, прочая – это количество можно было смело увеличивать в полтора раза – до тысячи тонн бензина, которые должны были быть отправлены в бочках к месту промежуточной заправки шестью эшелонами.

На рассвете 6-го июля Роммель знал, что первый эшелон уже прибыл на станцию, а еще два находились в пути, два под погрузкой в Харькове. В общем, исходя из скорости перемещения моторизованных частей вермахта, его армия вполне укладывалась в график. Военная логистика у немцев была отработана прекрасно, и к лету сорок второго года сбоев она еще не давала.

Конечно, если русские танки не остановились бы в Сумах, а двинулись дальше, то все эти запасы попали бы прямо к ним в руки. Но Роммель не сомневался, что русский командующий не настолько безумен, чтобы идти навстречу его армии всего одним механизированным корпусом, не дождавшись резервов. Сегодня он вперед не пойдет, и завтра тоже, а послезавтра все уже решится во встречном танковом сражении, в котором победит сильнейший.

Да, Роммель знал, что танки с танками не воюют, но что было делать если фюрер поставил ему именно такую задачу – как разгромить и уничтожить сильнейшее подвижное соединение русских.

Русские танки действительно остановились в Сумах, не двинувшись не на метр дальше. Но за час до намеченного срока выступления передовых частей 1-й танковой пришло известие о том, что появившиеся над этой Ахтыркой русские бомбардировщики, воспользовавшись слабым зенитным прикрытием станции, вдребезги разнесли и саму эту станцию, и уже находившийся на ней состав с топливом. Еще один состав был уничтожен русской авиацией на узловой станции Кириковка, от которой и начиналась тупиковая ветка в сторону Ахтырки. Обе станции были разрушены так основательно, что по отчету железнодорожников, на ремонтно-восстановительные работы могло потребоваться не менее двух суток времени.

Роммелю тут же пришлось все переигрывать, поскольку в обозе он вез только неприкосновенный запас топлива для ведения боевых действий. Ему пришлось задерживать уже готовые к выступлению части и, вспоминая опыт прошлого лета, брать на броню дополнительный запас бензина в стандартных канистрах по двадцать пять литров каждая. В результате, выступить передовым частям доблестной 1-й танковой, пришлось не в шесть часов утра, как планировалось, а где-то около девяти.

Вышедшие из районов сосредоточения танки, артиллерия и моторизованная пехота на бронетранспортерах и грузовиках лишилась плотного прикрытия стационарных зенитных батарей, и утратила маскировку, обозначив себя на русских дорогах длинными пылевыми хвостами, которые тут же были замечены высотными русскими разведчиками, уже заработавшими себе у немецких солдат прозвище «стервятники». Уже с рассвета они появились над районом дислокации 1-й танковой армии.

Высокое синее небо, висящие в нем яркое солнце, и блестящая точка высотного самолета-разведчика. А также морзянка его приемо-передающей станции, погребальным реквиемом звучащая в эфире… «замечен, оценен, приговорен»

Колонны, состоящие из танков и грузовиков, вытягивались из районов сосредоточения все дальше и дальше. Около десяти утра в воздухе над передовыми частями на бреющем полете появилась первая крупная группа из двух десятков «Железных Густавов», (полк штурмовиков Ил-2), наводимых с высоты «стервятником». Они в один заход плотным огнем обстреляли грузовики с панцергренадерами, подожгли несколько машин, и, развернувшись, легли на обратный курс, едва только немецкие зенитчики развернули и изготовили к бою свои «флакки» и «фирлинги».

Потом такие же «кусающие» налеты стали почти регулярными. Русские штурмовики всегда появлялись крупными группами, вели по колоннам танков и мотопехоты плотный пушечно-пулеметный огонь из штатного вооружения и подвесных контейнеров с дополнительными «ШКАСами», и ретировались раньше, чем зенитчики успевали открыть по ним огонь. Доставалось не только грузовикам и открытым сверху бронетранспортерам, чья броня на коротких дистанциях, к тому же не держала даже винтовочные пули, выпущенные из пулемета «ШКАС». А снаряды авиационных пушек ВЯ-23 прошивали даже верхнюю броню немецких танков. Время от времени, вспыхивали даже толстокожие «тройки» и «четверки». И все это происходило по причине перевозимых на броне канистр с бензином. Стоило всего одной русской зажигательной пуле пробить такую канистру, и до того момента, когда танк превратится в облако бензинового пламени оставались считанные секунды. Но это было так, случайно, в основном же «Железные Густавы» охотились за более легкой добычей: грузовиками и бронетранспортерами.

Пару раз над колоннами появилось и вовсе нечто несуразное. Уже год хорошо знакомые немцам пикировщики Пе-2, атаковавшие их с пологого пикирования, вместо обычного сброса бомб вдруг ощетинивались вспышками огня, словно на этой машине было установлено более десятка пулеметов и пушек. С расстояния чуть меньше километра такой «огнедышащий дракон» в течение секунды превращал в груду металлолома грузовики и бронетранспортеры, накрывал разбегающуюся во все стороны мотопехоту.

А ларчик открывался просто: вместо бомб под фюзеляжам «пешек» были подвешены по две реплики подвесных пулеметных контейнеров из будущего ГУВ-8700, и предназначались эти машины не для штурмовки колонн, а, в основном, для борьбы с плотными бомбардировочными формациями люфтваффе. К началу немецкого наступления экспериментальный полк не успел, 4-й воздушный флот громили и без него. Но затем, с началом «Большого Ориона», он вполне удачно поработал по наземным целям, транспортным колоннам и позициям зенитной артиллерии. Еще бы, каждую секунду один пикировщик выпускал четыреста пуль винтовочного калибра 7,62-мм и сто пуль калибра 12,7-мм. Действительно настоящий «дракон».

Немецкой авиации в воздухе видно не было – слишком велики были потери в предшествовавшие дни, когда 4-й воздушный флот пытался сломать сопротивление советских ВВС и захватить господство в воздухе. Поэтому 1-я танковая армия ползущая на север со средней скоростью пятнадцать километров час, медленно таяла, как айсберг, попавший в теплые струи Гольфстрима. По обочинам дороги оставались сгоревшие скелеты грузовиков и штабных автобусов, почерневшие гробики бронетранспортеров и полугусеничных тягачей… И лучше не рассказывать о том, что бывает, когда очередь из 23-миллиметровой пушки перечеркивает грузовик, перевозящий пятнадцати или десяти сантиметровые снаряды с зарядами. Воронка и немного разбросанного во все стороны металлического хлама, а так же обгорелые куски того, что совсем недавно было живым человеческим телом.

Взбешенный Роммель был готов лично сбивать русские самолеты, хоть палкой, хоть из своего «вальтера». Он вспоминал рассказы ветеранов Восточного фронта о том, как год назад, точно также, немецкая авиация безжалостно громила на марше механизированные корпуса большевиков, в основном атакуя не хорошо бронированные Т-34 и КВ, а легкие танки и бронеавтомобили, грузовики снабжения и колонны артиллерии на медлительных тягачах. «Научили на свою голову», – с трудом сдерживая ярость думал Роммель, наблюдая за избиением своих войск.

Начиная с четырех часов дня немецкие танковые и моторизованные части прибывали в район промежуточного сосредоточения в окрестностях Ахтырки. За первый день марша было потеряно около десяти процентов танков – из них ремонтопригодными оказались всего несколько штук, до двадцати процентов артиллерии и пехоты, и больше тридцати процентов всех запасов, включая перевозимое с собой топливо. Чуть позже в вермахте события этого дня назовут «маршем обреченных».

На завтра, когда уже была вполне вероятна встреча с передовыми частями русских, Роммель собирался лично возглавить передовой отряд, для того чтобы лично провести рекогносцировку поля боя перед сражением, не желая слушать возражения своих штабных офицеров. Он всегда поступал так в Африке, действуя против англичан. Так же он будет действовать и в России, сражаясь с большевиками.

7 июля 1942 года. Утро. Сумская область, Тростяницкий район, Маков лес.
Гвардии майор ОСНАЗ Бесоев Николай Арсеньевич.

Охота на генерала Роммеля, носившего прозвище «Лис пустыни», отличалась от всех прочих «охот за скальпами» германских военначальников, которые мы уже провели, только тем, что она совмещена была с задачей сбить темп вражеского наступления и замедлить продвижение его армии на сутки или двое. Одному спецназу такое не под силу, а потому под моим командованием находился усиленный механизированный разведбатальон особого назначения, в который свели всю почти технику прибывшую с нами из XXI века, и добавили кое-что еще. Да и бойцы, что наши, что предки, просто настоящие суворовские чудо-богатыри, прошедшие к этому моменту огонь боев, воду десантов, и медные трубы глубинных рейдов.

Да, у нас на вооружении нет, ни «Искандеров», ни «Смерчей», ни «Солнцепеков», ни гаубиц «Мста-С». «Искандеры» нам совсем не по чину, «Смерчи» с последним боекомплектом находятся в составе тяжелой артиллерийской бригады мехкорпуса, а у «Солнцепекам» уже почти нечем стрелять. Зато у нас имеется сорок БМП-3Ф, все десять танков Т-72, все двенадцать установок НОНА-С в боекомплект которых входят только местные 120-мм мины, а также батарея «Панцирей», у которых, правда, действуют только 30-мм пушки. Насколько мне известно, к этим пушкам, пусть мелкими партиями, но уже выпускают местные боеприпасы. Эти пушки установлены на кораблях нашей эскадры, они и в особом зенитном дивизионе, и на вооружении БМП-3Ф.

Дивизион орудий «Мста-С» будет поддерживать наши действия издалека, срывая попытки немцев смести наш заслон огнем своей гаубичной артиллерии. Поскольку наши самоходные орудия в два с лишним раза превосходят по дальности немецкую 15-сантиметровую гаубицу, и к тому же будут действовать в связке с приборами для контрбатарейной борьбы, то исход этого противостояния можно предсказать заранее – немцам придется очень и очень туго.

Собственно, с таким набором усиливать батальон какими-то местными спецсредствами, ослабляя линейные бригады, мне казалось нецелесообразным. Но наш Батя все равно решил по своему, усилив нас дивизионом самоходных 37-миллиметровых зениток. Не столько в качестве средств ПВО – 4-й воздушный флот люфтваффе за неделю предшествующих боев был разгромлен, и теперь уже почти не трепыхался, сколько в качестве средства огневой поддержки, пригодной к использованию против пехоты и легкобронированных целей. Да и «тройки» с «четверками», бронебойные снаряды этих зениток вполне уверенно брали в борт на расстоянии от пятисот метров до километра. А уж расстрел колонны грузовиков с пехотой осколочными снарядами с дистанции до полутора километров – так это вообще песня. К тому же эти самоходные зенитки были подвижными и имели большой возимый боезапас, так как их шасси происходили от БМП-42, созданной местными умельцами на основе полученной от нас информации о БМП-2. Хорошая машина, подвижная, живучая и злая.

Выступили мы из Сум вчера, как только стемнело. Нам хватило суток на приведение себя в порядок после двухсоткилометрового марша, и подготовку к операции. Бросок нашего корпуса к Сумам был осложнен отдельными стычками с мелкими гарнизонами немецких солдат и украинских полицаев. Но этим занимались лидирующие по очереди механизированные бригады и их разведроты. А нас Бережной держал в резерве для более важных и ответственных дел.

Штаб корпуса в Сумах временно разместился в здании в котором при советской власти находились обл- и горсовет, а при немцах оккупационная администрация. Ну, а в XXI веке там обосновалась областная администрация Незалежной Украины. Сейчас такой кошмар и в голову никому прийти не может. Полицаев и прочих пособников оккупантов народ ловит и бьет по всему городу, а избив, передает в руки наших комендачей, уже установивших в городе образцовый советский порядок.

Ко времени нашего выступления в рейд по данным радио и авиаразведки нам было известно, что на протяжении дня 6 июля моторизованные и танковые дивизии 1-й танковой армии противника, подвергаясь непрерывным налетам нашей авиации, все же сумели совершить марш протяженностью примерно сто десять километров. Сейчас они сконцентрировались в районе городка Ахтырка, который находится по прямой примерно в шестидесяти километрах от передовых позиций нашего корпуса. По дорогам, впрочем, расстояние тоже не многим больше, так что это считай почти что рядом. Половина дневного переходя для немецких танков, что, в общем, не гут, потому что позиции у наших мотострелков еще не готовы, хоть на земляные работы и согнали почти все уцелевшее мужское население Сум и половину женского. Пусть роют. Если хорошо будут работать, то уцелеет и город и они сами.

Передовая разведывательная кампфгруппа, состоящая из танков-«двоек», полугусеничных бронетранспортеров, колесных броневиков и большого количества мотоциклистов, проскочила еще на двадцать километров вперед, и остановилась на ночь в небольшом городке Тростянец. Основой для формирования этой кампфгруппы послужили моторизованные разведроты* танковых дивизий, такие же мотоциклетные роты, и несколько разведывательных взводов легких танков Pz Kpfw II, скорее всего самых новых модификации «F», которых уже начали выводить из состава танковых рот, придавая в качестве средства усиления откровенно слабо оснащенным механизированным разведротам. Двигалась вся эта орава исключительно по дорогам, и в Тростянце должна была разойтись по трем направлениям: основная группа – напрямую на Сумы, одна – налево, через Лебедин, вторая – направо, через Мезеновку. Больше вариантов обходных маневров просто не существовало.

Примечание автора: (разведрота*: самое близкое по смыслу русское соответствие терминуAufklarungsabteilung)


По некоторым данным в составе основной части этой сводной кампфгруппы, с вероятностью девять шансов из десяти, должен был находиться и сам командующий 1-й танковой армии генерал-полковник Эрвин Роммель, имевший прозвище «Лис пустыни». Есть у него такая привычка – передвигаться вместе с передовыми разведподразделениями, чтобы еще до подхода основных сил лично произвести рекогносцировку будущего поля боя, и разработать план победоносного сражения. Именно так он и действовал в Северной Африке, заработав себе ореол непобедимого полководца. Но мы ему не туповатые и флегматичные англичане, и поэтому пусть он будет готов к большим неприятностям.

В отличие от немцев мы делиться не стали. Просто мехбригады, занявшие оборону по флангам корпуса, выдвинули вперед, километров на десять, свои передовые заставы в составе усиленных механизированных рот. На правом фланге – к селению Ворожба, на левом фланге – к Самотроевке. Против движущихся по дорогам вражеских разведподразделений этого вполне достаточно, а если Роммель или его преемник попробуют перенести тяжесть основного удара с центра на один из флангов, то мы об этом заранее узнаем из радиоперехватов и от авиаразведки. Пока стоит ясная погода, немецкие механизированные колонны на марше видны как на ладони и днем и ночью. Днем – обычным высотным разведчикам на базе Ту-2, ночью – самолетам особой воздушной эскадры.

Фланговые направления неудобны для немцев еще и тем, что расстояние от Тростянца до Сум через них почти в два раза больше, чем напрямую – примерно по шестьдесят километров, против тридцати пяти. И войска потом с фланга на фланг не перекинешь, потому что вся местность помимо дорог изрезана реками, ручьями и оврагами, так что черт ногу сломит, а не только немецкие танкисты. А по дорогам, между флангами и центром – почти полный дневной марш немецких моторизованных частей – сто двадцать км. Перебросил полк с фланга на фланг – сутки потерял.

На такой местности удобно воевать пехотой, способной проникнуть в любую щель. Но вот пехоты-то у Роммеля почти и нет. Для нее марш в двести километров от Краснограда до Сум – это почти неделя пути, причем, под непрерывными ударами нашей авиации. А за неделю много воды утечет, и немцам уже некуда будет спешить. Наслушался я тут рассказов о нашем драпе в сорок первом, аж волосы встают дыбом. И вот теперь мы делаем немцам ту же самую козью морду.

По факту катастрофа группы армий «Юг» уже обозначена, и не знаю, что бы я делал на месте германского командующего… Не того, который Роммель, а того, который заменил убиенного нашими бомберами фельдмаршала фон Бока. Но по счастью он на своем месте, а я на своем.

Местом для первой засады я выбрал так называемый Маков лес, примерно в пяти-семи километрах за Тростянцем, на полпути между ним и большим селом Боромля. Главной нашей задачей было обойти эту Боромлю, или же по-тихому суметь нейтрализовать ее гарнизон, потому, что в таком случае противник, то есть, сам Роммель, будет уверен, что между Боромлей и Тростянцом ему реально ничего не грозит страшнее нападения легковооруженных партизан.

Попытаться тихо вырезать гарнизон, да еще не дать знать немцам в Тростянце о своем присутствии – это было делом рискованным и почти фантастическим. Не следует забывать, что при немецком орднунге названивать в управу немцы будут каждые полчаса, если не чаще. А обойти Боромлю частью сил, по-тихому, при наличии проводников из местного населения не представляло для нас никакой особой сложности.

Мы так и сделали, выслав в обход одну роту на десяти БМП-3Ф и два «Панциря». Правда, попетлять им, то есть нам, в темноте между оврагами, лесополосами и рощицами в поисках приемлемого для переправы через Боромлю брода пришлось изрядно. Да и потом выходить в район засады требовалось отнюдь не по дорогам, которые обязательно ведут через населенные пункты, а напрямую, по полям. Если бы не приборы для ночного вождения на современной нам технике и не ноктовизоры у разведчиков, то было бы совсем плохо. А так, хлопотно, но не более того. Все же пришлось потратить шесть часов на то, чтобы преодолеть какие-то тридцать пять километров по прямой. Но время это как раз то, что у нас еще оставалось в запасе.

Остальная часть батальона выдвинулась вперед значительно позже. Ее задачей было подготовить севернее Боромли такие хитрые позиции (основные, запасные и ложные), которые за счет подвижности наших войск помогли бы сдержать натиск мстительных тевтонов, которые непременно кинуться выручать своего генерала, и которые позволили бы притормозить продвижение немецкой бронированной армады, как минимум на сутки. А, если получится, то и на двое.

Примерно за два часа до рассвета мы вышли в район засады и начали оборудовать и маскировать позиции. Обычно немецкая разведывательная кампфгруппа высылает вперед, с отрывом около километра, мотоциклетный передовой дозор, в котором в качестве поддержки могут быть один или два колесных бронетранспортера, вооруженных 20-мм автоматической пушкой. Основная группа при этом состоит из роты легких танков и трех десятков легких бронетранспортеров с пехотой, минометами и артиллерией, а также следующими за ними грузовиками, тягачами и прочим обозом. Такая бронемоторизованная разведгруппа вполне способная самостоятельно уничтожить слабого противника, и выявить позиции и намерения сильного. В случае необходимости она может быстро откатиться под защиту основных сил. Но такого исхода на этот раз мы допускать не собирались. Наша задача – сделать так, чтобы фарш было невозможно провернуть назад, и для этого у нас были все возможности. Останется Роммель живым или умрет, но командовать 1-й танковой в этом сражении он не будет.

Немцы выступили из Тростянца, умывшись и сытно позавтракав. Ровно в восемь утра вперед двинулись фланговые группы, а через час после них тронулась с места и основная разведка, что было зафиксировано высотным разведчиком, подобно грифу нарезавшему круги в синем небе. Как и ожидалось, передовой дозор из двух десятков мотоциклистов и двух колесных броневиков довольно резво унесся вперед проверять дорогу до Боромли. А за ними двинулась вперед и основная часть разведывательной кампфгруппы, среди танков и бронетранспортеров «Ганомаг» которой, как болонка среди бульдогов и овчарок, выделялась штабная полноприводная двухосная колесная бронемашина Sd.Kfz.247. Это и был наш клиент, другого варианта тут не было. Таких штабных броневиков в нашей истории было выпущено всего шестьдесят восемь штук. Или все же мы ошибались, и Роммель предпочел следующий перед штабным броневиком открытый радийный бронетранспортер с рамочной антенной, у которого и проходимость в наших условиях гораздо лучше, и радиостанция значительно мощнее, что немаловажно для командарма выехавшего вперед, вместе с разведывательными частями. Второй вариант был даже как-то реалистичнее, и в штабной машине находится всего лишь командир разведывательной кампфгруппы, не представляющий для нас никакого интереса в живом виде.

И точно, когда колонна показалась из-за поворота, в радийном бронетранспортере, справа от пулеметчика стоял некто в офицерском кожаном плаще, надетом ради зябкого утра. Едва я успел отдать соответствующую команду, как немецкая колонна вышла на рубеж атаки, и начался бой. Одна за другой гулко загрохотали 30-миллиметровые пушки БМП-3. Дистанция от засады до колонны всего метров пятьсот, лазерные дальномеры и баллистические вычислители делают стрельбу суперточной, снаряды идут в борта корпусов и башен «двоек» почти под прямым углом, и легкие немецкие танки один за другим вспыхивают яркими бензиновыми факелами. Гулко бьют 100-миллиметровые пушки, накрывая разбегающуюся от «Ганомагов» немецкую пехоту и расчеты самоходных 37-мм противотанковых пушек и 81-мм минометов, пытающиеся развернуть свои машины на дороге для того, чтобы открыть ответный огонь.

Одновременно по пехоте и бронетранспортерам дружно ударили пулеметы и автоматы залегших по обеим сторонам от дороги метрах в двухстах-трехстах замаскировавшихся бойцов, и немцам в эти роковые секунды пришлось тошнехонько. Бронированы «Ганомаги» чисто условно – против осколков и пуль на излете, и очереди из «Печенегов» с легкостью дырявят их «картонную» броню, не оставляя никаких шансов не успевшим выскочить пулеметчикам и водителям. А потом по этому хаосу прошлись длинные очереди 30-миллиметровых пушек. Ответная стрельба затихла. Только эпизодические выстрелы, время от времени раздающиеся из-под горящих машин, говорили о том, что там кто-то еще остался жив.

Высокий человек в офицерском плаще тем временем куда-то пропал. Он был, то ли убит, то ли залег. Но «Ганомаг», на котором он ехал, был не в состоянии двинуться с места, ибо очередью из автоматической пушки у него были разбиты и заклинены все катки на одном из бортов.

Как только БМП на какое-то время замолчали, одетые в «лохматки» бойцы с обеих сторон начали перекатами приближаться к дороге, пока их товарищи прижимали огнем уцелевших немцев. Потом роли менялись, и вперед шла следующая группа.

Услышав позади себя стрельбу, мотоциклисты и два броневика, уже успевшие доехать почти до окраины Боромли, резко развернулись и плотной группой рванулись обратно. Но примерно метрах в пятистах от головы попавшей в засаду колонны, на опушке леса, их уже ждали два «Панциря», опустившие стволы для стрельбы по наземной цели. Огненный шквал из четырехсот бронебойных, осколочно-фугасно-зажигательных и осколочно-трассирующих снарядов на две с половиной секунды пронесшийся над дорогой смел с нее и мотоциклы с их седоками и оба броневика. И наступила тишина…

Тем временем на месте основной засады разгром колонны вступил в завершающую фазу. У бойцов был приказ брать в плен только немецких офицеров в звании не ниже гауптмана, а всех остальных пристреливать на месте. На самом же деле нас интересовал только один человек в полевой генеральской форме и с жгучим африканским загаром. Не дай Бог, если он вздумает отстреливаться от моих ребят. Еще хуже будет, если «Лис пустыни» угодил под шальную пулю. Но получилось что-то вроде золотой середины. Достался он нам живым, но в бессознательном состоянии, в силу чего он не смог ни оказать сопротивления, ни застрелиться.

А вышло вот что. За две машины от радийного БТРа, в котором находился Роммель, находился самоходный 81-мм миномет, не успевший сделать ни единого выстрела до того момента, когда в него попал осколочно-фугасный 100-мм снаряд. Сдетонировавшие мины разнесли несчастный броневик в клочья. Взрывная волна и один из отлетевших фрагментов броневика жестоко контузили Роммеля. Опознав человека с темным африканским загаром в полевой генеральской форме, мои ребята сперва станцевали воинственный танец по поводу своей удачи, а потом, прихватив генерала, быстро отошли от дороги, ибо глупо было полагать, что стрельба в том направлении куда совсем недавно убыл герой Рейха и командующий танковой армией вызвала у противника что-то иное, чем желание как можно скорее уничтожить тех, кто посмел напасть на их генерала.

Но из Тростянца (еще одна разведрота, на этот раз, резервная, предназначенная для головного дозора основных сил армии) к месту происшествия добираться не менее четверти часа. Из Ахтырки, так вообще «тройкам» или «четверкам» – если вообще на выручку Роммеля бросят танковые роты – шкандыбать не менее часа. Времени уйма, в том числе, и для спешного отступления с попутным нахальным минированием.

Роммеля, закутанного как младенец, сунули в десантное отделение моей командирской БМП, после чего нам стало резко не до него. Назревала драка «на велосипеде»* и нам было желательно, и не понести потерь, и противника укатать так, чтобы воевать у него было бы некому.


Примечание автора: (бой на велосипеде: боксерский термин обозначающий тактику боя маленького и подвижного бойца с большим и неуклюжим противником при постоянном отступлении (удар-отскок), когда увалень только получает удары малыша, а сам по нему ударить не может, потому что тот постоянно ускользает)


Еще одну засаду мы устроили недалеко от этого минного поля, у въезда в Боромлю. Там нам удалось подловить солидную кучку немецких байкеров, и в полном составе помножить ее (то есть группу) на ноль, и немного пощипать из автоматических пушек следующую за ней бронекампфгруппу, по которой к тому же с той стороны Боромли красиво отстрелялись НОНЫ-С. Там мы изображали оборону примерно полтора часа, ровно до тех пор, пока противник не начал подтягивать артиллерию. Потом мы резко снялись и отступили через Боромлю, в которой за полной ненадобностью уже был ликвидирован полицейский гарнизон, состоящий из пятнадцати полицаев.

Там, у переправы через топкий и заболоченный ручей уже была подготовлена следующая механизированная засада и минно-взрывное заграждение. Если немцы пойдут в обход дороги, то утопят свою технику в илистом дне и берегах этой капризной речки, что их потом придется тянуть из липкой грязи тягачами. А если полезут в лоб, то огребут по первое число. Тот рубеж по ручью прикрывает весь наш спецбатальон в полном составе, и до него уже долетают снаряды наших гаубиц «Мста-С». На нем можно заставить развернуть в боевой порядок всю их танковую армию, между прочим, задолго до основного рубежа атаки. Как только они станут нам слишком докучать, то мы отступим дальше на пару километров, потому что это не единственный промежуточный рубеж. Первая часть задачи выполнена, осталось довести до конца весь ее замысел.

А Роммель в это время сидел в десантном отсеке моей БМП, туго связанный и слегка обалдевший, ярко светя огромным бланшем на левой половине лица. Да-с! Знатно ему прилетело! Оставалось его вытащить, отряхнуть, и сдать рук на руки уже ожидающим такой ценный подарок представителям корпусной разведки, которые сперва переправят клиента к генералу Бережному, а потом самолетом отправят его по команде в штаб фронта или прямо в Москву. А мне надо крутить дырочки в кителе, после Гудериана и фон Клюге с Гейдрихом – это еще один скальп для моей личной коллекции.

8 июля 1942 года. Утро. Сумы. КНП 1-го механизированного корпуса ОСНАЗ.
Командующий мехкорпусом генерал-лейтенант Бережной Вячеслав Николаевич.

Это просто праздник какой-то, как говаривал один известный персонаж детского фильма. Пустынный лис все-таки сунул свою морду в наш капкан, и жестоко поплатился за наглость. Здесь ему не Африка, а мы не флегматичные британцы, чтобы командующему армией можно было бы вот так запросто рассекать по ничейной земле вместе с передовыми разведывательными отрядами. Еще повезло, что остался жив. Разведывательную кампфгруппу наши ветераны их XXI века мочили из засады не по-детски, с применением всех своих технических наворотов, и после зачистки, кроме самого Роммеля, выживших там не осталось. Кто с мечом к нам пришел – тот сам виноват, если не спрятался.

Теперь с Роммелем уже беседуют в Москве, и отправлен он туда первым же транспортным самолетом, приземлившимся на захваченный нами аэродром в Сумах. Ну, некогда мне было с ним времени для беседы по душам, да и он сам был не в особо вменяемом состоянии. Поймали беднягу русские варвары, связали по рукам и ногам, сплясали вокруг него какой-то дикий танец, а потом поволокли куда-то в тыл хвастаться начальству. Он, наверное, уже думал, что сейчас с него будут прямо с живого кожу сдирать. Сейчас на том аэродроме, с которого вывезли Роммеля, и на котором, образно говоря, еще пахнет немцами, временно базируется один истребительный и один штурмовой авиаполк из состава особого авиакорпуса Савицкого, прикрывающего с воздуха наш рейд и добавляющего «счастья» медленно продвигающимся вперед немецким механизированным частям.

Кстати, и сам Савицкий вчера побывал у нас в Сумах и побеседовали мы с ним о делах наших скорбных. Главное о чем я его просил – это чтобы основной целью для его штурмовиков были не танки и мотопехота, с которыми мы и сами неплохо справляемся, а колонны со снабжением, и артиллерия на огневых позициях. Самая главная сейчас задача – ослабить и обескровить врага еще до начала основного столкновения танковых масс, заставить его ощущать дефицит горючего и боеприпасов, измотать нервы солдат и офицеров непрерывными воздушными налетами и артиллерийскими ударами.

Да, даже на тот момент, когда подвижные части 1-й танковой выступили из Краснограда, мой корпус имел над ними незначительное превосходство в весе минутного залпа: тридцать три тонны снарядов в минуту у нас, против двадцати девяти у немцев. При этом почти две трети этой мощи (не в артиллерийских стволах, а в тоннах в минуту, обрушиваемых на вражеские головы), составляют самоходные орудия на базе гаубиц МЛ-20 и МСТА-С и корпусных пушек БС-3, превосходящих своих оппонентов по максимальной дальности ведения огня на пять-семь километров. А это значит, что мы имеем возможность расстреливать противника с безопасного для нас расстояния, и немецкие артиллеристы, хоть они на пупе все извертятся, ничего не смогут против этого сделать.

В первый день марша под непрерывными ударами нашей штурмовой и пикировочной авиации, по данным радиоперехвата, вражеская артиллерия понесла серьезные потери, которые вчера лишь увеличились. На настоящий момент по весу залпа мы превосходим противника почти вдвое, и это преимущество только продолжает нарастать. Где штурмовиками и пикировщиками, где тяжелым артиллерийским кулаком, управляемым с помощью самолетов-корректировщиков и наших радиолокационных станций контрбатарейной борьбы «Зоопарк», мы одну за другой выжигаем вражеские батареи.

После похищения Роммеля неприятности для танковых и моторизованных частей 1-й танковой армией только увеличились. Весь вчерашний день наши передовые отряды вели ожесточенные арьергардные бои, вынуждая противника развернуться из походных в боевые порядки, и, под огнем нашей самоходной артиллерии и налетами авиации сбавить темп продвижения до двух-трех километров час. Самое главное сейчас, даже не подготовить оборонительные рубежи для грядущего сражения, а выиграть время для подхода к нам подкреплений из состава 2-й ударной армии генерал-майора Черняховского. Если на этом рубеже надежно встанет наша советская пехота, то хрен что немцы смогут с нами что сделать, потому как по танкам, артиллерии и воздушной поддержке мы их перекрываем с гарантией.

Так все и произошло. Пока майор Бесоев в течении вчерашнего дня сдерживал наседающих немцев, к нам успели присоединиться: 2-я гвардейская мотострелковая дивизия – командир гвардии генерал-майор Чанчибадзе Порфирий Георгиевич, 3-я гвардейская мотострелковая дивизия – командир гвардии генерал-майор Акимов Александр Иванович. Первому позиции были нарезаны на левом фланге: от Самотоевки до Верхней Сыроватки, второму – на левом фланге, от Шпилевки до Низов. Две мои мехбригады заняли оборону в центре обороны по окраинам поселков Нижней и Верхней Сыроватки, через одну из которых проходит железная дорога, а через другую – автомобильное шоссе, хотя я назвал бы эту дорогу раздолбанным проселком. Еще две механизированных и две танковых бригады находятся в резерве в полной готовности продемонстрировать немцам картину: «Нежданный визит Полярного Лиса».

При этом самоходные артиллерийский дивизионы всех шести бригад сведены мною в два мощных артиллерийских ударных кулака, по пятьдесят четыре ствола в каждом. Точно так же из минометных батарей механизированных батальонов сформированы и две сводных самоходных минометных бригады. Массированное применение самоходных гаубиц и минометов в этом сражении – это наше все. Не зря же я обещал товарищу Сталину умную высокотехнологичную битву с элементами тактики будущего, и победу по-суворовски – не числом, а умением.

Уже сегодня под утро к нам начали подходить передовые части 4-й мотострелковой дивизии НКВД, которая начала занимать второй эшелон в нашем тактическом построении. Это три мотострелковых полка, а не два, как в мотострелковых дивизиях Красной Армии. Именно мотострелкам НКВД мы передали патрулирование города, а также арест всех пособников, полицаев и прочих граждан, замешанных в сотрудничестве с оккупантами, сосредоточившись на нашей главной задаче – разгрома 1-й танковой армии вермахта. Пока на этом направлении все складывается сравнительно неплохо. Мы сами, своими руками, создаем такую обстановку, что противнику остается только нервно реагировать на наши действия, время от времени, отмахиваясь от совсем уж явных угроз. Уже сейчас, до начала основной схватки, преимущество явно на нашей стороне, и положение все время улучшается и улучшается, разумеется, это для нас, а для немцев совсем наоборот.

Да, у немцев положение было просто аховым, явно хуже губернаторского. Командующий украден, его заместитель генерал-полковник Вальтер Неринг в бешенстве приказывает любой ценой двигаться вперед и отбить бесследно пропавшего Роммеля или хотя бы его труп. Еще один прославленный немецкий генерал в руках у русских – это просто получается какой-то сорок первый год наоборот. За такой фокус фюрер по головке не погладит, и не самого Эрвина Роммеля из-за его недоступности в Лефортовской тюрьме, а лично его, Вальтера Неринга. Да и приказа о наступлении никто не отменял. Но наступать как положено не получается – в этой мешанине перелесков, полей и оврагов просто не размахнешься.

В то же время передовые разведывательные отряды или уничтожены или нащупывают впереди себя не наши основные позиции, а передовые механизированные отряды, которые за счет присутствия хорошо знающих местность проводников-партизан устраивают засады, пускают кровь, а потом отходят, чтобы у следующей рощи или оврага устроить то же самое. Но это накладывается и постоянно висящая над полем боя русская авиация, при том, что немецких самолетов не видали со вчерашнего дня. Говорят, что люфтваффе так и не может оправиться от зимнего разгрома, который только усугубил потери, понесенные во время битвы за Британию.

– «Проклятые англичане», – думает, наверное сейчас Вальтер Неринг, – «не могли сдаться раньше и сэкономить драгоценную арийскую кровь. Вот их бы сюда, под самолеты-разведчики висящие словно приклеенные в небе, под удары русских штурмовиков и пикировщиков, под внезапные и беспощадно точные налеты дальнобойной артиллерии, бьющей с запредельного для немецких гаубиц расстояния, и шквальный огонь подвижных как ртуть самоходных русских минометов, засыпающих минами исходные позиции для атаки, и благополучно сбегающих как раз в тот момент, когда немецкая артиллерия хочет им ответить. Полевые лазареты переполнены, убитых уже не успевают хоронить, а потери все продолжают расти, несмотря на то, что основное сражение еще не начиналось.

И так прошел весь вчерашний день, в ходе которого немцы медленно оттесняли наши передовые отряды к Сумам, неся потери и теряя драгоценное время, необходимое нам для подхода подкреплений и укрепления обороны.

Но, кажется, время вышло и опаленные огнем передовые батальоны отступили за линию основной обороны. Вскрылся и замысел немецкого командования. Построение классическое – на флангах по одной моторизованной дивизии, и четыре танковых дивизии в центре, на направлении основного удара. Выглядит почти как рыцарская свинья, наносящая таранный удар в одном месте. Но и мы тоже не лыком шиты, и заношенный до дыр тактический прием тоже может выйти немцам боком, когда у них почти нет возможности для маневра. Направление основного удара на фланг не перенесешь, слева им в этом мешает русло реки Псел с заболоченными топкими берегами, а справа – сильно пересеченная оврагами местность, недоступная для танков. Так что, добро пожаловать, господа, отоварим вас по полной программе…

Первой по нашим позициям открывает огонь немецкая артиллерия. Но она сильно ослаблена двумя предыдущими днями боев. Наши гаубицы тут же начинают отвечать немцам со всем знанием дела, а в воздухе появляется наша авиация: пикировщики и штурмовики. Бьющие беглым огнем гаубицы для них легкая, хорошо заметная добыча. Вот над лесом у деревни Гребенниковка начинается обычная в таких случаях воздушная «собачья драка». Все ли наши самолеты ушли на свой аэродром или кто-то из них был сбит – отсюда не видно. Потом начинает бить наши гаубицы, после чего вражеский огонь довольно быстро стихает. Прицепная артиллерия не так мобильна как самоходная, и поэтому попавшим под накрытие немцам нужно немало времени для того, чтобы убраться в безопасное место. Да и есть ли для них это безопасное место?

Поняв что с артподготовкой у него не получается, и что наши бойцы в окопах отделались легким испугом и, скорее всего, вести огонь немецким артиллеристам не дадут, генерал Неринг, как любой порядочный немецкий военачальник, двинул вперед свои танки и бронетранспортеры, за которыми густой волной шагала немецкая пехота.

Четыреста пятьдесят танков и почти столько же средних полугусеничных бронетранспортеров перевозящих их – это почти четыре тысячи мотопехотинцев (один батальон каждой дивизии на бронетранспортерах), в боевом порядке выстроенном четырьмя атакующими колоннами (по числу участвующих в прорыве дивизий) – это внушительное зрелище. Будь здесь обычные стрелковые дивизии РККА, с их жалкими двенадцатью сорокопятками на дивизию… (если по БУПу 1938 года дивизия занимает полосу обороны в двенадцать километров, то это по одной слабенькой противотанковой пушке на километр фронта), то немцы точно прорвали русскую оборону. Но тут был мехкорпус ОСНАЗ (сформированный по штатам армии позднего СССР), у которого огневой мощи, в том числе и противотанковой, было как у дурака махорки.

Первыми по немецким танкистам открыла огонь срочно переключившаяся с контрбатарейной борьбы и вышедшая на прямую наводку тяжелая противотанковая бригада, вооруженная самоходными пушками на базе БС-3. А на бронетранспортеры с пехотой обрушился шквальный огневой удар сводных самоходных гаубичных и минометных бригад. На дистанции три километра вероятность попадания в танк из бронетранспортер даже из БС-3 была не очень велика. Но все же огонь был прицельный, и если снаряд в машину все-таки попадал, то она годилась после этого только в переплавку, а экипаж, соответственно, для морга. Один за другим в небо поднимались черные траурные столбы дыма, отмечающие еще один горящий танк или бронетранспортер.

Когда от наших окопов, до передовых немецких машин осталось два километра, огонь открыли легкие самоходки на базе ЗиС-2, чей ствол с верхней частью башни лишь на мгновение появлялись над бруствером окопа. Потом следовал выстрел, и самоходка снова пряталась в укрытие. Для того чтобы открыть прицельный огонь по нашей противотанковой артиллерии, немецким танкистам требовалось подойти на дистанцию примерно в восемьсот метров. Но сорок восемь противотанковых стволов в сто миллиметров и сто восемь стволов в пятьдесят семь миллиметров делали эту задачу невыполнимой. А тут еще северный ветер сносящий дым горящей техники на немцев…

Такую противотанковую оборону лучше даже и не пытаться брать в лоб. Атаки, одна за другой, безнадежно захлебывались под огнем наших противотанкистов, причем, ни один немецкий танк даже не смог дойти до рубежа тысячи двести метров… Они отходили, потом снова начинала бить немецкая артиллерия, а наши гаубицы начинали контрбатарейную борьбу. Потом на исходных снова появлялись немецкие танки, и все начиналось сначала. Если в первой атаке немецкая пехота сопровождала свои танки на бронетранспортерах, то потом она просто шли вперед пешком, спотыкаясь о мертвые тела, которых с каждым разом становилось все больше и больше, как и сгоревших железных коробок, еще недавно бывших новенькими немецкими танками и бронетранспортерами.

Это был жаркий день под палящим солнцем, когда запах пороховой гари смешивается со сладковатым запахом сгоревшего тротила, и весь этот «аромат» перебивает вонь горелой человеческой плоти и жирной бензиновой копоти. На зубах скрипит пыль и песок, во рту пересохло, и ты смотришь воспаленными глазами на то, как сражаются твои бойцы, которых ты учил быть победителями. Ты понимаешь, что сегодня у них самый строгий экзамен, да и у тебя тоже. А те, кто незваным пришел на нашу землю с оружием в руках, сегодня умирают один за другим, и это тоже правильно.

И вот наступил тот момент, когда воздушная разведка доложила о том, что немцы полностью «выложились», и не собираются больше атаковать, а от мощного бронированного кулака остался жалкие ошметки. Тогда я, немного поколебавшись, бросил вперед находившиеся в резерве механизированные и танковые бригады, чтобы окончательно смять и опрокинуть растерянного и деморализованного нашим отпором врага, чтобы на его плечах пойти дальше к Полтаве, окончательно отрезая группу армий «Юг» от основных немецких сил.

К концу дня все было кончено. Бросая технику и тяжелое вооружение, остатки вражеской армии спешно отступали по тому же пути, по которому они шли сюда. Но только теперь это была не армия с весело шагающими солдатами и пылящей рядом с ней по шоссе боевой техникой, а оборванные и грязные и насмерть усталые пехотинцы, которые из-за отсутствия транспортных средств были вынуждены пешедралом идти на запад.

9 июля 1942 года. Утро. Сумы. Аэродром рядом с городом.
Эрнест Миллер Хемингуэй, журналист и писатель.

Как это часто бывает в России, все произошло неожиданно и стремительно. Еще вчера днем, я находился в Москве, пытаясь выяснить, когда состоится моя следующая поездка на фронт, а уже к вечеру меня захватил вихрь событий связанный со срочным выездом куда-то на восток Украины, где русские еще раз хорошенько вломили гуннам. Как говорят наши русские коллеги, эту поездку на фронт в ГлавПУРе (так называется главная пропагандистский орган в военном ведомстве у русских) организовали только потому, что там получили хороший нагоняй с самого верха. Мол, гусь – птица ленивая, пока не пнешь – не полетит.

Компанию русские собрали самую пеструю. Были такие же как я корреспонденты американских газет, несколько раздраженные новым успехом русских – ведь у наших парней на Тихом океане дела шли из рук вон плохо. После того как пал Перл-Харбор, джапы уже, образно говоря, стояли у ворот нашего Западного побережья, и под угрозой их вторжения оказались Лос-Анджелес, Сан-Франциско и Сиэтл.

Правда, у застрявших в Москве британских корреспондентов, которые составляли другую часть нашей компании, дела шли еще хуже. У них уже не было самой метрополии, в которой произошел государственный переворот, и король Георг с помощью русской разведки едва успел унести ноги из Лондона. Теперь та Британия, что на островах, имеет нового-старого монарха, премьера и куцый парламент, а также формально является союзником Гитлера и врагом Объединенных Наций. Соответственно застрявшим в Москве корреспондентам некуда посылать свои материалы.

Но британцы не унывают, потому что их колониальные администрации в Египте, Ираке, Персии, а так же доминионы Индия, Австралия и Канада не признали законность произошедшего в Лондоне переворота, и до сих пор считают своим королем свергнутого в Англии Георга VI. Среди моих соотечественников ходят упорные слухи о том, что канадские власти, сами по себе настроенные пронацистски, не стали признавать новую власть в Лондоне только потому, что наш Френки пригрозил им немедленным военным вторжением.

Кстати, тот самый свергнутый у себя на родине британский король Георг вместе со старшей дочерью Елизаветой и младшей Маргарет тоже летит вместе с нами. Зачем это ему нужно – бог весть, наверное, это еще один пропагандистский ход со стороны русских, которые показывают тем самым, что Британия по-прежнему считается частью Объединенных Наций, несмотря на то, что ее метрополия оккупирована нацистами. Главное внимание на себя обращала младшая дочь короля, которая была крайне оживлена и проявляла ко всему увиденному неподдельный интерес.

Кроме, русских, американских и британских корреспондентов, а также британской королевской семьи, в нашей компании присутствовали еще два человека. Один из них был шведом по национальности, корреспондентом газеты «Свенска дагбладет» по имени Адольф Нильсен, а второй оказался ни много ни мало, настоящим японцем по имени Маэсиба Кокудзо, московским корреспондентом газеты «Токио ници-ници». Не думал, не гадал, что здесь в России встречусь лицом к лицу с нашим врагом. Но Советская Россия пока не воюет с Японией, и мы с мистером Маэсибой только вежливо раскланялись при встрече. Очевидно, что Сталин решил показать товар лицом не только союзникам, но и своим потенциальным противникам. У меня, например, нет никаких сомнений в том, что этот господин Нильсен не просто шведский корреспондент, но еще и агент одной из немецких спецслужб.

Потом, уже вечером, когда все мы, и короли, и корреспонденты сидели на Центральном московском аэродроме и ждали вылета, тишину над городом вдруг разорвала артиллерийская канонада и яркие вспышки фейерверка. Оказалось, что большевистский вождь решил устроить артиллерийский салют из двенадцати залпов в честь победного завершения битвы под Сумами, а так же в честь освобождения крупного города Курска, который был отбит у гуннов. Все, кто был на аэродроме, тут же высыпали на улицу, и принялись радостно размахивать руками, приветствуя победу своей армии.

Поначалу я думал, что большевики по своей обычной привычке сильно преувеличивают масштаб случившегося. Но сегодня рано утром наши самолеты, прежде чем зайти на посадку, стали постепенно снижаясь кружить над полем сражения. Сделано это было явно намеренно, потому что все кто был в самолете, дружно приникли к иллюминаторам. Зрелище, которое мы увидели в лучах восходящего солнца того стоило. Даже невозмутимый с виду японец какое-то время не смог скрыть своих чувств. Огромное поле на котором произошло сражение было забито коробками сгоревших танков и бронетранспортеров. Кое-где над ними еще струился удушливый дым.

С воздуха было видно, что русские заманили гуннов в ловушку. Поле, через которое в атаку пошли немецкие танкисты, с одного фланга было ограничено руслом речки с топкими берегами, а на другом его фланге находилось множество глубоких оврагов. Я был на гражданской войне в Испании и знаю – что такое пробивать с помощью танков подготовленную оборону противника в лоб, без всякой возможности маневра вправо или влево. Если в той обороне нет противотанковых средств – это одно, а если там самоходных противотанковых пушек раз в десять больше, чем полежено по штатам обычной русской дивизии – это совсем другое. А если еще учесть, что мехкорпуса ОСНАЗ оснащаются не обычными русскими противотанковыми пушками, а самоходными шестифунтовками с удлиненным стволом и повышенной бронебойностью, то задача, поставленная немецкими танкистами их командованием в принципе нерешаема.

Сосчитав с борта самолета количество капониров нарытых русскими вдоль переднего края для таких самоходок, мне даже стало немного жалко немецких танкистов, потому что они, словно на параде шли прямо на русские орудия, и погибли, не дойдя до цели не менее километра. А те груды грязно-серого тряпья, кучами валявшегося на этом страшном поле – это ничто иное как трупы немецких солдат и офицеров, которые вчера были убиты здесь, на этом поле. Видимо, у русских не дошли еще руки закопать убитых гуннов.

Дав нам время полюбоваться этой послебатальной картиной, пилоты посадили наш самолет на аэродром, на котором базировался русский истребительный авиаполк. Красные коки винтов и оранжево-черные молнии вдоль фюзеляжей не оставляли сомнений в том, что и этот полк принадлежит к знаменитому русскому ОСНАЗу. Там нас уже встречал, как это заведено у русских, целый капитан НКВД, которого звали Иван Скоробогатов, который должен был показать нам все, что русские захотят показать мировой общественности, и не пускать нас туда, где нам быть не положено. Но я не из тех людей, что приходя в гости, лезут в темный чулан в поисках грязного белья.

Когда приземлился второй самолет и вся делегация была в сборе, нас рассадили по военным автобусам, сделанным на базе грузовиков-вездеходов, и повезли по всем кругам ада. Я так говорю, потому, что первым местом куда мы заехали, был захваченный русскими немецкий военный госпиталь. Мне запомнились бледные от испуга лица немецких врачей и медсестер. Им было чего пугаться – в импровизированном морге нам показали обескровленные трупы русских детей, мальчиков и девочек от пяти до десяти лет от роду, у которых немецкие врачи безжалостно выкачивали кровь, чтобы перелить ее своим раненым.

Если бы такое случилось у нас в Америке и с американскими детьми, то любой судья не задумываясь отправил бы этих врачей-убийц на электрический стул. Считаю, что излишний гуманизм тут недопустим, и все виновные должны понести строгое наказание, вне зависимости от того – действовали ли они по собственной инициативе, или выполняли приказы вышестоящего начальства. Когда я сказал об этом капитану Скоробогатову, тот ответил, что у них есть специальное указание документально фиксировать все подобные преступления немецких войск для того, чтобы за них ответили не только врачи, убивавшие детей, но и их начальство до которого русское правосудие сможет добраться только после победоносного окончания войны.

Из немецкого госпиталя нас, уже взвинченных и ошарашенных, повезли в детский концлагерь, который до прихода немцев был сиротским приютом. Танки русского ОСНАЗа так внезапно ворвались в этот город, что немецкая администрация лагеря и их помощники из русских предателей, ничего не успели сделать, и все дети остались здоровы и невредимы, хотя по приказу рейхскомиссара Коха, они, как и прочие заключенные подлежали обязательному уничтожению. Поговорив с детьми и сделав фотографии, мы отправились дальше, непосредственно к месту сражения.

Но, сперва произошла незапланированная остановка. Дорогу нам перекрыла колонна пленных, которых русские конвоиры гнали по дороге куда-то на север. Колонна была большой, и гунны, которые в ней находились, были запыленные, испуганные, усталые и почти все раненные. Я ранее видел кадры кинохроники, где такие же солдаты с самодовольными ухмылками на полупьяных мордах, и в мундирах с закатанными рукавами маршировали через всю Европу, считая себя расой господ... А вот теперь они бредут под охраной суровых русских конвоиров, побежденные неодолимой силой русского народа. Мои коллеги опять схватились за свои фотоаппараты, уж боль характерной была представленная нам сцена.

И вот, наконец, то поле, которое мы видели с воздуха. Вблизи оно выглядело еще более страшным и впечатляющим. Первое что мы посетили, были русские позиции, возле которых и остановились автобусы.

– Выходите, джентльмены, – скомандовал переводчик, – далее можно идти только пешком.

Зигзагообразные окопы, ячейки для тяжелых пулеметов и капониры с аппарелями для противотанковых самоходок и боевых машин пехоты. Дно окопов и капониров было усыпано грудами латунных гильз, а земля вокруг и брустверы окопов и капониров носили следы многочисленных разрывов вражеских снарядов. Но все же люди, оборонявшие эти окопы, вышли из этой схватки победителями, чего нельзя было сказать о тех, кто валялся на подступах к этим окопам и вокруг подбитых танков. Мы ощущали запах горелой краски, резины, железа, удушливой тротиловой гари, а также уже явственно чувствовавшийся трупный запах.

Нет, не зря русские притащили сюда японского корреспондента, совсем не зря. Они хотели, чтобы он посмотрел на результаты их сокрушительной победы и доложил своему начальству, и не тому, что в газете, а тому, что в их армейской разведке. Теперь Сталин сам будет выбирать время и место, где он начнет войну с джапами в схватке за господство над Азией, уже после того, как сейчас он воюет с гуннами за господство над Европой. Грядет новый век, в котором мы, американцы, должны будем очень сильно постараться, чтобы не оказаться на вторых ролях…

10 июля 1942 года, 00:55. Москва. Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник Генерального Штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Начальник Академии Генерального Штаба маршал Борис Михайлович Шапошников.

На карте лежавшей на столе Верховного, отмеченные синим позиции германских войск и их союзников напоминали бычью тушу неправильных очертаний, разрубленную на куски беспощадными ударами топора мясника. Положение войск фашистской Германии и ее сателлитов за истекшие два дня из тяжелого превратилось просто в катастрофическое. Разгромить прорвавшийся в глубокий немецкий тыл советский мехкорпус Особого назначения контрударом 1-й танковой армии немцам не удалось. Более того, в ожесточенном сражении, длившемся почти двое суток – от рассвета 7-го июля до заката 8-го июля - разгромленной оказалась сама эта армия, в результате чего, преследуемые по пятам советскими механизированными бригадами, ее отдельные части, бросая остатки техники и тяжелого вооружения, беспорядочно отступили по направлению к Полтаве, то есть туда, откуда они пришли двумя сутками ранее.

За те четыре дня, что продолжался «Большой Орион», в результате совместных действий двух отдельных мехкорпусов Особого назначения генералов Бережного и Катукова, а также 2-й ударной армии генерала Черняховского и Центрального фронта генерала армии Жукова, вся группа армий «Юг» оказалась фактически отрезана глубоким прорывом мехкорпуса ОСНАЗ генерала Бережного к исходу 9 июля взявшего Полтаву. Тем самым было прервано снабжение по железной дороге войск 6-й полевой немецкой армии, 8-й итальянской армии и 6-го армейского румынского корпуса под общим командованием генерал-полковника Паулюса. Теоретически в руках немцев еще оставался почти стокилометровый коридор между Полтавой и Сахновщиной через который немецкие войска, оказавшиеся под угрозой окружения, могли бы отступить из намечающегося Харьковского котла. Но Гитлер пока еще не дал им на это разрешения.

Если же бесноватый Адольф будет думать еще сутки или двое, то этого разрешения генерал-полковнику Паулюсу уже и не потребуется. Дело в том, что завтра утром из района Сахновщины на Красноград перейдет в наступление Южный фронт генерала Малиновского, используя при этом резервы (за исключением 3-й танковой армии Лелюшенко), накопленные для отражения вражеского удара, предположительно сперва на Лозовую, а затем и на Сталино (Донецк). И хоть эта операция Ставкой задумана как отвлекающая, а основной удар в тыл немецкой обороны нанесет мехкорпус Бережного и сопровождающие его на флангах усиленные кавалерийские корпуса Белова и Жадова, зажатым в тисках встречных ударов немецким войскам будет не устоять. И вот тогда мышеловка захлопнется полностью и больше никто никого из Харьковского котла уже не выпустит.

В полосе Центрального фронта утром 9-го июля, одновременно с рывком Бережного к Полтаве, как и предполагалось ранее, на участке стыка обороны 40-й и 21-й армий перешла в наступление 5-я танковая армия генерала Лизюкова, ударившая от Ржавы на Обоянь и отсекавшая 2-ю венгерскую армию от 8-й итальянской, то есть, собственно группировку генерала Вейхса из 2-й полевой, 4-й танковой и 2-й венгерской армий и без того уже охваченную советскими войсками с трех сторон, от группировки генерала Паулюса.

При этом так получилось, что основной удар советских танкистов пришелся по менее стойким и значительно хуже вооруженным итальянским частям, и те, не выдержав натиска советских механизированных частей, начали беспорядочное отступление. В результате, на левом фланге 8-й итальянской армии фронт рухнул, и в образовавшийся прорыв шириной около двадцати километров бурным потоком хлынули советские танки и мотопехота.

Жуков рискнул, и по примеру Бережного под Брянском, бросил в прорыв 5-ю танковую, когда в третьей траншее у итальянцев еще кипели отдельные рукопашные схватки. Рискнул и не прогадал, потому что до самой Обояни остановить рвущихся вперед советских танкистов итальянцам было просто нечем. Те части, что находились у Лизюкова прямо перед фронтом, обратились в паническое бегство, а организовать фланговые контрудары итальянцам было в общем-то и нечем. Все девять дивизий, которые дуче отправил на советско-германский фронт, были легкопехотными, а это значит, что они не имели ни тяжелого вооружения, ни бронетехники. В Обояни Лизюков постоит до завтрашнего утра, подождет, пока подтянется приотставшая пехота, а потом совершит или еще один 30-40- километровый рывок вперед, или приготовится помочь пехоте парировать попытку группы армий Вейхса вырваться из окружения под Курском на юг к Белгороду и Харькову.

Самой главной проблемой итальянской армии являлось полное отсутствие своей современной противотанковой артиллерии, парк которой состоял из сборной солянки, включавшей 25-мм французские противотанковые пушки (трофей 1940 года), 37-мм немецкие противотанковые пушки (поставки из Третьего Рейха), и 47-мм австрийские противотанковые пушки (закуплены в 1935 году, и после аншлюса выпускались на итальянских заводах).

Правда, перед началом операции «Блау» в каждую из девяти дивизий 8-й итальянской армии поступило по одной шестиорудийной батарее 75-мм немецких противотанковых пушек РАК-97/38, являющихся переустановкой качающейся части трофейных польских и французских пушек Шнайдера образца 97 года на лафет германской 5-см противотанковой пушки РАК-38. Результат получился неоднозначным. В плюс пошло то, что орудие вышло компактным и дешевым – стволы-то трофейные, так же как и пять с половиной миллионов осколочно-фугасных снарядов захваченных вермахтом на французских складах. В минус пошло то, что отдача орудия, несмотря на установку дульного тормоза, оказалась слишком велика для лафета противотанковой пушки, а короткий ствол, предусматривал использование против танков только кумулятивных боеприпасов. Для обычных же бронебойных снарядов начальная скорость у допотопного орудия была слишком низка. И если в нашей истории советские танки не оснащались навесными противокумулятивными экранами, то здесь Т-34 и КВ армии Лизюкова были надежно прикрыты легкими быстросъемными экранирующими конструкциями, которые свели к минимуму эффективность широко используемых Третьим Рейхом и его союзниками кумулятивных боеприпасов.

Таким образом, к настоящему моменту, группа армий «Юг» была расчленена на две части, одна из которых – группа армий Вейхс, ударом мехкорпуса Катукова уже была выбита из Курска. При этом она потеряла до девяноста процентов своих запасов, и находилась в полном окружении. Дела у Паулюса под Харьковом и Белгородом обстояли несколько лучше. Его группировка пока что еще была лишь под угрозой полной блокады. Но никто не сомневался, что пройдет совсем немного времени, и эта угроза станет реальностью.

При этом группа армий Вейхс потеряла более трети личного состава, сократившись с четырехсот семидесяти тысяч до менее чем трехсот. А группа Паулюса, с учетом потерь 1-й танковой армии в катастрофическом для немцев Сумском сражении, с момента начала реализации плана «Блау» уменьшила свою численность с семисот до пятисот тысяч солдат и офицеров.

С советской стороны немецким войскам группы армий «Юг» в настоящий момент противостояли силы Центрального, Юго-Западного, Южного фронтов, трех резервных армий и выделившейся из Брянского фронта ударной группировки генерала Черняховского, которого Верховный таким образом испытывал на готовность к должности комфронта. Если готов – хорошо, работа по профилю есть всегда, а если нет, то походит еще немного в командармах 2-й ударной армии. С этой должностью он неплохо справляется. Общая численность советских войск, задействованных в операции «Большой Орион» составляла около двух миллионов человек.

Кстати, это были далеко еще не все неприятности для немцев. Еще 6-го июля, после того, как в прорыв вошла вся ударная группировка Черняховского, следом за ней в оперативную пустоту в немецкие тылы лавиной пошла 1-я конно-механизированная армия Буденного, зимой так хорошо показавшая себя во время операции «Полынь». Ее целью был Киев, до которого от бывшей линии фронта по дорогам было около четырехсот пятидесяти километров. Ведь, чем черт ни шутит – пока в немецких тылах пусто, столицу Советской Украины, возможно, удастся взять с налету и тем самым избежать кровопролитного штурма этого древнего города. Советскому командованию уже пришлось смириться с тем, что, скорее всего, придется в пыль раздолбать Харьков и, возможно, Белгород. Свои же все таки это города, а не чужие.

Именно из всей этой информации и исходили сейчас собравшиеся в кабинете Верховного люди. Больше всего был удивлен из этих троих маршал Шапошников. Для него, лишенного непосредственного доступа к оперативной информации поступающей с фронтов, положение, которое он увидел на карте было сродни откровению свыше. Крупный военный теоретик, он смог оценить размах проведенной операции, и ее дерзость, а также талант Василевского, как начальника Генерального штаба, который сумел не только продумать этот гениальный план, но и добиться его выполнения. У самого Бориса Михайловича так не получалось. Он составлял, возможно, гениальные планы, но Тимошенко имел о них свое мнение, не менее гениальный практик Жуков – свое, товарищ Сталин – свое, командующие фронтами – свое и даже командармы действовали по принципу: кто в лес, кто по дрова. Здесь же даже генерал армии Жуков действовал в рамках общего плана, и отсебятиной занимался в строго допустимых пределах, там, где это действительно шло на пользу делу.

Теперь, надо было решать, что делать дальше. Враг уже поставлен на грань катастрофы, а резервы у Красной армии еще не были исчерпаны. Дело в том, что уже к концу июня 1942 года, в результате последствий действий потомков, советские потери относительно эталонного варианта истории уменьшились на миллион бойцов и командиров, а немецкие выросли примерно на ту же величину. Этот-то миллион советских бойцов и командиров: не попавших в плен в окружениях, не убитых, не искалеченных, и составил те самые резервы, которые командование могло бросить в бой на том направлении, которое в данный момент считалось наиболее важным. Крах плана «Блау» и успех «Малого» и «Большого Орионов», должен был произвести на потери сторон примерно такой же эффект*, который было бы желательно усилить.

(*– без учета союзников фашистской Германии – с ними общие потери противника должны будут увеличиться примерно на семьсот тысяч венгров, итальянцев и румын).

– Товарищ Василевский, – произнес Верховный, – еще раз доложите суть предлагаемой вами операции «Альтаир», а мы с Борисом Михайловичем вас внимательно выслушаем.

– Хорошо, товарищ Сталин, – кивнул Василевский, – операция «Альтаир» логически вытекает из операции «Большой Орион», используя созданную ей труднопреодолимую слабость в стратегическом и оперативном построении противника. В то время как наши войска Центрального, Юго-Западного и Южного фронтов, а также мехкорпуса ОСНАЗ и 2-я ударная армия Черняховского завершают окружение Харьковской группировки противника, мы предлагаем развить их успех, нанеся с Запорожского плацдарма удар силами Таврического фронта в общем направлении на Кировоград. Таким образом, за Днепром будет создано еще одно кольцо окружения для Харьковской группировки. Силами Черноморского флота и находящейся в его распоряжении морской пехоты предполагается высадить морской десант в Болгарии, сразу после которого болгарский царь Борис обещает перейти на сторону антигитлеровской коалиции и объявить войну нацистской Германии, фашистской Италии и боярской Румынии. Целью операции «Альтаир» является вывод Румынии из войны, или же возможно ее переход на сторону антигитлеровской коалиции.

– Очень хорошо, товарищ Василевский, – кивнул вождь, – вы справились с поставленной перед вами задачей коротко и по существу. Борис Михайлович, скажите – такой план осуществим, или нам стоит придумать, что-нибудь попроще?

– Нет, товарищ Сталин, то есть, да, – сказал маршал Шапошников, – такой план в первом приближении вполне реализуем. А чтобы оценить его до конца, я должен хорошенько поработать как с самим планом операции «Альтаир», так и со всеми теми материалами, которые были использованы авторами этого плана в ходе его разработки.

12 июля 1942 года, Полдень. Кременчуг, Временный штаб группы армий «Юг».
Командующий группы армий «Юг» фельдмаршал Вильгельм Лист

Фельдмаршал Лист едва успел сбежать из Полтавы. С одной стороны в город входили победоносные танки генерала Бережного, а с другой стороны на «Хорьхе» в сопровождении бронетранспортера с охраной город покидал командующий группы армий «Юг», чей штаб убыл раньше. Сам же он задержался, пытаясь спасти, то, что можно было еще спасти. Но все было тщетно.

В его распоряжении не было сил способных остановить рвущийся вперед большевистский механизированный корпус Особого назначения, который как выяснилось, в полевом сражении один на один оказался способен разгромить германскую танковую армию. Судя по донесениям, генерал Роммель был захвачен большевиками в плен еще до начала событий, и виной тому стали его чрезмерная лихость и самонадеянность. Но Вальтер Неринг тоже считался генералом «выше среднего» и был на хорошем счету. А теперь его карьера навсегда загублена.

Собственно, как целостной организационной структуры, группы армий «Юг» уже не существовало. Группу «Вейхс», состоящую из остатков 4-й танковой, 2-й полевой и 2-й венгерской армии добивали в «котле» юго-восточнее Курска. Попытка организованно прорваться из окружения в направлении на Белгород на соединение с силами 6-й полевой армии, потерпела неудачу. Русские встретили немецкий контрудар хорошо продуманной маневренной обороной своих танков и пехоты. При этом наступавшие с севера и востока механизированные и пехотные части русских ни на минуту не снижали давления на обороняющиеся немецкие войска, и не давали возможности снять оттуда ни одного солдата. Поэтому в попытке прорыва участвовала лишь половина имевшихся в наличии сил, при значительно расстроенной системе управления. Надо было учесть еще и то, что Курск, вместе со всеми своими запасами к тому моменту был уже полностью потерян, а немецкие части были выбиты из него в чистое поле, где подвергались непрерывным ударам большевистской авиации и артиллерии.

Выдержав немецкий натиск, русские вчера утром сами перешли в наступление, и уже к вечеру их ударные мотомеханизированные части соединились в районе деревни с символичным названием Паники, находящейся почти на полпути между Курском и Обоянью. После этого окруженная группа Вейхса оказалась стиснута на лишенной дорог и изрезанной местности юго-восточнее Курска, которая на карте имела форму неправильного овала размерами примерно сорок на тридцать километров. Попытки организовать встречные удары со стороны 8-й итальянской армии провалились из-за крайне низкой активности и боеспособности итальянцев, которых русские медленно но верно оттесняли с севера к Белгороду, расширяя тем самым прорыв. Эти мерзавцы-макаронники не сумели даже удержаться на естественном рубеже реки Псел, допустили захват большевиками нескольких плацдармов с неразрушенными мостами, после чего продолжили свое отступление, все больше и больше похожее на бегство.

Попытка организовать «воздушный мост» к окруженным войскам по образцу того, с помощью которого снабжали Демянский «котел», не то, чтобы провалилась, но показала крайне низкую эффективность военно-транспортной авиации люфтваффе в условиях, когда господство в воздухе перешло к противнику. Военно-транспортные самолеты Ю-52 могли обеспечить доставку не более половины всего необходимого немецким и венгерским войскам топлива и боеприпасов, и вывезти не более трети раненых. Вражеская истребительная авиация и артиллерийские удары по аэродромам наносили транспортным самолетам чувствительные потери, все время сокращая их количество.

Положение группы армий Паулюса было не в пример легче. Окруженная, но еще не лишившаяся своих основных запасов, хранящихся в Белгороде и Харькове, не пострадавших еще от ударов русской авиации, группировка, состоящая из 6-й полевой, части пехотных дивизий 1-й танковой, а также 8-й итальянской армии и 6-го румынского армейского корпуса, пока еще могла держать оборону. Три оборонительных кольца были выстроены вокруг Харькова, и одно вокруг Белгорода. Но, в любом случае положение их было тяжелым, а разрыв между обороняющейся у Харькова и Белгорода группировкой и отошедшими к Днепру частями 17-й и 1-й танковой армий все время нарастал. К настоящему моменту он достиг уже ста километров.

Нечто подобное происходило примерно год назад, но не с немецкими, а с советскими войсками, когда обороняющаяся под Белостоком советская группировка оказалась более чем на сотню километров отрезана от основных сил Западного фронта, что впоследствии и привело к ее гибели.

Хуже всего было то, что севернее Кременчуга на линии Днепра, на который со дня на день должны начать выходить кавалерийские корпуса большевиков, немецких войск практически нет. Ну, если не считать отдельные гарнизоны, предназначенные для борьбы с партизанами. Не стоит забывать и о зловещем «Вестнике Смерти», который остановил свой, пусть и довольно потрепанный, но все же еще боеспособный корпус в Полтаве, прямо напротив Кременчуга. Один дневной переход его танков, и он окажется здесь. Останется лишь спешно уходить на правый берег Днепра, и взрывать за собой мосты.

Фельдмаршал Лист не знал, что генерал Бережной действительно остановил свой корпус в Полтаве, для того чтобы провести техническое обслуживание и восстановить в рембатах ту технику, которая требовала менее недели ремонта – это семьдесят процентов всех поврежденных машин, ибо Т-42 в своей массе машина крепкая и надежная. Кроме того, приказ на наступление в сторону Кременчуга мехкорпусу ОСНАЗ планировалось дать одновременно с началом операции «Альтаир», и тогда бедный фельдмаршал Лист точно не будет знать – за что хвататься в первую очередь, потому что не далее как сегодня утром случилось еще одно событие, о котором ему не успели еще доложить.

Рано утром, когда туман над Днепром был еще плотен, а ночная тьма только-только сменилась серым рассветом, в левобережный пригород Киева Бровары вошла часть, одетая в полу-немецкую, полу-советскую форму, назвавшаяся 120-м Донским казачьим полком вермахта. На самом деле, примерно сутками ранее, на рассвете 11 июля этот самый 120-й Донской казачий полк под командованием перебежчика из рядов РККА полковника Кононова был застигнут врасплох передовыми частями 1-й конно-механизированной армии в районе города Нежин, и полностью уничтожен в коротком, но жестоком бою. Приказ Буденного гласил: «изменников в плен не брать». К сожалению, ни Краснова, ни Шкуро, ни фон Паннвица в этой банде не было. Они в это время находились в совсем других местах, еще не имея никакого отношения к формирующимся в составе вермахта и СС «казачьим» частям.

Именно тогда возникла идея переодеть под «немецких казаков» несколько эскадронов советских кавалеристов, для того, чтобы скрытно для противника проникнуть в Киев, и обеспечить захват шоссейных и железнодорожных мостов.

Так все и произошло. Едва только «казаки», частью верхами, частью на полуторках с немецкими опознавательными знаками, пересекли Днепр по Дарницкому мосту, как тут же, прямо с седел, бросились на часовых и перерезали им глотки своими кинжалами. А с востока, поднимая пыль копытами коней, колесами грузовиков, и гусеницами легких танков, к захваченному мосту уже подходила вся конно-механизированная армия Буденного. Немецкий гарнизон был захвачен врасплох. Оставив у мостов усиленные заслоны, «казаки» разбились на боевые группы, и захватили такие важные объекты, как городскую комендатуру, управление ГФП, штаб гарнизона, городскую телефонную станцию… Многие высшие немецкие чины узнали о том что «русские в городе», лишь увидев на улицах Киева кавалеристов в советской форме, и непохожую на немецкую технику легкие танки Т-70(37) и БМП-42.

Но пока Лист этого не знал, и думал, что, еще одна неделя, и создавать линию фронта по Днепру будет уже поздно. Двигающиеся в оперативной пустоте подвижные соединения русских во множестве мест произведут форсирование этой самой значительной в этих краях водной преграды, и тогда попытки стабилизировать фронт по Днепру станут бессмысленными, потому что, подтянув резервы и опираясь на эти плацдармы, большевистское командование сможет начать новое наступление. А сил для того, чтобы его остановить уже не будет. И вообще, если подходить к нынешнему положению абсолютно честно, то требуется признать, что потеря девятисот тысяч немецких солдат и офицеров и почти восьмисот тысяч венгров, итальянцев и румын окажутся для Восточного фронта невосполнимой.

Стремясь восполнить ущерб, верховное командование вермахта гнало и гнало на восток эшелоны с находящимся на положении заключенных пушечным мясом из состава французского, бельгийского, голландского, датского добровольческих легионов. Но всего этого было недостаточно, да и качество этих так называемых солдат находилось далеко не на высоте. Прибывший в Кременчуг эшелон с французскими «добровольцами» напомнил фельдмаршалу Листу картины двухлетне давности, когда он, командуя 12-й армией, принимал участие во вторжении во Францию, и наблюдал уныло бредущие в тыл колонны французских пленных, охраняемые парой немецких солдат. Головорезы генерала Бережного сотрут в порошок весь этот сброд, и пройдут по их трупам дальше к своей цели. Так произошло неделю назад на северном фасе группы армий «Юг», когда такие же французы не смогли сдерживать большевистский натиск даже пару часов.

Немецкие солдаты на их месте дрались бы насмерть, и даже погибая, наносили бы врагу урон. А эти, или побегут, или, подняв руки вверх, сдадутся в плен. Не зря в каждом французском полку есть заградительная пулеметная рота, укомплектованная тоже лягушатниками, но из Эльзаса и Лотарингии. Одетые в немецкую форму они должны открывать огонь по французам, если те побегут или начнут сдаваться в плен. За это им после победы обещаны такие же права, как и истинным арийцам: поместья на востоке, славянские рабы и прочая подгнившая морковка, которая до сих пор болтается перед мордой немецкого осла.

Геббельсу уже впору кричать о спасении европейской цивилизации от нашествия кровожадных восточных варваров, а также о единстве всех цивилизованных людей перед оскалом мирового коммунизма, готового вот-вот начать все отнимать и делить. Но, думается, это у главного лгуна планеты это еще впереди, тем более, что фельдмаршал Вильгельм Лист не заморачивался такими пропагандистскими тонкостями, а был озабочен вещами куда более приземленными – например, числом имевшихся в его распоряжении солдат, артиллерийских орудий и (хорошо бы!) танков.

15 июля 1942 года. Оккупированная Бельгия.
Майор Второго Блумфонтейнского Полка Южно-Африканского Союза Пит Гроббелаар.

Вчера, когда мы шли по Остенде, до нас не единожды долетали весьма недружественные реплики, сказанные по-фламандски. Конечно, вряд ли те, кто их отпускал, знал, что их язык близок к нашему африкаансу, и что мы понимаем все, сказанное в наш адрес. В конце концов я не выдержал, повернулся к глазевшим на нас прохожим и сказал им на африкаанс:

– Благодарю вас, дамы и господа, за все ваши советы!

Разговоры тот час же прекратились, а кое-кто из наиболее смелых бочком-бочком стал отползать в узкие переулки между домами. Испугались, значит... Ведь мы могли, конечно, потребовать вмешательства полиции. Но откуда им знать, что мы не кляузники, а «Стормйаарс», и нам такое не к лицу. Тем более, многое из того, что они про нас говорили, увы, было чистой правдой.

Несколько дней назад, ко мне пришел тот самый человек, с которым я когда-то встречался в Ливерпуле.

– Майор Гроббелаар, здравствуйте, –произнес он, вежливо приподняв шляпу.

– Здравствуйте, минеер... – немного замявшись, ответил я, – Очень рад вас видеть, вот только, простите, я не знаю вашего имени...

– Ну да, конечно, – усмехнулся незнакомец, – ранее вам не нужно было его знать. А теперь я представлюсь. Меня зовут Виллем Бота. Я секретарь южноафриканской миссии в Лондоне. И у меня есть для вас две важные новости.

– Слушаю вас, минеер Бота? – настороженно произнес я.

– Первая новость хорошая, – сказал Бота, – Вас решено наградить Крестом Виктории.

И он, достав орден из обклеенной бархатом коробочки, приколол его к моей груди. Я лишь невесело усмехнулся. А чем наградят тех парней, которых русский ОСНАЗ как баранов вырезал на заднем дворе Букингемского дворца? Какую награду получат те, кто был размазан по стене взрывом минной ловушки, и те, кто стал инвалидом в результате ранения отрикошетившими от стены маленькими стальными цилиндриками? Говорят, что в последнее время такие адские машинки начали все чаще и чаще появляться на Восточном фронте, и устанавливали их русские лесные бандиты. Страшное и негуманное оружие, которое должно применяться только против англичан. Нам бы такое в «Стормйаарс».

Но вслух я сказал совсем иное:

– Хотелось бы вместо него получить какой-нибудь Орден Южного Креста, или как там еще будут называться наши ордена...

– Спокойствие, – вскинул голову мистер Бота, – Независимость мы получим уже первого января следующего года...

– Если нам ее дадут, – желчно произнес я, – сводки с фронта таковы, что кажется мы, сменив флаг, вляпались при этом в дерьмо. Русские показали, что летом они могут воевать ничуть не хуже, чем зимой, и Гитлер потерпел от них очередное поражение.

– Но ведь наша независимость прописана в документах! – воскликнул минеер Бота, – И у нас даже появилось свое посольство. Пусть оно пока и называется всего лишь миссией. А все неудачи на фронте, безусловно, всего лишь временное явление. Бои идут далеко от нас, на востоке, и нам совершенно не о чем беспокоиться.

– Да, – подумал я, – слыхал я про обещания этих самых англичан. Если б все было так, как меня клятвенно заверял Рамзи, то мы б уже давно вернулись в Южную Африку. Кроме того, был у меня один знакомый офицер, который втайне сохранил у себя всеволновой приемник и слушал «Свободную Британию» вещающую с русской территории, и «Голос Москвы» на английском языке. Так вот он утверждал, что, судя по русским сводкам, немцы разгромлены как французы в сороковом, и их потери превысили все мыслимые и немыслимые цифры. С другой стороны, стал бы Гитлер объявлять у себя в Рейхе трехдневный траур, если бы речь шла о каком-то мелком поражении, которое можно легко исправить.

Но вслух я этого решил не говорить, ограничившись лишь вопросом:

– Минеер Бота, вы, кажется, сказали, что у вас две новости. Давайте теперь плохую.

– А почему вы думаете, что новость будет обязательно плохой? – раздраженно спросил у меня Бота.

– Иначе вы бы с ней не тянули, – ответил я, – и не предваряли той, которую сами же назвали хорошей.

Бота чуть опустил глаза и тихо сказал:

– Мы получили распоряжение от начальника нашей миссии, Робби Лейббрандта – вы же знаете, что он наш будущий премьер-министр – согласно которому, Второй Блумфонтейнский полк и другие наши части, ныне находящиеся в Англии, будут отправлены на Восточный фронт на помощь немецким и союзным войскам, борющимся с гидрой коммунизма.

– Минеер Бота, – у меня от такой новости даже во рту пересохло, – в законе от 25 мая прописано, что наши части не будут участвовать в боевых действиях на Восточном фронте!

– Увы, майор, кроме как в случае крайней опасности. А именно это исключение указано в законе. Минеер Лейббрандт согласился с доводами господина Рамзи и одобрил вашу отправку на Восточный фронт.

Если бы это требование поступило от самого Рамзи или любого другого британского чиновника, я б просто отказался его выполнять. Но когда оно исходит от своих людей, тем более, имеющих на это право... Я внимательно посмотрел на Боту и отчеканил:

– Минеер Бота, если нам не суждено будет оттуда вернуться, то, помяните мое слово – первого января следующего года никто нам независимости не даст. Более того, то, что случилось совсем недавно на Восточном фронте, это начало чего-то ужасного, означающего конец цивилизации в том виде в каком мы ее знаем. Это что-то вроде нашествия Алариха, захватившего и разграбившего Рим.

Не знаю, услышал ли меня мой ливерпульский друг, но приказ есть приказ, и позавчера нас привезли в Дувр. А вчера мы пересекли Ла-Манш на пароходах. Рассказывали, что советские подлодки в последнее время начали пошаливать в Канале, но, к счастью для нас все обошлось. Только высоко в небе над нами прошел их большой четырехмоторный разведчик.

Далее, выгрузившись с парохода, мы совершили пеший марш из порта на вокзал, где нас погрузили в вагоны третьего класса с жесткими деревянными скамейками. При этом нас даже не удосужились накормить – в последний раз мы получили паек еще в Дувре. Взяв с собой Геррита и Хендрика, я вышел из вагона и, услышав: «Не положено, вернитесь в вагон!», наставили оружие на горе-часовых.

– Если нас немедленно не покормят, – предупредил я, – то вы пожалеете, что родились на свет.

Те сразу сбавили обороты, и один из них проблеял:

– Вопросы питания, герр майор, решает комендант станции.

– И где я его найду? – поинтересовался я.

– В здании вокзала, герр майор, – ответил один из часовых.

Я поручил обоих часовых моим ребятам – в мои планы не входило, чтобы они раньше времени подняли тревогу – и отправился на вокзал. В кабинете коменданта станции, в огромном кожаном кресле восседал порядком отъевшийся немец.

– Кто вы такие? – возмутился он, – По какому праву вы вломились ко мне без приглашения?

Я, стараясь быть спокойным, сказал ему:

– Вы комендант станции?

– Да, – он надменно поднял свою голову с аккуратным пробором посредине, – я комендант станции майор Урс фон дер Лайен. Немедленно покиньте помещение и вернитесь в свой эшелон, иначе я прикажу арестовать вас!

Я достал из кобуры револьвер и наставил его на майора. Конечно, я бы смог уделать эту жирную свинью и без оружия, но время уделывания еще не пришло. Взведя курок, я усмехнулся:

– Ну что, майор, я жду приказа меня арестовать…

Немец растекся в кресле жирной кляксой. В воздухе отчетливо запахло нечищеным сортиром, а на бриджах бравого майора майора расплылось мокрое пятно. Да, не герой ты фон дер Лайен, ох, не герой.

Майор беззвучно разевал рот, словно рыба, выброшенная на берег. Потом он все же собрался, и ответил мне дрожащим от страха голосом:

– Что вам угодно?

– Мне угодно следующее. Мои солдаты не получали ни еды, ни воды со вчерашнего дня. Если они не получат то, что им положено, причем хорошего качества, в течение часа, то пеняйте на себя.

Майор попытался было возразить мне, дескать, «а откуда у меня все это», но ствол револьвера, поднесенный к его виску, заставил его замолчать. Через пару секунд, он жалобно промямлил:

– Но ведь это очень дорого…

– Меня это не интересует, – ответил я, – Или вы думаете, что мне не известно о том, что вы получаете со складов все необходимое для обеспечения воинских эшелонов. Если вы сбагрили продовольствие на черном рынке, то это уже не мои проблемы. Так что выбирайте – или пуля в лоб, или мои солдаты получат все необходимое?

– Да-да, конечно! – проблеял майор, – в течение часа вам выдадут все, что положено.

Как ни странно, но мы все получили в полной мере, и майор даже не стал никуда жаловаться. Наверное он понял, что если ГФП (тайную полевую полицию, которую называли еще «гестапо вермахта»), заинтересует – куда регулярно уплывает казенное продовольствие, то майор может получить вполне реальный шанс отправиться на Восточный фронт, только уже не в качестве коменданта железнодорожной станции. Его ждало бы «испытательное подразделение 500», то есть воинская часть для штрафников.

А где-то ближе к утру наш поезд тронулся, и мы покинули не слишком гостеприимное для нас Остенде.

Теперь в окно мы видели абсолютно плоскую равнину – поля, луга, каналы. И только торчащие тут и там острые шпили церквей придавали всему этому унылому пейзажу хоть какую-то рельефность. Ну что ж, до свидания, западная Европа, не знаем, увидимся ли мы еще когда-нибудь. Ведь с Восточного фронта в последнее время мало кто возвращался живым...

17 июля 1942 года. Полдень. Евпатория. База Тяжелой штурмовой бригады.
Командир бригады генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин

Со времени моей встречи с большевистским вождем в его кремлевском кабинете прошло уже почти три месяца, но я все чаще и чаще вспоминаю о ней. С той поры многое изменилось и многое мне стало куда яснее, чем тогда. Ожидавшееся примерно в середине лета генеральное наступление германцев было остановлено большевиками. Похоже, что в России, хотя и Советской, не перевелись еще талантливые полководцы. И, как ни странно, они в основном вышли из унтеров той Великой войны. По крайней мере, таковыми являются лучшие большевистские генералы: Жуков, Конев, Малиновский и Рокоссовский. И лишь нынешний начальник Генерального штаба Василевский в старой армии имел чин штабс-капитана, а командующий Прибалтийским фронтом генерал Говоров – звание прапорщика.

А наших главных противников по Гражданской войне среди победителей что-то и не видать. Хотя, почти все советские военачальники поучаствовали в войне против нас. Кого-то господин-товарищ Сталин приказал расстрелять во время разгрома так называемой военной оппозиции, кто-то не проявил себя в самом начале войны, повторив то, что произошло в 1904 и 1914 годах, когда с началом войны выяснялось, что генералов много, а воевать-то и некому. Один Буденный, как и двадцать лет назад, лихо воюет во главе красной конницы, которая входит в проделанный для нее пехотой, танками и артиллерией уже готовый прорыв, и устремляется в рейд по вражеским тылам, разрывая коммуникации, уничтожая мелкие гарнизоны противника, сжигая заготовленные запасы. Тоже, между прочим, по той войне всего-навсего вахмистр, правда с полным Георгиевским бантом. А вот Киев с налету взял, и немцы его обратно никак отбить не могут. Большой крови, говорит Александр Васильевич Тамбовцев, в их истории стоила Киевская наступательная операция. По иному воевали, и заплатили за победу совсем другую цену.

Вот, генералы Жуков, Василевский и Бережной – сумели втроем разгромить целую немецкую группу армий! Это до сих пор вызывает у меня чувство зависти и даже легкой досады. Неужели так нельзя было воевать в ту войну? Врасплох нас немцы в четырнадцатом не застали, так что у государя шансы закончить все до осеннего листопада были вполне реальными. Есть у нас инструктор из потомков – капитан Ошкин. Во время зимнего крымского дела он был тяжело ранен, да так, что едва выкарабкался. Потом он был признан временно негодным к строевой службе, и сейчас командует в нашей бригаде инструкторским взводом, одновременно преподавая господам офицерам тактику и стратегию нынешней войны.

Так вот, этого капитана не грех послушать и генерал-лейтенанту, к тому же он грамотный, и в бою труса не праздновал. Есть у него теория, что, если бы государь не поддался на уговоры союзников и велел бы командованию выполнять еще те планы, которые были составлены до войны, войну мы выиграли бы. Ведь сосредоточив основные силы против Австро-Венгрии, а против Германии ограничившись маневренной обороной и местными наступательными операциями, нам удалось бы, если не до первого листопада, то до Рождества точно добить австрияков.

Я выслушал его, и не нашел в его рассуждениях особых изъянов. Ведь, действительно, в августе 1914-го австрийская армия была уже фактически разгромлена, и дорога на Будапешт открыта. Войск противника чтобы преградить нашей армии победный путь не было. Взятие же нашими войсками Будапешта означало бы неизбежный крах Австро-Венгрии, после чего наши казаки оказались уже у южного подбрюшья Германии. Долго воевать в таких условиях кайзер не смог, и неизбежно пошел бы с нами на мировую. И Россия при таком варианте развития событий достигла бы своих целей совершено ничтожными для себя средствами.

Но в тот критический момент, когда победа была уже так близка, французы стали требовать, чтобы основные силы русской армии были переброшены в Силезию против германцев, стоявших уже у порога Парижа. И император пошел у них на поводу. А что нам этот Париж? Это французам было бы обидно заключать мир в такой конфигурации, когда русские оказались бы победителями, а германцы опять, как это было в 1870 году, промаршировали бы по Парижу. Хотя, хотел бы я посмотреть, как кто-нибудь рискнул бы настаивать на том, чтобы господин-товарищ Сталин изменил бы свои планы!

Но хватит о нашей больной теме, о которой господа офицеры, наверное, никогда уже не перестанут говорить. Что было – то было – этого уже не изменишь. Ну, если только снова не появится очередная эскадра адмирала Ларионова, решившая переиграть еще и четырнадцатый год. Но даже если это и случится, то мы о том никогда не узнаем.

А пока господа офицеры регулярно, перед обедом собираются у репродуктора, чтобы прослушают очередную сводку Совинформбюро. Новости приятные, а потому настроение у нас в бригаде прекрасное. Наши вовсю лупят германцев, так что от тех только брызги летят. Каждый день, как праздник.

После недельных ожесточенных боев завершена ликвидация германского котла южнее Курска, а это – две германских и одна венгерская армии. Красная армия с севера и северо-запада подошли к Белгороду, охватив город с трех сторон, взяв Белгородско-Харьковскую группировку германо-итальяно-румынских войск в кольцо, и прервав ее снабжение. И, если продовольствие германцы могут отобрать у мирного населения, то медикаменты, патроны, снаряды и бензин для своей техники взять им неоткуда. И когда внутри кольца кончатся все запасы, то, как говорит Александр Васильевич Тамбовцев, неизбежно капитулирует и эта германская группировка.

Кстати, что-то затевается и на нашем фронте. За минувшую неделю уже дважды проводились учения с погрузкой бригады со всей ее техникой на корабли, с последующей высадкой ее в условиях приближенных к боевым на учебном полигоне под Саками. Наши ветераны хитро улыбаются и говорят, что это верная примета того, что скоро придет и наш черед повоевать. Скорее бы уже. Ведь мы прибыли сюда драться с германцем и вернуть ему все долги еще за ту войну, а не сидеть на пляже у теплого синего моря. Ведь пока у нас курорт, да и только.

Хотя всего три месяца назад у меня были совсем другие настроения, и я желал не воевать с германцем, а уехать подальше от войны, скажем, в Соединенные Штаты Америки, чтобы в качестве частного лица наконец-то обрести покой, которого нет в Европе. И совершенно забылось то, что я прибыл сюда командовать этой бригадой не совсем добровольно, что меня скорее похитили из дома наших друзей во Франции, чем пригласили в гости. Но я на это совсем не в обиде и понимаю, что так было надо. Или мне просто передалось настроение людей, которых уже второй раз в жизни зовут добровольцами*.

Я спрашивал у господина Тамбовцева – когда же нас, в конце концов, пошлют в бой. Но он лишь хитро улыбался, и говорил, что знает об этом не более меня, и что отдать приказ выступить нашей бригаде может только один человек. А потом пошутил, что, дескать, военные должны стойко переносить все тяготы и лишения службы, а, как известно, нет более тяжелого занятия, чем ждать, а потом догонять. Но, поди, объясни это нашим офицерам, которые как дети рвутся в бой, чтобы или вернуться со славой, или со славой сложить голову за свое Отечество.

Мы все прекрасно понимаем, что Красная империя – это теперь для нас новый дом, и лучше быть ее солдатом, подобно многим нашим товарищам еще по той войне, чем бесправным и одиноким изгнанником на чужбине. Так считают многие, и осторожно спрашивают у Александра Васильевича Тамбовцева о том, что будет с ними после войны, и каким образом можно будет остаться на советской службе. Но я думаю, что об этом еще рано говорить. Прежде всего, надо суметь выжить и победить в грядущих боях, которые несомненно будут до предела ожесточенными, ибо нашу бригаду готовили с таким тщанием совсем не для того, чтобы мы бездельничали здесь в Крыму. Но, чувствую, что скорее всего еще до конца месяца нас бросят в бой, и вот тогда мы наконец узнаем – чего на самом деле стоит вся наша подготовка.

Примечание авторов: * «Добровольческая армия» – сформированное генералами Корниловым, Марковым, Деникиным офицерское воинское соединение, основная ударная сила белых в Гражданской войне на юге России. Большинство из тех, кто пошел в бой под знаменами этих генералов, действительно думали, что спасают Россию, а не выполняют британский политический заказ на разжигание Гражданской войны в России. Думал так и сам Деникин, а когда понял подоплеку событий, то было уже поздно. Наивные идеалисты частью погибли, а уцелевших союзники загнали в лагеря на полуострове Галлиполи.

20 июля 1942 года. Утро. Оккупированная территория СССР, неподалеку от Бердичева.
Майор Второго Блумфонтейнского Полка Южно-Африканского Союза Пит Гроббелаар.

На то чтобы доехать из Бельгии до этого захолустного русского городка, в котором, как сказали мне знающие люди, живут практически одни только евреи, нашему эшелону потребовалось почти пять суток. Причем сутки с небольшим мы ехали почти не останавливаясь на железнодорожных станциях по Бельгии, Германии и западной части Польши, и еще четверо суток добирались от Кракова до этого самого города Berditschew. В такой дыре, кроме евреев, наверное, не живут даже кошки.

Чем ближе мы подъезжали к фронту, тем, несмотря на весь немецкий орднунг, железные дороги работали все хуже и хуже. Повсюду нам попадались следы бомбежек и диверсий, кое-как засыпанные бомбовые воронки на станциях, разрушенные и обгоревшие здания, сброшенные под откос разбитые паровозы и вагоны. А самое печальное, расположенные совсем неподалеку от полотна ровные и аккуратные ряды свежеоструганных березовых крестов, под которыми, похоже, покоились те, кому повезло меньше, чем нам. Большинство капитальных, построенных до войны мостов были разрушены, и эшелон пересекал реки по деревянным, кое-как сколоченным временным переправам, медленно и печально, стараясь не расшатать хлипкую конструкцию.

Кроме того повсюду попадались и другие приметы германской «цивилизованности». На железнодорожных станциях, полустанках, и даже на обычном железнодорожном разъезде можно было увидеть повешенных людей. Часто их вешали просто на придорожных столбах и деревьях. Порой это были старики, чаще, женщины и почти дети, и редко мужчины. Часть повешенных была частично или полностью обнажена, у всех у них на груди висели аккуратные таблички с готической надписью «PARTISAN». Такие таблички были даже у совсем юных девушек или у детей, которым на вид не было и десяти лет.

В ответ на эти зверства, вся эта земля сочилась ненавистью к немцам и всем, кого она считала их пособниками. Ненависть могла грянуть из придорожных кустов винтовочным выстрелом по раскрытым в такую жару дверям вагона. Ненависть могла принять облик мины, заложенной под железнодорожное полотно, или куска тола с детонатором, обсыпанного угольной пылью и подброшенного в паровозный тендер. Ненависть оказывалась установленной на обочине осколочной миной направленного действия, способной сдуть в небытие сразу целый взвод, и изрядно проредить следующий. Ненависть могла обернуть ядом в пище или воде. Ненависть могла принять такие формы, что тот же десятилетний ребенок, подошедший к немецкому солдату якобы для того, чтобы поменять папины часы на хлеб, стрелял ему в грудь из дамского пистолета и стремительно убегал, пока кто-нибудь успевал спохватиться.

Но страшнее всего были бомбы, сыпавшиеся с синего неба, которые сеяли краснозвездные самолеты. Иногда они сбрасывали обычные фугаски, воронками от которых были испятнаны все станции и железнодорожные пути. Иногда это были бомбовые кассеты, после раскрытия которых на головы немцев сыпался целый рой мелких двухфунтовых осколочных бомбочек, накрывающих землю сплошным ковром, и не оставляющих на ней ничего живого. Иногда это был дождь из липкого зловонного студня, который прилипал к любой поверхности и горел так жарко, что в местах, куда он попадал, плавилась и текла сталь. Там где применялось это оружие, земля превращалась в пепел, а в воздухе еще долго стоял удушливый запах.

Питу на всю оставшуюся жизнь запомнится оплывшая и как бы потекшая от жара ферма водокачки, которую он вчера вечером видел на станции Schepetowka. Скрученные от жара и оплавленные рельсы были сняты и отброшены немецкими ремонтниками в сторону, после чего заменены на новые. А вот ремонтировать разрушенную водокачку они не стали. Наверное, просто не было времени, потому что количество повреждений превосходило все мыслимые пределы. Железная дорога функционировала с трудом, и в ней уже не было того почти идеального порядка, какой буры видели в Западной Европе.

Но все это были, так сказать, теория, потому что эшелон, в котором следовал на Восточный фронт 2-й Блумфонтейнский полк, еще ни разу ни не попал под дневную, ни под ночную бомбежку. Буры пока без особого страха провожали взглядом летящие по небу плотные группы двух и четырехмоторных самолетов с красными звездами на крыльях. Но все когда-нибудь случается впервые. В ночь с девятнадцатое на двадцатое июля, когда эшелон с трудом пробирался по раздолбанной вдребезги дороге, потратив восемь часов на то, чтобы преодолеть сто двадцать километров, во время отстоя на очередном разъезде недалеко от станции Чуднов, солдаты и офицеры полка впервые услышали на востоке гул артиллерийской канонады.

А сегодня утром, лишь только летнее солнце оторвалось от горизонта и стало подниматься в ясное небо, а эшелон на черепашьей скорости по наспех отремонтированному пути подползал к Бердичеву, где-то в вышине раздалось слабое, едва слышное гудение моторов. Прошло еще четверть часа, и со стороны Бердичева к которому подходил их поезд, прогремел страшный взрыв. В воздух взметнулась туча дыма, смешанная с пылью и обломками. Пару минут спустя раздался еще один такой же взрыв, за ним еще и еще. После третьего взрыва поезд заскрежетал тормозами и застыл словно вкопанный в чистом поле, не доехав до станции всего несколько километров.

– Всем немедленно выйти из вагонов! – заорал бегущий вдоль путей оберлейтенант железнодорожных войск, сопровождавший эшелон после города Rowno.

Пит Гроббелаар выглянул из вагона. Буры, не привыкшие подчиняться никому, кроме своих командиров, неуверенно толпились в дверях, поглядывая то на немца, то на небо, то на Пита.

– Оберлейтенант, – крикнул он немцу, – Черт побери, вы можете объяснить мне, что здесь происходит и почему мы должны покинуть поезд?

– Лучше делайте то, что вам говорят, майор, – сорванным от крика голосом ответил ему немец, – иначе вы дождетесь, что сюда прилетят «мясники» Иванов, и после их объяснений вы будете слушать уже не меня, а Святого Петра. Поторопитесь сами и поторопите ваших солдат, если вам не надоела жизнь.

Едва только Пит успел отдать соответствующую команду и, выскочив из вагона, на несколько десятков метров отбежать от железнодорожного полотна, увлекая за собой своих солдат, как из-за ближайшего леска с ревом вывалилась два десятка остроносых стремительных краснозвездных самолетов в темно-зеленой камуфляжной раскраске, плотной группой идущих прямо на них. Еще мгновение, и они, опустив носы, открыли огонь по эшелону. Было хорошо видно, как на их крыльях затрепетали огненные бабочки выстрелов из пушек и пулеметов, а с пилонов подвески стали срываться огненные кометы реактивных снарядов, помчавшихся к вагонам, в которых только что сидели солдаты и офицеры 2-го Блумфонтейнского полка.

Эрэсы у штурмовиков оказались снаряжеными напалмом. В каждом снаряде было шесть литров смеси, и эшелон вспыхнул, подожженный сразу в нескольких местах. Снаряды, не попавшие в цель, разрывались рядом с вагонами, разбрызгивая вокруг себя капли горящего огненного студня. Пит Гроббелаар впервые в жизни услышал, как кричит охваченный пламенем человек, и впервые в жизни увидел, как выглядят обгоревшие до костей тела боевых товарищей.

Один из русских самолетов пронесся над головой Пита, и массивная, еще горячая гильза от авиационной пушки пребольно стукнула его по макушке. Последняя тройка самолетов, пролетев на бреющем над разбегающимися бурами, сыпанула в воздух несколько пачек листовок, после чего русские самолеты, развернувшись, исчезли так же внезапно, как и появились. Наступила тишина, прерываемая только ревом пламени от горящих вагонов и дикими криками тех, кому «повезло» угодить адское пламя страшного русского зелья.

Пит посмотрел на горящий поезд и поежился. Задержись он там еще немного, и его уже не было бы в живых. Он уцелел, и даже не ранен, что весьма обрадовало Пита. С другой стороны, в вагоне сгорели все его личные вещи, и уцелело лишь то, что было при нем. Впрочем, зачем вещи покойнику? Ведь сегодня он лишь чудом остался в живых. А завтра это чудо может и не повториться.

При подсчете потерь выяснилось, что полк лишился около трети своего личного состава, причем, большая часть потерь – почти две трети – это убитые и раненые. Таковы реалии современной войны – полк понес невосполнимые потери, даже не вступив в бой с противником.

От Бердичева к фронту бурам пришлось идти пешком. Но путь был не таким уж долгим – около ста двадцати километров до города Киев, где сборная солянка из тыловых немецких, венгерских и словацких частей, охранных батальонов украинских националистов, отчаянно пытались отбить недавно освобожденный Киев. Им противостояли части 1-й конно-механизированной армии Буденного, которую каждый день усиливали новыми стрелковыми дивизиями, для закрепления успеха перебрасываемыми из тыла.


Часть 20-я «Операция Альтаир»

25 июля 1942 года, 04:00. Таврический фронт, Запорожье, советский плацдарм на правом берегу Днепра в районе Днепрогэса.

Советский плацдарм на правом берегу Днепра образовавшийся в результате рейда тяжелой танковой бригады генерала Бережного и зимнего наступления советских войск, закончившегося освобождением Донбасса, по большей части совпадал с территорией правобережной части Ленинского района города Запорожье. В метельные дни и ночи, когда рушилась конструкция группы армий «Юг», и трещала по швам весь Восточный фронт, взявшим город с налету танкистам и мотострелкам Бережного удалось не только захватить отремонтированную немцами плотину Днепрогэса, вместе с завезенными, но еще не смонтированными сименсовскими генераторами, но и занять всю правобережную часть Ленинского района.

Ширина плацдарма была чуть больше четырех километров, глубина – три, общая протяженность линии фронта – чуть меньше восьми километров. Обороняла плацдарм 270-я стрелковая дивизия из состава 12-й армии*, занимавшей оборону в районе Запорожья, и имеющей соседом справа (с севера) 9-ю армию, а соседом слева (с юга) 37-ю армию. Связь с левым берегом осуществлялась по внутренней потерне плотины Днепрогэса.

Примечание авторов:* 12-й армией, оборонявшей Запорожский плацдарм, командовал известный в будущим советский полководец генерал-майор Гречко, будущий маршал и будущий министр обороны, а в настоящий момент – офицер Генштаба. В самые тяжелые дни лета сорок первого года отпросился на фронт, где командовал, сперва кавалерийской дивизией, с боями успешно вышедшей из Киевского котла, а потом 5-м кавалерийским корпусом, участвовавшим в Баровенково-Лозовской операции, не очень удачной в нашей истории, и победоносной в этой. И лишь потом, когда к весне сорок второго года осела пыль от зимних сражений, он был назначен командующим 12-й армией.

В интересах 270-й дивизии работали два ГАП РГК, обеспечивающих приличное поведение расположенной против плацдарма немецкой артиллерии, и два ЗенАПа, которые осуществляли противовоздушную оборону плотины. Плотность зенитного огня над Днепрогэсом была такой, что немецкие пикировщики не решались встать в свою знаменитую карусель, а бомбить такое сооружение с больших высот и горизонтального полета было бессмысленно, ибо вероятность прямого попадания бомбы в плотину была ничтожной.

В результате получилось, что наши части занимали, пусть и изрядно разрушенный, но все же город, а сводная немецко-румынская* кампфгруппа, штаб которой располагался в поселке Солнечном, оказалась чистом поле. Это оккупантам не нравилось, но все попытки отбросить наглых русских за Днепр успеха не имели. Именно в Запорожье советские специалисты в течении конца весны – начала лета испытывали и обкатывали первую, созданную на американских лампах радарную систему контрбатарейной борьбы, и интегрированную систему автоматического управления огнем зенитно-артиллерийского полка.

Примечание авторов:* Начиная с весны 1942 года Восточный фронт испытывал дефицит немецких фронтовых частей. Сказались большие потери во время зимней кампании и общее истощение мобилизационного потенциала Германии. Если в реальной истории немцы за первый год войны потеряли около миллиона солдат и офицеров, сумев поставить в строй всего пятьсот тысяч, то здесь, в боях с Красной армией до начала летнего наступления сверх того сгорели в огне сражений около шестидесяти дивизий, что составило около одного миллиона штыков дополнительных потерь. Провал немецкого летнего наступления и успех советского контрнаступления должен был, как минимум удвоить цифру невосполненных немецких потерь, и потому Гитлеру, возложившему на себя руководство ведением войны, приходилось все больше и больше полагаться на союзников: румын, итальянцев, венгров, словаков и прочий европейский сброд. Например, на фронте по Днепру от Днепропетровска до Николаева, немецкие части (неполная пехотная дивизия – два пехотных и один артиллерийский полк) имелись только в районе Запорожского плацдарма. На всех остальных участках фронта находились румынские подразделения, чья боеспособность после крымского конфуза была сомнительна.

Почти месяц назад, с началом операции «Блау», в Запорожье по железной дороге стали прибывать укупорки со специальными реактивными снарядами особой мощности М-31, которые сопровождали хмурые бойцы специального охранного полка НКВД. Шло время, снаряды все прибывали и прибывали. Когда же немецкое наступление выдохлось, и началось советское контрнаступление, одновременно с появлением в Запорожье батальона артиллерийской разведки 7-й гвардейской минометной дивизии особого назначения, реактивные снаряды начали понемногу перебрасывать на плацдарм, складируя их поблизости от тех мест откуда предполагалось вести стрельбу. На этом этапе происходил выбор целей, и размечались огневые позиции.

Примерно неделю назад, прибывшие батарейцы-минометчики, ночами, с тщательным соблюдением мер маскировки, начали собирать разовые пусковые установки. В результате, к рассвету 25 июля, полный комплекс «Жупела» для уничтожения немецкой обороны на участке плацдарма был готов. «Вишенкой на торте» должны были послужить два полка гвардейских реактивных минометов БМ-13Н из резерва Верховного Главнокомандования, размещенных на левом берегу Днепра. Один полк должен был нанести удар по Солнечному, другой – по Новослободке, в которой находился штаб румынской дивизии.

Если немцы о чем-то догадались, то этого они не показали. Может их успокоило отсутствие большого количества тяжелой ствольной артиллерии, бригад и полков МЛ-20 и А-19, предназначенных для прорыва долговременной обороны, которую немцы создали за последние полгода. Бетон, рельсы, курка, млеко, яйки – прямо курорт, а не ужасный Восточный фронт. Но все когда-то кончается. Кончилось и здешнее немецкое счастье.

Вечером 24 июля в район Запорожья вышли передовые части 3-й танковой армии генерала Ротмистрова и 3-го гвардейского конно-механизированного корпуса генерала Плиева. Конно-механизированным корпус Плиева стал после того, как каждая кавалерийская дивизия из его состава получила по одному танковому полку на Т-34-76, а каждый кавалерийский полк – по батарее самоходок СУ-76, которые были выведены из состава корпусного самоходного артполка, получившего вместо них 122-мм самоходки нового поколения на шасси БМП-42.

Ровно в четыре утра, так же как и два месяца и десять дней назад под Брянском, предутреннюю тишину разорвал режущий вой стартующих тяжелых реактивных снарядов. Подрыв бензовоздушной смеси создал эффект группового боеприпаса объемного взрыва, который смел с лица земли оба немецких пехотных полка и их румынских камрадов, оставив после себя на поверхности только полуразрушенные окопы и обезображенные тела. Даже в глубоких блиндажах и нижних ярусах бетонных дотов у вражеских солдат и офицеров полопались барабанные перепонки и вытекли глаза. Суммарная мощность примененных боеприпасов была примерно в два раза больше, чем под Брянском, где в немецкой обороне была пробита пятикилометровая дыра. А здесь пришлось обрабатывать почти восемь километров фронта, обратив особое внимания на примыкающие к реке шверпункты, на которые немецкое командование возлагало особые надежды.

Скорее всего, это было последнее применение оружия, созданного по промежуточной технологии. В недрах советского Остехбюро НКВД уже родился боеприпас объемного взрыва нормальной конструкции, имеющий в качестве начинки обычный в таких случаях оксид этилена. Да и резко увеличившиеся поставки по ленд-лизу «студебеккеров» из Америки (Англии они больше не нужны) позволили перейти к массовому выпуску мобильных подвижных установок БМ-31-12.

Едва только в небо взметнулось смешанной с гарью подковообразное облако пыли, как ударившие полными пакетами гвардейские минометные полки принялись ровнять с землей те населенные пункты, в которых дислоцировались вражеские штабы. Пехота в окопах получила приказ – не теряя времени подниматься в атаку и идти вперед. Как и тогда под Брянском, некоторые особо слабонервные советские пехотинцы струхнули при виде мощи своего же советского оружия. Потом, исполнив «арию Риголетто», они обтерли от липкой слюны рты, и поднявшись из окопов двинулись вперед на врага. В течении получаса изрытый воронками, почти лунный пейзаж, был полностью занят советскими бойцами, и в небо взлетела зеленая ракета.

На правый берег непрерывным потоком по нижней потерне пошли танки генерала Ротмистрова, а по гребню плотины – кавалерия и боевые машины генерала Плиева. Пройдет еще несколько часов, эти два соединения вырвутся на оперативный простор правобережных степей, и мир узнает о еще одной крупной наступательной операции начатой советским командованием.


26 июля 1942 года, Поздний вечер. Восточная Пруссия. Объект «Вольфшанце», Ставка фюрера на Восточном фронте.

Присутствуют:

Рейхсканцлер Адольф Гитлер.

Рейхсфюрер СС и президент «Аненербе» Генрих Гиммлер.

Научный куратор «Аненербе» Вальтер Вюст

Руководитель административного отдела и куратор отдела оккультных исследований «Аненербе» Вольфрам Зиверс

Где-то далеко от бункера, примерно в тысяче километров на юго-востоке, вырвавшаяся с Запорожского плацдарма советская стальная лавина как степной пожар растекалась по просторам Правобережной Украины, наматывая на гусеницы танков километр за километром. Уже к полудню 25 июля танкисты Ротмистрова освободили Кривой Рог, и двинулись дальше на юг в сторону Николаева, преследуя беспорядочно отступающие к Одессе румынские части. Румынское командование спешно собирало последние резервы и выдвигало их на рубеж Южного Буга, надеясь там остановить продвижение советских танкистов и стабилизировать фронт.

Одновременно конно-механизированный корпус генерала Плиева, рванувший на север в сторону Днепропетровска, уже к вечеру того же дня отрезал пути снабжения и отхода 17-й немецкой армии, продолжавшей обороняться на левом берегу Днепра. Зажатая в углу, образованном руслами рек Днепр и Самара, 17-я армия, конечно, могла попытаться, прорываясь через боевые порядки кавмехкорпуса Плиева, отступить за Днепр и двинуться на соединение со своими в сторону Кременчуга или Кировограда. Но приказ на это все не поступал, а положение ухудшалось с каждой минутой, потому что с того момента, как кавалерию и танкистов на переправах сменит подошедшая из второго эшелона советская пехота, то пытаться прорваться через ее оборону будет уже почти бессмысленно.

Вечером 25 числа, практически восстановивший свой боеспособность мехкорпус ОСНАЗ генерала Бережного, до того находившийся в ближнем тылу в районе Полтавы, неожиданно смял выставленные против него заслоны, состоящие из французских и бельгийских частей, и к рассвету 26 июля освободил Кременчуг вместе со всеми его мостами и переправами, попутно захватив плацдармы на правом берегу Днепра. На этот раз фельдмаршал Лист не сумел покинуть обреченный город, и был взят в плен при попытке проехать через переправу, захваченную переодетыми в немецкую форму советскими диверсантами.

За то время, которое прошло после завершения активной фазы предыдущего наступления на южном участке фронта, кольцо окружения вокруг группировки генерала Паулюса за счет неистраченных резервов уплотнилось настолько, что всякая попытка его прорыва привела бы к тяжелейшим потерям, или даже к полному уничтожению. При этом следовало учесть, что если даже прорыв и удался бы, частям Паулюса пришлось бы пройти по враждебно настроенной территории не одну сотню километров, прорываясь через мощное большевистское механизированное соединение. Такая же мрачная перспектива замаячила и перед всей группой армий «Юг», в данный момент разрезанной на несколько изолированных «котлов».

При этом группа армий «Центр» оказалась настолько слабой, что попытка отвлекающего контрудара всеми подвижными соединениями, которые удалось наскрести, оказалась неудачной. Германские части просто увязли в узких дорожных дефиле между заболоченных лесных массивов. Как ответ на концентрацию немецких ударных соединений на узких участках фронта, советское командование применило концентрированную эшелонированную оборону, прорваться через которую за конечное время с конечными потерями было просто невозможно. В результате советские войска в районе многострадальной Жуковки понесли значительные потери. Но они не шли ни в какое сравнение с потерями бесплодно атаковавших их немецких войск. Две танковые дивизии, имевшиеся в распоряжении командования группы армий «Центр», лишившись почти всей боевой техники, стали таковыми только по названию...

Гитлер стоял и тупо смотрел на оперативную карту. Положение на Восточном фронте было катастрофическим. Сейчас, когда не осталось надежды на то, что Паулюс сможет вырваться из-под Харькова, необходимо было добиться того, чтобы он смог продержаться как можно дольше. Ведь если 6-я армия капитулирует, то большевики высвободят около миллиона солдат, что позволит им провести еще одно крупное наступление.

И почему он, фюрер Третьего рейха, глядя на карту, не видит тот единственный гениальный ход, который может принести ему победу?! Наоборот, даже после всех неудач, которые постигли их год назад, русские начали побеждать, а его генералы, наоборот, расслабились, словно старые и ленивые евнухи. Катастрофа плана «Блау» стала катастрофой для вермахта и всей Германии.

Положение на 4 июля, когда стало ясно, что войска понесли страшные потери, растратили свои наступательные возможности, и при этом не добились успехов, стало катастрофой, потому что на тот момент можно было забыть о разгроме большевиков в этом году, и о захвате кавказской нефти. А та обстановка, которая сложилась на нынешний день, окончательно лишила Германию всех надежд на победу в этой войне.

Фюрер ломал голову и никак не мог понять – что же такое случилось с большевиками, и почему они вдруг стали воевать лучше непобедимой доселе германской армии? Что произошло с русскими солдатами, которые еще год назад сдавались в плен десятками тысяч, а теперь сражаются за каждый клочок земли, словно берсерки, а их командиры, да и сам большевистский вождь, вдруг обрели прозорливость древних арийских вождей? А вот он, Гитлер, такую прозорливость потерял.

В тот момент, когда Гитлер был погружен в мрачные размышления, на освещенном настольной лампой столе у секретарши зазуммерил телефон. Выслушав то, что ей сказали в трубку, девушка зажала микрофон рукой и произнесла:

– Мой фюрер, к вам пришел на прием рейхсфюрер с двумя господами. Он просит вас принять их немедленно.

– Ага! – встрепенулся Гитлер, – Пришел мой кроткий Генрих! Ангела, передай, чтобы их привели ко мне!

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер как всегда был одет в великолепный серый мундир и блистал каким-то особенным лоском, отчего пришедшие с ним двое штатских терялись на его фоне. Гитлер недовольно поморщился, и спросил у Гиммлера, в упор не замечая его спутников:

– Генрих, я полагаю, что ты пришел ко мне не из-за какого-то пустяка? Ведь ты знаешь, как я занят в связи с трудным положением на фронте.

Рейхсфюрер отрицательно замотал головой, при этом блики от стекол его очков заплясали по стенам кабинета Гитлера.

– Мой фюрер, – сказал Гиммлер, – я пришел к вам для того, чтобы передать вам важнейшую информацию, которая стала мне известна совсем недавно.

– Вот как? – удивился Гитлер, – Пока что все, что докладывают мне – это сводки с Восточного фронта. И я сомневаюсь, что мои генералы спешат докладывать их мне. Вы же знаете, Генрих, – наша армия терпит поражение от каких-то унтерменшей. Она гибнет в окружениях, отступает на запад, а большевики преследуют ее, убивая и захватывая в плен моих солдат и офицеров. А я никак не могу сосредоточиться и принять единственно верное решение, которое превратит поражение в победу. Почему же так получилось, скажи мне, Генрих – ведь ты всегда говорил мне правду!

– Мой фюрер, – ответил Гиммлер, – именно этим вопросом и занимаются подчиненные мне службы на протяжении последних месяцев. Одни искали предателей в наших рядах, ибо многое указывало на то, что к большевикам попадала секретная информация. Другие – руками и глазами наших агентов во вражеском тылу, пытались получить информацию о планах и замыслах русских, а также узнать, что знают об этом англичане и американцы. Третьи занимались изысканиями в области оккультных наук, озабоченные тем, что видимая ими во время медитаций аура мирового эфира претерпела сильные изменения, и стала крайне неблагоприятной для нашего дела…

– Генрих, у меня очень мало времени, – поморщился фюрер, – если можно, будь краток и говори по существу. Мне нужны конкретные сведения, а не рассуждение о не изменениях мировой ауры. Я эти изменения чувствую на своей шкуре и при этом без всяких медитаций.

– Если говорить короче, – произнес Гиммлер, – то мы установили, что полгода назад, еще в начале февраля, большевики получили извне значительную помощь, которая и позволила им переломить ход войны.

– Извне – это откуда? – не понял Гитлер.

Бородатый мужчина с полусумасшедшими глазами и острыми нафабренными усами, похожий, то ли на средневекового алхимика, то ли на обыкновенного шарлатана, обвел руками в воздухе некую воображаемую сферу.

– Мой фюрер, – произнес он, – извне – это из внешнего, иного, пространства, окружающего наш мир. Нашим медиумам удалось установить, что в нашем мире неожиданно появилось нечто, чего там ранее не было, и это нечто могло быть, как людьми, так и различными материальными предметами… Кроме того, изменилась и сама мировая энергетика, причем, изменилась она не в нашу пользу.

– Это Вольфрам Зиверс – куратор отдела оккультных исследований «Аненербе», – пояснил Гиммлер, – Подтверждение этой информации поступило, как из России, где была обнаружена группа лиц, опознанных нашими агентами как пришельцы извне, так и из Англии с Америкой, разведки которых получили аналогичную информацию, но по известным причинам, не стали ею с нами делиться…

– Говори, Генрих, говори, – лихорадочно произнес Гитлер, – кажется, меня сейчас постигнет священное озарение, и я пойму, что нужно делать для того, чтобы разбить наседающие жидобольшевистские полчища, и обратить наши поражения в победу.

– Мой фюрер, – произнес второй штатский без ярких примет, имевший вид типичного профессора, – пусть данное явление и имеет явно сверхъестественную причину, но мы должны понимать, что все сверхъестественное – это те явления, которые пока еще не познаны с научной точки зрения.

– Это Вальтер Вюст – научный куратор «Аненербе», – подсказал фюреру Гиммлер, – и единственно, что меня настораживает, так это то, что после случившихся изменений большевистский вождь сменил свое отношение к русской ортодоксальной религии, запретив своим органам безопасности преследовать священников и верующих.

– Так вот оно что! – воскликнул Гитлер, – Я знаю, что русская ортодоксальная религия – это религия, которая в наиболее чистой форме продвигает идеологию доброты, совестливости, милосердия, слабости, то есть всего того, что чуждо истинному арийцу. Именно вера в этого распятого еврейского бога, убивает в наших солдатах силу, заставляет их быть мягким с врагом. Нет, истинным арийцам нужна совсем иная вера, пригодная для жестоких и сильных людей.

Я помню, что еще восемь лет назад профессор Бергман готовил план* перехода Германии к новой религии. Но тогда мы решили, что сперва мы должны выиграть войну, а уже потом менять веру для нашего народа. Найдите этот план, Генрих, и как можно быстрее подготовьте его к реализации. Также продумайте план мероприятий, предусматривавших арест всех священников, которые не прекратят служить еврейскому богу, и не начнут служить его главному оппоненту, который и есть настоящий арийский бог. Если наш бог попросит от нас человеческих жертв, то мы бросим на его алтари миллионы неполноценных особей: цыган, евреев, славян, и тех изменников германской расы, которые не захотят отворачиваться от еврейского бога. Господа, за работу! Помните, что наша победа в войне зависит во многом и от вашего усердия.


Примечание авторов: * Цитата: В 1934, через год после прихода к власти, Гитлер отдает приказ «Аненербе» заняться разработкой новой религии. Специалистами организации был выработан документ, автором которого значится бывший профессор богословия Э. Бергман. По мысли Бергмана, настоящее христианство существовало до Христа, оно почти исчезло, но его можно возвратить к жизни. Вместо еврейского креста новым символом веры должна была стать свастика. Священной землей истинных христиан, по плану «Аненербе», вместо Палестины должна стать Германия. На ставшей священной германской земле должно произойти возрождение и распространение по всей Земле истинного арийского христианства. Распространение веры предполагалось проводить не за счет миссионерской деятельности, а за счет расселения самих арийцев.

Цитаты из плана:

1. Национальная церковь требует немедленно прекратить издание и распространение в стране Библии.

2. Национальная церковь уберет из своих алтарей все распятия, Библии и изображения святых.

3. В алтарях не должно быть ничего, кроме «Майн кампф» и меча.

4. В день основания национальной церкви христианский крест должен быть снят со всех церквей, соборов и часовен и заменен единственным непобедимым символом – свастикой.

Проведение данного плана отсрочила война, накануне которой раскол общества был вреден. Христианская церковь продолжала существование, хотя и была ущемлена в своих правах.

27 июля 1942 года. Утро. Кременчуг, мобильный КП 1-го мехкорпуса ОСНАЗ.
Командующий мехкорпусом генерал-лейтенант Бережной Вячеслав Николаевич.

«Переправа, переправа - берег левый, берег правый»... К счастью, у нас не дошло дело до такого кошмара, какой описан у известного поэта и писателя, с которым я теперь, кстати, знаком лично. Дополнительные понтонные переправы в районе поселка Горишние Плавни для нас построили сами немцы, и они же не смогли взорвать стационарные мосты - железнодорожный и шоссейный - в самом Кременчуге. И теперь по ним непрерывным потоком, с ревом и лязгом, на правый берег Днепра идет бронетехника моего корпуса. Еще вчера Москва салютовала освобождению Кременчуга двенадцатью орудийными залпами, а сегодня мы снова идем на запад, передавая позиции на переправах догнавшей нас пехоте.

Командир стрелковой дивизии, подполковник с орденом Боевого Красного Знамени, живчик и крепыш в стоптанных сапогах и в запыленной, как и у его солдат, гимнастерке, со слезами на глазах смотрел на прущую через переправы технику, долго жал мне руку, и говорил, что готов за нами хоть к черту на рога - лишь бы мы быстрее гнали немца на запад. Вот она, наша пехота - шагает, блестя на солнце щетиной штыков. Солдаты тащат на своих плечах бронебойки с длинными стволами и тяжеленные «максимы». Первый номер несет ствол, а второй – станок Соколова. Шаг за шагом, по пыли и грязи идет на запад наша героическая пехота - совсем еще пацаны, со стриженными наголо головами в пилотках.

Чтобы они выжили, вернулись домой к женам и невестам, зачали и вырастили детей, надо сражаться, доколачивая вермахт, который сейчас превратился в бледную тень той непобедимой вражеской армии, которая триумфально прошагала по дорогам Европы.

Сейчас, правда, чисто немецкие части нам попадались все реже и реже. В основном это были французы с бельгийцами, выпущенные из лагерей военнопленных и вооруженные своим же оружием, сложенным к ногам победителей в сороковом году. Еще удалось нам застать врасплох курень украинских националистов. Только те были и вовсе не вояки, а каратели. Тут даже товарищ Санаев, наш блюститель законности, посмотрев на этих мерзавцев, плюнул и приказал собирать трибунал, чтобы по всем правилам оформить всем им ВМСЗ. Так их и повесили в Кременчуге на фонарных столбах, ибо собакам – собачья смерть.

Впрочем, не только мы рассматриваем царицу полей пехоту. Она тоже рассматривает нас, машет руками и всячески выражает нам, механизированному ОСНАЗу, свое одобрение. Эти одетые в выцветшее обмундирование солдаты так и пройдут вслед за нами до самой Атлантики, переходя порой к обороне на промежуточных рубежах, которые мы, отходя в тыл, будем передавать им, - для того, чтобы отдохнуть и переформироваться. Иногда им придется туго, потому что там, где нас не будет, немцы попытаются взять реванш. И тогда наша пехота, вгрызшись в землю, будет держаться до последней капли крови, до последнего бойца и последнего патрона. У них будет надежда на то, что в это самое время ОСНАЗ прорывается в тыл врага, и тот вскоре побежит. Мы же будем гнать гада без оглядки. А потом все продолжится - снова и снова, пока наши танки не выйдут на побережье Атлантики и гитлеровцам и их прихвостням просто больше некуда будет бежать.

Впрочем, наш нынешний бросок на запад короткий. Сто двадцать километров до Кировограда - и пауза. Насколько я понимаю, мы будем обеспечивать с севера Херсонско-Николаевскую наступательную операцию… Румыны бегут - и у танкистов Ротмистрова, разогнавшихся так, будто сейчас не сорок второй год, а, как минимум, сорок четвертый, есть шанс с ходу перемахнуть Южный Буг и на плечах отступающего врага ворваться в Одессу. И тогда Гитлер снова сильно огорчится. Одесса – это серьезно, и на Одессе дело явно не застопорится – есть у меня такое предчувствие.

А пока передовая бригада нашего неугомонного подполковника Рагуленко, вместе с спецбатальоном майора Бесоева, уже мчится по украинской степи, поднимая за собой столбы пыли. Год назад, ровно в обратном направлении, по этим степям двигались танковые колонны Клейста, а в Уманском котле погибали две советские армии. Теперь же все наоборот, и под таким же эмалево-синим небом к Кировограду рвутся уже наши танки. Рагуленко и Бесоеву поставлена задача постараться в целости и сохранности занять расположенный в Кировограде крупный аэродром со всей инфраструктурой, на который планируется перебазировать авиакорпус Савицкого. А это значит, что для нас здесь найдется работа по специальности.


27 июля 1942 года, 22:55. Москва. Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Присутствуют:

Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин.

Начальник Генерального Штаба генерал-лейтенант Александр Михайлович Василевский.

Начальник Академии Генерального Штаба маршал Борис Михайлович Шапошников.

За окном уже чернела ночь, а три человека в ярко освещенном кабинете склонились над большой разложенной на столе картой, подводя итоги четыреста первого дня войны. Стремительные красные стрелы показывали, насколько сильно изменилась обстановка за последний месяц. Еще тридцать дней назад напротив Центрального, Юго-западного и Южного фронтов стояла сильнейшая вражеская группировка численностью более полутора миллионов солдат, из которых девятьсот тысяч являлись немцами. Две тысячи семьсот танков и бронетранспортеров, семнадцать тысяч орудий и минометов – все это готовилось к генеральному рывку на Волгу и Кавказ.

А сейчас, месяц спустя, от всего этого великолепия осталось не более четырехсот тысяч штыков, размазанных по двум котлам: Белгородско-Харьковскому и Днепропетровскому. Причем стотысячный Днепропетровский котел был близок к ликвидации, потому что армейские и большая часть корпусных тылов, принадлежавших 17-й армии, попали под каток мехкорпуса Бережного, вышедшего в район Полтава-Кременчуг. При этом вражеская группировка в районе Белгорода и Харькова была еще вполне устойчива, но уже лишена снабжения в течение почти трех недель, и начинала испытывать проблемы с недостатком боеприпасов, медикаментов и продовольствия. Сказалось еще и то, что перед самым окружением войска 6-й армии и приданные ей итальянские части участвовали в интенсивном, но безуспешном наступлении, из-за чего растратили значительную часть своих материальных резервов.

Хотя стоит отметить, что в нашей истории та же 6-я армия немцев, зимой окруженная в районе Сталинграда, продержалась в блокаде почти семьдесят дней. Правда, в нашей истории под Сталинградом у Паулюса был воздушный мост, по которому за два месяца окруженным было доставлено около шести тысяч тонн грузов - при том, что потребность составляла около пятидесяти тысяч тонн.

В этой версии истории с воздушным мостом у люфтваффе сразу не задалось. Войск в котле оказалось больше. Транспортных же самолетов из-за повышенных потерь во время зимнее-весенней кампании у люфтваффе было меньше. А так как требовалось пролетать через район дислокации авиакорпуса ОСНАЗ, то немецким летчикам практически сразу же пришлось перейти к полетами только в темное время суток, а ночи летом короткие. В районе Сумы-Полтава была развернута испытанная во время оборонительной фазы сражения система управления операциями в воздухе, позволившая поднять результативность ночных перехватов. Свой эффект внесла и луна, с тринадцатого июля находившаяся в растущей фазе. Каждую ночь условия для немецких транспортников ухудшались, а для советских истребителей, соответственно, улучшались. И вот теперь, в момент наступившего полнолуния, через заслоны советских истребителей к Харькову не могла проскочить даже такая малозаметная машина, как связной «Шторьх».

– Товарищ Василевский, – сказал Сталин, ткнув в карту пальцем, – с Паулюсом пора кончать. Делайте что хотите, хоть равняйте Харьков с землей, но немцы в нашем тылу должны быть только мертвыми и пленными.

– Товарищ Сталин, – ответил Василевский, – в первую очередь ударом с запада мы намерены отделить Харьковскую группировку противника от Белгородской, и ликвидировать ее в первую очередь, как слабейшую. Вокруг Белгорода – одно кольцо оборонительных рубежей, а вокруг Харькова их три. В Белгородской группировке половину сил составляют сильно деморализованные итальянцы, а вторую половину – 40-й танковый, 8-й и 29-й армейские корпуса, понесшие большие потери (до половины личного состава) во время неудачной для немцев попытки штурма нашей обороны. В Харькове же засели шестнадцать немецких и четыре румынские дивизии, еще не принимавшие участия в активных боевых действиях, и, следовательно, почти не понесшие потерь. Лобовой штурм Харьковских рубежей будет стоить нам большой крови.

Вождь испытующе посмотрел на начальника Генштаба, потом перевел взгляд на Шапошникова, который в ответ чуть заметно пожал плечами, показывая, что он тоже не волшебник, и надо или соглашаться на кровопролитный штурм, или методично выбивать вражеские рубежи тяжелой артиллерией с железнодорожных транспортеров - тяжелыми корректируемыми бомбами со «стратегов», дождем из напалма по квадратам, или даже недавно испытанными полноценными объемно-детонирующими боеприпасами крупного и особо крупного калибра. Но тогда придется забыть об оставшихся в оккупации жителях Харькова, которые будут получать на свои головы эти локальные ОМП наравне с захватившими их город оккупантами... Нелегкий выбор.

– Значит так, товарищ Василевский, – произнес вождь после тяжкого раздумья, – после ликвидации Белгородской группировки запланируйте длительную осаду Харькова, используя для этого минимум сил. Будем надеяться, что у Паулюса все же хватит ума капитулировать, когда фронт откатится к границам СССР. Используйте для этого саперные армии – они же не все еще распущены. Окружите Харьков тремя полосами своей обороны, чтобы гитлеровцы никак не могли вырваться из этой клетки, а боеспособные дивизии перебрасывайте на внешний фронт. Они там нужнее. Теперь доложите нам с Борисом Михайловичем, что там у нас по «Альтаиру»?

– Операция «Альтаир», товарищ Сталин, – ответил Василевский, – развивается по плану. Танковая армия Ротмистрова вышла на рубеж Южного Буга и остановилась. Сейчас она дожидается подтягивания частей Таврического фронта, которые при отсутствии сопротивления со стороны деморализованного противника форсировали Днепр на всем протяжении его нижнего течения от Запорожья до Херсона. Румыны в полном беспорядке отступили за Южный Буг, бросив все свое тяжелое вооружение - в основном русского производства, еще времен той войны. В ходе этого наступления нами уже освобождены Кривой Рог, Херсон, Николаев и Кировоград, в который несколько часов назад вошел мехкорпус Бережного…

– Что он там забыл, товарищ Василевский? – недовольно спросил Сталин, – неужели для нашего лучшего ударного соединения не нашлось другого дела, кроме как прохлаждаться где-то с краю генерального наступления? Ведь, насколько я понимаю, мехкорпус Катукова понес в боях такие потери, что теперь нуждается в пополнении - как личным составом, так и техникой. А у Бережного с этим все более или менее в порядке, и он вполне мог бы принять в наступлении куда более активное участие.

Василевский в ответ на этот упрек вождя только глубоко вздохнул, как бы показывая, что даже самые лучшие соединения РККА по своей боеспособности не дотягивают до тех, которые были обучены лично потомками. Да и задача у Катукова была хоть и проще, но в то же время более тяжелая. Пока танкисты Бережного мчались по автодорогам в полной оперативной пустоте, корпусу Катукова приходилось брать с боем каждую деревню, форсируя под огнем реки и сбивая по пути многочисленные заслоны из немецких тыловиков, неся при этом потери.

– Товарищ Сталин, – сказал Василевский, – мехкорпус Бережного тоже понес потери. Они не столь велики, как у Катукова, да и корпус Бережного в значительной степени сохранил свою боеспособность. Но все же необходимо время для того, чтобы перебросить к нему технику взамен уничтоженной, а также специально обученное маршевое пополнение. Кроме того, нам необходимо прикрыть с севера развертывание наших войск по плану «Альтаир» от возможного вражеского контрудара из района Житомира. Корпус Бережного способен справиться с этой задачей лучше, чем кто-либо другой. Когда он поблизости, то немецкие генералы ведут себя скромно. Ну, а после того, что случилось с Роммелем, они и вовсе начали от него шарахаться.

Верховный кивнул и, подойдя к краю карты, постучал пальцем там, где было написано слово «БОЛГАРИЯ».

– Товарищ Василевский, – с нажимом произнес он, – скажите, не пора ли нам с вами пускать в дело нашего «Троянского коня»? Мне кажется, что они там в Евпатории застоялись, и их пора отправлять в бой. Или вы намерены ждать до освобождения Одессы?

– Я думаю, что пора, товарищ Сталин, – ответил Василевский. – У нас все давно готово, и если вы дадите добро, то мы немедленно приступим к осуществлению плана «Троянский конь».

– Да, – непонятно чему усмехнулся Сталин, – передавайте товарищу Деникину сигнал «Выстрел». Время пришло. Посмотрим, так ли хороши господа ахвицера, как они о себе думают…

29 июля 1942 года. Полдень. Черное море. БДК «Калининград».
Командир тяжелой штурмовой бригады генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.

Еще вчера вечером никто кроме меня не знал ничего о предстоящей операции. Просто в штаб был доставлен пакет, в котором была телеграмма с одним лишь словом: «Выстрел», и двумя подписями – генерал-лейтенанта Василевского и самого большевистского вождя. И все. Если даже противник и перехватит этот пакет, то он все равно ничего не поймет. Немецкие штабисты могут лишь догадаться, что им приготовлен очередной принеприятнейший сюрприз.

Что именно? Это я и сам могу узнать лишь после того, как, взяв с собой начальника штаба, а также приставленного к нам от НКВД старшего лейтенанта Короткова, и пройти втроем в Секретную часть. Там, в присутствии ее начальника открыть сейф с секретной документацией, достать оттуда пакет со словом «Выстрел» на его лицевой стороне, расписаться в соответствующей бумаге, удостоверившись в целостности пакета, и вскрыть его. Ну, а далее, действовать исходя из изложенных в этом пакете указаний.

Очевидно, что применение нашей бригады Сталин планировал уже давно. А сейчас, видимо, настало долгожданное время для того чтобы приступить к выполнению этого плана.

А время же на дворе было просто замечательное. Жара, конец июля, солнце жарит с неба так, что даже асфальт плавиться под ногами. И самое главное – Красная Армия громит и гонит врага прочь из России. Ну, то есть тех гонит, кто успел от нее убежать, а кто не успел, тут уж не обессудьте. Тысячи убитых, которых не успевают хоронить на местах боев и десятки тысяч пленных, уныло бредущих по пыльным дорогам на восток подальше от фронта.

К нам в бригадный клуб привозили и показывали кинохронику. Германцы, мадьяры, похожие на ощипанных кур, итальянцы, битые немцами в компанию сорокового года французы, бельгийцы, датчане… Говорят, что попадаются даже британцы, которые пару месяцев назад непонятно зачем совершили у себя переворот, сменили сторону в войне, и теперь влипли полностью и окончательно.

Да, тут, рядом с нами в Саках есть аэродром, на котором базируются сразу два бомбардировочных полка. Днем на Констанцу и Одессу летают быстрые и проворные пикирующие бомбардировщики Пе-2, успевающие сделать по два и а иногда три вылета. А ночью на цель в глубокий тыл врага, вплоть до Будапешта и Вены, уходят дальние бомбардировщики Ил-4. Для того, чтобы здесь в Евпатории не видеть и не слышать всей этой суматохи, надо быть слепым и глухим, потому что, когда над Евпаторийским заливом проходит плотным строем целый полк «пешек», то даже самые скептически настроенные в отношении большевиков господа офицеры смотрят на это раскрыв рот. Воплощенная сила Советской России – вот что это такое, чтобы там не врали французские газетчики и профессиональные сказочники Геббельса. Кто же мог предвидеть тогда, в семнадцатом, что взявшая в Петрограде власть кучка мечтателей и международных авантюристов сумеет так поднять Россию, как это не удавалось никому, кроме Петра Великого и такой же Великой императрицы Екатерины Алексеевны.

Конечно, всю стратегическую обстановку нам не сообщают. Мы понимаем, что, совершив титанический рывок, Красная армия должна остановиться, дождаться пока подойдет отставшая от мобильных частей пехота, подтянутся тылы, из госпиталей и медсанбатов вернутся выздоровевшие солдаты и офицеры, а из глубокого тыла подойдет обученное пополнение. Но, все равно, такого морального подъема я не помню со времен августа четырнадцатого и Брусиловского прорыва, когда казалось, что еще одно усилие, и зловредная Австро-Венгрия падет, за ней Германия, и мы скоро вернемся домой.

И только потом я понял – насколько тогда мы все были наивны. Окончательно же я прозрел только здесь, в Евпатории, после долгих бесед с Александром Васильевичем Тамбовцевым, разъяснявшего мне и старшим офицерам то, что у них там давно считалось азбучными истинами. Ведь силам, развязавшим ту Великую войну, совсем не нужна была быстрая победа одной из сторон. Ведь война – это не только разрушения, смерть и горе матерей, но еще и огромные прибыли для господ капиталистов, зарабатывающих таким способом деньги. Эта война – совсем другое дело. На ней русский солдат, как и встарь, во времена Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова и обороны Севастополя, сражается, защищая от вероломно напавшего врага свою землю, свои дома, своих родных и близких, да и само существование великого русского народа, который мерзавцы, вроде Розенберга и Гитлера, решили уничтожить. Иисус Христос как-то сказал: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих!»

Потомки наши, попав в это время, не задумываясь встали в общий строй, отдав все что у них было на алтарь борьбы с врагом, и Господь наделил их силой и способностью одолеть любого врага. А уж славу и многочисленные победы они добыли себе сами. На весь пятнадцатитысячный корпус генерала Бережного их не более пятисот человек, но дух победы, который они несут, позволяет им громить и обращать в бегство многократно превосходящего супостата.

Тут некоторые из господ офицеров говорили, что потомки выигрывают за счет своего более совершенного оружия, на что я отвечал, что десятью, или даже пятьюдесятью танками войну не выиграть. Неприятности большие врагу устроить можно, а вот победу добыть – нет. А раз они на стороне большевиков и побеждают, то значит с ними и в самом деле Бог, и негоже нам спорить с Всевышним. Тем более что пришел и наш черед идти в бой, и лить кровь за нашу Родину, землю которой топчет неприятель.

Когда на рассвете к пляжам Евпатории подошли десантные корабли, и распахнули ворота, открыв для доступа свое чрево, многие, если не все, подумали, что начались очередные учения. Что ж, погрузку на десантные корабли и высадку с них на якобы занятый врагом берег под Ялтой, мы, наверное, отработали уже раз двадцать, и готовились отработать в двадцать первый раз. Но только это были уже не учения.

Все поняли это только потом, около полудня, когда вышедшие из Евпаторийского залива корабли легли на курс зюйд-вест, собравшись в походный ордер, сопровождаемые всем Черноморским флотом большевиков. Впереди шел линкор «Севастополь», который совсем недавно снова получил свое имя, данное ему при спуске на воду, и перестал быть «Парижской коммуной». Рядом с ним шел легким крейсер потомков «Адмирал Ушаков». Там же в ордере вместе с нами, следовали быстроходные торговые пароходы и пассажирские лайнеры. И на них тоже находился десант, только уже чисто советский.

Над морем летели клочья дыма из труб пароходов, на мачтах развевался Андреевский флаг, и многим казалось, что они снова молоды, что не было еще никаких революций, и что они осуществят задуманную когда-то адмиралом Колчаком Босфорскую десантную операцию. Правда, у некоторых были сомнения – куда мы на самом деле направляемся – в Констанцу, которую большевики уже один раз разнесли вдребезги, или на Босфор, который сейчас самое удобное время забрать у турок, пока они напуганные и покладистые. Короче, слухи были один другого нелепей. Ну и, конечно же, между делом упоминались болгарские порты Варна и Бургас, что было уже куда ближе к истине.

В отличие от господ офицеров, я, а так же мой начальник штаба, особист и замполит, знали, что наше соединение идет в Варну. И как только начнется высадка в ее порту, болгарский царь Борис III издаст манифест о том, что Болгария в этой войне переходит на сторону антигитлеровской коалиции, и объявляет войну странам Оси: Румынии, Венгрии, Италии и Германии. И вот тогда, как по секрету шепнул мне Александр Васильевич, по планам советского командования, после неудач на фронте и смертельной угрозы с тыла, в Бухаресте произойдет государственный переворот, возглавляемый королем Михаем. Режим Антонеску рухнет, и румынская армия повернет свои штыки против немцев и мадьяр, после чего настанет и наша очередь пожинать плоды славы в результате стремительной и почти бескровной победы. Вроде бы такое было у них в той истории, и господин Сталин рассчитывает фактически на два года раньше повторить тот же сценарий.

В случае успеха может полностью обрушить южный фланг германской армии, и страны Оси получат такой удар, после которого вся вражеская коалиция просто развалится. Хотя, сколько таких ударов уже было? В последнее время они стали сыпаться на немцев все чаще и чаще.

Но вот что будет дальше, нам пока не ясно. То ли нас перебросят в Грецию, выбивать оттуда части немецкой 12-й армии и итальянских оккупантов, то ли в Югославию, где мы должны будем встретиться со 2-й немецкой армией, которая ожесточенно сражается с югославскими партизанами или даже можем столкнуться с якобы «своими» – корпусом русских эмигрантов, сформированного из остатков армии барона Врангеля, которые пошли на службу к немцам. Но, в любом случае, война на Балканах легкой не будет, и после первых побед, нас будут ждать тяжелые кровопролитные бои, как на той войне в Карпатах. И вот тогда-то нам и пригодятся тяжелые панцирные жилеты, недавно поступившие в бригаду шлемы «Сфера», и опыт, который мы получили во время учений в Крымских горах.

30 июля 1942 года. Ранее утро. Варна. Тяжелая штурмовая бригада.
Бывший штабс-капитан ВСЮР Петр Петрович Одинцов

На рассвете наш караван подошел к берегу, и в этот момент нам объявили, что мы идем в Варну, причем идем не просто так, а по приглашению болгарского царя Бориса III, так что прямо сейчас нам ни с германцами, ни с румынами в бой вступать не придется. Болгарский пограничный катер, который вышел навстречу нашей эскадре из Варны, сперва обошел все корабли по кругу, а потом пристроился головным к нашему строю. Болгария входила в круг ближайших союзников Гитлера, объявив войну Великобритании, а потом и США, и присоединилась к Тройственному союзу и Антикоминтерновскому пакту, а ее премьер-министр Богдан Филов был убежденным фашистом, сторонником расовой теории, войну СССР Болгария не объявляла. И вот теперь болгарский пограничный катер сам вводит нас в порт Варны. Показательный факт, очень много говорящий о болгарском царе Борисе III.

Но, как оказалась, нам туда не надо. Крейсера и линкор «Севастополь» остались на внешнем рейде, а к причалам под разгрузку пошли обычные черноморские пароходы, не предназначенные к высадке десанта на необорудованный берег. Наши же четыре БДК, развернувшись строем фронта - четко, как на учениях - вышли на пустынные в столь ранний час пляжи. Лишь отдельные любители купаться на рассвете могли наблюдать за тем, как наши корабли дружно ткнулись носами в песчаный берег и, открыв десантные аппарели, стали выпускать на берег боевые машины нашей бригады, лязгающие гусеницами и плюющиеся сизым соляровым угаром, а потом роты штурмовой панцирной пехоты.

На каждом десантном корабле находился четырехротный батальон и двенадцать советских БМП-42, по одной на взвод. На Севастопольском заводе их переделали в тяжелые штурмовые машины путем наваривания на броню навесной брони и навески к носовой части бульдозерного ножа, попутно прикрывающего гусеницы и механика-водителя от снарядов мелкокалиберной артиллерии. Высадив нас на берег, БДК дали задний ход, взбурлив винтами прибрежную воду, развернулись, и, построившись в кильватер, под прикрытием «Адмирала Ушакова» отправились в Крым, не дожидаясь, пока в порту разгрузятся пароходы с красноармейцами.

Для такой спешки были свои причины. Через тридцать два часа, то есть, к завтрашнему полудню, они снова вернутся, и доставят нам средства усиления: самоходные дивизионы шестидюймовых штурмовых орудий, 48-линейных гаубиц, счетверенных 23-миллиметровых зениток и 57-миллиметровых противотанковых пушек. Пока эти дополнительные силы не будут доставлены к нам в Варну, наша бригада может считаться только легкой, а не тяжелой, несмотря на всю тяжесть своей амуниции.

Кстати, об амуниции. Несмотря на то, что я никогда не считал себя неженкой и прошел в свое время как Великую войну, так и всю нашу злосчастную Гражданскую, но в том доспехе, который я вынужден носить сейчас, я не сделал бы и ста шагов, рухнув без сил под его тяжестью. Но шкуры-сержанты не зря полгода гоняли нас на полигонах как сидоровых коз, и теперь в этом доспехе я могу не только гордо шагать по улицам Варны, но и идти в нем в атаку под огнем врага по пересеченной местности.

Наш командир генерал Деникин, вместе с чинами своего штаба, тоже идет перед строем бригады пешком (несмотря на то, что ему уже немало лет), отказавшись и от белого коня, и от права ехать в башне головной машины, высунувшись из нее по пояс. Кстати, поскольку таких боевых машин у нас пока мало, для того, чтобы считаться нормальной механизированной пехотой (то есть по одной на взвод), а не на отделение, передвигаемся на марше мы все равно пешком, а не на гусеницах, как ОСНАЗ. Десантный отсек наших штурмовых БМП по приказу генерала Деникина превращен в склад походного имущества - в первую очередь, палаток и запаса патронов.

Ввиду раннего времени, улицы Варны были совершенно пустынны, и на них присутствовали одни лишь дворники, подметающие и поливающие мостовые. Но услышав лязг и грохот боевых машин, и топот ног наших штурмовых взводов, на улицы высыпали заспанные и наспех одетые местные жители. Поняв, что в Варну вошли русские, они начали выражать нам свой восторг.

Как нам говорили замполиты - хоть болгарская верхушка во все времена была, есть и будет настроена пронемецки (ибо там, в Германии и Австрии эти люди учились, и именно там они видят пример для подражания), но народ, не забывший того, что для него сделал русский солдат, встречал нас с радостью. Мальчишки бежали впереди нас, и, поминутно оборачиваясь, выкрикивали: «Братушки идут, братушки идут».

Вид у нас в полном боевом обмундировании был весьма бравый, и впечатление мы производили не только на мальчишек. Девушки улыбались и махали нам платочками, а их мамаши вздыхали и тайком утирали платочками слезы, вспоминая о том, что и они когда то были молоды и прекрасны. Вот откуда-то из переулка вывернули бродячие уличные музыканты: волынщик, барабанщик, баянист и скрипач, в рев моторов и мерный солдатский шаг влились звуки народной болгарской музыки.

Наша высадка на берег перерастала в стихийный народный праздник. Еще немного, и дело дойдет до хороводов. А мы все шли и шли вперед, пока пожиная славу других солдат - тех, кто уже основательно потрепал германского зверя. Но я верю, что и про нас тоже скажут – «они были героями», напишут книги и сложат песни.


Примерно то же время. София.

В ночь на 30 июля в столице Болгарии произошел военный переворот, который возглавили лидеры военно-политической группы «Звено» – полковники Кимон Георгиев и Дамян Велчев. Эта военно-политическая группа была престранным образованием, объединяющим действующих и отставных офицеров болгарской армии и имела промонархическую направленность, по крайней мере, военный переворот 1934 года, абсолютизировавший власть царя Бориса III и установивший жесткую авторитарную диктатуру, тоже был произведен теми же самыми полковниками Кимоном Георгиевым и Дамяном Велчевым.

На этот раз военно-политическая группа «Звено», крайне неоднородная по своему составу, входила в возглавляемый коммунистами Отечественный фронт, ставивший перед собой задачу разрыва союзнических отношений с Третьим Рейхом, установления отношений дружбы и сотрудничества с СССР и другими народами, сражающимися с нацистами, свержение антинародной, прогитлеровской власти, и формирование национального правительства, пользующегося доверием народа Болгарии.

Невнятное брожение в болгарских политических кругах, если не считать коммунистов, которые были всегда готовы к восстанию, началось еще полгода назад, зимой, когда Красная Армия, очнувшаяся от летних поражений, стала наносить сокрушительные удары по вермахту. Чем дальше развивались события, тем с большей очевидностью становилось ясно, что время работает не Германию. Если на Западе операции у немецкого командования были удачными (или их, по крайней мере, получалось свести вничью), то на Востоке в котлах гибла одна немецкая армия за другой.

Правда, в конце июня, когда Геббельс объявил о начале решающего наступления на Восточном фронте, снова возрадовались сторонники союза с Гитлером, вроде премьера Богдана Филова, или военного министра генерала Николы Михова. А их политические оппоненты на время приуныли. Но советское командование и Красная Армия всего за неделю расставили все на свои места.

Пятого июля Красная Армия начала свое контрнаступление, уже прозванное «ударом гильотины», и стала пожинать плоды тщательно подготовленной операции. В общем, эпохальный успех случился, но отнюдь не у немцев. Возникновение Отечественного фронта в Болгарии произошло именно в тот момент, когда генерал Бережной разгромил 1-ю танковую армию Роммеля, и замкнул кольцо окружения вокруг основных немецких сил на южном участке советско-германского фронта.

Именно тогда стало ясно, что освобождение Болгарии от нацизма не просто неизбежно, а произойдет достаточно скоро. Все политические силы начали готовиться к этому событию. Одни спешили паковать в чемоданы все ценное, чтобы успеть сбежать не с пустыми руками. Другие принялись строить различные планы прихода во власть, чтобы встретить победителей у порога своего дома и либо сказать «а мы и без вас обошлись, мы теперь друзья и союзники, не надо отбирать у нас территории», либо постараться и вовсе не пустить этих победителей в дом. Отечественный фронт и входящая в него военно-политическая группа «Звено» относились к тем, кто хотел при минимальных политических и военных потерях для Болгарии сменить политический курс и перейти на сторону противников Гитлера. Как реалисты, они ориентировались на СССР.

Окончательно добил их царь Борис, который собрал у себя руководителей заговора и сообщил, что Гитлер в ультимативной форме требует послать болгарские войска на Восточный фронт. В противном случае он пригрозил установить в Болгарии такой оккупационный режим, что турки-людоеды покажутся болгарами добрыми дядюшками. СССР, напротив, готов поддержать восстание большим количеством войск и бронетехникой, которые будут высажены в болгарских портах, как только Болгария отправит в отставку профашистское правительство и объявит войну Германии, Венгрии и Румынии.

Воевать за Гитлера против русских в любом случае было плохой идеей. Все собравшиеся понимали, что любой, кто тайно или явно выдвинет такую программу, будет немедленно подвергнут остракизму, и лишится не только власти, но и жизни, а германская оккупация оказалась бы верной смертью. Поэтому решение было принято, и работа закипела.

В Москву специальным кодом отправили сообщение, а заговорщики стали готовиться к военному перевороту. То, что военный министр Михов объявил всеобщую мобилизацию и готовил болгарские части к отправке на Восточный фронт, было заговорщикам даже на руку. Военный переворот в данном случае окажется внезапным для военного и политического руководства Третьего рейха. В любом случае, объявив войну странам Оси, все равно придется провести мобилизацию. Но теперь за заговорщиков ее объявило прогерманское правительство.

Последнее, что потребовалось сделать – это сосредоточить нужные части с преданными заговорщикам командирами в нужных местах. К 29 июля все это было сделано. Оставалось лишь отдать приказ. Он поступил за несколько часов до высадки в Варне реэмигрантской тяжелой штурмовой бригады генерала Деникина, и передовых частей входящей в отдельную Приморскую армию генерал-майора Петрова 25-й (Чапаевской) стрелковой дивизии РККА.

В течение ночи удалось блокировать и разоружить все немецкие гарнизоны, расположенные вдоль линии проходящей через Болгарию железной дороги в оккупированную немецкими войсками Грецию, и части Люфтваффе на болгарских аэродромах, а также арестовать членов прогитлеровского правительства Богдана Филова. А уже в шесть утра, за час до высадки советских войск, Петко Стайнов – новый министр иностранных дел в правительстве премьера Кимона Георгиева - приказал опубликовать ноту об объявлении Болгарией войны странам Оси, и приглашении на территорию Болгарии советских войск.

И войска пошли. В Варне один за другим разгружались пароходы с пехотой, артиллерией и кавалерией, на болгарские аэродромы приземлялись ранее базировавшиеся в Крыму истребители, штурмовики и бомбардировщики. Вместе с русскими братушками в войну с Германией и ее союзниками готовилась вступить отмобилизованная болгарская армия. А от болгарской границы до Бухареста всего каких-то сорок километров.

1 августа 1942 года. Полдень. Бухарест. Королевский дворец.

Сказать, что молодой румынский король Михай был напуган произошедшими за последние два дня событиями - это не сказать ничего. Особенно неблагоприятным положение воюющей Румынии стало после окружения 6-го армейского корпуса под Харьковом, и начала наступления советских войск под Запорожьем, которое отсекло 3-ю и 4-ю румынские армии от их немецких союзников и погнало туда, откуда они и пришли - то есть на запад. Но и это, как, оказалось, было только началом конца.

Еще рано утром 30 июля по дипломатическим каналам в Бухарест поступило известие о том, что в Болгарии неожиданно произошел государственный переворот и к власти пришли люди, не испытывающие нежных чувств ни к Германии, ни к Румынии, но зато способные договариваться со Сталиным. Чуть позже стало известно, что в Варне, а чуть позже в Бургасе, уже начали высаживаться приглашенные болгарским царем советские войска, а на болгарские аэродромы стала перелетать советская бомбардировочная и истребительная авиация. Уже к вечеру эта воздушная группировка приступила к нанесению авиационных ударов по тыловым коммуникациям румынской армии, складам и гарнизонам. А к городку Тутракан на границе Болгарии и Венгрии, откуда до окраин Будапешта было всего сорок километров, уже тянулись колонны советских и болгарских войск.

Около полудня в Бухаресте стало известно, что одновременно с высадкой в Болгарии подтянувшая резервы и пополнившая запасы Красная армия мощнейшим ударом своей 3-й танковой армии взломала едва успевший стабилизироваться румынский фронт по Южному Бугу, и в стиле лихих рейдов Гудериана, и этого, как его, Бережного, рванула на запад. При этом 3-я танковая армия генерала Ротмистрова наступала на Тирасполь, а 3-й гвардейский конно-механизированный корпус генерала Плиева - на Одессу. При этом многострадальную 4-ю румынскую армию, пробежавшуюся от Запорожья и Кировограда до Южного Буга, новое советское наступление рассекло пополам. Меньшая часть ее оказалась отброшенной на юг, к 3-й армии, оборонявшейся в районе Николаева, а большая часть, настигнутая советскими танкистами и кавалерией, была уничтожена в чистом поле или рассеялась по степи, становясь легкой добычей идущей следом за танками пехоты. Севернее места прорыва румынские войска самостоятельно оставили линию фронта и беспорядочно отступали к Днестру.

В Бухаресте считали, что территории западнее Южного Буга уже принадлежат румынской провинции Транснистрии, (земли за Днестром), Великой Румынии по праву завоевания на ближайшие два миллиона лет (так говорил кондукэтор Йон Антонеску). Но грубая реальность в виде гусениц советских танков, вмявших в пыльную степь 103-ю и 104-ю горнопехотные бригады, а с ними и последние иллюзии, внесла в мечтания о «Романия Маре» свои коррективы.

Советские танки, рванувшие на правый берег Южного Буга по наведенным всего за одну ночь понтонным мостам, весь день двигались на запад, и уже к вечеру внезапно для румын ворвались в Тирасполь и Бендеры, захватив неповрежденные мосты через Днестр, а также плацдармы на его правом берегу. В то же время советская механизированная кавалерия была уже на подходе к Одессе, которую спешно покидала румынская администрация провинции Транснистрия во главе с профессором румынского права Георге Алексяну. Этим господам очень не хотелось нести ответственность за убийства сотен тысяч евреев, отправку десятков тысяч граждан СССР на принудительные работы в Германию и Румынию, политику принудительной румынизации, нацеленную в первую очередь против славянского населения, и прочие подвиги, по итогам которых деятелям режима Антонеску светила только высшая мера социальной защиты.

Но советские танки и мотокавалерия, подобно стальному скальпелю вспоровшие нежное тело Великой Румынии, были только половиной беды. За ними в пыли и грохоте катился пенный вал советских стрелковых дивизий, отжимающий остатки румынских войск к берегу Черного моря, в котором господствовал советский Черноморский флот, в отличие от прошлого варианта истории отнюдь не собирающийся отсиживаться в своих базах. Защищать саму территорию Румынии могла только дислоцированная в ней 1-я полевая армии, состоящая преимущественно из учебных частей, и уже задействованная в противодесантной обороне черноморского побережья.

Обо всем этом королю Михаю было доложено только поздно вечером 30 июня, когда масштабы катастрофы, зажавшей Румынию между советским танковым молотом и болгарской наковальней, стали очевидны даже такому упертому человеку, как Йон Антонеску. Правда, он просил несколько дней на то, чтобы разобраться в обстановке, но король Михай подозревал, что за это время ситуация ухудшится настолько, что спасать будет просто нечего.

Если бы речь шла только о стабилизации линии фронта по Днестру или Пруту, то тут еще можно было строить планы и питать надежды, что все образуется, даже несмотря на то, что большая часть румынской армии или находилась в окружении под Харьковом и в районе Николаева, или банально уже лежала в земле. Разгром в Крыму, зимнее контрнаступление и особенно события последнего месяца нанесли румынской армии тяжелейший урон, от которого она, наверное, уже никогда не сможет оправиться. Возможный удар в спину со стороны Болгарии и вовсе превращал планы сопротивления советскому наступлению в ненаучную фантастику, чего бы по этому поводу ни думал кондукэтор Йон Антонеску.

Надо сказать, что в Румынии, как и в Болгарии, с началом полосы неудач для германской армии на Восточном фронте брожение, возникшее в высоких околовластных кругах, привело к образованию узкого круга заговорщиков, желающих соскочить с несущейся под откос германской колесницы. И точно так же, как и в Болгарии, возглавили оппозицию прогерманскому курсу король Михай I и королева-мать Елена Греческая и Датская - очень моложавая сорокашестилетняя женщина, которая в нашей истории за свои усилия по спасению румынских евреев получила в 1993 году статус Праведника народов мира. Ну и в этой истории она тоже что-нибудь получит, без этого не обойдется.

Кроме короля и королевы-матери, в заговоре против диктатора Антонеску принимали участие лидеры крестьянской, либеральной и социал-демократической партий соответственно: Юлиу Маниу, Дину Брэтиану и Петреску, глава Королевской Палаты генерал Аурел Алдя, королевский секретарь Мирча Иоанициу, близкий друг короля полковник Эмилиан Ионеску, а также коммунисты Лукрециу Пэтрэшкану и Эмиль Боднэраш, связанные с околокоролевскими кругами через олигарха Ионел Моксони-Старча, также участвовавшего в заговоре.

До 30 июня участники заговора считали, что времени у них еще вполне достаточно, потому что начинать действовать они собирались только после того, как Красная Армия подойдет к границе по Пруту, и военное поражение режима Антонеску станет очевидным. Но переворот в Болгарии и новое наступление советских войск обострило ситуацию настолько, что любое промедление было равносильно признанию поражения. Между тем королевская семейка больше всего возмутилась тем, что их дальний родственник болгарский царь Борис III раньше них сообразил, куда дует ветер, заключив союз с будущим победителем. Теперь ему полагались орден «Победы», разные плюшки и вкусняшки, а его румынским коллегам надо будет еще заслужить даже простой вазелин.

Кроме того, румынская армия действительно оказалась разгромлена, и продолжение сопротивления вело только к неоправданным жертвам, увеличивающим и без того немаленький список военных потерь. Поэтому действовать требовалось быстро - ведь если советские и болгарские войска войдут в почти беззащитный Бухарест, то условия будущего соглашения со Сталиным будут совсем иными.

Руководство заговором взяла на себя королева-мать Елена Греческая. В результате в ночь с 31-го июля на 1-е августа всех участников заговора оповестили о том, что настал решительный день. А утром следующего дня диктатор Йон Антонеску был вызван в королевский дворец для доклада монарху об обстановке на фронтах и обсуждения дальнейшего плана ведения войны. Последнее содержало в себе завуалированную издевку, ибо, находясь в столь тяжелом положении, Румыния никак не могла продолжать вести боевые действия.

К десяти часам утра 1-го августа Йон Антонеску в сопровождении своего однофамильца Михая Антонеску, занимавшего должность заместителя диктатора и министра Иностранных дел, прибыл в королевский дворец. Дальше история сыграла сцену переворота по уже обкатанному сценарию, по ходу пьесы внося в него мелкие правки, о которых не догадывались играющие свои роли статисты. Так, например в желтом салоне обоих Антонесок король встречал не в компании генерала Сэнэтеску, 4-й армейский корпус которого застрял в окружении в районе Николаева, а вместе с главой Королевской Палаты генералом Аурелом Алдя.

В ответ на категорическое требование молодого короля немедленно прекратить боевые действия против СССР, послать в Москву предложение мира и объявить войну гитлеровской Германии и хортистской Венгрии диктатор Антонеску ответил категорическим отказом, после чего оба Антонески были тут же арестованы и переданы под охрану бойцам коммунистического подпольного отряда Эмиля Боднэраша. Затем во дворец под предлогом срочного совещания стали вызывать и сразу же арестовывать всех прочих соратников и единомышленников Антонеску.

Всего через час (похвальная оперативность) вооруженные коммунистические отряды в Бухаресте начали занимать телефон-телеграф-вокзалы. А в полдень король Михай I выступил с обращением к народу по радио, в котором сообщил, что временно берет на себя всю полноту власти и ответственность за положение в стране, и призывает сохранять спокойствие. Уже в самое ближайшее время он обещает мир и благолепие, потому что свеженазначенный министр иностранных дел Григоре Никулеску-Бузешти вылетел в Софию, чтобы там провести переговоры по поводу прекращения военных действий между СССР и Румынией, и присоединении последней к антигитлеровской коалиции.

Подобный поворот событий сулил множество приятных моментов для СССР, и еще больше неприятных для Германии, Италии и Венгрии - и они должны будут последовать для них в самое ближайшее время.

3 августа 1942 года. Утро. Передовая советско-германского фронта, неподалеку от Киева.
Майор Второго Блумфонтейнского Полка Южно-Африканского Союза Пит Гроббелаар.

Вот уже неделю мы торчим в окопах, сменив каких-то вдрызг деморализованных бельгийцев. Вокруг нас царят смерть и хаос. Налеты артиллерии перемежаются ударами штурмовиков, которые распыляют над окопами ту самую жуткую горючую смесь, которой они первый раз угостили нас еще в эшелоне. Если на тебя попал хотя бы кусочек этого «адского студня», то избавиться от него невозможно и тело прогорает до кости. Такого же типа заряды есть и в ручном оружии у русской пехоты.

Позавчера на наш участок были подтянуты три французских танка «Somua», но русские сожгли их из своих адских труб, не дав даже приблизиться к своим позициям. А самое страшное здесь – ночные налеты русских «ведьм». Самолеты у них маленькие, выкрашенные в черный цвет, а моторы работают тихо, не громче швейной машинки. Среди ночи, прямо с черного неба на наши головы вдруг начинает литься «адский студень», сопровождаемый громким женским смехом. А льют они его очень точно, попадая обычно прямо в окоп. И тогда все, кто в нем находятся, просто сгорают заживо.

Русские сражаются за этот Киев так яростно, будто это последнее, что у них осталось. И защищать его они будут любой ценой. Один умник, до войны учившийся в Йоханнесбургском университете, сказал мне, что Киев – это древняя столица русских, и именно поэтому они дерутся за него так отчаянно. А еще он рассказал, что год назад гунны смогли взять этот Киев только потому, что их танковый гений генерал Гудериан совершил глубокий рейд по русским тылам, и сумел окружить целый фронт большевиков.

Сейчас такое невозможно, потому что у гуннов нет не только Гудериана, попавшего к русским в плен, но и подвижных резервов, которые были полностью уничтожены во время провальной попытки летнего наступления. Говорят, что это было похоже на Верден прошлой войны – для того, чтобы занять клочок земли, наступающим требовалось устлать его телами своих солдат. Не помогли гуннам и танки. У русских оказалась отличная противотанковая артиллерия, против которой оказалась бессильна крупповская броня. В результате потерь вермахта, фронт под Киевом держит мешанина, состоящая из разноплеменных частей, многие из которых попали сюда прямиком из лагерей военнопленных. А танки здесь считаются невероятной экзотикой.

Настроения на фронте упадочные. После того, как на сторону Сталина перебежали сперва Болгария, а потом Румыния, обрушив тем самым южный фланг Восточного фронта, перспектив на победу в этой войне у гуннов больше нет. Честно говоря, наши новые союзники, на сторону которых мы перешли в роковой для нас момент, оказались сволочами похлеще лаймиз. Глядя на то, как они обращаются с местным русским населением, я все время вспоминаю рассказы своего приемного отца о событиях сорокалетней давности. И пепел моих соплеменников, погибших в английских концлагерях, начинает биться в мое сердце. Не забуду, не прощу.

Кстати, вчера вечером на наш участок фронта был переброшен эсэсовский батальон. Говорят, что это штрафники из охраны концлагерей, которых Гиммлер сослал на Восточный фронт за небольшие провинности, в основном за мелкое крысятничество и сексуальные забавы с заключенными. Как мне сказали, дело тут совсем не в защите чести тех несчастных женщин-заключенных. Причина совсем иная. Гиммлер считает, что ариец, вожделеющий самку недочеловека, является арийцем только по названию, и он достоин лишь того, чтобы сгореть в пекле Восточного фронта. Его командир, жирный штурмбаннфюрер, по нашему майор, Теодор Бом, сразу же приперся к нам знакомиться. Руки с похмелья трясутся, рожа заплывшая, щеки дрожат, а в маленьких глазках стоит смертный ужас. Пришлось налить ему спирта из личных запасов, пожать пухлую потную лапку и поскорее спровадить жирного ублюдка из блиндажа.

От него я узнал, что русские эсэсовцев в плен не берут. Как увидят камуфляжную форму в мелкую крапинку и петлицы с молниями, так сразу стреляют на поражение. И адского студня им всегда достается больше всех: позиции эсэсовских частей «железные Густавы» и «ведьмы» протравливают с особой тщательностью, так что соседство с этими мясниками чревато для нас большими неприятностями.

А еще меня удивило то, что большинство солдат-эсэсовцев говорят совсем не по-немецки. Я спросил у одного из их офицеров – что это за язык, а тот в ответ лишь сплюнул:

– Galizier (Галицийцы).

И присовокупил пару бранных слов. Похоже, не очень-то он этих галицийцев и уважает. Впрочем, я никогда не слышал о такой нации.


Тот же день, около полудня, там же.
Майор Второго Блумфонтейнского Полка Южно-Африканского Союза Пит Гроббелаар.

Дурные предчувствия, появившиеся у меня при виде эсэсовского майора, оправдались еще до полудня. Представьте себе длинную вереницу женщин, детей, и стариков, одетых в лохмотья, понуро бредущих под охраной каких-то людей в эсэсовской форме. Отдельно шли калеки в изорванной зеленой форме, которые, похоже, совсем недавно были молодыми мужчинами.

– Военнопленные, подумал я. Во главе этой колонны шел немецкий офицер, время от времени выкрикивая гортанные команды. А вот конвоиры орали какие-то на незнакомом мне языке. И гнали этих людей на позиции моего полка.

Это было похоже на тот сон, в котором нескончаемая колонна буров шла под палящим южноафриканским солнцем в британский концлагерь. Я б еще мог понять, если бы вели одних лишь военнопленных – но даже к пленным врагам нужно относиться корректно. А дети? Женщины? Старики?

Я подошел к майору Бому и спросил:

– Что здесь происходит? Что это за люди?

– Эти? Это недочеловеки. Евреи и русские военнопленные. Им все равно подыхать, так пусть хоть напоследок послужат живым щитом для доблестных немецких войск.

– А что за люди их ведут?

– Галицийцы. Выслуживаются перед нами. Такие же недочеловеки, но полезные недочеловеки, пока делают то, что мы им говорим.

Я посмотрел на длинную колонну несчастных. Взгляд мой остановился на молодой женщине, еще не успевшей растерять остатки своей красоты – похоже, она попала в лапы наших «союзников» совсем недавно. Она понуро брела с маленькой девочкой на руках. Неожиданно ее схватили два «галицийца». Третий взял девочку за ноги и изо всей силы ударил ее головой о дерево. Двое других тем временем срывали с женщины одежду. А Бом вдруг заржал и закричал: «Так ей, жидовке, так!»

– Это могла быть моя мать, – подумал я, – а этим убитым ребенком мог быть и я. Ну что ж, подумал я, наступил момент истины. Или я останусь человеком, или превращусь в такого же скота, как этот вонючий немец и его «галицийцы».

К тому времени я уже пришел к мнению, что, поддержав переворот в Англии, мы попали из огня да в полымя, и что Гитлер и его слуги, подобные этому майору Теодору Бому – настоящие исчадия ада. Ранее меня от решительных шагов удерживала мысль о присяге, а также о том, что русские большевики еще хуже. Но вот не слышал я ни разу, даже от немцев, чтобы так поступали русские. Да и не похоже, что король Эдуард VIII собирается дать нам независимость – кроме обещаний, не было предпринято ни единого конкретного шага для ее подготовки; а это ведь это дело долгое и непростое. А для немцев мы являемся лишь пушечным мясом – хотя они нас и считали арийцами, но все равно мы для них чужаки. Их вожака Гитлера более интересуют богатства кимберлийских алмазных копей, чем свобода Южной Африки.

Не менее важной для меня была мысль о том, что спасти этих женщин и детей, а, тем более, эту конкретную женщину, будет честным и богоугодным делом. Ведь над нами, бурами, лаймиз издевались точно так же, как сейчас гунны над этими русскими. И вообще, всю эту теорию о высших и низших расах придумал англичанин Чемберлен, а Гитлер ее только улучшил и дополнил. Я понимаю такие рассуждения, когда речь идет о диких кафрах, ни в чем не равных цивилизованным людям. Но даже они – люди, с которыми так поступать нельзя. А немцы объявили недочеловеками таких же представителей цивилизованной белой расы.

Я сделал два, казалось бы, нейтральных жеста, которые для «Стормйаарс» были командами. Первая означала: «Это враг!», а второй: «Внимание, приготовиться!». Увидев ответный жест моих офицеров: «Вас понял!», я вогнал тонкий, как игла, стилет в грудь Бома, после чего выхватил из кобуры свой револьвер и застрелил трех убийц и насильников, один из которых – тот самый, кто убил девочку – уже снял форменные штаны и готовился приступить к своему грязному делу.

За тыл я не беспокоился – эсэсовцы были не готовы к подобному развитию событий. Я не услышал ни единого выстрела. Пока одни мои ребята взяли в ножи эсесовцев, другие занялись конвоирами из галицийцев. Впрочем, те очень быстро все поняли, и бухнулись на колени. Но это им не помогло, потому что я уже сделал своим парням специальный знак, означавший: «Пленных не брать!». После короткой и ожесточенной схватки мои ребятки, перебили всех немцев и галицийцев, без моей команды оставив в живых только гаутпштурмфюрера Оттингера, заместителя Бома. Подумав, что русским не помешает «язык», наверняка знающий куда больше, чем мы, я махнул рукой, одобрив инициативу моих подчиненных.

Я же подбежал к бедной женщине – с нее успели сорвать одежду, и она инстинктивно прикрывалась руками, всхлипывая и причитая: «Бася, Бася».

Я ей сказал по-немецки:

– Не бойтесь, вас никто не тронет. Оденьтесь, а я посмотрю пока, что случилось с вашей девочкой.

Она кивнула. Позже я узнал, что многие евреи говорят на языке, похожим на немецкий. Женщина стала как во сне натягивать на себя то, что когда-то было платьем. Я посмотрел на девочку и вдруг увидел, что ее грудь поднимается и опускается – похоже, что она еще жива! Я крикнул нашему фельдшеру, Йосси дю Преез:

– Посмотри девочку!

Тот подбежал, взял ребенка из моих рук и начал ее осматривать. А я повернулся к женщине, уже успевшей надеть на себя обрывки платья, да так, что не просвечивало ни одно из ее пикантных мест. Я сказал:

– Вы понимаете немецкий?

Мать девочки кивнула:

– До войны, я была преподавателем немецкого в школе.

Я улыбнулся:

– Вы все свободны. Мы не будем вас убивать. Мы не немцы, мы буры.

– А что такое «буры»? – спросила женщина.

– Мы из Южной Африки, – ответил я, – У нас нет конфликтов с русскими. И мы тем более не воюем с женщинами и детьми.

– А что с моей дочкой?

Я крикнул Йосси, и тот ответил мне:

– Будет жить. Сотрясение мозга, рассечена кожа на затылке, но череп вроде цел.

Я перевел его слова женщине, та вдруг обняла меня и обливаясь слезами, лишь повторяла как во всне:

– Спасибо, спасибо, спасибо...

Я осторожно освободился от ее объятий:

– Успокойтесь, и слушайте меня внимательно. Скажите другим по-русски, что мы – друзья. И что сейчас мы все вместе быстро-быстро побежим к окопам ваших солдат.

– Хорошо, – ответила она и она начала что-то кричать по своему.

Когда мы вперемешку с русскими штатскими добежали почти до середины нейтралки, из русских окопов частым огнем ударили минометы. Правда, их мины падали не среди нас, а в те окопы, из которых мы только что выбрались. Навстречу нам поднялась волна русской пехоты, ощетинившаяся винтовками с примкнутыми штыками. При их приближении наши парни начали бросать оружие на землю, показывая, что они сдаются. Я тоже бросил свою винтовку и револьвер.

– Ruki wwerch, Gans! – крикнул мне усатый русский солдат, сопровождая свои слова угрожающим движением штыком своей винтовки, – Hnde hoch! Schnell, schnell!

Я поспешил выполнить его указания, понятное мне и без слов. Да здравствует русский плен! По крайней мере, он значительно лучше, чем смерть за Гитлера, при том, что на моей совести остались бы смерти нескольких сотен белых женщин и детей, которые покрыли бы мое имя несмываемым позором.

Тут к советским солдатам стали подбегать спасенные нами люди, крича им что-то по-русски. Я вдруг увидел, как взгляды русских солдат, до того враждебные, вдруг переменились. Потом ко мне подошел офицер и спросил по-немецки:

– Кто вы такой, черт вас побери?

– Майор Второго Блумфонтейнского Полка Южно-Африканского Союза Пит Гроббелаар, – ответил я, – Мы друзья. Мы переходим на вашу сторону.

– Ну, это мы еще посмотрим – какие вы друзья, – усмехнулся тот. – А вот за то, что вы спасли этих людей, большое вам спасибо.

– У нас есть еще один подарок вам, – сказал я, и показал на Оттингера, которого держали двое моих ребят. – Эсэсовский гауптштурмфюрер, заместитель командира их части, все они из проштрафившихся охранников концлагерей. Командира, уж извините, я уже прикончил. Больно мерзким он был типом.

Русский офицер чуть улыбнулся и сказал:

– Идемте со мной, а ваших людей мы оставим пока вон там, под конвоем. Расскажете мне все по порядку, а мы пока доложим командованию обо всем случившемся.

Я точно улыбнулся ему в ответ, и показал рукой в сторону оставленных нами окопов:

– Господин офицер, обратите внимание на то, что участок фронта, где мы совсем недавно находились, в данный момент остался без его защитников. Нас там нет, а эсэсовцы мертвы. На вашем месте я не упустил бы такой шанс…

6 августа 1942 года. Утро. Харьковский котел.

К шестому августа, то есть где-то через месяц после начала генерального контрнаступления, Харьковский котел представлял собой неровную геометрическую фигуру, сторонами которой были следующие линии обороны: Мерефа-Змиев, где оборонялся 6-й румынский армейский корпус (корпусной генерал Корнелиу Дрангалина), Змиев-Чугуев – 51-й немецкий армейский корпус (генерал артиллерии Вальтер фон Зайдлиц-Курцбах), Чугуев-Липцы – 11-й немецкий армейский корпус (генерал пехоты Карл Штрекер), Липцы-поселок Малая Даниловка – 17-й немецкий армейский корпус (генерал пехоты Карл Холлидт), Малая Даниловка-Мерефа – 52-й немецкий армейский корпус (генерал пехоты Ойген Отт).

Командовал всем этим сводным балаганом из соединений, ранее входивших в 6-ю полевую и 1-ю танковую армии, генерал-полковник Паулюс, которому Гитлер пока не торопился присваивать звание фельдмаршала. В основном, потому, что никаких надежд деблокировать харьковскую группировку из глубокого окружения уже не было, и последний самолет с немецкой «большой земли» прилетел в котел больше десяти дней назад. Войска в котле были уже списаны со счетов. Всего же под Харьковым блокировали одиннадцать немецких (десять пехотных и одна охранная) и четыре румынских дивизии, причем немцев в окружении сидело сто сорок тысяч человек, а румын – шестьдесят тысяч.

Настроения в харьковском котле царили самые упаднические – фронт укатился далеко, снабжение полностью прекратилось, а из тех запасов, что находились внутри еще занятой немецкими войсками территории, многие уже были подъедены до последней крошки. Так, например, не было ни капли авиабензина, и, несмотря на то, что внутри линии окружения еще оставался аэродром, на котором базировался неполный первый штаффель 52-й истребительной эскадры, воздушного прикрытия немецкие войска не имели, и советская авиация действовала над окруженными немецкими войсками свободно. Советские бомбардировщики, штурмовики и артиллерийские корректировщики висели в воздухе с рассвета до заката.

С нашей стороны войсками Южного фронта, блокировавшими окруженную в Харькове и его окрестностях 6-ю немецкую армию, командовал генерал-лейтенант Николай Федорович Ватутин. Основная задача, поставленная перед ним Ставкой, вкратце описывалась двумя словами: «держать и не пущать». И поэтому фронт, которым командовал Ватутин, местными остряками был прозван «Котлонадзором». Дополнительной задачей, поставленной перед фронтом, был тихий отжим территории там, где это возможно, и где противник будет отходить с разрушенных или недостаточно оборудованных рубежей обороны. Главная роль в выполнении этой задачи принадлежала крупнокалиберной артиллерии и пикирующим бомбардировщикам. Именно таким способом за месяц осады территория, контролируемая немецкими и румынскими войсками, сократилась наполовину.

Штурм города директивами не предусматривался, а две тяжелых «панцирных» саперно-штурмовых бригады, находившихся в полосе фронта и числящихся в резерве Ставки, находились там, как говорится, на всякий случай. Использовать их по своей инициативе генерал Ватутин не мог. Хотя не исключен вариант, что Верховный и его правая рука, начальник Генерального штаба Василевский, заранее положили под руку Ватутину подходящий инструмент - на тот случай, если какая-то часть осажденных вдруг даст слабину, и понадобится срочно развивать успех. Дело в том, что переворот в Болгарии и операция «Альтаир» советским командованием заранее планировались, а последовавшие за ними события в Румынии с выходом этой страны из войны с СССР и объявлением войны фашистской Германии считались более чем вероятными.

И вот настал момент истины – первого августа в Бухаресте произошел государственный переворот, а уже третьего было объявлено, что для Румынии враги и союзники в этой войне поменялись местами. Специалисты радиоразведки тут же поплотнее натянули на головы наушники, сканируя эфир, и почти сразу же перехватили переданное из Бухареста распоряжение 6-му армейскому корпусу, сложить оружие и перейти на сторону Красной армии, открыв фронт перед войсками Ватутина.

Не успели в подмосковном центре расшифровать это сообщение и положить его на стол Верховному и Василевскому, как в ночь с третьего на четвертое августа, на участке 411-й стрелковой дивизии 6-й армии, фронт перешел румынский офицер, назвавшийся капитаном Серджиу Попеску, специальным представителем командующего румынским корпусом генерала Корнелиу Драгалины. Предложение румынского командующего, переданное парламентером, было простым и ставило продолжающих сопротивление немцев в безвыходное положение. За то, чтобы советское командование не разоружало румынский корпус и впоследствии отнеслось к нему, как к союзнику, генерал Драгалина предлагал не просто открыть фронт, но и, развернув румынские дивизии, ударить в спину немецким частям, обороняющимся на других участках фронта.

Надо сказать, что и в лучшие времена немцы, мягко говоря, недолюбливали румын, называя их конокрадами и жуликами. А когда крысы оказались в одной бочке, вражда между ними достигла апогея. При каждом удобном случае немецкие солдаты избивали и третировали своих румынских союзников, отбирая у них продукты и патроны. Румыны же в ответ тайком старались пырнуть ножом одинокую «белокурую бестию».

Сейчас же, когда официальный Бухарест развернул оглобли своей политической каруцы* на сто восемьдесят градусов, был риск, что немцы просто разоружат румынские части, если не перестреляют их. Потому что шестьдесят тысяч пленных внутри съеживающегося как шагреневая кожа котла – это нонсенс. Поэтому ничего особенного в предложении румынского генерала не было, ясно же, что в противном случае никто из румын не уйдет живым. Еще пара недель - и войскам просто нечем будет стрелять, после чего поднявшаяся из русских окопов ощетинившаяся штыками волна затопит немецкие и румынские позиции. И так уже солдатам отдан приказ не поддаваться на провокации и не ввязываться во вспыхивающие то тут, то там перестрелки.

Примечание авторов: * Каруца румынская телега.

Едва дослушав капитана Попеску, Ватутин снял трубку ВЧ. О таких новостях требовалось немедленно доложить Верховному, ведь, если немцы спохватятся и начнут разоружать румын, операция по ликвидации котла без большой крови не обойдется. Кроме того, Сталин не любил сюрпризы, даже приятные. Встречный звонок Верховного запоздал буквально на минуту. Сталин уже шел к аппарату ВЧ, когда тот разразился пронзительной трелью.

Сняв трубку Сталин произнес:

– Алло, Иванов у аппарата.

– Добрый вечер, товарищ Иванов, – отозвался Ватутин, - докладывает командующий Южным фронтом генерал-лейтенант Ватутин.

– Слушаю вас, товарищ Ватутин, – произнес Сталин.

– Товарищ Иванов, несколько часов назад линию фронта пересек румынский офицер, назвавшийся специальным представителем командующего 6-м румынским корпусом, который доставил предложение румынского генерала развернуть корпус, и вместе с нашими частями ударить немцам в спину. Взамен он просит не разоружать его корпус, а отнестись к ним как к новым союзникам по антигитлеровской коалиции. Соответствующий приказ из Бухареста уже поступил.

– Мы уже знаем об этом, товарищ Ватутин, – ответил Сталин, – соглашение еще не заключено, но очень хорошо, что этот румынский генерал так четко выполняет приказы своего командования. Очень хорошо то, что вы немедленно позвонили мне. Предлагаю этого румынского генерала принять, и сделать все необходимое для того, чтобы Харьковский котел был ликвидирован как можно скорее, и с как можно меньшими потерями с нашей стороны. Выполняйте, товарищ Ватутин, товарища Василевского я предупрежу.

– Товарищ Иванов, – спросил Ватутин, – разр