Клавдий Александрович Корняков - В море – дома, на берегу – в гостях. Записки моряка дальнего плавания

В море – дома, на берегу – в гостях. Записки моряка дальнего плавания   (скачать) - Клавдий Александрович Корняков

Клавдий Александрович Корняков
В море – дома, на берегу – в гостях. Записки моряка дальнего плавания

© Корняков К.А., 2015

© Издательский дом «Сказочная дорога», оформление, 2015

* * *

Автор выражает благодарность начальнику Северного морского пароходства А.М. Брынцеву за оказанную помощь в издании книги


Мечта сбылась. Учеба в мореходной школе

Мое детство и юность прошли в северной деревне Новошино Архангельской области. О нашей деревне впервые упоминается в исторической литературе в 1549 году. Расположена она на берегу реки Устья, которая впадает в реку Вага, а она – в Северную Двину.

Мои земляки построили ее в глухом лесу, вдалеке от каких-либо транспортных коммуникаций. До Северной Двины по тайге и болоту около 40 километров.

Мой отец Корняков Александр Петрович – участник Финской войны и Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, погиб на Карельском фронте 20 мая 1942 года. Мама, Корнякова Екатерина Петровна, всю свою жизнь не покладая рук трудилась в колхозе, умерла в возрасте 84 лет.

Растила она нас с сестрой Галей одна и всегда нам говорила, что она примет все меры, чтобы дать нам хорошее образование, и при этом говорила нам, чтобы мы честно и добросовестно работали, – и вокруг нас всегда будут хорошие люди. И я, и сестра мамин наказ выполнили с честью.

В нашей деревне не было ни электричества, ни радио. До 7 класса уроки мы делали при освещении лучиной, а позже – керосиновой лампой.

Мой двоюродный брат Корняков Аркадий – участник Великой Отечественной войны. Войну закончил на Дальнем Востоке победой над японцами. В армии он был связистом. Приехал домой с фронта и привез с собой какие-то радиодетали, из которых мы с ним сделали детекторный радиоприемник. Поставили высокую антенну (около 20 метров), на чердаке дома подсоединили ее к детекторному приемнику и, не веря своим ушам, услышали через наушники Москву. С этого момента я решил стать радиоспециалистом.

В том же 1945 году приехал в деревню в отпуск Ананьин Андрей Павлович, капитан 1 ранга, начальник политотдела штаба Черноморского флота, – в красивой морской форме с кортиком и с множеством боевых наград. Вот он и вдохновил меня стать моряком. Мы в школе часто «ползали» по карте, давая друг другу задание – найти на карте какой-то город, море или – откуда берет начало та или другая река… Других возможностей узнать что-то о море не было: как я уже сказал, в деревне не было ни электричества, ни радио. В основном мы пропадали в избе-читальне, которая находилась в здании сельсовета. В избе были газеты, журналы и небольшая библиотека. Конечно, небольшая библиотека была и в школе. Я сейчас не могу объяснить, почему все наши фантазии «крутились» около моря. Мы делали маленькие кораблики и пускали их по деревенским ручьям, а весной строили деревянный плот, на котором плавали в период весеннего разлива реки Устья в нижней части деревни. Вот так постепенно осуществлялась наша мечта. Как-то так получилось, что я один громко заявил, что моя мечта – быть моряком, и от этой мечты все годы ни на шаг не отступил.

В 1954 году окончил 10 классов Красноборской средней школы и решил поступать на радиотехническое отделение Архангельской мореходной школы ММФ СССР. Подготовил и отправил все документы в приемную комиссию и стал ждать вызова. А пока работал в колхозе на заготовке сена. После окончания средней школы Алик Ананьин также подал документы для поступления в Мурманское высшее мореходное училище рыбного хозяйства. Но, к сожалению, ему не удало сь быть моряком. Несколько позже, окончив военное училище и военную академию, он стал офицером советской армии, вышел на пенсию в звании подполковника.

И вот первая радость: вызов пришел! Я стал быстро собираться. В сельсовете взял справку, что я житель деревни Новошино (вместо паспорта, в те годы паспортов не давали). Рано утром с большим деревянным чемоданом пошел пешком 39 километров до пристани «Пермогорье» на Северной Двине. До этого я нигде не бывал, кроме райцентра Красноборск. Купил билет палубного класса на пароход «А. Пушкин» и через 1,5 суток прибыл в Архангельск. Нашел мореходную школу, представился дежурному офицеру, показал все документы и вызов. Он меня устроил в слесарную мастерскую и сказал, чтобы завтра в 09:00 я прибыл в санчасть, прошел медицинскую комиссию и после этого прибыл в мандатную комиссию. После всех испытаний я был зачислен на 1-й курс радиоотделения Архангельской мореходной школы. Мне выдали соответствующие документы и сказали, что я могу ехать домой. В школу прибыть 30 августа 1954 года.

Вернувшись домой, сообщил маме, что я стал курсантом Архангельской мореходной школы – большая радость для всей нашей большой родни. И многие деревенские друзья были искренне рады за меня.

Я же опять пошел работать в колхоз.

30 августа прибываю на учебу. Наша группа была сформирована в количестве 30 человек.

Это было прекрасное учебное заведение с различными учебными классами для подготовки радиоспециалистов для судов заграничного плавания. В мореходной школе мы изучали азбуку Морзе, в радио-классе учились работать на ключе. Кроме этого, изучали устройство радиоприемников и радиопередатчиков.


На занятиях по радиоделу в Архангельской мореходной школе. На переднем плане: преподаватель Н.С. Кондратьев, справа налево: В. Никитин и К. Корняков


Дисциплину «Радиодело» нам преподавал опытный наставник Николай Сергеевич Кондратьев. В соответствии с программой изучали устройство электрорадионавигационных приборов, таких, как радиолокатор, радиопеленгатор, гирокомпас, эхолот и лаг.

Электрорадионавигационные приборы преподавал замечательный педагог Борис Васильевич Подобрий, грамотный инженер, выпускник радиотехнического факультета Ленинградского высшего инженерного морского училища имени адмирала С. О. Макарова. Морское дело, флажной семафор, устройство корабля, судовождение преподавали опытные моряки Христофор Михайлович (фамилию не помню), Иван Иванович Маевский, Виктор Михайлович Третьяков. Политические науки преподавал Николай Романович Воронин, замполит, а затем начальник школы. Два года упорно изучали английский язык, без знания которого нельзя быть радистом.


В кубрике жило 19 человек. На переднем плане: Г. Корзников, за ним (слева направо: К. Корняков, А. Цыдзин); стоят (слева направо): Н. Балуков, Д.Шадрин, К. Кичигин. Архангельская мореходная школа. 1955 г.


Весь радиообмен с иностранными береговыми радиостанциями велся только на английском языке, и даже радиокод составлен на английском.

Прежде чем направить на плавательскую практику, нас подробно ознакомили, что такое «Радиостанция судовая». Это комплекс приемно-передающей аппаратуры, обеспечивающий радиосвязью суда каботажного и заграничного плавания, как между собой, так и с береговыми радиостанциями. На радиостанцию судовую возлагается передача и прием навигационных и метеорологических сообщений, сигналов тревоги, бедствия, срочности и безопасности, обмен аварийной, служебной и частной корреспонденцией по диспетчерским, эксплуатационно-техническим, коммерческим, общественно-политическим и другим вопросам.

Для этой цели радиостанции судовые оборудуются соответствующими навигационными, эксплуатационными, аварийными и другой специальной радиоэлектронной аппаратурой и приборами. Для определения состава радиоэлектронного оборудования все морские суда классифицируются по району и дальности плавания на суда неограниченного мореплавания с удалением от берега свыше 100 миль и суда ограниченного мореплавания с удалением от берега до 100 миль и суда прибрежного плавания с удалением от порта-убежища до 20 миль.

В СССР разрешение на установку и эксплуатацию судовых радиостанций выдавала Государственная инспекция электросвязи при Министерстве связи СССР. Надзор за техническим состоянием оборудования судовой радиостанции осуществлял Регистр СССР, который ведал классификацией морских судов и выдавал им документы на право плавания, в том числе радиотелеграфное и радиотелефонное свидетельства безопасности.

Все судовые радиостанции имели позывные сигналы из международных серий, выделенных стране.

Обслуживание радиостанций судовых осуществлялось судовыми радиоспециалистами, имевшими соответствующий диплом.

Для обеспечения связи между судами и берегом радиостанциями при нахождении судна в различных районах в морской международной радиослужбе установлено время работы радиостанции судовой, т. е. продолжительность и единое время несения радиовахт. Вся корреспонденция, передаваемая и принимаемая судовой радиостанцией, в морской подвижной службе СССР делилась на 6 категорий срочности: вне категории, внеочередная, правительственная, весьма срочная, срочная, обыкновенная. Все сигналы бедствия, сообщения о бедствии с других радиостанций, а также сообщения, которым предшествуют сигналы срочности и безопасности, являются внеочередными и обрабатываются раньше другой внеочередной категории.

В соответствии с международным регламентом радиосвязи и правилами эксплуатации радиостанций морского флота все радиостанции судовые должны иметь утвержденный перечень документов и среди них – вахтенный журнал. В этот журнал заносят с указанием времени регистрации следующие данные: полностью все сообщения, касающиеся извещений о бедствии; срочные сообщения и сообщения о безопасности; несение вахты на международной частоте бедствия в периоды молчания; сообщения, которыми обмениваются судовые и береговые радиостанции; различного рода служебные замечания (инциденты); начало и конец каждого периода работы судовой радиостанции и другие сведения, предусмотренные правилами радиосвязи морской подвижной службы.

После окончания 1-го курса нас направили на плавательскую практику на суда Северного морского пароходства.

Мы с Генкой Корзниковым попали на пассажирский пароход «Вятка», который ходил по линии Архангельск – Мезень.


Пароход «Вятка» построен в феврале 1930 года в Италии. Водоизмещение – 1420 брт, чистая грузоподъемность – 590 т, длина – 72,80 м, ширина – 10,64 м, высота борта – 6,2 м и осадка – 3,57 м.

Принимает на борт 38 пассажиров 1 класса, 120 пассажиров 3 класса и 60 палубных пассажиров. Мощность паровой машины – 1100 л. с. на угле, скорость хода – 11 узлов, экипаж – 37 человек.

Приказом по Управлению Совторгфлота Северного морского бассейна от 18 мая 1931 года за № 227 пароход «Вятка» с 28 февраля 1931 года считался включенным в списки судов Северного управления ВОМТ.

По апрель 1932 года судно совершало рейсы на Мурманском направлении.


Пароход «Вятка»


Пароход «Вятка» был приписан к порту Архангельск. До начала Великой Отечественной войны обслуживал в основном каботажные пассажирские линии по Белому и Баренцеву морям.

В 1934 году ходил на Шпицберген, доставляя в порт Баренцбурга пассажиров и грузы. В 1936 году в пароходстве отмечали инициативу экипажа парохода «Вятка», который по-стахановски вместо положенного груза в 2500 т стал брать в рейсы 2670 т.

Во время Советско-финской войны 1939–1940 гг. судно использовалось в качестве транспорта. После заключения мира приказом начальника Северного государственного морского сухогрузного и пассажирского пароходства от 7 мая 1940 года за № 162 пароход «Вятка» с 31 марта 1940 года считался принятым из аренды Военведа в ведение Севгосморпароходства в Мурманске.

С этого же числа судно вводилось в эксплуатацию под руководством Мурморпароходства.

С началом Великой Отечественной войны «Вятку» в течение двух недель переоборудовали в госпитальное судно. 9 июля пароход передали медицинской службе Северного флота. С 29 июня 1941 года он был включен в отряд санитарных транспортов Беломорской военной флотилии Северного флота под названием «ГС-2».

Штатная эвакоемкость определена в 100 человек. Имелись операционная и перевязочная. Медицинский персонал – 2 врача, 10 медсестер и 13 санитаров.

С июля 1941 года «Вятка» вывозила из Кандалакши раненых на Карельском фронте, а обратно доставляла воинские грузы, солдат и рабочую силу, направляемую на строительство оборонительных сооружений.

В 1941 году судно совершило 21 рейс. В летнюю навигацию 1942 года сделано только три рейса с ранеными (доставлено из Кандалакши 1273 человека). Необходимость большого количества транспортов для перевозки раненых отпала. В связи с этим санитарный транспорт «ГС-2» в августе 1942 года был расформирован, а судно приказом начальника Северного государственного морского сухогрузного и пассажирского пароходства от 13 августа 1942 года за № 231 принято от Беломорской военной флотилии в ведение СГМП.

В сентябре 1942 года под прежним названием «Вятка» пароход был привлечен для перевозки войск в Арктику. 19 сентября он в составе первого эшелона транспортов доставил в губу Белушья часть личного состава Новоземельской военно-морской базы.

С 7 февраля 1943 года в составе военизированных транспортов Беломорской военной флотилии пароход «Вятка» в течение навигации 1943 года перевозил грузы и военнослужащих в конвоях: «ИБ-30» – из Иоканьги в Архангельск (август) и «БА-25» – из Северодвинска (Молотовск) в Нарьян-Мар (сентябрь – октябрь).

Зимой 1943–1944 года пароход находился на ремонте.

Зимой 1944 года осуществлял перевозки людей и грузов между Мурманском и Печенгой, доставил в Северную Норвегию подразделения норвежской освободительной армии.

В 1945 году экипаж парохода «Вятка» приступил к мирной службе.

В ноябре этого года для оказания помощи МГМП пароход вышел на грузопассажирские линии Кольского залива (в Озерко и Териберку).

В 1946 году он должен был обслуживать Канино-Чешскую линию, но эти рейсы отложили до первой половины июля, так как пароход задержался в Мурманске.

В ноябре 1946 года за успешное выполнение заданий Государственного Комитета Обороны пароход получил на вечное хранение Почетный вымпел Народного комиссариата морского флота СССР.

В соответствии с приказом ММФ за № 133 от 18 апреля 1947 года он в 1947 году эксплуатировался на Канино-Чешской линии, а по приказу ММФ за № 159 от 19 апреля 1948 года в 1948 году – на Мезенской линии. В 1948 году текущий ремонт судна продлился до 10 мая.

По состоянию на 13 мая 1949 года пароход «Вятка» имел 152 пассажирских места. В 1949 году текущий ремонт был проведен до 15 мая, и по приказу ММФ за № 149 от 30 марта 1949 года пароход выполнил на несрочных линиях: на Онежской – два рейса, на Мезенской – три рейса, на Терско-Кандалакшской – два рейса, на Канино-Чешской – три рейса и на несрочных линиях смешанных направлений – восемь рейсов. С 16 мая 1951 года работал на Мезенской линии.

Однако с годами пароход старел. Во исполнение приказа ММФ за № 56 от 12 февраля 1955 года была назначена комиссия пароходства совместно с представителями Регистра для осмотра технического состояния некоторых судов, в том числе и «Вятки», для определения дальнейшего использования. Осмотр в мае 1955 года подтвердил возможность дальнейшей ограниченной эксплуатации парохода. В январе 1960 года «Вятка» была выведена из эксплуатации и исключена из списков судов ММФ.


Вот на таком героическом пароходе нам посчастливилось проходить первую в жизни плавательскую практику.

Капитаном парохода был Владимир Дмитриевич Самбурский.

Несколько слов о капитане морского судна.

Капитан – морской термин, означающий должностное лицо, возглавляющее экипаж гражданского судна и несущее ответственность за его действия. В штатной ситуации необходимым и обязательным считается обладание судоводительским образованием и наличие морского звания капитана (штурмана) дальнего плавания или капитана (штурмана) малого плавания; капитан – представитель судовладельца и грузовладельцев в отношении долгов и исков, обусловленных нуждами судна, груза и плавания, при отсутствии их иных представителей.

Он также несет ответственность за управление судном, в его обязанности вменяется обеспечение безопасности плавания, поддержание порядка на вверенной его командованию плавучей единице, предотвращение всякого вреда ей, людям и грузам. Распоряжения капитана в пределах его полномочий обязательны для исполнения всеми лицами, находящимися на судне. Он вправе изолировать любое лицо, чьи действия угрожают безопасности судна и людей, и проводить дознание в случае совершения преступления на борту. Контролирует прием и увольнение членов экипажа, применяет меры поощрения и взыскания, выполняет нотариальные функции на судне (при рождении, смерти, составлении завещания и т. д.). Организует аварийно-спасательные работы при получении сигнала бедствия с другого судна, возглавляет борьбу за живучесть судна (своего); а при необходимости – оставляет его последним, захватив судовой, машинный и радиотелеграфный журналы, карты рейса, документы и ценности. Капитан судна сохраняет свои права и после гибели судна, вплоть до возвращения экипажа на родину. Принимает все необходимые меры для предотвращения захвата судна врагами в военное время и пиратами – в мирное. Взаимодействия капитана судна с лоцманами оговариваются особыми предписаниями.


Начальником судовой радиостанции был Филимонов Сергей Иванович, участник Великой Отечественной войны, радиоспециалист высокого класса.

Мы уже знали азбуку Морзе и могли принимать и передавать радиограммы со скоростью до 60 слов в минуту. Сергей Иванович нам доверял садиться за ключ и держать радиосвязь с Архангельском и Мезенью. Для нас это было неописуемое счастье. На практике мы знакомились с работой всех электрорадионавигационных приборов, изучали устройство радиоприемника и радиопередатчика. Знакомились с устройством судна, с работой машинного отделения, рулевой и штурманской рубки.

Впервые мы с Генкой Корзниковым увидели море. Вечерами, сидя на кнехтах на полубаке, мечтали о далеких морских походах. Мы уже поняли, что море любит и уважает только крепких и мужественных людей, знающих свое дело. Самообладание и знания нужны для качественного выполнения поставленных задач.

Белое море – со своим специфическим характером, с беломорской штормовой волной. В один из рейсов мы попали в шестибальный шторм, и когда пришли в Архангельск и вышли на причал Красной пристани, то нам казалось, что и на берегу качает. Одним словом, море, как нам показалось, приняло нас в многотысячный коллектив моряков.

В дальнейшем я ни разу не пожалел, что стал моряком дальнего плавания и отдал этой профессии почти 20 лет.

После окончания плавательской практики мы написали подробный отчет, защитили его перед специальной комиссией в мореходной школе, и нас отпустили домой на каникулы на один месяц.

После отпуска – снова за учебу. Учебная программа была многопрофильная. За второй курс надо было изучить множество дисциплин. Мы должны были в совершенстве знать устройство и принципиальную схему радиоприемников, радиопередатчиков, радиолокаторов и других навигационных приборов. Учеба была очень напряженная, все мы хотели учиться только на «отлично», так как были счастливы, что учимся в таком прекрасном учебном заведении. Свободного времени было мало, в увольнение в город отпускали только в субботу и воскресенье. Группа состояла из ребят, приехавших из разных городов страны. Жили дружно.


Группа курсантов Архангельской мореходной школы. Слева направо: К. Корняков, И. Копытов, Ю. Абрамовский, В. Голышев, В. Баландин. 1955 г.


Сегодня хочется вспомнить наших ребят: Славку Яковлева и Сашку Цыдзика из Тамбовской области, Витьку Баландина и Витьку Голишева из Новосибирской области, Диму Шадрина из Вологды, Вовку Медведева из Костромы, Костю Кичигина из Карелии, Генку Корзникова из Украины, моих одноклассников из Красноборска – Вальку Полудницына и Толю Преминина и многих других.

Учеба прошла быстро. Все мы успешно сдали государственные экзамены, получили соответствующие дипломы.

После окончания школы в соответствии с приказом Министерства морского флота нас распределили в Советское Дунайское морское пароходство (г. Измаил). Мы, конечно, все обрадовались такому хорошему распределению и были готовы работать в этом пароходстве.


Морская практика на судах Северного морского пароходства

Но пока оформляли документы (прошло две недели), из министерства другой приказ – всех в Северное морское пароходство!

Для читателей наверняка будет интересна краткая история Северного морского пароходства.

28 мая 1870 года император Александр II подписал Ус т а в «Товарищества Беломорско-Мурманского срочного пароходства».

Инициаторами образования «Товарищества» были беломорские и кольские (мурманские) промышленники, купцы, частные судовладельцы, объединившие свои капиталы. Министерство финансов России выделило пароходству ежегодное государственное пособие в размере 30 тысяч рублей. Регулярное сообщение между населенными пунктами Белого моря открыли два 40-сильных парохода – «Великий князь Алексей» и «Качалов». После нескольких аварий пароходство оказалось без средств к существованию и в феврале 1875 года закрылось.

Однако уже в мае этого же года образовано новое товарищество – «Архангельско-Мурманское срочное пароходство». Первым председателем правления стал Ф. В. Чижов, а директором-распорядителем – В. Р. Шельтинг, который открыл контору в Архангельске.



Здание Северного морского пароходства. Архангельск. 1956 г.


Новое акционерное общество приобретало паровые и парусные маломерные суда и уверенно справлялось с перевозками грузов и пассажиров по Белому и Баренцеву морям. К 1908 году в пароходстве было уже 14 грузовых судов.

5 февраля 1918 года В. И. Ленин подписал Декрет о национализации флота, в общенациональную собственность переходили все морские и речные суда частных и акционерных компаний. Впервые учреждено Главное управление водного транспорта – «Главвод». В Архангельске в условиях острой борьбы и сопротивления частных судовладельцев было национализировано около 50 морских судов.

Однако 1 августа 1918 года Архангельск захватили белогвардейцы и интервенты. Декрет о национализации флота был отменен, имущество вывезено за рубеж.

К февралю 1920 года Архангельск был освобожден, а к апрелю создано Управление морского транспорта – «Беломортранс», и проведена опись оставшихся судов, вторично национализированных молодой республикой. Их осталось всего 25 единиц, включая парусные.


Руководство Северного морского пароходства. Слева направо: председатель Севбаскомфлота Ф.С. Караканджи, начальник Северного морского пароходства С.И. Кузнецов, секретарь парткома Л.П. Воронцов. Архангельск. 1956 г.


Пароходы «Юшар», «Умба», «Чита», «Кия» и другие составили основу советского торгового флота на Севере. В это время был подписан Декрет Совнаркома о восстановлении пяти крупных портов страны, в том числе Архангельска.

В последующие 70 лет судоходная компания часто меняла свое название, но форма собственности оставалась неизменной – государственное предприятие морского транспорта. До 1941 года пароходство получило 43 новых судна.

Во время Великой Отечественной войны на плечи архангельских моряков легло обеспечение северных конвоев, арктических перевозок.

В период войны морскому транспортному флоту страны был нанесен большой удар: 238 из 534 транспортных судов было потоплено, 63 сильно повреждено. Серьезный ущерб понес и флот Северного морского пароходства: 12 судов было потоплено.

Суровому испытанию подвергся наш флот в годы войны и выдержал его с честью. Моряки в этой борьбе проявили лучшие качества: выдержку, умение работать в самой сложной обстановке, эксплуатировать транспорт с максимальным эффектом.

1945 год знаменует начало нового этапа в истории развития морского транспорта и Северного пароходства. Создавался современный транспортный флот мирового значения, началось полное освоение всех районов плавания, включая Арктику и тропики.

Особую страницу в истории нашего пароходства занимает работа буксирно-лихтерного флота. После войны, когда остро встал вопрос об увеличении тоннажа и обеспечении все возрастающих перевозок, было принято решение развивать буксирно-лихтерный флот.


Буксирный пароход «Мгла»


Передача трехтысячных лихтеров и 800-сильных буксиров Северному пароходству положительно сказалось на общем росте перевозок грузов в Северном бассейне. Сначала некоторые судоводители с робостью брались за буксировку лихтера длиной в 92 метра. Надо сказать, что радиус действия буксирно-лихтерного флота постепенно расширялся. С Белого моря пошли в Баренцево море, потом стали появляться в районах Карского моря, а потом и в водах Балтики. Мне приходилось работать начальником радиостанции на трех буксирах: «Мгла», «Полярный» и «Кандалакша», которые буксировали трехтысячные лихтера с различными народнохозяйственными грузами в Нарьян-Мар, Мурманск, на Новую Землю, в Дудинку и даже в Певек. Особенно трудно проходила буксировка в штормовую погоду, в ледовых условиях.

Начиная с 1958 года пароходство пополнялось новым транспортным флотом. Мощные скоростные, в основном с дизельными установками, суда Северного пароходства стали появляться в морях и океанах мира.

Всего до 1970 года в пароходство поступило 121 новое судно. Кроме пополнения флота, пароходству были подчинены порты Архангельск, Онега, Мезень, Нарьян-Мар, все портопункты, судоремонтные заводы «Красная кузница», «Лайский СРЗ». В мае 1970 года за заслуги в развитии морского транспорта и в связи со 100-летием со дня основания Указом Президиума Верховного Совета СССР Северное морское пароходство было награждено орденом Ленина.


Буксирный пароход «Полярный»


Лихтер под погрузкой пилолеса в п. Умба


Наиболее активно пароходство развивалось именно в 1970-е годы, поэтому следует рассказать более подробно именно об этом. Я хорошо помню этот период – период расцвета Северного морского пароходства. Именно в эти годы в пароходство поступали крупнотоннажные суда («Николай Новиков», «Владимир Тимофеев», «Капитан Бурмакин», «Капитан Мочалов», «Капитан Замятин», «Капитан Глазачев»), которые решали задачу резкого повышения провозной способности на перевозках леса. Именно эти теплоходы принимали в трюмы и на палубу более 16 тысяч кубометров пилолеса.

Теплоходы каждой новой серии привносили что-то новое, свое, особенное в решение задач, связанных с интенсификацией погрузочно-разгрузочных работ, всего транспортного процесса. Так, типичное детище девятой пятилетки – теплоход «Пионер Москвы», открывший серию «пионеров», впервые проектируемых транспортных судов для работы в высоких широтах, получает постоянную прописку на перевозках к «ледовым причалам» Малоземельской тундры. Признанием высокой степени надежности «пионеров» в ледовых условиях и профессионального мастерства командного и рядового состава, мастерства, приобретенного на арктических трассах и у зыбких ледовых причалов Печорского и Баренцева морей, стало включение теплохода «Пионер Эстонии» в состав 25-й Антарктической экспедиции.


Крупнотоннажный теплоход «Капитан Глазачев»


Настойчиво осваивали пакетные и безстензельные перевозки пилолеса экипажи теплоходов серии «художников»[1]: «Игорь Грабарь», «Вера Мухина», «Иван Шадр», «Михаил Черемных».

В эти годы суда для Северного морского пароходства строят, кроме советских судостроителей, рабочие Венгрии и ГДР, Польши и Румынии, Югославии и Финляндии. О характере развернувшегося судостроения в эти годы можно судить по тому, что даже Красноярский судостроительный завод, находящийся за две тысячи километров от морских просторов, поставлял пароходству серию малотоннажных теплоходов типа «Балхаш».

Традиционным экспортным товаром для северян был все эти годы лес. Более чем в 70 стран мира экспортировала советская промышленность лесоматериалы и целлюлозно-бумажные товары. Специалисты подсчитали, что в каждом десятке судов, выходивших в загранплавание, одно везло лес. Большая часть этих перевозок приходится на долю Северного морского пароходства. Реальной становится рейсооборачиваемость судна с пакетами из портов Беломорья в страны Европы за три-четыре недели. Прибыль на пакетных перевозках была втрое выше, чем на перевозках леса россыпью.

Один за другим переходили на пакетирование пиломатериалов лесозаводы Архангельска, Онеги, Мезени, Нарьян-Мара. Лесопильно-деревообрабатывающий комбинат имени В. И. Ленина первым в стране перешел полностью на отгрузку пилолеса в пакетах. Стивидоры комбината добивались рекордных показателей на погрузке судов типа «Котласлес». При готовности товара теплоход загружался за двое суток (а россыпью – за 15 суток). Затем форсировали изготовление пакетов стивидоры Игарки.


Теплоход «Никель»


Пароход «Приволжск»


Не менее успешно шли поиски оптимального варианта перевозки ежегодно огромного объема народно-хозяйственных грузов на арктической линии Архангельск – Дудинка. Жесткие временные рамки плавания в высоких широтах сдерживали растущий грузопоток на этом направлении. Моряки и портовики Архангельска становятся пионерами массовых контейнерных перевозок для Норильского горнометаллургического комбината и других предприятий этого экономического района. Доставка грузов в Арктику в пакетированном виде и в контейнерах положила начало качественно новой технологии переработки грузов. Контейнерные перевозки успешно развивались. На Бакарице создается второй многоярусный терминал. На одном концентрируются грузы для Норильскснаба, на другом – для Норильскторга. Такое разделение было крайне необходимо: начиная с августа на причалах этого района порта разгорается страдная пора по срочной отправке в Арктику картофеля, капусты, яблок, арбузов… Этот своеобразный конвейер: поля юга – склады Арктики – дают значительные экономические выгоды. Задачи дальнейшего наращивания экономического потенциала северных и восточных районов нашей страны, повышения их роли в общегосударственном производстве промышленной продукции, рационального использования энергетических, топливных и сырьевых ресурсов требовали дальнейшего транспортного и научного освоения Арктики. С каждым годом условия плавания здесь улучшались, совершенствовалась ледовая разведка, оповещение судов о ледовой и метеорологической обстановке, обобщался опыт плавания во льдах лучших капитанов Севера.

Следует отметить, что семидесятые годы прошлого века стали памятным этапом в экономическом и социальном развитии Северного ордена Ленина морского пароходства, его флота и береговой базы.


Теплоход «Котласлес»


Пароход «Иван Рябов»


Они подготовили прочный плацдарм для дальнейшего продвижения по пути технического прогресса. Впереди – новые маршруты, новые открытия и победы. Однако история повернула все вспять. В связи с развалом Советского Союза стало постепенно разваливаться одно из лучших в СССР пароходств. Пароходство в 1992 году было приватизировано, оно вновь стало акционерным обществом (ОАО) и распалось на составляющие: флот и управление им (судоходная компания), порты (все самостоятельные), судоремонтные заводы. Период реформ оказался настолько сложным, что для сохранения судоходной компании пришлось частично жертвовать флотом; к нынешнему юбилею[2] пароходства в строю 46 теплоходов. Однако сегодня ОАО «Северное морское пароходство» встает на ноги. За два последних года приобретены четыре новых современных судна: «Капитан Рынцын», «Сергей Кузнецов», «Юпитер-1», «Товра». Заключаются взаимовыгодные контракты, появляются новые партнеры, возрождается социальная сфера.

Итак, 1956 год. Нам предстояло работать в Северном морском пароходстве.

Мы получили направление и прибыли в отдел кадров. Нас направили на разные суда пароходства. Меня – на теплоход «Волга» (старое название «Александр Косарев», построен в Голландии в 1936 году). В отделе кадров нам сказали, что нас пока к самостоятельной работе не допустят, так как надо иметь так называемый рабочий диплом. А чтобы его получить, надо быть практикантами радиооператора на судах дальнего плавания 6 месяцев. Мы это положение знали, и каждый приступил к плавательской практике.

Получив приказ в отделе кадров пароходства, я прибыл на теплоход «Волга», который стоял на Бакарице и грузился народнохозяйственными грузами назначением в арктический порт Тикси. Это было 16 июля 1956 года. Капитаном был Б. Г. Ревуненков. На судне меня поселили в двухместную каюту. Начальника радиостанции на судне не было.


Теплоход «Волга» способен перевозить любые грузы, кроме наливных


Судно мне очень понравилось. В те годы в пароходстве теплоходов было мало, в основном старые пароходы (угольщики), буксиры и лихтера.

Пока судно стояло в порту под погрузкой, я на берег не ходил. Перед самым отходом прибывает начальник судовой радиостанции Виктор Михайлович Соболев. Я ему представился, что прибыл для прохождения плавательской практики на 6 месяцев.

Виктор Михайлович меня хорошо принял и подробно ознакомил с радиорубкой и приборами, которые обслуживает начальник радиостанции.

Поручил мне после окончания погрузки поднять антенны, проверить их крепление. Кроме этого, поручил мне съездить в пароходство в службу связи и получить УКВ-радиостанцию и доставить ее на судно.

В те годы в Арктике все суда держали связь с ледоколами только по УКВ-связи, причем на закрытых каналах связи, которые знал только начальник радиостанции.


Радиорубка теплохода «Волга»


Вся радиоаппаратура на судне была старая американская, типа «Моккей радио». Такую радиоаппаратуру в мореходной школе мы не изучали.

Виктор Михайлович показал, как включаются радиопередатчики средних и коротких волн, а также как работает аварийный радиоприемник и радиопередатчик. Обратил особое внимание на то, что они работают только от аккумуляторов. Наша обязанность была внимательно следить и постоянно проверять, чтобы они были всегда заряжены и имели напряжение 24 вольта.

Судно закончило погрузку, на борт прибыл лоцман, и мы вышли в море.

Всего в мире 63 моря, из них 25 – в Тихом, 16 – в Атлантическом, 11 – в Индийском и 11 – в Северном Ледовитом океанах. Северный Ледовитый океан – наименьший по площади океан Земли, расположен полностью в северном полушарии. Площадь океана 14,75 млн квадратных километров, средняя глубина – 1225 м.

Море – часть Мирового океана – большое водное пространство, ограниченное с одной или нескольких сторон сушей и отделяемое от самого океана островами или возвышенностями подводного рельефа.

Итак, впереди нашего пути были Белое, Баренцево моря. Затем Карское море – это уже Арктика. Ледовая обстановка позволяла идти самостоятельно. Капитан дал руководству морских операций Западного сектора Арктики радиограмму, что идем из Архангельска с грузом в Тикси. Получили ответ: пока в районе Диксона ожидайте формирование каравана. В эти годы был самый массовый завоз народнохозяйственных грузов в Арктику. Не зря моряки называли рейсы в Арктику из Архангельска НАПРАВО или НАЛЕВО: если суда, выходя из горла Белого моря, поворачивали НАПРАВО, это значило – арктический рейс, а если НАЛЕВО, то с пилолесом – в Европу.


Теплоход «Саянылес»


Так вот, мне приходилось поворачивать направо около 20 лет ежегодно. Мне особенно нравились рейсы в Арктику. За эти годы пришлось завозить грузы на Новую Землю, в портопункты Ненецкого автономного округа – в Пешу, Ому, Чижи, Шойну, Амдерму, Дудинку, Игарку, на Диксон, на многие метеостанции, которых в Арктике было сотни. Кроме этого, в восточную часть Арктики – в Хатангу, Тикси, Певек.


Начальник радиостанции Виктор Михайлович проверил мое умение работать на ключе, а также знание всего радиокода и разрешил мне в ночное время нести радиовахту на частоте 600 метров, на которой постоянно несут вахту радисты всех судов, находящихся в морях и океанах. На этой частоте вызывается судно береговой радиостанцией и дается указание для приема и передачи радиограммы с переходом на другую частоту, например, 480 кгц. Неся вахту на частоте 600 метров, я обязан был слушать наличие сигнала СОС. Если таковой появлялся, должен был немедленно вызвать начальника радиостанции. В этом рейсе такого вызова не было. Считаю необходимым рассказать читателю, что же такое сигнал СОС, его историю и назначение. SOS (СОС) – международный сигнал бедствия в радиотелеграфной (с использованием азбуки Морзе) связи. Сигнал представляет собой последовательность «три точки – три тире – три точки», передаваемую без каких-либо межбуквенных интервалов (…–…).

Таким образом, эта девятизначная группа представляет собой отдельный символ азбуки Морзе. Буквенное сочетание «SOS», связанное с этим сигналом бедствия впоследствии, является произвольно выбранным из нескольких возможных буквенных или буквенно-числовых последовательностей, из которых может быть составлен этот девятизначный символ, поскольку данная последовательность удобна для запоминания. Фразы, за аббревиатуру которых сигнал ошибочно принимается, такие, как Save Our Sons / Save Our Spirits (спасите наши души), Save Our Ship (спасите наш корабль), Swim Or Sink (плывите или утонем), Stop Other Signals (прекратите другие сигналы), а также русское – «Спасите от смерти», появились уже после того, как сигнал стал использоваться в международной практике.

В голосовой связи сигнал «SOS» не применяется, сигналом бедствия служит «Mayday».

В 1903 году на первой Международной радиотелеграфной конференции в Берлине, в работе которой принимали участие представители России, Австро-Венгрии, Франции, Англии, Испании, Италии, США, одним из первых вопросов был вопрос о принятии единого радиосигнала о бедствии. Был предложен сигнал SSSDDD. Но конкуренция взяла свое, и соглашение не было принято, но для судов, на которых была аппаратура фирмы «Маркони», за сигнал бедствия были приняты три буквы – CQD.

По видимому, эту букву выбрали потому, что с неё начинается английское слово «danger» (опасность). Спустя четыре года в Берлине состоялась вторая радиотелеграфная конференция, на которой было предложено утвердить выше названный сигнал как международный сигнал бедствия. На это последовало серьезное возражение, т. к. первые две буквы предложенного сигнала совпадали с буквами общего радиотелеграфного вызова железнодорожной телеграфной связи – CQ.

Поэтому германская фирма «Арко» предложила комбинацию букв SOE. Это предложение также было отклонено, т. к. буква Е в азбуке Морзе передается одной точкой и при помехе ее трудно уловить. Поэтому было предложено заменить эту букву буквой S, что и было поддержано членами конференции.

Этот сигнал представлял собой три точки, три тире, три точки, был достаточно ритмичным и хорошо воспринимался на слух, его трудно было спутать с чем-либо другим.

Но фирма «Маркони» продолжала упорствовать, и в системе своих станций продолжала пользоваться только сигналами SQD.

И только такая страшная трагедия, как гибель «Титаника», сломила упрямство фирмы. Судовой радиотелеграфист безуспешно передавал сигнал SQD, пока его помощник не посоветовал ему передавать сигнал SOS.

Именно на этот сигнал откликнулись несколько судов, находившихся в этом районе.


…Итак, идем в Арктику. Зашли в Карское море, сразу почувствовали арктический воздух – чистый, свежий, прохладный. Карское море для понимания Арктики – бассейн ключевой, так как это море как бы является транзитными воротами Арктики.

Радиорубка находилась на ботдеке на верхней палубе. Я не закрывал дверь и наслаждался прекрасным морским воздухом. Мне казался он каким-то необычайно вкусным.

Погода замечательная, тихая морская гладь. В радиоэфире слышу разговоры судов (азбукой Морзе), находящихся в далекой и ближней Арктике. С нетерпением жду, когда же мне посчастливится поработать с береговой радиостанцией или с ледоколом.

Капитан Борис Григорьевич Ревуненков принес радиограмму для передачи ее руководству Западного сектора Арктики, штаб которого находился на острове Диксон. Руководителями Западного сектора Арктики были известные капитаны Майнагашев, Бурков.

Капитан сообщает о времени подхода теплохода к Диксону и запрашивает, когда и как нам двигаться дальше, будет ли формироваться караван.

Эту первую радиограмму мне доверил Виктор Михайлович передать на Диксон. С большим волнением взялся за ключ и стал вызывать радиостанцию Диксона. Радист сообщает мне, чтобы я перешел на другую частоту – он готов принять от нас радиограмму. Следует отметить, что все радисты арктических радиостанций были асами, скорость приема и передачи у них доходила до 150 знаков в минуту. А я – только 60. Сообщил ему, что за ключом практикант. Он отвечает: «Давай передавай». Весь текст передал. Он ответил, что принял. Закончив работу, я заметил, что весь в поту. Еле-еле оторвал руку от ключа.

Виктор Михайлович сидел на диване и улыбался:

– Ну что, Маркони? Ты думал, что работа радиста – так себе? А почему же весь вспотел?

Прошло уже 50 лет, а я помню эту первую радиограмму, которую передал самостоятельно.

…Наступает время тишины. Радисты напряженно вслушиваются в молчаливый эфир – нет ли сигналов от терпящих бедствие судов. В эфире привычные шумы исчезают ровно на три минуты. Спустя мгновения эфирная жизнь вновь оживает. На суда из своих пароходств (радиоцентров), а также с береговых радиостанций летит информация о погоде, ледовой обстановке, указания о новых рейсовых заданиях и т. д. – с судов ежедневные диспетчерские сводки. Экипажи знают: чтобы ни случилось, их всегда услышат в эфире. Большая земля придет на помощь.

Значение радиосвязи для морского судоходства страны трудно переоценить. Уже много десятилетий она – незаменимая помощница в деле обеспечения безопасности мореплавания и охраны человеческой жизни на море, в оперативно-диспетчерском управлении флотом. Да и в создании здоровой психологической обстановки в море радиосвязь играет не последнюю роль, ведь возможность сообщить своим родным и близким или получить от них радиограмму помогает легче переносить тяготы морской жизни и разлуку с близкими.

С 15-й по 18-ю и с 45-й по 48-ю минуты каждого часа в режиме Морзе прекращается работа на всех частотах, а радисты морских и береговых радиостанций напряженно вслушиваются в эфир. Это и есть «минуты тишины».

Сейчас прогресс в области средств связи и навигации шагнул очень далеко: есть коротко– и ультракоротковолновая связь, радиолокация и навигация и многое другое. Но откуда и когда появилась радиосвязь на флоте, сейчас уже мало кто задумывается.

Наверное, интересно будет моим читателям рассказать самые интересные факты о том, как радио с момента создания его великим гением русского физика А. С. Попова проложило себе дорогу на морском флоте. Мы остановимся лишь на начальном, но очень важном этапе становления радиосвязи на флоте, охватывающем небольшой период, – с 1900 по 1917 год. Именно в это время радиосвязь прошла свой путь от опытного до массового и обязательного внедрения на флоте. Осенью 1901 года по инициативе А. С. Попова была создана первая линия радиосвязи для нужд речного судоходства в Ростове-на-Дону между портом и плавучим маяком в дельте Дона. До этого летом 1901 года А. С. Поповым были усовершенствованы им же созданные и испытанные на Балтийском флоте (на учебных кораблях «Африка» и «Европа») в 1897–1898 гг. радиостанции. Он испытал их в начале осени 1901 года, во время перехода Черноморской эскадры из Севастополя в Новороссийск, осуществив двухстороннюю радиосвязь на расстоянии 150 км.

1901 год можно считать годом рождения радиосвязи на гражданском морском и речном флоте. В последующем произошла значительная модернизация приемопередающих радиостанций, заслуга которой, несомненно, принадлежит А. С. Попову. В эти годы радиосвязь в основном использовалась на кораблях военно-морского флота. И только в 1908 году искровые радиостанции стали устанавливаться на русских торговых судах «Русского восточно-азиатского пароходства», компании «Добровольный флот» и «Русского общества пароходства и торговли».

Совершенствование радиоприемопередающей аппаратуры все время продолжалось. Можно сделать вывод, что радио как средство связи, обеспечивающее безопасность мореплавания, оперативность в информировании путевой обстановки и передачу коммерческих сообщений, прочно вошло в обиход на морском, а позже на речном флоте.

Закончив рассказ о важнейшем открытии А. С. Попова, вернемся к нашему арктическому рейсу.

Через четверо суток прибыли на рейд Диксона. Погода в Арктике меняется по нескольку раз в сутки. Самолет полярной авиации, который проводил разведку состояния ледовой обстановки, сообщил, что вследствие движения льдов с Запада на Восток, в том числе в проливе Вилькицкого, обстановка оказалась трудной. Поступила команда формироваться в караван, проводку будут осуществлять ледоколы «Ермак» и «Красин».



Теплоход «Волга» на рейде Диксона в ожидании каравана. 1956 г.


Я впервые увидел этих мощных красавцев, арктических исполинов того времени. Радиосвяь в караване осуществлялась только на УКВ-радиостанциях.

Сразу же мы встретили тяжелые льды, медленно, но шли вперед. Через некоторое время с «Ермака» сообщили, чтобы «Волга» вышла из состава каравана и ждала в этой точке дизель-электроход «Индигирку». Ожидание продлилось несколько суток.

Все это время мы стояли, зажатые во льдах. Погода была солнечная. Мы даже выходили на лед, играли в футбол. К борту судна подходили хозяева Арктики – белые медведи.

Через некоторое время с «Индигирки» сообщили, чтобы мы готовились к буксировке. Боцман Бачурин с палубной командой подготовили соответствующие буксирные тросы и подготовились к буксировке.

Это замечательное судно, построенное в Голландии по нашему проекту, имело усиленный ледовый класс. Капитан дизель-электрохода Андрей Иванович Пинежанинов – наш архангельский земляк. Герой Социалистического труда. Через пролив Вилькицкого «Индигирка» благополучно вывела наш теплоход в море Лаптевых, где ледовая обстановка была для нас благоприятной. Мы поблагодарили «Индигирку» и пожелали экипажу счастливого плавания и семь футов под килем.


Почему же морякам, уходящим в море, всегда говорят: «Семь футов под килем!»? Вот эта история.

Известно, что уже около 6000 года до н. э. в Египте был известен парус. Долгое время он был крайне примитивным. Суда имели всего одну-две мачты. Поэтому в случае встречного ветра подобные суда были вынуждены становиться на якорь, дожидаясь, пока ветер снова не станет попутным. Это обстоятельство вынуждало корабли держаться вблизи берегов, сторониться открытого моря. И естественно, что нередко они садились на мель или разбивались о прибрежные скалы. Поскольку осадка кораблей того времени при полной загрузке не превышала двух метров, опытные кормчие старались иметь под килем не менее семи футов (примерно два метра) с тем, чтобы даже при волне не могло ударить о грунт.


Ледокол «Капитан Мелехов» проводит караван судов


Должно быть, отсюда и пошло доброе пожелание: «Попутного ветра» и «Семь футов под килем». Однако есть и другое объяснение этого обычая. Вспомним, что на Руси с древних времен число «семь» было особо почитаемо. Заглянем в «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля – моряка, русского писателя, лексикографа и этнографа.

В этом словаре числу «семь» отведено значительное место. Оказывается, десятки русских поговорок и пословиц так или иначе связаны с этим числом: «Семь раз отмерь, один отрежь», «За семь верст киселя хлебать», «Как семеро пойдут, Сибирь возьмут! Такие все молодцы», «Рубить семерым, а топор один», «Двое пашут, а семеро стоя руками машут», «Делай дело за семерых, а слушайся одного», «Чем семерых посылать, так самому побывать», «Семь пядей во лбу», «Семь пятниц на неделе» и так далее.

Вполне возможно, что пожелание «Семь футов под килем!» произошло на Руси из-за особого расположения к этому числу.

Иметь всегда в плавании семь футов под килем – значит, через неизбежные в долгом пути штормы и качку, опасные отмели и рифы успешно привести свое судно к намеченной цели.

Пожелать такого – значит создать отправляющимся в трудный путь хорошее настроение, вселить в них уверенность в благополучном исходе плавания. Тогда не столь страшными да тяжкими покажутся им любые препятствия и испытания.

Прибыли в Тикси. Это крупный арктический поселок, находится в устье реки Лена.

3,5 тысячи тонн груза выгрузили и вышли в балласте обратно назначением на Архангельск. Рейс продлился около 2 месяцев.

С приходом в Архангельск меня вызвали в отдел кадров пароходства, где я получил назначение на пароход «Хозе Диас» для продолжения плавательской практики в должности практиканта-радиста. Начальником судовой радиостанции был Александр Ильич Панков, опытный специалист. В отделе кадров выдали соответствующие документы для получения паспорта моряка загранплавания. В конторе капитана порта за два дня оформили паспорт, и я прибыл на пароход «Хозе Диас». Судно старое, построено в 1921 году в Германии. Пароход передан СССР по репарации.

Александр Ильич принял меня тепло и с разрешения старпома поселил в каюту лоцмана, которая находилась рядом со штурманской рубкой. Капитаном парохода был Владислав Владимирович Ручкин, опытный капитан дальнего плавания. Экипаж – 36 человек.


Пароход «Хозе Диас» под погрузкой на лесозаводе № 23. Назначение – в Калининград


На лесозаводе № 23 загрузились лесом назначением на Калининград. Вышли в рейс.

Стал знакомиться с радиорубкой, с расположением электрорадионавигационных приборов. Радиоаппаратура была новая советская, радиопередатчик типа «Ёрш», радиоприемник «Волна», электрорадионавигационные приборы также были все отечественные. Александр Ильич ознакомил меня с оборудованием радиорубки, проверил мои возможности работать на средних и коротких волнах и сказал, что первое время нести вахту будем вместе, а дальше будет видно. Такое решение вполне меня устраивало. Итак, вышли в море. После Нордкапа попали в жестокий шторм (время было осеннее), для меня это – настоящее испытание. Скорость хода парохода – 5–6 миль/час. Я не знал, что меня будет укачивать. Это ужасно. Питался только солеными огурцами и сухарями. Наконец прибыли в порт назначения. Рейс продолжался 12 суток.

После окончания выгрузки получили приказ идти на Фарерские острова (север Атлантики) погрузить рыбу в бочках и следовать в норвежский порт Тронхейм. В этом рейсе и пароходу, и членам экипажа был настоящим испытанием 12-бальный шторм (тем более, судно в балласте). Машинное отделение и кочегары с честью справились с трудностями и благополучно прибыли через 6 дней на Фарерские острова, порт Торсхавн.

Фарерские острова – группа из 18 островов в северной части Атлантического океана между Шотландией, от которой они отстоят почти на 400 км к северу, и Исландией, которая находится в 420 км к северо-западу от Фарер. Расстояние до Норвегии – 675 км, до Копенгагена – 1117 км (а от Калининграда до Фарер более 1500 км). Фарерские острова – автономный регион Королевства Дании. С 1948 года острова самостоятельно управляют практически всеми вопросами за исключением обороны и внешней политики.


На Фарерских островах. Слева направо: старпом И.В. Зуев, лоцман, 2-й помощник капитана, капитан В.В. Ручкин, 3-й помощник капитана Г.В. Белоусов, К.А. Корняков, машинист Волков


Фарерские острова были известны ирландским монахам примерно с 500 г. Сначала острова были шотландскими, затем с 11 века до 1380 г. входили в состав Норвегии, с 1814 г. острова стали датскими. В апреле 1940 года перешли под управление Великобритании. В сентябре 1945 года британская оккупация островов закончилась. В 1948 году острова снова вошли под юрисдикцию Дании. С 1984 года Фареры объявлены лёгтингом[3] зоной, свободной от ядерного оружия. На островах расположена военно-морская база Дании и радиолокационный комплекс НАТО.

В город увольнения не было, так как была плохая штормовая погода. По окончании погрузки вышли назначением в норвежский порт Тронхейм. Весь рейс также проходил в жесточайший шторм. Это было моё первое посещение иностранного порта.

Тронхейм расположен в Центральной Норвегии на берегах одноименного фьорда. Это один из древнейших городов Скандинавии. Он был основан королем викингов Трюгвассоном в 997 году и стал резиденцией норвежских королей. Старое название города – Нидарос. Лишь в XVI веке город был назван своим нынешним именем.

Тронхейм, с его деревянными домами, стоящими на сваях, и мощеными улочками, нам также запомнился. В городе много достопримечательностей: картинные галереи, великолепный готический собор Нидарос (собор святого Олафа), в котором венчаются королевские особы.

Город славится морской рыбалкой, сюда приезжают заядлые рыбаки со всего света. Благодаря действию теплого течения Гольфстрим климат здесь довольно мягкий. Зимой температура воздуха не падает ниже «минус» 2 градусов по Цельсию.

Мы выходили в город в увольнение и увидели, что город действительно красивый и своеобразный.

После выгрузки в Тронхейме получили рейс-задание следовать в Роттердам – принять груз назначением в порт Вентспилс.

Во время стоянки в Роттердаме была организована увлекательная экскурсия.


Одна из улиц Тронхейма


Город Тронхейм


К.А. Корняков (справа) с матросом парохода «Хозе Диас». Город Тронхейм. Норвегия. 1956 г.


Роттердам


Голландия, или Нидерланды, – уникальная страна. Это страна тюльпанов, ветряных мельниц, сыра. Почти 40 % ее находится ниже уровня моря. Оберегает эту северо-европейскую страну от посягательств моря мощная система дамб и каналов. К слову, каналов в Голландии преогромное количество, которые пронизывают всю страну вдоль и поперек.

Роттердам переводится как «дамба на Ротте». Была такая речушка, вокруг которой и появился этот город еще в 13 веке. Население Роттердама около 150 тысяч человек (по данным 1956 года)[4]. Во время Второй мировой войны город был практически весь разрушен немцами, погибло 25 000 человек, разрушено 24 церкви, 500 гостиниц и ресторанов. При отступлении немцы взорвали морской порт. После войны город стал быстро восстанавливаться, в том числе и морской порт, который вскоре заработал в полную силу.

Разноплеменный народ живет в Голландии в целом, и в Роттердаме, в частности: африканцы, арабы, азиаты, суринамцы, турки. Город приютил людей разных национальностей, которые живут здесь в мире и согласии. В городе и пригороде редко встретишь белого человека, белокурую красавицу – в основном темные лица и черные кудри. Вот ближе к центру, там можно повстречать типичного голландца – светловолосого высокого парня под метр девяносто. Женская половина Голландии тоже не отстает – рослые, с широкой костью, белокурые европейки.

Роттердам – это город с домами из красного кирпича с белой отделкой. Понравилась голландская речь. Это смесь малоприятных звуков, аканий и гэканий. Такое впечатление, что не говорят, а ругаются.

Не зря немцы говорят, что голландский язык – это «грязный» немецкий. Хотя большинство жителей города свободно владеют и английским языком.

Что понравилось в Роттердаме – архитектура в стиле авангарда. В центре города – банки, офисы и т. д. Памятников в городе много, и все они очень своеобразные. Есть памятник Второй мировой войне. Среди местных церквушек можно встретить и православный храм.


На одной из улиц Роттердама


Голландия – страна велосипедов. Для них есть и стоянки, отдельные полосы движения со своими светофорами и разметкой. Город чистый, мусорные баки – по всему городу. В городе есть множество музеев, среди которых самый известный – художественный музей Бойманса – ван Бёнингена, где можно лицезреть картины Рембрандта и Рубенса. Несколько позже мне посчастливилось побывать в картинной галерее Рубенса.

В городе есть морской музей, который может похвастаться коллекцией, состоящей из огромного количества объектов мореплавания, в частности, там около 600 моделей морских кораблей, около 1500 проектов конструкций, морские карты, атласы, документы.

У этого города особый дух и особая красота, пусть не совсем типичная для Нидерландов, но от этого вызывающая еще больший интерес. В этом городе в последующие годы приходилось бывать несколько раз. Он строился очень интенсивно.

Из Роттердама мы вышли в порт Вентспилс.

В те годы в Северном море после войны осталось много плавающих мин, все суда следовали с особой осторожностью только по рекомендованным фарватерам. По пути следования несколько в стороне от фарватера мы также увидели плавающую мину.

Капитан срочно передал на береговую радиостанцию координаты мины. Мы прошли благополучно, но через некоторое время по корме на расстоянии около двух миль увидели взрыв, а Александр Ильич услышал сигнал СОС.

Узкий фарватер не позволял нам оказать помощь этому судну. По рации было сообщение, что на помощь подошло иностранное судно.

Из Северного в Балтийское море проходили Кильским каналом.

Капитан об этом случае сообщил лоцману. Тот сказал, что судно было небольшое, весь экипаж удалось спасти.

Кильский канал расположен в Западной Германии.


Пароход «Хозе Диас» идет Кильским каналом. С этого моста на палубу нашего судна кидали антисоветские листовки


Когда мы проходили под мостами канала, западные провокаторы бросали пачки листовок на палубу. В основном листовки были подделаны под газеты «Правда», «Комсомольская правда» и другие. Читать их членам экипажа запрещалось, следовало немедленно передавать первому помощнику капитана. При их анализе он собирал экипаж и рассказывал о провокационных статьях.

Во время этого перехода капитану из отдела кадров пароходства пришло сообщение – практиканта радиста Корнякова отправить в отпуск. После отпуска прибыть в отдел кадров пароходства.


Самостоятельная работа радистом на судах Северного морского пароходства
(Кругосветный рейс на теплоходе «Волга»)

Из Вентспилса я отбыл домой в деревню Новошино в отпуск. После отпуска прибыл в отдел кадров пароходства.

В конторе капитана порта получил рабочий диплом радиооператора 2 класса.

Отдел кадров направил меня вторым радистом опять на теплоход «Волга». Я очень обрадовался и в тот же день прибыл на судно, которое стояло под погрузкой на Бакарице – назначением опять в Тикси.

Начальником радиостанции был Борис Александрович Слепухин, опытный специалист. С выходом в рейс Борис Александрович определил меня на самостоятельную вахту.


Атомный ледокол «Ленин» во льдах Арктики


В Карском море арктические будни


Капитан судна – Вячеслав Александрович Барачевский, первый помощник капитана – Павел Павлович Петраков, старший помощник капитана – Юрий Альфредович Лусь, 2-й помощник капитана – В. А. Попов, старший механик – А. И. Дмитриев.

Опять Арктика, опять следовать караваном. Через пролив Вилькицкого наш караван проводил ледокол «Ермак». Ледовая обстановка была удовлетворительная.

Благополучно прибыли в Тикси. Выгрузка несколько затянулась, так как навигация в Тикси практически закрылась, мы были последним судном.

Тальманами (счетчики груза) работали учителя, врачи и другие жители посёлка. Нам уже было известно, что обратно судно пройти не сможет. Море Лаптевых покрылось льдом, а пролив Вилькицкого до дна забит тяжелыми льдами. Об этой ситуации руководство морских операций Восточного и Западного секторов Арктики сообщили в пароходство.

Капитану из пароходства поступила команда следовать в балласте во Владивосток с последующим ремонтом теплохода в Китае на судоремонтном заводе порта Дальний. Этот переход для судна и экипажа оказался крайне трудным.

Наш теплоход имел небольшой ледовый класс. В Восточно-Сибирском море была сплошная шуга, мы свободно шли по назначению во Владивосток. В связи с тем, что теплоход был с кормовой надстройкой, капитан принял решение кормовые танки закачать водой, что позволило судну иметь лучшую устойчивость и увереннее вести себя во льдах.

Зашли в Чукотское море. Экипаж нес вахту. Погода способствовала хорошему ходу. По пути следования появлялись небольшие льдины, которые судно уверенно преодолевало. В один из дней около 16:00 часов судно ударилось о большую подводную льдину (видимо, айсберг), удар был настолько сильным, что некоторые члены экипажа даже вылетели из кроватей. С левого борта на шлюпочной палубе с книц вышибло спасательную шлюпку. Старпом Ю. А. Лусь вместе с боцманом Бачуриным и матросами быстро установили ее на штатное место. И вроде бы все. Однако боцман Бачурин поручил матросу Малышеву замерить баковые танки (оценить наличие там воды). И вдруг матрос кричит с бака, что танки сухие! Боцман бежит на бак и через баковый фальшборт видит, что на правой скуле пробоина размером примерно 4×4 метра. Передает информацию на мостик. Капитан дает команду: «Стоп машина!», после чего стали осматривать пробоину и ее размер. Выяснилось, что размер пробоины действительно примерно 4×4 метра и до переборки первого трюма осталось 50 см, а это критически опасно. Капитан принимает решение еще больше закачать кормовые танки, чтобы как можно больше поднялся штевень (носовая часть судна).

Этот случай насторожил весь экипаж, более того, стали ощущать, что скорость судна несколько упала. Как потом оказалось, были обломаны две лопасти винта главной машины. Короче говоря, случай для всех нас мог оказаться трагическим, могли бы «повторить подвиг» парохода «Челюскин», трагедия с которым случилась в феврале 1934 года. Кстати, еще одно удивительное совпадение: наша трагедия произошла приблизительно в месте гибели легендарного «Челюскина». О случившемся сообщили в пароходство и руководству порта Бухта Провидения. Зашли в порт. Провели полный осмотр судна. Пробоина действительно оказалась 4×4 метра. Моторист Смирнов в водолазном костюме спустился и проверил состояние винта и выяснил, что действительно обломано две лопасти.

В порту не было даже судоремонтной мастерской. Практически силами экипажа выполнили все работы, организаторами и исполнителями которых были старший помощник капитана Ю. А. Лусь, боцман Бачурин, старший механик А. И. Дмитриев, 2-й механик Носуля, 4-й механик Романов, моторист Смирнов и другие. Это очень трудоемкая работа (под водой). Через два дня обломанные лопасти отвинтили и поставили новые (у нас были запасные). Заварили листом железа пробоину. Проверили на герметичность (закачали первый трюм и баковые танки водой), а также проверили работу винта. Все сделано хорошо. Сводка погоды сообщает, что в океане шторм. Когда он закончится, никто не знает. Капитан принимает решение о выходе в море. Тихий океан встретил нас очень недружелюбно – жесточайшим штормом в 12 баллов, что равняется урагану.

Я, к сожалению, первое время болел «морской болезнью» (это выяснилось, когда был на практике на пароходе «Хозе Диас», кстати, тоже с кормовой надстройкой).

«Морская болезнь» – это напасть, которую приходится переживать в той или иной степени всем морякам. Неприятные ощущения, однако, смесь гордости за свое моряцкое предназначение и гадливости – за физиологическую, мягко выражаясь, антиэстетичность. В общем, до омерзения противный медицинский факт, который – ни обойти, ни объехать, ни откупиться от него никакими подношениями, потому как – природа.

Корабль – это не автомобиль, который можно остановить, чтобы пройтись по твердой почве и надышаться вволю чистым воздухом, и не качели, с которых, когда голова закружится, можно соскочить и как ни в чем не бывало заняться чем-то другим. Море – это почти постоянная качка, которую в «бортовом» ее варианте еще более-менее можно перенести, но вот когда эта качка приобретает «килевой» характер, то тогда хоть за горизонт вой: «Лучше вздерните меня на рее!».

Разумеется, у каждого моряка – своя личная история, свои ощущения и свои способы преодоления «морской болезни», ее симптонов и последствий. Однако есть и десяток общих для всех рецептов – моряки их отлично знают. Но прежде чем глотать «коле са», следует потренировать собственный вестибулярный аппарат, в общем, ввести в правило для себя нечто вроде физической зарядки, только не простой, а специфической – с преимущественным вращением в разные стороны головой, телом, частыми и быстрыми наклонами, стоянием на голове, упершись о стену. Тогда и «морская болезнь», если и не отступит окончательно, то уж, во всяком случае, и не разбушуется и не разгуляется бесконтрольно.

Лично я, ввиду врожденного, как мне кажется, характера, всегда стараюсь настраиваться на позитив. Если нахожусь на вахте, то голову кладу на стол и в таком положении могу свободно принимать и передавать радиограммы. И когда подкатывает тот чертов комок к горлу и когда хочется излить не только душу, но и желчные соки морскому богу, стараюсь об этом не думать. Особенно этот комок неприятен, когда кушаю в кают-компании, а он вызывает необходимость бежать к борту судна и все отправлять морскому богу. После этого делается хорошо, но все-таки ждешь следующего комка. В то же время, если за бортом – ураганный шторм, а мы сидим в столовой и смотрим интересный кинофильм (киноаппарат привязан накрепко), то почему-то комок не подходит. Что еще? Да жрать надо меньше, в крайнем случае, лимончика или сухарика соленого пожевать, и уж ни в коем случае не пытаться «клин клином вышибать», т. е. хлебнуть спиртного в шторм: проверено – не помогает, и это еще мягко сказано, потому как – откровенно вредит. Лучше ничего не делать, а уткнуться, если обстановка позволяет, в одну неподвижную точку и самому быть в «стационарном» положении. Причем лучше всего, если вы – на нижней палубе, в центре, где качка ощущается меньше всего. Во время несения вахты можно слушать эфир, лежа на диване, в каждой радиорубке он всегда есть, а в свободное время, конечно, лежать на кровати, благо моя каюта – на середине судна. Обычно в сильный шторм на судне мероприятия не проводятся, только кинолюбители крутят кинофильм.

Во всяком случае, на 12-е сутки хода комок ко мне приходить стал значительно реже. В общем, как ни крути, но «морская болезнь» – это эпидемия, которой в той или иной мере болеют все, вне зависимости от числа пересечённых экваторов, намотанных морских миль, разного рода регалий и нашивок. Иначе и нельзя, потому как сей «недуг» – «болезнь» настоящих морских волков. Я знаю, что один опытнейший капитан, ветеран Северного морского пароходства, во время шторма всегда стоял на мостике с рукавицей, как только…, то наполнял ее и затем кидал за борт. И так всю жизнь.

Однако жесточайший шторм продолжался, мы шли со скоростью 4 мили за вахту (вахта – 4 часа).

Через несколько дней на моей вахте (в ночное время) сильным ударом океанской волны по корпусу судна выбило из штатного места и оборвало все кабеля у коротковолнового передатчика. Эта ситуация лишила нас радиосвязи с Архангельском, Москвой и Владивостоком. На средних волнах вызвали Петропавловск-Камчатский, попросили продублировать Архангельск, Москву и Владивосток, что на теплоходе «Волга» вышел из строя коротковолновый передатчик. В океане был шторм величайшей силы, судно кидало, как щепку. Мы с Борисом Александровичем немедленно приступили к ремонту радиопередатчика. Примерно через 6 часов ремонт закончили и восстановили связь. Капитан принимает решение зайти в бухту рыбопромысловой базы Корф (полуостров Камчатка) и привести судно в соответствующее состояние. Все, что вышибло из штатного состояния, закрепили, немного отдохнули (одна ночь) и утром вышли в море по назначению. Однако шторм продолжался.

13 декабря 1957 года прибыли во Владивосток. Здесь нам выдали зарплату за 5 месяцев. Я всегда мечтал купить фотоаппарат и все принадлежности к фотоделу. В городе купил фотоаппарат «ФЭД», фотоувеличитель. С этого времени я стал заниматься фотографией. За все годы, работая в пароходстве, я накопил два чемодана фотографий, которые систематически просматриваю и тепло вспоминаю морскую жизнь (некоторые из фотографий помещены в этой книге). Оставшиеся деньги выслал маме.

Погода в городе была теплая, на улице – «плюс» 20 градусов. Провели смену экипажа. Те, у кого не было визы, выехали в Архангельск, а на замену прибыли визированные моряки. Экипаж полностью сформирован – 36 человек.

Через неделю вышли в Китай в порт Дальний. В те годы здесь была судоремонтная база Дальневосточного морского пароходства.


Во время ремонта теплохода «Волга» в Китае. К.А. Корняков проводит профилактику ридиолокатора «Створ»


С Сашей Лушковым в г. Дальнем


В минуты отдыха


Теперь уже можно рассказать о нашем экипаже. 36 человек. Все не первый раз бороздят просторы морей и океанов, как говорится – «весь зад в ракушках и душа надорвана». Опытные мореманы, иначе и не скажешь. Капитан судна, опытный молодой моряк Барачевский Вячеслав Александрович, старший помощник капитана – Юрий Альфредович Лусь, 2-й помощник капитана – В. А. Попов, 3-й помощник капитана – Александр Лушков, старший механик – А. И. Дмитриев, второй механик – Носуля, 4-й механик – Романов, электромеханик – Смирнов, начальник судовой радиостанции – Слепухин Борис Александрович, 1-й помощник капитана – Павел Павлович Петраков, боцман – Бачурин, опытный моряк, матросы – Малышев и Рогозин, моторист – Смирнов и другие. Со многими членами экипажа сложились хорошие товарищеские отношения. Люди разные, и у каждого члена экипажа, помимо положительных качеств, существует и море проблем. Каждый день узнаю множество душераздирающих историй. Следует отметить, что капитан, первый помощник капитана, старший помощник капитана дружелюбны с экипажем. Механики также положительные, грамотные специалисты. Постоянно в делах и заботах ремонтируют неотремонтированное, докручивают недокрученное и измеряют неизмеренное. Все, как всегда: работа, общение. Атмосфера на судне в целом благоприятная. Переход из Владивостока до Дальнего (КНР) прошел благополучно. Судно сразу поставили к стенке судоремонтного завода. На борт поднялась большая бригада заводских специалистов. Капитан предъявил судоремонтные ведомости. Заводские специалисты несколько дней проверяли все документы. Подписали договор, и заводские рабочие приступили к выполнению работ. Были дни, когда на судне работало до 200 человек. Мастера и прорабы все хорошо говорили по-русски, так как все они заканчивали кораблестроительные факультеты Ленинградского и Новосибирского институтов водного транспорта. С инженерами и рабочими завода сложились очень хорошие дружеские отношения. Агент, который обслуживал судно, рассказал, как можно доехать до центра города.


Матросы Смирнов, Собашников и я в городе Дальний


При любой заявке руководство завода выделяло автобус для проведения соответствующих экскурсий.

Под названием Дальний город основан русскими в 1898 году на месте китайского рыбацкого поселка Циннива на арендованной у Китая территории. Состоял из трех частей: Административный городок, Европейский город, Китайский город. На строительство города Россия затратила 30 млн золотых рублей (около 11,5 млрд нынешних рублей).


На одной из улиц города Дальний


Железнодорожный вокзал в городе Дальний


Строительство заняло около 7 лет. Архитектурно-планировочными достоинствами Дальний выделялся не только среди городов Китайско-Восточной железной дороги, но и, по мнению российских специалистов того времени, среди новых городов России: только он один был спланирован и красиво, и интересно. По количеству населения быстро вышел в Маньчжурии на второе место после Мукдена.

Хорошо по тому времени оборудованный и механизированный порт принимал океанские суда и короткое время занимал второе (после Шанхая) место по грузообороту на всем континентальном побережье от Охотского до Южно-Китайского моря.

В 1904 году в ходе Русско-японской войны 1904–1905 годов город взяли японцы, и по Портсмутскому мирному договору он находился под властью Японии. Его развитие продолжали японцы по планам российских инженеров. В августе 1945 года город был освобожден советскими войсками. В 1945–1950 годах в статусе свободного китайского порта город был в аренде СССР. В 1950 году город безвозмездно передан правительством Советского Союза Китаю.

В 1950-х годах в городе было несколько вузов. Наш экипаж взяли под опеку студенты педагогического университета. Мы несколько раз были в этом университете на танцах, многие студенты сносно говорили по-русски. В город мы ходили как у себя дома – свободно и спокойно. Кондукторы трамваев даже не брали с нас деньги за проезд. В институт ходили на каток, студенты нам давали коньки. Были организованы встречи со школьниками. Мы посещали квартиры китайских инженеров, вечера дружбы в Интерклубе.

Город красивый: большие площади, широкие прямые улицы. Особенно интересны старые кварталы, по которым мы много раз бродили, наслаждались архитектурой прошлого. В городе есть Русская улица, площади – Музыкальная, Николаевская, Победы и др. Что интересно: в городе сохранились трущобы, которые располагаются в центральной части города в районе вокзала. Одна из интересных экскурсий – поездка в город Порт-Артур, который находится в 50 км от Дальнего. В городе мы увидели много исторических памятников Русско-японской войны и войны с Японией в 1945 году, музеи, русское кладбище, достопримечательности, памятники и памятные места, связанные с пребыванием советских войск в Порт-Артуре. Происхождение названия Порт-Артур таково. Во время второй опиумной войны Англии и Франции с Китаем (1856–1860 гг.) небольшая китайская крепость Люйшунь была захвачена англичанами. Они и переименовали крепость в честь принца Артура Коннаутского. В истории России Порт-Артур известен как российская военно-морская база, место героического сражения в период Русско-японской войны. С 1945 по апрель 1955 года в Порт-Артуре располагалась база военно-морского флота СССР. С 1956 года город стал крупнейшей военно-морской базой КНР.


Памятник Победы советских воинов в 1945 г. в Порт-Артуре


Экскурсия в Порт-Артур. На снимке: члены экипажа теплохода «Волга»


Город Порт-Артур (Люйшунь) является уникальным городом по количеству исторических памятников и реликвий, имеющих отношение к России, равным которому, вероятно, нет на территории Китая.

Наш теплоход ремонтировали более 4-х месяцев. Китайские инженеры и рабочие ремонтные работы делали исключительно качественно: полностью была проведена клепка бортов судна, замена большей части корпуса, проведена полностью переборка главного и вспомогательных машин и оборудования. В мае 1957 года подписали акт об окончании ремонта судна. Капитан получил приказ из пароходства следовать в Шанхай под погрузку 3500 тонн банного мыла для Румынии. Практически все члены экипажа мечтали побывать в Шанхае, и вот наша мечта осуществилась.

Шанхай – это крупнейший город-порт мира даже в 1956–1957 годах. Весь экипаж побывал в городе. Он нас удивил количеством людей на улицах. Не зря существует поговорка «Народу, как в Шанхае». По главным улицам можно ходить только в одном направлении: или справа – вперед, или слева – обратно, т. е. возможно пройти только «по течению» движения людей. Неизгладимое впечатление произвела набережная города и центральная его часть.

Расположен Шанхай в дельте реки Янцзы. К востоку от него находится Восточно-Китайское море. Город разделен на две части рекой Хуанпу, притоком реки Янцзы. На китайском языке название города Шанхая изображается двумя иероглифами, первый из которых означает «на (над)», «входить (вступать)», а второй – «море».


В одном из парков города Дальний. Китай. 1958 г.


Члены экипажа в городе Дальний


Официально название города означает «верховья моря», или «взморье». Окончательно в соответствии с китайским языком и согласно порядку слов приобретает значение «город на море». В 1267 году образовался поселок Шанхай, а в 1277 году образовался Шанхайский морской порт. Именно в начале XX века Шанхай из небольшого рыбацкого городка превратился в важнейший центр Китая и один из ведущих мировых финансовых центров, город массовой культуры, «порока», интеллектуальных споров и политических интриг.

В 1950-х и 1960-х годах (а мы были в середине 1957 г.) Шанхай уже был важнейшим промышленным центром, а также базой левых сил Коммунистической партии. В Шанхае находится единственный во всем Китае памятник великому русскому поэту Александру Сергеевичу Пушкину.

Морской порт занимает гигантскую территорию, на причалах сотни кранов, но все они повернуты в сторону (внутрь) порта. Погрузку судов производят вручную, на фальшборт кладут толстые доски, сделанные как трап, и рабочие носят ящики на плечах, а с палубы судовой стрелой груз спускают в трюм. Как нам объяснили, такая технология погрузки используется потому, что существует большая безработица, при погрузке краном освобождаются сотни рабочих, а работу надо давать всем.

Капитану поступил приказ после окончания погрузки в Шанхае взять на буксир пароход «Кировоград» тоже нашего пароходства и отбуксировать его на рейд порта Гонконг. Пароход «Кировоград» – угольщик, такая операция сэкономит много угля, иначе пароходу до Порт-Саида не дойти, не хватит топлива. Операция с буксировкой такого большого парохода с полными трюмами груза была нелегкой. Наш теплоход – не буксир, и с этой операцией оказалось не так просто справиться, как мы думали. По УКВ-радиостанции мы были постоянно на связи. Судоводители обоих судов – опытные моряки, да и капитан «Кировограда» П. С. Герасимов также был опытным судоводителем. С этой задачей наш экипаж справился успешно. Судно оставили на рейде Гонконга.

Теплоход «Волга» вышел в море назначением в порт Хайфон (Вьетнам). В эти годы в Демократическую Республику Вьетнам исключительно редко заходили советские суда. В порту к нам на судно приехали артисты Ханойского (столичного) музыкального театра. Встреча прошла в дружественной обстановке, совместно пели наши песни, особенно «Подмосковные вечера» и «Катюшу». Подружились с докерами порта, встречались с воинами армии ДРВ. Встреча с вьетнамскими друзьями надолго осталась у нас в памяти. Члены экипажа все ходили в увольнение в город Хайфон, который произвел на нас очень приятное впечатление.

Хайфон был основан в 43 году до нашей эры Ле Чан, женщиной-генералом из армии сестер Чынг, боровшихся против китайской оккупации. Название города произошло от фразы «оборонная прибрежная зона». В XVI веке Хайфон являлся второй столицей Вьетнама. Существует версия, что городской порт действует как минимум несколько веков.


С 4-м механиком Романовым на корме теплохода «Волга» во время стоянки в Хайфоне. Вьетнам


После колонизации Вьетнама Францией стал одной из важнейших французских военно-морских баз, получил прозвище «Тонкинская Венеция». Во время Второй мировой войны оккупирован Японией. В годы так называемой вьетнамской войны через Хайфон из СССР и Китая шло много военных грузов. Поэтому Хайфон, и особенно его морской порт подвергались сильным бомбардировкам со стороны американской авиации.


Теплоход «Волга» у причала порта Хайфон


Из Дальнего до Шанхая, Гонконга и Хайфона мы с Борисом Александровичем уверенно держали связь с Москвой и Архангельском. Я в соответствии с расписанием нес вахту с 23:00 до 07:00 часов.

В работе чувствовал себя уверенно, качественно передавал и принимал радиограммы, передавал два раза в сутки сводки погоды в Москву, принимал сводки погоды с береговых радиостанций по пути следования.

В эти годы я увлекался любительской радиосвязью, был членом Архангельского радиоклуба. В связи с тем, что у меня не было собственного радиопередатчика, я был зарегистрирован как радиолюбитель-наблюдатель и имел право слушать радиообмен между любителями. Данную информацию фиксировал на специальной карточке с моим позывным УА 123 КЕЙ и высылал ее в радиоклуб, а они пересылали эту информацию в соответствующую страну, конкретному радиолюбителю. Это было очень интересное занятие. Я во многих странах мира имел знакомых радиолюбителей.

Находясь в Индийском океане, мог поймать интересные радиообмены из далеких стран. А в Архангельске таких удач не было. Имея такие навыки, я принимал участие в соревнованиях по радио-спорту, за что мне был присвоен 2-й спортивный разряд по радио-спорту.

Государство радиосвязи на море уделяло большое внимание. Ученые изобретали новое современное радиооборудование, ускоренными темпами совершенствовалась научная работа по новым электрорадионавигационным приборам. Вся эта работа была направлена на устойчивое применение радиосвязи в военно-морском, торговом и рыбопромысловом флотах. У нас на новых судах устанавливались только отечественная радиоаппаратура и электрорадионавигационные приборы.

В 1926 году, 8 октября, вышло постановление Центрального исполнительного комитета СССР и Совета Народных Комиссаров СССР «О радиоустановках на судах морского торгового флота, плавающих под флагом Союза ССР», в котором отмечалось, что суда морского торгового флота, плавающие под флагом Союза ССР, должны быть снабжены радиотелеграфными приемно-передающими аппаратами, в частности:

– все пассажирские суда, имеющие 750 и более регистровых тонн нетто;

– все пассажирские суда заграничного плавания;

– все пассажирские суда, находящиеся в плавании между портами Союза ССР, расположенными на разных морях (большой каботаж);

– все грузовые суда валовой вместимостью в 1500 и более регистровых тонн;

– все морские ледоколы;

– рейдовые ледоколы и спасательные суда с двигателем в 500 и более индикаторных сил.


В постановлении также отмечено, что радиостанции на судах 1-й категории (все грузовые суда валовой вместимостью в 1500 и более тонн) во время плавания несут непрерывное слуховое наблюдение. Судовые радиостанции и технические правила для судовых радиостанций должны отвечать требованиям Регистра Союза ССР. Наличие на судах дальнего плавания хороших радиоспециалистов играло большую роль в безопасности мореплавания, устойчивой связи с пароходством, родными и близкими. Радисты на судах, как правило, пользовались у членов экипажа большим уважением.


Молодой радист на радиовахте


Моряк дальнего плавания Василий Конопленко написал стихотворение «Радист»:

Над морем дуют ветры, шквалы,
А я сижу, ловлю сигналы,
Запоминаю аккуратно
И шлю такие же обратно.
Сигналы быстрые, как речка,
В них не понять вам ни словечка,
А я, не думая ни грамма,
Расшифровал радиограмму.
За десять тысяч километров
И двадцать тысяч сантиметров
Пришли привет и поздравленья —
У капитана день рожденья!
Три точки, три тире, три точки
Примчались к нам из темной ночки.
Ответ послал я в тот же час:
«Идем на помощь, ждите нас».
И мы пришли, и мы успели,
Рыбачий сейнер сняли с мели.
Выходит, радиоволна,
Как воздух, в море всем нужна.

В Хайфоне погрузили дополнительный груз, который мы должны были доставить в порт Одессу.

Все службы экипажа провели серьезную подготовку для длительного перехода через Индийский океан до Суэцкого канала.

Капитан Вячеслав Александрович дал команду: «По местам стоять, отдать швартовы!».

Океан нас встретил штилевой погодой и температурой воздуха до +40 градусов. В эти годы суда Северного морского пароходства практически не ходили в Индийский океан.

Океан всех нас поразил своим «гостеприимством» и теплотой.


В помещениях судна – невыносимая жара. Судно старое, кондиционеров не было. Капитан принял решение на 4-м трюме натянуть брезент (сделали шатер), и весь переход мы жили на трюме. До самого Суэцкого канала нас сопровождали стаи дельфинов. Многие из нас впервые видели так близко этих морских обитателей. Мы с большим удовольствием наблюдали за ними с бака, как они «веселились» в буруне впереди нашего судна. Впечатление неописуемое. Оно создается тем, что как будто дельфины просят нас – давайте наперегонки, кто кого. Надводный борт теплохода низкий. Океанский переход дал нам возможность в полной мере познакомиться с Индийским океаном. Ночью судно освещалось на палубе (где мы спали), и рыба-летучка залетала на борт судна. Вообще-то мы даже днем наблюдали, как эта чудо-рыба умудряется пролетать по воздуху метров двадцать. А утром на палубу залетало много летающих рыбок.


Индийский океан


При переходе из Хайфона до Порт-Саида мы раз в неделю выпускали судовую радиогазету «Маяк»


В соответствии с расписанием на судне проводилась общественная работа, выпускалась стенгазета, особенно нравилась морякам радиогазета: поздравляли членов экипажа с днем рождения, по их заявкам транслировали их любимые песни и музыкальные произведения. Регулярно организовывали прокат художественных кинофильмов, проводились политинформации, техническая учеба по изучению и совершенствованию морского дела по каждой специальности. Регулярно проводились учения и тренировки по пожарной тревоге, «человек за бортом» и другие.

Через каждые 4 часа сменялась вахта на мостике и в машинном отделении. Мы с Борисом Александровичем несли радиовахту круглые сутки.

Самое главное для любого судна, находящегося в океане, – это знать свое точное местонахождение в море, причем в любой момент времени. От этого зависит безопасность самого судна, груза и всего экипажа. В океане штурманы определяли местонахождение судна с помощью секстанта и радиопеленгатора.


Выпуск фотогазеты о жизни экипажа


Почти круглые сутки работал радиолокатор (особенно он необходим в ночное время). Надежно работал гирокомпас, который точно показывал курс следования теплохода. Большую помощь в судовождении оказывал старший помощник капитана Ю. А. Лусь, который многие годы преподавал судовождение в Архангельском мореходном училище рыбопромыслового флота.

Юрий Альфредович виртуозно работал с секстантом, быстро брал высоту и рассчитывал местонахождение судна. Для уточнения скорости хода судна пользовались так называемым «слепым счислением». Для этого за кормой устанавливали лаг с лаглинем, на котором показаны узелки. При помощи их определяли скорость хода судна.

Переход от Хайфона до Порт-Саида проходил без каких-либо остановок.

Проходили мимо Сингапура, острова Цейлон, наконец встали на рейде Порт-Саида в ожидании лоцмана. Якорная стоянка вне зависимости от того, где она происходит – или в Порт-Саиде, или на рейде порта Суэц – настоящая битва за судовое имущество. Судно еще не успело отдать якорь, капитан дать распоряжения, а вокруг уже роятся катера и лодки местных арабов-торгашей. Многие из них «шпрехают» на русском: «Эй чиф, чиф куртки кожаные, джинсы покупай!» или: «Металл есть, краска? Ха-аа-ароший обмен даю!». Восточный базар с доставкой. Арабы торгуют всяким ширпотребом: одеждой, кожгалантерей, сладостями, часами, причем самыми «настоящими «Rolex» за 20 долларов. Особое место занимают сувениры: папирусы, статуэтки, шкатулки, кольца, кальяны.

На нашем судне все шпигаты закрывались латунными пробками на винтах. Боцман с матросами все пробки крепко закручивал специальным ключом. Но, пока мы шли каналом, все латунные шпигатные пробки были вывинчены, притом, что матросам было сказано, чтобы особенно следили за этими пробками, но вот так получилось, что все они были украдены. Латунь у торгашей пользовалась особым спросом, так как из этого металла они очень искусно производили подделки под золотые изделия и затем их предлагали нашим морякам как дешевое золото.


Комсомольское собрание


При хорошей погоде в соответствии с расписанием объявлялись тревоги: пожарная, заделка пробоины, «человек за бортом»


Сам транзит начинался с посещения судна несколькими инспекторами из местной портовой администрации, один из которых обязательно медик. Данный субъект проверял судовой госпиталь и документацию. Выдавал разрешение на транзит, мол, больных нет, проказа, чума, свиной грипп не обнаружены.

Остальные инспекторы, морща лоб, делали умный вид, что ищут на судне вчерашний день. Но и медики, и остальные товарищи очень любили подарки в виде сигарет «Мальборо», пэпси, колы и прочей газированной химии.

Без презента, как правило, возмущались и не уходили. И вели себя, как будто им все должны. И не дай Бог, если судно, следуя в Египет, заходило в Израиль. В этом случае проверки были намного суровей и дотошней. И сигаретками не отделаешься.

В течение всего времени, пока на судне инспектора, проверяющие, настоящий судовой агент и приближенные, идет приемка топлива и снабжения, не прекращается торговля барахлом и борьба экипажа за имущество судна. Подобные набеги торговцы делают на все суда, которые следуют транзитом через Суэцкий канал.

Такой же набег был совершен и на наш теплоход, члены экипажа были в шоке, так как никто через Суэцкий канал прежде не проходил. Более того, мы оказались не готовыми, в том числе и капитан, к подобному «сервису», однако чем могли, как могли, справились с «набегом» на наш теплоход. Пострадал только боцман, который лишился нескольких десятков шпигатных бронзовых пробок.

Потом прибывает Он. На белом катере. Царь и Бог. Самый Главный Египетский Лоцман. Очень важный, с гонором и погонами. С трапа требующий сигареты – блоками и кофе – банками. Ибо такова традиция и местные правила. Бред, конечно.


На рейде Порт-Саида. В ожидании очереди для входа в Суэцкий канал


Подходит лоцманский катер


Через некоторое время и его свита подтягивается. Она состоит из одного электрика, который нужен для обеспечения работы носового прожектора в случае транзита канала в ночное время, и двух швартовщиков.

Электрики приезжают со своим прожектором, даже если есть судовой согласно всем требованиям. Ведь за свой еще можно потребовать дополнительных сигарет и газировки.

А бравые швартовщики приезжают со своей лодкой, которая впоследствии будет нужна для подачи швартовых на берег в случае стоянки во время транзита. Таковы требования канала.

Приезд лоцмана – это сигнал для торгашей к сворачиванию торговли и поискам новой жертвы. Но если вы думаете, что на этом базар заканчивается, то это не так. Ведь бравый электрик и швартовщики тоже приехали на судно со своим базаром. Но они, конечно, поцивилизованнее остальных. По судну не бегают, как пацаны психбольницы, и не пытаются проникнуть куда не следует – только попрошайничают: мыла, сигарет, покушать, чаю, опять покушать, опять чаю. И так до конца транзита.

Длительность транзита примерно часов четырнадцать. В это время суда идут караваном друг за другом на безопасном расстоянии. У каждого на борту лоцман, швартовщики и электрик.

Следует рассказать о такой нужной и полезной в нашем морском деле профессии – лоцман. Вернее, об истории ее появления. Итак, давным-давно, в самый канун появления первых пароходов, известный американский писатель Фенимор Купер написал книгу «Лоцман», в которой рассказал о сложной и опасной работе людей этой профессии – одной из древнейших на нашей планете. Проводники судов пользовались популярностью издревле. Еще около 500-го года до нашей эры была издана первая дошедшая до нас лоция – сборник, в котором тогдашние мореплаватели информировались об особенностях побережья нашей нынешней Западной Европы. Сохранились письменные источники о лоцманах-арабах, которые в те годы уже пользовались морскими картами, компасом и другими навигационными инструментами.

Лоцманское дело развивалось параллельно с искусством мореплавания и стало его неотъемлемым элементом. Его специалисты активно участвовали в развитии мирового судоходства, обеспечивая безопасность мореплавания в открытом море и возле портов. Именно лоцманы создавали навигационные карты и устанавливали первые средства навигационного обеспечения. С ними обязательно советовались, выбирая места для маяков. Лоцманы принимали участие в расследовании различных морских происшествий и указывали лучшие подходы к портам.

Согласно средневековому праву люди этой профессии делились на две категории. Первая категория занималась проводкой кораблей только в открытом море и на значительные расстояния. Они назывались лоцманами открытого моря. Вторая категория этих специалистов производила заход кораблей в порты и обратный их вывод, либо проводила суда поблизости от побережья. Это были лоцманы прибрежного плавания.

Современное слово «лоцман» пришло к нам из Голландии. Тамошний lootsmann – это опытный рулевой, судоводитель, который хорошо знаком с конкретной акваторией и имеет лицензию, дающую право на обслуживание кораблей и судов. Конечно же, прошлое понятие лоцманства несколько устарело, и сейчас данная служба имеет гораздо более широкие полномочия.

Звездным часом лоцманов стала эпоха великих географических открытий. Судоходство расширяло границы, и на флоте появилась острейшая нужда в очень опытных моряках, знания которых помогали в совершении великих открытий. Мало кто сейчас знает, но о существовании неизвестных земель далеко на западе Атлантического океана Христофору Колумбу сообщил лоцман Мартин Винсенте. А в океанском походе первооткрывателя Америки сопровождал другой лоцман открытого моря – Барталомей Руис.

Сами лоцманы входили в состав команды корабля, поскольку нанимались на весь рейс. Они должны были знать специфику маршрута следования и безаварийно проводить свое судно в порт назначения. За сохранность корабля и груза лоцман нес ответственность наряду с другими членами экипажа. Исходя из этого, получалось, что не капитан отвечал за проводку судна, а лоцман и рулевой. За ошибки же их ждало весьма суровое наказание.

Мировое судоходство подняло значение прибрежного лоцманского промысла, ибо в этих районах угроза безопасности мореплавания наиболее высока. Руководство приморских государств, обратив внимание на эту проблему, стало определять районы возможных лоцманских проводок и регулировать порядок прохождения судоходных фарватеров. Но главное – они стали лицензировать лоцманскую деятельность. Мореплавание становилось все популярнее, что привело и к росту числа лоцманов. Однако далеко не всем из них капитаны доверяли свои суда, поэтому постепенно стали образовываться некие союзы, занимавшиеся регулированием лоцманского дела.

Стала поэтапно меняться и организация лоцманской службы. Результатом ее стало изменение роли такого специалиста на борту. Изменились и его права при проводке корабля. Торговое мореплавание ввело профессию лоцмана в число престижных. За ошибки их теперь стали наказывать более гуманно. Каждая страна, имеющая хоть какой-то выход к морю, заинтересована была в максимально безопасном плавании у своих берегов. Но разные государства по-своему видели лоцманскую деятельность, отчего и возникли дополнительные формы лоцманских служб и виды проводок.

В Российской империи лоцманские учреждения начали появляться ближе к концу ХVIII века в период расширения ее территорий. Их рост повлек за собой развитие морского транспорта с коммерческими перевозками. Это подняло лоцманское дело, которое на юге России начало развиваться в Николаеве, Одессе, Керчи, Батуми. Именно Николаеву принадлежит первенство развития российской лоции на Черном море. Отношение руководства империи к людям этой морской профессии было весьма уважительным. Их семьям выделялись земли, дети бесплатно учились в церковно-приходских школах. Петр I, относившийся к лоцманам с особым уважением, перевел их на полный государственный пансион и освободил их вместе с близкими родственниками от всех прочих повинностей.

Неудачная для России Крымская война до некоторой степени затормозила дальнейшее развитие лоцманства, но вскоре оно вновь продолжило свою работу. Все побережье российских морей разделили на 7 лоцманских округов. В них совместно действовали как государственные гидрографические службы, так и лоцманские общества и вольные специалисты. Округа занимались проводкой судов, причем приоритет отдавался военным кораблям, контролировали своевременную установку предупреждающих знаков и бакенов. Рядовые лоцманы следили за изменениями глубин на фарватерах, докладывали водной полиции и руководству портов о различных непорядках в акватории: сбросе мусора, балласта, угля. Начиная с 1903 года в России появились и лоцманские бригады.

Изначально имея государственный характер, когда проводка судов подчинялась военно-морскому ведомству, лоцманская служба постепенно переходила в частные руки, как правило, сюда шли люди, живущие в конкретном регионе. Но капитаны кораблей все равно обязаны были пользоваться их услугами, ибо все это контролировалось государственным морским ведомством.

В настоящее время ни один заход в порт не обходится без участия лоцмана. Будь то загадочная Мальта, Кильский канал или Архангельский порт, далекий Гондурас. Обязательные приготовления, лоцманский трап, кофе, «pilot onboard» маневренные характеристики судна – милости просим. Хотя, по правде говоря, портовые власти некоторых государств позволяют капитанам и старшим помощникам при наличии определенных условий сдать экзамен и получить одобренную лицензию на безлоцманскую проводку в акватории порта.

Итак, лоцман прибыл на борт судна, представился капитану, поднялся на мостик. Капитан дает команду: «По местам стоять, с якоря сниматься!». Заходим в канал.

Для читателя будет интересна история одного из важнейших мировых каналов. Суэцкий – судоходный бесшлюзовый канал в Египте, соединяющий Средиземное и Красное моря. Зона канала считается условной границей между двумя материками, Африкой и Азией. Кратчайший водный путь между Индийским океаном и областью Средиземного моря в Атлантическом океане (альтернативный маршрут протяженнее на 8 тыс. км).

Суэцкий канал был открыт для судоходства 17 ноября 1869 года. Главные порты: Порт-Саид и Суэц.

Канал имеет длину 160 километров, ширину по зеркалу воды – до 350 метров, по дну – 45–60 метров, глубину – 20 метров. Канал позволяет водному транспорту проходить в обе стороны между Европой и Азией без огибания Африки.

По данным администрации Суэцкого канала, доходы от его эксплуатации в год в среднем составляют около 6 миллиардов долларов США, что делает его вторым по значимости источником накопления бюджета после туризма, который в среднем за год приносит дохода около 13 миллиардов долларов США, при этом через канал проходит за год в среднем около 18 тысяч судов.

В 1888 году в Стамбуле была подписана Международная конвенция с целью создания определенной системы, предназначенной гарантировать всем государствам свободное плавание по каналу.

26 июля 1956 года президент Египта Гамаль Абдель Насер национализировал канал. Это привело к вторжению британских, французских и израильских войск и началу недельной Суэцкой войны 1956 год а. Канал был частично разрушен, часть кораблей потоплена, в итоге судоходство было закрыто до 24 апреля 1957 года, пока канал не был расчищен с помощью ООН. Миротворческие силы ООН были введены для поддержания статуса Синайского полуострова и Суэцкого канала как нейтральных территорий.

После Шестидневной войны 1967 года канал вновь был закрыт. В ходе следующей арабо-израильской войны 1973 года египетская армия успешно форсировала канал; в дальнейшем израильская армия совершила «ответное форсирование». После окончания войны канал был разминирован силами ВМС США, в тралении канала принимали участие корабли ВМФ СССР. Канал открыт для использования 5 июня 1975 года.

Канал не имеет шлюзов из-за отсутствия перепада уровня моря и возвышенностей. Канал позволяет проходить груженым кораблям водоизмещением до 240 000 тонн, высотой до 68 метров и шириной до 77,5 метра. Глубина канала 20,1 метра. Он имеет один фарватер и несколько участков для расхождения кораблей.

Наш транзит через канал закончился через 14 часов. В Суэце мы сдали лоцмана и взяли курс на Одессу. В Средиземном море погода была теплая, на море штиль.

Все члены экипажа долго обсуждали суэцкие чудеса с набегами торгашей.

В Одессу пришли днем. На причале встречали членов экипажа жены с детьми, которых моряки не видели 10 месяцев. Мы, холостяки, пошли знакомиться с городом, о котором очень много слышали.

Побывали на Потемкинской лестнице, погуляли по набережной. Город очень красивый. Стоянка была только два дня. Закончили выгрузку части груза, который взяли во Вьетнаме, получили снабжение, бункер и вышли назначением в румынский порт Констанцу.

Это крупнейший черноморский порт, в котором больше сотни причалов. В порту могут перерабатываться все типы экспортно-импортных грузов.

На месте Констанцы стоял город Томы – древнегреческая колония на Черном море, основанная около 500 года до н. э. для торговли. Позднее город был переименован в Константину в честь Констанции, единокровной сестры Константина Великого (274–337). Впервые под этим названием город упоминается в 950 году. Согласно Бухарестскому мирному договору 1918 года город оставался под совместным контролем Центральных держав. Таковым городом и портом он был во время нашего прихода. Груз – банное мыло 3,5 тысячи тонн – привезли сюда из Китая. За двое суток весь груз был выгружен.

За время стоянки экипаж увольнялся в город, который ничем нас не удивил. Товары в магазинах очень дорогие, продукты питания – тоже. К сожалению, мы не увидели исторических достопримечательностей.

После окончания грузовых операций капитану поступила команда следовать в грузинский порт Поти под погрузку 3,5 тысячи тонн руды назначением в норвежский порт Ардельстангер. За 12 часов нас погрузили рудой, и мы вышли в море назначением на Норвегию. Это уже ближе к дому. Черное и Средиземное моря прошли спокойно. Как только прошли Гибралтар, сразу попали в жесточайший шторм в Бискайском заливе. Судно кидало, как ваньку-встаньку, крен доходил до 35 градусов и резко – на другой борт, или – изнурительная килевая качка.


Танкер «Сахалин» в Бискайском заливе


В Бискайском заливе


Вход в порт Ардельстангер. Норвегия


За всю мою морскую жизнь в такой шторм не приходилось попадать. Но наш теплоход с честью выдержал и этот шторм. Море – оно всегда разное, на него можно смотреть бесконечно в шторм или в штиль. Порт Ардельстангер находится в южной части Норвегии в узких шхерах. Порта и города как такового мы не увидели. Нас пришвартовали к причалу металлургического завода, который был расположен в горах. Из трюмов по транспортеру руду выгружали непосредственно на территорию завода. Практически выгрузка продолжалась всего около 8 часов. Перед заходом в Ардельстангер капитан получил радиограмму – после окончания выгрузки в балласте следовать в Архангельск.



Весь экипаж в радостном настроении стал готовить теплоход: красили, мыли, чистили все «углы».



Июнь 1957 года. До Архангельска шли при штилевой погоде. На Чижовском рейде приняли лоцмана и увидели, что нас встречает катер начальника пароходства Д. В. Дудина. На борт судна поднялись руководство пароходства, парткома, Севбаскомфлота, комитета ВЛКСМ и представители других организаций. Наш рейс длился больше 10 месяцев. Мы совершили кругосветное плавание. В эти годы таких рейсов не было. В период кругосветного плавания прошли 4 океана, 18 морей, посетили 7 стран и 16 портов.

Руководство пароходства подарило экипажу телевизор, ковровые дорожки во все помещения судна. Многие члены экипажа были поощрены за успешное выполнение плановых заданий по перевозке внешнеторговых грузов, поощрены были и мы с Борисом Александровичем. Весь экипаж был отправлен в отпуск.

Думаю, что здесь будет уместно привести слова песни, которую исполняет группа «Блестящие».

КАПИТАН ДАЛЬНЕГО ПЛАВАНИЯ
Снова служат над соленой водой
Только чайки-моряки,
Снова звезды между мной и тобой
Горят, словно маяки.
Капитан дальнего плавания,
Ждут океаны, манят моря.
Как ты там, милый мой, славный мой?
По ночам сны о далеком доме.
Капитан дальнего плавания,
Вот уже много недель подряд
На берегу таком далеком
Жду тебя.
Параллели, города и моря.
Где сегодня будешь ты?
Жду и верю, и качает вода
Твои мысли и мечты.
Капитан дальнего плавания,
Ждут океаны, манят моря.
Как ты там, милый мой, славный мой?
По ночам сны о далеком доме.
Капитан дальнего плавания,
Вот уже много недель подряд
На берегу таком далеком
Жду тебя…
Жду тебя…

В 1957 году группы «Блестящие» не было, но за высокий профессионализм в этом длительном рейсе для Вячеслава Александровича они бы обязательно исполнили эту песню.

Я, конечно, поехал домой в свою деревню к маме и сестре Гале. Я помню, как мы с Сашей Лужковым купили билеты на речной пассажирский пароход «Гоголь» в каюте 1-го класса и плыли по реке Северная Двина: я – до пристани Пермогорье, а Саша – до Котласа.

С верхней палубы парохода наслаждались нашей красивой северной природой, вспоминали наше кругосветное плавание, Арктику, Тихий океан, Китай, Вьетнам, Египет, Черное и Средиземное моря, штормовые будни, членов экипажа, с которыми крепко подружились.

И вот расставание. Выхожу на пристань.

Встретил несколько человек из нашей деревни, которые сказали, что надо быстро идти до деревни Большая (это ее название), откуда пойдет трактор до нашей деревни. В то время это был единственный транспорт (на больших тракторных санях возили груз и пассажиров).


Домой! В отпуск! С Сашей Лужковым в каюте 1-го класса парохода «Гоголь»


Домой приехал в начале июля (отпуск мне дали больше 4-х месяцев). Теплая встреча с мамой, сестрой, родственниками и друзьями. Через несколько дней пошел в контору колхоза наниматься на работу. В это время начиналась очень важная работа – заготовка сена. Мне выделили конные грабли и на все лето лошадь по кличке Пальма.

Я с большой ответственностью и с величайшим удовольствием все лето проработал на заготовке сена для колхоза. В свободное время, которого было очень мало, играли в футбол и волейбол, ходили в сельский клуб на танцы.


Учеба в Ленинграде. Начальник радиостанции на судах СМП

Отпуск закончился, и я прибыл в отдел кадров пароходства, где мне сообщили, что меня отправляют на курсы повышения квалификации командного состава в город Ленинград в Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С. О. Макарова на два месяца вместе с А. И. Панковым. На курсах мы подробно изучили новую аппаратуру: радиопередатчики «Блесна», радиолокатор «Нептун», радиопеленгатор «СРП5» и другую аппаратуру. В Ленинграде посещали знаменитые музеи: Эрмитаж, Русский музей, Музей военно-морского флота, ездили в Петергоф, Царское село, Павловск, Гатчину, Пулковскую обсерваторию, ходили в театры и кино. Учеба прошла быстро. После окончания курсов нам выдали соответствующее удостоверение.



Прибыли в отдел кадров. Мне вручили приказ о назначении начальником радиостанции на пароход «Вытегра» на подмену штатного начальника, который уходил в отпуск. Выполнили несколько рейсов на портопункты Белого и Баренцева морей с народнохозяйственными грузами для жителей северных деревень (Пеша, Чеша, Кузомень, Ома, Нарьян-Мар).

Когда прибыл из отпуска штатный начальник радиостанции, меня направили на пароход «Лахта». До конца навигации выполнили несколько рейсов из Нарьян-Мара на Новую Землю, перевозили уголь для отопления жилых домов.


Зимовка в Нарьян-Маре

В ноябре из порта Нарьян-Мар без ледоколов самостоятельно выйти не могли, так как был уже крепкий лед. Руководство пароходства приняло решение оставить на зимовку пароходы «Лахта», «Вытегра», лихтер «Колежма», буксирные пароходы «Мгла» и «Вихрь». На зимовке оставили 16 человек во главе с капитаном Георгием Ивановичем Малышевым. На реке Печора в акватории порта Нарьян-Мар все суда были расставлены для зимовки, все 16 человек перешли жить на лихтер «Колежма», на котором был полный трюм каменного угля, необходимого для отопления помещений судна и соответствующих механизмов.


Пароход «Лахта»


Пароход «Вытегра»


По решению Комитета комсомола пароходства на зимовке была создана комсомольская организация, меня избрали ее секретарем. Главная задача зимовщиков – каждый день окалывать лед около кормовой части всех судов. Зимой температура воздуха доходила до «минус» 45–50 градусов. В результате сильных морозов льдом могло отрезать часть винтовой лопасти или руля. Чтобы этого не произошло, мы каждый день занимались окалыванием льда. Кроме этого, раз в неделю перегружали каменный уголь из трюма лихтера в район кочегарки лихтера.

И еще: капитан вменил мне в обязанность через день ездить на двух собаках в «Торгмортранс» получать мясо (в основном, оленину) для экипажа. Я запрягал Мишку и Белку в санки и ехал с зимовки по реке за мясом.


Река Печора быстро покрылась крепким льдом, и пароход «Лахта» не мог без ледокола выйти и остался на зимовку


В свободное время занимались подледной рыбалкой, охотой на куропаток. Особенно удачной всегда была рыбалка, так как попадалась замечательная печорская рыба омуль, сиг, пелядь. Боцман Петров с охоты приносил куропаток. В выходные дни ходили на танцы в Дом культуры порта, принимали участие в различных молодежных мероприятиях города Нарьян-Мара. В те годы (1959-й) мы хорошо подружились и дружим до сих пор с Тихоном Ивановичем Сядейским – 1-м секретарем Ненецкого окружного комитета ВЛКСМ. Некоторые члены экипажа заочно учились в Архангельском мореходном училище, я – на радиофакультете ЛВИМУ им. адмирала С. О. Макарова.


На лихтере «Колежма» был штаб зимовки. Здесь мы жили


Из отдела кадров пароходства капитану Г. И. Малышеву поступило указание отправить меня в отпуск. Домой приехал в апреле. Отпуск был 2 месяца.


Опять начальник радиостанции
(Комсомольская работа)

После отпуска прибываю в отдел кадров пароходства и получаю назначение начальником радиостанции на буксирный пароход «Мгла». На нем я работал всю навигацию.

Стояли на линии по перевозке каменного угля из Нарьян-Мара в Мурманск и на Новую Землю. В октябре судно поставили в ремонт на завод «Красная кузница». На акватории завода стояло на ремонте более 20 судов. Комитет комсомола пароходства принял решение о создании единой комсомольской организации ремонтируемых судов, на учете которой стояло около 500 комсомольцев. На объединенном комсомольском собрании меня избрали секретарем комсомольской организации.

Вскоре на комсомольской конференции комитета ВЛКСМ пароходства я был избран сначала членом комитета комсомола (декабрь 1961 года), а затем секретарем комитета ВЛКСМ морского транспорта города Архангельска. В этой должности проработал до октября 1964 года.

На одном из новогодних молодежных вечеров города познакомился с Валей Пушкиной. 3 июля 1965 года мы поженились. Свадьба прошла очень весело.


Боцман Силин


Капитан Г.И. Малышев (на переднем плане)


На собачьих упряжках за продуктами на базу «Торгмортранс»


Обед членов экипажа зимовки


Моряки в гостях у школьников города Нарьян-Мара


Самый эффективный и быстроходный транспорт ненцев в тундре


На зимовке тоже бывает весело


Такими елочками выделялась дорога от зимовки до города Нарьян-Мара


После удачной охоты


После свадьбы поехали домой в мою деревню. Дома помогали маме заготовлять сено для коровы, ходили в лес за грибами и ягодами. Особенно нравилось ходить в лес за царской ягодой морошкой, которой в наших лесах всегда было много.

После отпуска вернулся на работу в Северное морское пароходство.

В эти годы начался невиданный рост и обновление флота пароходства. Один за другим поступали лесовозы грузоподъемностью 5200 тонн типа «Волголес», газотурбоходы типа «Павлин Виноградов», суда грузоподъемностью 4000 тонн типа «Андижан». Уже к 1965 году флот пароходства состоял из 113 транспортных судов валовой вместимостью 302 700 тонн. К этому времени самоходные суда составляли 88 %, а несамоходные – 12 %. Ядро флота в основном состояло из новых современных теплоходов грузоподъемностью 3–5 тысяч тонн, имеющих высокий класс Регистра, ледовый класс и мощные двигатели.

Основные маршруты наших судов до 1959 года определялись каботажными перевозками. Последующее десятилетие выдвинуло перед Северным морским пароходством качественно новые задачи: расширить районы плавания и внести заметные изменения в каботажные перевозки. Так, наряду с сокращением перевозок леса и полным сокращением перевозок угля из Печоры на Кольский полуостров дальнейшее развитие получили перевозки грузов для Норильского горно-металлургического комбината через порт Дудинку.

За десять лет они выросли почти в десять раз и занимали первое место по объему и по значимости для государства.

Следует отметить, что произошли большие изменения и на традиционных направлениях перевозок грузов в районы Архангельской области, в том числе на Крайнем Севере.

Так, для народного хозяйства Ненецкого автономного округа, Мезенского и Лешуконского районов в населенные пункты доставлялось грузов и товаров народного потребления в три раза больше, чем в 1950-е годы. Морской флот пароходства содействовал быстрому развитию производительных сил в районах Севера и Заполярья.

Вывоз лесных грузов из портов Северного бассейна на экспорт в последние годы стал определяющим направлением в специализации Северного морского пароходства. Развитие советского лесовозного флота диктовалось необходимостью сокращения громадных валютных расходов на фрахтование иностранного тоннажа для вывоза лесных экспортных грузов с советского Севера.

Для сравнения достаточно назвать две цифры: в 1959 году советским флотом вывозилось 17 % общего объема лесоэкспорта, в том числе флотом Северного пароходства – 10 %. За истекшее десятилетие положение коренным образом изменилось.

Теперь советским флотом перевозились все лесные грузы на экспорт, а флотом Северного пароходства – больше половины. Иностранный флот полностью исключен из перевозок балансов из Архангельска, продаваемых на условиях доставки советской стороной (СИФ), и перевозок пиломатериалов из Игарки.

На Северное морское пароходство была возложена ответственность за вывоз всех лесных грузов на экспорт из портов Северного бассейна, проданных на условиях СИФ. Поэтому, помимо участия в лесных перевозках собственным флотом, пароходство фрахтовало иностранный тоннаж (через Совфрахт) на те направления, где еще не хватало советских судов. Благодаря этим мероприятиям расходы валюты на фрахтование иностранного тоннажа за последнее десятилетие сократились в несколько раз.

Производилось более оперативное регулирование подачи тоннажа в лесные порты и лимитирующие порты погрузки для сокращения простоев судов.


В Игарке практически круглосуточно идет погрузка судов на Европу


Лоцман выводит суда из Игарки до Карского моря


Пароход «Сура» идет с пилолесом из Архангельска в Англию


Теплоход «Красноборск» с пилолесом идет в Англию


Теплоход «Ока» из Архангельска везет пилолес в Европу


В эти годы повсеместно внедрялись прогрессивные методы перевозки лесных грузов: пакетирование, использование портов-терминалов для крупнотоннажных судов, линейная форма работы флота.

С каждым годом все больше мощных красавцев-лесовозов с неограниченным районом плавания уходило из Архангельска. Рос список современных судов – вместо старых пароходов, отслуживших свое.

В связи с тем, что у меня был перерыв работы начальником радиостанции (четыре года на комсомольской работе), нужно было сдавать проверку знаний в службе связи и электрорадионавигации пароходства. Проверку знаний сдал. Получил рабочий диплом радиооператора первого класса. Кроме этого, необходимо было пройти медицинскую комиссию, которую моряки проходили ежегодно. Комиссия состояла из 8 врачей, которые оценивали состояние здоровья моряка, и в медицинской книжке каждый ставил соответствующий штамп «годен» или «негоден». Кроме этого, каждому моряку делали прививки против холеры, чумы, желтой лихорадки. После этого председатель комиссии делал заключение «Го ден к работе в должности начальника радиостанции на судах без ограничения плавания и подлежит переосвидетельствованию через 12 месяцев», ставил подпись и печать.

По итогам комиссии я получил возможность работать на судах пароходства без ограничения плавания (тропики, Арктика).


Работа на судах нового поколения. Рейсы в Африку

После отпуска отдел кадров направил меня на теплоход «Абагурлес» вторым радистом. Это прекрасный теплоход, построен в 1961 году в Польской Народной Республике на судостроительной верфи в г. Гданьске. Это совершенно новое судно, с хорошими тактико-техническими характеристиками: дедвейт – 6205 тонн, длина – 123,9 метра, ширина – 16,7 метра, осадка – 7,02 метра, скорость хода в грузу – 14,8 узла, в балласте – 15,4 узла.

Капитаном был Валерий Александрович Модестов. Начальником радиостанции – Константин Кузьмич Жернаков. Все радиооборудование и навигационные приборы – новые, отечественного производства.

Кстати, через много лет судьба свела нас с Валерием Александровичем снова, когда я работал начальником Архангельской таможни. Валерий Александрович давно был на пенсии и в таможне работал дежурным слесарем. Мы оба обрадовались встрече. Я его пригласил к себе в кабинет. По морскому обычаю мы выпили по рюмке водки.


Теплоход «Абагурлес» в Красном море. На этом теплоходе я был 2-м радистом. 1965 г.


Встреча Нового года на теплоходе «Абагурлес»


Старший механик Г. Анисимов и 2-й радист К. Корняков на теплоходе «Абагурлес»


Члены экипажа теплохода «Абагурлес» в городе Александрия, Египет


Вспоминали наш «Абагурлес» и его экипаж. Я искренне пожелал капитану Модестову В. А. крепкого здоровья и долгих лет жизни.

…Судно грузилось оборудованием для Норильского горнообогатительного комбината. Груз выгрузили в Дудинке и здесь же погрузили продукцию комбината и доставили ее в порт Кандалакша.

В Кандалакшу ко мне приехала жена Валя. Она совершила первое морское путешествие до Архангельска при отличной погоде. По окончании выгрузки вышли в Архангельск для погрузки пилолеса назначением в египетский порт Александрия.

Длительный переход (около 10 суток) прошел благополучно. По окончании выгрузки получили приказ следовать в порт Керчь под погрузку металлического шпунта назначением в порт Бербера (Сомали).

Керчь – исторический город. Мы с удовольствием знакомились с достопримечательностями города, даже поднимались на гору Митридат, с которой город виден как на ладони. Закончили погрузку и вышли в рейс в соответствии с заданием. Прошли благополучно через Суэцкий канал.

Из канала вышли в Аденский залив.

Через какое-то время вокруг нашего теплохода – на расстоянии примерно около мили – постоянно курсировал эсминец военно-морского флота США и подавал нам какие-то сигналы прожектором.

Я в это время был на вахте. Капитан приказал мне срочно настроиться на Москву, чтобы в случае чего можно было срочно передать соответствующую информацию, и вызвал меня на мостик.

Говорит:

– «Маркони», выясни, что ему нужно.

Мы ответили кораблю световым сигналом по азбуке Морзе, спросили, что им нужно.


2-й радист К.А. Корняков (слева) и старший инспектор отдела кадров Северного морского пароходства Н.Г. Коржевин.



На горе Митридат (город Керчь) во время стоянки теплохода «Абагурлес» при погрузке на Сомали металлического шпунта. 1965 г.


Теплоход «Абагурлес» в порту Керчь. Погрузка шпунта в Сомали


3-й помощник капитана теплохода «Абагурлес» Джиоев на мостике


Американский корабль запросил, кто мы такие, куда следуем и какой груз в трюмах. Капитан принял решение дать соответствующий ответ, что мы советское судно, следуем в порт Бербера (Сомали), груз для строительства порта. Получили ответ – «понятно». Через несколько минут снова вызывали нас и пожелали нам счастливого плавания, после чего эсминец пошел по своему назначению. Мы в свою очередь также пожелали американским морякам счастливого плавания и 7 футов под килем. Об этом случае капитан подготовил соответствующую радиограмму. Передали ее в Москву. В то время был такой порядок.

По рейсовому заданию мы везли шпунт в маленькую деревню Ласхора, которая располагалась недалеко от порта Бербера. Президентом страны было принято решение совместно с США строить в этой деревне причал. Как потом мы узнали, президент родом из этой деревни. По нашим данным, причал должен был относиться к району порта Бербера. Выгрузку производили на рейде судовыми стрелами, а на берег длинный шпунт (длина его около 15 метров) доставляли на двух длинных узких лодках, скрепленных досками. Выгрузка продолжалась больше 10 суток. Температура воздуха в дневное время доходила до +45 градусов. Грузовые операции в основном проводились в вечернее время, до тех пор, пока был виден берег.


Теплоход «Абагурлес» на рейде порта Бербера (Сомали)


В свободное время члены экипажа занимались рыбалкой, которая начиналась ближе к вечеру. Судовые механики из металлической сетки сделали очень удобную ловушку для ловли рыбы. В темное время с борта судна спускали люстру, на свет которой приходили большие стаи неизвестной нам рыбы. Сетку спустили в воду в то место, которое освещалось люстрой. Наловили несколько пластиковых мешков рыбы. Некоторые члены экипажа стали ее вялить (благо температура более +40°). Рыба оказалась очень вкусной похожей на воблу, к пиву шла очень хорошо. Третий помощник капитана Джиоев и матрос Рогозин рано утром выходили в море на расстоянии до половины морской мили. Море утром всегда было штилевым. Ловили на кусок вареной колбасы крупную красную рыбу (тоже не знали, что за рыба). Выловленную рыбу показали местным жителям и спросили, съедобна ли она. Они сказали, что эту рыбу можно кушать. Внешне она похожа на морского окуня. Капитан судна поощрял рыбацкое увлечение. Рыбалка, конечно, была очень удачной. Сказка. Такое впечатление, что рыба голодная с самого своего рождения.

Стоянки на якоре или в портах позволяли рыбачить без устали. Матрос у трапа – так обязательно с удочкой.

На судовой шлюпке съездили на берег, где встретили наших советских врачей и строителей причала, которые нам рассказали о жизненном уровне жителей деревни, кстати, крайне низком. Заболевание жителей, и особенно детей, было тяжелым, в то же время к нашим врачам не обращались. Строители имели в распоряжении автомобиль У А З, на котором нам показали пустынную территорию. Рассказали, что купаться в море категорически запрещено, так как там много акул. Нас предупредили, что купаться можно только до прибоя морских волн, за пределы прибоя акулы не заходят. Советские специалисты нам сказали, что недалеко находится наша военно-морская база, на которой советские моряки обучают сомалийских моряков обслуживанию военных катеров. Советский Союз передал ВМС Сомали в 1965–1969 годах 6 сторожевых кораблей, 6 малых торпедных катеров, 4 больших торпедных катера, 4 десантных катера. В то время это были военно-морские силы Сомали.

Мы познакомились с нашими офицерами и матросами, которые проходили службу далеко от Родины.

В эти годы Советский Союз оказывал Сомали очень большую помощь. До нашего прихода в Могадишо и Берберу приходили советские суда: «Иван Сеченов», «Магнитогорск», «Андижан», «Восток», «Наманган» и «Абагурлес».

Наши специалисты совместно с изыскательской экспедицией «Союзморниипроекта» в 1965 году начали строительство порта.

Через некоторое время дружеские отношения СССР с Сомали прекратились. Насколько мне известно, строительство причала было завершено. Первым удостоился чести пришвартоваться к нему советский черноморский теплоход «Адмирал Ушаков».

Благополучно закончили выгрузку и получили приказ следовать в порт Джибути (юго-западная часть Аденского залива) под погрузку 5 тысяч тонн фосфатов назначением в английский порт Фовей. Пустынный берег, один причал. К нему мы и пришвартовались.

Рядом с причалом была африканская деревня со всеми ее атрибутами. Молодые ребята, жители деревни, предложили нам сыграть в футбол. Мы согласие дали. Кстати, на нашем судне была хорошая футбольная команда.

Как такового футбольного поля не было, условно определили его размер. Местные футболисты играли босиком, а мы – в футбольных бутсах.


В Джибутти местная молодежь вызвала наш экипаж сыграть в футбол. Мы дали согласие


Африканский мальчик, который был нашим гостем на теплоходе


Игра проходила интересно и в очень азартном темпе. Мы проиграли со счетом 2:3. Следует отметить, что жители деревни очень дружелюбно к нам относились, мы подарили им памятные сувениры – значки, открытки, а вечером показали художественный фильм. Гости очень откровенно благодарили экипаж за теплые отношения. Во время этого рейса на судно пришла радиограмма с радостной вестью. За высокие показатели в труде экипаж теплохода «Абагурлес» был награжден переходящим вымпелом Совета Министров СССР и ВЦСПС и первой денежной премией. На общесудовом собрании капитан зачитал эту радиограмму и поздравил всех с высокой наградой. Эта новость вдохновила экипаж работать еще лучше, выполнять и перевыполнять все рейсовые задания. Погрузку закончили и вышли в рейс через Суэцкий канал, Средиземное море.

Руководство пароходства разрешило нам зайти в Гибралтар под бункеровку, пополнение бункера, воды и продуктов.

Гибралтар – заморская территория Великобритании на юге Пиренейского полуострова, включающая Гибралтарскую скалу и песчаный перешеек, соединяющий скалу с Пиренейским полуостровом.


История Гибралтара (одного из легендарных Геркулесовых столбов) насчитывает более 3000 лет. Гибралтар долгое время находился во владении мавров, затем он перешел во владение Испании. В 1704 году был захвачен английской эскадрой адмирала Рука.

В 1713 г о д у отошел к Великобритании. Испанцы несколько раз пытались возвратить Гибралтар под свою юрисдикцию. В 1830 году Гибралтар был официально объявлен колонией Великобритании. С этого времени по настоящее время существуют противоречия по Гибралтару между Испанией и Великобританией.

В 2004 году жители Гибралтара впервые приняли участие в выборах в Европейский парламент.

Гибралтар всегда был транзитным портом, в среднем за день заходит около 300 судов. Экспортно-импортный порт работает эффективно.

Мы пробыли в Гибралтаре около 12 часов, тем не менее все члены экипажа побывали в городе и приобрели нужные для себя товары по исключительно низким ценам. Обслуживание судна было проведено на высоком организационном уровне.

Из Гибралтара до Фовея при хорошей погоде прошли за двое суток. Груз (химикаты) выгрузили за 10 часов, получили приказ следовать в балласте в Архангельск.

С приходом в родной порт мне дали отпуск, и я с семьей поехал в свою деревню. У нас уже было двое детей, Лена и Сережа. Летом в деревне отдыхать – одно удовольствие.

Отпуск прошел быстро.


Снова Арктика, снова кругосветное плавание, но…

Прибыл в отдел кадров пароходства, где мне вручили приказ о назначении начальником судовой радиостанции на буксирный пароход «Кандалакша».

Пароходство получило приказ из Минморфлота о передаче этого судна вместе с лихтером «Рокша» в Дальневосточное морское пароходство. Лихтер загрузили 3000 тонн груза назначением в арктический порт Певек. Капитаном «Кандалакши» назначили Д. А. Волкова.

Вышли в далекий рейс. До Диксона дошли благополучно, где забункеровались углем и в составе каравана пошли дальше. К счастью, пролив Вилькицкого прошли по чистой воде и благополучно дошли до Тикси, где опять забункеровались углем, продуктами питания и вышли назначением на Певек, до которого также дошли благополучно. Лед был нетрудный.

В Певеке – пока выгружали груз в течение 10 дней – погода резко изменилась. Восточно-Сибирское и Чукотское моря покрылись льдом, в котором нам не пройти. Из пароходства получили приказ – оба судна сдать команде морского порта Певек, а экипажам вылететь самолетом в Архангельск. Суда сдавали команде порта долго (около 2 недель). Погода с каждым днем ухудшалась: сильные ветра, морозы, снегопад. Самолеты стали летать редко. Однако нам очень повезло. Погода как бы подсказала нам: быстрее, быстрее заканчивайте дела, самолет ИЛ-14 вас ожидает. Срочно все собрались – и в авиапорт. Взлетели хорошо. Командир – полярный летчик – нам сказал, что за светлое время мы должны долететь до Крестов Колымских.


Встреча по футболу с докерами порта Росток. ГДР


Капитан команды, 2-й помощник капитана Маслов


Тальманы порта Росток (ГДР) на борту теплохода «Абагурлес»


В те годы самолеты в Арктике летали только в светлое время суток. В Крестах переночевали и утром вылетели дальше. Командир нам опять сообщил, что в Тикси садиться не будем, а постараемся долететь до аэропорта Чокурдах.

Вечером, в сумерках, благополучно приземлились. В гостинице аэропорта переночевали. Утром следующего дня полетели дальше.

До Хатанги оставалось долететь каких-то минут 20. И в иллюминатор самолета видим, что левый мотор горит. Командир заходит к нам и говорит: «Моряки, сидите спокойно, я вам обещаю, что все будет хорошо».

В такой ситуации от нашего поведения многое зависело. Мы поверили полярному летчику, который благополучно посадил самолет. Мы быстро вышли. На земле пожарные погасили огонь.

При разборе аварии оказалось, что сгорело магнето и его надо заказывать в Москву. В Хатанге мы находились 8 суток. О другом самолете и мечтать не приходилось.

Наконец-то новое магнето привезли, установили на место, обкатали двигатель. Командир принял решение лететь дальше.

Баки полностью заправлены.

Уже в воздухе командир заявил, что в Диксоне садиться не будем, постараемся долететь до Амдермы.

И вот мы уже в Амдерме, практически на территории Архангельской области. Опять переночевали и утром прямой курс на Архангельск.

Прилетели около середины дня – приземлились в Кегострове. Наш полет из Певека до Архангельска длился 12 дней.


Рейсы по Европе на судах нового поколения

Назавтра прихожу в отдел кадров пароходства, где меня уже ждал приказ о назначении начальником радиостанции на теплоход «Полярный». Прекрасное судно, построено в 1962 году в ГДР: дедвейт – 4354 тонны, длина – 104,2 метра, ширина – 14,4 метра, осадка – 6,58 метра, скорость хода в грузу – 11,5 узла, в балласте – 12,6 узла. Штатный начальник радиостанции направлен в отпуск. Капитаном теплохода был Владимир Павлович Коротун. Судно стояло под погрузкой на Бакарице назначением на Дудинку, а затем в Игарку за пилолесом назначением в Англию в порт Гулль. Экипаж на судне был дружным, даже была замечательная художественная самодеятельность, руководил которой 3-й механик Самойлов Геннадий. На переходе из Игарки в Англию встретили Новый 1968 год. В столовой экипажа накрыли новогодние столы, установили новогоднюю елку. Погода способствовала проведению праздника. Капитан Владимир Павлович рассказал о работе экипажа за прошедший год, был зачитан праздничный приказ, многие члены экипажа поощрены. Капитан провозгласил новогодний тост, поздравил экипаж с Новым годом, а также предложил тост за здоровье всех членов экипажа, наших жен, детей и подруг моряков.


Капитан теплохода «Полярный» Владимир Павлович Коротун поздравляет экипаж с Новым годом



Выпустили красочную судовую стенгазету «Горизонт» и фотогазету о жизни экипажа. Судовые артисты показали хороший новогодний концерт. Один из членов художественной самодеятельности предложил тост:

Покинем берег вскоре,
Похода близок час.
Друзья, за тех, кто в море, —
И не в последний раз.
Пусть светит им счастливая звезда,
И верным будет курс в морском просторе.
Наш третий тост сегодня и всегда:
«За моряков, за тех, кто в море!»

В порт назначения прибыли благополучно.

Встали к причалу, и началась выгрузка пилолеса. В те годы пилолес возили не в пакетах, а, как моряки говорили, «россыпью». Выгрузка длилась около 15 дней. Все члены экипажа ходили в увольнение в город, многие в этом порту бывали несколько раз. Организовали автобусную экскурсию в старинный город Йорк. Экскурсия всем понравилась.


Капитан теплохода «Полярный» Владимир Павлович Коротун с подшефными пионерами архангельской школы


К.А. Корняков – начальник судовой радиостанции на теплоходе «Полярный». 1969 г.


Матрос Н. Рогаткин проводит политинформацию


На теплоходе «Полярный» выходила одна из лучших судовых стенгазет пароходства


На теплоходе «Полярный» был один из лучших судовых коллективов художественной самодеятельности Северного морского пароходства. Руководил им 3-й механик Геннадий Смирнов (первый слева)



У борта теплохода «Полярный» курсанты Ливерпульского мореходного училища. Ливерпуль


Судовой профсоюзный комитет организовал судовую спартакиаду по некоторым видам спорта. Меня как члена волейбольной команды, занявшей 1-е место, наградили грамотой, которую я до сих пор храню в моем личном архиве.

Гулль – один из главнейших портов Англии, восточной части графства Йорк, расположен на берегу реки Гулль и залива, образуемого рекой Гумбер. Гулль занимает на восточном берегу Англии положение, аналогичное Ливерпулю на западном. Старинные улицы города узкие и неправильные. Гулль считается третьим портовым городом Англии после Лондона и Ливерпуля. Порт состоит из множества доков, на рейде всегда много судов.

По окончании выгрузки получили приказ следовать в балласте в Архангельск под погрузку пилолеса назначением в Росток (ГДР). С приходом в Архангельск меня вызвали в отдел кадров, где я получил приказ о назначении начальником радиостанции на пароход «Елец». Дела на «Полярном» передал штатному начальнику радиостанции.  Пароход «Елец» стоял под погрузкой пилолеса на лесозаводе № 16–17. Пароход мне понравился, хорошая радиорубка, каюта. Капитаном судна был Ф. А. Зайцев. По окончании погрузки вышли в рейс назначением в порт Белфаст (Англия). В пароходстве было четыре таких парохода: «Иван Рябов», «Вельск», «Елец» и «Александр Терехин». Суда хорошие, ходили на жидком топливе, построены в Польше. Все четыре судна в пароходстве были на хорошем счету.


Пароход «Елец» с народнохозяйственным грузом идет во льдах в порт Дудинка


Наше судно благополучно прибыло в порт назначения – Белфаст. Докеры приступили к разгрузке. Большинство членов экипажа в этом городе были впервые, поэтому все пожелали провести автобусную экскурсию. Первый помощник капитана П. Грига заказал через агента экскурсионный автобус, и через два дня экскурсия состоялась. Членам экипажа город понравился.

На побережье Ирландского моря, в устье реки Лагана, располагается прекрасный город Белфаст, столица Северной Ирландии. Проехав по городу на автобусе, мы убедились, что это действительно прекрасный город. Эта территория была заселена еще во времена бронзового века. Экскурсовод обратила наше внимание на холмы, где мы увидели останки Кольца великанов, знаменитый монумент Хендж, которому уже не одна тысяча лет, и другие руины древних городов, сохранившиеся со времен железного века. В 1177 году на месте современного Белфаста англичанином Джоном де Курси был построен замок. Однако фактически город появился несколькими столетиями позже, когда король Джеймс в 1609 году начал заселение Ольстера английскими и шотландскими поселенцами.

В последующие годы город развивался быстро. 1888 год ознаменовался важным событием: королева Виктория пожаловала Белфасту статус монаршего города. 1921 год – год основания Северной Ирландии. Белфаст стал ее столицей и своеобразным центром противостояния католиков и протестантов. Официально это противостояние было исчерпано в 1998 году – результатом послужило подписание Белфастского соглашения.

Экскурсовод нам рассказала, что город подвергался регулярным и крайне жестоким налетам со стороны фашистской Германии во время Второй мировой войны.


Начальник судовой радиостанции парохода «Елец» К.А. Корняков


Собор в Белфасте. Англия


Полицейский. Белфаст


Члены экипажа на одной из улиц Белфаста


Только одна из таких бомбежек унесла жизни тысячи горожан, а десятки тысяч других лишились своих домов и прочего имущества. Следует отметить, что в Белфасте было построено много лайнеров, самый известный из которых – «Титаник», построенный на верфи Harland and Wolff, где также был построен старший брат «Титаника» – «Олимпик» и младший брат «Титаника» – «Британик».

Во время экскурсии мы увидели много достопримечательностей. Основной отличительной чертой центра является площадь Донегалл, окруженная впечатляющими памятниками Викторианской эпохи. На этой же площади расположена ратуша – настоящий образец смешанных архитектурных стилей. Здесь также находится библиотека Линен Холл, в которой хранятся основные сокровища ирландской литературы. Город на всех нас произвел замечательное впечатление.

Порт по структуре, как и все порты Англии, имеет множество доков. Порт механизирован, располагает большим количеством кранов и железнодорожным подъездом.

По окончании выгрузки капитану поступил приказ следовать в Архангельск и становиться на ремонт на завод «Красная кузница».


Приемка теплохода «Ока» на Выборгском кораблестроительном заводе
(Рейсы по странам Средиземноморья)

Через некоторое время меня вызвал начальник службы связи и электрорадионавигации пароходства В. Д. Останин и сказал, что есть предложение направить меня на приемку нового теплохода «Ока», который строился тогда на Выборгском судостроительном заводе. Я с удовольствием дал согласие и в отделе кадров пароходства получил приказ выехать в Выборг и приступить к своим обязанностям.

Капитаном судна был Юрий Николаевич Стельмашевский. Экипаж жил в гостинице «Выборг». Капитан очень педантично относился к кораблестроителям и проявлял справедливые претензии к заводу.

Он предъявлял жесткие требования и к нам: механикам, электромеханикам, старпому и мне. Я впервые принимал участие в приемке от кораблестроителей нового судна. Это очень трудная работа. Надо так вести приемку вновь строящегося судна, чтобы при его эксплуатации не было никаких неприятностей. Море неприятностей не любит и ошибок не прощает.


Новый теплоход на ходовых испытаниях в Балтийском море


Начальник судовой радиостанции теплохода «Ока» К.А. Корняков. 1967 г.


Современная церемония спуска судна на воду – яркое, впечатляющее зрелище – ведет свое происхождение от древних обычаев. Однако во время великолепного праздника с фанфарами, гудками других судов, толпами зрителей и торжественным банкетом о мистическом значении обряда никто особо не вспоминает. Так, о традиции разбивать при спуске корабля о его нос бутылку шампанского или вина знают все. Но мало кто задумывается над тем, что вино когда-то символизировало кровь, и эта «кровь» должна была «оживить» фигуру, поддерживающую бушприт. Викинги считали, что мрачные боги морей требуют человеческую жертву за каждое судно, входящее в их стихию, поэтому привязывали ненужных им пленников к спусковой дорожке, чтобы их кровью умилостивить богов. И так поступали не только викинги: вплоть до XIX века на островах Фиджи, Тонга и Таити кровавое крещение также было неотъемлемой частью спуска на воду боевых каноэ: плененных врагов привязывали к бревнам, использовавшимся в качестве катков.



Проверка нового оборудования


Экипаж теплохода «Ока» (33 человека)


Командный состав теплохода «Ока»


Члены палубной команды теплохода «Ока»


Такой ритуал приобретал особое значение для боевых кораблей. Поэтому считалось, что они должны как можно раньше ощутить запах крови: еще в 1784 году в Триполи боевые корабли спускались в воду с рабом, привязанным к форштевню.

С приходом христианства церемонии крещения и благословения судна стали спокойнее, обходились уже без человеческих жертв. Однако в начале этого века в Абердине спуск судна сопровождался «всего-навсего» избиением и принудительным купанием подмастерьев корабельных плотников: некоторых из них бросали в волну, поднятую вошедшим в воду судном, и трижды окунали с головой.

В суровые времена Средневековья рискованная обязанность выбивать задерживающие клинья из-под спусковых салазок возлагалась на преступников. Позже корабельные мастера Новой Англии стали делать это сами, но потребовали (и стали получать) за опасную работу «под днищем» дополнительное вознаграждение в виде внушительных количеств грога. Считалось, что музыка, кровь жертвенных животных и крепкий ром поднимают и веселят дух не только живых, но и умерших.

При спуске судов Вест-Индской компании существовала такая церемония: судно, нагруженное блюдами с деликатесами для предков и украшенное цветами, накануне спуска проходило смешанный христианско-языческий ритуал – его благословляли, а затем заливали палубу кровью белых петухов, кур, овец, а также черных коз. Со временем кровь заменили вином, а затем и шампанским. Вплоть до ХVII века вино выливали на нос корабля из серебряного кубка, который потом бросали в дар Посейдону: до наших дней этот дорогостоящий обычай не дожил.

Суда миссионеров крестились молоком. В период «сухого» закона в США вино заменялось имбирным пивом. Для крещения судов, предназначенных для перевозки пива, их хозяин – известная пивоваренная фирма «Артур Гиннес», использовала продукт собственного производства. А папирусная лодка Тура Хейердала «Ра» была окрещена козьим молоком, символизирующим в Марокко гостеприимство и доброжелательность.

Однако не рекомендуется крестить суда водой, иначе они будут неудачными. Предание гласит, что первая попытка спустить на воду после такого крещения корабль ВМС США «Конститьюшн» потерпела неудачу. Корабль сдвинулся с места только после того, как «коммодор Джеймс Сивер подошел к форштевню и разбил о его бутылку отборной старой мадеры».

Спуск корабля на воду во многих христианских культурах уподобляется религиозной церемонии крещения ребенка, в ходе которой его нарекают именем. Крестя корабль, моряки хотят получить защиту Всевышнего для себя и своего корабля.

На американском флоте в спуске корабля принимает участие sponsor (русск. – «поручитель»). По аналогии с крещением в церемонии участвует либо один поручитель, либо два, но обязательно разного пола: крестный (англ. godmother). В силу того, что в период Реформации эта церемония в значительной степени утратила свой религиозный характер, в роли поручителей стали выступать представители светской власти. На английском флоте поручителями могли быть члены королевской семьи, старшие морские офицеры, представители адмиралтейства. Начиная с XIX века роль поручителя, как правило, стали выполнять женщины.

Ключевым моментом ритуала является наречение корабля именем, которое символизирует его переход в новое состояние, начало его жизни. Крестная или крестный торжественно обращается к кораблю, произнося его имя, далее следует разбитие бутылки. В роли «святой воды» может использоваться сидр, вино, но моряки традиционно предпочитают шампанское. Место разбития бутылки выбирается не случайно и связано с тем, что носовая часть корабля метафорически воспринимается как голова человека: именно голову человека окропляет святой водой священник при крещении. Если бутылка не разбивалась, это не сулило ничего хорошего. Поэтому некоторые американские верфи держат в штате специальных людей – ловцов бутылок, которые вовремя должны подхватить летящую мимо бутылку и придать ей нужное направление, обеспечив тем самым удачный спуск. Когда однажды в Нъюкасле бутылка при спуске не разбилась, а судно уже сошло в воду, крестного срочно посадили на буксир, и церемонию успешно повторили на плаву.

К слову сказать, несчастье или ранение, произошедшие при спуске, клеймили судно в глазах большинства моряков как несчастливое, поэтому многие предусмотрительные судостроители помещали бутылку шампанского в мелкую сетку из серебряной проволоки, чтобы осколки не разлетелись в разные стороны.

В общем, спуск судна на воду – очень важный момент. Ничто не должно быть оставлено на волю случая. Любая небрежность или оплошность может запятнать добрую репутацию судна, всю жизнь оно будет неудачным. Так что мелочей здесь нет.


История судостроения в Выборге насчитывает несколько сотен лет. Первое официальное упоминание о существовании в Выборге корабельной верфи относится ко второй половине ХV века, а в ХVI веке упоминается о наличии в Выборге галерной верфи, принадлежащей шведскому адмиралтейству. Кроме того, имеются отрывочные сведения о постройке в Выборге морских судов для обеспечения заграничной торговли, датируемые ХVII веком.

Выборгский судостроительный завод расположен в городе Выборге Ленинградской области. Завод, на котором строили не только суда гражданского назначения, но и корабли для военно-морского флота, введен в эксплуатацию 12 ноября 1948 года. За всю историю завод построил более 200 судов различного класса.

В настоящее время основным направлением деятельности верфи является строительство буровых платформ для разработки морских шельфовых месторождений и судов малого и среднего тоннажа.

В ноябре 1967 года на флагштоке теплохода «Ока» был поднят Государственный флаг Советского Союза. Характеристика теплохода: дедвейт – 6550 тонн, длина – 121,95 м, ширина – 16,74 м, осадка – 7,12 м, скорость хода – 14,5 узла. Экипаж судна – 34 человека. Капитан Юрий Николаевич Стельмашевский рассказал, что спуск на воду теплохода «Ока» прошел в очень торжественной обстановке. На торжествах спуска теплохода были руководство пароходства, завода, представители органов власти г. Выборга, рабочие завода. Вся церемония прошла очень четко.

Теплоход «Ока» и его экипаж успешно работали многие годы в составе Северного морского пароходства.

Из большинства рейсов, которые выполнял экипаж судна, был самым интересным и продолжительным из Архангельска с пилолесом в порт Бейрут (Ливан). Переход занял около 15 суток.

Была хорошая теплая погода. В Бейруте под выгрузкой стояли более 30 суток, так как пилолес в эти годы возили россыпью, т. е. доски в трюм укладывали буквально по одной дощечке, так же и выгружали. Во время стоянки мы несколько раз играли в волейбол с командой советского посольства непосредственно на их территории.


Буфетчица теплохода «Ока» накрывает праздничный стол по случаю подъема Государственного флага СССР


Теплоход «Ока» в порту Бейрут. Ливан


Члены экипажа теплохода «Ока» в порту Бейрут. Ливан


Члены экипажа теплохода «Ока» в порту «Оран». Алжир


Учения палубной команды по заделке пробоины пластырем на теплоходе «Ока»


Волейбольная команда теплохода «Ока»


Наше посольство расположено на высоком берегу Средиземного моря, на территории которого росло много апельсиновых и мандариновых деревьев, которые создавали неописуемую красоту, много других экзотических деревьев и цветов. Во время стоянки судно посетил гражданин, хорошо говоривший по-русски, и просил его познакомить с судовым радистом. Капитан разрешил принять этого гражданина, который рассказал, что был штабс-капитаном белогвардейской армии, позже оказался в Ливане. Он рассказал, что его бизнес – занятие электросварочными работами, но у него случилась неприятность, сгорела одна из мощных ламп его аппарата. Он сказал, что, по его данным, такие лампы есть на советских судах в радиолокаторах. Действительно, в ЗИПе такая лампа была, их у меня было несколько штук. Я обратился к Юрию Николаевичу: можно ли дать одну лампу этому гражданину, у меня в ЗИПе оставалось еще две. Капитан разрешил. Осип Яковлевич, так звали этого гражданина, очень обрадовался и предложил свои услуги по проведению каких-либо электросварочных работ. У нас такой потребности не было. Он рассказывал нам, что очень скучает по России. В те годы он был молод, смалодушничал и ушел с войсками за границу, оставив в России своих родителей и многочисленных родственников.

Во время стоянки была организована замечательная экскурсия по городу и пригороду. Во время нашего посещения в стране было спокойно.

Бейрут – столица Ливана и порт на Средиземном море – расположен у подножья горы Ливан в центральной части страны. Крупнейший город Ливана Бейрут связан автомобильными и железными дорогами с Дамаском и другими крупнейшими городами Юго-Восточной Азии.

Первые упоминания о городе под названием Берит, Берута относятся к ХVIII (или ХV) веку до н. э. Город был под властью египетских мамлюков, затем входил в состав Османской империи. В 1943 году Бейрут стал столицей Ливана. Бейрут представляет собой древний город с современными пригородами. За особенный облик, в котором смешалась архитектура самых разнообразных эпох, Бейрут называют «Парижем Ближнего Востока».

Мы проехали по Центральному району Хамра и увидели площадь Звезды, которая схожа с одноименной парижской площадью. В городе много магазинов, ресторанов, кафе и баров. Нам показали дворец Гран-Серайль (резиденция османских султанов), Археологический парк, собор Святого Георгия (1888 г.), мечеть Омара, или Великая мечеть. Проехали по площади Мучеников, где проходят празднования национального праздника страны – Дня Мучеников. Ливанский национальный музей и музей Сурсок в программу нашей экскурсии не входили, так как этот музей следует посещать по специальной программе. Наш путь проходил по красивой набережной, отсюда виден символ Бейрута – Голубиные скалы. Это два небольших скалистых острова, которые вырастают прямо из воды. Экскурсия оставила о городе очень хорошее впечатление.


Начальник судовой радиостанции теплохода «Ока» К.А. Корняков на мостике


По окончании выгрузки получили приказ следовать в Новороссийск под погрузку цемента назначением на Алжир. Время – лето, замечательная погода. Около 6000 тонн цемента загрузили за ночь, утром вышли в море. Благополучно пришли в порт Алжир.

Алжирская Народная Демократическая Республика – государство в Северной Африке в западной части Средиземноморского бассейна, крупнейшее по территории африканское государство. Большая часть территории страны лежит в пустыне Сахара. Столица – город Алжир.

Алжир многие века заселяли различные африканские племена, позже он был под властью Византийской империи, затем – Османской империи, а в начале XIX века – начало французской колонизации. 18 марта 1962 года Алжир получил независимость.

Стоянка предстояла непродолжительная, и многие члены экипажа изъявили желание самостоятельно, насколько это возможно, ознакомиться с городом.

Красивый город, расположенный амфитеатром, растянулся вдоль побережья на 16 км. Он устремлен от моря к вершинам скрывающихся в дымке гор. В городе много зелени, садов и парков, улицы вытянулись вдоль моря, располагаясь одна над другой. Здесь есть дома, в которые можно войти на первый этаж, подняться на лифте на седьмой этаж и снова выйти прямо на улицу. Нам показали, что можно зайти в лифт. Мы рискнули, доехали до конечной остановки лифта и вышли на улицу. Осмотрелись и увидели советский красный флаг. Нам пояснили, что это посольство СССР. Решили подойти к нашему посольству, долго крутились и в конце концов заблудились. Спросили у двух молодых людей, как дойти до порта. Обратно шли по лестницам, сделанным из разных материалов: каменных, железных, асфальтированных, узких, широких, ажурных. Большинство улиц, идущих от моря снизу вверх, тоже представляют собой лестницы. Не случайно Алжир называют порой «город-лестница».


Хотя судно новое, но электрики постоянно работают по профилактике электрооборудования


На судне рассказали нашему агенту о хороших впечатлениях о городе. Он нам посоветовал в следующий раз побывать в музеях, которые располагают богатыми экспозициями. В числе наиболее известных – Национальный музей древностей (основан в 1897 г.) в парке Свободы, Национальный музей Алжира, созданный в 1930 г., музей Революции и другие.

По окончании выгрузки получили команду следовать в балласте в Архангельск. За все время работы в Арктике и в среднеземноморских водах теплоход «Ока» зарекомендовал себя только с положительной стороны, все механизмы работали хорошо, радиостанция и электрорадионавигационные приборы работали устойчиво. Помещения теплохода – просторные и уютные.

Экипаж жил в хороших каютах, столовая экипажа, кают-компания и красный уголок также выглядели уютно. На судне была хорошо оформлена наглядная агитация, стенгазета и фотогазета.

Экипаж дружный и высокопрофессиональный. Лично мне на этом судне работалось комфортно. С приходом в Архангельск я отбыл в отпуск.

В эти годы пароходство купило большой дом в районе поселка Лоо Сочинского района. После переоборудования этот дом стал пансионатом, в котором могли отдыхать около 20 семей моряков.

Комитет профсоюза плавсостава пароходства дал мне семейную путевку в этот пансионат. У нас было уже трое детей – Лена, Сережа и маленький Саша.

В пансионате отдыхали семьи моряков, практически все знакомые. Черное море совсем рядом, и мы все 20 дней пропадали на пляже и купались в море.

Хорошо отдохнувшие и загорелые приехали домой в Архангельск. Через некоторое время отпуск закончился, и я прибыл в отдел кадров.



С семьей на отдыхе в пансионате Лоо (Сочи)



Семья Корняковых на отдыхе в пансионате Лоо (Сочи)


Начальник радиостанции на пассажирских судах СМП

Теплоход «Ока» был в длительном рейсе, и мне предложили на два рейса должность начальника радиостанции пассажирского теплохода «Карелия», который ходил на линии Архангельск – Онега.

Очень интересная история этого судна. Построен в 1930 году на заводе им. А. Марти в Ленинграде. 11.09.1941 года мобилизован и включен в состав Беломорской флотилии Северного флота в качестве санитарного транспорта, штатной эвакоемкостью до 100 человек, персонал – 2 врача, 4 медсестры и 5 санитаров. В 1941 году судно выполнило 4 эвакорейса Кандалакша – Архангельск, перевезло 776 человек, в среднем по 194 человека за рейс. В начале 1942 года фронт в Заполярье стабилизировался. Необходимость в перевозке раненых и больных в бассейне Белого моря резко сократилась. 3 апреля 1942 года «Карелия» демобилизована и возвращена Северному государственному морскому пароходству. До конца Великой Отечественной войны судно принимало активное участие в воинских перевозках на Севере. Тяжелой для «Карелии» выдалась навигация 1943 года.


Капитан теплохода «Карелия» М.И. Золотков


Теплоход «Карелия» в Белом море


Члены экипажа едут на судовой шлюпке на экскурсию на Соловки


Группа моряков теплохода «Карелия» у могилы последнего атамана Запорожской Сечи Петра Ивановича Калнышевского. Слева направо (стоят): экскурсовод областного отдела культуры Г.А. Рочева, официантка ресторана теплохода «Карелия», начальник судовой радиостанции К.А. Корняков; сидят: буфетчица ресторана, моторист Ю.Дьячков


Курсант ЛВМИМУ им. адмирала С.О. Макарова Алексей Зайцев проходит плавательскую практику на теплоходе «Карелия». Уточняет взятый пеленг


У судна, выполнявшего рейсы до глубокой осени, оставалось мало времени на проведение зимнего ремонта. Экипаж большую часть ремонта выполнил своими силами, и судно в установленные сроки открыло навигацию 1944 года. Решением ВЦСПС и Наркомморфлота экипажу парохода «Карелия» был присужден вымпел Наркома морского флота СССР и выдана премия. Осенью 1944 года пароход во время очередного рейса в штормовых условиях выскочил на мель. Спасательные операции не позволили снять судно с мели. «Карелию» пришлось оставить на мели до весны 1945 года и только к концу 1945 года аварийное судно отбуксировали на судоремонтный завод. 18 мая 1947 года пароход «Карелия» вышел в первый рейс на Онегу.

25 сентября 1949 года судно выведено из эксплуатации в связи с подготовительными работами к переходу на базу ремонта Варнемюнде в Висмар (ГДР) на капитальный ремонт. Судно было перестроено из парохода в теплоход. 10 июня 1951 года закончился ремонт, и судно вышло в Архангельск, и уже 25 июня теплоход вышел на Терско-Кандалакшскую срочную пассажирскую линию. Обновленное судно с портом приписки Архангельск продолжало служить в составе Северного морского пароходства.

В 1960 году «Карелия» ходила на Онежской грузопассажирской линии с девятью промежуточными рейдовыми пунктами захода. В конце 1969 года теплоход-ветеран был выведен из эксплуатации и уведен в Гамбург, где компания «Eckhardt & Co., G. m.b.H» в 1970 году закончила его разделку на металлолом. Вот такая интересная судьба теплохода-ветерана, чем-то даже похожая на человеческую жизнь, которая длилась 40 лет.

После «Карелии» начальник службы связи и электрорадионавигации предложил мне должность начальника радиостанции на грузопассажирский пароход «Воронеж». Я с удовольствием согласился, честно говоря, даже мечтал работать именно на этом судне. Рейсы короткие, часто дома. Капитаном судна был Владимир Дмитриевич Самбурский. У этого судна также очень интересная судьба, похожая на судьбу теплохода «Карелия». Пароход «Воронеж» построен в Италии на заводе «Cantiere Reuniti del Adriatico», Monfalcone для СССР. Государственный флаг нашей страны подняли 1 февраля 1931 года. Он имел водоизмещение 2030 т, вместимость – 1420 брт, длину – 73 м, ширину – 10,64 м, высоту борта – 6,2 м, осадку – 3,55 м, скорость хода – 11 узлов, дальность плавания – 2000 миль. Безопасность судна обеспечивается пятью водонепроницаемыми переборками. Пароход мог принимать на борт 158 человек, экипаж – 37 человек. 18 мая 1931 года пароход «Воронеж» включен в списки судов Северного управления Всесоюзного Объединения морского транспорта. Постановлением СНК СССР от 9 ноября 1934 года это Объединение стало именоваться «Северное Государственное Морское пароходство (СГМП)».


Пассажирский пароход «Воронеж» на рейде портопункта Кашкаранцы


Порт приписки Архангельск. С этого времени судно числится в составе СГМП. В 1935 году на судно установили новые котлы.

Во время «зимней» войны с Финляндией приказом начальника СГМП от 10.12.1939 года пароход «Воронеж» после окончания переоборудования с 13.11.1939 года исключен с баланса СГМП и передан другой организации. Пароход «Воронеж» считался с 14 декабря 1940 года принятым от Северного флота и введенным в эксплуатацию для постановки в затон на зимний отстой и ремонт с 17 декабря 1940 года.

В навигацию 1941 года «Воронеж» обслуживал каботажные пассажирские линии по Белому и Баренцеву морям. С первых дней Великой Отечественной войны «Воронеж» был мобилизован и переоборудован под госпитальное судно и с 29 июля 1941 года включен в Отряд санитарных транспортов Беломорской военной флотилии под названием «ГС-1». Штатная эвакоемкость судна была определена в 100 человек. Имелась операционная и перевязочная, медицинский персонал – 4 врача, 12 медсестер и 20 санитаров. Судно занималось вывозом раненых с Карельского фронта в тыловые порты Белого моря, а обратно доставляло воинские грузы, солдат и рабочую силу, направляемую на строительство оборонительных сооружений.

В летнюю навигацию 1942 года интенсивность перевозок в Белом море значительно ослабла. Это объяснялось стабилизацией фронта в Карелии и Заполярье, а также вводом в действие участка железной дороги Обозерская – Беломорск. Санитарный транспорт «ГС-1» в охранении тральщика «Т61» в июне 1942 года совершил только три рейса с ранеными, доставив из Кандалакши 1273 человека. В 1941–1942 годах «ГС-1» выполнило 20 эвакорейсов в основном по маршруту Кандалакша – Архангельск. Общее количество эвакуированных – 4268 человек, в среднем 213 человек за рейс.

Формально оставаясь до конца войны «ГС-1», в 1943–1944 годах судно использовалось как плавбаза и штабное судно. Расформировано госпитальное судно 9 января 1945 года. С 1 августа 1945 года пароход «Воронеж» принят от Военведа и зачислен в списки судов СГМП. Он был поставлен в отстой в ожидании капитального ремонта. В акте приемочной комиссии было записано, что «судно находилось в нерабочем состоянии: механизмы были разобраны, жилые и служебные помещения запущены, системы и электропроводка требуют полной замены».

Пароход «Воронеж» был поставлен на капитальный ремонт. Судовой экипаж во главе с капитаном Яковым Тимофеевичем Глазачевым и старшим механиком Федором Васильевичем Брилиным приложили все усилия к тому, чтобы судно было отремонтировано в срок и на класс Регистра СССР. Оно вышло из ремонта досрочно на 2 дня.

Ходовые испытания показали отличную работу механизмов. В дальнейшем первые пять рейсов подтвердили качество произведенного ремонта. 17 мая 1947 года пароход вышел в первый рейс на Мезень. На этой линии он ходил и в последующие годы.


Гидрографические суда на зимовке в Архангельске


Портопункт Умба. Белое море


Послевоенные годы на морском транспорте были ознаменованы славными починами моряков. Одной из важнейших была инициатива экипажа парохода «Воронеж». Его машинная команда приняла обязательство довести мощность машины судна до построечной. Это удалось. Если в 1947 году скорость судна была 6,6 узла, то в 1951 году – свыше 11 узлов. Почин экипажа парохода подхватили на судах всех пароходств Советского Союза.

В 1950 году пароход работал с 11 мая по 24 октября, совершив 20 рейсов по Мезенской срочной линии, один рейс – на несрочной Онежской линии, на несрочной Мезенской линии – три рейса, на несрочной Печерской линии – один рейс. Однако с годами судно старело. С 5 ноября 1952 года по 28 февраля 1955 года пароход «Воронеж» на судостроительной верфи города Висмар (ГДР) прошел капитальный ремонт и модернизацию. На судне отремонтировали паровую машину.

Отопление котлов перевели на мазут. По приходу в Архангельск 29 мая 1955 года пароход был введен в эксплуатацию. Обновленный «Воронеж» после этого успешно трудился в составе Северного морского пароходства.

Я на этом судне работал начальником радиостанции с 10 мая по 7 августа 1968 года, ушел в отпуск, а 8 августа судно по вине штурманского состава выскочило на камни в районе Кашкоранцы. На борту судна было более 150 человек пассажиров и 40 человек членов экипажа. Никто из пассажиров и членов экипажа не пострадал. Экипаж принимал меры самостоятельно сняться с мели, эвакуировали всех пассажиров на берег, но ничего сделать не смогли. Были вызваны буксиры для того, чтобы «Воронеж» отбуксировать с мели, но также успехов не было. После этой аварии руководством пароходства было принято решение судно вывести из эксплуатации, его сняли с учета и в дальнейшем разобрали на металлолом.

Северное речное пароходство приобрело современный речной теплоход-красавец «Севан», который планировался для выполнения туристических рейсов из Архангельска в Ленинград по Беломорско-Онежскому каналу, реке Неве. В связи с тем, что теплоход из Архангельска до Беломорска будет ходить по Белому морю, речники обратились к руководству Северного морского пароходства с просьбой откомандировать 9 человек (капитана, 2-го помощника капитана, начальника радиостанции, старшего механика, электромеханика, боцмана и трех матросов 1 класса рулевых). В отделе кадров СМП мне предложили поработать навигацию на этом теплоходе в должности начальника судовой радиостанции. Я с удовольствием согласился. Капитаном теплохода был назначен Сергей Иванович Кибирев.

Теплоход стоял у стенки морского речного вокзала в Архангельске. Мы, 9 моряков, прибыли на судно и каждый принимал дела в соответствии с должностью.


Пассажирский теплоход «Севан»


Пароход «Каховский» – учебное судно Архангельского мореходного училища


Парусная шхуна «Запад» – учебный корабль Архангельского мореходного училища


Остальные члены экипажа были речники из речного пароходства. Экипаж состоял из 50 человек. Красавец-теплоход нам очень понравился. Стали готовиться к первому рейсу. Все готово, экипаж в парадной форме принимает на борт первых 120 человек туристов. Много провожающих, звучит «Прощание славянки», и теплоход берет курс из Архангельска в Ленинград. Первая остановка была на Соловецких островах. Все туристы вышли на интересную экскурсию.

Соловецкий архипелаг расположен в Белом море на входе в Онежскую губу, его площадь – 347 кв. км. Соловецкий архипелаг – охраняемая территория «Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник». Первые поселения на Соловках возникли в третьем тысячелетии до н. э. Это были стоянки древних рыболовов и охотников на о. Анзер, возможно, принадлежавшие представителям археологической культуры. Датой основания монастыря принято считать 1436 год – время появления на Соловках преподобного Зосимы. Исторически интересными являются Соловецкий Спасо-Преображенский собор, Благовещенская Надвратная церковь, монастырская крепость, уникальные гидротехнические сооружения и другие постройки. Территория монастыря окружена массивными стенами (высота – от 8 до 11 метров, толщина – от 4 до 6 метров) с 7 воротами и 8 башнями, построенными в 1584–1594 годах.

Далее следуем до города Беломорск и заходим в Беломорско-Балтийский канал, который был открыт в 1933 году. Общая протяженность канала – 227 километров. На канале возвели 19 шлюзов, 15 плотин, 12 водоспусков, 49 дамб и другие гидротехнические сооружения. Теплоход подходит к последнему шлюзу в г. Повенец и далее – выход в Онежское озеро. Из Повенца в Онежское озеро необходимо было спуститься на 103 метра по «Повенчанской лестнице», которая включает в себя 7 шлюзов.

Прошли нормально, и вечером – остановка в городе Петрозаводск. Все туристы вышли и направились в городской парк культуры и отдыха на танцы (это было предусмотрено программой рейса).

Назавтра утром экскурсия на Кижи. Остров Кижи расположен в центре красивой группы небольших островов, которые носят название Кижские шхеры. Кижи знамениты благодаря древнему архитектурному комплексу, в который входят две церкви и колокольни ХVIII – ХIX столетия постройки. Погост на острове Кижи занесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Волшебство острова Кижи пронизано связью времен, ведь первые славяне появились здесь еще за 5000 лет до н. э. Остров знаменит прекрасными лесами, а вода Онежского озера кристально чиста.

Далее следуем по Онежскому озеру. Прекрасная теплая летняя погода. Культурорганизатор на борту судна организовывает культурно-массовые мероприятия с туристами.

Из Онежского озера заходим в реку Свирь, и опять остановка – в городе Подпорожье. В соответствии с программой рейса теплоход останавливался в удобном месте (швартовался к берегу). Все туристы выходили на берег, красивый луг, многие занимались рыбалкой, прямо на берегу варили уху, посудой обеспечивал судовой ресторан.

Из Подпорожья шли по реке Свирь. Остановка – в городе Лодейное поле. Была проведена экскурсия по маршруту «Дорога жизни», но только в районе города.

Далее идем по Ладожскому озеру. Делаем остановку на Валааме. Теплоход швартуется в глубоководной Большой Никоновской бухте. Для туристов организована экскурсия на Валаам. На Никоновской горе находится смотровая площадка, откуда открывается великолепная панорама бухты. Перед нами три острова, отделяющие Большую Никоновскую бухту от просторов Ладоги. Монастырская дорога ведет в Центральную усадьбу Спасо-Преображенского действующего мужского монастыря. Территория всех построек очень большая: здесь построены скиты, монастырская ферма, рыборазводный завод. Организовывается пешеходная экскурсия, продолжительность которой 3 часа, и на небольшом теплоходе «ОМ» вокруг архипелага.

Без остановки идем до Ленинграда. Швартуемся у речного вокзала на проспекте Обуховской обороны. Продолжительность рейса – 5 суток.

В Ленинграде стоянка 5 суток. За это время в Ленинграде организовано и проведено множество экскурсий по музеям города, а также в Царское Село, Гатчину, Петергоф, Павловск и по другим историческим местам.

Обратный путь продолжительностью также 5 суток, но остановки делались в других местах, в основном на природе, на берегах рек и озер. Время летнее, теплое.

Приходим в Архангельск.

За время навигации было выполнено 5 рейсов. На этом наша работа (командировка) в Северном речном пароходстве закончилась, и мы прибыли все в отдел кадров морского пароходства.


Работа 1-м помощником капитана на судах Северного морского пароходства
(Учеба на курсах подготовки 1-х помощников капитана в ЛВИМУ имени адмирала С.О. Макарова в Ленинграде)

На многих судах пароходства я избирался секретарем комсомольской и партийной организаций, председателем профсоюзного комитета судовой профсоюзной организации, около четырех лет был секретарем Комитета ВЛКСМ Северного морского пароходства. Учитывая мой опыт общественной деятельности на судах пароходства, партийный комитет пароходства включил меня в резерв на выдвижение на должность 1-го помощника капитана на судах пароходства.

Вскоре я был назначен первым помощником капитана на теплоход «Кунгурлес». Капитаном судна был Рюрик Константинович Пустошный. Теплоход построен в Финляндии на судоверфи Раума в 1963 году, дедвейт – 3819 т, длина – 102,1 м, ширина – 14 м, осадка – 6 м, скорость хода – 12,5 узла с грузом и 13,6 узла в балласте.

Это известное в пароходстве судно, на котором работал экипаж – передовик социалистического соревнования, неоднократно награждался вымпелом Министерства морского флота СССР и ВЦСПС. Экипаж носил высокое звание «Высокой культуры производства». Капитана и многих членов экипажа я хорошо знал. Судно грузилось пилолесом назначением в Роттердам (Голландия).

Рейс прошел благополучно при хорошей погоде. Для членов экипажа была организована экскурсия по городу.

С приходом в Архангельск меня вызвали в партком пароходства и вручили направление на учебу в Ленинградское высшее инженерное морское училище имени адмирала С. О. Макарова на годичные курсы первых помощников капитана.

Курсы успешно окончил, сдал государственные экзамены. После отпуска в сентябре 1970 года меня назначили первым помощником капитана на теплоход «Красноборск». Это совершенно новое судно было построено в Финляндии, причем управление теплоходом полностью автоматизировано, в его строительстве принимало участие 25 стран мира (обеспечение комплектующими). Судно такого типа – единственное в системе ММФ СССР. Основное назначение – лесовоз. Может перевозить любые грузы, кроме наливных. Характеристика теплохода DWT – 3699 т, длина – 102,3 м, ширина – 14 м, осадка – 6,85 м, скорость хода в грузу – 13,5 узла, в балласте – 14,6 узла.


Группа слушателей курсов при Ленинградском высшем инженерном морском училище имени адмирала С. О. Макарова


Слушатели курсов на крейсере «Аврора»


Пассажирский пароход «Красноборск» ходит по реке Северная Двина


Теплоход «Красноборск» построен в Финляндии по заказу СССР. На этом теплоходе К.А. Корняков был 1-м помощником капитана


Капитан теплохода «Красноборск» Василий Степанович Колегичев


Капитаном назначен Василий Степанович Колегичев, родом из деревни Каргопольского района Архангельской области, выпускник судоводительского отделения Архангельского мореходного училища имени капитана В. И. Воронина.

Василий Степанович в совершенстве владел английским языком, большой знаток и любитель русской классической литературы, знал наизусть большинство произведений Н. А. Некрасова.

Совершенствуя свои общественно-политические знания, с отличием окончил заочно исторический факультет Архангельского педагогического института.

Капитан дальнего плавания, безаварийщик, т. е. за многие годы работы капитаном не имел ни одного аварийного случая.

Имел большой опыт классической швартовки большого морского судна к причалу. Вот с таким капитаном посчастливилось мне работать.

За годы работы на «Красноборске» мы подружились с Василием Степановичем и продолжали дружить, когда оба работали на берегу.

Будет уместно привести здесь стихотворение Василия Конопленко «Капитан»:

Он лишнего не скажет слова,
Стоит на мостике сурово,
Когда огромная волна
Идет на судно, как стена.
Он самый главный в доме нашем,
Хоть не полковник и не маршал.
Поверьте, это не обман,
Здесь самый главный – капитан.
И в штиль, и при жестоком шторме,
Всегда он при парадной форме.
Всегда спокоен, справедлив,
Надежен, как морской прилив.
Он четко подает команды,
Примером служит для команды,
И все девчонки всей страны
В него, конечно, влюблены.

Старший помощник капитана теплохода «Красноборск» Киселев Юрий Павлович


Будучи в заграничных рейсах, встречались с представителями различных общественных организаций зарубежных стран, с жителями портовых городов.

Остались в памяти интересные встречи с членами Союза советских женщин в Бельгии и Голландии. Во время Великой Отечественной войны гитлеровская Германия угоняла в рабство тысячи советских девушек из Украины и Белоруссии. Многие из них по разным причинам оказались не только в Германии, но и в других европейских странах, вышли замуж за граждан этих стран. Создавались семьи, родились дети. Они стали там жить и не изъявили желания вернуться обратно на Родину, в СССР.


1-й помощник капитана теплохода «Красноборск» К.А. Корняков. 1973 г.


По согласованию с советским руководством они организовали общественную организацию «Союз советских женщин» с сохранением двойного гражданства: советского и, например, бельгийского.

Этот Союз занимался большой работой по пропаганде русского искусства, создал Ансамбль песни и пляски «Союза советских женщин».

Мы неоднократно встречались в Антверпене, Остенде, Роттердаме с членами этого Союза, проводили совместные вечера отдыха.

На эти вечера женщины приходили вместе с мужьями, детьми. Мы обменивались сувенирами, вручали им русскую советскую литературу.


Встреча в Остенде (Бельгия) с членами «Союза Советских женщин»


В кают-компании на судне. Фото сделал муж Кати Козловой мистер Коотен


В гостях у «Союза советских женщин» в Роттердаме


Во многих странах были Союзы общества дружбы с СССР (Англия, Франция, Бельгия, Голландия и т. д.). Члены Союза также были постоянными гостями на советских судах. Мы им показывали художественные кинофильмы, дарили набор открыток о городах и исторических местах СССР, значки. Они нам организовывали интересные экскурсии по историческим местам и городам своих стран. При встрече мы часто играли в футбол и волейбол с докерами портовых городов. За активное участие в работе активиста общества «СССР – Великобритания» Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами меня наградили Почетной грамотой, которую подписала Председатель Президиума Союза советских обществ дружбы с зарубежными странами Нина Попова.

Большой интерес к советским морякам проявляли и деловые круги. Мне запомнилась, например, встреча членов экипажа теплохода «Красноборск» в порту Шорехам (пригород английского королевского курорта Брайтон) с господином Люисом (прошло более 45 лет), владельцем заводов, выпускающих крупные станки с программным управлением. Он написал официальное письмо капитану Николаю Степановичу Морозову (в этом рейсе он подменял капитана В. С. Колегичева, который был в отпуске), что, мол, прошу вас, господин капитан, принять меня и мою семью на борту вашего теплохода. Капитан приходит ко мне посоветоваться: «Что будем делать?» Я говорю: «Надо готовиться к приему крупного капиталиста». Назавтра господин Люис у нас в гостях. Спрашиваем, какой интерес привел его к нам. Он отвечает, что только что возвратился из Советского Союза, где совершил удачную сделку – заключил контракт на поставку своих станков, так что для него представляет интерес все советское, в том числе и наш теплоход.

Мы организовали ему экскурсию по теплоходу, который в то время в системе Министерства морского флота СССР был единственным полностью автоматизированным судном. Сказали мистеру Люису, что в строительстве нашего теплохода на финской верфи города Котка так или иначе принимали участие 25 стран, поставлявших самое разнообразное электронное оборудование. С капитанского мостика можно было управлять главным двигателем, электрооборудованием, погрузочно-разгрузочными кранами, пожаротушением во всех отсеках, спуском и подъемом якорей и т. д. В жилых и инженерно-технических помещениях теплохода был идеальный порядок (впрочем, так у нас было всегда, не зря нашему экипажу было присвоено высокое звание «Экипаж высокой культуры производства»).

С теплоходом господин Люис знакомился вместе со своим 15-летним сыном, а жену с дочерью оставил в капитанской каюте, заявив, что женщинам этого знать не нужно, а вот наследник должен все знать. Теплоход ему очень понравился, он восхищался увиденным.



Встреча с членами Общества дружбы «Великобритания – СССР» в порту. Лондон


После экскурсии пригласили его с семьей на капитанский ужин. Выпили по рюмке русской водки за дружбу между нашими народами, за успех его бизнеса, а он поднял тост за наше счастливое плавание. Прием прошел исключительно в дружественной обстановке. В заключение мистер Люис пригласил пятнадцать членов экипажа побывать на его заводах. Мы дали согласие.

Назавтра утром к борту судна подошел комфортабельный автобус, и мы отправились на экскурсию. Подъезжая к жилому микрорайону города, мистер Люис с гордостью нам сообщил, что в этих домах живут его рабочие и инженеры, показал школу, детский сад. Прием нашему экипажу он устроил в большом овальном зале, где у него проходят официальные мероприятия. На большом круглом столе только кофе и чай с разнообразным печеньем. Затем он спросил у нас, можно ли в зал пригласить журналистов. Мы ответили, что, конечно, можно.

На непредвиденной пресс-конференции журналисты задавали нам много различных вопросов: о политическом руководстве страны, о жизни советских граждан, об экономических связях, о морском флоте СССР и даже о спорте.


Встреча с членами английского парусника «Уинстон Черчилль» в порту Бристоль



На все вопросы мы дали исчерпывающие ответы – журналисты остались довольны. В заключение мистер Люис рассказал им, как он с семьей был на советском красавце-теплоходе, а также о том, что он только что возвратился из Советского Союза, где заключил удачный контракт на поставку станков с программным управлением, выпускаемых на его заводах. Все прошло хорошо. После этого мистер Люис предложил нам пройти по цехам двух заводов. Больше всего нас удивило, что на заводах нет многочисленных заводоуправленцев. «Главное, – сказал Люис, – это иметь грамотных конструкторов и инженеров-управленцев». На заводе, в одном из цехов, встретили делегацию из ЧССР, которая прибыла ознакомиться с выпуском современных металлообрабатывающих станков с программным управлением.

По-дружески поздоровались и пожелали им успехов в делах, а они нам – счастливого плавания. Заводы нам, конечно, понравились – везде чистота, нет ни пыли, ни сажи, просторные светлые цеха.

После экскурсии по заводам господин Люис пригласил нас в красивый зал, где были накрыты столы для обеда, на которых стояла разнообразная выпивка и соответствующая закуска. Капитан теплохода поднял первый тост за успешный бизнес и высказал признательность за интересную экскурсию. Я предложил тост за дружбу и мир между английским и советским народами. Обед прошел в теплой, дружеской обстановке. Назавтра в газетах были опубликованы статьи господина Люиса о его пребывании в Советском Союзе и о встрече с советскими моряками теплохода «Красноборск». За годы работы на флоте подобных интересных встреч было много – с белоэмигрантами в городе Брюгге (Бельгия), в городе Бейрут (Ливан), со студентами университета Лулео (Швеция), с членами общества дружбы «СССР – Великобритания» в портах Лондон, Грейт-Ярмут, Гулль, Манчестер, Бристоль, Ливерпуль и многих других. Были и спортивные встречи – футбольные матчи с докерами порта Гулль, докерами порта Росток (ГДР), со сборной иностранных судов в порту Роттердам (организатором был портовый Интерклуб).

Экипаж теплохода успешно выполнял рейсовые задания. За высокие производственные показатели и крепкую дисциплину ему присвоили звание «Экипаж коммунистического труда», а капитану и мне – звание «Ударник коммунистического труда».


В гостях у финского рабочего в г. Котка


С членами общества дружбы «Великобритания – СССР» во время экскурсии по городу Бристоль


Такое же звание получили многие члены экипажа. Кроме этого, экипажу было присвоено почетное звание «Комсомольско-молодежного», он неоднократно награждался переходящими вымпелами Совета Министров СССР и ВЦСПС, Министерства морского флота СССР и ЦК профсоюза моряков и речников, Северного ордена Ленина морского пароходства и Севбаскомфлота, многократно премировался денежными премиями. При стоянке судна в советских или иностранных портах на клотике поднимали эти вымпелы. Каждый моряк морского флота знал, что это стоит передовое судно флота.

После года работы в июле 1971 года меня отправляют в отпуск. Со всей семьей еду в родное Новошино. Ребята подросли. Мы стали чаще ходить в лес за грибами, а вечером на печке-буржуйке жарили грибы с картошкой. Все признали, что это самое вкусное блюдо. Купание в речке Устья значительно привлекательнее, чем в Черном море. Отпуск не вечен, и опять – в пароходство.

Прибываю опять на свой теплоход «Красноборск» и узнаю, что наш рейс – в немецкий порт Гамбург.

В Архангельске погрузили около 5200 кубометров пилолеса и вышли в море. В порт назначения пришли быстро, море было спокойное.

В красивом, замечательном Гамбурге мне пришлось побывать несколько раз. По нашей просьбе агент организовал для экипажа экскурсию по городу. Вольный и ганзейский город Гамбург – как город-государство является одной из 16 земель Федеративной Республики Германия. Это второй по величине город в Германии (после Берлина), седьмой по величине в Европейском союзе и самый населенный город в ЕС из неявляющихся столицами государств.

Гамбург – один из самых больших портовых городов в Европе, расположен у места впадения реки Эльбы в Северное море.


Гамбург


Экскурсия по Гамбургу


Девиз города, который можно прочитать в виде надписи над порталом городской ратуши, гласит: «Lidertaten guam peperere maiores dignestudeat servare posteritas». Приятный стихотворный перевод этой фразы на русский язык звучит, как «Свободу, что добились для нас наши предки, достойно пусть с честью хранят потомки». На гербе и флаге Гамбурга изображены ворота городской крепости, и Гамбург часто называют за это «воротами в мир».

Собственный герб появился в давние времена. Первое его изображение встречается уже в ХII веке на старой гамбургской печати: городская стена с зубцами как символ мощи и независимости города, над стеной – три башни. На средней башне – крест, ведь Гамбург был епископским городом. Над двумя крайними парят шестиугольные звезды Девы Марии.

До ХVIII века стена и башни были красного цвета, а фон – белым. Но в 1752 году сенат изменил цветовое решение, теперь мы видим белые башни на красном фоне.

Морской герб и морской флаг Гамбурга можно встретить на зданиях, где расположены государственные организации, связанные с мореплаванием, и на судах, принадлежащих городу.

Когда мы ехали по красивым улицам города и его замечательной набережной, экскурсовод рассказывала об истории города. Остатки первых построек на территории современного Гамбурга датируются археологами V–VI веками нашей эры и относятся к эпохе Великого переселения народов. Поселение, которое впоследствии дало начало собственно городу Гамбург, возникло в устье Альстера в VIII веке. В настоящее время 7 мая город празднует как «день рождения порта». В последующие годы дальнейший рост Гамбурга связан с открытием Америки и морских путей в Азию. С 1550 года он становится одним из важнейших портов по доставке товаров в страны Европы.


В Гамбурге


После объединения Германии в 1871 году город становится ее главными «морскими воротами в мир».

К 1900 году население города превысило миллион жителей. В 1923 году в Гамбурге произошло восстание коммунистов, возглавляемое Эрнстом Тельманом. В период Второй мировой войны город неоднократно подвергался авианалетам англо-американской авиации.

Во время проведения операции «Гоморра» 25 июня – 3 августа 1943 года от бомбардировок и вызванного ими гигантского пожара погибло более 50 тысяч жителей, и была разрушена большая часть городских зданий. В период нашей экскурсии в городе проживало 1 793 640 человек.

Мы видели, что город сохранил отдельные черты средневековой застройки. В городе очень много достопримечательностей, старинных церквей, театров и музеев (60), около 120 парков, проложена семикилометровая «тропа здоровья». В Гамбурге находится 17 университетов.

И самое «интересное», что показала наш экскурсовод, – улицу в районе набережной, где есть много магазинов, в которых наши моряки покупают (отовариваются) самые разнообразные товары.

Экскурсия произвела на нас самое доброжелательное впечатление, в лице экскурсовода мы пожелали жителям города счастья и хорошей жизни в замечательном Гамбурге.


На улицах Гамбурга


Члены экипажа теплохода «Красноборск» на улицах Гамбурга


Погрузка-выгрузка пилолеса в пакетах занимает максимум 2–3 дня. Рейс из Архангельска в Европу при новых технологиях длится максимум 20 дней.

За три дня выгрузку закончили, вышли в рейс опять в Архангельск. Получили задание грузиться на Бакарице назначением в Дудинку. Здесь выгрузились и пошли в Игарку за сибирским лесом назначением на Эдинбург, куда прибыли в конце сентября.

Выгрузка предполагалась быстрая – 2–3 дня. Мы с капитаном Василием Степановичем Колегичевым решили самостоятельно познакомиться с этим замечательным городом. Эдинбург с 1437 года является столицей и вторым по величине городом Шотландии. Название города произошло от бретонского названия крепости Din Eidyn – то есть Крепость Эйдина. Она находилась на землях древнего бриттского королевства Годогин. Первое письменное упоминание о поселении вокруг крепости как о самостоятельном городе относится к началу ХII века – в 1124 году указом короля Давида I в Эдинбурге была основана церковь Святого распятия.


Эдинбург


Капитан В.С. Колегичев и 1-й помощник капитана К.А. Корняков. Пешая экскурсия по Эдинбургу


Заблудились в Эдинбурге. Смотрим карту города


Современное название Эдинбурга окончательно закрепилось за городом в ХIV веке, хотя время от времени в записях тех лет встречаются немного искаженные варианты написания – Edynburgh и Edynburghe. Эдинбург начал быстро расти и развиваться в ХII веке – когда Давид I перевел королевский двор из Данфермлина в Эдинбургский замок.

Во время царствования Марии Стюарт королевский двор размещался в эдинбургском дворце Холирудхаус, а когда в 1603 году трон перешел к Якову VI, придворное дворянство последовало за королем в Лондон. В ХIХ веке, как и многие города, Эдинбург индустриализировался, но не рос так быстро, как Глазго, который стал самым большим городом страны и внес огромный вклад в возвышение Британской Империи. Впоследствии Эдинбург – один из наиболее процветающих в экономическом отношении регионов Великобритании. Гуляя по городу, совершенно случайно мы оказались в красивейшем Эдинбургском парке – деловая парковая зона, на территории которой расположены офисы Королевского банка Шотландии, банка HSBC и холдинговой компании HBOS.

Одной из традиционно развитых областей экономики Эдинбурга является пивоварение. В одном из кафе парка мы с удовольствием выпили по кружке пива пивоваренной компании Scottish&Newcastle.

Автобус – основной пассажирский транспорт Эдинбурга. Услугами его мы также воспользовались. Из окон автобуса увидели замечательный город – проезжали мимо Национальной галереи Шотландии и целого ряда музеев и соборов. Быть в Эдинбурге и не выпить натуральное шотландское виски мы с Василием Степановичем посчитали неэтичным. Честно говоря, мы также случайно оказались около знаменитого Эдинбургского замка, правда, в него не заходили, так как было пора двигаться в сторону порта. Не зная хорошо города, мы так и не нашли одной из главных достопримечательностей – Королевской Мили, которая находится в Старой части города.

На теплоход пришли уставшие, но с большими впечатлениями об этом замечательном городе. Больше нашему теплоходу не приходилось бывать в эдинбургском порту.

Выгрузились – и опять в Архангельск, где приняли около 5200 кубометров пилолеса назначением в английский порт Ливерпуль. За годы работы в пароходстве мне приходилось бывать практически исключительно во всех городах-портах Англии. И вот опять один из интереснейших городов, куда мы пришли, – Ливерпуль, город-порт на северо-западном побережье Англии, в устье реки Мерси. В 1190 году впервые упоминается поселение под названием Liuerpul, что значит «мутный водоем». В середине ХVI века Ливерпуль оставался весьма незначительным поселением с пятью сотнями жителей. Значение Ливерпуля как порта на западном побережье стало расти в ХVIII веке, с ростом трансатлантической работорговли и экономическим развитием американских колоний. В 1715 году здесь был сооружен первый в Англии открытый портовый док. На протяжении XIX века Ливерпуль, как и Манчестер (здесь мы также были), был флагманом промышленной революции. Статус города Ливерпуль получил в 1880 году. Он продолжал динамично развиваться до начала Второй мировой войны.

Члены экипажа попросили командование теплохода организовать автобусную экскурсию по этому замечательному городу.

Через агента заказали экскурсионный автобус с гидом, и все члены экипажа, кроме вахты, поехали на экскурсию.

Экскурсовод сразу же сообщила, что в начале 1960-х годов Ливерпуль становится одним из популярнейших центров молодежной культуры. Самым знаменитым культурным феноменом, родившимся здесь, стала группа The Beatles. Местное население говорит на характерном диалекте scouse. Подъехали к киоску, где продают пластинки этой замечательной группы, и все мы купили по пластинке с записью группы «Битлс». Далее нам показали памятник Всемирного наследия – ансамбль административных зданий Ливерпульского порта, который находится под охраной ЮНЕСКО. Мы видели Ливерпульскую ратушу, колонну Веллингтона, которая была воздвигнута в память о победе англичан при Ватерлоо. Также мы видели памятник Нельсону, проезжали мимо музеев Ливерпуля, Истории мира, музея рабства, морского музея и т. д. В память об этой интересной экскурсии на судне была выпущена специальная фотогазета.

Здесь нам пришло из пароходства сообщение, что наш теплоход передается английской фирме в чартер по перевозке целлюлозы из Финляндии (порт Оулу) в английский порт Гримсби сроком на 6 месяцев. В Гримсби из целлюлозы делали бумагу для крупнейшей газеты Англии «Гардиан». По положению контракта теплоход не имел права заходить в советские порты в течение всех 6 месяцев. Это очень ответственное задание, которое руководство пароходства поручило именно нашему экипажу. Весь период таймчартера проходил в сложных ледовых условиях. Ботнический залив в зимнее время покрывался льдом. Наш теплоход имел ледовый класс, и половину пути мы проходили без сопровождения ледокола. От Лулео до Оулу осуществлял проводку финский ледокол «Varma». В мае бастовали докеры порта, и мы простояли в Оулу 19 дней. В это время в основном занимались рыбалкой. Недалеко от порта протекала речка, богатая замечательной рыбой форель. Ее мы и ловили. Кроме рыбалки, ездили на экскурсию по городу, организовывали судовые спартакиады.

Финский город Оулу считается самым большим на севере Скандинавского полуострова. Удобное географическое положение на пути из Европы в регионы Баренцева моря позволило создать в нем крупный транспортный узел, который объединил в единую систему крупный морской порт и развитую сеть железнодорожного и автомобильного транспорта. Оулу получил статус города в 1610 году.


Ждем ледокола. Ботнический залив. 1972 г.


Финский ледокол «VARMA» идет на помощь теплоходу «Красноборск»


В 1742 году построен порт, а в 1765 году городу дано право на внешнеторговую деятельность. В результате Великой Северной войны 1714–1721 годов большая часть Финляндского княжества была занята русскими войсками, и Оулу оказался на нейтральной полосе между русскими и шведскими войсками.

В 1776 году Оулу становится столицей Улеаборгской губернии и резиденцией губернатора. В 1809 году вся губерния являлась частью Великого Княжества Финляндии и входила в состав России. Во время Второй мировой войны Оулу оккупирован немецкими войсками, 19 сентября 1944 года немецкие войска мирно покинули Оулу. После войны город быстро рос. В 1958 году в Оулу открыт университет. В последующие годы город стал центром высоких технологий.

Порт Оулу специализируется на обработке сыпучих грузов, которые получают предприятия бумажной промышленности Финляндии, а на экспорт через порт отправляются жидкие химические вещества и бумага.

Экипаж продолжал успешно работать в таймчартере.


С капитаном В.С. Колегичевым в окрестностях Оулу


Вдали виден наш теплоход. Фото сделано капитаном В.С. Колегичевым


От английского получателя целлюлозы получили признательность и благодарность за своевременную доставку груза. Вот некоторые данные о работе экипажа в 1973 году. Сегодня это история, которая для морского флота никогда не повторится.

Рейс № 1. Грейжмаут – Архангельск – Лондон с пилолесом 5025 кубометров, сверх плана – 25 кубометров. Этот рейс был очень трудным. Начался 12 декабря 1972 года. Штормовая погода в Баренцевом, Норвежском, Северном морях. Температура воздуха доходила до «минус» 25°. Палубный груз, крепление, ванты, якоря, мачты покрылись толстым слоем льда. Сильной северо-западной волной сдвинуло с места палубный караван, судно накренилось до 35 градусов – ситуация аварийная. Ночь, сильный шторм до 12 баллов. Капитан В. С. Колегичев принимает решение судно положить носом на волну, а аварийной палубной команде во главе со старшим помощником капитана Ю. П. Киселевым, боцманом В. Н. Ержениновым выйти на крепление палубного груза.


Собрание экипажа теплохода «Красноборск». Итоги работы за год. Выступает 1-й помощник капитана К.А. Корняков. 1973 г.


Заседание профсоюзного комитета на теплоходе «Красноборск». Слева направо: боцман В.Н. Ерженинов, председатель профкома, 3-й помощник капитана, 1-й помощник капитана К.А. Корняков, капитан В.С. Колегичев, старший механик В.С. Волков, матрос Титов, плотник Анисимов. 1973 г.


Идет подсчет голосов по выборам в Верховный Совет РСФСР в 1973 г. на теплоходе «Красноборск». Слева направо: буфетчица Вера Никитина, матрос Юрий Курочкин, моторист Евгений Франчук, 1-й помощник капитана К.А. Корняков


В таком виде мы пришли в английский порт Грейжмаут


Моряки обвязались веревками и вышли на крепление груза. Благодаря умелым действиям моряков удалось полностью закрепить палубный караван. Благополучно пришвартовались в Таймдоки Лондона. Докеры страшно удивились: у причала стояло не судно, а большая глыба льда. Воспользовавшись тем, что погода была плюсовая, экипаж горячей водой растопил весь лед, и докеры приступили к выгрузке пилолеса. План этого рейса был выполнен только на 100 %.


В Баренцевом море


Рейс № 2. Лондон – Антверпен – Лиепая с зерном 3245 тонн. Рейс прошел спокойно, груз доставили своевременно, сверх плана – 15 тонн, план этого рейса выполнили на 101,7 %.

Рейс № 3. Лиепая – Котка (Финляндия) – Пирей – Волос (Греция) с пилолесом 5108 кубометров и 86 тонн картона, сверх плана – 108 кубометров пилолеса. Рейс прошел спокойно, план выполнили на 119,7 %. Учитывая историческую значимость порта и всей Греции, экипаж высказал желание организовать экскурсии на первый Олимпийский стадион, Афинский Акрополь, Парфенон и в другие интересные места.

Порт Пирей расположен в 12 км от Афин. Это крупнейший морской порт Греции. Основной толчок в развитии Пирей получил в 5 веке до н. э., когда Пирей был выбран в качестве основного порта Афин, сконцентрировав в себе место соприкосновения всех крупных торговых морских путей. Порт Пирей является крупнейшим пассажирским портом в Европе и третьим по величине во всем мире.

Порт Пирей за свою долгую историю накопил большое количество достопримечательностей. Холм Кастелла является одним из самых привлекательных районов города, откуда открывается панорамный вид на Афины и Саронический залив. В городе Пирей с древних времен, а также со времен правления венецианцев сохранилось множество старинных красивых особняков. Венецианцы отстроили эту местность и возвели огромную статую каменного льва.

Мы побывали на Олимпийском стадионе, который находится недалеко от древнего святилища Зевса. Он построен в глубокой древности, стадион является местом проведения первых Олимпийских игр. Он стал первой спортивной ареной в Греции, где были построены трибуны для зрителей.

Стадион, способный вместить до 40 тысяч человек, являлся площадкой не только для спортивных состязаний, но и самым большим театром под открытым небом. При этом горожане не нуждались в билетах для того, чтобы попасть на арену – вход всегда оставался бесплатным.

Олимпийские игры древней Греции – старейшие, величайшие и значительнейшие Панэллинские атлетические состязания, которые праздновали в честь Зевса Олимпийского каждые 4 года летом в священной Олимпии на протяжении 1170 лет – с 776 года до н. э. по 394 год н. э.

О возникновении легендарных празднеств в долине Алфея повествуют многие греческие мифы. Согласно самым древним первые состязания устроили для себя первородные боги во главе с Кроном. Когда верховной власти над миром Крона лишил его сын Зевс, то в честь победы молодых богов над титанами воздвиг в Олимпии холм, назвал его именем своего отца и у подножья пелопонесского Олимпа учредил атлетические игры.


Члены экипажа теплохода «Красноборск» на Олимпийском стадионе. Афины


Дата первых исторически достоверных Олимпийских игр – 776 год до н. э. Тогда же начата запись имен победителей и установлена нумерация Олимпиад, проводившихся через каждые 1417 дней в високосный год, которые составляли четырехлетний цикл – Олимпиаду.

Следует отметить, что участниками игр могли стать только свободнорожденные граждане греческого происхождения, не запятнавшие себя нарушением клятвы, бесчестием или иным преступлением. Ни рабы, ни варвары-иноземцы не имели права представлять свой город в Олимпии. Заявившим о своем участии в состязаниях по олимпийским правилам разрешалось готовиться в течение 10 месяцев.

Помимо мужей, взрослых атлетов, в состязаниях могли участвовать «возмужалые» – эфебы, так называли греки подростков и юношей, не достигших 20-летнего возраста. На эфебов распространялись все традиции и установления, что и на мужей. Все участники жили вместе на окраине Альтиса – в гимназии и палестре, ставших прообразом олимпийской деревни.

Все расходы, связанные с подготовкой к играм, пребывание в Олимпии, включая обязательное участие в жертвоприношениях и других церемониях, брали на себя либо сами атлеты, либо город, который атлет представлял.

Согласно традициям женщины не имели права не только выступать на играх, но даже находиться на территории святилища Зевса во время празднества. На стадионе могла присутствовать лишь жрица богини Деметры. На ипподроме разрешалось выступать женщинам-возницам квадриг.

Руководство Олимпийскими играми возлагалось на элланодиков – распорядителей церемоний и судей состязаний, избиравшихся по жребию за год до начала праздника. Их решения о подготовке мест соревнований, о допуске атлетов, отборе и жеребьевке участников, об определении победителей и их награждении пересмотру не подлежали.

Программа древних Олимпийских игр формировалась на протяжении пяти веков. Первоначальные состязания проводились в течение одного дня. В VII веке до н. э. к соревнованиям атлетов были добавлены гонки и скачки на ипподроме. В том же столетии получили доступ к Олимпии Эфебы. В V веке до н. э. олимпийская программа насчитывала 15 видов атлетических состязаний.

Награждение олимпиоников на протяжении всей истории игр было самым волнующим событием. Глашатай объявлял имя победителя и при входе в храм Зевса Олимпийского ему на голову надевали венок из двух ветвей священной оливы. Вторых и третьих мест не присуждалось.

Авторитет и общественно-политическая значимость Олимпийских игр признавались во всем греческом мире. В разные годы паломничество в Олимпию совершали Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель, Диоген, Демосфен, Геродот и другие.

Возникнув на исходе героической эпохи и обретя блеск в классический период, Олимпиады потеряли свою притягательность, пришли в упадок и, наконец, погибли в силу объективных причин и обстоятельств.

Человечество возвратило себе олимпийские празднества спустя 1503 года после трагической гибели древнегреческих Олимпийских игр.

Во второй половине дня 6 апреля 1896 года на Мраморном стадионе, где собралось около 80 тысяч человек, ударил пушечный выстрел, после чего зазвучали торжественные звуки олимпийского гимна. Им отозвалось эхо далеко за холмами, обрамляющими город. В глубокой тишине раздались слова греческого короля Георга I: «Объявляю первые международные Олимпийские игры в Афинах открытыми!»

…После удивительно интереснейшей экскурсии на первый Олимпийский стадион мы выехали в Парфенон. Акрополь – священный центр древних Афин. Во времена расцвета Афин здесь был создан грандиозный архитектурно-художественный ансамбль, в который вошли всемирно известные Парфенон, Эрехтейон, Ареопаг, храм Афины-Ники. Мы же познакомились только с Парфеноном.

Центром афинского Акрополя является Парфенон – один из самых величественных храмов Древней Греции, посвященный богине Афине.

Он был построен в 447–437 годах до н. э. архитекторами Иктионом и Калликратом на фундаменте более раннего храма, также посвященного Афине.

Силуэт Парфенона господствует над Акрополем. Это классический образец древнегреческого храма, но в то же время он обладает целым рядом уникальных особенностей. Парфенон построен в виде периптера (основной тип греческого храма) – его центральное помещение со всех сторон окружено колоннадой. Согласно нормам греческой архитектуры число колонн на продольной стороне храма на одну больше удвоенного числа колонн на торцовой стороне, т. е. составляет 8 и 17. Древние архитекторы учли, что прямые линии на расстоянии воспринимаются как слегка вогнутые, и с помощью ряда простых приемов – колонны едва заметно сужаются к верху, угловые колонны несколько наклонены к центру и т. д. – добились того, что Парфенон выглядит идеальным, гармоничным сооружением.


Слева направо: капитан В.С. Колегичев, старпом В. Сухов, 1-й помощник капитана К.А. Корняков и туристки из США на горе Парфенон


Сегодняшний Парфенон, а точнее, его величественные руины, белого цвета. В древности же фон фронтонов храма был выкрашен в красный цвет, фон фриза – в синий. На этом цветном фоне ярко белели мраморные скульптуры. Их детали были позолочены или выполнены из позолоченной бронзы.

Величайший храм Древней Греции, Парфенон, прошел вместе с ней все этапы ее истории. С закатом Греции начался закат храма. В Византийскую эпоху, в начале VII века, Парфенон стал христианской церковью Святой Софии. Внутреннее устройство храма подверглось коренной переделке. При строительстве апсиды (архитектурная форма выступа здания) были уничтожены все центральные фигуры восточного фронтона – знаменитой композиции «Рождение Афины».

В 1456 году Афины были захвачены турками. Акрополь стал турецкой крепостью, Парфенон переоборудовали в мечеть. В Парфеноне турки устроили пороховой склад. 26 сентября 1687 года венецианцы начали прицельный обстрел Парфенона, одна из бомб попала в пороховой склад, в результате центральная часть храма была разрушена.

Византийцы в качестве трофея увезли фигуру Посейдона и коней его квадриги. В 80-е годы ХVIII столетия французский посол в Турции вывез в Париж несколько уцелевших рельефов Парфенона. А в 1801–1803 годах известный грабитель древних памятников лорд Эльджин вывез в Англию 12 фигур с фронтонов, 56 плит с рельефами из фриза Парфенона и ряд других фрагментов памятника. Сегодня многие скульптуры находятся во многих музеях мира. В частности, основная часть фриза хранится в Британском музее.

Реставрация храма началась в XIX столетии.

В 1926–1929 годах была восстановлена северная колоннада. В 1950-х годах отреставрирован пол храма.

Сегодня Парфенон по праву считается одним из величайших образцов античного зодчества, шедевром мирового искусства и пластики.

Экскурсия закончилась восторгом моряков и искренней признательностью экскурсоводу.

Во время стоянки в Пирее мы сыграли в футбол с экипажем теплохода «Столетие Парижской коммуны» Черноморского морского пароходства, выиграли со счетом 2:1. Обменивались кинофильмами, организовывали встречи членов экипажей по интересам, знакомились с судном.

После окончания выгрузки вышли в порт Волос. Стоянка была краткосрочная, 86 тонн картона выгрузили быстро. Несколько слов об этом городе-порте. Волос – город, расположенный в центре материковой Греции, примерно в 326 км к северу от Афин, в Фессалии, в 215 км к югу от Салоников и 60 км к юго-востоку от Ларисы у подножья горы кентавров – Пелиона.

Город был основан в XIX веке как морской порт для вывоза товаров, произведенных на Фессалийской равнине. Город Волос воссоединился с Грецией лишь в 1881 году. В Волосе находится театр с симфоническим оркестром, университет, Археологический музей, центр народного искусства Кицоса Маркиса. Есть железнодорожный и автовокзалы.

Рейс № 4. Пирей – Новороссийск – Жданов, зерно, 3230 тонн. Рейс прошел успешно, выполнен план на 100 %, рейсовое задание было чартерным, сверхпланового груза нет.

Рейс № 5. Жданов – Новороссийск – Скигда (Испания), 3250 тонн цемента, также рейс чартерный, сверхпланового груза нет, выполнен на 100 %.

Из итальянского порта Савона перевозили 3150 тонн риса в Ливерпуль, из Архангельска в Гарстон (Англия) – 3682 кубометра пилолеса, из порта Сеута (Марокко) в Росток – 3300 тонн фосфатов, из Васто (Италия) – 3330 тонн кварцевого песка в Антверпен и т. д.


Многие моряки нашего пароходства неоднократно бывали в Антверпене, поэтому я посчитал нужным, что было бы правильно о нем рассказать в своих записках. Антверпен входит в десятку крупнейших портов мира, стоит на реке Шельде. Антверпен уступает по размерам только Роттердаму среди морских портов Европы и вполне может претендовать на звание одного из крупнейших портов мира.

Портовые установки занимают площадь примерно в 10 тысяч гектаров. Я вот привожу цифры по масштабам и вооруженности порта и думаю, как же могла такая маленькая страна, по размерам не больше средней области России, обладать такой мощной портовой техникой, таким размахом морского и торгового дела? Фантастика!

Общая длина портовых причалов составляет 124 километра, что позволяет швартовку как морских судов, так и небольших прогулочных катеров. Порт оборудован 387 подъемными кранами, 12 плавучими кранами и прочими погрузочными системами. Попасть в бухты гавани можно через 6 шлюзов. Приблизительно 20 тысяч судов из 70 стран мира ежегодно заходят в порт, перевозят более 95 миллионов тонн груза.

Антверпен – красивейший город, занимающий среди городов Бенилюкса особое место благодаря своим культурным и историческим достопримечательностям. В центре города огромное количество музеев и памятников архитектуры. Самым значительным художественным музеем Антверпена является Королевский музей изящных искусств, а вершиной архитектуры – кафедральный собор.

Имя города связано с легендой. Великан Антигон, живший в устье реки, требовал непомерной пошлины от моряков, плавающих по Шельде. Тому, кто не мог или не хотел платить, великан отрубал кисть руки.

Римский солдат Сильвиус Брабо вызвал великана на бой, одолел его и подверг той же участи, какой подвергались жертвы великана: отрубил Антигону кисть и выбросил ее в реку Шельду. Так и получилось, что имя города Antwerpen происходит от «handwerpen», т. е. «бросать руку» – так гласит легенда.

В центре рынка, в сердце старого Антверпена, находится огромный фонтан Барбо, который изображает римского солдата Барбо, швыряющего отсеченную кисть руки гиганта Антигона в Шельду.

Фонтан Барбо как бы вырастает прямо из мостовой площади, и, что характерно, вода фонтана не собирается в бассейне, которого просто нет, а, стекая к подножью памятника, исчезает меж камней, поступая в замкнутый контур.

Порт Антверпен позволял нашим морякам купить здесь подержанные автомобили по довольно низкой цене в сравнении с другими иностранными портами. По рассказам моряков, под Антверпеном много свалок, где автомобили стоят друг на друге в несколько этажей, там можно было, заплатив небольшой взнос за проход, разбирать любую машину и выносить с собой любые запчасти.

Вообще, Антверпен морякам казался (также и мне) каким-то своим, домашним портом, здесь моряки всегда основательно отоваривались.

Покупали ковры и парики, гипюр и люрекс, джинсы и шторы, белье и прочие вещи, которые реализовывались по бросовой цене, имели довесок к заработку.

Город был исхожен, особенно центр, вдоль и поперек.

Мы видели на улицах города старые симпатичные трамвайчики.

Импозантную башню кафедрального собора Богоматери, самую высокую церковную башню Бенилюкса, видно издалека. Ее верхушка на 123 метра возвышается над историческим центром города.

В Музее современного искусства находится самая большая и красивая в мире коллекция антверпенского гения Рубенса (я имел счастье быть в этом музее), церковь святого Якоба, где и похоронен Рубенс.

Этот город построен для того, чтобы люди восхищались его красотой и получали от него массу удовольствий. Вот такой вот Антверпен.


За успешное выполнение плановых заданий 1973 года экипаж теплохода «Красноборск» наградили вымпелом ЦК ВЛКСМ и Министерства морского флота СССР среди комсомольско-молодежных экипажей. По итогам работы 1-го квартала экипаж был награжден вымпелом Министерства морского флота СССР и ЦК профсоюза моряков и речников с денежной премией, а по итогам работы 3-го квартала – вымпелом Северного ордена Ленина морского пароходства и Северного бассейнового профсоюзного комитета моряков и речников с денежной премией. Это была большая победа всего экипажа. Многие моряки удостоились высокого звания «Ударник коммунистического труда», некоторые были занесены на судовую Доску почета. Одним словом, экипаж теплохода «Красноборск» был одним из лучших экипажей Северного морского пароходства.

В эти годы развернулось движение шефской работы моряков советского торгового флота над пионерами и школьниками школ городов и населенных пунктов, носящих имя судна. Например, в Северном морском пароходстве суда, носящие имя городов Руза, Красноборск, Гусь-Хрустальный, Кунгурлес, Абагурлес, Холмогоры, Великий Устюг, Воркута, Приозерск, Барабинск, Вельск, Елец, Салехард, Ломоносово, Тюмень и многие другие, имели дружественные связи с промышленными предприятиями и школами городов.

Например, экипаж парохода «Елец», где я был начальником судовой радиостанции, дружил с коллективом завода «Прожекторные угли», который находится в городе Елец Липецкой области. Коллектив и руководство завода присвоило некоторым членам экипажа звание «Почетный член завода «Прожекторные угли» пожизненно» и вручило нам соответствующее удостоверение, которое я храню до сих пор.

Теплая дружба была у членов экипажа теплохода «Барабинск» с комсомольской организацией города Барабинск.


Слева направо: председатель профсоюзного комитета СМП Н.Г. Блохин, заместитель секретаря комитета ВЛКСМ СМП Игорь Курочкин, корреспондент газеты «Моряк Севера» Альберт Михин, секретарь комитета ВЛКСМ Клавдий Корняков


Члены комитета ВЛКСМ морского транспорта г. Архангельска (слева направо): Николай Марьичев – секретарь комитета ВЛКСМ завода «Красная кузница», Семен Алексеев – инженер пароходства, К.А. Корняков – секретарь комитета ВЛКСМ


Делегаты г. Кунгур на 1-й объединенной комсомольской конференции СМП. Архангельск. 30.X.1962


Делегация города во главе с первым секретарем горкома ВЛКСМ посетила экипаж теплохода во время его стоянки в Архангельске.

Делегацию на вокзале лично встречал капитан теплохода Федоров и я, как секретарь Комитета ВЛКСМ пароходства. Сибиряки ознакомились с судном, состоялась теплая встреча с членами экипажа. Мы организовали им интересные экскурсии по городу и музеям, посетили музей деревянного зодчества «Малые Карелы». Обменялись памятными подарками.

Делегация теплохода «Гусь-Хрустальный» выезжала в город Гусь-Хрустальный Владимирской области, где встречалась с жителями города и школьниками, – рассказали о жизни моряков, о странах, где приходилось бывать, о нашем городе Архангельске, его исторических местах.

Экипаж теплохода «Красноборск» взял шефство над Красноборской средней школой Красноборского района Архангельской области. Дружба со школьниками давала положительные результаты в учебе и дисциплине ребят. Мы организовали социалистическое соревнование среди всех классов школы (их было 19) за право поездки на встречу с моряками теплохода «Красноборск».


Делегация комсомольцев из г. Барабинска едет на катере на теплоход «Барабинск». Справа налево: секретарь комитета ВЛКСМ СМП Клавдий Корняков, капитан теплохода Фёдоров


Это было великолепное дело, вся школа активно боролась за право на встречу с моряками.

Директор школы Иван Иванович Нецветаев нам рассказывал, что в школе значительно повысилась успеваемость. Ребята из класса-победителя были одеты в морскую курсантскую форму, и когда мы их встречали на вокзале в Архангельске, то были неимоверно удивлены.

Уже на борту теплохода школьники нам по-взрослому рапортовали о своих успехах. Ребят расселили по каютам на теплоходе. Надо было видеть, сколь велика была их радость – словами этого не передать.



Делегация теплохода «Красноборск» на встрече с жителями села Красноборск. Справа налево: Б. Казанцев, собкор газеты «Моряк Севера», старпом Ю.П. Киселев, 1-й помощник капитана К.А. Корняков, 4-й механик Ю.И. Никитин, директор средней школы С.И. Тупицын, заведующий отделом культуры райисполкома Б.А. Моданов, главный врач санатория «Евда»




Председатель Красноборского райисполкома Л.П. Коваль подарил экипажу теплохода «Красноборск» медвежонка


Через год делегация моряков в составе 1-го помощника капитана К. А. Корнякова, старшего помощника капитана Ю. П. Киселева, 4-го механика Ю. И. Никитина прибыла в Красноборск на встречу со школьниками и жителями района. Первая встреча состоялась в актовом зале школы, вторая – в районном Доме культуры. Встречались со многими коллективами, с жителями района.

В Красноборске у нас остались верные и надежные друзья. Мы уехали, увозя с собой воспоминания о полюбившемся нам крае и тепло встреч, которые долго сопровождали нас в морских походах вдали от родных берегов. И мы не раз вспоминали о красноборских людях и о встречах на красноборской земле. Об этом нам напоминали миниатюрные берестяные туесочки, которые нам лично вручил председатель райисполкома Леонид Прокопьевич Коваль, и картина с изображением средней школы, подаренная нам в память о пребывании в Красноборском районе.

Со школьниками мы обменивались письмами.


Моряки-северяне – полпреды Советского Союза за рубежом

Думаю, что будет интересно знать моим читателям, как мы, советские моряки, в эти годы проводили пропагандистскую и идеологическую работу среди жителей зарубежных стран.

Немногие за рубежом знали правду о советской земле, ее людях, ее трудовых свершениях. Эта правда или замалчивалась, или искажалась в западной прессе. Нам, морякам, с такими фактами часто приходилось сталкиваться в заграничных портах. Облик советского человека в западной прессе чаще всего представлялся в карикатурной форме. И самое печальное, что этому верили. Правда, до тех пор, пока не встречались с советскими людьми. А встретившись, удивлялись, что видят их без лаптей и без страшных бород. Поэтому был понятен повышенный интерес к советским морякам за рубежом. При посещении судна наши гости интересовались буквально всем – и как мы одеты, и что едим, и как живем, отдыхаем, работаем.

Все это доказывает, что за рубежом мало знали правды о нашей жизни. Наш долг – донести им эту правду. Демонстрация художественных и документальных фильмов, наглядно отображающих жизнь советских людей, фотостенды, журналы, переводные издания – вот источник правды о Советском Союзе, которым мы располагали. Дружеская непринужденная беседа, создававшая обстановку взаимного доверия, интернациональные встречи и спортивные мероприятия – именно таких дружеских связей и контактов старался придерживаться экипаж нашего теплохода «Красноборск».

В конце мая 1971 года наше судно побывало в английском порту Гримсби, где мы провели товарищескую встречу по футболу со сборной командой бумажной фабрики крупнейшей англо-финской фирмы.

Перед началом игры мы преподнесли англичанам маленький государственный флаг СССР и подарили каждому игроку по значку с изображением родного Архангельска. Они в свою очередь вручили нам вымпел с изображением эмблемы фирмы.

К сожалению, мы проиграли со счетом 1:3, но дело не в этом. Радовала обстановка дружбы и сердечности, которая царила на встрече. Непринужденность, дружелюбие, живой интерес к нам, советским морякам, добрая память о новых людях – вот главный итог, который не измеришь никакими очками.


Во время стоянки в порту Лондона члены экипажа посетили могилу Карла Маркса


Мост через Темзу. Лондон









Во время стоянки в порту Лондона мы посетили Музей мадам Тюссо – музей восковых фигур в лондонском районе Мэрилебон


Королева Елизавета II, муж – капитан I ранга принц Эринбургский


Не зря один из организаторов встречи сказал: «Не надо считать очки и победы, не они важны. Главное – дружба». Нашему теплоходу также пришлось бросать якорь на рейде маленького испанского порта Санта-Пола, где теплоход загружался солью. Санта-Пола был основан на античных руинах крепостей древнего римского города. Когда-то давно на месте города располагался порт Lilice. В I веке порт оказался под властью Рима и стал называться Portus Lilicitanus, что переводится как «Гавань Эльче». До сих пор в Санта-Поле есть довольно значимый рыболовный порт. К югу от города находятся соленые озера Солинос, некоторые из них природного происхождения, но в основном соленые озера здесь искусственного происхождения. Еще с античных времен в Санта-Поле добывают соль естественным способом выпаривания, т. е. вода испаряется, а морская соль остается. Ее собирают, а затем упаковывают и отправляют во все концы света. В городе мы видели крепость Форталеса ХV века. Теперь здесь музей. В городе есть Морской музей.


Смена караула у дворца королевы Елизаветы II


В Лондоне встретили студенток Ленинградского пединститута, которые были здесь на практике


Следует отметить, что «Красноборск» был третьим советским судном, посетившим Санта-Полу. И поэтому к нам было приковано внимание буквально всех жителей городка. Оформление формальностей властями было очень сложное. На борт судна прибыло много различных чиновников. После окончания всех формальностей капитан каждому налил по рюмке русской водки, и у нас завязался с ними непринужденный разговор. Мы спрашивали, как живет Испания, что есть нового и интересного в их стране. Гости были немногословны. Мы же, по их просьбе, подробно рассказали о нашей стране, о жизни советских моряков. Как раз в этот период наш «Луноход-1» исследовал поверхность Луны.

«Трудно поверить, – сказали чиновники, – это же фантастика! Как может аппарат сам ходить по Луне и сообщать на Землю научные данные? Как можно управлять аппаратом с Земли? Если это не фантастика, – продолжали они, – то это смогли сделать только советские люди».

Далее они сказали, что поражены теми достижениями, которых добился СССР в освоении космического пространства. Как-то само собой получилось, что мы перешли к разговору о политике. Испанцы радовались широкому развитию торговли с Советским Союзом. «Ведь ее объемы, – говорили они, – в 1971 году увеличились по сравнению с прошлогодними в два раза». Испанцы высказывали осторожное пожелание о налаживании дипломатических отношений между СССР и их страной. Мы ответили, что будем рады этому, ведь мир и дружба между народами – наша программа.

Во время грузовых операций мы разговорились с рабочими. Они жаловались на свою судьбу, на низкую зарплату. Когда мы познакомились с ними получше, то решили подарить им на память открытки, значки и некоторые книги о жизни граждан в нашей стране. Рабочие восхищались нашим красавцем-теплоходом, отличными бытовыми условиями и говорили, что все это возможно только в нашей великой стране, где все свободны, но о которой они так мало знают.

Перед приходом в любой заграничный порт мы подробно знакомимся с этой страной. Изучали ее политику, чтобы глубже знать и понимать ее истинные пути и «подводные течения». Нам надо было знать все это, чтобы уметь противостоять буржуазной идеологии. И мы постепенно повышали уровень политических знаний, так как хорошо знали, что за рубежом у нас есть не только друзья, но и враги.


Члены экипажа теплохода «Ока» в свободное от вахты время. Слева направо: матрос Титов, моторист Родионов, матросы Ганин и Поршнев, начальник судовой радиостанции К. Корняков. Кильский канал. 1970 г.


Токарь А. Поздеев в такарной мастерской теплохода «Полярный»


Электрик Дроздов за осмотром контромера теплохода «Красноборск»


Мы всегда помнили, что находимся на важном участке идеологической борьбы. По нашему поведению судили за рубежом о советских людях и о нашем государстве. Поэтому каждый из нас учился правильно понимать политику нашей партии и правительства, и никакая буржуазная пропаганда не могла поколебать наших убеждений.

В 1960-е – 1970-е годы «холодная война» была в самом разгаре, и советские моряки находились на передовых позициях этой войны. Безудержная фальшивая пропаганда, как из рога изобилия лившаяся со страниц буржуазных газет, в передачах радио и телевидения, могла порой ввести в заблуждение не искушенного в политике человека.

Воспитать моряка убежденным борцом за свою Родину, научить его правильно разбираться в сложном лабиринте политических событий, быть интернационалистом – трудная, но благородная задача. И эту задачу мы, моряки пароходства, успешно решали.

В Европе и Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке, всюду, где бы ни бросали якоря наши суда, у моряков-северян есть добрые, искренние друзья. Например, за годы работы на судах заграничного плавания у меня и членов экипажей остались друзья в Китае и Вьетнаме, в Египте, Ливане и Алжире, в Бельгии, Англии, Финляндии и Германии, Голландии, Италии и Греции и многих других странах.

Много теплых встреч было у моряков наших судов в странах Западной Европы, особенно – с трудящимися социалистических стран.

В эти годы в связи с дальнейшим ростом флота пароходства и расширением районов плавания судов интернациональные связи моряков Севера получили новый размах. Например, только в 1969 году коллективными членами Общества Дружбы с зарубежными странами стали уже две трети экипажей судов пароходства.


Плотник Н. Правдин всегда за работой. Теплоход «Абагурлес»


Машинист Е. Стуков делает осмотр вала главного двигателя. «Абагурлес»


Члены экипажа буксирного парохода «Мгла» – труженики моря. Слева направо: боцман, 2-й механик, старпом и молодой матрос


Машинист В. Царёв совершает профилактический осмотр цилиндра главного двигателя. Теплоход «Абагурлес»


В то время на флоте родилась такая форма укрепления дружеских контактов с моряками стран народной демократии, как заключение договоров на социалистическое соревнование. Начало этому положили моряки парохода «Иван Рябов» и теплохода «Томас Мюнцер» Германской Демократической Республики. После первой встречи в Архангельском порту моряки соревнующихся судов систематически сообщали друг другу о своих производственных успехах, рассказывали о труде и отдыхе, делились планами на будущее.

Их примеру последовал и экипаж газотурбохода «Печоралес», заключивший договор на соревнование с моряками теплохода «Генрих Гейне», экипаж теплохода «Сухоналес» и «Хеллерау», «Пертоминск» и «Карлсхорст», «Ломоносово» и «Оелса».

Во время стоянки в нигерийском порту Лагос моряки теплохода «Припятьлес» встретились с экипажем теплохода «Радом» Польской Народной Республики и договорились о развитии дружеских контактов. Через год состоялась их новая встреча в порту Щецин. При участии руководящих работников Польских Океанических Линий была проведена проверка выполнения социалистических обязательств между экипажами соревнующихся судов. Победителем вышел экипаж теплохода «Припятьлес», моряки которого к тому времени добились высокого звания «Экипаж коммунистического труда».

Много сделали моряки Северного морского пароходства по установлению двухсторонних контактов с прогрессивными организациями капиталистических стран: обществами дружбы с Советским Союзом в Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Финляндии.


На экскурсии в Париже


Морякам газотурбохода «Теодор Нетте» в английском порту Грейжмаут был оказан сердечный прием членами местного отделения Общества дружбы с Советским Союзом, которые сделали все, чтобы отдых советских моряков был содержательным, постарались познакомить их с достопримечательностями города, с его живописными окрестностями, с жизнью английского народа. Перед моряками выступил местный инструментальный ансамбль, исполнивший шотландские и русские народные песни. Моряки газотурбохода рассказали о своей работе, учебе и жизни, о Советском Союзе, родном Архангельске. С тех пор наши моряки в Грейжмауте всегда находили самый дружеский прием. В этом городе и наш экипаж теплохода «Красноборск» тепло встречали. Мы провели футбольную встречу со студентами одного из колледжей. На стадионе было много местных зрителей, которые искренне болели за нашу команду. Многие жители изъявили желание посетить наш теплоход. Мы, конечно, как могли, организовали теплый прием, показали кинофильм, провели экскурсию по теплоходу, подарили сувениры.


2-й радист теплохода «Волга» К. Корняков и матрос А. Лужков. Порт Дальний Китай


Много друзей в английском порту Бристоль у моряков теплоходов «Кунгурлес», «Яналес», «Ломоносово», «Красноборск». Члены Общества дружбы, жители города, особенно молодежь, побывали в гостях у моряков этих экипажей. Во время встреч они откровенно говорили, что у них, англичан, существуют различные мнения о русских. Поэтому с величайшим удовольствием они воспользовались возможностью побывать на советских судах, пришедших в Бристоль.

Гостям многое понравилось, особенно приятно было то, что им позволено посмотреть быт и жизнь моряков на советских судах. Молодые люди много нового «открыли» для себя. Прежде всего, были приятно удивлены опрятным видом судов, необыкновенной чистотой уютных кают команды, их заинтересовали новое оборудование, приборы.

В свою очередь, моряки рассказали о советской жизни, условиях работы советских людей. Гостей удивило то, что среди команды было много высокообразованных людей, с которыми можно поговорить о поэзии, литературе.

Гости, жители Бристоля, заявили, что теперь у русских моряков в нашем городе есть много друзей.

В то же время были негативные моменты, которые были показаны по телевидению Бристоля и, в частности, передана фальшивка буржуазной пропаганды. Сообщалось, что местному населению советские моряки якобы не разрешают посещать свои суда. Как раз в эти дни на теплоходе «Ломоносово» проходила встреча с членами Общества дружбы «Шотландия – СССР». Гостями моряков были студенты местного университета и школьники города. По инициативе экипажа эта встреча была передана по телевидению. Клевета была разоблачена. Редакция телевидения вынуждена была принести телезрителям свои извинения за ложную информацию.


При первом удобном случае в любом порту (после работы) натягиваем волейбольную сетку. Играет экипаж теплохода «Красноборск»


Командование судов стало чаще проводить в портах «Дни открытых дверей». Например, так поступили моряки теплохода «Капитан Гастелло» в порту Кротон (Италия). На судне побывало более 500 жителей города, которые оставили в книге посещений около 150 восторженных записей.

Считаю необходимым рассказать уважаемым читателям об одной истории. Во время стоянки теплохода «Селенгалес» в порту Кальяри в местной газете «Союз Сардинии» появилась провокационная заметка с фотографией судна, в которой сообщалось, что на «Селенгалес», как и на других советских судах, имеется электронная аппаратура, предназначенная для сбора секретной информации. Цель этой фальшивки – не только дискредитировать Советский Союз, но и сорвать забастовку докеров Кальяри и Нанта, выступавших против захода американских атомных подводных лодок в итальянские порты.

Вот о чем идет речь. «Тайная аппаратура, скрытая под чехлами на мачтах советского торгового судна, ревниво оберегается от постороннего взгляда». «На трубе теплохода «Селенгалес» ясно видна эмблема Советского Союза. Любопытство, которое, по всей вероятности, останется неудовлетворенным». Такими заголовками и подписями под фотографиями пестрели страницы газеты «Союз Сардинии» 16 февраля 1968 года. Одна из подписей гласила: «Загадочная аппаратура, спрятанная под чехлами на мачтах одного советского корабля, прибывшего в Кальяри с грузом пилолеса, возбудила интерес после разговоров о захвате «Пуэбло»[5]. По многим информациям, такие русские суда находятся в Средиземном море с электронными инструментами высшей точности для сбора информации. Вот вам деталь одной аппаратуры, спрятанной от посторонних взглядов под чехлом, как следует связанным сетью веревок. Объектив зафиксировал эту особенность, вызвавшую много вопросов по прибытии теплохода «Селенгалес». И далее: «Много советских кораблей прибывает в порт, но именно на теплоходе «Селенгалес» была замечена оригинальность приборов, защищенных брезентом и паутиной веревок».

Ну и многие другие домыслы. «Диву даешься, когда читаешь эту чушь», – говорил капитан теплохода. Они разглагольствуют о том, что будто бы захват «Пуэбло», который американцы применили для сбора сведений у берегов КНДР, «дало толчок и много предложений на счет многих судов, которые Советы шлют во все стороны в Средиземном море». На всякий случай в статье говорится и о хороших торговых связях Италии с СССР, о гостеприимстве итальянцев, об экипаже теплохода «Селенгалес».

К чему была вся эта мышиная возня буржуазных газетчиков Сардинии с выдуманной шпионской аппаратурой под чехлом на грузовом судне? Да только для того, что судно это советское, и им надо, очень надо было попытаться любыми средствами уронить престиж русских торговых моряков в глазах солидарных с нами итальянских коммунистов и трудящихся. В эти дни в Кальяри рабочие порта бастовали, разгрузка судов задерживалась, и это не могло не раздражать местных капиталистов. «Сенсация» вызвала прилив к судну групп итальянцев с кинокамерами и фотоаппаратами. Все внимание – к чехлам на ноках тяжеловесных стрел. Прибыли и корреспонденты газет.

Узнав о причине сборища, капитан теплохода «Селенгалес» А. И. Аникин приказал на глазах у публики снять чехол с блоков носовой тяжеловесной стрелы. Нужно было видеть, что творилось в это время на причале: сотни итальянцев выразили свой восторг в связи с провалом устроенной газетчиками провокации. Слышались выкрики: «Молодцы, русские!», «Браво!», «Браво!»

На судно пришла группа коммунистов Италии. Итальянские товарищи высказали мнение, что этот факт сыграет большую роль в поднятии авторитета компартии. Действительно, как потом заявил секретарь одной коммунистической ячейки на острове Сардиния, советские моряки, а точнее, «открытие» буржуазных борзописцев способствовало тому, что за время стоянки судна в порту в коммунистическую партию вступило свыше 50 человек.

Позже та же газета «Союз Сардинии» вынуждена была дать заметку такого содержания:

«Раздели головку мачты «Селенгалес», открыли тайну советского торгового корабля. Система блоков тяжеловесной стрелы была защищена от ветра и морской соли брезентовым чехлом. Капитан судна доброжелательно встретил журналистов, разрешил им посетить свое высокотехническое судно».

Вот к каким поразительным последствиям привела любителей скандальных сенсаций их неумная версия о «тайне советского корабля». «Желтая» пресса явно переусердствовала.

При стоянке нашего теплохода «Красноборск» в английском порту Глазго группа бывших русских эмигрантов пыталась организовать провокацию против нашего судна, но один из докеров пришел к капитану и сообщил об этом. Мы вышли на причал и, как будто ничего не зная, пригласили этих людей посетить наше судно. Они не заставили себя ждать и энергично зашли на судно, мы показали наши жилые помещения, столовую и кают-компанию, красный уголок, показали стенды о нашем Архангельске и других городах, о жизни молодежи, спортивные стенды, нашу стенгазету и фотогазету. Им ничего не оставалось, как высказать удовлетворение о посещении судна.

Наши суда посещали сотни иностранцев. Одни желали узнать как можно больше правды о жизни тружеников первого в мире социалистического государства, другие, чтобы попытаться убедить моряков в преимуществах «свободного мира». Интересная встреча экипажа теплохода «Красноборск» была с английскими полицейскими в порту Шорехам (Англия). После выполнения формальностей на судно пришла группа полицейских (три человека), которые предложили нам на следующий день сыграть в футбол. Мы с удовольствием дали согласие. К сожалению, в назначенный день был сильный дождь, тогда они предложили нам посетить полицейский клуб. Капитан принял решение и предложил мне, стармеху Волкову, старпому Киселеву посетить клуб. Когда мы приехали в клуб, то очень удивились, что все присутствующие в клубе полицейские (все в форме) встретили нас возгласами: «О! Русские моряки! Мы приветствуем вас в нашем клубе!» Нам предложили выпить по пинте пива. Завязалась удивительно теплая беседа по многим вопросам, и самое главное – они сожалели о том, что «хозяин погоды» не дал нам возможность сыграть в футбол.

Более того, после встречи в клубе один из офицеров опять приехал к нам на судно и пригласил нас домой в гости, сказал, что он дома рассказал папе и маме, что встречался с русскими моряками, которые оказались замечательными парнями. Родители предложили сыну ехать на судно и пригласить этих парней к ним домой в гости. Нас очень тепло встретили у входа в дом и пригласили к столу, который был красиво сервирован. Хозяин дома был владельцем страховой компании, его жена не работала. Угостили нас хорошим виски, и опять же завязался очень интересный длительный разговор. Мы поблагодарили хозяев за теплый прием, высказали искреннюю признательность, а на память подарили архангельские сувениры.

Таких интересных встреч с гражданами разных стран было много: это и с семьей финского инженера-строителя в городе Котка, в Ростоке (ГДР) – со студентами, в Ливерпуле – с моряками английского парусника «Уинстон Черчилль», в Остенде (Бельгия) – с группой докеров порта, в Оулу (Финляндия) – с рабочими целлюлозно-бумажной фабрики, в Латакии (Сомали) – со школьниками и т. д.

В то же время мы всегда помнили, что находимся на важном участке идеологической борьбы. По нашему поведению судили за рубежом о советских людях и о нашем государстве. Побывав во многих странах мира, я убедился в том, что в лице северян-моряков люди видели подлинных представителей народа, который строил новое социалистическое миролюбивое государство.

Я бы сказал так, что профессия моряка очень почетная и важная. Работая моряком дальнего плавания, я убедился, что эта профессия воспитывает у человека самые важные человеческие качества: добросовестное отношение к труду, любовь к Родине, воспитывает чувство дружбы и взаимовыручки, смелость и отвагу. Я благодарен судьбе, что моя мечта быть моряком осуществилась, море воспитало меня быть добрым и ответственным за выполнение порученного дела. Может быть, этим я до сих пор отличаюсь от других моих знакомых и могу со всей ответственностью сказать: «Я в жизни ничего не сделал такого, за что было бы стыдно».



Примечания


1

Теплоходы серии Q-040 с индексом А называли в честь великих русских художников.

(обратно)


2

В 2015 г. Северному морскому пароходству исполнилось 145 лет.

(обратно)


3

Лёгтинг – однопалатный парламент Фарерских островов, самоуправляемой административной единицы Дании.

(обратно)


4

617 347 человек, по данным на 1 января 2012 г.

(обратно)


5

Сегодня американское шпионское судно «Пуэбло», захваченное северокорейским морским патрулем в 1968 году, – одна из главных достопримечательностей Пхеньяна.

(обратно)

Оглавление

  • Мечта сбылась. Учеба в мореходной школе
  • Морская практика на судах Северного морского пароходства
  • Самостоятельная работа радистом на судах Северного морского пароходства (Кругосветный рейс на теплоходе «Волга»)
  • Учеба в Ленинграде. Начальник радиостанции на судах СМП
  • Зимовка в Нарьян-Маре
  • Опять начальник радиостанции (Комсомольская работа)
  • Работа на судах нового поколения. Рейсы в Африку
  • Снова Арктика, снова кругосветное плавание, но…
  • Рейсы по Европе на судах нового поколения
  • Приемка теплохода «Ока» на Выборгском кораблестроительном заводе (Рейсы по странам Средиземноморья)
  • Начальник радиостанции на пассажирских судах СМП
  • Работа 1-м помощником капитана на судах Северного морского пароходства (Учеба на курсах подготовки 1-х помощников капитана в ЛВИМУ имени адмирала С.О. Макарова в Ленинграде)
  • Моряки-северяне – полпреды Советского Союза за рубежом
  • X