Сергей Викторович Валов - Операция «Сфера»

Операция «Сфера» 616K, 123 с. (Спэгер-2)   (скачать) - Сергей Викторович Валов

Сергей Валов
Операция «Сфера»


Пролог

Уже давным-давно произошло объединение Земли, всеобщая глобализация всецело поменяла общественный уклад жизни. Люди больше не воевали по религиозным убеждениям, не было нужды сражаться и за ресурсы — они были общими, как и денежная единица. Все — же, в начале двадцать пятого века имели место вооруженные конфликты. На протяжении 5–6 тысяч лет на Земле не обходилось и года без войны, вернее если быть точнее на один год приходилось по три вооруженных конфликта, если иметь ввиду все локальные войны не получившие достаточной огласки. Следовательно, со времен существования цивилизации на Земле мира никогда не было. Пусть даже человечество шагнуло вперёд в технической мысли, и всегда эта мысль была устремлена на уничтожение себе подобных. Многие вещи имевшие изначально военное предназначение становились гражданскими, бытовыми. В начале двадцать пятого века, после союза всех государств и создания Земной Федерации, вобравшей в себя так же колонии на планетах Солнечной системы, человечество, наконец, перевело дух, оставив милитаристические замашки на целое поколение. Естественно силовые структуры продолжали вести «незримый бой» с поостывшим криминалом, а армия играла в войну и тренировалась «на случай террористической угрозы или вторжения иного разума». С формированием и всеобщим внедрением космических технологий получило развитие пиратство. То есть нападение на грузовые космические челноки и крейсера. Объединенное правительство Палаты Лордов во главе с Лордом Вильямом Штендером прилагало все усилия для борьбы с этим явлением. Пол века назад было создано Космическое Бюро Расследований — сокращенно КОБРА, входящее в состав Интерпола, а в простонародье просто — космическая полиция. В это подразделение брали исключительно разносторонне подготовленных офицеров, прослуживших в силовых структурах не менее десяти лет. Простые полицейские были почти все в общевойсковом звании майора и имели широкие полномочия. Для граждан Федерации были созданы паспорта с данными ДНК, сетчаткой глаза и отпечатками пальцев. Бойцы КОБРы могли свободно прослушивать любые телефонные разговоры без разрешения прокуратуры, входить беспрепятственно во все помещения и применять оружие даже при неповиновении. Их боялись преступники и уважали простые люди. Не даром девиз космической полиции был — «Сила и Честь». Бойцы этого подразделения слыли своей неподкупностью, бесстрашием и верностью долгу. Каждый сотрудник получал приличное жалование и имел так-называемую «федеральную карту», — по которой он мог получить в любом банке огромный кредит и мог брать по ней любые продукты питания во всех магазинах Федерации.

Однако идея глобализации и единого мирового порядка нравилась не всем. Смертная казнь была заменена пожизненным заключением и были созданы колонии — каторги, а так же увеличены срока заключения за разного рода преступления. Практически тотальный надзор и неизменная власть Лордов, (хоть и выбиравшихся путем голосования) нравилась не всем, в том числе и Лорду Амадану, развязавшему гражданскую войну.[1] Ему захотелось встать во главе единой Земли. Длившаяся семь месяцев, война унесла сотни тысяч жизней и завершилась разгромом несостоявшейся империи, но отголоски её слышны до сих пор.

8 месяцев спустя……

Неприметный серый микроавтобус стоял между домами и был почти незаметен редкими прохожими. Ночной Торонто благоухал июльскими ароматами. На его окраине по-особому пахло сосной и обдавало лесной прохладой. К микроавтобусу не спеша подошли двое мужчин. Один из них вынув из кармана устройство, похожее на пульт от телевизора направил его на машину. Сигнализация, пискнув, отворила двери, плавно поднявшиеся вверх.

— Глянь, что там.

— OK! — Залезая в машину, ответил подельник. — Тут «компы» старые, двуядерные еще.

— Ничего для игрушек сгодятся! — Усмехнулся вор, заводя двигатель.

Испустив рык, машина осталась на месте.

— Что, не заводиться? Вам помочь? — Громко сказал высокий мужчина в длинном плаще. Он стоял между домами, и светившая ему в спину луна не давала разглядеть лицо, отбрасывая от его фигуры гротескную тень.

Дернувшись, жулик, занервничав, ответил:

— Нет, спасибо мы как-нибудь сами…

— Я все же помогу вам господа — Приближаясь, говорил незнакомец.

Второй бандит, выйдя из кабины, был настроен гораздо решительней. Выбросив руку из за спины, он дважды выстрелил из пистолета с глушителем.

— Это была ваша ошибка молодой человек. — Как ни в чем небывало ответил незнакомец, подходя все ближе.

— Стреляй в голову! — Успел крикнуть вор, и конвульсивно повалился на бок. Через пол секунды, за ним последовал его напарник. Со стороны могло показаться что незнакомец, направивший руку в сторону неприятелей, повлиял на них какой-то потусторонней силой. Но дело было лишь в Тайзерах, закрепленных на предплечьях. Пораженные разрядом тока, жулики еще не пришли в себя, а над ними уже стояли два человека в тепловизорах.

Парень в плаще пристегнул молодого воришку наручниками к фургону и отпихнув ногой пистолет подошел ко второму.

— Что будем делать Джек?

Небритый мужчина, ткнув носком ботинка в лицо, сказал:

— Руку на бордюр!

— Ребята вы чего?!

— Руку на бордюр, крыса вонючая! Я тебя целый месяц выслеживал. Клади живо! — Наступив на горло, прикрикнул незнакомец.

Хрипя, вор положил руку. Топор, выхваченный из чехла за спиной, описав дугу, рубанул по руке. Кисть отлетела в сторону, а жулик, завизжав, забрызгал кровью ботинки своего палача. Подельник, пристегнутый наручниками истерично зарыдав, уткнулся лицом в колени.

— Не убивайте, пожалуйста! — Взмолился он. — Мне всего семнадцать…

— Всего семнадцать, а воруешь как взрослый. — Подобрав обрубок, ответил Джек.

— Сиди, штаны суши. — И сунул отрубленную кисть за шиворот. — Уходим.


Глава 1

Город Интерсити был международным политическим центром Федерации. Построенный в десяти километрах от Готхоба — столицы Гренландии, город представлял собой остров цивилизации в заснеженной пустыне. Здания располагались на огромном фундаменте радиусом в три километра. Весь город полусферой перекрывал экран из армированного стекла со встроенными в него фильтрами — очистителями воздуха. В куполе был встроен единственный служебный шлюз для воздухоплавания. Им могло пользоваться только высшее руководство Федерации. Остальные могли пребывать в город скоростным поездом «Готхоб — Интерсити» либо автотрассой. Улицы Интерсити, словно лучи солнца расходились от Палаты Лордов, высоким мраморным цилиндром стоящей посередине города. Охрану общественного порядка и пропускной режим осуществлял целый батальон полиции, что для города в тридцать тысяч человек, норма выставления нарядов превышалась почти в десять раз, соответственно преступность была почти нулевой. Кроме высших учебных заведений, бирж и жилья для обслуживающего персонала, в Интерсити имелся лейб-гвардейский полк. Туда набирались лучшие офицеры сухопутных войск. Служба в Первом Гвардейском была престижна. Военнослужащие этого полка получали оклад в два раза больше чем в войсках, и они носили прекрасную ярко-красную форму с белым аксельбантом. На манер уланов 19-го века, их высокие, золоченые шлемы имели конские хвосты. Гвардейцы носили палаши, и они были не только «красивой игрушкой». У всех были пистолеты с лазерным прицелом в старинной кобуре, а своими палашами они владели отменно. Хоть служба в этом полку давала хорошие связи и популярность противоположного пола, многие офицеры переводились в войска. Потому — что встать на должность командира взвода, а тем паче командира роты (не заглядываясь на комбата), не прослужив десяти — пятнадцати лет было невозможно, а вечно ходить на посты, чеканя строевой шаг, многим молодым лейтенантам не хотелось. Кроме постов лейб-гвардии Палата Лордов охранялась дежурным подразделением космической полиции. Внешнее патрулирование стены города осуществляла рота егерей на снегоходах, набранная из местных жителей. Также имелось два кольца ПВО — еще бы! Мой дом — моя крепость, было одним из любимых выражений Лорда Сплинтера — Министра Обороны Федерации. Наблюдая прекрасные палисадники, красиво расположенные между домов, Лорд Сплинтэр, нажал на кнопку встроенного в столе коммутатора.

— Господин Патрик Лоярс просит вашей аудиенции, милорд. — Доложили с поста охраны.

— Пропустите.

По коридору безопасности мягкой походкой прошел молодой человек среднего роста с неприметной внешностью. Система сканнеров и рентген, проверив объект, подпустила его к двери. Прислонившись правой рукой и лицом к биосканнеру, молодой человек вошел в открывшийся проход.

— Присаживайтесь федеральный куратор. — Указывая на стул, сказал Сплинтэр.

По правую руку от него сидел министр внутренних дел, Лорд Строганов, слева сидел профессор Смарт, по прозвищу Гунер, главный специалист по вооружению и военным технологиям. Патрику очень льстило обращение министра обороны — «федеральный куратор», ведь это было его первое личное задание.

Лорд Строганов положил на стол фотографии, с десяток полицейских протоколов и некоторые документы. Выдвинувшийся из середины стола двухсторонний монитор начал фото-сессию.

— Перед вами девять эпизодов схожих по составу преступлений. Если точнее преступления над преступниками.

— Кто-то проводит «суды Линча», — Посмотрев на фотографии, и мельком бросив взор на документы, говорил Лоярс. — Наверняка кто-нибудь из военных участвовавших в подавлении вооруженного мятежа, либо мстители за погибших на войне родственников. Имеется вариант кровной мести.

— Вы очень проницательны молодой человек. — Довольно улыбнулся Строганов. — Оперативники из Главного Департамента полиции за пол года наработали этот материал. Здесь имеются документы сотрудников КОБРы.

— Возможно, действия правонарушителей прикрывают сотрудники полиции. Я возьмусь за это дело. Доклад — каждую неделю.

— Замечательно. Мы оставляем вас с Гунером, желаю удачи куратор Лоярс. — Протягивая руку, сказал Лорд Сплинтэр.

Патрик, преисполненный гордостью пожал ему руку.

— Вот тебе три новых упаковки БАРМ-брони[2], — Положив три небольших пакетика на стол начал профессор. — Очки — тепловизоры, а из оружия что-нибудь надо?

— Спасибо, профессор, — забрав вещи со стола, ответил Патрик. — Оно мне ни к чему.

Попрощавшись с Гунером, Патрик, положив документы в кейс, направился к автостоянке. Он шел, едва сдерживая эмоции. Он надеялся что будет достойной сменой мисс О'Коннор, вернее миссис. Пока она была куратором, скрывала, что была замужем. Чтобы никто не имел на неё столь действенных рычагов влияния как угроза жизни близких людей. Именно миссис О'Коннор поставила жучек Лексу Быкову, разоблачила тайные махинации корпорации «Глобал Юнит», что послужило значительным перевесом над силами Амадана.

В свои 27 лет Патрик Лоярс стал Федеральным Куратором — одним из тех людей, негласно осуществляющих контроль над исполнительной и судебной властью, работающих с преступлениями, получившими широкий общественный резонанс, ведущих борьбу с организованной преступностью и коррупцией высокопоставленных чиновников. Малочисленная служба Федеральных кураторов подчинялась только министру обороны и внутренних дел, а также верховному Лорду Штендеру. Лоярс, учился в Институте международных отношений, и к его гордости, был знаком с Иваном Евдаковым — бойцом группы экстренного реагирования, поставившей точку в восстании Амадана. Патрик, кроме родного английского, знал еще три языка — французский, (выученный в колледже) китайский и хинди. Он два года жил с отцом в Индии, недалеко от Калькутты, изучал местную культуру, занимался хатха-йогой. Три последних года обучения он жил и работал в Китае, а по окончании института, прожил там еще два года, женившись (правда под другой фамилией) на племяннице своего тренера по ЦИ-ГУН. Патрик, укрепив свои внутренние органы путем ежедневных упражнений йогой, легко освоил технику «Железной рубашки» и практически ничем не болел. В пищу употреблял много овощей и морепродуктов, но на светских раутах мог отведать немного мясного и выпить хорошего вина. Не занимаясь каким-либо стилем, Лоярс, знал всего один удар. Это был удар — плетка, удар — взрыв, из любого положения он бил открытой ладонью как из пушки. При среднем росте и весе в семьдесят килограмм, Патрик умел «вырубать» одним коротким, незаметным движением. Удобно устроившись в антиперегрузочном кресле турболета, Патрик поднял свою машину над городом, плавно заходя в открывшийся в куполе шлюз. Уже через несколько минут он был над Канадой. На автостоянке, не далеко от Торонто его проверила таможня, под прикрытием БДК[3] космической полиции. Удовольствовавшись проверкой документов, Лоярсу поставили очередную миграционную метку в карточке биопаспорта. Теперь ему предстояла работа. Дабы не чем не выделяться, Патрик оставил турболет на стоянке, ведь такой вид транспорта был доступен далеко не всем. Взяв обычное такси, он направился к начальнику полицейского департамента.

Забронировав по Интернету номер в трех-звездочном отеле, Патрик положил смарт-фон в карман и расплатился с таксистом проведя кредитной карточкой по сканеру.

Кредитные билеты, были скорее минидисками. Каждая кредитка имела сто условных единиц. При окончании баланса кредитки, она темнела соответственно процентному соотношению оставшихся в ней денег. Заплатив две оставшиеся условные единицы, Патрик выкинул кредитку в специальный бачек для отходов, которые в несколько секций аккуратно стояли в огороженной территории. Санкции за нарушение экологии были очень строгими, иначе Земле было просто не выжить. Мягкой походкой дойдя до полицейского участка, Лоярс, показав документы прошел внутрь.

Полковник Фарэ оказался очень осведомленным человеком, и вся информация о недавнем происшествии оказалась на столе. (Тем более после предоставления знака Федерального Куратора).

— …значит, они намеренно выставили фургон на месте, не просматриваемом камерами наблюдения.

— Да, госучреждений по близости не было.

— Устроили засаду и вот результат…

— Ампутация правой кисти руки, у гражданина М, психологическая травма у несовершеннолетнего С. Мы вот уже три месяца ловим эту группу воров, создан оперативный штаб, на их счету более двадцати эпизодов краж и угонов.

Положив на стол документы, Патрик заметил:

— Теперь уж точно воровать не будут. А теперь по этим «уличным охотникам» — так их назвали в главном департаменте полиции. Нам удалось собрать в цепочку преступления, произошедшие за полгода. Пять месяцев назад — убийство в Седане, Франция. Бывший участник байкерской банды изрублен топором в собственном доме. Две недели спустя, очевидно по наводке покойного, в одном из мотелей, в постели заколот как свинья волонтер, инструктор мятежников. Перед смертью его разбудили.

— Да, — положив фотографию, сказал полковник. — Он уже наверно был мертв от страха. Хорошего мало. Представьте, вы просыпаетесь, а у вас над кроватью нависнут два типа в шилом в руке.

— Кстати, было доказано, что он принадлежал к наемникам, воевавшим на стороне Амадана. Далее: в том же Седане вое мужчин, были найдены пристегнутыми к батарее и ожогами 30 % тела, у одного в левой голени была стрела от арбалета. Мужчины так истошно визжали, что испугавшиеся соседи вызвали полицию. Оказывается, их избили и подожгли облив растворителем, двое неизвестных. Примет не запомнили, находились в алкогольном опьянении.

Три месяца раннее, недалеко от трассы ведущей в Нью-йоркский аэропорт был обнаружен мужчина с рублеными ранами рук и ног. Он пояснил, что его друзья сейчас удерживаются неизвестными лицами на очистных сооружениях. Прибывший наряд полиции обнаружил три захлебнувшихся в дерьме трупа, с завязанными руками. «Пробив» их по Интерполу оказалось, что они были в розыске за совершение разбоев и грабежей на автодороге и числились сбежавшими из тюрьмы строгого режима. Выживший при допросе сознался, что участвовал в боевых действиях на стоне Амадана, просился в тюрьму. После этого инцидента «уличными охотниками» занялась КОБРА Ещё три эпизода в том же духе, я думаю продолжать не стоит.

— Точно, — снова раз взглянув на снимки, согласился полковник.

— Теперь, будьте любезны, предоставите мне всю информацию, которую вы «накопали».

Забрав необходимые бумаги, Патрик направился в гостиницу. Пообедав овощным салатом с порцией запеченной рыбы, куратор направился в номер. Провозившись с бумагами он не заметил как наступил вечер. Патрик вышел на небольшой балкончик и стал заниматься ци-гун[4]. Ежедневно утром и вечером он проделывал эти упражнения. Затем принял несколько асан, направился в душ, прихватив с собой пакетик БАРМ-брони. Он был похож на шампунь одной знаменитой фирмы.

Эффективное действие БАРМ, обеспечивалось десятью миллилитрами состава на десять килограмм веса, большее количество не возбранялось. Вскрыв пакетик, Патрик вылил себе на голову содержимое и стал обтирать бесцветной жидкостью все тело. БАРМ-броня будет действовать в течении тридцати — тридцати двух суток. В это время восстановительные процессы в организме ускорятся на несколько десятков раз. Во время ранения или травмы, всплеск адреналина и ускоренный метаболизм обеспечивает полное восстановление организма после повреждений. Функционирование БАРМ-брони осуществляется за счет выработки мозгом электрического поля и непосредственно кровотечения. Свертываемость крови при ранении сердца и артериальном кровотечении была просто огромной, имело место также выдавливание инородного тела из внутренних органов (попадания пули), за счет напряжения всей мускулатуры в нужном направлении. Теперь единственный способ лишить жизни федерального куратора был через отсечение головы либо от попадания в голову экспансивного боеприпаса.

Мысли Патрика прервались звоном разбито стекла. Он, наспех надев трусы, осторожно вошел в комнату. На полу лежал камень, обернутый в газету. Подобрав его, он прочел составленный из крупных газетных букв текст:

УВАЖАЕМЫЙ КУРАТОР ПРОСИМ ВАС ОСТАВИТЬ ЭТО ДЕЛО УГРОЖАТЬ ВАМ НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА ТАК ЖЕ КАК И ЛОВИТЬ НАС.

Патрик, ухмыльнувшись, бросил камень с оберткой в мусорное ведро.

Секундой позже в дверь постучалась обслуга.

— Мистер Лоярс, с вами все в порядке? Позвольте мне убраться в комнате.

— Конечно, входите. — Быстро одеваясь, проговорил куратор.

Принеся тысячу извинений персонал начал уборку. Патрик, положив в карман смарт-фон и очки, удалился по-английски. Такси уносило его, в лесную прохладу, там где никто не мог помешать ему мыслить. Лоярс не спеша начал перебирать в уме прошедшие события.

«Значит полковник Фарэ, если не напрямую то через кого то донес на меня. Иным способом никто не смог бы обнаружить мое присутствие. Еще вариант — наш разговор был подслушан в департаменте. Так… Седан и Нью-Йорк, что здесь общего. Подозреваемых только двое мужчин европеоидной внешности. Зацепка — Фарэ. С него и начнем».

Вновь вызвав такси, Лоярс направился к центральному отделу связи, занимавшему офис на последнем двадцатом этаже небоскреба. Естественно предоставлять данные разговоров начальника такого уровня отказывались, пока Лоярс не представился официально. После краткой проверки, ему были выданы все разговоры Фарэ в течении трех суток с домашнего, мобильного, спутникового и рабочего телефонов. Положив CD в карман, Патрик, вежливо попрощавшись, удалился. Обрабатывая данные в ноутбуке, Патрик даже представить себе не мог, что Фарэ доложил о его прибытии капитану КОБРы Хозарду, лидеру группы экстренного реагирования, распущенной верховным лордом после окончания мятежа. И именно Хозард контролировал проведение расследования по делу «уличных охотников». Казалось Патрик расставил все точки над i. Седан — родина Жака Вельнё — по кличке Джек гаечный ключ, а Нью-Йорк родина Сэма Кирша. И все они члены бывшей группы СПЭГЕР!

— Дело в шляпе! — Улыбнулся Лоярс, захлопывая ноутбук.

Оставалось провести беседу с Биллом Хозардом. Потом правильно оформить документы и дело, с которым департамент не мог справиться пол года будет в кармане у федерального куратора.

«Первое задание и такое блестящее!» Думал про себя Патрик.

Судя по переговорам Хозард находился сейчас на своем ранчо в Австралии, не далеко от Перта. Вернувшись в отель и сдав документы в сейф на хранение, Лоярс, со спокойной душей лег спать.

Утром, позавтракав салатом из морепродуктов и апельсиновым соком, Патрик направился к турболету. Уже через каких то двадцать минут он был уже в Австралии. Поставив миграционную отметку, он без труда отыскал ранчо Хозарда. Приземлившись не далеко от забора, Патрик разблокировал люки. Мягко поднявшись вверх, они дали теплому воздуху продуть турболет насквозь. Оставив машину открытой, Патрик пошел к аккуратному одноэтажному дому с пристройкой и бассейном. К его удивлению дверь в дом была открыта, Лоярс, постучавшись, вошел внутрь — в гостиной было пусто. На полу валялась разбросанная одежда, шифоньер был истыкан ножами словно еж. Хозяин метал в плакат с нарисованным чудищем, не только боевые клинки. Там торчали вилки, кухонные ножи и сувенирные кинжалы.

— М…да…Есть кто-нибудь дома!? — Лоярс, почесав лоб, вошел на кухню.

Перед ним предстала удручающая картина. Казавшийся ему великим воином, Хозард резко низошел в его глазах. Билл лежал на столе, заставленном пустыми бутылками из под русской водки и дешевого английского эля. Он был в запое уже несколько дней. Облизывая языком отросшую щетину, Хозард рыгая, прислонился лицом к столу, испачканному закуской. Его видимо тошнило, и Билл не утруждал себя походом в ванную. Содержимое обедов было прямо на полу. По комнате разносился смрадный запах. Рядом лежал пистолет, а прямо в деревянном столе торчал его нож.

Прокашлявшись, Лоярс хотел — было, что то сказать, но Хозард опередил его:

— Если ты щенок, сейчас же не уберешься из моего дома, я, по старой американской привычке вышибу тебе мозги! — Подтверждая сказанное, он бросил початую бутылку эля в незваного гостя.

Бросок оказался на «двоечку». Разбившись об стену, бутылка ничуть не смутила гостя.

— Ну, я тебе сейчас! — Пошатываясь, поднялся со стула Хозард.

— Мистер Хозард, я федеральный… — Не успев закончить фразу, Патрик уклонился от летящего в его сторону пудового кулака. Двухметровый амбал продолжал наступление, на этот раз нанося хук правой.

Патрик подсев, хлестанул навстречу по ударной руке. От такого удара не спасают ни мощные мышцы не набитые руки каратистов. Хозард прижав к себе перебитую руку, отпрянул назад и нарвался на подножку, умело поставленную Лоярсом.

«Если бы он не был так мертвецки пьян, мне бы не поздоровилось». — Размышлял Патрик.

— Вы успокоились, мистер Хозард?

Билл, откашлявшись, поднялся с пола, в месте с болью в его голову вернулось сознание.

— Ты вообще кто? — спросил он, потирая ушибленный бицепс.

— Меня зовут Патрик Лоярс, я федеральный куратор, веду дело «уличных охотников». Как мне известно, вы контролируете ход расследования.

— Значит, официально, да, — Казалось сам себе, говорил Хозард. — Ну, извини, не признал. — Наливая в грязный стакан пенящийся эль, сказал Билл. — Хочешь?

— Нет спасибо, я за рулем.

— Говори, зачем пришел.

— Я действительно гордился вами и членами вашей группы, они много сделали для Федерации, но прикрывать преступные действия своих друзей, пользуясь служебным положением — это уж слишком. По этому я предлагаю явиться к господину Штендеру и решить вопрос на самом высоком уровне.

— Значит тебе все известно, а если я тебя сейчас пристрелю и скормлю акулам? — Усмехнулся Билл.

— Это было бы глупо с вашей стороны, ведь вы знаете что все двенадцать кураторов пользуются БАРМ-броней, настроенной на их ДНК, и имеют вживленные передатчики. — Спокойно ответил Лоярс.

— А если я не пойду с тобой? — Злорадствовал Хозард.

— Тогда спецназ устроит засаду на ваших друзей, они ведь не знают что это бывшие бойцы СПЭГЕРа. Делайте выводы. — Развернувшись, Лоярс зашагал к турболету.

Он был отличным психологом.

— Постойте, куратор! — одеваясь на ходу, бормотал Билл.

— Не стоит, мистер Хозард, приведите себя в порядок, я прилечу за вами завтра.

Билл, благодарно кивнув, поплелся в дом.

Внутренне празднуя очередную победу, Патрик, довольный собой, отправился в отель.

Он знал, что твориться сейчас в душе у капитана космической полиции, и не стал его осуждать. Потеря двух своих взводов, отказ в предложении руки и сердца, сестры погибшего друга, которого как считал Хозард, он не сберег, здорово поломало его душу. Он был действительно одинок, и кроме боевых друзей у Хозарда никого не было.

* * *

Лорд Сплинтэр, сидел возле монитора и нервно барабанил пальцами по отполированному до блеска столу. Гунер и Штендер сидели неподалеку и вели оживленную беседу.

— Я же предупреждал тебя, что отбор Объекта осуществляю лично! — Повысил голос Штендер.

— Вы и отобрали лично, он все тесты прошел! — Оправдывался Гунер.

— Говорил — же не надо брать военных! Посмотри, какие скачки в работе нервной системы! — Показывал он пальцем на монитор. В общем, сколько времени ему нужно, что бы добраться до городской черты?

— Хм… Он бежит почти десять метров в секунду и будет в городе через пол часа. — Проделав какие — то вычисления, ответил Гунер.

— Я распорядился выставить посты полиции вооруженных «магнитными штырями». Официально в СМИ это будет выглядеть как учения.

— А то что новый объект покалечил несколько охранников и докторов наук в лаборатории мы, то же как учения спишем, или стрельба с вертолета ваших спецназовцев-сорвиголов тоже учения!? — Негодовал Штендер. — Этот киберкостюм стоит целого состояния, и я не хочу, что бы его испортили.

— Вот именно для этого я и направил Протея со специальным адгезирующим[5] зарядом.

— Да. Теперь нам остается лишь пожелать удачи нашему первому объекту.

— Зилли, держись, он в километре от тебя! — Крикнул по рации Гунер.

— Kuul la herra Gunner[6]. — Ответил Зилли Нольд.

Боевой вертолет, снизившись на двадцать метров оказался прямо над поляной по которой несся человек в киберкостюме. Включив адаптивный камуфляж, он почти сливался с поверхностью засеянного пшеницей поля. Пилоты вели объект только благодаря прибору инфракрасного видения.

— Эх, ракетой бы его! — Буркнул штурман.

Очередь пущенная бортовым пулеметом прошла поперек тела. Броня спасла мятежника, и он, поднявшись с удвоенной энергией кинулся дальше.

— Высадите меня в километре, по ходу движения. — Сказал многоликий агент Протей, поправив шлем со встроенной рацией. — Я отслежу его по GPS, и выйду на точку перехвата. И прекратите баловаться гатлингом! — Зилли как ты? — Проговорил он в рацию.

— Порядок!

— Вы встретитесь на окраине леса.

— Спасибо, я сверил по его датчику. А вот и он! Поспеши…

На встречу Зилли Нольду вышел противник, одетый в аналогичный киберкостюм. Если учитывать то что оппонент был в делах войны сильнее и опытнее, а киберкостюм не заменял а только улучшал физические показатели, было основание полагать что эта схватка могла оказаться для Зилли последней. Что он сможет поделать с ветераном спецназа, он простой финский парень, занимавшийся каратэ на любительском уровне…

Противник молча атаковал серией ударов с включенным плазма-резаком, на двадцать сантиметров выступающим из предплечья. Зилли с трудом блокировал удары и пробив мае-гери[7] отбросил противника на несколько метров. Усиленный мощью киберкостюма, удар был страшен. Враг пропахал землю, оставил после себя полуметровую борозду.

Встав разгибом он, как ни в чем ни бывало вновь устремился в атаку. Экстракт морских пиявок снимал боль. Обмениваясь таранными ударами, они не заметили, как неподалеку на поляне приземлился вертолет. Протей вооруженный двумя тубусами с клеящим зарядом не мог выбрать цель. Вскинув гранатомет на плечо, он прицелился. Почувствовав неладное, оба объекта разошлись, один «железный рыцарь» попятился назад, второй напротив стал приближаться к Протею.

— Стреляй, он идет к тебе!

— Не верь ему, я свой! — Поднял руки вверх второй, но продолжал приближаться.

— Стреляй — же! Он прикончит тебя!

Второй объект, остановившись, замолчал, повернувшись к протею спиной.

— Я понял Зилли!

Грохнул гранатометный выстрел, мятежника отбросило метров на пять, развернув в воздухе. Он, придя в себя, бросился бежать. Весь обтянутый белой клейкой массой как муха в паутине он начал вязнуть. Сначала слиплись руки, затем ноги. Смотровой прибор был заклеен почти на сто процентов. Извиваясь, словно червяк на крючке, противник окончательно окаменел, превратившись в кокон.

Отбросив отстреленный тубус, Протей, подошел к Зилли Нольду.

— Возьми его, он застыл, …отправляемся на базу! — Махнул он рукой вертолетчикам.

* * *

Хозард осматривая фронт, опустил бинокль. Разведка вызвала огонь на себя. Он понял, что ему нужно вытащить Ивана любой ценой.

— Хасан! Собирай взвод, мы атакуем.

— Это же безумие! — возмутился боец.

Шестирукие перебив штурмовые группы, вклинились в полк «Кобры». Следом шли робосолы, заполняя бреши в линии атакующих.

— Это приказ! — орал Хозард. — В атаку! — направление — сбитый «Страйкер» в полумиле от нас.

Взвод шел под перекрестным огнем, и чем ближе была цель, тем он становился сильней. Даже на пятьдесят метров нельзя было продвинуться без потерь. Преодолевая эту дистанцию за две перебежки, взвод терял минимум одного бойца убитым или раненым. Когда до БМП осталось метров двести и Хозард держась за обожженное плечё, поднялся лишь с четырьмя полицейскими. Роботы противника кишели, словно опарыши на силосе. Билл увидел как Ивана и еще двоих полицейских робосолы, опознав как офицеров, волокли в крепость. Остальных добили длинными штыками, выдвинувшимися из предплечий. В отчаянии, подняв АГС, лежащий в снегу рядом с уничтоженным расчетом, Хозард начал короткими очередями истреблять приближающихся роботов. Ему вторил Смит, разряжая в шестируких заряды от револьверной базуки. Джангер и Мердок, поставив мощный излучатель на треногу, расправив плечи от тяжкого груза, принялись испепелять подошедших с фланга робосолов. Хасан, в бешеном темпе расстреливал обоймы «Деструктора», пытаясь попасть в голову. До крепости оставалось двести с небольшим метров. Амадановцы перевели огонь на обнаглевшую группу космокопов. Смит, снеся ведрообразную голову шестирукого, отбросил опустевшую базуку. Достав из за спины помповое ружье без приклада, он почти в упор выстрелил в робосола, пытавшегося взять его на прицел. Перезарядив ружье одной рукой, он почувствовал резкую боль в колене. Шагнув в направлении воронки, он упал. Ужасно было ощущать вонь собственного паленого мяса. Ему просто срезало левую ногу по колено. Крови почти не было, она запеклась от большой температуры луча. Мягко, словно заснув, упал Джангер. Хозард, бросив тяжеленный АГС, бросился к другу. Джангер заснул навсегда.

Хозард резко вскочил с кровати и первым делом залпом выпил полбутылки эля.

— Сон просто дерьмо! Да мне же еще с этим куратором идти на ковер к Штендеру!

Посмотрев на часы, Билл проклинал назначенную встречу и поспешил в ванную. В первый раз за трое суток он побрился и почистил зубы. Приведя в порядок прическу, позавтракав оставшимися в холодильнике продуктами, он надел белый парадный китель Интерпола.

— Все, надо завязывать… — Посмотрев на себя в зеркало, буркнул он.

Краем уха услышав жужжание антигравов, Билл, захлопнув дверь вышел из дома. Куратор, к его удивлению, совершенно спокойно поздоровавшись, пригласил его на борт. Уже через двадцать минут они были в Интерсити.

Штендер, предложив всем восхитительный кофе, усадил за стол. Кроме него в рабочем кабинете находились: Лорд Сплинтэр, профессор Смарт (Гунер), министр МВД, Начальник Интерпола и Командующий ВКС Федерации. У всех были серьезные, можно сказать удрученные лица.

В начале, Хозард подумал, что это все из за него… (Неужели «косяк» мирового масштаба?) — рассуждал он, готовясь принять на себя хоть тюрьму. Хоть ссылку на каторгу.

— Присаживайтесь капитан. — Властно сказал Верховный Лорд. — Вы знаете почему вы здесь? — Строго спросил он.

— Так точно. Я виноват и готов понести надлежащее наказание, я недостоин чести быт офицером Интерпола…

Штендер, улыбнувшись не дал закончить потемневшему от собранности Хозарду.

— Дорогой друг, я, посоветовавшись с Министром внутренних дел, сделал выводы из похождений бывших членов группы СПЭГЕР, и превышения вами служебного положения. Во первых: большинство людей которых вы линчевали заслуживали каторги либо пожизненного заключения, в случае с ворами вы конечно переборщили…

— Но зато в Торонто не зафиксировано ни одной крупной кражи с того времени, пресса осветила этот случай во всей красе. — Перебил министр.

Штендер продолжил:

— Забудете все Билл, если бы не такие люди как вы, мы бы не собирались здесь. Помните наш разговор о расформировании группы?

— Так точно милорд!

— Пол часа назад мы получили сигнал sos с Марса. Причем с нескольких колоний сразу. Связь с целой планетой оборвалась.

— Там же десять миллионов колонистов! Почти тридцать тысяч сотрудников силовых структур, несколько баз КОБРЫ, батальон космодесанта!

— Да именно по этому правительство собирает военную экспедицию на красную планету. Возможно это приём который пираты проделали с Землей во время восстания Амадана.

— Операция «Глухонемой» — Уточнил Сплинтэр.

— Я отправил Протея собирать СПЭГЕР, а вы со своим взводом отправляетесь на Марс в составе экспедиции.

Хозард просто сиял от счастья. Он снова был на любимой работе.


Глава 2

Над Подмосковьем проносился колокольный звон. Так раскатисто и нежно раздавался он в утренней тиши. Утреня закончилась в восемь, и прихожане расходились по домам из маленького прихода. Лишь по воскресеньям тихий скит навешали люди. Проводив паству, отец Николай разослал послушников на работы, а сам пошел в храм.

Иван помогал на кухне ездил в город за продуктами, время лилось словно звонкий ручеёк возле скита. Он неспешно подметал дорожку и думал о чем то о своем. Двое мужчин с большой спортивной сумкой в темпе прошли в часовню. Иван учтиво поздоровался, но они не ответив исчезли за воротами храма. Ни сколько не обидевшись, Евдаков продолжал мести вымощенную брусчаткой дорожку. Спустя десять минут они вышли и столь же быстро стали удаляться.

— В добрый путь!

Мужчины лишь ухмыльнулись в ответ. Когда они подошли к калитке, из приоткрытой двери пошатываясь вышел отец Николай. По обагренной рясе стекали струйки крови из разбитой головы. Набравшись сил, он смок сказать лишь слово.

— Иконы… — И рухнул на паперти.

Иван, отложив березовый веник, стремительно направился к выходу.

— Постойте, вы взяли чужое. — В голосе Ивана послышались стальные нотки.

— И что, может ты, отберешь у нас сумку бородатый!? — делая упор на слово «ты» ответил грабитель.

— Я вынужден буду задержать вас и доставить в полицию.

Зная, что до ближайшего полицейского участка километров пятнадцать, бандиты рассмеялись. Один, смерив взглядом высокого молодого мужчину лет 25, отвел руку за спину.

— Ну, все, помолись на прощание! — Приставив пистолет к голове сказал негодяй. — На колени! — Добавил второй.

Отморозки хотели поизмываться над жертвой, но они не знали что через несколько мгновений они поменяются местами. Пистолет ко лбу приставляют либо полные идиоты, либо люди уже уверенные в своей победе. Поскольку первое впечатление об Иване было ошибочным, это скорее это был первый вариант. Немного подсев, Иван сместился с линии огня и вырывая пистолет рычагом, потянул противника вниз. Оружие было на предохранителе и ничего не успев предпринять бандит со сломанным указательным пальцем, налетел лицом на колено Евдакова. Второй, успев широко замахнуться для удара, получил тычок костяшками пальцев в трахею и, хрипя, завалился на бок.

Спустя пол часа в отделении полиции Иван писал объяснение. Один из нападавших едва не отдал Богу душу. У второго был сломан указательный палец и нос.

— Возьмите, сержант, — Протянул бумагу Евдаков.

Полицейский, забрав документ, показал рукой на дверь:

— Вас ждут, гм … господин майор.

Иван, выйдя из комнаты, не поверил своим глазам. Перед ним стоял Ментор, в своем неизменном черном балахоне из паутины и хлопка, по правую руку стоял Протей, вальяжно опираясь на дверной косяк. Он был одет в свой стандартный гидрокостюм с броненакладками, весь в проводах голографического проектора, с пистолетом на правом бедре. Поправив маску, закрывающую все лицо, он нарушил молчание:

— Наконец-то мы снова вместе! — И похлопав по плечу, поздоровался.

Ментор пожал руку придерживая левой, рукав балахона.

— Я рад тебя видеть, Иван.

Он как всегда говорил довольно тихо, но его слова, Иван казалось, ощущал всей своей сущностью.

— Я не буду спрашивать, как Ментор тебя нашел, а как вы нашли меня — уже известно. И думаю, вы пришли не просто проведать меня.

— Ты прав, я думаю, нам нужно будет потолковать обо всем без лишних глаз, прошу — делая пригласительный жест рукой, Протей указал на боевую десантную капсулу КОБРЫ.

Не прошло и получаса, как БДК приземлилась на крыше Нью-Йоркского небоскреба. Спустившись на лифте примерно до середины, друзья вышли и направились в спортзал, занимающий весь этаж, разделенный на секции фитнеса, рукопашного боя и тренажерный комплекс. В одном из отделов находилось четыре ринга, вечером в понедельник, занимающихся было немного. Кто то молотил мешок, под руководством тренера, еще двое, одетых в спортивное снаряжение стояли в спарринге. Отмечая удары в уязвимые места тела и работая во всю силу спортивными ударами, двое парней были безжалостны к себе. Высокий брюнет работал как кик-боксер, нанося тяжелые лоу — кики и постоянно подходя в клинч обрабатывая оппонента сериями ударов. Тот что был по ниже ростом, быстро маневрируя, наносил удары стопой по нижнему уровню, сближался и бил локтями и открытой перчаткой. Благо шлемы были с забралом, иначе специалист по французскому боксу нанес бы серьезные травмы.

— Поостыньте парни, я приберег для вас отличного спарринг партнера.

Жаль, что никто не увидел ослепительной улыбки на лице Протея, но по интонации это можно было понять.

Ментор, неслышно подошел к рингу и перепорхнув через канаты встал по середине.

— Учитель! — В унисон сказали Сэм и Джек.

— Рад видеть вас, тем более вы в такой хорошей форме. Не соизволите ли вы поработать со мной? — Спросил он кротко. — Сразу оба… — хлопнул он в ладоши.

Сэм, подпрыгнув, нанес размашистый удар ногой вперед, Джек — гаечный ключ напал серией ударов в голову. Ментор, легко уклонившись от удара ногой, сместился, подставив под атаку Джека. Оба бойца неуклюже завалились на пол.

— Не ушиблись?

Сэмюель, поднявшись, стал работать «двойкой» в голову и вновь оказался на полу. Ментор, убрав ногу с горла, встретил Джека тычком в солнечное сплетение. Ловя ртом воздух, он осел на маты.

— Не плохо, вы смотритесь куда уверенней, чем год назад.

— Спа…сибо, — Отдышавшись выговорил Джек.

Поздоровавшись, Протей рассказал приятелям о сложившейся ситуации, а Ментор пожурил учеников за свершенные ими самосуды, рассказав коротенькую притчу.

— …и вернулись к ним все дела их, словно бумеранг. Пользуйтесь силой вашей по мере необходимости, не казните падших душ, но защищайте себя и ближних своих, не растрачивайте понапрасну ваши таланты.

Спокойно выслушав наставления, друзья направились в душ. Далее выпив по стакану протеинового коктейля, последовали с Протеем к БДК.

— Да, дядя имел бледный вид. — Выслушав Протея, сказал Сэм.

— Ладно тебе… ему не привыкать. Шучу, конечно. План таков:

Ты и Ментор остаетесь на Земле, в резерве с бойцами гипер-группы. Я забираю Джека, как специалиста по компьютерам и так как у него есть личный транспортный звездолет. На «Джеке Лондоне» мы повезем припасы. Ивану поручат командовать взводом космодесанта — все таки имеешь представление, две боевые операции как никак.

— А выдержу ли я перегрузки? Я ведь давно не высаживался с орбиты.

— Ты молод и полон сил, кстати, твой приятель Джеймс Смит будет во взводе Хозарда. Вам сутки на сборы, господа, я прилечу за вами.

На военном космопорте шли приготовления к экспедиции. Лорд Сплинтэр собрав командный состав в центре управления полетами, осуществлял постановку задач.

— Добрый день господа.

— Не совсем добрый, милорд.

— Я не говорю что он добрый, я вам его желаю. Итак. Цель экспедиции: установить связь Марс-Земля. Разведать обстановку, в случае огневого контакта применять все средства вплоть до атомного оружия. Командующим экспедиционным корпусом я назначаю Капитана первого ранга, господина Шепарда.

Высокий офицер в черном комбинезоне космофлота, откланявшись, сел.

— Полковник Шепард будет командовать старейшим звездолетом ВКС — «Единорог». Как вы знаете это один из первых боевых кораблей ВКС Федерации и ему почти сто лет.

— Милорд. «Единорог» это больше реликт, нежели боевая единица.

— Господин Хозард прошу более не перебивать меня.

— Виноват…

— На «Единорог» установили дополнительный слой брони и экранировали отражателями. Он является носителем вооружения, не имеющего аналогов в мире. За исключением стационарной лазерной пушки установленной на полигоне Байконур. Это лазерная установка, работающая от «накачки» четырех ядерных реакторов способная поразить цель за триста километров и выдающая вспышку мощностью более миллиона кандел. Во время испытаний лазерная установка при выстреле с Земли, подожгла мишень на Луне. Но максимальная эффективность достигается на работе в триста километров.

— Простите, а какова её пробивная сила?

— Почти десять метров гомогенной брони. — Ответил капитан Шепард. — В десяти ярдах от попадания температура составила тысячу градусов Цельсия, а в радиусе ста ярдов вскипела и испарилась вся вода.

Комментарии были излишни. Наступившую тишину разрушил министр обороны.

— Командиром одного из самых современных боевых звездолетов КОБРы, «Сателлит 4» назначается капитан Хозард. Знаменитым ракетным крейсером «Вулкан», уничтожившим корабль Дирона «Звездный Странник» будет управлять его неизменный капитан Антонио Старвага. Командиром десантного звездолета, в котором будет установлен комплекс для киберкостюма, будет назначен капитан Корнилов. Наши силы — взвод КОБРы капитана Хозарда, штатная Гипер-группа, рота космодесанта под командованием майора Крутова. По штату на роту положен один десантный роботанк и четыре БМП «Страйкер». На борту десантного корабля в полной боеготовности находятся 2 перехватчика и два штурмовика. Дополнительное боепитание и провизия будут находиться на грузовом крейсере «Джек Лондон» под управлением Джека… простите Жана Вельнё. Полет на Марс займет двое земных суток, соответственно подкрепления ждите не раньше трех дней с момента подачи вами сигнала.

— Не беспокойтесь милорд, мы «Как гром на голову». — Повторив девиз космодесантников, сказал Крутов.

Обговорив детали операции и точки высадки, Сплинтэр отпустил офицеров.

Хозард, прогуливаясь по базе, решил зайти в центр подготовки космодесанта. Он хотел получше узнать о Феликсе Крутове. В космо-десант брали только офицеров, а дослужиться до командира роты в боевом подразделении, мог только настоящий профессионал.

— Живее девочки, — Слышались окрики Крутова. Казалось, он заменял роте сержанта, а так же маму и папу.

— Если еще рас увижу вас господа, ближе десяти метров друг к другу, посчитаю это склонностью к гомосексуализму, а педиков в космодесанте не держат. Еще раз повторюсь, если вы не будете соблюдать интервал — ваш взвод понесет большие потери. Ближе десяти метров друг против друга я наблюдаю только «пикадоров»[8]. Так! Господа, господа! — Говорил он, подходя к тиру. — Моя бабушка стреляла бы лучше.

— Но мы же поразили все мишени! — Сказал кто то негодуя.

— Смотрите! Рука, рука, туловище, а здесь в туловище три раза. Голову поразили только десять бойцов взвода, для пехоты сойдет, но вы должны быть лучшими!

— Феликс, мне кажется, мы, где то встречались…

— Билл! Точно ты! Я тебя на заседании не узнал. Тебя так важно представили — «Капитан Хозард». Ты по моему тогда простым бойцом был.

— Операция «Лев Юпитера», вспомнил! — Хлопая по плечу Феликса, сказал Хозард. — Мы тогда здорово врезали контрабандистам. Ты по-моему был еще сержантом?

— Да, командовал отделением.

— Сколько тогда ваших?

— Двоих. А ваших?

— Двое «двухсотых» и двое пропали без вести, выбросило в космос — считай трупы. Передатчиков с собой не было…

— Ну зато мы им врезали, Дирон, тогда еще молодой отморозок, был просто в шоке — уничтожили всю его базу и склады.

— Здорово! А в кампании против Амадана, где участвовал?

— «Лунный Шторм». Наш полк задерживал боевиков прорывавшихся к генераторам гравитационно-кислородного поля. Мы думали, их там будет пару сотен, да и вооружение примитивное,…а там полторы — две тысячи смертников плюс сотня волонтеров-инструкторов.

Вооружение отменное, почти у всех ракетницы ТОР-С[9], они только к нам на вооружение поступили, бьют на три километра, ИК-головка наведения, радиус сплошного поражения в вакууме — двадцать квадратных метров.

— Знаешь, кто их «слил»…

— Не знаю брат, еще были ПЗРК «Восход», они сбили ими несколько «Страйкеров» и перехватчиков. — Взахлеб говорил Крутов.

— Да тяжело вам пришлось, мы выяснили что корпорация «Глобал Юнит» снаряжала мятежников. Кстати, Евдаков, боец моей группы, участвовал в зачистке станции с генераторами ГК поля. Наше правительство использовало экспериментальный газ, в результате чего почти весь спецназ, штурмовавший станцию, был уничтожен. Группа СПЭГЕР как видишь, справилась с задачей. — Гордо заявил Хозард.

— Да, были времена,… но мы снова в деле! Нам осталось лишь пару дней на подготовку, я думаю, мы с тобой сработаемся.

— Конечно. Рад тебя видеть. — Хозард, пожав руку, направился к расположению своего взвода.

Казалось, он помолодел лет на десять, ему снова доверили его любимое дело, и Билл, чувствуя необычайное присутствие боевого духа смешенного с легким волнением, с улыбкой зашагал к своим товарищам, сортирующим снаряжение у десантных капсул. Проходя мимо десантников он видел как они снаряжали свои плазмомёты — оружие тяжелое и убойное. Их не использовали в войсках, такое оружие было привилегией космодесанта, и плазмомётов было выпущено лишь полторы тысячи образцов только для ВКС. При весе в десять килограммов с боекомплектом, плазмомёт был эффективным на дистанции в километр и мог работать в условиях безвоздушного пространства. Его боезапас состоял из так называемого термоса с литром «тяжелой» воды. Его хватало на минуту боя. При выстреле тратилось около двадцати миллилитров воды, и пучок плазмы со сверхзвуковой скоростью, вылетал из жерла, нагреваясь до 6000 градусов Цельсия. Он пробивал любые бронежилеты, попадание в конечности вело к ампутации, а в корпус и голову приводило к летальному исходу. Хозард видел результат работы этих машинок. Прожжённые язвы диаметром почти с два кулака, украшали тела жертв. Термически-шоковое действие плазмомета было на высоте. Недостаток был в его весе. С плазмомётом работали в боевом скафандре, стреляя от бедра, а налегке — с плеча. Батлскафы космодесанта делились на два типа: легкий тридцатикилограммовый «Блик», и тяжелый, штурмовой «Базальт» весом в 120 килограммов. Блик имел стандартное бронирование туловища спереди также как и у скафов КОБРы. Название «Блик» он получил из-за вмонтированных отражателей по всему корпусу. Космодесантник мог включить функцию «блик» и его скафандр начинал мерцать, отражая излучения различного спектра. Он не обнаруживался инфракрасными приборами, его нельзя было взять на лазерный прицел, космодесантник становился неуязвим для боевых излучателей.

Базальт являлся бронированным по всей поверхности скафом, Это была последняя модель батлскафа, с ним мог конкурировать только киберкостюм изобретенным профессором Смартом, в который был облачен Зилли Нольд. Базальт имел систему внутренней, активной защиты. Наподобие человеческой крови в промежуточном слое брони с помощью двигателя установленного за спиной запускался сплав в жидком состоянии. При пробивании брони он не позволял вакууму умертвить человека. Например, при повреждении руки, происходил декомпрессионный выхлоп, пространство в скафе заполняла вечная мерзлота, и человек погибал. Внутренняя защита выбрасывала сплав, циркулирующий под давлением словно кровоток. Он заполнял, как бы заваривал пробоину. Общая броня была противопульной, а корпус спереди был усилен листами танковой брони. Наплечники, нагрудники и пластины, защищающие живот, делали десантника одетого в Базальт похожим на античного бога. Мощная гидравлика на локтевых и коленных суставах, усиливала движения и позволяла совершать быстрые перемещения. Все батлскафы были снабжены трехдневным запасом воды и питательной смеси. Космодесантники имели на вооружение специальные номерные ножи-пилы с вибролезвием. Они резали даже металл. Ножи были закреплены на внутренней стороне левого предплечья. На внешней стороне был вмонтирован пистолет — пулемет калибра 5,4 мм. На левом бедре располагалась кобура с пневматическим шипострелом — парализатором. Он мог работать даже в вакууме, пробивая стандартные скафандры. Сзади имелся реактивный ранец, двумя соплами выступавший наружу. С помощью него космодесантник имел возможность преодолевать скальные выступы, водные преграды и двигаться в космосе. Двигатель работал в прыжковом и постоянном режимах.

Хозард, поздоровавшись с бойцами КОБРы начал снаряжаться, казалось его воодушевляло все происходящее здесь, еще бы! Он ощущал всем нутром, что впереди им предстояла настоящая битва.

За пол года до вышестоящих событий…

Макс Сквеа очнулся от жуткого холода. Криокамеры, в которых перевозили заключенных, были в ужасном состоянии. Он и еще пять десятков осужденных столпились в дезинфекционном отсеке. Все в красной робе бритые наголо.

— Закрыть глаза! — Поступила команда из динамика.

Из специальных опрыскивателей вмонтированных в стены зэков обработали паром, с каким то горьким на вкус веществом. Двое зэков, не послушавших совета, судорожно начали протирать глаза ладонями воя от боли. Но Макс был сообразительным малым. Несколько человек с парализаторами согнали всех в стыковочный отсек. Дискообразная дверь ушла направо и колония приняла своих новых постоянных жильцов. Макс сразу узнал красную планету, мельком взглянув в иллюминатор, ведь он работал не ней больше года в шахте, контролером шестируких роботов, а теперь он сам стал роботом, и от него требовалось выполнять команды, что бы остаться в живых на одной из самых суровых колоний Федерации. Построив в ряд и приказав поднять вверх закованные в наручники руки, колонну осужденных повели вперед. Длинный коридор закончился двумя грузовыми лифтами. Разделив зэков, конвоиры запустили их в лифты. В конце элеватора Макс увидел киборга следившего за порядком во время транспортировки. Проехав секунд тридцать, лифт остановился. Оставшихся двадцать человек построили и закрепив номера за робу стали разводить по камерам расположенным по обе стороны коридора, по потолку которого курсировала видеокамера, закрепленная в специальном желобе.

— 99–09 вперед… — Скомандовал конвоир.

— Меня зовут Макс Сквеа.

— Теперь ты 99–09. первые две цифры — номер твоего отряда, вторые твой порядковый номер. С помощью этих цифр ты сможешь получать питание в своей камере. — Спокойно объяснил охранник.

Шагнув к полупрозрачному стеклу Макс, протянул руки — и с него сняли магнитные браслеты. Положив пульт и наручники в набедренный карман, конвоир отрыл камеру. Стекло плавно поднялось вверх. Заключенные, сидевшие на кроватях мигом построились в размеченные вдоль стены желтые квадраты с номерами.

— Теперь это твой дом. — Сказал охранник и запер камеру.

Макс, разминая затекшие кисти, огляделся. Пластиковая мебель, состоящая из тумбочек и кроватей, белые стены, аварийное освещение и лампы дневного света, вмонтированные в потолок, до которого было метра четыре. Пищевой синтезатор у стены, отгороженный душ и туалет, кран с водой. Пластиковые стаканчики на тумбочках… «Да, с декорациями здесь бедновато» — подумал Макс, присаживаясь на кровать с номером девять.

— Ну, как тебе в хате? — Спросил один небритый зэк.

— Ничего, жить можно. — Окидывая взглядом девятерых соседей, ответил Макс.

— За что подсел? — Задал вопрос здоровенный коренастый мужик, подошедший к кровати.

— Убийства, грабеж. Завалил пару копов, но меня подранили и взяли.

— Молодца,… а я идейный. Воевал за свою свободу.

— Слава Амадану!!! — Выкрикнул кто то.

— Понятно. Я тоже в его рядах воевал. — Стараясь вписаться в компанию, сказал Макс.

— Где был?

— На «Бородавке».

— Слушай, и я тоже…да, да припоминаю я, ты вроде в военной форме был, в форме Федералов!

— Я… Я перебежал, я жизнь свою спасал.

— Братья, да это наседка. По любому стукач.

— Эй, трепло, следи за базаром. — Вставая с кровати, рявкнул Макс.

Амбал, каким то незаметным движением бросил кулак в сторону Макса и тот перевернувшись через кровать грохнулся возле тумбочки.

Сквеа встал, потирая ушибленную грудь, здоровяк продолжал наступать зажимая Макса между кроватями. Сквеа нащупав на тумбочке карандаш, взял его, чуть отведя руку за спину, и сделал вид, что страдает от боли, потирая левой ушибленное место. Амбал с размаху ударил ногой снизу вверх. Сквеа, заблокировав ногу левой рукой, воткнул карандаш в ухо открывшемуся врагу. Взвизгнув он осел на колено, а Макс резким движением сломал карандаш и зэк потерял сознание от болевого шока.

Конвоир, заметив потасовку открыл дверь и вошел в камеру. Все тут же построились у стен согласно номерам. Только Макс и поверженный здоровяк остались где стояли.

— Что вы его так боитесь? — Сказал Макс, глядя, как все шарахнулись от конвоира как черти от ладана.

Сквеа спокойно миновал мимо нордического охранника и встал в квадрат № 9. Проходя около конвоира Макс, имел неосторожность слегка дотронуться черного комбинезона вертухая. Сквеа, содрогнулся от вспышки боли охватившей все его тело. Боль была такая, будто он ударился обоими локтями об угол стола. По нервным узлам в локтях и стопах проскочила и погасла молния боли.

— Ну, как тебе? — Похлопывая по плечу Макса, злорадствовал надсмотрщик.

Сквеа вновь забившись в конвульсиях, рухнул на пол.

— Этого в лазарет, а новенького в карцер на трое суток. — Скомандовал конвоир своим помощникам. Оба зэка сами «с удовольствием» выполнили указание.

Карцер оказался маленькой одноместной цилиндрической камерой. С верху шел тусклый свет, а по стене медленно стекали струйка воды. На полу располагалась воронка видимо для того что бы справлять нужду. Вонь стояла неописуемая, видно из карцера недавно вывели очередного посетителя. Садиться было неудобно — колени упирались в стену. Долго стоять — утомительно. Макс с каждым часом чувствовал усталость. Время текло крайне медленно. Сквеа пил воду, прислоняясь губами к стене, разминал массажем затекшие конечности, засыпал стоя как лошадь…Казалось он был на пороге к вечности, вечности в аду. Наконец дверь карцера резко ушла в бок, и Макс вывалился на пол к ногам конвоиров. Вяло проделав путь обратно в камеру, Макс уселся на койке. Макс был голоден как волк и казалось съел бы целого теленка за раз. Подойдя к пищевому синтезатору, он нажал на кнопку и как учил конвоир, сказал:

— 99–09.

Из толстого краника в выдвинувшуюся одноразовую пластиковую тарелку комками стала поступать пища, а из стандартного крана — вода в стаканчик. Макс подобрал пластиковую ложку и галеты, выпавшие в пластиковый карман, и принялся за еду. Синтезатор выдал обыкновенное картофельное пюре с мясом.

— Если так кормят, то не все так плохо! — Сказал сам себе Макс.

До вечера в камере никого не было и Сквеа, поужинав творожной массой, и чаем с галетами, разлегся на кровати, потирая набитый живот — порции были большие.

В девятом часу, полупрозрачная перегородка впустила восемь утомившихся зэков.

По очереди помывшись, они поели и разлеглись по кроватям. Конвоир, подойдя к стеклянному экрану просунул в узкую, едва видимую щель газету и поспешно удалился. Один самый старый зэк подошел к экрану, и взяв прессу пристально посмотрел на Макса.

— А здорово ты его отделал.

— Так получилось, сам видишь, он первый полез.

— Поделом ему, — Подойдя к кровати, пробубнил пожилой преступник. — Слишком много стал брать на себя беспредельшик. Меня кстати зовут Вольф. — Протянул он сухую руку со вздувшимися венами.

Макс, привстав, поздоровался.

— А меня Макс.

— Я сижу уже пятый год и все здесь знаю, поэтому и введу тебя в курс дела. Официально я здесь старший отряда, 99–01 мой номер. Я присяду?

— Разумеется.

Сев на кровать мужчина продолжил:

— Если ты еще не понял — ты на марсианской каторге, рудник по добыче радиоактивных материалов. Слышишь!? — мусорный шлюз сработал. Пластик от столовых приборов обработают и пустят в ход снова.

— А почему работают люди?

— Хм.. — Усмехнулся Вольф. — Роботы дорогого стоят, да и при радиоактивном излучении они выходят из строя очень быстро. Здесь больше пяти лет никто не протягивал — смотри.

Он расстегнул красную робу и Макс увидел вздувшиеся вены и темные пятна, покрывшие все тело Вольфа.

— Мне осталось недолго…да о работе. Трудятся здесь по старинке. Зэков в скафандрах старой модели спускают в шахту и там, горемыки крошат радиоактивную руду, закидывая в конвейер. Вкалываем ежедневно, по шесть часов, после обеда и до восьми. Это для того что бы мы больше протянули здесь. Кормежка как видишь калорийная, раз в неделю даже водку дают, по сто грамм.

— Выводит радионуклиды. — Добавил высокий, худощавый зэк.

— Кстати, Макс, пора тебя представить отряду. Тощий тип, который сейчас умничал — бывший доктор — хирург. Проводил опыты над людьми без наркоза.

— Доктор Пэйн, — слышал, наверное, в новостях. На самом деле я не такой страшный и не маньяк вовсе. Кстати, оперировал я только отбросов общества, но правительство не оценило мои таланты, хотя сами экспериментируют вдоволь на этой каторге.

— Здоровяк, с которым ты закусился это чистой воды отморозок, воевал за Амадана, а этот небритый 99–06 его шестерка, без Быка не выступает.

— Завали хлебало старый осел!

— Да это именно он. Обрати внимание, что здесь царят другие порядки, этих беспредельщиков мы бы давно опустили или грохнули, но за подобные штуки отправляют на опыты к таким — вот официальным докторам Пэйнам.

— Вертухаям нужны рабочие руки.

— А это, — Улыбнулся Вольф, — Умник, он по Интернету наворовал столько, что наше правительство решило упрятать его сюда, смертную казнь ведь отменили, гуманисты херовы… Вон там, возле вент канала спят два братца из Поднебесной. Были головорезами у Дирона. А этого крепкого чернокожего парня зовут Сэйнт. До сих пор не знаю что он делает в этом проклятом месте. Застал дома жену с любовником соседом, взял «помпушку» и завалил обоих, а потом сдурел и уработал двух копов, подъехавших на вызов. Святой человек… И последний наш приятель — грабитель и убийца Чака-дурак. Грабил естественно только богатых, да, Робин Гуд хренов!?

— Из пущки вщех штреллял. — Скорчив глупое лицо, зашепелявил Чака. (Максу казалось, что оно у Чаки постоянно тупое.)

— А сколько всего народу здесь сидит?

— Примерно 150, а может и 200 отрядов. Вот и подсчитай.

— Вертухаев примерно рота. Работают сутки к трем. Сюда прилетают на четыре месяца, а потом у них отпуск. Сверху охраняют военные. — Добавил Умник.

— Откуда ты знаешь?

— Работал наладчиком оборудования, не все же могут…

— А за что обратно в рабочие перевели?

— Накосячил, послал мамочке сообщение на мобильник.

— Доктор Пэйн, еще вопрос.

— Я весь внимание, пока старший читает газету и дойдет моя очередь, я просто изнываю от скуки. — Вертя в руках карандаш, ответил доктор.

— А что это за система у конвойных? Меня будто бы током шарахнуло!

— Я просидел уже полтора года, и сделал выводы — датчик — болевик подключен к спинному мозгу всех находящихся здесь. При непосредственном контакте с костюмом конвоира он воздействует, на нервные сплетения в локтях и стопах.

Сквеа кивнув, задумчиво посмотрел в потолок. Макс, остался доволен знакомством. Он во что бы то ни стало решил попасть наладчиком и выбрал мягкую линию поведения. Начались рутинные дни, после обеда отряды отводили в шлюз и обдавали паром с каким то раствором. Причем раздевали до гола. После таких процедур начинали выпадать волосы. Затем окатывали струями теплой воды, после чего зэков заводили в помещение с расположенными в ящиках скафандрами. Номера скафов соответствовали номерам, присвоенным в отряде. И снова элеватор с киборгом. Макс разглядел черную трубу плазмомёта в чехле за спиной. Двери элеватора открылись и отряд вышел в огромный тоннель с конвейером, подающим грунт в очистной отсек. Сотни людей заходили в шахту, а Максу казалось что он погружается в ад. При входе каторжники получали кто кирку, а кто отбойный молоток. Все конвоиры держали наготове парализаторы. Шипы легко пробивали оболочку скафандра, в этом случае атмосфера Марса, состоящая на 95 % из углекислого газа, сделает свое дело. Люди, спустившись на несколько сот метров по извилистому туннелю принялись за дело. Зэки откалывали куски грунта и укладывали на установленный посередине тоннеля конвейер. Макс Сквеа повторял то же самое, вместе с ним работала половина всех отрядов находящихся на каторге. Как понял Макс, первая сотня работала шесть часов до обеда, а вторая после. Сквеа, краем глаза заметил потасовку в начале туннеля и в то же мгновение его охватил приступ боли, аналогичный прикосновению к конвойному.

— Что за дерьмо! — Бешено рявкнул Макс.

— Активировали болевики, ничего, скоро привыкнешь. — Прокашлявшись, пояснил Вольф. — Когда ты в шахте — отвечают все за одного.

Как выяснилось далее, между отрядами завязалась драка. Одному зэку проломили киркой забрало, кто то в отместку вырвал кислородные шланги у задиры. Камера слежения зафиксировала инцидент, и в тоннель выдвинулось дежурное подразделение усиленное киборгом. Предварительно система безопасности активировало датчики, вшитые в тела зэков. Без разбора уложив всех сопротивляющихся из шипострелов, забрав трупы, дежурное подразделение удалилась как ни в чем не бывало. Смирившиеся со своим положением каторжники продолжили свою работу. Наконец смена подошла к концу. Проделав все процедуры, что и при входе в шахту, отряд сопроводили в камеру. Так прошло несколько недель. Задира по кличке Бык, так и не вернулся из лазарета. Ходили слухи, что он пытался бежать, а кто говорил, что его отправили в отдельный сектор для опытов, а откуда никто не возвращается.

Макс Сквеа, поужинав овощным пюре, растянулся на кровати, растирая утомившиеся мышцы.

— Послушай, Умник, а камера прослушивается?

— Думаю нет, ты наверно заметил вент — канал на потолке, так — же они расположены по всему коридору, если ты конечно обратил внимание…

— Еще бы! Этот массивный вентилятор жужжит так, что засыпаю с трудом.

— Он создает серьезные помехи при прослушивании, разумеется с помощью специальной программы можно отсеять шумы. Только зачем им это? Из дежурной части все замечательно видно благодаря камерам наблюдения, двигающихся по магнитному желобу.

— А если через вент — канал и на верх…

Умник, усмехнувшись, поспешил с ответом.

— Во первых: у нас нет инструмента для того что бы вскрыть крышку люка, во вторых: если ты все же взломаешь вентилятор и крышку, тебя заметит охрана и навряд — ли ты сможешь пролезть по вертикальному жёлобу больше пяти-шести метров, а там мне кажется все двести и наверняка продублированы вентиляторами.

— А если…

— Даже если ты человек-паук и пролезешь на верх — в воздухозаборный отсек, получающий кислород из растопки марсианских льдов — бытовая вода, кстати, тоже оттуда…

— И что будет?

— … выбравшись наружу, ты не выживешь без скафандра.

— Представь, что он у меня есть.

— Запаса кислорода в стандартном скафе — 8 часов, тебе некуда бежать!

— А ты бы смог смонтировать несколько баллонов на один скафандр?

— Конечно, мне нужны запасные шланги, набор инструментов, — и что ты предлагаешь?

— Увидишь со временем… — медленно заваливаясь набок, обещал Макс.

Дни тянулись монотонно. Работа кипела. За пять месяцев рудокопы углубились почти на полмили. В один из серых рабочих дней произошла очередная потасовка с участием 99-го отряда. Тогда они здорово порубили 91 отряд, состоящий из одних мятежников — амадановцев. Блатари решили, что им работать положено меньше чем остальным. Объединившись с 98 и 97 отрядами, парни из 99-го уложили почти всех «авторитетов». Макс лично, тяжелым куском руды расколол забрало скафандра, предварительно оставив кирку, торчать в спине у одного из «крутых». В этой потасовке погибли оба братца китайца — одного завалили зэки, второго зацепили шипострелом вертухаи. В конфликте Сквеа замечен не был и даже собственноручно помог починить конвейер. Заметив подобного специалиста, один из охранников подозвал Макса к себе.

— 99–09. За что сидишь?

— Ограбление поезда, завалил несколько вояк…

— А специальность у тебя какая? Вижу ты не дурак.

— Контролер рабочих единиц сиксхэндс. Шахта № 1 Марс.

— Это те, что были перепрограммированы Амаданом!?

— Так — точно.

— И как ты с этими страшилищами управлялся? Я только по новостям видел их, а уже мороз по коже!

— Когда они были запрограммированы как работяги — не служба а удовольствие. Они надежны, неприхотливы, я разбирал некоторых — довольно обычный софт.

— Значит, ты и в компах разбираешься! Я доложу начальнику.

Несколько дней спустя, Макс, уже работал в жилом отсеке конвоиров. Чинил компьютеры, электроприборы, помогал с программным обеспечением офицеру — программисту. Один раз ему, под усиленной охраной доверили работать в наружном секторе. Проработав так неделю он вошел в доверие к охране. Конвоиры были ребята опытные и о секретах не болтали. Доверие заключалось в откровенных разговорах про личную жизнь и угощениях спиртным. Макс ночевал в отдельной комнате просматриваемой камерой наблюдения и побег отсюда был не менее сложен чем из уровней расположенных ниже. Сквеа был ушлым парнем и мигом собрал всю интересующую его информацию о зоне. В один прекрасный день он достиг своей цели. Подрядившись чинить спутниковый передатчик и как следует напоив программиста, Макс, набрал номер спутникового телефона своего братца и отправил сообщение которое придумал заранее. Закончив дело, Сквеа прихватив с собой стержень от авторучки, попросился в камеру.

Спустя пол часа он был готов ко всему — что его будут бить, включать «болевик». Он заблаговременно спрятал стержень между ягодиц. Вошедший, уже знакомый ему охранник нордически произнес:

— Ты сам выбрал свою судьбу, теперь ты сгниешь заживо в этой дыре.

Макс промолчал. Судя по конвоиру — тот имел бледный вид. Ему очевидно так влетело от начальства что даже мочки ушей приобрели багровый оттенок. Повторяя стандартные операции с дезинфекцией, и обыскав Макса, конвоиры привели его в знакомую камеру. Поздоровавшись с друзьями по несчастью, Макс обнаружил, что в камере уже четыре свободные кровати.

— Что то нас маловато стало…

— Вольфу стало плохо и его увели. Скорее всего он стал подопытным кроликом. Как тебе в гостях у вертухаев?

— Сносно. Слушай Умник, поговорить надо. — Подзывая к себе рукой, сказал в пол голоса Макс. — Кто теперь старший?

— Я. Новую смену привезут через месяц, а то и раньше.

— Видишь, что у меня есть?

— Ну, стержень, тебе что, карандашей не хватает? — Усмехнулся Умник.

— Это железо дурик! Это единственная железная вещь во всем секторе, а может и во всей колонии!

Умник, поперхнувшись, спросил:

— И что ты предлагаешь?

— За пол года проведенные здесь, я разработал план. Я достал заготовку для оружия — инструмента нашего освобождения…

— Ты…

— Не перебивай. Мы выкуем из него оружие на работах. Естественно в эти два-три дня нам придется убрать шестерку — может вложить, я самолично займусь этим. Ты наверно хотел спросить как мы избавимся от «болевиков»? Ночью позови доктора Пэйна. А сейчас пора перекусить.

Наступил вечер. Сэйнт, Умник и шестерка тихо спали. Чака-дурак, что то шепелявя себе под нос отжимался в диком темпе. Доктор Пэйн и Макс делали вид что решали газетный кроссворд.

— …ты в принципе понял?

— Ммм, да…

— Знаешь где примерно находиться жучек?

— Знаю. Он в виде подковы прикреплен к шестому позвонку.

— Если я дам тебе инструмент типа скальпеля — сможешь удалить?

— Думаю да. Только нам нужно собрать недельный запас водки для дезинфекции и обезболивания. У меня осталось почти пол литра. Я выпивал по пятьдесят грамм, сливая остальное в пластиковый стакан с самодельной крышкой.

— Отлично — значит завтра за дело.

Макс, тем же способом проносил свою заготовку через зону контроля. Чрез два дня острое лезвие в три сантиметра было готово. Попутно, Сквеа пудрил мозги и всячески обнадеживал своих сокамерников. Он уверял, что в условленном месте их будет ждать турболет с запасом провизии и вооружения.

— Макс! Представь что на нас выйдет боевая капсула КОБРы!

— Не переживай! Денег которых мы отхватили с братом, хватит на то что бы купить ПЗРК! Сэйнт! Отвлеки шестерку!

Темнокожий парень, неуклюже перебирая ногами закованными в старый неудобный скаф, подошел к махающему киркой зэку с номером 99–06.

— Тебе нужен «отбойник»? Что ты мучаешься?

— С каких это пор ты интересуешься мной? Отвали!!! — отмахнулся инструментом зэк.

В это время, Макс, проходя мимо, как бы случайно коснулся своей рукой трубки подачи дыхательной смеси, уходящей от шлемофона в кислородный баллон.

Зажатое между пальцами лезвие повредило трубку. Жертва не о чем не догадывалась, так и проработав два дня, за которые посеченный кислородный шланг потерял свою герметичность. Все случившееся списали на несчастный случай. Еще бившееся в агонии тело, группа охраны уволокла за собой вперед ногами. Камеры наблюдения также не показали ничего подозрительного и Сквеа остался непорочен. Собравшись в камере за обедом, шайка обсуждала побег.

— В душевой будет ждать доктор Пэйн. Заходим по очереди, сказал Макс, опрокинув пол стакана для смелости.

— Что с охраной?

— Их смена — десять человек на уровень. Чака и Сэйнт занимаются вертухаями, я и Умник захватываем дежурную часть и занимаемся скафандрами. Доктор Пэйн открывает все камеры для массовости.

— А как же киборг?! Он поджарит нас из плазмомета словно празнечных индеек!

— Нужно будет заманить его в «дежурку» а там я с ним расправлюсь!

— Пощреть бела дня — клашшно! — Промямлил Чака-дурак.

Через час, махнув стакан водки, Макс вошел в душевую. Пластиковые стены, пол с воронкой. Капающая из пластмассового шланга вода. Доктор Пэйн проведя по позвонкам кусочком ткани, пропитанным водкой сделал разрез. Макс сжал зубами скрученную на руке робу, но не издал не звука. Кровь струйками стекала по спине и капала на пол. Доктор, резко рванув заточкой, поддел подковообразную пластину, послышался хруст. Сквеа взвыв вот вспышки, боли опустился на колени.

— Все, все, вот, посмотри. — Протянул доктор «болевик».

Сквеа аккуратно положил жучек в карман.

— Не в коем случае нельзя ломать «болевики» — на компьютере высветится отключение сигнала, и охрана обо всем догадается.

— Понял, зови следующего.

Прооперировав всех, доктор Пэйн задумчиво застыл на месте.

— А кто меня прооперирует?!

Уже захмелевший Макс согласился, отгоняя радостного Чаку.

— Так, Обработай место разреза водкой. Нашел нужный позвонок? Нет, чуть выше. Правильно. Делай разрез поперек… — Руководил не глядя, чокнутый доктор.

— Вот так, вот так… теперь зацепи эту скобку краем заточки.

Дернувшись, он забился в агонии. Макс все же вынул «болевик» но было уже поздно. Доктору Пэйну было давно за сорок и у него просто не выдержало сердце. Макс, сплюнув вышел из душевой.

Как обычно они принялись за обед и молча перемалывали пищу. Ровно через час дверь в камеру отворилась и конвоир, отведя руки за спину, вошел, глядя на построившихся в пронумерованные квадраты зэков.

— Так, где 99–04.

— Сейчас покажу… — Вышел из квадрата Макс.

Охранник, ухмыльнувшись, похлопал Макса по плечу.

— Подумай над своим поведением!

— Вопросов нет! — Выворачивая руку в суставе и ломая локоть через плече ответил Сквеа.

Охранник ошарашено прижался к стене, но нажать на тангенту рации не смог по причине сломанной руки. Забрав шипострел-парализатор, Макс пошел на прорыв. Едва группа успела выскочить из камеры, как дверь захлопнулась и была зафиксирована стальной аварийной решеткой. Уложив на вскидку двух конвоиров, Сквеа помчался по длинному коридору к двери дежурной части. Чака и Сэйнт подобрав парализаторы, прижали за углом еще двоих охранников. Умник с трудом доволок покалеченного конвоира до дверей дежурной части. Прислонив обвисшую руку к сканнеру, мятежники отворили дверь, втолкнув конвоира в образовавшийся проход. Напичканный шипами словно ёж, он рухнул как подкошенный. Макс, ловко застрелив двоих, перекатился за пульт дежурного. Иглы вонзились в считанных сантиметрах от его макушки. Достреливая наугад боезапас, Макс по-кошачьи прыгнул через пульт. Оказавшись в замкнутом пространстве с зэком, офицер сразу схватил Макса за отворот робы, надеясь на «болевик». Сквеа в порыве ярости откусил офицеру нос. Оглядевшись по сторонам, Макс присел на кресло дежурного, поднимая новый парализатор. Судя по показаниям системы слежения и датчикам — все двери камер были заблокированы центральным компьютером системы, и отключить его без пароля, который знал лишь начальник колонии, не удастся.

— Займись скафами. — Скомандовал Макс.

Умник, открыв ящики со скафандрами, принялся за дело.

В «дежурку» влетел взмокший от пота Чака-дурак с двумя парализаторами на вскидку.

— Где Сэйнт?!

— Завалили нигера, шип прямо в глаз угодил. Но я вшех добил.

— Молодец… контролируй выход из элеватора. — А с тобой что будем делать красавчик? — Зло уставившись на дежурного, пробурчал Макс.

* * *

Начальник колонии, барабаня костяшками пальцев по столу, подозвал к себе офицера связиста.

— Мне необходимо ознакомиться с сообщением, которое послал 99–09.

— Оно было адресовано его брату — Бобу Сквеа. Прошу… — Указав на дисплей, закончил офицер.

«Дорогой брат. На Марсе отдыхаю я неплохо, кормят хорошо. 25 котлет, 84 сосиски. Я бы хотел, что бы ты доставил мне лопаты и кирки с тележкой 19 июня. Доставляй, как получишь письмо У меня немного поехала крыша, так что не обращай внимание».

— И это все? Он точно псих? Не понимаю, как им удалось захватить целый сектор, и почему не сработали «болевики»!

— Мы готовим штурмовую группу и уже доложили в Центр как вы и приказывали.

— Если мы не управимся за сутки — то точно слетим с должностей!

— Господин полковник, у мятежников нет оружия кроме парализаторов, и мы без труда зачистим сектор! — отрапортовал увешанный гранатами спецназовец.

* * *

— Внимание, внимание! Всем заключенным встать в номерные сектора во избежание действия шоковых имплантантов! К находящимся вне камеры заключенным будет применено оружие, администрация благодарит за содействие…

Сквеа выстрелив в динамик, смачно сплюнул на пол.

— Что там со скафами?!

— Уже закончил!

«Потому — что в два раза меньше народу осталось» — Бурчал про себя Макс.

— Эй! — Крикнул на офицера Макс. — Опомнился?

Закрывая руками залитое кровью лицо, дежурный кивнул в ответ.

— Я так понял, что лифт управляется из дежурной части и имеет код доступа. Ты понял, к чему я клоню?!

Офицер, прижавшись к стене, заиграл скулами.

— Понял, не хочешь… Чака, достань мне вот этот пакет с бутербродами, можешь их сожрать, только пакет не продырявь. — Крутя в руке карандаш, сказал Сквеа.

Чака с удовольствием съел бутерброды с обветренным сыром — такое лакомство он не едал уже года два.

Сквеа, усадив на высокий стул дежурного, зафиксировал магнитными браслетами его руки за спиной и надел на голову пакет, быстро обмотав его скотчем у шеи. Просидев пару минут, офицер стал болтать ногами, извиваться как рыба на берегу. Подождав еще секунд тридцать, Макс снял пакет.

— Ну, что, вспомнил код? — Вставляя карандаш между пальцами, спросил Макс.

Не успевший отдышаться дежурный взвыл от боли — Сквеа сдавил рукопожатием пальцы, с зажатым между ними карандашом.

— Две четверки, две девятки… — Выдохнул офицер.

— Одеваем скафы, — этого я беру с собой в заложники.

Спустя пять минут Умник, Чака и Макс Сквеа стояли в скафандрах с тройным запасом дыхательной смеси. У каждого было по два парализатора, да к тому же имелся заложник офицер. Макс, преисполненный решимости направился к лифту, наказав соучастникам оставаться в дежурной части. Подойдя к дверям огромного элеватора, Макс набрал код и стал отходить к «дежурке».

Через минуту двери лифта отворились, и Макс увидел киборга, медленно фиксирующего фигуру незнакомца в скафандре. Сквеа выстрелил дважды и помчался к двери дежурной части. Киборг, не обращая внимания на шипы в туловище, медленно расчехлил плазмомёт и направился за агрессором. Заблокировав дверь, Сквеа жестом показал — «всем лечь» и стал разматывать припасенный заранее высоковольтный кабель, ведущий к силовой установке. Резкая вспышка — и замок отлетел на пару метров, а в потолок пошли тонкие струйки дыма. Макс швырнул бутылку минералки на пол перед входом и бросил кабель с надрезанной Умником изоляцией в лужу воды. Киборг вышибив дверь ногой, ворвался в помещение, паля из плазмомёта во все четыре стороны. После отчетливого хлопка, во всем секторе потух свет, и сразу повсюду загорелись красные аварийные лампы. Макс, отдернув кабель, подошел к киборгу. Боевая машина в нелепой позе лежала на полу. Подобрав плазмомет, Сквеа выстрелом в упор расплавил затылок стальному воину.

— Вот теперь мы по-настоящему вооружены! Чака, забери мой шипострел!

— Давай сюда… — Протянул руку Умник.

Макс, посмотрев на прожженный шлемофон Чаки, отдал шипострел.

— Смотри за заложником.

Войдя в лифт Макс первым делом уничтожил камеру наблюдения и держа оружие на изготовке отошел за заложника закрываясь за ним как за щитом.

Остановив элеватор на последнем уровне каторги, Сквеа открыл люк, ведущий в шахту лифта. Он залез наверх и попросил Умника помочь подняться заложнику. Оказавшись на крыше лифта, беглецы посмотрели наверх.

— Еще пять-восемь метров. Потом через вентиляцию мы попадем в воздухозаборный отсек, а оттуда есть выход — аварийный шлюз.

— Отлично, проверь GPS на трофейном скафе и сними с вертухая браслеты. А ты смотри! Без глупостей!


Глава 3

Спецназовцы выйдя из запасного лифта, перебежками продвигались по коридору взбунтовавшегося уровня. Много раз профессионалы-контрактники выходили в шахту усмирять разбушевавшихся смертников, был у бойцов и опыт штурма помещений. Все парни отлично подготовлены, с головы до пят закованы в кевлар — ведь основным поражающим элементом были шипы парализатора. У всех по комплекту наступательных гранат и по восемь магазинов к основному пехотному автомату — «Штурмфаер» калибра 5,4. Он славился отличной кучностью боя, малой отдачей. Его ствол находился как бы на лафете, что обеспечивало ощущение одиночного выстрела при короткой очереди. Этот автомат впитал в себя лучшие традиции русских и европейских оружейников, и уже полвека стоял на вооружении в сухопутных частях, имея несколько модификаций. Поправив тепловизор закрепленный на шлеме, сержант бегло отрапортовал:

— Вышли на позицию. Замечено движение в основном элеваторе, повторяю — элеватор начал подъем.

— Опоздали, на самую малость опоздали…

— Сэр, лифт остановился на верхнем уровне, мы установили термозаряды, готовы к штурму.

— Штурм по приказу. Группа два, как обстановка?

— Зэки стоят смирно, камеры заблокированы, двое мятежников уничтожены. Обнаружили девять конвоиров — все живы, начинают приходить в себя…

— В смене десять человек, у них заложник! Группа один, отставить штурм!

Командир спецназа, посмотрев на план здания, пришел к выводу о выставлении группы блокирования из оставшихся пяти бойцов.

— Сержант, возьми резерв, надевайте скафы и выдвигайтесь к аварийному шлюзу.

— На базе их три, сэр.

— Поставь двоих около этого, — Ткнув пальцем на план каторги, сказал командир. — Остальные пусть закроют шлюз у посадочной площадки, а ты перекрой шлюз воздухозаборного отсека, справишься?

— Без проблем!

* * *

Макс, аккуратно подойдя к углу, присел и посмотрел с колена в сторону шлюза.

— Не нравиться мне такая тишина… — Вылезая из вент — канала бубнил Умник.

— Так, успокойся и отдай заложнику шипострел, не забудь перед этим разрядить его.

— Понял…

— Эй ты — держи его крепко.

Они зашли в шлюз вместе, закрыв за собой герметичную дверь. Посмотрев в тонированное стекло и убедившись во внешней безмятежности, Сквеа держа плазмомет наготове, подтолкнул к выходу заложника и нажал на кнопку активации шлюза. Медленно выровнялось давление и внешняя дверь отворилась, представляя взору Макса красный холмистый ландшафт. Придерживая за плечё заложника Сквеа вышел наружу, за ним юркнул Умник.

— Теперь они в курсе что мы здесь, надо уносить ноги. — Оглянувшись на закрывшуюся переборку шлюза, сказал Умник.

Сквеа краем глаза заметил движение возле расщелины и рефлекторно присел на колено. Лазерный луч «чиркнул» снизу вверх разрезая грудную клетку конвоира и слегка коснувшись светоотражающего забрала Умника, ушел обратно. Макс, выстрелив на вспышку, укрылся за железобетонным углом шлюза.

Шлемофон Умника не был разгерметизирован, а его хозяин только лишился обзора в половину забрала. Заложник был мертв. Переносной Излучатель Лазерный сокращенно «Пила» — был старым — добрым оружием сухопутных частей и космодесанта. В режиме постоянного огня он причинял тяжелые ожоги, обугливал кости, а в режиме одиночного выстрела мог прожечь броню в 10–15 миллиметров.

Между расщелины показался «чертик» дыма, тут же растворившийся марсианской атмосфере.

— Он может быть не один — пригнись! — Скомандовал Макс, делая перебежку. Аккуратно подойдя к расщелине, Макс Сквеа увидел потемневший от огромной температуры скафандр с оторванной рукой. Рядом лежал бластер с искореженным корпусом.

— Уходим, в темпе…

Они шли уже больше десяти часов, насквозь промокшие от пота внутри скафандров, хотя температурные датчики показывали -50º по Цельсию. Кругом лишь монотонный марсианский пейзаж и ничего живого.

— Ты не сбился с азимута? — Взволнованно спросил Умник. (В душе все же не теряя надежду о спасительном грузе.)

— Нет, если верить прибору, то турболет будет вон за тем холмом. — Указал пальцем Макс на огромную горную гряду, возвышающуюся над относительно ровной долиной.

Заменив кислородные баллоны, они продолжили путь. Взобравшись больше чем на три километра, товарищи посмотрели вниз — перед ними как на ладони простирался массивный холм с причудливыми каналами — бороздами. И около этого холма Максу удалось разглядеть контур многоразового челнока.

С удвоенной энергией они направились к цели. Чем ближе они подходили — тем острее в душе возникало чувство свободы, буквально разрывающее грудь на части.

Отдышавшись, Сквеа похлопал рукой по гладкому корпусу и подошел к аварийному входу. Опустив рычаг на себя, Макс вошел внутрь, подзывая Умника. Сравняв давление, температуру и концентрацию кислорода, шлюз запустил двух пришельцев в челнок. Сняв скафандр, Макс включил питание, отрегулировал кондиционер на нужную влажность и температуру, так как внутри было холодно. Умник, разыскав душевую кабинку, встал в нее и решил смыть пот и напряжение удачного рывка. Гравитационное поле оказалось отключенным и он, с трудом сполоснувшись, уступил место Максу.

Довольные, они уселись за кресла штурмана и капитана. Сквеа порывшись в разделенной на сектора полке возле пульта управления, обнаружил мини диск. Вставив его в дисковод бортового компьютера, Макс уставился на плазменный монитор, на котором появилось изображение брата.

— Здравствуй Макс. — Немного грустный, с состарившимся лицом начал Боб Сквеа. — Я думал что ты погиб, но получив радостную весточку от тебя был рад до безумия. Я не мешкая снарядил свой звездолет этим многоразовым челноком «Прогресс 3» и оставил в нем недельный запас продовольствия и кое что еще. Лопаты и кирки находятся в съемной панели стены возле душевой. Не удивляйся моему подъему. Тех денег, которые мы с тобой заполучили, хватило на то чтобы открыть собственную туристическую фирму. Я работаю с богатыми клиентами, желающими воочию осмотреть все прелести солнечной системы. Надеюсь, в следующем месяце мы обязательно увидимся. Удачи тебе…

Экран потух. Сквеа с серьезным выражением лица подошел к душевой и вскрыл перегородку. На стене словно на оружейной выставке располагался целый арсенал: штурмовой комплекс «Деструктор» — столь любимый Максом во время службы в ДШБ, антисканнер, и даже одноразовая установка ПВО «Восход» способная сбивать даже современные перехватчики идущие на сверхзвуке.

— Да, здесь есть все, начиная от ножей кончая ракетами… — Восхищался Умник.

— А ты говоришь: капсула КОБРы, капсула КОБРы… — Усмехнулся Макс. — Взлетаем немедля!

Челнок, включив антигравы, вытянулся во «весь рост». Все четыре двигателя включились одновременно унося ввысь космический корабль. Меньше чем через минуту они были на орбите Марса, проигнорировав команды таможенной службы.

— Так… еще несколько минут уйдет на активацию торсионного генератора энергии и мы, включив автопилот, спокойно отключимся в криогенных камерах, а через двое суток будем на подлете к Земле.

— Макс, — Ткнул пальцем на радар Умник. — Что это за точка?

Проведя компьютерный анализ приближающейся цели, Сквеа пришел к неутешительному выводу — это был перехватчик ВКС Федерации летевший прямо на них. На удалении в сто километров показался еще один.

— Это Федералы, единственная надежда — включение генератора…

Сквеа отклонил попытку связи с челноком и продолжал наращивать скорость. Перехватчик стал заметно отставать, и не дожидаясь отрыва более чем на три километра блеснул рубиновым лучом, на секунду осветившим пространство. Словно сотня вспышек от сварки сверкнуло в хвосте челнока. В кабине запахло гарью обуглившейся проводки.

«Разгерметизация грузового отсека. Грузовой отсек заблокирован. Отказ основного двигателя. Снижение скорости на 25 %». — Сухо доложил компьютер приятным женским голосом. Макс знал, что на всех летательных средствах была заложена программа общающаяся с пилотом женским голосом — по мнению ученых, он действовал на мужчин успокаивающе и даже в состоянии дремы пилот проснется от женского голоса, нежели от мужского. Но в данный момент Макс был просто вне себя. Он понял, что ему не удастся выйти на скоростной максимум и совершить межпланетный перелет. Единственным решением было возвращение на Марс. Сквеа сделав маневр уклонения, стал разворачивать челнок к красной планете. Через несколько минут космический корабль начал прохождение атмосферы.

— Умник, ты как?

— Подташнивает немного, ты прямо как на «формуле 1» развороты исполняешь.

В салоне челнока возник пожар. Компьютерная леди навзрыд повторяла про пожар в грузовом отсеке, а Макс во всю тянул на себя штурвал.

— Посадочка будет жесткой!

— Эх! Была не была! — кричал опьяненный свободой Умник.

Челнок приземлился в гористой местности, оставляя за собой «вспаханную борозду» марсианского грунта. Сквеа, посадив корабль, первым делом снарядился антисканнером и «Восходом», отдав Умнику «Деструктор».

— Знаешь как пользоваться? Я уже послал патрон в патронник, тебе остается только снять с предохранителя и нажать на спуск. Вот это трехзарядный «подствольник». В общем, разобрался, да?

— Как с боезапасом?

— Это все что я успел вытащить — челнок вот-вот вспыхнет как свечка..

Султанчики разрывов поперек пересекли звездолет. Друзья отпрыгнули в разные стороны.

— Умник — замри! Это БДК!

Еще одна очередь, пущенная крупнокалиберным пулеметом, прошла в считанных метрах от Макса, снаряжающего ПЗРК. «Зависнув» в полукилометре от цели, БДК выискивала мишень. Макс, привстав на колено, выпустил «огненную стрелу» в направлении десантной капсулы. Пилот успел лишь слегка уйти вправо — вверх, да что можно успеть сделать за полторы две секунды? Развалившись пополам, БДК вспыхнула на прощание детонировавшим боекомплектом. Макс, отбросив отстреленный тубус, медленно поднялся на ноги.

— Романтика… Вставай дружище, надеюсь у нас хватит дыхательной смеси для того что бы добраться до ближайшего поселения колонистов.

— Главное что бы сил хватило.

Наметив маршрут, они стали выдвигаться к намеченной точке. Макс рассчитывал дойти до ближайшей исследовательской базы. Там имелись продукты и естественно средства передвижения, которые он позаимствует у колонистов.

— Еще километров тридцать, не меньше. Знаешь, Макс, когда ты жил в секторе охраны, не видал ли ты там той самой лаборатории, где производят опыты?

— Самой лаборатории не видел, но замечал накрытых белыми простынями людей в автоносилках.

— Я так и знал. — Выдержав паузу, сказал Умник. — Не секрет что во все времена пожизненно заключенных — смертников государственная машина использует в качестве подопытных кроликов!

— Согласен с тобой. Ведь откуда известно какая вакцина как действует? Сначала вакцину, то есть ослабленный вирус вводят несчастному зэку — проверяя справиться ли его организм, выработает ли иммунитет? После серии проб и ошибок рождается истина.

— Да, Макс, во времена средневековья и в начале восемнадцатого века, для того что бы разобраться в премудростях строения человеческих органов несчастных каторжан разбирали на части без всяких обезболивающих средств.

— Это точно! Доктор Пэйн показался бы ангелом в сравнении с этим государственным аппаратом лицензированных маньяков!

Сипло рассмеявшись в микрофон, Сквеа продолжил:

— Этим бедолагам и пожаловаться-то некуда. Естественно — ведь они убийцы и враги государства. А где же рекламируемый везде и всюду гуманизм государственной власти?

Споткнувшись о выступающий из грунта бордюр, Макс понял, что они на правильном пути.

— Ты безусловно прав! Но с одной стороны эти опыты развивают науку и делают жизнь простых людей лучше. Как следует из этого логический вывод — без зла не бывает и добра!

— Хмм… — Не мог остановиться Сквеа. — А что только стоит монополия власти на убийство! То есть, если военный или коп завалит кого либо — он герой. Вот к примеру: если бы КОБРовцы убили бы нас, то были бы исполнителями воли закона. А так как их уделали мы — мы конечно убийцы! Кто же в праве запретить мне защищать свою жизнь — меня хотят убить, искалечить — я включаю «ответку», то, что я окажусь на скамье подсудимых — это не факт, уж лучше сидеть в тюрьме, нежели лежать в деревянном макинтоше!

— Ты все-таки замечательный диалектик Максимилиан! Если бы не ты, мы бы ни за что не выбрались…

В следующий момент Макса отбросило на добрых пять метров в сторону. Забрало шлемофона окутала тонкая сетка трещин, но он выдержал удар взрывной волны. Пошатываясь, Сквеа поднялся на ноги. Развороченный скафандр Умника лежал в нескольких метрах от него. Он шел слегка впереди Макса и по этому Сквеа предположил, что Умник наступил на мину.

«Только вот откуда здесь мины! К тому же нет воронки!»

Включив антисканнер на спектральный анализ излучений, Сквеа все же разглядел в красноватой дымке сотни инфракрасных лучей исходящих ввысь под разными углами.

— Аэромины! — Настроив антисканнер на их излучение, Сквеа теперь легко ориентировался в минном поле.

— Прости… — Откидывая скрученный взрывом «Деструктор», сказал Макс.

Аэромины представляли из себя небольшие ракеты, срабатывающие после пересечения луча. Они эффективны против низколетящих целей на высоте до трехсот метров, по скорости равных вертолету либо флаеру. Так как при более высокой скорости и высоте, аэромины не могли бы поразить цель своим кумулятивным зарядом. Они так же работали против пехоты и наземной техники. Эти мини ракеты с легкостью могли повредить звездолет среднего класса при его посадке на поле «засеянное» этими «крошками».

Макс Сквеа аккуратно проходил между замысловатыми рядами мин и заметив на склоне горы творение рук человеческих перешел в режим «ползающего — юркого человека» — так он называл бойцов ползущих по-пластунски в скафандре. Антисканнер проинформировал владельца об активности очередного электронного прибора в зоне сканирования. Им оказались две замаскированные спаренные зенитные установки, реагирующие на примитивное пересечение линии датчиков на фотоэлементах.

— «Кто то неплохо здесь устроился…» Прикидывал Сквеа, разглядывая «тарелку» радара и примыкающее к ней здание. Особое внимание Макса приковало сооружение полусферой выступающее из горной гряды. Гигантское здание-шар источало едва уловимое взглядом свечение, исходившее от радарной установки. Макс стал припоминать о системе маскировки, которое применялось бойцами РЭБ[10] во время войны с мятежниками Амадана. Этот прибор, который внешне Макс принял за радар, являлся излучателем поля подавляющего электронные системы обнаружения, в том числе создающее оптический обман за счет искажения температуры. Подобная функция «блокирования излучений» имелась и в антисканнере, формирующем вокруг своего владельца купол, скрывающий от систем сканирования. Антисканнер был вне закона. Им пользовались лишь контрабандисты, профессиональные угонщики машин, а так же правительственные агенты и спецслужбы. С помощью него можно было снять сигнализацию с транспортного средства, подключившись к компьютеру разгадать пароль, прослушивать переговоры по мобильному и спутниковому телефону. Это было многофункциональное устройство, в своем роде ключ от электронных дверей. Воспользовавшись функцией «купол», Макс без труда миновал все системы охраны, через пол часа добравшись до входа в загадочное здание, которое являлось лишь вершиной айсберга. Макс Сквеа был человеком самоуверенным и наглым, а наглость, как известно города берет, не то что какую то базу. Он, вскинув плазмомёт, разблокировал замок главного входа и вошел внутрь.

Антисканнер подобрав код, запрошенный системой безопасности, отворил перед Максом дверь. Он сделал выводы, что если бы на базе кто то был, то этот кто то заблокировал бы дверь изнутри с помощью примитивного штурвала, задраивающего отсек, словно на подводной лодке. И тогда толстенную дверь пришлось разве что подрывать. Макс, пройдя сквозь современный шлюз, который даже обработал его скафандр каким то дезинфицирующим составом, оказался в просторном помещении с лифтом, лестницей ведущей вниз и панелью приборов с тремя сидениями, возле которого сразу же зажглось дежурное освещение. Кресла и мониторы с клавиатурой были обтянуты пленкой, в стене чуть слышно работал очиститель воздуха и кондиционер. Сквеа, сняв скафандр, сорвал пленку с приборов и стула. Очевидно эта база на консервации… Включив компьютер, Макс с помощью антисканнера вновь взломал пароль.

— Подтвердите ваш статус. — Запросил компьютер.

— Командор.

— Введите ваше имя.

— Командор.

— Командор, в вашем распоряжении находится база «Сфера» и ваш покорный слуга электронная система Централ. Сигнал подкреплению послан, прибытие ожидается спустя семь земных суток. В данный момент вы находитесь в дежурной части и ради вашей безопасности командор, я прошу вас перебраться на уровень выше, в командный пункт, так как он защищен более совершенно.

Лифт заработал и открыл перед Максом двери. Доставив новоиспеченного командора в сердце базы. Там располагались воистину шикарные апартаменты, выполненные в современном стиле. Первым делом Макс вымылся и наелся от души. В холодильнике кроме консервов был приличный ассортимент алкогольной продукции — коньяки различных сортов, крепкие вина и конечно русская водка. «Напробовавшись» Сквеа свалился на диван и заснул как убитый.

В ужасе он вскочил объятый страхом, первым делом схватившись за трубу плазмомёта. Но все было нормально. Хронометры показывали земное время, и вся обстановка располагала к безмятежности. Макс проспал восемь — десять часов. Подойдя к умывальнику он посмотрел на свое худое, обросшее колючей щетиной лицо и подмигнув своему отражению, обтерся холодной водой. Обнаружив в шкафу-купе недурной гардероб, подобрав под себя белоснежный костюм-тройку, Макс уселся за кресло, вмонтированное в пол.

— Так, Централ, выведи мне на экран внутреннее расположение базы, затем внешнее строение, систему охраны…

— Без проблем командор.

Макс с помощью камер наблюдения открыл для себя мир этого законсервированного объекта. Многоуровневая система охраны была рассчитана на отражение массового нападения (Вот почему он проник туда довольно легко). База располагалась на одной из вершин горной гряды напоминающую сверху латинскую букву «V». Снаружи были многослойные минные поля в основном управляемые. 30 миллиметровые спаренные зенитные установки были на всех возвышенностях, дававшие возможность простреливать всю прилегающую территорию базы. Единственный проход, по которому пробрался Макс — представлял собой вход в капкан напичканный аэроминами. Внутри горной гряды располагался космодром, скрытый за массивной плитой. В котором находился новейший крейсер и пара турболетов. База делилась на несколько взаимосвязанных секторов: дежурную часть, командный пункт, столовую, жилую часть на сто человек, отсек жизнеобеспечения базы с реакторами холодного синтеза, складов, специальной галереи для выращивания овощей. Имелся даже комплекс ПВО, система межпланетной связи, и генератор маскировки «купол». В подвале располагался батальон охраны.

— Централ, активировать охрану.

— Принято. В вашем распоряжении 500 роботов солдат и рота шестируких.

— Старые знакомые — как мило!

— В течении пяти минут они займут контрольные точки создав эшелонированную оборону на всех уровнях базы включая внешний периметр.

Оставшись довольным, Макс, ведомый любопытством отправился на замаскированный космопорт. Пройдя через систему охраны и пост роботов солдат, закованных в вороненую броню, Сквеа вошел в огромное помещение ангара. Надев предложенный в шлюзе скафандр, Сквеа со шлемофоном в руке прошел в ангар. В пятидесяти метрах над головой находились створки сомкнутых ворот, чем то похожие на складную крышу стадиона. Изо рта гостя шел пар. Термометр скафа показывал температуру — 10. Сквеа мельком оглядев стандартные турболеты, похожие на легковые автомобили, разве что без колес и с мощными соплами двигателей и антикрыльями. Все внимание Макса привлек к себе боевой крейсер. Пятьдесят метров в длину, десять на пятнадцать в ширину и высоту. Небольшие подкрылки, словно плавники у акулы выступали из гладкого корпуса. Макс прошел мимо огромного энерго-отсека, Миновал спрятанные в капонирах вакуумные орудия, восхищаясь системой радаров он не заметил как приблизился к рубке управления. Посмотрев на свое отражение в тонированных бронестеклах, Сквеа подошел ко входу в кабину. Он был разблокирован. Войдя внутрь, первым делом Сквеа активировал бортовой компьютер, высветившиеся данные просто поразили его.

Крейсер АЛЕКТО.

Двухслойная экранированная защита, сдвоенная система торсионных двигателей, ракетное вооружение: две установки «космос-космос», 20 крылатых ракет мощностью одна мегатонна в ТНТ эквиваленте. 20 крылатых ракет с БОВ[11] установка «возду-воздух», четыре 100 миллиметровых вакуумных орудия по бортам, корма, нос, борта — лазерная установка «Фотон». Возможность управления компьютерной системой Централ. Спецвооружение: десантный отсек, снабженный 8-ю десантно-штурмовыми модулями «Макрофаг».

— Неплохо было бы взглянуть…

Створка десантного отсека ушла вверх и челюсть Макса отвисла до пола. Восемь огромных черных шаров высотой с двухэтажный особняк были закреплены фиксаторами в два ряда над десантными шлюзами.

— Воистину Алекто богиня мести!

Мельком взглянув в мониторе компьютера на их боевые возможности, Сквеа принялся лобызать холодную, гладкую поверхность ДШМ.

— Вы, вы красавчики принесете мне победу!!!

Вернувшись на командный пункт базы Макс, напился до полуобморочного состояния и заснул на диване.

Через неделю он полностью изучил все компьютерные данные и архивы, оставленные на базе. Сквеа ждал прибытия подкрепления. В назначенный день, ровно через неделю, какой то грузовой крейсер старого образца запросил разрешения на посадку. Направив в космопорт половину всех боевых роботов, Макс остался на командном пункте, предпочтя пообщаться с командиром ГНР по видеофону, установленному около шлюза.

— С кем имею честь общаться?

— Капитан Семирамис, прибыл согласно договору с Джоном Дироном.

— А этих тоже пропускать? — Заметив нагруженных оружием пиратов, спросил Сквеа. — Только без глупостей, вы под прицелом целой роты роботов солдат.

Ответом послужил кивок головы капитана флибустьеров. Сопроводив под конвоем пиратского лидера, роботы, запрограммированные на тембр голоса и внешность Макса Сквеа, встали на караул в командном пункте.

Подозрительно окинув взглядом щегольски одетого незнакомца, пират присел за столом напротив Макса.

— Все в порядке?

— Конечно.

— Я что то не припомню вас? В клане Дирона вы точно не состоите.

— А что это мы на «вы»? Меня зовут Макс, просто Макс. А для пирата вы слишком вежливы.

— Я просто не даю повода напасть первым. Ведь по законам клана — победивший капитана в рукопашной схватке становиться вожаком стаи, отсюда и определенный этикет поведения.

— Значит вы не «беспредельщики» а благородные флибустьеры?! — Вспоминая про себя прошлогоднюю схватку с пиратами, съязвил Сквеа.

— Давайте о деле. Я и мои люди неделю питались консервами и спали в криокамерах, я в курсе что на базе есть помещение для моих бойцов. И я хочу без промедления получить обещанное вознаграждение.

— Вознаграждение… — Слегка смутился Макс.

— Без промедления — это значит сейчас. — Посмотрел капитан прямо в глаза.

Что бы выиграть время Сквеа разрешил расположиться в жилом секторе и дал приказ охране пропустить пиратов, переводя батальон на стандартный режим несения службы. Рассказав как пройти в отсек, и дождавшись ухода капитана, Сквеа принялся рыться в столе и ничего не отыскав, с головой погрузился в компьютер. Он понимал, что если в ближайшие несколько часов не отдаст плату пиратам ему не помогут ни роботы, ни его спец-навыки и везение.

— Централ, укажи мне расположение всех сейфов и тайников на базе.

— Основной — командный пункт, внутри шкафа с одеждой код 1234. Дежурный — дежурная часть, около пульта. Открывается ключом дежурного. Комната хранения оружия…

— Спасибо Централ, режим ожидания. — Хлопнул в ладоши Макс.

Разворошив одежду и открыв сейф Сквеа был опьянен своим счастьем. Разделенный на три уровня, сейф вмещал в себя документы и диски с информацией, несколько слитков золота и платины, крупные необработанные алмазы и аккуратненькие сияющие бриллианты. В низу находилась запечатанная посылка, а рядом кошелек с вензелем Амадана.

— Это мне, а это вам любезный господин Семирамис… — забирая кошелек и вскрывая посылку, приговаривал Макс.

— Капитан Семирамис, подойдите на командный пункт. — Вещал нордический голос Централа.

Цокая каблуками, переодетый в кожаный плащ, капитан прибыл на место встречи.

— Пожалуйста — Подхалимски улыбнулся Макс. — Десять тысяч кредиток, все до одной как положено.

Молча забрав деньги, капитан удалился.

— Уфф, пронесло… — Протирая платком лицо, успокоился Макс.

В таком настроении общего недоверия прошел первый день. Сквеа привыкнув к компании до зубов вооруженных головорезов осмелился даже зайти в расположение роты боевиков. В одной папке документов Макс Сквеа нашел интереснейшую информацию и хотел поделиться ей с капитаном пиратов. Присев за столик к Семирамису, Макс начал диалог.

— Послушай, есть тут одно дело…

* * *

Хозард сделав глубокий вдох, поднялся из криокамеры. Сняв спальный комбинезон, он переоделся в форму и направился в рубку управления, дабы узнать для чего его потревожили за двенадцать часов до подлета к Марсу.

— Господин капитан, мы активировали режим конференц — связи между звездолетами, с вами хочет поговорить полковник Шепард.

— Отлично. — Похлопав по плечу штурмана, благодарил Хозард. — «Сателлит 4» на связи.

— «Вулкан» на связи.

— «Борт 90» на связи.

— «Джек Лондон» на приеме.

— «Единорог» на связи, защита канала активирована, прошу внимания господа.

Наблюдая на четырех мониторах всех участников беседы, Билл, растянувшись в кресле, настроился на конструктивный диалог.

— Доброго вам дня, по земному времени сейчас должен быть именно день. — Начал полковник. — Согласно приказу нашим экспедиционным корпусом должны проверяться все летательные средства. Согласно докладам мы проверили два транспортных и два пассажирских крейсера, а так же около двадцати турболетов и челноков. В данный момент радар флагмана «Единорог» обнаружил грузовой крейсер, судя по вектору маршрута Марс — Земля. Крейсер отклонил попытку связи и движется с прежней скоростью.

— Господин полковник, разрешите преследование, «Сателлит 4» нагонит его за несколько часов. Затем мы проверим корабль, высадившись на БДК.

— Капитан Хозард, нам не в коем случае не нужно разделяться, так как мы ослабим эскадру. Это возможно провокация противника. Наша первоочередная задача — установить спутниковую связь колоний Марса с Землей и разобраться в чем же причина её отсутствия.

— Значит, мы немедленно сообщим в Центр о необходимости перехвата данного крейсера.

— Вы правы, капитан Корнилов, и никаких самовольных инициатив, господин Хозард. А сейчас я прошу включить громкую связь на всех звездолетах, на динамиках и видеофонах всех отсеков.

Заправившись и надев черную парадную фуражку и белый аксельбант, дополняющий черную форму офицеров ВКС, Шепард начал речь.

— Господа офицеры, солдаты и сержанты, пилоты и десантники, через одиннадцать часов начнется операция, которая войдет в мировую историю. Некоторым не суждено будет дожить до её завершения — это доля воина, доля солдата. Мы будем воевать самым современным вооружением, и позднее, я думаю, эта операция будет пособием в учебниках по тактике.

Прошу вас будьте благоразумны, на территории проведения операции много гражданских лиц, жизнь каждого гражданина — для воина представляющего интересы государства должна являться высшей ценностью. Огонь открывать только в ответ, за исключением случаев предусмотренных в боевом уставе. И да прибудет с вами сила — сила духа.

Включив запись гимна, Шепард удалился.

— Ну, как тебе выступление? — поинтересовался Мердок, похлопывая по плечу своего командира.

— Великолепно, я прямо чуть не расплакался от нахлынувших чувств. — Съехидничал Билл.

Хозард был не доволен приказом командира. Ему хотелось бы, высадившись на крейсер, устроить там конкретную зачистку.

— Позови ко мне Джеймса Смита, нужно задать ему пару вопросов. А то я смотрю, он от компьютера часами не отходит.

Джеймс, поставив на паузу увлекательную RPG, подошел к командиру.

— Как дела?

— Нормально. — Он был как всегда немногословен.

— Нога не беспокоит?

— Нет, так же как и рука. — Шустро шевеля киберпротезами, ответил Смит.

— А я то, думал у тебя опять «депресняк». Оружие почистил? А то в прошлый раз после учений в стволе можно было картошку сажать.

— Почистил.

Билл, кивнув головой, направился на камбуз. Как следует пообедав, Билл перехватив по сто грамм с Ником Янгом, оружейником взвода, принялся за проверку личного состава.

— Ник, проверь разгрузки на полную комплектацию спецсредств и чистоту оружия. Найт Стокер, возьми с собой все виды прицелов, и больше бронебойных патронов. Смит, вместо своей «помпушки», в роли дополнительного оружия захвати лучше звуковую базуку. Схватки, в основном, предстоят в безвоздушном пространстве…

— Никто не гарантирует нам отсутствие штурма зданий. Ружье я держу для ближнего боя, а с этой современной штуковиной останешься глухим при столкновении в закрытом помещении.

— Он прав, — Добавил Мердок. — Велик процент поражения своих людей, звуковой волной отраженной от стен.

— Ладно, звуковую базуку возьму я, потери от «friendly fire» мне не нужны. Кстати, где Хасан, опять оттачивает до остроты бритвы свою саблю?

— Я здесь, командир! Все готово!

Хозард, улыбнувшись, продолжил журить:

— Знаю, есть тут у меня два любителя рукопашной, ты Мердок, даже на «Бородавке» умудрился съездить кому-то по физиономии.

— Правда, этот кто то здорово меня отделал.

— …понимаю, понимаю, если мастеру спорта по боксу, не давать почесать кулаки — это может кончится неуставными взаимоотношениями. К вам господа прибавился еще и господин Смит, смотрите, он уже зарядил свой укороченный «Ремингтон», да еще патроны с картечью в контейнере — набрал полный патронташ.

— Еще — бы, командир! Мы будем охотиться на крупную дичь!

Дружно рассмеявшись, бойцы взвода построились у трех снаряженных БДК.

— Парни! Я уже десять лет служу в космическом бюро расследований, и горжусь тем, что работаю именно в боевом подразделении этой организации. Думаю, вы тоже…

— Внимание личному составу! Схема 12! Повторяю, Схема 12!

Полицейские, дружно принялись облачаться в скафандры, сложенные в специальном ранце за спиной и заняли места согласно расчетам. Хозард, защелкнув шлемофон, бегом заскочил в рубку управления, и сразу все отсеки были изолированы друг от друга выдвинувшимися из стен перегородками.

— Дистанция до орбиты 10.000. Флагман атакован системой ПКО Фобоса и Деймоса. Наблюдаем залп боевых спутников Марса.

Билл едва разглядел мерцающие во тьме смертоносные лучи. В тысяче километров от эскадры, огненными дисками блеснуло два атомных взрыва — это экипаж «Единорога» сумел отразить ракетный залп. Идущие в десяти километрах друг от друга, корабли эскадры, были бы уничтожены, если ракетам с ядерным зарядом удалось подлететь в десять раз ближе. «Единорог» ответил выстрелом из главного лазерного орудия. Остальные корабли ударили по орбитальным спутникам Марса. Совершив маневр торможения, флагман оказался позади более защищенных звездолетов. По борту «Сателлита 4» словно молния скользнул лазерный луч.

— Даю координаты… — Затараторил штурман.

— Цель обнаружена, цель захвачена. — Доложил расчет лазерной установки.

— Двумя импульсами, интервал пять миллисекунд, огонь! — Приказал Хозард.

Едва заметная вспышка на орбите красной планеты, показала Хозарду, что цель поражена, так как он, отвернувшись от приборов, смотрел через экран обзора.

— Цель поражена…

— Каковы повреждения?

— Разгерметизации нет, первый слой брони пробит, но сработали отражатели. Выведено из строя одно бортовое вакуумное орудие. Повреждена система подачи кислорода в грузовой отсек.

— Время на ремонт?

— Два земных часа.

— Отлично, соедини меня с флагманом.

Видеофон, заработав в режиме секретной связи, отобразил собранное лицо Шепарда.

— Как дела командор?

— Потеряли РЛС и кормовой излучатель. На «Джеке Лондоне» уничтожен один из двигателей.

— Я рад, что у вас все целы, мне хотелось бы узнать, почему ПКО Марса атаковала нашу эскадру?

— Мне это так же интересно, как и вам. Я намереваюсь направить БДК под прикрытием звена перехватчиков на наши базы на Фобосе и Деймосе. Назначьте командира отделения и доложите мне. Будьте готовы, высадка на Марс через шесть часов.

— Есть.

Хозард плавно нажав на сенсор, отключил видеофон.

— Ник, собери отделение, пять минут — полная готовность. Прими к сведению: ваша задача — разведка. Не разведка боем, а именно разведка, установи контакт с колонистами и доложи на флагман. Удачи.

Евдаков, неспешно снаряжаясь в батлскаф «Базальт», поцеловав распятие, спрятал крестик под белую шелковую футболку.

— Первый взвод, приготовиться к десантированию! — Командовал ротный.

Взвод рассредоточился в грузовом отсеке возле десантных модулей.

— Иван, после высадки разведайте обстановку в Марс-эле. Столица хорошо охраняется, имеет защитный купол и установку гравитационно-температурного фона. При огневом контакте не теряйся, в указанный тобой сектор мы вышлем БДК и роботанк.

Евдаков, показав большой палец, зафиксировал батлскаф в десантном модуле. Перегородка плавно защелкнулась, отделив Ивана от внешнего мира. Перед лицом десантника зажегся обзорный экран, разделенный на четыре части.

— Готов! — доложил Иван по рации.

Оператор, дождавшись докладов от всех бойцов, провел пальцем по сенсорам, подготовив тридцать модулей к десантированию.

— …3,2,1 старт!

Одноразовые двигатели плавно вытолкнули модули из недр корабля, и через несколько секунд, тридцать маленьких точек исчезли в атмосфере красной планеты.

Модуль слегка вибрировал, Ивану слышались шуршащие звуки, исходящие от обшивки. Экраны заволокла красная мгла и температура в одноразовом модуле резко начала опускаться ниже нуля. Разогретый до красна модуль постепенно покрыла наледь. Еще несколько секунд — и сработала реактивная система тормозов. Модуль на пол метра вошел в марсианский грунт и «выпустив пар» раскрылся, словно бутон цветка. Евдаков, еле сдерживая тошноту, отстегнув фиксирующую скобу, спрыгнул с платформы модуля взяв плазмомет на изготовку. Просканировав пространство во всех спектрах имеющихся на вооружении батлскафа, Иван, не обнаружив ничего подозрительного, успокоившись, присел на колено и вызвал к себе ближайшего бойца, десантировавшегося в сотне метров от него.

— Сержант Ченг, Первый взвод.

— Отлично, ты как?

— Все в норме. Нам необходимо собрать взвод, с минуты на минуту на орбиту Марса выйдет наш спутник, и мы сможем связаться с флагманом.

— Бойцы уже включили пеленги. — Посмотрев на экран встроенный в предплечье, сказал Иван.

Подав спец-сигнал обозначая место сбора, Иван стал определять направление движения к столице, вернее главной колонии Марса. Марс — эль имел два больших космопорта находящихся посередине остальных построек и если смотреть сверху, напоминал большую латинскую «Е». Колония была прикрыта защитным экраном наподобие купола Интерсити, только в более современном варианте. Количество проживающих колонистов равнялось почти ста тысячам семей, не считая туристов и временно работающих по контракту. Попасть в этот город можно было только двумя путями — через шлюз в многослойном экране либо через четыре прохода в толстенной стене, к одному из которых и направил свой взвод Евдаков.

Развернув подразделение в боевое построение, Иван расположил два расчета «пикадоров» по флангам, а один в середину. Пятеро десантников были вооружены излучателями «Пила», а остальные — плазмометами. У каждого космодесантника за спиной, за исключением расчетов, обремененных треногой и мощным бластером, за спиной было по два тубуса с ракетами ТОР-С. Боевой дух был на высоте, тем более что спустя час, удалось установить связь с ударной группировкой.

— Единорог, это Базальт 2, выдвигаемся на позицию.

— Принято. До связи.

Коротко доложив, Иван закончил радиообмен. Сквозь матовую облачность показался купол города. Мощная стена почти в двадцать метров в высоту с выступавшими из неё фильтрами и толстыми трубами канализационной системы, уходящими глубоко в грунт, замечательно просматривалась с трех километров с помощью оптики встроенной в батлскафе.

— Ченг, возьми с собой пару бойцов и разведайте обстановку. Ждите взвод у стены, мы выдвинемся после твоего доклада.

Сержант молча удалился не требуя больших объяснений. Он сам пять лет служил в космодесанте. Ивану было временами неловко командовать людьми, отслужившими больше него. Будучи профессионалами, каждый из этих бойцов мог действовать автономно. Евдакову казалось что подчиненные понимают его с полуслова и он не стал требовать привычного армейского «есть» и «так-точно». Смотря на удаляющихся десантников включивших режим «блик», Иван в душе пожелал им удачи. Он давно заметил, что в космодесанте отношение между бойцами резко отличается от общевойсковых уставных стандартов. В подразделении царил дух истинной демократии. Решения всегда обсуждались в месте с командиром, даже простыми бойцами. Этим подразделения КОБРы и космодесанта были похожи как две капли воды, в отличие от авторитарного стиля правления в войсках. Иван всегда удивлялся, как с таким способом руководства удавалось решить поставленную задачу, ведь иногда ради победы приходиться жертвовать пешками. Он вспомнил ситуацию под Салехардом, тогда, один из офицеров бешено орал на солдат, приказывая занять позицию слева от небольшой высоты обрекая их на верную смерть. Бойцы погибли. А рота, совершив фланговый маневр, уничтожила выдавших себя снайперов противника и пулеметный расчет. Это был отличный офицер. Он понимал, что если рота пойдет напролом без отвлекающего маневра то, возможно, пришлось бы положить полвзвода ради взятия этой высотки.

— Чисто. — Прозвучал в микрофоне доклад.

Взвод, развернувшись в боевое построение, выдвинулся к стене.

Похлопав по толстой трубе, Иван приказал подготовить трос для подъема на стену.

— Сэр, с близлежащих зданий нас могут заметить. — Сказал один из бойцов. — Через купол нам все равно не пройти. Не плохо было бы войти в город через канализацию.

— Это я понимаю, там — выше находится система фильтров, взломав которую мы сможем попасть внутрь.

— Лично я одобряю первую версию. — Сказал Ченг.

— Господа, по этой трубе под большим давлением идет сток воды в направлении как раз противоположном нашей цели, вы не пройдете и метра. — С иронией в голосе ответил Евдаков.

— Сэр, там нет воды, мы просветили трубу рентгеном.

— Тогда за дело!

Плазмопила аккуратно вскрыла трубу. Отбрасывая куски дымящегося утеплителя, десантника по одному исчезли в чернеющем проеме. Оставшаяся влага почти мгновенно превратилась в лед. Один из десантников споткнувшись, упал, зазвенев оружием. Иван, возглавив колонну, осторожно продвигался вперед, глядя во все глаза через тепловизор.

«Если в городе нет центрального водоснабжения, значит, колония живет в аварийном режиме» — Размышлял Иван — «аварийный режим — это когда здания обеспечивают себя запасом воды и кислорода самостоятельно из находящихся под каждым зданием резервных хранилищ. Так было задумано на случай разгерметизации защитного купола».

Выбравшись из трубы на водораспределительной подстанции топящей воду из марсианских льдов, бойцы не найдя никого в помещении приняли решение выбраться наружу.

— Оружие к бою, готовность номер один!

Взвод, рассредоточившись на улице, занял оборону возле перекрестка. Температурный датчик показывал — 34 по Цельсию. Покрывшиеся инеем стекла домов, вытянутыми прямоугольниками стоящих вдоль дорог, замерзшие деревья и кустарники, покрывшееся слоем льда искусственное озеро — все говорило о разгерметизации купола.

— Содержание углекислого газа 90 %. Показатели почти сравнялись с внешней средой. — Доложил сержант.

— Смотрите! — Один из десантников махнул рукой вверх. — Вот это дыра!

Острые сколы толстенного бронестекла мерцали в свете аварийных фонарей. Почти посереди купола красовалась пробоина шириной метров 10–15.

— Механические повреждения, явно механические. — Заметил Ченг.

Ни оплавленных следов по краям, ни чего свидетельствующего о применении лазерного оружия или ракеты. С виду казалось, что купол пробили зарядом из катапульты — это был просто абсурд, какой то, бронестекло толщиной в полметра легко держит тридцатимиллиметровые бронебойные снаряды.

— Выдвигаемся к мэрии. Сержант Ченг — головной дозор. — Приказал Иван.

По пути следования то и дело попадались окоченевшие трупы людей. В основном женщины и дети.

— Это те, кто не успел добежать до ближайшего здания. — Проходя мимо скорчившегося трупа подростка, сказал кто то.

На глаза Ивану попала огромная дыра, зияющая в доме.

— Словно кто то решил проложить арку сквозь весь жилой сектор. — Указал рукой на развалины сержант.

Небольшой магазинчик был полностью раздавлен, а сквозь гражданское строение будто проехал танк. Только уж слишком объемными были эти дыры в домах.

Все больше теряясь в догадках, взвод добрался до здания администрации. Крыша белого здания выделявшегося своими колоннами и классическим фасадом с фресками была полностью разрушена, на этот раз не обошлось без ракетного залпа. Неподалеку находился филиал Федерального Банка и разрушенный до основания департамент полиции. Около входа в банк стоял черный турболет без номеров с вмонтированной в крышу лазерной установкой. Двое в скафандрах выносили стальные сейфы, один стоял на страже, поигрывая стволом автомата.

— Командуй сержант, но учти — кровь из носа — а одного живым взять надо.

Десантники, взяв группу в полукольцо, ударили залпом, заранее распределив цели. Иван, врубив двигатель батлскафа, в считанные секунды оказался около турболета, на лету расстреливая лазерную установку. Приземляясь, он впечатал в асфальт стрелявшего с колена человека в скафандре. Выбив оружие, Евдаков по-хозяйски расселся на груди поверженного врага. Догорающий турболет выпустил из своего чрева очередного налетчика, вооруженного ракетницей. Иван краем глаза заметил как два пучка плазмы, слегка ослепив его вспышкой, оторвали бандиту голову. Спустя несколько секунд десантники ворвались в здание банка и оцепили турболет. В глубине здания ухнул взрыв и прозвучали несколько очередей. Через несколько минут отделение вышло из банка, доложив об удачной зачистке.

— Потерь нет, это радует. Ченг, осмотри турболет, а я займусь «языком». — Приподняв бандюгу левой рукой, командовал Евдаков.

— Кто вы такие!? — Рявкнул в динамик Иван.

— Не… не убивайте, прошу… — Хрипя, отвечал пират.

— Даю слово офицера, если ты ответишь на все вопросы, никто не попортит твою жалкую шкуру. Итак, кто вы?

— Меня зовут Микки, я штурман. Клан Дирона, пират с крейсера «Хамелеон». Нами командует капитан Семирамис, правая рука Дирона.

— Дирон мертв, видно этот разбойник желает повторить его участь. Что вы здесь делаете, как проникли в Марс — Эль?

Немного поерзав в стальных объятиях, пират поспешил с ответом:

— Мы прикрывали атаку штурмовых модулей и вот, решили немного поправить свое финансовое положение…

— Слушай нищенка! Что это за модули?

Звуковые сенсоры скафа передали Ивану всю полноту звука издаваемого мощными реактивными двигателями.

— Вот и они! Умоляю, не стреляйте! Они сотрут вас в порошок! — Заверещал пират.

— Ну, это мы еще посмотрим! — Отпуская пирата, ответил Иван. — Присмотри за ним. — Наказал он одному из бойцов, доставая из за спины тубус ракетной установки.

Настроив боеголовку на тепловое излучение, Иван легко поймал цель, плавно поднимающуюся из за домов. Вскоре перед глазами Ивана предстал огромный сферообразный летающий объект. Выдвинувшиеся из корпуса сопла, выпускали струи алого пламени. Ивана слегка шатнуло, и он увидел как огненная стрела с грохотом врезалась в мишень. ТОР-С пробивала броню любых танков и Иван, довольно ухмыльнувшись отбросил пустую трубу. Он не мог увидеть как из корпуса ДШМ выдвинулись две автоматические пушки. Плотная очередь хлестнула в направлении точки вылета ракеты. Два снаряда попав Ивану в грудь, отбросили его на несколько метров, а стоящему рядом космодесантнику оторвало обе руки.

— Огневой контакт! — Заорал сержант в устройство спутниковой связи.

Со всех сторон к ДШМ взметнулись ракеты. Озаряясь всполохами разрывов, модуль преднамеренно рухнул на один из домов, подняв облако пыли, и включив на несколько секунд двигатели для разгона, покатился по улице. Космодесантники бросились в рассыпную, один из бойцов не успев отскочить, попал под этот адский каток и был раздавлен словно улитка шаром от боулинга.

Иван, придя в себя, подобрал плазмомет, и двумя выстрелами выбив дверь, — увлек за собой отделение находившееся поблизости. ДШМ, заняв статическую оборонительную позицию, развернул ракетные установки и ощетинился излучателями и скорострельными трехствольными миниганами. Расчет лучемета «ПИКА» попытался «проколоть» броню штурмового модуля. Несколько ярких вспышек озарило красноватую мглу. Модуль, среагировав на атаку, запустил две ракеты в сторону расчета и две в дом, из которого лупили из плазмометов десантники.

Здание, содрогнувшись от попадания ракет, наполнилось пылью и быстро исчезающими витками дыма. Иван, поднявшись на ноги дал команду прекратить огонь. Продублировав приказание, сержант Ченг, подбежал к командиру взвода.

— Вы вызвали подкрепление?

— Да, на подходе БДК и роботанк. Иван, если честно — я первый раз вижу что бы ТОР-С не пробил броню! На тренировках стреляли по тяжелому танку «Элефант» — ему башню отрывает нахрен! На практике даже звездолеты среднего класса подбивали, ведь пробивная сила — метр брони! А эта штуковина!!!

— Так, выдавать свои огневые позиции нам не к чему, у противника огневая мощь намного больше.

— Базальт 2, Базальт 2, Блик 9.

— На приеме!

— Наблюдаю движение в соседнем помещении.

— Данные сканирования?

— Металлическая… змея…

— Дышите ровно Блик 9, идем к вам.

Приготовив оружие, Евдаков в сопровождении сержанта Ченга и двух бойцов выдвинулись в соседний сектор здания. Двое десантников прижавшись у стены целились в верной проем. Один из них молча показав рукой в сторону комнаты, присел на колено и выглянул за угол. Что то похожее на пожарный рукав скользнуло в комнату сбив бойца с ног. Раскрывшись словно щупальца гидры, зонд захватил одного из десантников за шлемофон и моментально утащил, складываясь как портативная антенна. Второй зонд, пробив перегородку сложенными вместе трехпалыми щупами, атаковал сержанта, раскрывшись и обнажив красный сенсор-глазок находящийся посередине щупалец. Десантники дружно открыли огонь и перебитый зонд, извиваясь, скрылся в проломе стены.

— Мы находимся внутри здания возле боевой машины противника, очевидно, робот решил проверить помещение своими щупами. — Предположил Иван. — Этот боевой робот напомнил мне макрофага — клетку пожирателя. Когда я учился в институте, мне хорошо запомнился этот урок, когда преподаватель рассказывал нашей кафедре о свойствах иммунной системы человека. Лейкоциты, макрофаги и лимфоциты патрулируют кровоток, защищая нас от различного рода антигенов — инородных веществ.

— Ты хочешь сказать, что такие штуки у меня в крови? — Удивленно спросил Ченг.

— Ты наверно знаешь такую науку как бионика. С помощью неё конструировались самолеты и подводные лодки. Учитель наглядно показал пример, как макрофаги своими щупальцами захватывают и уничтожают кишечные палочки, попавшие в наш организм.

— То есть мы получается типа кишечные палочки…

— Выходит что да. Я разузнаю, куда утащило бойца — рация молчит. А вы ребята — не высовывайтесь, ждите подкрепления.

Иван, посмотрев на отстреленную трехпалую щупальцу макрофага, сложившуюся в острое копье, пнул её ногой и осторожно направился к разрушенной ракетой стене. Затаившись в обломках, он стал наблюдать за боевым модулем. Спустя минуту Евдаков увидел БДК пикирующую в проломленный сектор купола. Купол был смонтирован секциями по десять метров, что бы в случае каких либо повреждений без труда заменить одну из конструкций, что невозможно было бы сделать при конструкции из цельного стекла. Иван, мельком разглядел вспышку реактивной тормозной системы роботанка, высаженного в километре от города.

Хозард, приказав зависнуть в метре от земли, первым высадился из капсулы. Следом за ним, в разные стороны посыпались остальные бойцы КОБРы. Пилот, потянув штурвал а себя поднял БДК почти под самый купол и обнаружив цель, нажал на гашетку. Выдвинувшись из бортов, блоки с ПТУРС дали залп опустошив половину ячеек. Вражеский модуль покрылся султанчиками разрывов, в разные стороны полетели щупальца и не успевшие укрыться за броней орудия. Макрофаг, резко включив двигатели покатился по дороге, сопровождаемый разрывами ракет.

— Большой, как слышишь?!

— Слышу хорошо! Здорово мы им дали!

— У меня четверо «200» один «300» — Заметив скорчившегося возле здания десантника, доложил Иван.

Видно макрофаг швырнул космодесантника метров на тридцать. Герметичность «скафа» была не нарушена, но боец заработал несколько переломов. Иван, бросился к товарищу и краем глаза увидел второй вражеский модуль, закатившийся во внутрь здания.

— Большой! Уводи БДК! — Орал во все горло Евдаков, оттаскивая раненого.

Макрофаг выпустил ракету и дал пару тугих очередей в направлении БДК. Успев сбросить тепловые ловушки, пилот спасся от попадания ракеты, однако пушечная очередь поперек прошила корпус боевой капсулы. Пуская едкий дым, она балансируя на оставшемся двигателе, рухнула на здание супермаркета.

Бойцы КОБРы были уже внутри здания, в котором замаскировался вражеский модуль. Мердок, еще не зная о толщине брони, метнул сверху две термитные гранаты в разрушенную часть дома, откуда чернела броня макрофага. Не имея возможности ответить выстрелом, робот выпустил четыре зонда, один из которых наткнулся на боевую двойку Мердока и Смита. Мердок, слегка подсел, сместившись влево и был едва не насажен на щупальцу словно «кур на шампур». Смит, полоснув излучателем по стальной клешне, свесил его на бок и прыгнул вниз сквозь полуразрушенный лестничный проем. Мердок, увидев раскрывшуюся «пасть» второго щупа, решил ретироваться, снося пластиковый стеклопакет. Удачно спрыгнув с третьего этажа он затаился в развалинах. Тем временем, ядро группы открыло огонь, разорвав одно из щупалец в нескольких местах. Джеймс Смит, выхватив «помпушку» встал спиной к стене. Над его головой, по потолку прошуршал зонд. Сенсор, уловив звук от смачного досылания патрона в патронник, раскрылся прямо перед светоотражающим забралом шлемофона. Смит, выстрелив между тремя щупальцами, раскрошил сенсор, заставив макрофага вернуть назад поврежденный зонд. Вторая щупальца атаковала Смита сквозь перегородку. Джеймс, неуклюже перекатившись, встал на ноги и отстреливаясь стал отходить по коридору к основной группе.

— Прижмись к стене! — Неистовым басом заорал Хозард, выставляя направляющую антенну звуковой базуки, на конце напоминающую на конце спутниковую тарелку.

Зонд, извиваясь полз по коридору и едва Джеймс сместился за своего командира как даже через аудио-фильтры скафандров Смит ощутил мощь выстрела звуковой базуки. Плотная акустическая волна сорвала со стен облицовочную плитку и вырвав оконную раму вместе с откосом, вышвырнула вон разорванные части зонда.

— А «помпушка» лучше… — Неловко заряжая патроны, толстенными пальцами перчаток скафандра, проговорил Джеймс.

Хозард, ухмыльнувшись, приказал отделению укрыться в подвале, а сам, выхватывая из за спины запакованный пластиковый контейнер отправился наружу. Макрофаг, выкатившись из здания, развернул сканирующие системы и вооружение. Распаковав контейнер, Хозард достал двухсотмиллиметровую ракетницу. По середине располагалась стандартная инструкция и надпись «КУМАР». Однажды Билл слышал это словечко от Ивана, он как-то сказал — «Вы здорово их накумарили…» Билл подумал что это слово означает — сильно избить или перестрелять всех. Но перед экспедицией, Гунер все же объяснил по — научному значение этого слова. Кумулятивная атомная ракета. На испытаниях, ракета с направленным ядерным взрывом силой в одну килотонну, выстрелом с трехсот метров разорвала пополам старый авианосец. Испытания над Марианским желобом показали сокрушительную силу этого оружия. Причем запустивший ракету боец ничуть не пострадал. Гунер создал всего три прототипа этого боеприпаса и два отдал на растерзание Хозарду. Теперь Билл Хозард знал — накумарить, значит нанести концентрированный ядерный удар. Еще бы, он был американцем, хотя и австралийского происхождения. Присев на колено. Он тщательно прицелившись выпустил ракету к цели, до которой оставалось менее трехсот метров.

Грохнуло так, что Билл едва устоял на ногах. Хозард раньше наблюдал работу атомных боеприпасов пониженной мощности, способных уложить целый батальон одним выстрелом из танка, но такого он раньше не видел. Три дома были разорваны в щепки, пол микрорайона оказалось в развалинах по направлению силы взрыва. Купол окутался паутиной трещин, а главное было то, что не было характерного «грибка». Оторванная половина многотонного модуля лежала в полусотне метров от воронки с оплавленными краями.

Второй макрофаг, проанализировав ситуацию своим искусственным разумом, понял, что пора применить тактическое отступление. Он взмыл ввысь, обрушивая на город куски толстенного защитного стекла. Снаружи его поджидал роботанк работавший в режиме «поиск и уничтожение». У роботанка было много преимуществ, во-первых: даже при многократном пробивании брони он мог функционировать, если не уничтожен двигатель и центральный процессор. Во-вторых: исключался пресловутый человеческий фактор и роботанк выполнял задачу даже ценой собственной деинсталляции, попросту говоря — смерти. Он работал в нескольких боевых режимах: «поиск и уничтожение» — патрулирование заданного района и уничтожение целей, не отвечающих на запросы системы «свой — чужой», либо любых агрессивных факторах. «Штурм и поддержка» — прикрытие огневым валом наступающих подразделений в заданном направлении, подавление огневых точек противника. А так же еще несколько команд. В сущности, робот отличался от интеллектуальной саморазвивающейся системы киборгов и андройдов, только тем, что выполнял строго заложенные команды. Согласно одной из заданных директив, роботанк хорошенько обработал макрофаг из всего имеющегося у него вооружения. А у него имелась 150-и миллиметровая пушка со стандартными и управляемыми снарядами, два крупнокалиберных пулемета и по два излучателя типа «Пила» и «Пика», и все это было прикрыто броней в двести миллиметров. Штурмовой модуль в ответ выпустил ракету, но все его двигатели были начисто перебиты шквальным огнем роботанка, и здоровенный шар рухнул, вздымая марсианский грунт. Перестрелка между двумя творениями мысли человеческой продолжалась еще секунд тридцать, и тут серия мощных разрывов «слизала» у модуля все выдвинутое вооружение, откатив на несколько метров. Взвод космодесанта при поддержке двух «Страйкеров» буквально изрешетил десантный модуль противника. Мощная броня, треснув в нескольких местах стала пропускать дымок от тлеющей проводки и микросхем. Шестипалый, словно паук вездеход, добил модуль потоком излучения из СВЧ пушки.

— Первый взвод, мы около главного входа. — С хрипотцой в голосе заверил Крутов.

— У вас был теплый прием? — Пытался шутить Евдаков.

— Мы как гром наголову!!!

Иван, неспешно подошел к Биллу Хозарду, стоящему посереди двух полицейских.

Бойцы КОБРы были вооружены бластерами, комплексами «Штурм» с десяти зарядными реактивными пулями и мульти-диапазонными прицелами, а так же носили стандартные скафандры с нагрудной броней. Поэтому полицейских легко можно было отличить от закованных в стальные панцири десантников.

— Здорово ты его накумарил…

— Да, именно наКУМАРил! Кумулятивная атомная ракета подарок Гунера. Кстати Протей и Джек — гаечный ключ шлют тебе пламенный привет. А вот и он. — Указав пальцем на купол, сказал Хозард.

Ремонтный вездеход, походя на каракатицу или гигантского паука взбирался на вершину купола. Распрыскивая из резервуара мгновенно застывающую жидкость, ремонтник латал дыры в куполе. Конечно это лишь временная защита от чуждой людям атмосферы, но все же защита. Ворота в Марс — Эль были разблокированы и боевые друзья были снова вместе. В одном из уцелевших зданий собрав на совет офицеров, Хозард, начал постановку задач.

— Господа офицеры! — Снимая шлемофон начал Хозард. — Во-первых: мы установили, что отсутствие связи на Марсе это отнюдь не катастрофа, а чей то хорошо продуманный план. Ник Янг доложил что военные базы на Фобосе и Деймосе подверглись внезапному ракетному удару с неопознанного крейсера новой модификации.

— И если существует противник, возникает необходимость его уничтожить! У нас есть снимки со спутника, фотографии или видеозапись? — Заинтересовался Крутов.

— Думаю да. Янг доставит всю информацию на «Единорог». А пока наши техники осматривают уничтоженных роботов противника, предлагаю рассмотреть плюсы и минусы проведенной разведки боем и поставить дальнейшие задачи. Наши потери — четверо десантников и уничтоженная БДК. Кстати пилот остался жив. Слегка поврежден роботанк, но с функцией авторемонта и поддержкой наших техников — это не страшно. Два робота, …как ты их называешь Иван? Макрофага противника уничтожены. А так же четверо пиратов и вражеский турболет. У нас есть пленный. Поработай с ним, Протей. Иван, установи контакт с местной администрацией и оставь половину взвода для охраны города. Не плохо было бы активировать средства ПВО. Я, и майор Крутов выставим людей для охраны периметра посадочной площадки для грузового челнока.

— Мы уже разметили территорию в километре от города.

— Отлично! Все по местам!

Иван неспешно подошел к зданию администрации. Инженерный вездеход, залатав пробоины в куполе, спустился на стальном тросе вниз, и теперь, разбирал заваленный вход в мэрию. Откинув плиту, навстречу вышел человек в солидном черном, слегка испачканном костюме. Евдаков удивленно разглядел незнакомца, и ему все стало ясно. Никакого пара от дыхания, хотя на улице почти минус 50 по Цельсию. Да и без скафандра здесь может находиться только киборг или андройд. Скорее всего это киборг. Иван не раз видел андройдов и их мощной мускулатурой, а этот кибернетический охранник был комплекцией со среднего мужчину. Евдаков в сопровождении двух космодесантников подошел ближе, приказав бойцам опустить оружие. Электронный мозг мог среагировать на любое проявление агрессии. С виду киборг был безоружен, но подойдя ближе, Иван разглядел пистолеты-пулеметы вмонтированные в предплечья и слегка выступающие из под рукавов рубашки.

— Майор Евдаков. — Представился Иван, протяну вперед руку, раскрытую для рукопожатия. — Экспедиционный корпус Земли. Мне необходимо переговорить с главой администрации.

Киборг проанализировав тембр голоса, и рассмотрев шеврон ВКС Федерации, скупо ответил:

— Добро пожаловать на Марс.

Стальной охранник привел Евдакова к входу в подвальное помещение, заблокированное старинной дверью с надежным штурвалом-ручкой. Отвернув штурвал, киборг отворил массивную дверь заходя первым. По Евдакову тут же забегали точки инфракрасных прицелов.

— Майор Евдаков, ВКС Федерации — Показывая пальцем на литой шеврон, громко сказал Иван.

Автоматические пулеметы задвинулись в стену, как бы приглашая гостя в шлюз. Пройдя все необходимые процедуры, Иван тяжелой поступью вошел в резервный уровень административного здания. Шаркая металлическими доспехами, он словно рыцарь средневековья вошел в зал, где за длинным, Т образным столом сидел высокий седой человек, лет сорока, нервно постукивая костяшками пальцев по столу.

— Присаживайтесь, господин майор. — Приглашающим жестом показал на кресло мужчина. — Меня зовут Хилтон, лорд Хилтон. Я являюсь куратором марсианских колоний и мэром Марс — Эля — крупнейшего поселения на этой планете.

— Спасибо, я постою. — Опуская светоотражающее забрало, ответил Евдаков.

(Тем более, Иван находился в скафандре полусидя.)

— Мы так ждали вас, и казалось устали надеяться.

— Господин Хилтон, мне необходимо решить с вами несколько вопросов, и так как купол мы уже починили, вторым шагом необходимо будет активировать систему ПВО.

— Если купол в порядке, то думаю никаких проблем! — Слегка повеселев, ответил мэр.

Тем временем Феликс Крутов рассредоточив взвод по периметру импровизированной посадочной площадки шириной в километр и размеченной ярко — красными огнями, осматривал повреждение вверенного ему роботанка.

— Вот это пробоина! — Пыхтел инженер в динамик. — Если бы танк управлялся людьми — то пиши — пропало…

— Если бы у бабушки был хрен, она была бы дедушкой. — Ответил Крутов, настраивая коммутатор радиосвязи древнерусским способом — похлопыванием по шлемофону тяжеленной ручищей.

— Блик 22, растяни отделение, а то прижались как педики, того гляди жопа слипнется!

— Принято Базальт 1.

— Единорог Базальту 1, груз на подходе, принял подтверждение координат.

— Слышу хорошо, площадка готова.

— Готовность три минуты!

— Принято! — Переключаясь с режима спутниковой, на режим радиосвязи подтвердил ротный. — Второй взвод! Окопаться!

Такая команда была бы воспринята странно. Можно себе представить, как десантники в скафандрах достают саперные лопатки и начинают вгрызаться в рыхлый Марсианский грунт. Это было бы глупо. В данном случае по команде «окопаться» каждый боец выбросил перед собой пластиковый контейнер, который, разорвавшись, вспенился, закрыв космодесантника полуметровой горой застывшей пены, защищавшей от осколков и смертоносных лазерных лучей. Грузовой челнок, набитый боеприпасами и провизией показался в зоне прямой видимости.

— Видим вас Борт 07.

— Связь устойчивая, маяки вижу. Расчетное время…

Феликс едва заметил ракетный залп, посланный в челнок с частотой в пол секунды. Серия разрывов окрасила небо в багряно-красные цвета. Пылающие обломки грузового корабля рухнули неподалеку от подготовленной полосы.

— Базальт 1 Базальту 2, как слышишь меня. — Бегло проговорил Крутов.

— На приеме!

— Как радары?

— Функционируют 50 % систем.

— Вы засекли залп?

— Какой залп? — В недоумении ответил Иван.

— Да что вы там, в шары долбитесь?! Мы потеряли десантный челнок, двух пилотов и кучу боеприпасов!!!

— Базальт 1, соблюдайте секретность связи! — Встроился кто то в разговор.

Иван, слегка промедлив с ответом, произвел доклад.

— Есть точка запуска. Координаты передаю в кодовом алгоритме.

— Принято. — Немного поостыв, ответил Феликс.

Полковник Шепард, нависнув мрачной тенью над голографической картой размышлял о дальнейшем ходе операции, просчитывая различные варианты.

— Третьему взводу подготовиться к высадке в десяти километрах от указанной точки залпа. В прикрытие два «Страйкера».

— Вот рапорт Янга. — Сказал адъютант, вставляя минидиск в дисковод.

Бегло ознакомившись с докладом, Шепард, уяснил для себя, что помощи со спутников Марса ждать не придется.

— Гмм… интересно, что это за крейсер?

Адъютант, кивнув, вывел на экран плазменного монитора запись скоротечного боя неопознанного крейсера новейшей модификации с ПКО Фобоса.

— Да… такого я еще не видел… словно акула какая то. Нырок из космоса, залп и боевой разворот с выходом в межпланетное пространство. Я принял решение. — Сказал он намного громче, дабы все находящиеся в рубке могли его услышать. — Я потерял уже шесть человек, и как мне кажется, этим дело не кончиться. По этому я приказываю послать сигнал о помощи на Землю, и так как основные силы космофлота прибудут не быстрее двух суток, я считаю своим долгом продолжить операцию.

Никто из капитанов не возражал, и сигнал, зашифрованный до неузнаваемости, был отправлен на кажущуюся такой далекой голубую планету, мерцающую вдалеке своим мягким светом.

* * *

Макс Сквеа почесывая обросшее трехдневной щетиной лицо, подозвал к себе высокого горбатого человека с восточными чертами лица.

— Ты теперь в этой шайке за главного, да Сагиб?

Пират, потирая жилистые волосатые руки, уселся за стол.

— Ты угадал.

— Ну, тогда выпьем за искреннюю дружбу! — Лукаво улыбаясь, протянул стакан Сквеа.

— Отлично, Макс! — Обрадовался бандит, и видя что компаньон пьет с ним из одной бутылки, не стал требовать от него права первой дегустации.

Осушив стаканы и прилично закусив, они начали диалог.

— А если не секрет, для чего наш капитан, бросив все, полетел на Землю? Тем более его разыскивает Интерпол!

— Конечно не секрет и я расскажу тебе. Я вижу, что тебе здорово досталось. — Кивая на искусственные горбы, сказал Макс. — И мне кажется, ты ненавидишь правительство лордов не меньше чем я.

— Да!!! — Гневно выкрикнул Сагиб, выкидывая из горбов клешни с пулеметами. — Они проводили надо мной эксперименты по вживлению микрочипов в человеческий организм! Но колонию, где отбывали наказание такие «никчемные живодеры», как вертухаи меня называли, освободил отряд наемников Амадана и я пол года воевал под его флагом, пока нас не прижали в Волчьей Яме и я влился в клан пиратов Дирона…

— Успокойся приятель. — Похлопывая по плечу, сказал Макс. — Ты лучше махни еще стаканчик, а я продолжу. Итак. Ваш несравненный капитан Семирамис отправился вызволять одного очень нужного мне человека. Этот человечек, можно сказать всю жизнь посветил компьютеру, его детство было ужасно, сверстники с ним не водились — Напуская больше эмоций начал Сквеа. — Он страдал легкой формой аутизма. Это болезнь такая — Покрутив пальцем у виска, говорил Макс. — И по этому этот человечек общался лишь с компьютером и достиг больших высот во взаимопонимании с ЭВМ.

— И к чему ты клонишь, не догоняю… — Жуя сочный ростбиф, спросил Сагиб.

— Дело все в том, что этого человечка зовут доктор МЭД. Самый страшный хакер во всей федерации, я не буду перечислять все его труды, так как это не имеет смысл. Наш глубокоуважаемый Амадан, завоевав доверие старичка с душою ребенка, попросил его заложить «логические бомбы» в основные электронные системы Федерации.

— Ну и что дальше, давай конкретнее!

— Да ничего! Полный аут!!! Интернет, ФЕНСИС[12] системы межпланетной, спутниковой и сотовой связи, как известно, контролируются компьютерами. Эти логические бомбы были заложены год назад, и вычислить виновника торжества будет невозможно, и никакие брандмауэры не помогут! Так как экспедиционный корпус с которым мы сейчас бодаемся вызовет подкрепление, а никакого подкрепления не придет! Все перечисленные мной системы перестанут функционировать на несколько недель, и именно доктор МЭД сможет «взорвать» логические бомбы и мы постепенно перебьем всю эскадру с Земли.

— А на хрена тогда было посылать тридцать человек прямо в лапы федератам!

— Ты как всегда недослушал. Доктор МЭД находиться под охраной в психбольнице Нью-Йорка, достаточно будет освободить его и дать часок покопаться в мировой паутине. Два дня на полет и день на операцию. После завтра я жду приятных новостей!

— Командор! Системы обнаружения зафиксировали движение в десяти километрах от базы, включен повышенный режим защиты.

— Спасибо, Централ. — Забарабанив костяшками пальцев по столу, с издевкой сказал Макс. (Да, зря я подбил этот жалкий челнок!) — Негодовал про себя Сквеа.

— Ничего! Продержимся, всем быть наготове!


Глава 4

Сэмюель проснулся от методично пищащего звука будильника, стоящего на прикроватной тумбочке. Вытянув руку из под одеяла, он отключил навязчивый сигнал.

Сполоснувшись в холодном душе, Сэм, облачившись в синий домашний халат, захватив с собой стакан с водой, вышел на просторный балкон многоэтажного отеля. Осушив бокал до половины, любуясь прекрасным видом на парк, Сэм, краем глаза заметил Ментора медитирующего в позе лотоса посереди огромных горшков с цветами.

— Доброе утро, учитель.

— И тебе тоже доброго утра. Ты всегда встаешь так поздно? — Не оборачиваясь, спросил Ментор.

— Ну почему — же поздно?! Сейчас девять часов утра. Да… хотя когда мы работали в команде ты старался подогнать наш отдых под биоритмы природы.

— Давно это было. И на войне особо под природу не подстроишься, а моей задачей было поддерживать вас в оптимальной форме. Кстати, я слышал твой дядя, стал злоупотреблять спиртным?

— Это верно.

— Я обязательно побеседую с ним по этому поводу. — Медленно поднимаясь ответил Ментор. — К нам гости, Сэм. — Чувствуя сильную ауру куратора, предугадал учитель.

Спустя несколько секунд в дверь постучали. Эту привычку куратора не пользоваться звонком, выучил даже Сэм.

Поздоровавшись с приятелями, Патрик пригласил всех на завтрак. Сэм Кирш вызвался оплатить счет. Недостатка в финансах не наблюдалось, так как Джек — гаечный ключ оставил Сэму пару сотен кредиток.

— У меня для вас есть интересные новости. — Начал Патрик, дожевав овощной салат.

— Сегодня в 5.30 На в один из близлежащих космопортов приземлился крейсер, предположительно с Марса. Командование экспедиционного корпуса имело основания полагать что этот грузовой звездолет содержит в своем чреве нечто интересное.

— И что же там обнаружили? — Заинтригованно спросил Сэм.

— В том то и дело что ничего. Несколько мелких нарушений за которые наложили приличный штраф. И оказалось что они не с Марса и шли другим курсом с одной из исследовательских космических баз. Команда в десять человек и двадцать работяг и инженеров — все кристально чисты. Ни оружия, ни взрывчатки и наркотиков.

— И что же примечательного ты хотел сообщить?

— Дело все в том, — С улыбкой сказал Лоярс. — Что капитан в сопровождении еще четверых членов экипажа спустя два часа навестили один из Нью-йоркских гей клубов.

— Видимо продолжительные совместные полеты наложили на них свой отпечаток! — Сострил Кирш.

— Мне кажется дело отнюдь не в этом. Оперативник КОБРы, приставленный по моей просьбе к капитану крейсера сообщил, что вся команда начинает потихоньку стекаться в клуб «Гейзер». Я просто не могу поверить, что все тридцать членов экипажа оказались нетрадиционной ориентации.

— Тогда необходимо проверить. — Поправив клинок, спрятанный под балахоном, твердо сказал Ментор.

Неторопливо подготовившись к выезду, компаньоны направились в путь. Сэм зафиксировал дистанционные электрошокеры «Тайзер» спрятанные в рукавах черного плаща, и небрежно бросил в карман кастет. Ментор аккуратно смазал гвоздичным маслом лезвие из вулканического стекла. Небольшой слегка изогнутый меч Ментор носил слева рукояткой вниз на особом ремне. В габаритных карманах он припрятал аркан и «кошку» с тремя крюками. В широких рукавах балахона таились контейнеры с сюрикенами и дымовыми гранатами. Патрик прихватив с собой очки — тепловизоры, надев джинсы и светлую футболку, вежливым жестом пригласил напарников в турболет.

— Наша основная задача сейчас — слежка. В контакт не вступать. — Сажая турболет на одну из стоянок на крыше, сказал Патрик.

Спустившись на лифте до десятого этажа, группа оказалась в холле, украшенном фресками в стиле барокко.

— Очевидно — «Гибель Помпеи». — Оглядев картину, пояснил Сэм.

Коридор закончился несколькими дверями, ведущими в клуб и туалет. По коридору то и дело сновали странно одетые типы, окидывая изучающими взглядами незнакомцев.

— Доброе утро, я Шарль. — Сделав кокетливый жест кистью руки, сказал, парень с длинными мелироваными волосами. — Вы здесь новенькие?

— Да. Мы тут проездом и может, этажом ошиблись. — Покосившись на лифт, ответил Патрик. — Это ресторан? Нам бы позавтракать.

— Нет. — Растянул слово Шарль. — Но у нас вы так же можете покушать и заодно прекрасно провести время.

— Нет, как-нибудь в другой раз. — Едва скрывая отвращение, ответил Патрик и нажал на кнопку лифта.

— Ну, как тебе местечко? — С улыбкой спросил Патрик.

— Не в моем вкусе. — Отшутился Сэм.

Усевшись за столиком ресторана, который находился двумя этажами ниже, Сэм, приподняв указательный палец вверх, неуверенно пробурчал:

— Мне кажется я где то видел одного из охранников. Такой коренастый, бритый на лысо.

— А вот и наши друзья из КОБРы. — Кивнув в сторону модно одетого парня, сказал Патрик.

Поздоровавшись, оперативник уселся за стол, потягивая джин-тоник.

— Пьете на службе?

— Это для конспирации.

— Ты можешь дать нам по фамильный список охранников клуба?

— Разуметься, — доставая смарт-фон, обнадежил «опер». — Их всего двое в смене. Так… Франсуа Мартен — работает несколько лет, пару раз привлекался за административные правонарушения, к тому же сам… гхе-гхе…ну вы поняли. Второй — Лекс Быков. Два года условно за участие в попытке государственного переворота, и незаконное хранение оружия. Освобожден под залог. Да к тому же он пролежал три месяца в клинике, из которых один в реанимации — несколько ранений головы.

— Я его знаю! Та еще сволочь! Быков был начальником охраны Браена Мерси — бывшего управляющего корпорацией «Глобал Юнит» а сейчас на нормальную работу нигде не берут, вот и устроился сюда, он только вышибалой умеет работать, а для этого много мозгов не надо.

— Отлично! Его и возьмем в разработку.

— Экипаж крейсера не вооружен? — Уточнил Патрик.

— Нет.

— Если Быков является связным корпорации, то становится ясно, откуда они могут получить вооружение. Хотя мы будем работать и над другими вариантами.

— Вот мне хотелось бы узнать, почему правительство не разберется с корпорацией?

— Пойми, Сэмюель, «Глобал Юнит» это очень мощное объединение десятков фирм. «Глобал Юнит» содержит 10 % всех грузовых крейсеров для межпланетных перевозок. Ей принадлежит мощная космо-верфь на лунной орбите, корпорация занимается терроформированием Луны и Марса, она зарабатывает на этом огромные деньги, но это в интересах Федерации. Недвижимость, кибернетика, рынок металлов — это тоже сфера деятельности корпорации. Фирмы исправно платят налоги и из за одной «паршивой овцы» как Браен Мерси такую систему сломать не в состоянии даже государственная машина. Хотя акции корпорации заметно упали, под руководством куратора Рэндольфа «Глобал Юнит» обрела стабильность котировок.

— Я предлагаю разделиться. Я и Сэм проследим за Лексом Быковым, а вы куратор, вместе с оперативником займетесь капитаном.

— Думаю, это будет правильным решением, так как Лекс, и еще четверо наших гостей вышли сейчас из здания.

— Как ты догадался? — Приподняв бровь, спросил Сэм.

— Мой Смарт-фон был настроен на камеру у главного входа.

Быстро собравшись, группа принялась за работу.

Патрик Лоярс и оперативник КОБРы быстро выяснили, что Лекс и компания заинтересовалась вакуумным подводным тоннелем, соединяющим Северную Америку с Европой. Между Нью-Йорком и Порту еще сотню лет назад был проложен тоннель. Трубы пять метров в поперечном сечении соединяли между собой, делали защиту в несколько слоев, оберегая кабеля и проводку, делая через каждый километр заглушки. В случае разгерметизации тоннеля они отсекали затопленный сектор. Из двадцати бывших нефтедобывающих плавучих платформ (они были уже не к надобности) сделали станции-генераторы, соединенные с туннелем. Они выкачивали воздух образовывая вакуум в тоннеле, а специальный поезд-капсула перевозил с одного континента на другой тысячу пассажиров менее чем за пол часа.

Лекс и его друзья, забравшись в шикарный аэрокар неспешно стартовали в сторону городского центра. Взяв такси Сэм и Ментор спешно последовали за ними.

— Поднажми командир! — Нервно бросил Сэмюель.

— Не могу сэр, здесь полно датчиков, штраф огромный пришлют, а то и лицензии на полеты на год лишат. — Оправдывался таксист, мягко проплывая над небоскребом.

— Но они же гонят! Думаю, ты можешь быстрее. — Протянув дюжину кредиток, предложил Сэм.

Таксист плавно нажал на «газ», вернее на скоростной сенсор на штурвале.

— Дальше не надо, приземляйся на стоянку. — Заметив, что аэрокар Быкова опустился на крышу небоскреба «Глобал Юнит», небоскреба, в котором почти год назад Сэм чуть не убил своего злейшего врага.

«Да, судьба распорядилась иначе…»

В голове Сэма на миг все смешалось, и погибшие родители, и пережитая война, и даже убитый недруг, смерть которого так и не принесла ему покоя.

— С тобой все нормально? — поинтересовался учитель.

— Да, все в порядке.

Отпустив такси, друзья присели в небольшом кафе, с отличным видом на выход из здания, оформленном в стиле неоклассицизма.

— Учитель, тут даже без вариантов. — Отхлебнув кислородный коктейль, сказал Сэм.

— Нам осталось дождаться их и все разузнать. Неспроста — же они зашли в гости в корпорацию? Наверняка вооружились до зубов.

— Ну и каково будет основание для их задержания? Не все так просто учитель.

— По прошу без сарказма, мой дорогой друг. Мы ведь не полиция и в интересах федерации мы можем плавно обогнуть шаблон закона — это обоснованный риск. Подойдем, завяжем разговор, ты спровоцируешь их на драку — и вот мы уже в полицейском участке.

— Ты прав, «КОБРА» нас прикроет. Хмм… а вот и они.

Четверо крепких парней в спортивных костюмах направились прямиком к остановке монорельсовой дороги. Решив сменить одежду и вид транспорта, они все же не смогли уйти от слежки.

Сэм, притворяясь пьяным, шаткой походкой направился наперерез странной компании, расплескивая на ходу пиво из изящной бутылки. Ментор, поправив балахон, встал чуть в стороне.

Мутным ореолом расплылись по пространству биополя. Глядя в никуда, Ментор видел противника насквозь. Быков был в плохой форме, видно на дежурстве он не смыкал глаз. Высокий брюнет, очевидно, дружил со спортом и занимался в одной из условно-боевых школ востока — читал ауру Ментор. У третьего очевидно оружие, куртка расстегнута и левая рука слегка приподнята. Не уверен в себе, полагается только на «ствол». Четвертый мрачный тип со шрамом, слегка прихрамывает, очевидно искусственная коленная чашечка, об этом так же свидетельствует слабое свечение биополя в области левого колена. Печень поражена, пережитый токсический гепатит вкупе с регулярными запоями. Поставив своим врагам кучу диагнозов, учитель продолжал наблюдать за ситуацией.

— Братан, время не подскажешь? — подтолкнул в плече мрачного типа, спросил Сэм.

— Отвали алкаш! — Оттолкнул его тот.

— Слушай, я тебе не грубил, ты что толкаешься? Опа! Лекс Быков, как тебе в клубе? Ни капли в рот, ни сантиметра в жопу?

Сделав вид что не заметил задиру, Лекс махнул рукой, уводя за собой людей.

— Да вы и вправду педики! Я не уважаю коммунистов, сатанистов и нацистов, а так же педерастов как вы, и готов прямо сейчас вызвать вас всех на дуэль, прямо сейчас! — Нарочно громко говорил Сэмюель.

Тип со шрамом развернувшись с размаху врезал Сэму по лицу. Стараясь как можно больше амортизировать удар, Кирш повалился на бок, намеренно разбив бутылку об ровный асфальт. Попытавшись добить обидчика футбольным ударом ноги, пират сделал шаг в направлении Сэма. Заблокировав удар стопой, Сэм впечатал «розочку» в аккурат между ног противника и тут же сделав ураганное движение ногами поднялся, словно танцор брейк-данса сшибая нападающего. Быков попытался ударить Сэма ногой сзади, но был отправлен в глубокий нокаут Ментором, впечатавшим локоть в основание черепа. Один из пиратов выхватил пистолет, но Ментор реактивным движением выбросил сюрикен, застрявший между пальцами неудачного стрелка. Тем временем Сэм обрушил серию ударов на последнего противника. Тот умело блокируя атаки отвечал короткими прямыми ударами в голову. Устрашающе выдохнув, оппонент попытался ударить ногой с разворотом, Кирш, сделав шаг к противнику, поймал его за ногу и по ходу движения швырнул каратиста сквозь витрину. Даже не обернувшись на звон стекла, Ментор, отшвырнув уронившего ствол бандита к стене ударом ноги, выхватил меч и приставив к горлу ошарашенного пирата произнес:

— Это очень острый меч, отвечай на вопросы и останешься жив.

— Я понял, не убивайте, прошу… — Почувствовав, как тонкая струйка крови стекает под футболку, затараторил пират.

— Кто вы такие?

— Мы перевозим грузы по заказу корпорации…

Ментор усилил давление клинка, увеличив разрез.

— И с пистолетами тоже ходите по заказу, да пират! Еще раз соврешь, и до прибытия полиции твоя жизнь утечет по кровостоку моего меча!

— Не убивайте! Мы работаем на капитана Семирамиса, клан Дирона.

— Отлично. С какой целью вы находитесь здесь?

— Не знаю, мы должны получить оружие в камерах хранения корпорации, а группа Семирамиса взрывчатку на вокзале вакуумного тоннеля. Еще они говорили про какого то профессора, прошу вас, не надо…

Мигая разноцветными огнями позади приземлился аэрокар полиции. Ментор, плавно убрав меч в ножны, подал знак и Сэм, подняв руки, направился к наряду.

Спустя час, все встало на свои места, Сэм и Ментор вышли из за прочных решеток а пираты заняли положенное им место. В офис «Глобал Юнит» была незамедлительно направлена проверка на федеральном уровне, а друзья, в сопровождении двух усиленных нарядов полиции направились к метеостанции расположенной в десяти километрах от Нью-Йорка.

— Учитель, там говорят, отличный вид на океан!?

— Да, пират не долго томил нас ожиданиями — раскололся как орех.

Сэм потирая вспотевшие ладони, регулировал лазерный прицел тайзеров.

— Сумасшедший хакер, пираты-отморозки — мне хотелось бы узнать, что они могут противопоставить государственной машине?

— Я надеюсь, — Выдерживая паузу ответил Ментор. — Что они не преподнесут нам шокирующих сюрпризов. Кстати, офицер, думаю, вы послали спецназ на вокзал вакуумного туннеля, куратор Лоярс, думаю не откажется от вашей помощи.

* * *

Оперативник КОБРы кивком головы указал на шестерых мужчин выходящих из зала камер хранения.

— Разделяются.

— Капитан с ними? — Уточнил Патрик.

— Да, обрати внимание — здесь вся команда крейсера и у некоторых челнов экипажа в руках появились сумки — очевидно из камер хранения.

Оставшиеся двадцать человек разделившись подвое, стали расходиться по зданию вокзала. Их действия казалось, были заранее спланированы.

— Не нравиться мне все это. — Приводя в готовность свой пистолет, сказал «опер».

Звонок смарт-фона заставил Лоярса на миг отвлечься, и выслушав короткий монолог Сэма Кирша, Патрик поспешил в отделение полиции, попросив оперативника проконтролировать единственную посадочную станцию туннеля.

Быстрой, уверенной походкой Патрик пересек зал ожидания и постучавшись приоткрыл дверь полицейского отделения. Что то тяжелое с грохотом повалилось на пол и Лоярс, надев очки — тепловизоры вошел в комнату. Две красные фигуры вскинув вперед руки стояли около стола. Рядом, в неестественных позах, судя по очертаниям лежали два человека. Термограф фиксируя разливающуюся бурую жидкость дал Патрику понять что он опоздал. Ловко убрав очки в чехол на ремне, Лоярс обзаведшись тяжеленной вазой влетел в кабинет. Пираты вооруженные старыми пистолетами с длинными глушителями даже глазом моргнуть не успели, как Патрик, разбив одному из негодяев голову, оставшимся куском антиквариата распорол предплечье, выбив пистолет его подельнику. Завернув кисть в стиле айкидо, Патрик уложил противника на пол. Заливаемый кровью, он был еще в сознании и куратор начал проводить блиц-опрос.

— Где капитан?

— Направился за доктором МЭДом…

— Что за доктор, и что вы здесь делаете!?

— Ммм… руку сломаешь! — Взмолился пират. — Я не знаю что за доктор, бомба уже в тоннеле… детонатор у капитана Семирамиса…

— Так вот как его зовут!

Зафиксировав бандита наручниками по рукам и ногам, Лоярс бросился в сторону станции.

На станции уже слышалась стрельба и Патрик выжимая из тела максимальную скорость, буквально влетел на посадочную площадку. Сорвав со стены огнетушитель, он обрушил его на голову зазевавшемуся пирату схватившего женщину. Из поезда направлявшегося в вакуум — тоннель с криками выскакивали люди, ловко проносясь между ними Патрик подбежал к оперативнику скорчившемуся возле стены сколотой попаданием пуль. Пытаясь подняться он опирался на гладкий кафель из белого мрамора и измазанную кровью стену, все его попытки оканчивались неудачей, и несмотря на несломленный дух, простреленное в нескольких местах тело отказывалось подчинятся. Патрик помог «оперу» встать и уложил на удобную деревянную лавку. Куратор увидел как сквозь раны в животе и груди хлещет темная артериальная кровь.

— Он попал в меня… он убил меня… — Задыхаясь, бубнил оперативник. — Они в поезде куратор… у них чемодан и …

Патрик почувствовал как тело расслабившись растянулось на лавке. Он уже ничем не мог помочь герою — судя по характеру боя, он расстрелял всю обойму, уложив двух террористов, полицейский просто не успел поменять магазин. Почему же он не отошел в глубь вокзала? Почему принял бой против восемнадцати вооруженных бандитов?

Лоярс прикрыл парню глаза и молнией запрыгнул в двери закрывающегося экспресса. Теперь пиратов пятнадцать. Пятнадцать против одного, пусть хорошо тренированного, защищенного БАРМ-броней… Патрик вспомнил ужасные раны полицейских линейного отдела — пираты использовали специальные пули что бы не пробить обшивку поезда и не разгерметизировать его. Пули, при попадании разворачивались четырьмя лепестками не допуская рикошета, обладая низкой пробиваемостью в связи низкой скоростью полета пули, имели большой останавливающий эффект. Лоярсу нужен был очередной «язык» — ведь не зная плана террористов действовать в режиме цейтнота было крайне опасно, ведь сейчас на кону была поставлена не только его жизнь, но и жизнь сотен пассажиров экспресса.

«Здорово они задумали — отвлечь внимание силовых структур терактом и спокойно действовать по плану. Но ничего Ментор и Сэм доберутся до них!» Патрик никогда раньше не видел людей со столь сильной аурой как у Ментора, в каждом его движении чувствовалась какая-то скрытая мощь, хотя он имел средний рост и отнюдь не богатырское сложение. А этот Сэм Кирш! Такой энергичный, смелый парень, у них все получиться, они обязательно доберутся до Семирамиса, и отключат бомбу… если конечно я сам не успею. — Положив в карман бесполезный смарт-фон, размышлял куратор.

В джинсах и простецкой футболке он смотрелся как обыкновенный обыватель, и это позволило Патрику подойти вплотную к пиратам, охранявшим вход в вагон-ресторан.

— Эй, куда прешься осел!? Что на месте не сидится!? — Крикнул пират, водя стволом около лица Патрика.

— Вы знаете, — делая виновато-испуганное лицо, начал куратор, — Я с утра ничего не ел и с вашего разрешения господин полицейский, я хотел попроситься в ресторан перекусить — с меня бутылка шампанского.

— Каждому!!! — Крякнул плохо побритый пират, попавшийся на удочку и подумав что этот простофиля так и не понял что произошло в поезде.

Проводив Патрика в вагон, пират сказал одному из своих друзей-мордоворотов.

— Пусть этот лох поточит, мы его на два пузыря «шампусика» развели.

— ОК — Вякнул пират с гнилыми зубами, и продолжил эксплуатировать бармена, побелевшего от страха.

Заказав три бутылки шампанского и порцию мидий с овощами, Патрик отдав две бутылки бандитам, стал изучать обстановку. По двое пиратов у входа и выхода из вагона, пятеро внутри — один за стойкой, четверо мило беседуют за столом, на котором возлежал большой черный чемодан. Два десятка посетителей — смертельно напуганы и комками глотают пищу. Около бара лежит сотрудник линейного отдела, желая приятного аппетита развороченным затылком.

Делая вид что покушал, Лоярс спрятав нож в рукав, держа в руке открытую бутылку, подошел к пирату пробующему весь ассортимент барной продукции.

— Уважаемый не хотите выпить? — предложил Патрик, дождавшись, когда несколько человек направились к выходу.

— Наливай! — Мощно рыгнув, согласился пират.

Налив игривый напиток в пивную кружку, Патрик развернувший стал отходить в сторону стола с компанией террористов. В момент когда пират слегка пригнулся, Патрик разворачиваясь зарядил ему локтем в челюсть. Этот незаметный удар не увидел никто.

— Ой! С человеком плохо! — Подходя ближе к столу вопил куратор.

Два пирата поднявшись с кресел, направились к барной стойке.

— Напился придурок…

— Надо было следить за ним, вот, еще тошнить пол часа будет… — Подхватывая товарища подмышки, гуторили бандиты.

Патрик молча проходя мимо стола, опознал в чемодане взрывное устройство без оболочного типа. Чемодан, тротил и дорогущий торсионный детонатор ретрансляции сигнала. Такие устанавливаются только на подводные лодки и звездолеты — дабы сигнал мог пробить толщу воды и быстро и без помех пройти межпланетное пространство. Он начал действовать, несколько раз мысленно смоделировав боевую ситуацию — именно такой психотренинг напрямую готовит к жестокому рукопашному бою. Его тело было разогрето, мотивация на высшем уровне. Патрик с ходу разбил бутылку шампанского о плоский затылок широкоплечего качка, «розочкой» располосовав лицо его соседу. Пирату, пытавшемуся было активировать таймер взрывного устройства, Лоярс буквально пригвоздил руку ножом к столу. Чувство опасности рванула куратора на пол. Спустя пол секунды мягкие кресла превратились в растрепанные подушки, которыми дети лупят друг друга в тихий час. Досталось и толстопузому товарищу с разрезанным лицом. Две пули оставили его без ключицы. Забрызгав Патрика кровью, он скатился под стол.

«Полуавтоматические пистолеты — голыми руками не повоюешь!» и Патрик достал оружие поверженного врага. В школе подготовки, он само собой обучался и владению огнестрельным оружием — так на всякий случай. Несравненная мисс О'Коннор так же великолепно знала огневую подготовку — припомнилось Патрику. Послав патрон в патронник он, оценив обстановку, дабы не поразить некомбатантов, открыл огонь. Первым рухнул верзила с раздробленным предплечьем и голенью — Лоярс стрелял из под сиденья. Второй пират получил свою порцию железа и загнулся возле стойки. Вдруг, что то сильно ударило Патрика в спину, обернувшись он выстрелил уложив одного из нападающих, но вторая пуля сбила его с ног, третья — же окончательно закрыла шторки сознания.

Пульсирующая боль начала понемногу проходить, но все же его взгляд застилала мутная пелена и только бешеный пульс в висках говорил о том что он еще жив. Начала действовать БАРМ-броня, регенерируя поврежденные ткани, восстанавливая нервную сеть и сосуды, разорванные пулями. Экспансивные боеприпасы поразили Патрика под лопатку, порвали плечевой сустав и сокрушив ребра добрались до легких. Все эти смертельные ранения были Патрику не страшны в течении месяца — действия БАРМ-брони. Пострадала лишь нервная система от болевого шока. Внутреннее давление вытиснуло осколки пуль, и тело, разогревшись свыше сорока градусов запекло кровь на ранах.

— Готов бобик…

— Всех пацанов порубал… Лысый нас уроет!!! — Эмоционально обсуждали произошедшее трое оставшихся пиратов.

Патрик понял что вся охрана вагона собралась в одном месте и стремительно начал атаку. Ударив из положения лежа в пах одному из верзил, Лоярс заставил его согнуться и в мгновение ока выключил бандита ударом рукояти пистолета по макушке. Оставшиеся террористы схватились — было за пистолеты (так — как ничего больше не умели, да и оживший атакующий кровавый труп их шокировал) Но нужно было еще снять пистолеты с предохранителя — секунда и два хлестких удара — ладонью с низу в челюсть и продолжая движение рубящий удар на право в шею, разметали пиратов по столам. Подойдя к одному их «крутых парней» Патрик вылил ему на голову содержимое графина и приведя бандита в чувство болевым на пальцы задал вопрос:

— Где Лысый? Отвечай! Еще бомбы есть?

— Ууу… отпусти… больно… — потирая челюсть, взвыл пират, едва перебирая прикушенным языком.

— Говори животное, иначе сломаю все пальцы.

— Лысый в рубке управления, у него один из детонаторов и еще одна бомба…

— Вы действительно собираетесь взорвать поезд? Но вы что то не похожи на самоубийц.

— Потише… прошу… — Извивался пират на болевом контроле. — Мы установим бомбы и уйдем по тоннелю…

— Но там же нет воздуха!!!

— Скафандры в багажном отсеке… Лысый уже взял необходимое количество в рубку…

— Значит еще шестеро в рубке! Спасибо родной!

Оставив террористов на растерзание пришедшим в себя пассажирам, Патрик захватив пистолет с двумя обоймами и взрывное устройство, удалился из ресторана, наблюдая, как бармен, отрывается на недобитом пирате.

Аккуратно поставив на стол бомбу, Патрик уселся в пустом купе. Разглядев его с разных сторон, он понял — что бомба поставлена «на неизвлечение» то есть — без подрыва никак не обойтись. Попросив сумку у соседей, забившихся в следующем купе как мыши, Лоярс был рад — в протянутый седовласым мужчиной рюкзак легко влезал чемодан, и обе руки сейчас свободны. Поблагодарив испуганных пассажиров кивком головы, куратор уверенной походкой направился в рубку управления экспрессом. Пройдя три вагона, он увидел как двое парней в черных спортивных костюмах быстрой походкой направляются ему на встречу. Остановившись в тамбуре, Патрик отвел руку с пистолетом за спину и сделав вид будто ему плохо согнувшись схватился за живот. Войдя в тамбур, один из верзил, опустив оружие (видимо чувствую полное превосходство) подтолкнул носком ботинка незадачливого пассажира с рюкзаком.

— Эй! Турист хренов! Тебе что не понятно сказано — сидеть и не высовываться!

— Ширинку застегни. — Ответил Лоярс, чем ввел пирита в ступор на секунду, и этого было достаточно, что бы сделать два бесшумных выстрела-хлопка. Тела грузно завалились на пол, и Лоярс продолжил движение, подобрав у одного из бандитов скорострельный пистолет-пулемет.

Очевидно это были ребята посланные главарем шайки для проверки. Скорее всего, у них были средства связи.

Патрик молча распахнул дверь рубки управления мгновенно оценил обстановку — Два трупа, по всей видимости — капитан и помощник машиниста, Четверо бугаев поворотом головы начинающих разглядывать вошедшего, увеличивающиеся зрачки, гримасы страха боли…Бой закончился за несколько секунд. Стреляя по-македонски, Лоярс уложил всю шайку наповал. На одной из полок с аппаратурой стояло устройство, напоминающее по своей форме полевой цветок ромашку. Патрик сразу узнал в нем противопехотную мину, в которой в качестве поражающих элементов выступали дисковые пилы. Взрыв проделал бы дыру в оболочке, а разлетевшиеся поражающие элементы разметали в клочья вагон. На мине был установлен таймер, и Лоярс без труда отключил его. И не раздумывая, положил мину в рюкзак.

Шум за дверью заставил его спрятавшись за угол занять оборону за силовым агрегатом выпирающим из стены. В рубку ворвались несколько человек и Патрик, едва не уложил бедолаг очередью в упор.

— Брейк, господа, брейк…

— Здорово вы их! — Сказал мужчина в синей форме обслуживающего персонала.

— Отлично! — Воскликнул бармен.

— Вы можете остановить экспресс?

— Без проблем. — Ответил механик, с восхищением глядя на окровавленного героя.

— Дело в том, что пириты могут активировать взрывное устройство в любой момент, а оно находится у меня за плечами. Скажите, как я смогу выйти из экспресса?

— Очень просто — Включив режим плавного торможения, ответил механик. — Всего есть два шлюза — в хвосте и в рубке управления, через них можно попасть в туннель, но так как там вакуум предусмотрены скафандры, которых хватит на всех пассажиров, включая обслуживающий персонал.

Система туннеля — Провел он пальцем по столу — состоит из секций, каждая, при разгерметизации автоматически блокируется, не допуская затопления всей конструкции.

— Вы просто читаете мои мысли! Я облачусь в скафандр и выйдя в вакуум туннеля оставлю там смертоносный саквояж. Собственно где шлюз?

— Вы под ним стоите месье, ecluse au-dessus[13].

Не теряя времени даром, Патрик стал облачаться в один из скафандров сваленных на полу. К удивлению Лоярса, скаф был универсальным, он служил как для работ в вакууме, так и для подводных погружений. Пройдя шлюз и выбравшись наружу, Патрик паря в невесомости обнаружил еще один шлюз — только ведущий в морские пучины. Он был рассчитан человек на двадцать, и постепенно заполнялся водой, уравнивая давление. Так что в случае аварии в туннеле пассажиры могут всплыть из океанских глубин, имея в своем запасе персональные пеленгаторы, три литра пресной воды и пищевой концентрат, входящий в комплект скафа. Отшвырнув рюкзак, Лоярс плавно заплыл в распахнутый шлюз.

И вот они уже неслись выше скорости звука, но вибрация от мощного взрыва все равно догнала их, сотни тонн воды мгновенно заполнили заблокированный автоматикой туннель, что заставило специальные службы и СМИ сконцентрироваться на происшествии. Семирамис знал — погибнут люди или нет теракт в вакуумном туннеле, отвлечет внимание противника, сколь не цинично это было, но лидеру пиратов было все равно.

* * *

Организованная колонна из трех патрульных машин направлялась к метеостанции находящейся поодаль от частного сектора на берегу Атлантического океана. Три наряда муниципальной полиции усиленные патрульными роботами старой модели.

— Восемь полицейских, два робота и двое гражданских. — Буркнул в бусинку рации наблюдатель в черном защитном костюме из хлопка, отводя от глаза монокуляр.

— Доводите до поворота и в расход.

— Принято.

Сэм Кирш давно заметил, что с того момента как вышла колонна, учитель пребывал в некотором напряжении. Все же он, переборов некоторую неловкость спросил:

— Как самочувствие?

— Замечательно. Господин лейтенант, прикажите машинам остановится.

— Это еще зачем? — С удивлением посмотрев на странного человека в сером балахоне, лейтенант сделал недовольную мину.

— Если не остановите, мы выйдем на ходу.

Офицер, усмехнувшись, отвернулся, погромче включив магнитолу.

Ментор, открыв дверь, молнией вылетел из машины и растворился в кустах. Сэм, последовав за учителем, едва не попал под колеса идущего сзади автомобиля. Поднявшись, потирая ушибленный локоть, Сэм хотел-было потребовать объяснений за столь ненормальное поведение, но оглушительны грохот и подлетевшая вверх машина полиции дала окончательный ответ. Экстрасенсорное чувство опасности Ментора не подводило его. Спрятавшись возле знака «поворот дороги» Сэмюель стал свидетелем расстрела колонны.

Подорвав первую машину на управляемом фугасе и заставив съехать с проезжей части две оставшиеся машины, засадная группа начала обстрел с двух точек находившихся в 300-х метрах от дороги. Сэм отметил, что вооружены нападающие были по последнему слову техники. Один поливал полицейских снопами лазерных лучей, второй по навесной траектории осыпал гранатами из ручного автоматического гранатомета РАГ. Полицейские даже не отстреливались, так как у них были только помповыми ружья, пистолеты и магнитные штыри, и более 50-ти метров от этого оружия не было толку. Стреляли только роботы, тупо расходуя боезапас автоматических винтовок, один еле оправившись после подрыва машины, чадя дымом, рухнул разорванный пополам 40 миллиметровой кумулятивной гранатой, второму сначала оторвало руку, затем голову, и металлическое изваяние так и осталось стоять с вытянутым вперед обрубком клешни.

Сэм едва успел заметить как серая тень метнулась через поле. Ментор пробежал четыре сотни метров меньше чем за минуту. В поле дважды мелькнул разряд бластера, метнулись вверх комья земли, что то вспыхнуло. Но Ментор был уже близко, очень близко. Меньше чем через пол минуты все стихло. Сэм и оставшиеся в живых полицейские, держа наготове оружие стали подходить к огневым точкам. Возле брошенных на бок двух мотоциклов «Кавасаки», в небольшом естественном овражке лежали два скорчившихся тела. Ментор стоял рядом пошатываясь, еще не выйдя из в боевого транса. Балахон на нем пускал рассеивающиеся на ветру чертики дыма. Из широкого рукава балахона сочилась кровь. Все в округе говорило о серьезном ближнем бое. Таким Ментора Сэмюель не видел даже после штурма «Бородавки»[14].

— Как ты учитель?

— В порядке.

— Бинт нужен?

— Нет, рана не глубокая, я уже обработал её.

Сэм знал, что разрезать балахон Ментора, состоящий из хлопка и паутины не в состоянии даже острый нож. Балахон на левом плече почти истлел, и учитель получил сильный ожог, но не показывал что ему больно. Один из крупных осколков разорвал балахон снизу, и получился разрез наподобие пальто.

— Вы задержали кого-нибудь? — Поинтересовался офицер.

— Я сумел допросить одного из них. — Сказал Ментор, вытаскивая из шеи одного из пиратов обоюдоострый сякен.

Про второго ошарашенный лейтенант даже не стал спрашивать — бандит был разрублен пополам. Рядом лежал тепловизор, армейский лучемет ПИЛА, РАГ и автоматический пистолет.

— С кем ты так рубился? — Удивленно спросил Кирш, зная, что равных Ментору в рукопашной, он не встречал.

— Серьезные, знают Нин-дзюцу, Кендо, сюрикен-дзюцу[15]. Вот, полюбуйся. — Поднимая сай, сказал Ментор. — Едва меч не потерял. Было двое, ранил обоих, но они ушли, бросив мне под ноги светобарическую гранату.

— Медлить нельзя. По словам одного из бандитов они уже захватили профессора.

Осталось всего километров восемь — на этих красавцах быстро прилетим.

Трое полицейских были убиты, трое серьезно ранены, а машины превратились в груду металлолома, Вызвав по рации подкрепление, лейтенант оставил напарника присматривать за ранеными, а сам, зарядив помповое ружье и закрепив на поясе магнитный штырь, поддержал идею Ментора, и казалось, уже слепо верил всем его словам.

Капитан Семирамис проверяя крепления пистолетов-пулеметов на бёдрах расхаживал по комнате. Рядом за компьютерной системой сидел чокнутый профессор, вводя «кряк» для какой то программы. На верхнем ярусе метеостанции в двадцати метрах над землей сидел боец со снайперским комплексом бесшумной стрельбы. По одному у главного и черного входа. Часовые нервничают, держат десантные автоматы в положении «на грудь» с расслабленным ремнем. В комнату бесшумным шагом вошел командир боевой двойки подразделения «Вирус». Бойцы этого подразделения занимались саботажем в тылу и прифронтовой полосе, выполняли заказы на ликвидацию VIP персон. Но стоили услуги ниндзя недешево, да и специалистов такого класса было немного и не все хотели работать с Амаданом и его сателлитами. И вот теперь расконсервировав одну из боевых двоек, капитан Семирамис думал с помощью «Вируса» выполнить поставленные задачи.

— Нужен морфин и переливание крови. — Коротко бросил один из шпионов. — У моего ученика задета подключичная артерия, я чудом смог остановить кровь.

— Да и тебя он разукрасил не хуже Рембрандта. — Разглядывая перевязанное предплечье и разрубленные губы под рассеченной маской.

— Ты говорил, там будет муниципальная полиция, на худой конец армейский спецназ, а тут мастер МКБ[16], Йай-дзюцу[17] на много превосходящий нас в ближнем бою. Он отбил мечем два сюрикена, перед этим за несколько секунд уложив твоих людей, и сам метнул несколько штук в меня, от двух я увернулся — и вот пришлось ставить блок. — Показывая на перевязку, констатировал ниндзя.

— Мы сошлись, и атаковали его с разных направлений я катаной, а напарник саями. Хоть я и достал его аиути[18] чуть выше миги-котэ[19], но понял — нам его не одолеть и, бросив «флэшку» мы отошли.

— Медикаменты в подвале.

— Аригато[20]. — Поклонился ниндзя удаляясь.

Ментор попросил Сэма остановить мотоциклы, едва за лесом показалась вышка старой метеостанции.

— Технику — в лес. Держитесь от меня метрах в двадцати, я пойду первым.

Метеостанция находилась в полусотне метрах от океана и была прикрыта лесом, огибающим станцию с двух сторон. Каменистая почва и редкие кустарники не давали возможности скрытно подойти к зданию.

— Ночью подкрадусь без проблем, но у нас нет времени…

— Предлагаю отвлекающий маневр, я выстрелю пару раз по окнам и затаюсь, а вы тем временем войдете в помещение.

— Дело ваше… маэстро ты согласен?

— Да. Сэм — окно возле пожарной лестницы, я войду через черный ход.

Подав условный сигнал, ментор дал понять что они готовы к броску. Послышался выстрел, и друзья кинулись к зданию заходя с угла. Звон разбитого стекла, автоматная очередь, и снова раскатистый выстрел «помпушки». Сэм взбираясь по лестнице заметил движение чуть выше металлического скелета на котором располагались антенны, в куполе оператора он едва разглядел человека. Ловко перепрыгнув с пожарной лестницы на парапет антенной вышки Кирш, едва не попал под пули снайпера, впившиеся в считанных сантиметрах от его головы — стрелять прицельно через металлические балки было невозможно. Совместные занятия паркуром[21] с Жаном Вельнё не прошли даром и Сэм, в три прыжка оказался под секцией снайпера, все же стрелок дважды попал, но по касательной. Разрядив тайзер под левым предплечьем он увидел как падает снайпер считая балки. Одно название — снайпер, да просто небритый мужик со снайперской винтовкой!

Тем временем, Ментор, бросив в разбитое окно дымовую гранату, нырнул вслед за ней. Пират, растерявшись, всадил пару очередей поперек помещения. Но учитель был уже возле его ног и рубанув с оттягом снизу вверх своим коротким мечем, отрубил ему обе руки. Второй бандит, наглотавшись дыма отстреливаясь, прикрывал отход своего капитана, поливающего с двух рук из пистолетов-пулеметов. Две пули все же настигли Ментора, одна не пробив балахон, отскочила, сломав два ребра, вторая прочертила кровавую борозду на шее. Ментор швырнув еще одну «дымовуху» и пару сюрикенов, откатился ко входу в подвал, и мягко спрыгнув вниз едва не нарвался на острейшее лезвие катаны. Отведя удар и сместившись на полшага вперед, Ментор тычком пальцев левой руки пробил кадык атакующего, завершив комбинацию сложным круговым ударом, срубившим противнику голову. Казалось, воздух уплотнился у лица учителя, и Ментор, повинуясь бойцовским инстинктам, слегка подсел. Сай, брошенный из темного угла едва не вошел ему в затылок. Смещаясь перекатом, Ментор что есть силы, локте-кистевым броском швырнул последний обоюдоострый сякен вошедший оппоненту аккурат между глаз в точку цуань-джу. Дым на верху почти рассеялся и учитель осторожно поднялся на верх. Его взору предстали четыре распростершихся ниц человека, одним из них был несчастный доктор МЭД, застрелляный пиратами в горячке боя. Держа наготове тайзеры, в здание вошел Сэм.

— Очевидно я пропустил самое интересное. Хотя нет… — увидев корчившегося пирата, всполошился Кирш.

— Вы проиграли… нажав на кнопку детонатора процедил пират.

Вытащив из раны в шее окровавленный восьмигранник, Семирамис последний раз выдохнув, закатил глаза. А в это время к зданию метеостанции со всех сторон выдвинулись штурмовые группы КОБРы.

Раненому лейтенанту уже оказали помощь и уважили на аэроносилках к машине медпомощи. Ментор, первым делом подойдя к командиру группы захвата поинтересовался как обстоят дела в вакуумном тоннеле. Сэм в это время, нервно поправляя наложенный на руки бинт, все еще верил в чудо, желая услышать то что куратор Лоярс и все пассажиры экспресса в безопасности.

— Произошел взрыв….

Сэм подошел ближе что бы расслышать все что говорит спецназовец, в его ушах продолжал стоять бурлящий шум.

— Стометровую секцию тоннеля затопило, а экспресс уже на подходе к берегам Португалии.

— Все живы!?

— Этого я не могу сказать, — вызвав по рации одного из бойцов, ответил командир группы. — Мне доложили, что поезд не пострадал.

Довольные, но израненные друзья расположились в одном из турболётов, штурман узнав Сэмюеля поздоровался спросив:

— Куда летим?

— Интерсити, шеф, аллюр три креста!!!

Кирш уже не мог сдерживать эмоций, в отличии от ледяного спокойствия Ментора.

* * *

Лорд Штендер сидя за шикарным столом из древнего кедра, внимательно изучал информацию на выдвинувшемся из стола тончайшем плазменном мониторе. По правую руку находился министр обороны, напротив — командир ВКС и начальник КОБРы.

— Нашему взору предстала вся картина произошедших событий. — Начал Штендер. — Вы получали доклады от командира экспедиционного корпуса?

— Так точно. Полковник Шепард рапортовал по секретной связи. Все нюансы обговорены.

— Где этот несчастный человек, я имею ввиду этого сумасшедшего доктора.

— Ему сделали трепанацию милорд, больше он никогда не сможет даже сосчитать до десяти, не то что работать со сложными программами. Есть так же два пленных пирата, они уже дают показания.

— Каков был их план? Продолжайте.

— Начнем по порядку. Согласно доклада начальника ВКС, корпус встретил сопротивление при высадке на Марс. Потери — четыре десантника, два пилота. Уничтожен транспортный челнок и БДК. Из показаний пиратов, и материалов нашего аналитического отдела следует, что с помощью атаки на наши информационные системы и средства связи с помощью программ доктора МЭДа, наша эскадра не получит подкрепления — следовательно противник планирует контр удар.

— Полковник Шепард уже доложил про обнаруженную базу, и просит разрешения на штурм. — Добавил командир ВКС.

— Даю зеленый свет.

— Это вынудит противника контратаковать и мы сделаем вид что подмоги не будет. Я уже детально разработал план, во-первых: наши специалисты устроят помехи на всех телеканалах Федерации, во-вторых: будет осуществлен преднамеренный сбой связи во всех неправительственных объектах и у всех гражданских операторов сотовой и спутниковой связи, и Internet, GPS, ГЛОНАС. Противник клюнет на удочку.

— Я одобряю ваш план. — Сложив ладони на столе, сказал Штендер.

Лорд Сплинтэр, сделав запись в портативном компьютере, был настроен на решительные действия и глядя прямо в глаза верховному Лорду произнес:

— Прикажите вызвать подкрепление сразу, на дорогу необходимо время.

— Вы зрите в корень! Я так же прошу достойно вознаградить всех участников прошедших событий. Вы свободны господа.


Глава 5

Евдаков, удобно расположившись в одном из естественных марсианских каналов, сканировал месторасположение базы. Защищенная горной грядой база плохо просматривалась и имела всего один единственный проход шириной в полкилометра, как бы «ворота» между марсианских скал. Находясь в десяти километрах от объекта атаки, собравшись на совет на самом дне одного из каналов, Майор Крутов созвал на совет командный состав. Командиры взводов закованные в «Базальты» стояли полукругом около Хозарда и Крутова.

— Евдаков, Стронберг — группа огневого прикрытия. Петренко, Санчес — делите взвода на три штурмовые группы, одну поведу я. Да, Хозард, думаю твои люди с комплексами «Штурм» будут прикрывать нашу атаку, ведь снаряжение КОБРовцев легкобронированные скафы, даже слабее чем стандартные «Блики».

— Я согласен с тобой, прикроем, как положено. Янг, Найт-стокер, распределить сектора огня.

— Наше наступление прикроют: роботанк, БДК, четыре Страйкера. Штурм начнется после авиа-удара, скоординированного бойцами гипер-группы совместно с Протеем. Боевая тройка уже выдвинулась на позицию.

Проверив оружие, бойцы готовились к штурму. Иван, глубоко вдыхая животом фильтрованный воздух скафа, зарядил плазмомет. Его взвод, растянувшись в цепочку на двести метров по фронту начал выдвигаться к месту намеченных огневых точек. Позади шли мене защищенные бойцы КОБРы. Две из трех штурмовых групп по двадцать человек, в темпе стали огибать горную гряду. Первая штурмовая группа, ведомая лейтенантом Петренко, направлялась напрямую в каменные клешни гор, все больше и больше обозревая сферическую конструкцию базы.

Почти бесшумно в небе пролетели два штурмовика, выпуская в сторону базы сокрушительный ракетный залп. Грунт под ногами содрогнулся, и вверх полетели тонны промерзшей марсианской земли. Ядовитый красный песок завис в воздухе алой пеленой. Вслед за набирающими «свечу» штурмовиками взмыли ввысь четыре огненные стрелы. Даже сверхзвуковая скорость и тепловые ловушки, отстреливаемые в огромных количествах, не смогли спасти один из штурмовиков попытавшихся уйти в межпланетное пространство после удара. Пилот и штурман, катапультировавшись, все же не смогли выжить, тысячи поражающих элементов, разлетелись в разные стороны на многие сотни метров не оставили им шанса разорвав прямо в полете вместе с креслами. Четыре взрыва чем то напоминали новогодний салют, своими светящимися брызгами кассетных боеприпасов. Уцелевший штурмовик на честном слове вышел в атмосферу и на рывками устремился на десантный корабль для ремонта.

Подойдя к базе на два километра, Иван увидел, как штурмовые группы от цели разделяло меньше тысячи метров и две вспышки вновь осветили матовую облачность Марса.

— Базальт 4 Базальту 1. Здесь полно аэромин! Два подрыва, один гипер и один Блик.

— Окопаться! — Бросил Иван в динамик шлемофона на канале своего взвода.

Десантники, выбросив перед собой капсулы с быстротвердеющей пеной живо заняли оборону, и это было не напрасно. Одновременно с десяти точек по десантникам ударили спаренные зенитные установки.

— По нам бьют с гор!

— Где Страйкеры?!

Техника была тут как тут. Роботанк выехав перед позицией первой штурмовой группы, стал прикрывать её огнем и броней, тем более что снаряды зениток не могли пробить его стальной панцирь. Страйкерам повезло меньше, Одну боевую машину сжег выстрел ракеты ПВО, накрыв взрывом один расчет «пикадоров», второй нахватавшись 30-и миллиметровых снарядов, на предельно маленькой скорости и высоте стал уходить в сторону Марс — Эля. Третий Страйкер, разрядив наполовину боезапас НУРС, последовал примеру товарища. Четвертая БМП, уничтожив одну из спаренных установок, нарвалась на две аэромины и рухнула пробитая кумулятивными ракетами.

— Бейте ТОР-Сами!!! КОБРА прикройте нас! — Рыкнул Крутов по внутренней связи.

Полицейские из боевого отдела космического бюро расследований начали методично расстреливать выявленные огневые точки, реактивные боеприпасы комплекса «Штурм» буквально отрывали установки с крепежной платформы. Череда взрывов вспахала красную марсианскую землю, десятки ракет выпущенных космодесантниками разворотили еще несколько установок. Группы огневого прикрытия тоже не теряли времени даром и уничтожили две установки огнем лучемета ПИКА. К этому времени в штурмовой группе лейтенанта Петренко убило четверых десантников, плюс расчет «пикадоров». В группах Крутова и Санчеса по одному бойцу, так как они сразу укрылись за естественными неровностями. Петренко, проявив инициативу, попытался было выручить экипаж подбитого Страйкера, то ли понадеявшись на свой мощный батлскаф, то ли руководствуясь принципом Суворова «сам погибай а товарища выручай» включив реактивный ранец он попробовал долететь до поврежденной машины, но тут же пересек едва мерцающий луч аэромины. В ту же секунду реактивная ракета взмыла вверх. От взрыва лейтенанта откинуло на добрых пять метров, подставив под очередную мину. В отличии от первой — оторвавшей руку по плечё, вторая подорвала реактивный ранец, повредив двигатель и систему жизнеобеспечения скафа. К счастью безрассудного смельчака его выкинуло за пределы минного поля и система внутренней брони, сработав, все же спасла ему жизнь, не позволив вакууму добить человека окончательно. Двое бойцов живо оттащили покалеченного командира за роботанк.

— Говорит Базальт 1. Всем группам отход!

— Это Большой, подтверждаю.

Десантники, забрав убитых, стали отходить перебежками, прикрывая друг друга.

Заметив движение возле основания железобетонной полусферы базы, Евдаков тут — же настроил разрешение сканерсистемы на максимум. На защитный экран шлемофона проецировалось двадцатикратное увеличение, и Иван увидел, как из массивных ворот выходят наружу сотни знакомых ему роботов-солдат. Вооружены они были в основном лучеметами ПИЛА, или смонтированными на обе руки автоматами. За ними, тяжёлой поступью, слегка пошатываясь, вышли двухметровые шестирукие роботы, верхние конечности которых были заняты стрелковым оружием, а нижние, держали огромные архаичные мечи.

— Большой!!! Это Крыса. Шестирукие и робосолы выстраиваются в боевой порядок! Ориентир — вход в базу.

Хозард, настроив приборы наблюдения приказал своим людям в спешном порядке отступать, не боясь показаться трусом, Билл не хотел повторения событий годовой давности, когда он вновь потерял большую часть взвода. Но что то внутри его души рвалось в атаку. В голове складывался план: если атакуют — мины отключены. Контратака, стремительный штурм, и база взята! Что то вновь сказало ему — стоп! И обуздав свой взрывной характер, Хозард приказал взводу отходить, а снайперам обеспечить прикрытие. Найт-стокер и Ник Янг открыли огонь из современных дальнобойных снайперских комплексов выкашивая ряды атакующих в лоб робосолов не знающих чувства самосохранения, а вот броню шестируких пробить не удавалось. Один из десантников все же уничтожил двухметрового громилу точным попаданием ракеты ТОР-С. Оставшиеся 29-ть продолжали наступать, не сбавляя темпа. Отражатели «Бликов» спасли многих космодесантников, как не печально но еще двоих бойцов из группы прикрытия Евдакова убило, пробив забрала пулями 50-го калибра. Огонь становился все плотнее, и Иван приказал бойцам отходить. Закинув на плечё убитого товарища отстреливаясь, он отходил одним из последних. Один раз луч лазера полоснул его по ногам, но броня была крепка. Несколько пуль горохом отлетели от его плеч и спины. Уложив из плазмомета двух роботов-солдат Евдаков включил реактивный ранец и через несколько секунд был уже в безопасности.

Выдвинувшись на километр, контратакующие роботы, свернув боевые порядки, отошли на базу.

* * *

Это был просто какой то компьютерный бой! Макс, убедившись что может собственноручно управлять огнем выбранной зенитки с удовольствием посылал тугие трассы снарядов в сторону противника. Вот очередь снарядов разорвала батлскаф, по появившимся боевым машинам пехоты одиночным выстрелом ударила ПВО управляемая системой Централ. Сквеа вдоволь наигравшись стрельбой по живым мишеням, приказал роте робосолов при поддержке взвода шестируких контратаковать, предварительно выставив роту роботов около главного входа. Минное поле было отключено, и кибербойцы легко отбили атаку. Стройными рядами вернувшись на базу, роботы построились у входа, командные единицы, связавшись с Централом доложили о ходе операции, в свою очередь система отрапортовала Максу.

— Командор, ракетный удар привел к разгерметизации оранжереи, ремонтные дройды отправлены для устранения неполадок. Оранжерея усилена взводом роботов-солдат. Уничтожено 50 % зенитных спаренных установок. Потери батальона охраны: 30 роботов-солдат, 22 на ремонте. Повреждено 4 шестируких, один уничтожен. Нам удалось захватить одного из нападавших, согласно вашей директиве. Утверждает, что он относится к прибывшей ГНР, прошу провести опознание.

— Отлично Централ. Сопроводите задержанного в отсек отдыха к Сагибу, охрану перевести в раннее установленный режим. Это все.

Сагиб, скрючившись на кожаном диване, беспробудно предавался пьянству. Его шайка, оставшиеся девяносто пиратов, опустошали вины погреба, дрались между собой, использовали весь запас кибер женщин.

Даже Макс Сквеа побаивался заходить к ним без сопровождения двух шестируких и отделения роботов-солдат. Распавшийся клан Дирона теперь казался жалким подобием былой дисциплины и напоминал «Братство мертвых»[22] набранное из беглых каторжников и отморозков. И по этому Сагиб, заместитель капитана Семирамиса так крепко взялся за зеленого змия.

— «Хорошо что я мутант, и никому не нравлюсь» — Радостно думал Сагиб.

Заглянув на дно очередной бутылке крепкого пива, и тут в помещение вошел человек в скафандре, в сопровождении отделения роботов-солдат. Забрало плавно отошло вниз и нетрезвому взору Сагиба, предстал штурман одного из турболетов посланного на разграбление Марс-Эля.

— Салют! Что такой не веселый Микки?

— Эти железяки чуть не пристрелили меня, мне чудом удалось спастись, там повсюду кнехты.[23] Турболет накрыли, мы уложили двоих мерцающих, и дай Бог ноги!!!

— Да не гоняй! На лучше выпей со мной. Все, конвой свободен! — Махнул рукой Сагиб в сторону робосолов, на что роботы вскинули оружие и ЛЦУ стали бороздить искаженную угаром физиономию пирата. Командир отделения, связавшись с Централом, отрапортовал и получил разрешение на отход.

Дождавшись, когда роботы уйдут, Сагиб дабы разрядить скопившееся напряжение разбил бутылку о стену.

— Бабки достал?

— А то. — Протягивая кейс, хмыкнул пират.

— Отдыхай, ты в доле, кстати твою шконку занял Гарри, всыпь ему… Давай… удачи… — И предводитель звездных волков окончательно отключился от внешнего мира.

Микки, поздоровавшись с некоторыми стоящими на ногах флибустьерами и направился к компьютерному терминалу, за которым двое бандитов резались в сетевую готическую рпг.

— А ну братва, подвинься!

— Это еще зачем? — Не отрываясь от плазменного монитора, рявкнул пират. Я нашел вам занятие по интересней. Если не хотите, отдам соседнему кубрику… — Продемонстрировав двух резиновых дам, предложил Микки.

— Что ты сразу не сказал, давай, а то все Машки уже кончились, мы на натуру перешли, в «очко» на очко играем. — Захихикал гнилыми зубами пират.

* * *

Отправив товарищей отдыхать в компании молодых, но правда силиконо-резиновых барышень, Микки под всеобщий дебош, принялся лазить в компьютере, вставив флэш-карту он загрузил в комп пару «кряков» и продолжил работу по анализу системы обороны базы. Микки-Протей знал свое дело. Послав кодированный сигнал-информацию, Микки-Протей, прекрасно осознавал что мощная система Централ мгновенно сообщит хозяину о происшествии, и начал осуществлять старый добрый план всех склочников и интриганов — разделяй и властвуй. Тем более что с минуты на минуту должно было придти ложное сообщение с Земли о том что подмоги не будет, вынудив тем самым противника к решительным действиям. Отойдя от компьютера, Микки-Протей, пиво в пластиковый стаканчик уселся на диван рядом с двумя каперами которые смотрели видеоклипы выведенные лазерным проектором компа на стену.

— Клеевая тема! — Начал беседу шпион.

— А я думал, что ты у нас от «Готов» торчишь.

— Торчу братан, если петь не умеешь — покажи сиськи, правда иногда мне хочется расслабиться под пивко именно под такие темы, под «Готов» я гонять начинаю, картины всякие в голове вырисовываются. — Отмазался Протей.

— Ты кстати в курсе, что местный бугор, с нашим капитаном закусился?

— И в чем непонятки?

— На счет бабла конечно, я за базар отвечаю. Кэп не приедет, а этот местный бугор — ну чмо помойное, каждого пацана кредиток на сто киданул.

— Зажимает сука!? — подключился к разговору второй пират.

Слыша тон и тему разговора, пираты потихоньку стягивались к дивану, где завязалась задушевная беседа.

— Да вы у этого… у Сагиба спросите! — Едва вспомнив имя заместителя, интриговал Микки-Протей.

— Сагиб в говно упоролся. — Указывая кривым перстом на предводителя, сказал один из пиратов.

— Одно вам скажу парни. Валить отсюда надо.

— Кэп прилетит, мы все этому парашнику предъявим и на своем крейсере стартуем!

— Не вернется кэп. Крейсер на досмотре у кобровцев. Я уже давно прошарил, этот мудак в засаду нашего капитана послал, для того чтоб наши бабки зажать. Ведь самых лучших отбирали — Кешу мочёного, Обреза, толстяка Пью. Я кстати видел у бугра межпланетный челнок типа «Прогресс» последнего поколения, да и турболет нам пригодиться, давай зашлем старшего, пусть разберутся.

— Да пойми ты Микки, без причины мы не можем такие базары вести, бабло нам заплатили как положено, по полторы сотни кредиток на брата.

А сегодня, должен прийти сигнал с Земли и через два дня они вернуться.

— Я даже не представляю как наши предки раньше за 500 дней экспедицию проводили! — Рассмеялся один из флибустьеров.

— Да послушайте же парни! — Повысил голос Протей. — Бугор сегодня на своем забубенном крейсере на лыжи встанет, а нами прикроется как щитом! Я то видел, сколько кнехтов и копов собрали Федералы! Когти рвал без оглядки!

— Ладно, разошлись все! — Рявкнул проснувшийся Сагиб, очевидно уловив суть разговора. — Надумает бугор рвануть — уработаем, даже железяки шестирукие не помогут.

Тем временем Макс Сквеа хорошенько перекусив был в ожидании послания от диверсионной группы. Если его план удался то он непременно атакует эскадру дождавшись подходящего момента и рассчитавшись с вернувшейся командой преспокойно законсервирует базу и улетит на челноке на Венеру, в заданную точку координат указанную братом. Там круизный лайнер примет его на борт и Макс начнет новую сытую жизнь под чужим именем, благо документы и драгоценности с деньгами были уже в челноке. Сквеа заботливо положил в кейс антисканер и два скорострельных пистолета, добавив ко всему этому еще горсть драгоценных камней. Закодировав кейс и убрав его под стол, Сквеа потягивая пиво, расплылся в кресле.

— Командор, было получено кодированное сообщение Земля — Марс. Канал спутниковой передачи зашифрован, защита повышенная. — Выводя расшифрованный текст на экран, доложил Централ.

— Здорово! — хлопнул в ладоши Макс, прочитав сообщение на латыни. — «Да прибудет воля твоя!»

— Всё удалось! Ну держитесь! Централ! Доложить месторасположение вражеской эскадры.

Спустя 30 секунд компьютерная система произвела доклад. Боевой крейсер старой модели и десантный звездолет, подошли на 100 километров к орбите Марса. Звездолет боевого отдела[24] КОБРы типа «Сателлит» находится на орбите Фобоса вместе с грузовым кораблем, а ракетный крейсер застыл за полторы тысячи километров от красной планеты.

— Централ!!! Готовь к вылету «Алекто», собери оставшиеся макрофаги и в бой! Правление кораблем бери на себя, активируй оставшиеся четыре боевых спутника и предоставь их в мое управление.

— Принято.

Радость Макса оборвало очередное сообщение от Централа, повествующее о том что было произведено копирование некоторых файлов центрального терминала и передано кодированное сообщение в Марс-Эль.

— Дешифровать! — Багровея, приказал Макс. Это напомнило ему его выходку в колонии, благодаря которой он сумел выбраться на свободу. Значит на базе предатель! Да тут единственная версия! Штурман Микки.

— Централ! Взвод робосолов направить в отсек отдыха и привести мне незваного гостя — данные я ввел.

— Принято командор.

Когда робосолы вошли в отсек отдыха, большинство флибустьеров мирно почивала в различных местах по всему отсеку. Сагиб, закрепляясь пивком, встретил роботов солдат около входа окаймленного искусственными пальмовыми ветвями. Робот солдат с выдвинутой антенной и тремя белыми штрихами на грудной части вороненой брони выдавил из встроенных в голову динамиков полученное указание.

— По приказу командора, нам необходимо доставить в рубку управления ренегата Микки. Прошу оказать содействие.

Сагиб, закатив глаза соображал несколько секунд, а затем свистнул что есть силы и нагнувшись вперед выкинул вмонтированные в горб пулеметы на телескопических клешнях. На свист откликнулось полсотни более менее трезвых пиратов, защелкав затворами они заняли оборону за диванами и другими предметами не подходящими для укрытия.

Робосолы автоматически направили свои излучатели на пиратов, а робот офицер доложил о сложившейся ситуации на Централ. Спустя несколько секунд в динамиках послышался голос Макса Сквеа.

— Господа, господа… прошу успокойтесь! Мне нужен всего лишь ваш штурман Микки — он шпион Федералов!

Микки-Протей, смекнув что к чему, продолжил играть на толпу.

— Парни! Мои слова подтвердились! Он слышал наш разговор и теперь хочет меня убить! Сначала меня, а потом и вас! Он свалить хочет!

— Господа не поддавайтесь панике. Я кое что знаю о ваших законах, что вы хотите за него?

К Сагибу подошел один из пиратов и спешно рассказал что боевой крейсер уже взлетел, а бугор пакует вещички в челнок. Покачав головой Сагиб решил блефовать.

— Челнок «Прогресс».

— Сагиб, ты ведь знаешь, Микки не стоит даже турболета! — Рассмеялся в динамик Макс.

— Значит отказываешься!? Мои парни видели, что ты собираешь манатки! Кинуть нас хочешь! Бросишь федератам на растерзание!

Макс знал что такие люди как Сагиб понимают только силу и решил припугнуть, показать клыки.

— Если ты не выдашь мне Микки, мои роботы заберут его силой.

— Я же предупреждал, что он нас всех замочит!

К началу диалога проснулось более половины пиратов, и их агрессия подогревалась не только алкоголем, но и пылкими речами Микки-Протея. Понимая, что спор достиг апогея, Протей выхватил из за пояса у одного из пиратов пистолет, и произвел несколько выстрелов в роботов солдат, зная, что они запрограммированы на ответный огонь в режиме охраны, и сделал перекат. В ту же секунду волосы на голове стоящего рядом с ним капера вспыхнули как свечка, а лицо превратилось в жуткое подобие вареного яблока. Пираты не замедлили открыть огонь. Так как флибустьеров было в три раза больше, и они вели огонь с трех сторон, а роботы находились скученно возле входа, построенные в три ряда, то меньше чем за минуту робосолы были уничтожены кинжальным огнем. Удачно спровоцировав конфликт, мастер саботажа Протей, в суматохе поменялся одеждой с пиратом, уничтоженным выстрелом излучателя в лицо. Пока раненый Сагиб подсчитывал убитых и организовывал атаку на командную рубку и прорыв к ангару со звездолетами, Протей, проникнув в на кухню, затаился в подсобном помещении. Сколь не стремительна была атака пиратов, что могли сделать 80 плохо вооруженных людей против батальона охраны в 3 сотни роботов? При поддержке шестируких, пиратов отбросили обратно в отсек отдыха. Шестирукие роботы, снаряженные четырьмя видами огнестрельного оружия, вдобавок имели по два двуручных меча или булавы в нижних клешнях. Они нещадно кромсали пиратов в коридорах и на подступах к ангару. Оттесненные на исходную, каперы под руководством Сагиба, (который командовал уже на носилках) заняли оборону. У них имелся один ручной гранатомет и несколько магнитных штырей-конденсаторов, выводивших из строя электронику. Только благодаря этому, пираты уложили несколько шестируких.

Сквеа был в бешенстве. Не успел он дочитать очередной доклад, как Централ в очередной раз побеспокоил его своим рапортом об атаке на наружные аванпосты. На этот раз за базу принялись всерьез. Это была уже не разведка боем, а самый настоящий штурм. В космосе завязалась настоящая битва с участием крейсера «Алекто», макрофагов и боевых спутников. С досадой стукнув по столу рукой, Макс, в сопровождении четырех шестируких направился в ангар, держа в руках кейс.

(Нужно уносить ноги…. Пока не поздно.) — думал он.

* * *

Операцию «Сфера», капитан первого ранга, Шепард, планировал целые сутки, не смыкая глаз. Приняв очередную дозу стимуляторов, Шепард подозвал к себе капитана Корнилова, прибывшего на «Единорог» совместно с Антонио Старвагой. Неподалеку от стола скромно замер Зилли Нольд, уже облаченный в киберкостюм.

— Как мы знаем господа, — Начал Шепард. — Основные подразделения высажены на Марс. Столица под нашим контролем. Все же отдельные колонии остаются без связи с внешним миром. Протею удалось проникнуть на базу, дальше — дело техники. Согласно плану мы создаем отвлекающий маневр разъединения группировки. «Сателлит 4» будет прикрывать «Джек Лондон» на орбите Фобоса. На нем наши припасы, и без хозяина мы не можем рисковать крейсером.

— Извините, я человек штатский, но точно знаю, что Жан Вельнё пожертвует своим кораблем ради намеченной цели. — Добавил Зилли.

Кивнув головой, Шепард продолжил:

— Капитан Старвага, оторвитесь от эскадры, держа ракеты наготове. Когда звездолеты противника появятся держите их в радиусе поражения. Я на «Единороге» подведу десантный корабль к орбите и выброшу объект в заданный сектор на одноразовой десантной капсуле. После высадки объект действует согласно операции «Сфера».

— Я уже имею опыт, в качестве эксперимента, мне пришлось совершать прыжок из космоса даже без капсулы, в киберкостюме естественно.

— Как только мы получим сообщение от Протея — начинается наземная операция. С десантного корабля выделить два перехватчика «Скайшутер», хоть перехватчики и не специализируются на уничтожении наземных целей как штурмовики, но ракеты на них все же имеются. Кстати как там ремонт одного из оставшихся штурмовиков «Беркут»?

— Не боеспособен. — Доложил Корнилов.

— Вы хотите выйти на орбиту и нанести удар главным орудием «Единорога» по базе? — Поинтересовался Старвага, подойдя ближе к начальнику.

— Нет. Я не могу рисковать боевым крейсером и тремя десятками специалистов. Это все равно что бросать кости на удачу. Наши шансы будут 50/50 либо мы поразим базу, либо ПКО собьет нас, и мы рухнем на ядовитый Марсианский песок. Мы будем ждать атаки, делая вид, что расходимся. Зашифрованное сообщение с Земли наши шифровальщики уже получили и готовы отправить его по адресату. Командованию стало известно о планах неприятеля, и мы пойдем по древнему принципу — «война путь обмана».

Сообщение от Протея пришло спустя три часа. По приказу полковника Шепарда корабли начали маневр. Как только эскадра разъединилась, и десантный корабль произвел выброс объекта в атмосферу на одноразовом десантном модуле, противник не заставил себя долго ждать. Вражеский звездолет выпорхнул из атмосферы со стремительностью акулы. В унисон ему ударили лазерами четыре боевых спутника подконтрольной неприятелю части противокосмической обороны Марса.

Экипаж «Единорога» был готов к атаке.

— Шахты ракетных установок открыты.

— Дополнительные системы связи и сканирования свернуты. Боевой режим.

— Отсеки заблокированы. Расчеты лазерных установок взяли цель. — Сыпались доклады.

Шепард, облаченный в скафандр находился в главной рубке, лёжа в антиперегрузочном кресле установленном на монорельсе, обеспечивающем доступность всех систем управления. Штурман, находящийся по правую руку, уверенно вел крейсер по заданной эллипс-траектории, бортинженер и связист были наготове.

— Фиксация точек залпа спутников.

После доклада полупрозрачный защитный купол, будто на секунду залило молоком. Поток когерентного излучения скользнул по рубке управления крейсера.

— Слизнуло верхние слои бронирования, — Морщась, доложил бортинженер. Потеряли одну лазерную установку на корме, повреждены маршевые двигатели.

— Отражатели не подвели! — констатировал штурман.

Крейсер слегка завибрировал от старта четырех ракет и через несколько мгновений, орбиту Марса озарила серия ярких вспышек. Плохо защищенные боевые спутники ничего не могли противопоставить огневой мощи крейсера.

— Наблюдаю залп ракет.

Шепард на мгновение бросил взгляд на тактический монитор санирующего комплекса. Шесть алых точек стремительно направлялись к «Единорогу» и четыре в сторону отмеченного зеленым маркером десантного звездолета.

— Наблюдаю противника, класс — боевой крейсер новейшей модификации.

— Ответный залп!

Система защиты крейсера активировала противоракетную систему «Цунами»[25] выбрасывая в космос тысячи сферических осколков, заставив ракеты детонировать в километре от цели. Взрывы был настолько сильными, что крейсер завертело вокруг своей оси, экипаж находившийся без антиперегрузочных кресел был временно выведен из строя. Далее последовал залп двух установок «Фотон», осветив «Единорог» брызгами расплавившегося металла. Пуская декомпрессионные выхлопы, крейсер федеральной эскадры стал производить маневр поворота за счет двигателей тормозной системы.

Десантному звездолету выпала скорбная участь. Не имея активной защиты, огрызнувшись очередью из вакуумных орудий, «Борт 90» под командованием капитана Корнилова сумел-таки сбить три ракеты с помощью лазерных установок. Но одна неумолимо достигла своей цели, разорвавшись в двигательном отсеке. Мощность взрыва была такова, что от корабля оторвало посадочную платформу, четыре сопла, двигательный и технический отсеки. Десантный звездолет стал напоминать рыбу с оторванным хвостом.

Крейсер «Алекто» прошив легкобронированный корпус десантного корабля кумулятивными зарядами вакуумных орудий, начал менять курс, перестав интересоваться искореженным куском металла.

Капитан Антонио Старвага видел, как вражеский крейсер отразил ракетную атаку «Единорога». Старвага знал, что все электронные системы обнаружения и наводки на цель во время залпа «Фотоном» были отключены, дабы не вывести их из строя ярчайшей вспышкой. И в эти несколько секунд он дал залп десятью ракетами и стал отходить к приближающемуся «Сателлиту», понимая, что его ракетный крейсер силен лишь на значительной дистанции. Этот выверенный тактический ход возымел действие, и пространство вокруг вражеского корабля озарилось ярко-красными всполохами разрывов.

— Наблюдаю попадание! — сжимая штурвал взмокшими от напряжения и перегрузок руками, доложил штурман «Единорога».

— Салют, «Вулкан»!!! — Орал в динамик, опьянённый внезапным спасением капитан Корнилов.

Едва сдержав подступивший к горлу горький ком, Шепард не переставал отдавать приказы:

— Акцентировать на дисплей общие данные телеметрии.

— Противник продолжает атаку, командир!

— «Сателлит-4» на подходе. Прикрою «Борт 90».

«Вулкан» выполняя боевой разворот, вновь ощетинился выдвинувшимися из под брони ракетами.

— «Единорог» «Вулкану»! Минимальная дистанция с противником! Вы можете зацепить нас ракетным залпом! — Сообщал оживившийся штурман.

— Принято! — Капитан Старвага знал, что площадь сплошного поражения бортового залпа ракетного крейсера 10 кубических километров в вакууме.

Шепард взяв на себя управление одним из лазерных комплексов, разряжал его в рубку управления оппонента.

Данные сканирования объекта атаки пробежали по дисплею со скоростью 100 знаков в минуту. Шепард краем глаза выудил нужную ему информацию.

Уничтожено 50 % навесных локационно-сканирующих систем и вооружения. 35 % повреждения обшивки левого борта. Разгерметизация рубки управления.

О последнем Шепард догадался по декомпрессионному микровзрыву. Только вот его взору не предстали болтающиеся в невесомости останки пилотов.

— Это автономная система! — осенило его.

Продолжая поливать «Единорог» трассами кумулятивных зарядов, вражеский крейсер выпустил навстречу Шепарду и его команде шесть сферических летательных аппаратов, которые, включив двигатели, устремились к цели.

Развернувшись правым боком, крейсер вновь задействовал «Цунами» по приказу капитана, исходя из его предположений — это были корабли-смертники. Не раз пираты использовали турболеты, снаряженные взрывчаткой направляемые искусственным интеллектом. Лавина шариковых боеприпасов накрыла Макрофагов за километр от крейсера… и рассыпалась от брони как о стенку горох. Выпустив свои клешни-зонды, Макрофаги приближались в плотную к звездолету, не смотря на то, что два ДШМ были уничтожены лазерными установками и 200 миллиметровыми кумулятивными ракетами, рассчитанными на поражение крейсерской брони. Когда оставшиеся 4 макрофага вошли в «мертвую» зону огня «Единорога», в дело вступил «Сателлит» обработав крейсер-акулу установкой «Фотон» и двухтактовыми очередями четырех вакуумных орудий. Капитан Старвага посчитав, что у противника подавлена противоракетная оборона, уже выпустил одну огненную стрелу с зарядом их обедненного урана, вырубающим всю электронику.

— Точное попадание!

Крейсер «Алекто» продолжил движение по инерции, уже без включенных двигателей с систем энергообеспечения. Он превратился в черную 100 метровую глыбу металла.

— У нас проблемы! — молотил по клавиатуре бортмеханик «Единорога».

— Инородное проникновение в грузовом отсеке и камере хранения. Частичная разгерметизация рубки управления, полная разгерметизация десантного отсека. Отсек заблокирован.

— Разгерметизация отсека отдыха!

— Ничего не вижу на внутренних мониторах слежения. — Холодно ответил Шепард. — Света нет на всем корабле, за исключением резервного источника в рубке.

— Нас рвут на части! — Раздался удаляющийся крик по системе внутренней связи.

— Больше нет сигнала. — Доложил связист. — Нас отрубили от отсеков, эти штуки вклинились в силовые кабели.

— Что за чертовщина!? «Сателлит 4» вы что-нибудь видите?

Оставшийся за Хозарда молодой офицер, включив оптический увеличитель на секунду замер, держа палец на гашетке вакуумного орудия. Сигарообразный контур крейсера обволакивала сеть металлических щупалец, выковыривая из недр корабля людей, которые уже десятками парили в безвоздушном пространстве вокруг звездолета.

— Передаю данные телеметрии….

— Вот дрянь! — Вырвалось с губ полковника Шепарда. — Сними их с меня!

— «Единорог» могут возникнуть критические повреждения, у вас почти отсутствует бронирование с этого бока, одни потрескавшиеся отражатели…

— Считай это приказом «Сателлит»!!!

Играя скулами, офицер нажал на гашетку. Десятки кумулятивных зарядов понеслись к цели разметав Макрофагов вместе в кусками отражателей.

— Пожар в десантном отсеке, разгерметизация рубки управления, пожар в рубке….

Тактический монитор мгновенно потух. Исчез мягкий женский голос. Шепард потрогав потрескавшееся забрало шлемофона, огляделся по стонам. Повсюду чадила перегоревшая проводка, бортмеханик вручную разблокировал выход из рубки, звеня магнитными ботинками, а на Шепарда сквозь пробитый защитный экран глядела вечная мерзлота далеких звезд. Привычным движением Шепард активировал магнитные ботинки и словно сомнамбула зашагал за техником. Мимо него в образовавшуюся дыру заволакивало красный замерзший сгусток с фрагментами скафандра… это все что осталось от штурмана. Настроившись на аварийную частоту связи между скафами, полковник Шепард откашлявшись, спросил:

— Ты можешь найти Маркса? Нам нужно установить связь с «Сателлитом».

Ткнув пальцем вверх, бортмеханик стал открывать вторую шлюзовую задвижку.

Над ними, под самым потолком парил перебитый кумулятивной струёй связист.

Спустя пол часа, разыскав резервный ретранслятор сигнала, остаткам команды удалось связаться со звездолетом КОБРы.

— У меня 27 свободных мест. Иду на стыковку. — Офицер не знал, что потребуется гораздо меньше.


Глава 6

Получив условный сигнал, бойцы космодесанта и КОБРы приготовились к броску.

— Скайшутеры зависли в 40 километрах от цели. — Доложил космодесантник-связист.

Феликс, кивнув, (хотя под забралом батлскафа было ничего не видно) задал вопрос:

— Общие данные сканирования перекинуть по внутренней связи всем бойцам роты. Синие маркеры — 10 оставшихся огневых точек, спаренные зенитные установки. Бойцам — распределить цели. Скайшутеры пусть бьют по системе ПВО.

— Мы «подсветили» цели инфракрасными приборами наведения.

— Отлично. В нашем распоряжении осталась БДК, роботанк и инженерный сервовездеход «Спайдер». «Большой», как твои люди?

— На позициях.

— Готовность № 1.

Спустя минуту возвышенность озарилась десятками термических разрывов. Ракеты ТОР-С сжигали в адском пламени стойки автоматических зенитных установок. Четыре крылатых ракеты выпущенных перехватчиками, накрыли комплекс ПВО и радар. Еще две ракеты разорвались в сотне метров от базы, образовав облако металлической пыли, которое совместно с бетонной взвесью служило маской от сканирующих комплексов противника. Две тени Скайшутеров пронеслись над базой, ровно вложив в проход несколько вакуумных кассетных боеприпасов. Детонация мин не заставила себя ждать вибрационной огненной россыпью озарив пространство, сотни аэромин выпорхнули и разорвались словно праздничный салют.

— Forward!!! Forward!!! — Дал команду Феликс, и за ним поднялась рота космодесанта поделенная на штурмовые группы. Хозард, успокоенный тем, что его звездолет остался целости, и сохранности был настроен на бой. Его взвод шел на дистанции ста метров от прикрытых броней «Бликов» и «Базальтов».

Не встречая сопротивления, Федералы прошли через дефиле прохода. Идущие впереди пионеры[26] сканировали поверхность, подчищая неразорвавшиеся мины. Два бойца подойдя к разбитому Страйкеру, аккуратно извлекли из его чрева двух погибших пилотов и завернули в специальные пакеты. БДК зависнув на антигравах, была готова открыть огонь в любую секунду. Роботанк держал под прицелом центральный вход на случай контратаки, а инженерный вездеход под прикрытием космодесантников приблизился в плотную к огромным пятиметровым воротам базы. Остановив машину чуть правее от ворот, (дабы не перекрывать сектор обстрела) Джек гаечный ключ, ловко вылез из вездехода.

— Что будем делать? — Похлопал по литой поверхности дисковых ворот, спросил Хозард. — По данным сканирования — два метра гомогенной брони со встроенными отражателями и системой заполнения пробоин твердеющим металлопластиком. А поверхность скалы вообще не сканируется в глубину, думаю там 6–8 метров скальных пород.

— Гм… Если грамотно направить силу взрыва и правильно заложить взрывчатку, — Прикидывая формулу в уме сказал командир пионеров, — Для того что бы пробить дверь необходимо около ста килограмм в ТНТ эквиваленте. А диаметр пробоины будет всего….. короче даже голова не пролезет.

— А сколько нужно, что бы уронить ворота? — Осведомился Крутов.

— Тонны 1.5–2 тротила. Да и то необходимо будет закопать под воротами, что бы сила взрыва не ушла напрасно.

Джек — гаечный ключ стоял очень близко и слышал звук разговора из динамиков, не прибегая к внутренней связи.

— Думаю, мне стоит попробовать…. — Доставая из ранца свой ноутбук, предложил Джек.

Кодовая панель состояла из клавиш с цифрами и инфракрасного порта для специального ключа.

— Надеюсь, они не заблокировали дверь механически… — бубнил Джек, демонтируя панель и подключаясь к проводам.

Подключив декодер к ноутбуку, Джек, провозившись еще пару минут, приглашающим жестом показал на дверь.

— Vous a la.

— Антисканнер не нужен? — Поинтересовался Хозард.

— Нет. Хватило и декодера. Система охраны была построена так, что внешняя линия обороны отключается дистанционно как сигнализация на авто. Кстати, можно даже с орбиты. Только вот времени разгадывать код там не будет, через десять секунд система ПВО дает залп, в случае отказа подтверждения пароля. А код на входе простой, можно сказать аварийный.

— Командир, разведгруппа обнаружила четыре вент-канала и внушительную пробоину, её чинят ремонтные дройды охрана — робосолы. — Доложил сержант Ченг.

Феликс, рассредоточив людей для штурма через главный вход, раздумывал над отвлекающим маневром. Обсудив план с Хозардом и Евдаковым, Крутов пришел к единому мнению — атака через узкий проход чревата большими потерями. А если штурмовать базу через главный вход всеми силами, то противник сможет сконцентрировать свои усилия и атака может захлебнуться, не смотря на то, что все бойцы прекрасно подготовлены к бою в помещении, имеют современную защиту и приборы обнаружения. Учитывая то что противник в два-три раза превосходит штурмующих по численности (хотя необходимо наоборот) выставляя против них робототехнику, офицеры основательно снарядили своих людей. Хозард был вооружен магнитной пушкой, достоинство которой он успел оценить во время операции по уничтожению биодройдов.[27] В каждом отделении КОБРовцев была такая пушка выводящая роботов из строя. Почти у каждого десантника был либо магнитный штырь, либо одноразовый гранатомет с зарядом обедненного урана.

У многих были векторные прицелы позволяющие стрелять рикошетом от стен, высчитывая траекторию полёта пули, а так же ЖК прицелы, передающие картинку с миникамеры установленной на оружии, с помощью которых можно вести огонь, не высовываясь из укрытия. Решение пришло внезапно. Возле Хозарда, словно мираж возник тот самый Объект в киберкостюме, который не раз выручал его команду из трудных ситуаций. Космодесантники опешив, вскинули плазмометы. Зилли Нольд незаметно прошел все посты охраны благодаря своему адаптивному камуфляжу. Теперь он стоял перед соратниками, переливаясь под цвет красноватый Марсианского песка.

— Я уже получил и обработал ваши данные. Я проникну в базу через пролом в бетонном куполе. Как только начнется заварушка — противник подтянет свои силы в мою сторону, и вы сможете атаковать.

— Зилли, ты как раз кстати! — Протянул закованную в броню руку Иван.

— Холодно! Вам чувствую в батлскафах теплее, хотя они устаревшие предшественники моего киберкостюма. Я буду передавать картину боя на дисплей капитана Хозарда. — Удаляясь сказал Зилли Нольд.

— Удачи!

— Береги себя!

Обменявшись любезностями, Крутов расставил людей и велел Джеку держать наготове СВЧ пушку. Выбрав роботанк в качестве тарана и прикрытия, Крутов выставил его впереди. Оставалось лишь дождаться сигнала Объекта.

Зилли осторожно пробирался к пробоине в куполе. Он юрко пролез мимо сгоревшего остова зенитки и выдвинув маленькие вакуум присоски на предплечьях и коленях принялся взбираться по бетону с наклоном почти 45 градусов. Продвигаясь, все ближе и ближе к его возвышению, где красовался полутораметровый провал, окаймленный выжженным бетоном. То и дело из него появлялись шустрые ремдройды, похожие на четырехпалых паучков. Одни выдавливали из своего чрева раствор, другие работая жидкой сваркой восстанавливали арматуру. Зилли ощутил едва уловимую вибрацию и оглянулся вниз на характерный звук сервопривода автоматических ворот. Метрах в сорока, в низу в небольшом, как оказалось искусственном кратере не просматриваемом снаружи он увидел челнок типа «Прогресс» начинающий взлет. Передав по телеметрии данные челнока, Зилли держась на одних коленях, разрядил в пролом один из двух тубусов с ракетами закрепленных за его спиной. Ракеты были снаряжены боеприпасом объемного взрыва. Попав внутрь, первый разрыв раскидал по помещению аэрозоль, заполняя им все укромные уголки, спустя секунду полыхнул взрыв, вышвырнув ошметки ремдройдов наружу. На секунду активировав ранцевый двигатель, Зилли подлетел к уже расчищенному проходу и отстрелив последний тубус, спустя пару секунд спрыгнул вниз пристегнувшись тонким тросом выдвинутым из предплечья к арматуре торчащей из толщи бетона. Съехав по нему двадцать метров, Зилли отстрелил захват, приземлился на яблоню, упав в низ, еще на пять метров. Замерзшие деревья и маленькое искусственное озеро, маленький рай посреди марсианской пустыни. Разглядев оранжерею в инфракрасном спектре, Зилли несколько раз поменял виды сканирования, так и не обнаружив алых маркеров выделяющих тепло людей. Даже в скафандрах его сенсоры могли уловить изменение температуры. Стоило Зилли Нольду зашевелиться, как по всюду стали подниматься отмеченные белым цветом цели — это были десятки робосолов!

Переключив прибор на стандартное видение Зилли начал бой в бешеном темпе. По своему опыту он знал, что роботы обнаружили его по движению и адаптивный камуфляж ему больше не помощник. Выхватив прикрепленный на бедре пистолет-пулемет «Вихрь», который славился пониженным импульсом отдачи и потому высокой кучностью и точностью боя, он начал стрелять на бегу, зная что роботы без проблем попадают в статические цели. А вот когда цель несется со скоростью почти десять метров в секунду…. Пространство вокруг Зилли озарили десятки лазерных лучей. Определив по вспышкам расчет тяжелого лучемета «Пика», Зилли уложил обоих роботов двумя пятитактовыми очередями в голову. Пули были бронебойно-зажигательные и без труда поражали робосолов. Совсем рядом шарахнул гранатомет, кумулятивная граната попала в то место, где секунду назад был герой. Но это было секунду назад. Короткая точная очередь и робот с гранатометом, навсегда замерев откинулся на спину. Выхватив у одного из роботов излучатель «Пила» предварительно сломав ему обе руки, Зилли полосонул в коридор, укладывая еще нескольких роботов. Плотность огня была высокой, и Зилли получил по одной пуле в спину, грудь и левое бедро. После того как по нему крест на крест «чиркнуло» лазером, перебив трофейный излучатель, Зилли длинным перекатом скрылся в бассейне, проломив корочку льда. Под водой он себя чувствовал даже комфортней чем в заполненной углекислым газом оранжерее, Датчик температуры показал +2º с наружи, а это уже -40º. Зачесалась ушибленная нога, и в организм хлынул экстракт морских пиявок. Преодолев секундное онемение, Зилли перезарядил «Вихрь» и вылетел из пруда как чертик из табакерки. Спустя секунду он понял, что выполнил свою миссию — система охраны направила в оранжерею 10 шестируких, а это уже более 30 % оставшихся смертоносных машин. «Вихрь» здесь был бессилен. Пули отскакивали от толстой брони как о стенку горох. Отстреляв боезапас в оставшихся робосолов Зилли начал сближение, осознавая что с дальней дистанции они рано или поздно расстреляют его, так как почти у каждого шестирукого было тяжелое оружие. Раскидывая роботов-солдат классическими ударами карате-до, объект приближался к стене ощетинившихся оружием ходячих танков. Удары были такими мощными, что робосолов откидывало на несколько метров и они падая ломали мебель и деревья. Даже одному шестирукому досталось, успев выпустить в противника половину автоматной обоймы робот упал сбитый пушечным ударом ноги. Зилли та был увлечен, что в горячке боя проморгал прямой выстрел из револьверной базуки, от которого его крутанув вокруг своей оси отбросило назад. Левая рука повисла плетью, но Зилли нашел в себе силы еще на один бросок. Он приставил к броне робота генератор высокочастотных колебаний, с помощью которого он смог победить Рестора. На секунду в ушах пронесся жужжащий звук, и казалось бы ничего не произошло, но шестирукий остался стоять металлическим пугалом, так как половина его схем и устройств рассыпалась под броней. Шестирукие монстры обступили его металлической двухметровой стеной, они не стреляли. Их расчет был прост — растерзать чужака в рукопашной, так как от дружественного огня два робота уже лишились своих телескопических клешней. Зилли без промедления применил плазморезак отпарывая протянутые к нему стальные руки. Через несколько секунд еще двое шестируких оказались без конечностей. Все же один из чудищ достал его длинным двухметровым клинком. Тяжелый удар сверху — вниз оставил глубокую царапину на броне. Превозмогая боль в ключице и левом плече, Зилли Нольд запрыгнул на плечи громиле и струей плазмы испортил ему зрительный прибор. Под грохот автоматных очередей Зилли фактически по головам выбрался из окружения. За его спиной что то грохнуло и плотная взрывная волна швырнула его на стену.

Отбросив отстреленный тубус, в помещение ворвался Евдаков в сопровождении нескольких космодесантников.

— Как там у входа?

— Сдержали контратаку! — Ответил Джек — Гаечный ключ. — Я укладывал их дюжинами из СВЧ пушки!

— Принято!

Переключив переговорное устройство Иван дал команду штурмовой группе.

— Не зацепите Протея и Объект. Они помечены пульсирующими маячками на ваших сканерах.

— Красные маркеры! Я засек людей тепловизором. — Доложил сержант Ченг.

Несколько бойцов выстрелили, применив векторные прицелы. Двое пиратов сторожившие проход в отсек отдыха рухнули замертво.

Еще один взрыв потряс базу. Майор Крутов разнес шлюзовой отсек залпом ракетный установок. Ему помог роботанк своим основным орудием. Аварийные перегородки заблокировали все входы и выходы, спасая помещение от проникновения внешней среды.

— Можно было и по аккуратней Базальт 1.

— Перестарался…. аварийные переборки нам не преграда, их можно открыть с любой стороны. — Оправдывался Феликс.

Бой постепенно начал угасать. Штурмовая группа лейтенанта Стронберга уже взяла центр управления и боевые системы «Централа» постепенно начали отключаться на внешних и внутренних уровнях, к этому был причастен Джек и офицер программист КОБРы.

Взвод Евдакова, отбив Объект из лап шестируких, занял оранжерею, КОБРовцы и взвод Санчеса — ангар и складские помещения, обнаружив Протея. Отсек отдыха в котором находились пираты был окружен.

Евдаков помог подняться Зилли Нольду и бегло осмотрев его похлопал друга по плечу.

— Ты уложил пятерых шестируких!

— Сэр, тут почти взвод робосолов, мы добили нескольких, всего 32 единицы.

— Проводите к вездеходу нашего героя, а я поговорю с пиратами.

Феликс Крутов тяжелыми шагами вошел в коридор. Рядом закинув на плече магнитную пушку, стоял Хозард.

— Без потерь! — Довольно буркнул Билл в динамик.

— У меня двое двухсотых. Иван, открой перегородку я шарахну в них из плазмомета. Отделение, к бою!

— Постой! — Иван отвел черное дуло плазмомета вниз. Я понимаю… Вы помните господа, операция «Львы Юпитера», я был тогда вшивым курсантом, Билл еще только инспектором,[28] а ты Феликс сержантом космодесанта. Хоть они и убивали наших парней, мы взяли контрабандистов в плен. Не дайте ярости затмить свой разум! Вы профессиональные военные, а не убийцы как они — указал Иван в сторону пиратов.

У пиратов не было шансов. Пощады они не просили и забаррикадировавшись в центре отсека ждали своей участи. Десантники смогли бы расстрелять их рикошетом с помощью векторных прицелов, закидать гранатами…

— Я согласен. Нам нужны «языки». — Немного остыв, ответил Крутов.

Иван нажал на переговорное устройство внутренней связи.

— С вами говорит Майор Евдаков, ВКС Федерации. — Отчетливо начал Иван на международном английском. — Мы отчетливо наблюдаем вас на своих сканирующих комплексах — Его голос, усиленный громкоговорителем вызывал дрожь у некоторых пиратов. — У вас много раненых — мы окажем им помощь. Я от имени Федеральной власти гарантирую вам жизнь, у вас нет другого выбора… вы сдадитесь сейчас, или вам нужно время для раздумья?

Оставшиеся в живых, боязливо оглядывались на тяжелораненого Сагиба, и вожак кивком головы попросил поднести его к коммутатору внутренней связи.

— Нас упекут в каторгу до конца жизни? — Хрипя, выдавил он.

— Это не нам решать, вам господа каперы не избежать суда и каждый получит по заслугам. Ваша добровольная сдача властям будет учтена, а некоторые преступления погашены по срокам давности. Я так понял, вы работаете на один из пиратских кланов. Так как это резервная база Амадана я предположу, что вы часть развалившегося клана Дирона.

— Да, вы правы. Я Сагиб, заместитель капитана Семирамиса. — Нарочито вежливо ответил пират.

— Ваш крейсер задержан, и находится на одном из космопортов Земли, и я могу вас поздравить, вы единственные выжившие из клана Дирона. Согласно статистике последняя банда была уничтожена три месяца назад, я даю слово непосредственно людям, которые решают эту проблему.

— Это ты Сагиб! Горбатый урюк! — Рявкнул Хозард. — Ваш капитан Семирамис, шестерка того висельника, которого я разрубил от плеча до копчика, уже мерзнет не в анабиозной камере, а в морге. Ты узнал меня кривоногий мутант?

Сквозь ком в горле Сагиб проблеял, что то невыразительное, желая показать согласие.

— Даем тебе минуту! Если же ты и твои свиньи не выйдут либо попытаются оказать сопротивление, я лично засуну твои клешни и пистолеты тебе в зад! Это говорю я, майор Крутов!

По рядам пиратов пронесся ропот. Еще бы! Сам Хозард уничтоживший лидера их клана капитана Дирона стоит в десятке метров от них, плечом к плечу с Героем Федерации майором Крутовым!

Пираты, побросав оружие, принялись выносить тяжелораненых к выходу. База была взята.

Забрав матрицу памяти «Централа» и несколько жестких дисков с компьютеров, тщательно проверив все помещения, космодесантники покинули базу.

— Базальт 1 вызывает Сателлит 4, задание выполнено. Прошу грузовой челнок, точка посадки указана маяком.

— Благодарю за службу! Челнок на подходе.

— Служу Федерации! — Бодро ответил Крутов, переходя на внутренний режим связи.

Спустя два часа личный состав был размещен на своих кораблях, постепенно восстанавливалась связь между Марсом и его спутниками. Не только с Единорога но и с Марс-Эля посыпались доклады Земле. Еще сутки ушли на подсчет потерь, ремонт коммуникаций и оборудования. Капитан Шепард, подготавливая доклад не забыл отдать приказ БДК собрать останки погибших пилотов из космоса и разместить в холодильной камере на «Джеке Лондоне».

Хозард положив на стол рапорта, написанные вручную, занял место командира корабля. Бегло прочитав, Шепард провел рукой по подлокотнику антиперегрузочного кресла и сказал:

— Сателлит отделался легким испугом, я думаю, вы были правы на счет реликта. — И бросил взгляд сквозь полупрозрачное бронестекло, на истерзанный «Единорог».

Хозард кивнув головой, предложил:

— Лазерная пушка цела? Орудие, о котором вы говорили на Земле?

— Да, энергии хватит только на один выстрел, очень жаль, что крейсер придется списать…

— Так давайте сделаем это! Теперь у противника нет ПВО и нам нечего опасаться.

Шепард понял намек и поразмыслив, согласился с тем, что нужно уничтожить базу.

Ведь у него уже есть данные телеметрии боевых скафандров, а так же информация системы «Централ».

Двум пилотам, пробравшимся внутрь корабля в скафандрах, с трудом удалось запустить двигатели и вывести крейсер в зону высоких орбит красной планеты. Заработали атомные генераторы подкачки энергии, и пространство озарилось рубиновым сполохом света. Лазер ударил в центр куполообразного строения базы. От огромной температуры треснул бетон, превращаясь в некоторых местах в бурую кашеобразную массу, оголяя металлический скелет. Через несколько секунд внутри детонировали боеприпасы ракет ПВО. Взрывная волна не найдя выхода разорвала базу изнутри и пространство на несколько километров в округе заволокло красно-коричневой взвесью.

После эвакуации пилотов, Шепард решил оставить «Единорог» на орбите Марса и дождаться подхода основных сил Космофлота. Прошло 12 земных часов и на радарах появились дружественные зеленые маркеры Земной эскадры. Четыре десантных и ракетных звездолета вел флагман федерального флота — километровый линкор «Сюзерен», вокруг которого как рой пчел кружило два десятка перехватчиков «Скайшутер». Вакуумные и лазерные орудия в несколько ярусов, в дополнении к установкам «Фотон». Грозная мощь, затаившаяся в шахтах пусковых установок сочетавшаяся с геометрически правильным конусообразным корпусом, вызывали восхищение. Эскадра сменила Экспедиционный Корпус, который, получив приказ, к вящей радости личного состава взял курс на Землю.

* * *

Министру обороны Федерации

Лорду Сплинтеру


Рапорт.


Докладываю Вам, что действуя согласно плана операции «Сфера» экспедиционный корпус Земной федерации в составе крейсера «Единорог» грузового корабля «Джек Лондон» ракетного крейсера «Вулкан» десантного корабля «№ 90» и боевого звездолета Космического Бюро Расследований типа «Сателлит 4» при подходе к Марсу были атакованы Противокосмической обороной из числа орбитальной группировки марсианских спутников и ядерных ракетных комплексов ПКО Фобоса и Деймоса, в результате чего звездолеты «Единорог» «Джек Лондон» и «Сателлит 4» получили незначительные повреждения. ПКО подавлена. Для рекогносцировки местности в районе Марс-Эля был высажен взвод космодесанта под командованием майора Евдакова. В городе был поврежден купол и коммуникации. Был обнаружен противник и в результате захвачены 1 турболет, 1 боевик, (клан Дирона) 6 ед. стрелкового оружия. Уничтожено 4 боевика, 2 десантно-штурмовых модуля ДШМ «Макрофаг». Далее в Городе проведены ремонтные работы и налажен контакт с администрацией.

Во время доставки груза уничтожен грузовой челнок типа Шатл. После фиксации точки ракетного залпа было решено провести разведку боем ротой космодесанта под командованием майора Крутова. В результате чего была обнаружена база противника расположенная в горной местности. Неприятель контратаковал робототехникой. На базу под видом пирата был заслан оперативник 4 отдела КОБРы Протей. Спустя 8 часов Экспедиционный корпус был атакован звездолетом неизвестной модификации при поддержке ПКО Марса и 6 ДШМ. В результате атаки получили критические повреждения крейсер «Единорог» и десантный звездолет «№ 90». ПКО подавлена, крейсер и ДШМ противника уничтожены. Одновременно с атакой противника в космосе, начался штурм базы наземными силами из состава взвода капитана Хозарда и роты майора Крутова. Превосходно показал себя «Объект» спустя 40 минут база была взята.

Уничтожено — роботов солдат 300 ед.

«Сиксхендс» — 30 ед.

Боевиков — 42 чел.

Взято в плен — 21 чел.

Трофеи — 3 турболета, 450 ед. оружия, 12 противотанковых средств.

Захвачена матрица памяти системы управления базой типа «Централ»


Потери экспедиционного корпуса:


БМП авиаподдержки «Страйкер» — 2 ед.

Штурмовик «Беркут» — 1 ед.

БДК — 1 ед.

Крейсер «Единорог» — 70 % повреждений

Десантный корабль «№ 90» — 55 % повреждений.

Десантный челнок типа «Шатл» — 1 ед.


Среди личного состава:


Из числа пилотов — 38 человек убито, 2 ранено.

Космодесант — 14 убито, 2 ранено.

G — группа — 1 убит, 1 ранен.

КОБРа — потерь нет.


После зачистки база уничтожена главным орудием «Единорога» Спустя сутки налажена связь со спутниками Марса и Федеральным центром. Операцию «Сфера» считаю оконченной. Списки представленных к наградам и документы отчетности прилагаю.

Ходатайствую:

О представлении к Званию Герой Федерации за проявленное личное мужество и умелое руководство подразделением, грамотную инициативу.

Командира взвода 1 отдела Космического Бюро Расследований Капитана Хозарда.

И.О командира взвода космодесанта Майора Евдакова

Ком-ра ракетного крейсера «Вулкан» Капитана 2 ранга ВКС Федерации Старвага

Инспектора 1 отдела КОБРа Майора Смита.

Инспектора 1 отдела КОБРа Капитана Мёрдока.


Капитан 1 ранга ВКС Федерации

Шепард.

* * *

Ледяная мгла криогенной камеры постепенно рассеялась и Билл Хозард, приходя в себя сел на колени. Посетив душевую кабину и постояв немного под струями теплой воды, Билл, побрившись, переоделся в форму, убрав спальный комбинезон в стеллаж под криогенной камерой. Получив доклад, Хозард сменил штурмана. Место пилота занял Джон Мердок. Непропорционально широкоплечий чернокожий колосс втиснул себя в стандартное антиперегрузочное кресло.

— Как самочувствие? — поинтересовался командир.

— Лучше некуда, дома жена заждалась, сынишка просил купить «настоящий бластер» я и «купил» разобрал, вынул все «ненужное» из настоящего излучателя и получился нормальный такой игровой макет.

— Мародерствуешь? — Съязвил Хозард.

Улыбнувшись, Мердок не заставил ждать с ответом:

— Как говорил твой друг Иван Евдаков — «Что бы искоренить мародерство нужно искоренить войну» Я никогда не грублю, не беру ничего у гражданских. Только трофеи.

— Да… помню, ты после «Бородавки» припер сломанный пулемет на треноге. — Рассмеялся Хозард.

— Для коллекции….

Затемненный бронированный экран стало заливать светло-голубое сияние. Идущий в авангарде «Сателлит 4» выходил на финишную прямую. Впереди огромным сочным шаром раскинулась родная планета. И казалось все у кого была возможность прильнули к иллюминаторам, камерам, приборам слежения, что бы лицезреть столь завораживающую взор картину.

— Внимание экипажу — Прозвучал в динамиках звонкий женский голос компьютерной системы — Приготовиться к прохождению атмосферы.

Бойцы нехотя оторвались от иллюминаторов и начали занимать свои места в антиперегрузочных креслах.

Билл Хозард, впрочем как и вся группа СПЭГЕР, да что там, весь личный состав Экспедиционного Корпуса ждал этого приземления. Именно приЗемления. Потому что лучше высадки на родную планету никто себе и представить не мог. Они развращались из Экспедиции победителями. Всех ждали награды и почести, любовь родных, уважение друзей, впереди была целая жизнь…

В грузовом отсеке еле слышно работала холодильная камера огромного рефрижератора. Евдаков прошел мимо 53-х тел упакованных в похоронные армейские мешки.

— Внимание экипажу…

Иван знал, что ему нужно возвращаться в пассажирский отсек, но его взгляд застыл на одном из полупрозрачных мешков. Он вспомнил молодого десантника, его выражение лица, нелепую челку на короткой стрижке. Он вспомнил его имя… Перекрестившись он направился к выходу. Что то комом застыло в его груди и Евдаков ощутил, что слова сами вырвались наружу:

— Прости меня.… До встречи. — Провел он рукой по холодному как изваяние изгибу мешка и зашагал прочь.

Никто не увидел заледенелой горькой капли на полу рефрижератора.

* * *

Они спускались по разложившейся десантной аппарели. Пилоты, десантники, спецназовцы, группа технической поддержки, которую скромно замыкал Зилли Нольд. Он слегка придерживал перебинтованный бок и выглядел слегка «помятым». Пройдя вдоль вытянувшейся в струнку роты почетного караула под звуки военного оркестра, люди разошлись по зданию космопорта каждый к своему начальству. Далее все выстроились, ожидая поздравления Министра обороны Лорда Сплинтера под пристальным взглядом множества видеокамер.

Освещаемый вспышками фотокамер Сплинтер, взошел на небольшую трибуну.

После торжественного приветствия министр начал речь:

— Уважаемые господа офицеры, солдаты и сержанты, мне выпала честь приветствовать вас, так как Верховный Лорд Федерации принимает саммит Лиги Наций. Вы в очередной раз спасли Федерацию от раскола, и Марсианская колония — неделимая часть Федерации снова на лоне Матери Земли…

Хозард краем глаза заметил напротив строя справа от трибуны, чуть поодаль охраны стояли две до боли знакомых личности. Его племянник Сэм Кирш с перевязанной рукой и Ментор, закутанный в свой неизменный черный балахон. Это именно его пронизывающий взгляд ощутил на себе Билл!

… — Федерация не забудет ваш подвиг, сегодня же подписан указ о постройке мемориалов во всех колониях Федерации…

Дождавшись окончания пламенной речи и пока разойдется строй, бойцы группы СПЭГЕР по-братски обнявшись, направились к выходу из космопорта.

— Постойте! — Вскинув по привычке руку вверх, крикнул Хозард, обратив внимание на стоящего в одиночестве героя битвы.

— Зилли ты теперь с нами!

Они не знали что за тысячи километров от красной планеты грузовой челнок начал стыковку с круизным лайнером. Максу Сквеа было плевать, что изучая записи системы Централ его вычислили и он объявлен в Федеральный розыск. С такими финансовыми ресурсами как у него можно было начинать жизнь с нуля, с новым паспортом, пластикой лица…

Они все начинали новую жизнь, и люди верили, что все, что не приключилось с ними — все к лучшему.


P.S

Группа СПЭГЕР

После операции «Сфера» Билл Хозард продолжил службу в рядах «КОБРы в должности командира роты. Спустя пол года он жениться на сестре Джона Джангера — Джанет.

Протея приказом Министра Обороны перевели в 9 отдел КОБРы.

Иван Евдаков остался служить в космодесанте в должности капеллана, а через год его рукоположили в сан священнослужителя.

Сэм Кирш и Джек гаечный ключ продолжили борьбу с преступностью, теперь уже официально в роли оперативников 8 отдела КОБРы (Интерпол).

Ментор, возвратившись в Тибет, основал там одну из школ по Методу Кругового Боя, а затем продолжил обучение своих приемных сыновей.

Зилли Нольд, по решению правительства, утвержденному лично Лордом Штендером, остался единственным обладателем Киберкостюма последнего поколения.

КОМБАТАНТЫ

Макс Сквеа начал новую жизнь, сменив внешность и паспорт.

Лекс Быков отсидев 2 года в колонии-поселении, вновь устраивается на работу в клуб «Гейзер».

Джон Мердок стал командиром взвода в роте Хозарда.

Джеймс Смит после тяжелого ранения в одной из спецопераций перешел на должность инструктора по стрельбе в боевом отделе КОБРы, в свободное время был бета-тестером компьютерных игр.

Капитан 1 ранга Шепард получает звание Героя Федерации и через год становиться Адмиралом Военно-Космических Сил Земной Федерации.

Капитан Старвага, в Гражданскую войну уничтоживший крейсер Дирона «Звездный Странник» заслужив звание Героя Федерации после операции «Сфера», встает на должность Шепарда.

Майор Крутов получив звание полковника, вскоре назначается Министром Обороны Лордом Сплинтером на должность заместителя командующего спецподразделениями Федерации под литерами G и S. (см. глоссарий).

Патрик Лоярс оставаясь верным своему долгу, раскрыл еще много дел получивших широкий общественный резонанс.


Сергей Валов 2006–2008 год.


Примечания


1

см. роман СПЭГЕР.

(обратно)


2

Биологически Активные Регенерирующие Молекулы.

(обратно)


3

Боевая десантная капсула.

(обратно)


4

Цигун (кит. трад. 氣功, упр. 气功, пиньинь: qìgōng) — это комплексы традиционных упражнений, возникшие на основе даосской алхимии и отчасти буддийских психопрактик, выполняемые преимущественно с оздоровительными и терапевтическими целями.

Хотя цигун представляет собой систему дыхательных и двигательных упражнений, носящих практический характер, изначально он был связан с религиозным мировоззрением даосских монахов, которые рассматривали упражнения цигун как необходимую практическую сторону космологических и физиологических представлений

(обратно)


5

Склеивающем. Клей созданный для скрепления деталей машин и самолетов.

(обратно)


6

Слышу, господин Гунер. (фин.)

(обратно)


7

Фронтальный удар ногой прямо перед собой, снизу-вверх в каратэ. Наносится подушечкой основания пальцев стопы или пяткой

(обратно)


8

Пикадоры — расчет тяжелого лучемета ПИКА — переносной излучатель когерентный атомный.

(обратно)


9

Термическая одноразовая ракета, специальная.

(обратно)


10

Радиоэлектронная борьба.

(обратно)


11

Боеприпасы объемного взрыва.

(обратно)


12

См Глоссарий

(обратно)


13

Шлюз на верху (фр..)

(обратно)


14

См. Роман СПЭГЕР

(обратно)


15

Искусство метания боевых пластин, предметов.

(обратно)


16

Метод Кругового Боя.

(обратно)


17

Искусство мгновенного выхватывания меча из ножен и удара.

(обратно)


18

Удары, нанесенные противниками одновременно.

(обратно)


19

Чуть выше запястья правой руки. (Терминология Кендо)

(обратно)


20

Спасибо. (яп.)

(обратно)


21

Парку́р (фр. parkour, искажённое от parcours, parcours du combatant — дистанция, полоса препятствий) — дисциплина, заключающаяся в быстром преодолении препятствий. Паркур был основан во Франции Давидом Беллем и Себастьяном Фука. Сочетает в себе особую философию (мировосприятие), гимнастику, лёгкую атлетику, боевые искусства и билдериг (лазанье по стенам). Люди, занимающиеся паркуром, называются трейсерами (фр. traceur).

(обратно)


22

См Глоссарий.

(обратно)


23

Кнехты — на жаргоне пиратов — космодесантники.

(обратно)


24

См Глоссарий.

(обратно)


25

См Глоссарий.

(обратно)


26

В космодесанте — инженерно-саперное подразделение.

(обратно)


27

СМ. роман СПЭГЕР.

(обратно)


28

Первое звание в КОБРе.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • P.S
  • X