Денис Юрьевич Петриков - На окраине Великого леса [СИ]

На окраине Великого леса [СИ] (Парад планет-1)   (скачать) - Денис Юрьевич Петриков

Денис Петриков
На окраине Великого леса

  


Слово автора:

"На окраине великого леса." — много труда, хорошая история, харизматичное приключение, но куча ошибок начинающего писателя и "зелёная" стилистика. А грамматика… Грамматика — догнать и пристрелить, а после растворить труп в кислоте. Однако перспектива есть. Произведение будет серьёзно перерабатываться осенью — зимой 2017. (если бог даст) На данный момент статус — черновик.

Произведение задумывалась и вполне удалось, как добрая фентезийная история. Добрая не в смысле сопливости, а в смысле отсутствия всякого мракобесия вроде ММО и излишней кровавости. Приключение и проработка мира — вот её сильные стороны. Добро пожаловать в мир классического фентези.


Часть I. На окраине Великого леса


Вступление: Искатели приключений

Представьте себе зонтик, теперь выверните его наизнанку, выйдет конструкция что защищает от дождя ровно до того момента пока воды в неестественном предмете не накопиться чересчур много. Но поверьте, крона исполинского дерева, на которой собрались искатели приключений, сильно отличается от вывернутого зонта в вашем воображении. Хотя и полностью повторяет его форму.

Внутри «чаши» кроны, что раскинулась на добрые пятьдесят метров в диаметре, имелся ровный деревянный настил. Однако пролетая над полотном леса, вы вряд ли этот настил заметите, так как рукотворное сооружение было надёжно сокрыто от посторонних глаз жёлто-красной сеткой. «Тоже мне маскировка!» — подметит внимательный читатель. Но маскировка действительно была недурной, так как листва на ветвях живого исполина имела именно такой цвет.

В этом странном месте готовилось произойти самое настоящие приключение. Пусть и весьма скромное в масштабах той истории переплетения которой уже готовит судьба. Хотя нет, приключением события станет позже. Когда участники, за чашкой ароматного чая в местной таверне, шумно и весело будут спорить как потратить заслуженную награду. А пока настоящее являлось работой и работай весьма опасной. Но и работа не спешила начаться, маскируясь под банальное безделье.

— Ходи наконец! — раздражённо проговорил высокий жилистый мужчина с резкими чертами лица, сверля острыми серебристыми глазами женщину, сидящую на против.

— Ммм, мы же не куда не торопимся Эрвин, не гони лошадей, — чуть недовольно ответила «копия» мужчины, в меру худая, красивая женщина с убранными за ворот плаща золотистыми волосами.

— Признай своё поражение Ариния! Я лучше и старше тебя почти на минуту! — злился тот, кого назвали Эрвином.

— И с этим грубияном я провела в обнимку девять месяцев, — скривилась собеседница и передвинула фигуру на доске напоминающей шахматную, только больше, да и ячеек на ней было далеко за сотню.

Рядом с играющими расхаживал статный худой мужчина с вытянутым лицом, чуть выпирающими скулами и продолговатым подбородком. Всё его тело покрывала плотная серая мантия, скрывающая серебристую кольчугу тонкой работы. Хотя меривший шагами пол человек и скрывал свой интерес к партии, он внимательно следил за каждым её ходом.

— Сдавайся Ариния, я тоже хочу дать бой этому грубияну, — пробурчал плечистый гном, сидящий невдалеке от играющих на деревянном ящике и дотошно разглядывающий искусно выполненный арбалетный болт. То ли ища на нём изъян, то ли проверяя — не запылился ли.

За исключением этих четверых, здесь, почти на стометровой высоте, был ещё один человек. Хотя нет, растянувшийся в гамаке и абсолютно безразличный к игре являлся эльфом. Он подрёмывал и лишь изредка лениво поглядывал на хитрую деревянную рамку.

Из пола настила, на котором собственно и находились присутствующие, на расстоянии метров трёх друг от друга, торчали два толстых деревянных шеста около двух метров высотой. Верхушки и основания шестов скрепляли две рейки и уже между ними были туго натянуты множество нитей. То там, то здесь, на нити эти нанизывались металлические шарики сантиметров по пять в диаметре. Конструкция сильно напоминала музыкальные ноты, именно на них и поглядывал отдыхающий в гамаке эльф.

Женщина, играющая со своим братом-близнецом, сделала ход, передвинув шашку с вырезанной на ней головой волка.

Эрвин нахмурился, взял две кости, положил их в стаканчик, потряс его и аккуратно, стараясь не производить излишнего шума, опустил ёмкость на край простенького стола, за которым собственно и происходила игра.

В сумме на костях выпала семёрка.

После, не забыв нахмуриться ещё раз, мужчина передвинул на шахматной доске фишку с ухмыляющийся рожицей. Видимо не всё в этой игре подчинялась стратегии, логике и расчёту, но было в ней и место случаю.

«Дзинь, дзинь,» — зазвенел один из колокольчиков.

Можно смело сказать: присутствующих подменили. Компания расслабленных людей, не знающих на что потратить излишек времени, во мгновение превратилась в команду профессиональных искателей приключений.

Эрвин вскочил со стула и погрозил сестре пальцем:

— Даже не думай, я помню расположение каждой фигуры!

Ассасин, так назвалась специализация Эрвина, выдернул из дерева настила два хищных ятагана и вбросил их в хитро сделанные ножны по бокам туловища, после обернулся к эльфу. Тот уже был на ногах и ловко закреплял свой лук в наплечном чехле. Гном, которого звук колокольчика также касался на прямую, подхватил ненормально размера арбалет. Уперев его «стремя» в пол, он двумя массивными рычагами по бокам оружия взвёл тетиву и вложил болт в жёлоб направляющей канавки. При этом стрела не только легла в выемку, но и защёлкнулась сверху специальными зажимами.

После трое мужчин в отточенной последовательности исчезли в просторном люке в центре настила.

Тем временем оставшиеся наверху явно вели себя странно. Мужчина в серой мантии, что безразлично расхаживал полминуты назад, подскочил к доске и уселся на место Эрвина, который вынужден был покинуть «поле боя» в связи с внезапной тревогой. Женщина напротив с нескрываемой надеждой смотрела на изучающего расположение фишек-фигур человека.

Жрец, а оценивающий партию был жрецом светлой магии и звали его кстати Оингор, но по бытующий здесь традиции имя пришедшего на помощь обычно сокращали до Оин, а то и вовсе перевирали в Они.

— Открылась окно возможностей для твоего дракона, — указал Оин на чёрную шашку с драконом. Зажми им вражеского огра. Брат скорее всего снова пойдёт в атаку Варганом, но ты можешь прикрыться лучником переместив его сюда или сюда. После он кинет кости и тут уже не известно куда забросит отряд «Взбаламученных гоблинов». Если они продвинутся к тебе в тыл — сдавайся. Однако если у Дракона останется свобода хода, то ты перейдёшь в наступление, здесь можно и побороться.

Женщина посмотрела на советчика с благодарностью и любовью. В прочем любовь была вполне объяснима, она всё-таки жена мужчины что продумывает за неё партию.

Из-под настила послышался хлопок тетивы и что-то массивное стало падать вниз, устремляясь к земле и шумно проламывая ветви на своём пути.

— Ох этот Бодур со своим агрегатом! — проворчал жрец. — Арбалет должен и может стрелять тише, особенно в нашем деле.

Он отошёл от стола и принялся безмятежно расхаживать дальше.

В люк сноровисто и почти бесшумно стали запрыгивать товарищи.

— Лесной душитель, — прокомментировал эльф, — срежем когти вечером, перед уходом в поля.

— Если конечно от него что-то останется, — вставил мужчина — ассасин, брат Аринии. И уселся на ящик, придирчиво осматривая доску на предмет смещённых фигур. Сестра, поймав взгляд брата, передразнила его высунутым языком.

Поговаривают в некоторых местах этот жест весьма неприличен, но здесь, в данный момент, он означал — «И не надейся остолоп.»

Мужчина скривился в ехидной улыбке, готовясь расквитаться с сестрой посредством игровой партии. Но судьба упорно вмешивалась в её ход.

«Динь, динь,» — мелодично зазвонил другой колокольчик. В этот раз вскочили все.

* * *

Герлих, так звали капитана «Удачливого силка», покрутил пальцем в воздухе и указал им на кучу крупных корней метрах в двадцати от собравшихся. В прочем сейчас рядом с капитаном стоял только гном держащий в руках взведённый арбалет. Остальные члены отряда предпочли скрыть своё присутствие в более безопасных местах. Броню эльфа, как и товарища рядом, покрывал свободный зеленовато-серый плащ. Стоило обладателю такого плаща перестать двигаться, как он неминуемо начинал сливаться с окружающим пейзажем. Особенно силён был эффект если встать спиной к стволу дерева или присесть рядом с неприметной кочкой. Чем искатели приключений эффективно пользовались. Само собой, подобные плащи были надеты на всех собравшихся.

Гном прищурился, вглядываясь в указанном зорким эльфом направлении и спустя несколько секунд кивнул капитану. После приподнял массивный арбалет и плавно нажал на спусковую скобу.

Надо отметить что средний гном сильнее человека, а Бодур — так звали гнома, был силён неимоверно. И даже ему требовалось не мало усилий чтобы взвести «Хищника» — так он называл свой арбалет. Пробивная сила короткого, но массивного болта выпущенного из этого оружия была очень высокой и сейчас арбалет, громко хлопнув тетивой, отправил снаряд в гущу холма состоящего из переплетения толстых корней.

Холм взорвался как сноп соломы, разбрызгивая массивные щепки в разные стороны. Но сколь не хорош был арбалет Бодура, сотворить подобное ему было не под силу. Причиной эффектного разрушения являлась опасная тварь, потревоженная болезненным выстрелом.

Произошедшие явно не входило в планы искателей приключений. На мгновение на лицах присутствующих мелькнула паника, но лишь на мгновение, быстро уступив место готовности и удивлению.

— Зад дракона, она огромна! — прорычал гном.

Хотя до этого звуковую маскировку соблюдали строжайше, видимо сейчас надобность в ней отпала.

Щепки ещё не успели упасть на землю, но эльф уже успел спустить тетиву своего тугого лука.

— Не пробил! — коротко сообщил он гному и ринулся в сторону, ловко прыгая по корням.

Большая часть поверхности леса, где происходила охота, представляла собой одно громадное вздыбленное покрывало массивных корней, живых и поваленных деревьев с густо свисающими ветвей лианами. Лишь в редких местах встречались относительно ровные клочки земли.

Гном тем временем не мешкал и быстро принялся взводить арбалет. Он успел натянуть тетиву за защёлку и уже потянулся за болтом в набедренном чехле, как был вырван из процесса криком ассасина:

— Берегитесь дурни! — пронзительно закричал не видимый сейчас товарищ с дерева неподалёку.

Герлих грациозно подпрыгнул на невообразимую для обычного человека высоту и уже в полёте натянул лук, готовясь выпустить стрелу. Гном, скорее на рефлексах, чем осознано, перехватил арбалет за стремя и выставил оружие перед собой заслоняясь от молниеносной атаки. Тут же этот арбалет обхватила разинутая змеиная пасть, тело арбалетчика оторвало от земли и понесло увлекаемое массивной серебристой лентой. Бодур на лету вывернулся и с силой отбросил в сторону оружие, зажатое иглообразными зубами, тем самым пропуская тело громадной змеи вперёд. В этот момент звякнула тетива эльфийского лука, стрела ударила в голову твари, но отскочила от невероятно крепкой шкуры и провалилась в гущу корней.

Гном упал на землю, перекатился и моментально вскочил. Торопясь он выхватил из-за пазухи бутылёк, сорвал зубами крышку, глотнул из него, после вылил остатки на разодранную перчатку что быстро пропитывалась кровью. Далее, потеряв к ране всякий интерес, Бодур выхватил из-за спины увесистый топор и уставился на змею, что, превратив в щепки очередную кучу корней, стала собирать своё тело для нового броска, яростно шаря вокруг заострённой мордой.

Это был не простой противник — змея сантиметров шестидесяти в толщину и около двадцати метров длиной. Охоту на неё осложняла невероятно крепкая шкура твари и умопомрачительная скорость движения. Благо живёт данный вид только в этом мрачном лесу и лишь изредка выползает в поля поесть жирных земляных ящериц. Но ко всему встреченная искателями приключений особь была почти в двое крупнее среднего размера этого вида. И охота была бы куда проще если…

Змея, быстро подтянув своё тело в спираль, нашла глазами обидчиков, зашипела и стала растворятся в воздухе. В буквальном смысле, становясь невидимой. Но закончить процесс не успела. Ассасин, это он кричал товарищам с дерева неподалёку, ловко швырнул в неё небольшой шар. Тот с глухим хлопком взорвался, выпустив облако блестящего порошка, что развеял невидимость и заставил змею недовольно шикнуть.

Звякнула тетива, стрела ударила в надбровную дугу твари и, повторив судьбу предшественницы, скрылась в корнях.

— Да вы издеваетесь! — прокричал Эрвин из своего укрытия и швырнул ещё один шар в противника. И швырнул ловко, так как монстр бросился в новою атаку, снова выбрав своей целью гнома, что с волнением сжимал топор.

Змея разбила брошенный шар мордой и, хотя не потеряла скорости и общего направления, что-то с ней стало не так. Могучее тело, выброшенное вперёд как пружина, ударилось не в гнома, а в землю буквально в метре от него. Бодур, вместо того чтобы подбежать и приложить тварь топором, наоборот стал отпрыгивать, занося, однако, при этом оружие и зачем-то рассекая им воздух.

«Удар исполина» — применил гном боевой навык. Невидимая энергетическая волна впечатала голову твари в землю заставив взвиться остальное тело. Подняв морду вверх, ослепшее и слегка контуженное чудище стало быстро собираться в пружину, яростно, хотя и слепо, мотая при этом головой.

Но здесь всё закончилось: новая стрела эльфийского лука нашла цель, пронзила глаз змеи и повредила мозг. Опасная тварь безвольно осела на корни.

Какое-то время все напряжённо оглядывались, смотря несколько на змею, сколько по сторонам. Крики и шум боя могли привлечь не мало опасностей. Обидно получить удар в спину празднуя победу.

— Вы что не выспались сегодня?! Так ведь и помереть можно между прочем… — серьёзно и укоризненно приговорил ассасин, спрыгнув с невысокого дерева неподалёку и подойдя к товарищам.

В прочем добычу он созерцал восхищённо. Тут же с кроны другого дерева, что находилось на большем удалении от места сражения, спустились Ариния и Оингор.

Женщина принялась распылять какой-то состав в воздухе из хитрого приспособления напоминающего небольшой пульверизатора, сразу запахло чем-то невероятно противным. А жрец взволнованно бросился к гному. Бодур помахал ему рукой, показывая, что всё в порядке, но при этом обессиленно опустился на крупный корень неподалёку.

— Их ведь таких не бывает, правда? — как-то глупо спросил гном, имея в виду размер змеи.

— Да облажались неимоверно, — кивнул Герлих.

Хотя всё и закончилось относительно благополучно, но подобные риски в работе искателей приключений были недопустимы. Ведь если работать подобными образом — трагедия лишь вопрос времени. А на тот свет некто из товарищей не торопился, и команда всегда действовала предельно собранно и осторожно.

— Надо быстрее снять шкуру и ретироваться отсюда, — подметил ассасин. — Хотя от этого запаха я и сам готов сбежать подальше, — поморщился он, — исходя из опыта час у нас есть.

— Подумать только, не пробило прямым попаданием болта, — кряхтел гном, на которого Оингор накладывал магию, призванную помочь в нейтрализации яда.

— Вряд ли твой первый выстрел был таким уж прямым, — прокомментировал эльф, — её шкура не только крепкая, но и очень эластичная, стрела буквально «сползает» по ней.

— Ты как, — участливо спросила пострадавшего гнома Ариния, что закончила с распыление реактивов.

— Мутит немного, но полчаса и должно отпустить.

Успокоенная женщина кивнула и поманила взглядом брата, тот достал с пояса изогнутый разделочный нож и направился к змее. Эльф встал на возвышенность из корней и стал внимательно оглядываться по сторонам, держа наготове лук со вложенной в тетиву стрелой. Герлих недовольно морщился от вони, что надёжно отваживала большинство лесных тварей, невыносимо раздражая их чувствительный нюх.

Брат с сестрой сноровисто занялись телом змеи, растаскивая кольца и раскладывая чудовище по корням. Жрец, убедившись что товарищу нечего не угрожает, вытащил длинный тонкий меч и с обнажённым оружием осторожно и неторопливо стал продвигаться по корням в сторону выбитого из рук гнома арбалета. Принеся оружие раненому, он взялся помогать Аринии с Эрвином, однако не в снятии шкуры. Надев специальные перчатки и расперев пасть змеи обломком корня, Оингор принялся хитрыми щипцами выдёргивать у добычи зубы.

— Здесь на пол сотни золотом не меньше, — подытожил гном оглядывая «трофей».

Это была внушительная сумма. На один золотой можно было вполне полноценно жить и вкусно есть в течении добрых пары месяцев. Но и работа у искателей приключений являлась во многом затратной. Взять хотя бы полевой штаб на верхушке местного исполина. Пусть он и был построен несколько лет назад и давно окупил себя, но в своё время потребовал не малых финансовых затрат.

— Ох, ну и шкура у этого куска драконьего дерма, — ворчал ассасин пытаясь проткнуть кожу на шеи добычи коротким изогнутым ножом. А ведь нож мало того был сделан из адаманта — самого крепкого из широкодоступных местных материалов, так ещё и зачарован на прочность.

Гном закончил с осмотром арбалета. Хотя после удара требовался внешний ремонт и калибровка, основные узлы работали исправно. Владелец попытался взвести его, однако ослабевшее от яда тело подвело. Механизм рычагов сильно облегчал процесс натяжения тетивы, но плечи арбалета были сделаны далеко не из дерева и даже не из стали.

Эрвин, оставив тушу змеи пришёл на помощь товарищу. Взяв у гнома арбалет, ассасин с трудом взвёл оружие и передал «Хищника» хозяину. Бодур принял «питомца», достал из чехла на бедре болт с иглообразным фиолетовым наконечником и подойдя к серебристой туши змеи в упор всадил стрелу в толстую шею. Плоть под шкурой оказалась податливой и снаряд, пробив естественную защиту, утонул в массивном теле.

После процесс пошёл по отлаженной схеме. Эрвин, начав от рассечения на шее добычи, разрезал ножом шкуру вдоль тела, а его сестра с неженской силой разводила её в стороны, отдирая от жилистого беловатого мяса.

— Не кто не хочет жаркого из «Серебристого полозня»? — поинтересовался гном.

— На вкус её мясо отвратительно даже если вымочить от яда, — внёс пояснение Оингор, — но, если хочешь познакомится с ней поближе, могу срезать тебе кусочек… — подмигнул он гному.

— Нет спасибо, мы уже на обнимались сегодня, — парировал бородач.

В течении получаса с работой почти закончили. Эрвин разрезал «воротник» вокруг шеи, и тушу змеи стали постепенно откатывать в сторону, отрывая от полоски расстеленной на корнях кожи. После шкуру посыпали специальным порошком и скрутили в увесистый рулон. Здесь в дела вступила Ариния, женщина присела над свёртком и начала шептать какое-то заклинание.

Это была магия сохранности высокого ранга, ведь добычу необходимо не только получить, но и сохранить до передачи в руки мастеров или покупателей.

— «Ущипните дракона за задницу и сообщите если он не проснётся,» — проговорил эльф местную присказку, призванную показать несуразность происходящего. При этом он указал рукой куда-то в сторону.

Местные драконы незаслуженно отдувались за большинство неприятных ситуаций. Больше от нецензурных упоминаний страдали разве что интимные места тролля.

В сторону искателей приключений уверенно двигалось нечто страшное. Абсолютно голый человек, который явно не ел много месяцев, так как кожа его плотно обтянула ребра и суставы. Человек этот был полностью лыс, поверхность его тела имела противный серый цвет, в прочем без каких-либо ран или разрушений. Существо шипело и пялилось на собравшихся мутными тёмными глазами, тянуло вперёд иссохшие руки с тонкими пальцами и скалило жёлтые зубы в навсегда приоткрытой пасти.

Однако метров через десять неприятного гостя постигла досадная неудача. Одна из его ног провалилась между корней и существо растянулось на земле, продолжая при этом ворчать, извиваться и ползти в сторону искателей приключений.

Однако реакция на «Живого мертвеца» была не совсем ожидаемая. Гном ухмыльнулся, эльф продолжал внимательно глядеть по сторонам, жрец изучал медленно ползущего в их сторону зомби с полным недоумением. Ассасин так просто расплылся в улыбке и стал поглядывать на капитана. А Ариния — бывшая магом поддержки, даже не оторвалась от чтения заклинания.

— Не смотри на меня так, — запротестовал Герлих на ухмылку ассасина, — я не хочу марать в «этом» стрелы! В его мёртвую башку их надо всадить минимум пару прежде чем эта мертвечина затихнет.

— Вопрос откуда он вылез и есть ли у него «друзья», — почёсывая голову рассудил Эрвин. — Кстати Оин, подбородок у этого мертвяка ну точно, как у тебя.

Жрец скривился на глупое сравнение.

Мертвец тем временем прополз ещё десяток метров и свисая с очередного холма шипя тянул свои лапы в сторону столь ненавидимой им жизни.

— Бодур покажи ему силу своего арбалета, — хитро предложил ассасин гному.

— Да вот ещё, — заворчал тот, — у меня между прочем один болт две серебряных монеты стоит.

— Я закончила, — подытожила Ариния. — Кто понесёт наш золотой запас? — спросила женщина и стала крепить к свёртку специальные лямки с помощью толстой бечёвки.

Жрец вздохнул и вскину руку в сторону нежити.

— «Очищение».

Тело мертвеца окутало беловатое свечение, и он безвольно застыл на корнях. Оингор, кинув грустный взгляд на теперь уже «мёртвый труп», вздохнул ещё раз и принялся помогать жене с тюком, изъявив желание нести его. Так как пострадавший гном, обычно выполнявший роль грубой силы, сейчас был на подобное не годен.

Герлих повернулся к товарищам и строгим голосом проговорил:

— Эрвин попробуй найти отскочившие стрелы. Бодур передай пока свой арбалет Аринии, разведаем откуда припёрся этот мертвяк и давайте быстрее.

Всё это было сказано строгим командным голосом, но некто не проявил и тени возмущения. Ведь эльф являлся капитаном, а в полевой работе подчинение должно быть неукоснительным. Это, при разумности и опытности командующего, залог слаженности, эффективности и безопасности.

Быстро проделав требуемое, искатели приключений двинулись в направлении с которого появилась нежить. Эльф шёл впереди и внимательно изучал следы, ассасин держал в руке очередной шар, да и остальные члены «Удачливого силка» были собраны и предельно настороженны. Однако долго плутать по лесу им не пришлось, группа оказалась перед достаточно обширным лазом, что уходил в толщу земли.

Эрвин присел на корточки и долго принюхивался к воздуху из норы сантиметров семьдесят в диаметре.

— Пахнет нежитью, можно и слазить, — достаточно безразлично подытожил он.

— Может хватит на сегодня приключений? — проворчал гном.

— Хватит то хватит, но переться сюда ради этой дыры во второй раз, особенно с учётом того что наши дела здесь на ближайший месяц закончены. С полным комплектом риск не выше допустимого, — привёл свои аргументы ассасин.

Найти добычу в этом лесу не составляло труда, сложно было найти нужную и остаться при этом невредимым. Удобным лагерем на вершине исполинского дерева команда пользовалась не чаще одного раза в месяц, когда новый «Серебристой полоз» заселял освободившуюся территорию или требовалось добыть другую ценную добычу в этом районе. И далеко не всегда охота выходила столь удачной.

К тому же все собравшиеся здесь были профессионалами своего дела, особенно Эрвин. Ассасин не только умел полностью скрывать своё присутствие, становясь незаметным для живых существ и нежити, но и на пару минут мог стать полностью невидимость, исключая возможность визуального обнаружения. А если жрец наложит заклинание «Отражение урона», так вообще замечательно. К сказанному добавим: низшая нежить, коими являлись простые мертвяки, не такие уж грозные противники. По сравнению с предыдущими событиями опасность представлялась минимальной, другой вопрос стоит ли рисковать и тратить манну лишний раз.

— Ладно, — кивнул Герлих, — дерзайте.

Оингор снял с плеч свёрток и положил его на землю. После направил на ассасина руку и скастовал «Отражение урона». Это магия не убирала повреждение полностью, но серьёзно снижала силу первых двух-трёх ударов. Гном вытянул из кармана палочку похожую на толстый карандаш и протянул её товарищу. Если переломить этот предмет, через несколько секунд он загорится и осветит всё вокруг ярким светом.

Ассасин принял необходимое, самодовольно улыбнулся и исчез из виду. Лишь осыпающиеся по краям лаза земля показала, что он взялся за дело.

Однако товарищи не успели даже толком поволноваться, как Эрвин словно пробка выскочил наружу. Он не выглядел особо взволнованным и коротко сообщил.

Коридор с проходами, кинул световую приманку, сразу набежало не меньше пятнадцати мертвецов.

— Уходим, — уверенно махнул руками Эльф, — пусть этой мертвечиной Рыжая занимается.

Исследовать нетронутые древние руины было заманчиво, но пятнадцать зомби с ходу — это попахивало неприятностями. Особенно при том, что команда Герлиха была заточена совершенно на иной вид деятельности. Неизведанное подземелье было решено оставить другой, более специализированной группе.

Товарищи капитана одобрительно кивнули, и помятые, но в общем-то довольные искатели приключений отправилась в свой полевой лагерь. Уже этим вечером они будут пить заслуженный чай и размышлять как лучше потратить выручку.


Глава 1. Пробуждение

Раммаранг открыл глаза, в комнате было темно, но звуки деревенской жизни уже начали просачиваться с улицы. Приглушённые голоса стражников, скрип колёс телег, поступь людей и животных — деревня готовилась встретить новое утро, как делала это не раз до этого. Но что-то было не так и проснувшийся не мог взять в толк что именно. Юноша некоторое время прислушивался к звукам с улицы, но не нашёл в их ритме нечего необычного.

Наверно у каждого бывало ощущение, что заснул он в одном месте, а проснулся совершенно в другом? Когда лежишь и мучительно пытаешься понять — внутреннее это изменение или внешнее. Но чем дальше убегает миг пробуждения, тем эфирнее и иллюзорнее это ощущение становится. Пожалуй, нечто подобное сейчас творилось с Раммарангом. Но ко всему упомянутому примешивалось ещё чувство лёгкой тревоги. Той, которая бывает перед бедой, но которую мы, в девяти случаев из десяти, игнорируем.

Однако нежится в кровати было совершенно некогда, да и не особо хотелось. Рам — так его называли друзья и близкие, отбросил смутную тревогу, потянулся на набитом ароматными травами матрасе, скинул лёгкое шерстяное покрывало и быстрым кошачьем движением спрыгнул на пол.

Его дом был небольшим одноэтажным строением с одной просторной комнатой внутри. Обстановка дышала скромностью и практичностью — кровать, массивная печь, добротный стол с удобными лавками, несколько кухонных и хозяйственных шкафов, стойка с оружием и бронёй, грубый ковёр посреди пола, однако для весьма большого помещения здесь было пустовато. Правда под домом находился вместительный погреб, заполненный припасами, подобный имелся почти под каждым строением в деревне. В него-то и были убраны излишки утвари.

Свободное место молодой человек использовал для утренней зарядки, старательно занимался которой вовсе не ради обладания красивым телом. Хотя подобное было далеко не лишним, но наибольшую пользу тело приносит, когда не переваривается в желудке местного монстра. И чтобы в этот желудок не попасть, ему, как не последнему деревенскому ополченцу, требовалась некоторая расторопность.

Деревня Раммаранга не была обычной деревней, какие в большом количестве ютятся возле городов и крепостей Амарота. Она располагалась на краю обширного леса, именуемого в народе «Великим» или «Волчьем». И местные жители наверняка бы спали по ночам куда спокойнее, водись в этом месте одни только волки, так что запас продуктов в погребе был делом привычным. Ведь бывали времена, когда выйти из-за высокого частокола, окружавшего деревню, не представлялось возможным. Правда случалось подобное обычно ближе к зиме, но бережливого как известно…

Молодой человек распахнул ставни, залив помещение ярким светом, от которого немедленно зажмурился, вышел на середину комнаты, глубоко вздохнул, задержал дыхание и медленно выдохнул.

Рам был молод, ему лишь недавно исполнилось девятнадцать. Это был среднего роста темноволосый юноша, в меру худощавый, но при этом жилистый и мускулистый. Лицо молодой человек имел вытянутое и в целом его сложно было назвать привлекательным, но всё на этом лице находилось на своём месте. Глаза — глубоко посаженные, острые, серебристо-серого цвета, большой продолговатый нос, острый подбородок. Взгляни на него мимолётным взглядом, скорее всего возникнет образ хищной птицы. Но если подойти поближе и заговорить, то впечатление смягчалось, уловив внутреннюю простоту и размеренность.

Как уже упоминалось утро Раммаранга начиналась с длительной тренировки на силу и растяжку. Если последующий день был в его распоряжении, юноша обычно завтракал и уделял первую часть дня помощи родным и близким, а после обеда, до самого вечера, тренировался в лагере ополчения. Не сильно разнообразная программа, но в ней он находил своё упоение. Однако сегодня был день боевого дежурства, поэтому следовало подготовить себя к предстоящей работе особенно тщательно.

Люди странные создания, когда внешние неприятности заканчиваются, они частенько начинают создавать себе проблемы сами. Или того больше, подобным начинает заниматься мир вокруг… И это замечательно, ведь что ещё кроме проблем и неприятностей сделает нас лучше. Ну разве что мы сами… А если самому лень? Ну тогда получите неприятности. Однако жители Волчьей деревни были лишены возможности заниматься столь важным и увлекательным процессом. Так как опасностей вокруг хватало, даже, пожалуй, их было через чур много. Поэтому в деревне наряду с нерегулярным ополчением, куда входила добрая половина деревенских мужчин, было и регулярное, в котором состояли самые умелые местные воины.

Стоит заметить, что редкий молодой человек в его возрасте имел свой дом, особенно являясь четвертым по счету ребёнком в большой семье. Своё жильё полагался Раммарангу как заместителю капитана городского ополчения. Однако получить подобное звание в девятнадцать лет мог также далеко не каждый. Но Рам обладал редкой по качеству способностью использовать «Боевые навыки». Нет, не ловко махать мечом, быстро уврачеваться и ясно ориентироваться в пылу битвы, хотя без этого никакие «Боевые навыки» не помогут. Это была своеобразная «физическая» магия плотно завязанная на оружие и тело человека.

Любой мог овладеть мечом, большинству, пусть с некоторыми усилиями, были доступны азы магии, но до вершин героев и великих магов обычно добирались владельцы боевых навыков и магического таланта. Хотя не то ни другое не было однозначным преимуществом и как любил говорить отец юноши — «Нет талантливых, есть тренированные». Да и талант по сути это лишь осторожный стук судьбы в дверь — «А не заняться ли тебе этим?». Не всем же махать оружием и швырять огненные шары, есть таланты более мирные и не менее полезные.

В общем владение Боевыми навыками это не только настойчивое приглашение в ряды защитников человечества разного калибра, но и тот случай, когда одарённость помогала сэкономить солидное количество времени. Однако не стоит зацикливаться на одарённости, были и те, кто на всякие одарённости плевали с высокой горы и упорными трудом достигали неимоверной силы. Боги будто сжалились над людьми, не только не обделив их талантами, но и позволив им эти таланты развивать быстрее других рас. Ведь гномы, эльфы, орки и зверолюди были значительно сильнее в купе своих «стартовых капиталов», не говоря уже о магических созданиях. Однако кропотливое обучение и усиленные тренировки позволяли эту начальную разницу в силе сглаживать.

Рам начал осваивать владение мечом с пяти лет. В четырнадцати уже сопровождал отряды рабочих и собирателей, уходивших в глубину леса. Его боевой опыт сражения с монстрами был воистину огромен и как воин он уже был на уровне опытного рыцаря королевства. Юноше была открыта дорога в военную академию, особые отряды храмовой стражи и даже существовал неплохой шанс вступить в хорошую команду искателей приключений. Но он не собирался воспользоваться этими или подобными возможностями, твёрдо решив довольствоваться должностью командира деревенского ополчения. И одна из весомых причин такого выбора была любовь. Правда не тот вид любви что частенько воспевается лжецами-бардами. Когда надо кого-то похищать, совершать непонятные и не нужные в общем-то подвиги и преодолевать массу препятствий, обойти которые можно по удобной дороге рядом. При этом всё упомянутое заканчивается обычно разбитым сердцем или запланированной гибелью одной из сторон.

Раммаранг был избавлен от томительных вздохов, тайных мечтаний, тихих стенаний и прочих глупых атрибутов неразделённой любви. Его можно было назвать в двойне удачливым человеком. Деревня жила крепкой родовой связью, семейные союзы задумывались и планировались заранее, служили инструментом укрепления и объединения. Правда никто не заставлял молодых людей связывать свои судьбы силой, если явная неприязнь вдруг возникала между обручёнными. Но подобное случалось редко: традиция, воспитание и суровые условия делали своё дело на благо сложившемуся положению вещей. Но юноша любил свою суженную и был любим взаимно.

Закончив с разминкой и силовыми упражнениями, Рам сменил тонкие хлопковые штаны на плотные кожаные, после надел грубую льняную рубаху и накинул сверху лёгкий стёганый доспех похожий на грубоватую, толстую, но в общем-то обычную кожаную куртку. Усиленная кожей магических животных эта броня выдерживала удар вплоть до арбалетного болта. В угоду свободы движений материал был мягкий, поэтому попадание стрелы или удар холодным оружием сулили серьёзными повреждениями, но значительно снижался шанс смертельного удара. Кстати весьма качественное и дорогое изделие.

«Не помешали бы кольчужные вставки, но мифрил и адамант стоят больших денег, а сталь тяжеловата…» — в который раз вздохнул про себя Раммаранг.

Далее юноша надел хитрый кожаный пояс с множеством небольших карманов — отделений, к которому были прикреплены ножны с коротким широким мечем. Надёжное и достаточно универсальное оружие сильно напоминающие меч римского гладиатора, может чуть подлиннее, да и рукоять на полторы руки.

Магические зачарования в этом мире не являлись редкостью, но предметы с ними стоили солидных денег. Оружие Раммаранга не имело магических свойств, что оставляло широкое поле для мечтаний о лучшем снаряжении. Но и простецким оно не являлось, в сталь при создании добавили особые минералы, значительно повышающие прочность. И меч, и куртка не являлись тем, что может позволить себе обычный деревенский парень. Они были приобретены с общей казны ополчения и выданы Раммарангу как одному из лучших мечников деревни. В отделениях пояса находились зелья и предметы первой необходимости на случай ранений или отравления. От укомплектованности и полноты подобного набора не редко зависела жизнь.

Глубоко вздохнув и закрыв глаза, юноша выбросил из головы лишние мысли, настроился на рабочий лад и выскочил на улицу.

— Привет Рам! — крикнул один из прохожих, его хороший знакомый Карин — умелый деревенский плотник.

Он катил перед собой небольшую нагруженную разными материалами тележку. Оглядев товарища, Карин с дружеской издёвкой спросил:

— Идёшь бездельничать на ворота, или считать кочки со сторожевой вышки?

— Нет Карин, сегодня с отрядом будем чистить заграждение на реке с северной стороны.

— Дело важное, — заметил собеседник, сразу став серьёзнее. — И время подходящие, видел до тебя Сильверна, что сменился с ночного караула, говорит в лесу сегодня тихо, да пошлют боги спокойствия в этот день.

Воздавши хвалу багам, собеседники разминулись, правда, прежде чем пойти к реке, Раммаранг, периодически здороваясь с односельчанами, спешил попасть в другое место.

Волчью деревню можно смело назвать небольшим, но городом: молодой человек давно убедился в этом, посмотрев другие места, периодически сопровождая торговые караваны своего отца в качестве охранника.

А охрана караванам требовалось, ведь незыблемую истину, что если есть караван и он движется из точки А в точку Б, то между этими точками обязательно возникнет сила стремящиеся этот караван ограбить. Однако в Амароте подобная сила была в основном четырёхногая и интересовалась не сколько вещами, сколько вкусовыми качествами сопровождающих. Но вернёмся к деревне.

По планировке поселение представляло собой большой квадрат, состоявший из компактных крестьянских дворов по краям и плотной каменной застройки ближе к центру. Это порой удивляло тех, кто прибывал в это место впервые. Не считая торговцев, путешественников и искателей приключений, что периодически посещали деревню, здесь проживало около тысячи человек. Кроме солидного по местным меркам населения, присутствовали и другие городские атрибуты — просторная замощённая площадь, перед высоким зданием храма; две прекрасные таверны; офицерские казармы; множество мастерских, складов и алхимических лавок, занимающихся переработкой и хранением всего того, что предоставлял лес. Красивое каменное здание местной ратуши язык не поворачивался обозвать «деревенским», а здание королевского банка… далеко не каждый город мог им похвастаться.

И это только малая часть местных достоинств и полезностей! Товары из мастерских «Деревни у Великого леса» — так её порой называли в других местах, славились по всему Амароту. Однако статус города давали автоматически лишь при наличии королевской администрации и основных гильдий: торговой, магический и гильдии искателей приключений, а в остальных случаях смотрели на множество факторов. Не последним из них было присутствие надёжной каменной стены или земляного вала. Особенно учитывали наличие других, более скромных поселений вокруг, откуда в случае опасности именно в укреплённый город производилась эвакуация. Представительство торговой гильдии в деревне имелось, искателей приключений хватало в любое время года, а вот маги заглядывали редко. Да и добротный трёхметровый частокол был сплошь деревянным, каменоломен поблизости не было, а вот леса хватало. В общем со званием города не заладилось, да и ладно.

За исключением близкого соседства с негостеприимным местом, коим являлся Волчий лес и отсутствие других поселений поблизости, была ещё одна географическая особенность. Через всю деревню, у западного её края, с севера на юг бежала небольшая река «Быстротечная». Это была весёлая шумная речушка трёх — четырёх метров шириной, с чистой прохладной водой. Однако за массой преимуществ, что давал поток чистой воды, присутствовало и одно неудобство: река заходила в деревню и выходила из неё, создавая, за исключением ворот с западной и восточной стороны, дополнительные «бреши в обороне». Поэтому в местах где вода пересекала границу деревни и покидала её, поток был заведён в каменные желоба, перекрытые прочной металлической решёткой, что препятствовало проникновению разной опасной живности. Но решётка эта с северной стороны поселения имела вредное свойство забиваться разным путешествующим по течению мусором. Поэтому, не реже одного раза в неделю, специальная группа выходила за забор и убирала ветки, комья травы и прочий мусор, принесённый течением.

Именно этим и предстояло заняться Раммарангу сегодня. Но перед работой он спешил забежать к любимой и не только заглянуть в её зелёные глаза, но и разжиться завтраком. Любовь — любовью, а еда по расписанию.

Авелия — так звали суженную Рама, развешивала во дворе яркие расшитые узорами простыни и покрывала. Это была стройная девушка роста выше среднего, с длинными до пояса белыми волосами, красивым правильным лицом, аккуратными маленьким носом и ртом. Её глаза казались больше чем они есть из-за пышных ресниц, а взгляд обладал необычной, почти неприятной пристальностью. В задумчивости она часто прикусывала губы, из-за чего лицо её принимало капризное выражение. Но стоило мысли обрести чёткую форму, как глаза вспыхивали внутренним светом и невольно пронзали собеседника. В этот момент открывались скрытые пока черты её характера, вызывая в душах окружающих непонятный трепет. Этот взгляд мало кто мог выдержать, и она, зная об этом, стараясь быстро притушить чарующий взор. Впрочем, те кто общались с Авелией некоторое время освобождались от действия этих чар, идя на поводу у её лёгкого озорного характера.

Рам сбросил темп ходьбы и медленно направился к калитке в невысоком заборчике. При этом он постарался сделать свои шаги бесшумными. Девушка расправляла на верёвке очередное покрывало и не имела возможности увидеть его. Полотно бугрилось и растягивалось, показывая активную деятельность с другой стороны. Бесшумно отворив калитку, юноша подкрался к краю полотна и резко выпрыгнул на другую сторону, собираясь «напугать» Авелию. Но замер в нерешительности, с другой стороны некого не было.

«Вот те раз…» — мгновение назад он видел у земли ноги невесты.

Вдруг он почувствовал лёгкое движение позади, чьи-то руки нежно обхватили его живот, а знакомый запах и касание заставили расслабится мгновенно напрягшиеся тело.

— Балуешься с невидимостью, — наигранно проворчал Раммаранг.

— Нет, это ты шагаешь как горный тролль и не видишь дальше своего носа! — в тон ему ответила Авелия.

— Сколько? — задал юноша не совсем понятный вопрос.

— Пять — шесть секунд.

— Весьма неплохо! — Раммаранг аккуратно провернулся в объятиях, поворачиваясь к девушке лицом.

— Плохо — хорошо, какая разница… зачем подобные навыки жене командира деревенского ополчения, — вживаясь в роль притворного недовольства, произнесла Авелия.

— Ну не скромничай, — ответил Рам и потянулся к её губам для поцелуя.

* * *

Гном облачённый в тяжёлый доспех, летел вверх по винтовой лестнице. Со стороны казалась что сияющая мифриловой чешуёй броня невесома, столь лёгкими и стремительными были шаги приземистого мужчины. За спиной его висел внушительного размера арбалет, украшенный затейливой резьбой и играющий блеском благородных металлов, явно не серийная работа. Размер и массивность оружия намекали на то, что взвести такой агрегат обычному человеку будет проблематично. На поясе гнома непослушно болталась тяжёлая булава, да и размах плеч у бородатого мужчины был таков, что во многих конфликтах оружие просто не потребуется. Как пробка из бутылки, бронированный колобок вылетел на широкую обзорную площадку метров двадцати в обхвате, вырубленную прямо в скале и открывающую фантастический вид на простирающейся перед горной грядой бескрайний лес.

Слегка пыхтя в пышную бороду, он бросился к краю террасы, что отделял от бездны невысокий каменный бортик. Здесь, на удобном деревянном кресле, сидел другой гном и задумчиво глядел вдаль. Облачённый в кольчугу красного метала, поверх кожаного, мехом внутрь плаща, восседающий имел вид необычайно грозный и величественный. Хотя лёгкая расслабленная поза указывала на то, что для порождения этой величественности он не прикладывал не малейшего усилия. Обременённое мудростью гладкое лицо было строгим и собранным, правда уголки губ ежеминутно порывались хитро улыбнутся. Борода, вопреки традициям, была коротко подстрижена и составляла минимальные для соблюдения приличий двадцать сантиметров. Усы, заплетённые в косы с вплетёнными в них золотыми нитями, двумя поблёскивающими прядями лежали поверх бороды. Волосы также коротко, относительно устоев гномов конечно, подстриженные, были перетянуты на макушке в аккуратную кисточку. Рукоятью, выше головы сидящего, двуручная секира стояла здесь же, прислонённый к подлокотнику кресла.

Вновь прибывший проследил взгляд своего короля и невольно замер. Утро выдалось необычайно ясное и вид открывался прекрасный. Впереди, у подножия гор, лежали нарезанные аккуратными разноцветными квадратами посевные поля, чуть дальше начинался лес мягко-зелёного цвета. Из него тут и там прорезались исполинские деревья и шпили ярких, казавшихся игрушечными, строений. Немного погодя лес из светло-зелёного становился тёмным морем и тянулся в даль насколько хватало взгляда.

— Ваше величество! — выпалил ворвавшийся на террасу гном. — Четырнадцать ящеров пред самым рассветом пролетели на восток со стороны южного края укреплений. По словам дозорных, загружены живой силой, катапульты взвести не успели, со стороны эльфов сообщений не поступало.

Восседавший на кресле задумчиво сузил глаза и не отрывая взгляда от зелёного полотна леса секунд тридцать молчал, потом спокойно заговорил:

— Четырнадцать… много, но всё равно маловато для нападения на крупное поселение, следовательно, атакую большую деревню или небольшой городок. До восточного края леса от наших южных крепостей километров двести, Дракер пролетает это расстояние за три часа, ещё пол накинем до цели. Час часа на грабёж, загрузятся пленными и полетят обратно, оставив гоблинов и прочую нечисть бесчинствовать. Часов через пять соответственно свежие ящеры полетят забирать «Сборщиков».

Далее гном что-то неразборчиво побурчал в бороду и уже более ясно продолжил:

— Когда полетят над горами обратно, готовить катапульты, но не стрелять. Дождитесь вторую волну Дракеров, что полетят забирать гоблинов с троллями. Налегке пойдут высоко, но надо постараться сбить нескольких. Передай: сорок серебром премия за голову на караул. Если убьём двух — трёх, обратно поплетутся перегруженными, тогда и устроим «весёлый тир».

Он взглянул на посыльного, ожидая комментарии к типовой в целом ситуации. Но тому то ли нечего было добавить, то ли не приходило в голову спорить со старшим по званию.

— Если возражений нет — исполняй!

— Так точно! — выкрикнул посыльный, почти подпрыгнув и стрелой помчался к лестнице.

Король встал и потянулся, громко хрустнув суставами тела. Подойдя к парапету, он облокотился на край и посмотрел в даль ещё раз.

— Да хранят вас боги, — грустно пробормотал он, — и удачи, она вам не помешает.

* * *

Рам шёл к северной стене деревни в явно приподнятым настроением. Как он с детства обучался владению мечом, так и Авелию с юных лет учили магии жрецы при храме. Конечно в основном это были исцеляющие и различные хозяйственные заклинания, вроде поиска воды, продления сохранности продуктов и ускорения роста растений. Её успехи был не столь выдающимися по сравнению с воинскими навыками Раммаранга, который в свои девятнадцать обладал сноровкой бывалого воина, но всё равно весьма заметными. И юноша искренне радовался успехам любимой. Занятый приятными мыслями он не заметил, как достиг точку сбора, подойдя к сторожевой башне, что стояла рядом с тем местом где река заходила в деревню.

— Привет Рам, — поприветствовал его лейтенант. Остальные мужчины приветливо закивали, встречаясь с ним взглядом.

— Доброго Аврес, — ответил он, обмениваясь кивками с остальными.

Такова была местная традиция. Говорят, рукопожатие пошло из-за необходимости показать незнакомому человеку руки, дабы тот убедился, что в них нет оружия. Однако в Амароте внезапные конфликты между местными были чем-то из ряда вон выходящим. Возможно поэтому рукопожатиями здесь не пользовались, а лишь приветливо кивали при встрече.

Их было десять человек, многие значительно старше юноши, но при этом мужчины не выказывали какого-либо возмущения тем, что ответственный за их безопасность был столь молод. Среди местных жителей Раммаранг являлся самым искусным во владении мечом. Не в счёт конечно опытные в военном деле искатели приключений, охрана караванов и воинственные путешественники, что на долго или не очень посещали деревню. Приезжие, многим из которых юноша и в подмётки не годился, бывали здесь в основном по личным делам и в хозяйственной жизни «Волчьей» не участвовали.

Часть ополченцев была вооружена луками и большими кинжалами на поясе, у остальных в руках имелись длинные пики с острыми приплюснутыми наконечниками, имеющие к тому же специальные крючья на конце. Удобный инструмент для притягивания мусора, который в случае необходимости превращался в надёжное оружие.

Рядом со сторожевой башней, через почти трёхметровый частокол, была перекинута конструкция, напоминающая лестницу — стремянку. Широкая и прочная, она имела платформу в месте стыка звеньев. На платформе этой свободно могли разместится пару человек, что способствовало удобному переносу грузов и обеспечению поддержки. Хорошо зная свои обязанности мужчины начала действовать. Двое лучников на сторожевой башне рядом дали отмашку о своей готовности и вложили стрелы в ненатянутые луки. Собравшиеся сноровисто, но не торопясь, стали перебираться на другую сторону ограждения. Первым поднялся Раммаранг, держа руку на рукояти меча, огляделся с площадки и лёгким парящим движением спрыгнул в скошенную траву с другой стороны ограды. За ним последовали остальные.

Пятеро из мужчин принялись пиками оттаскивать ветки и комья травы от решётки, складывая их в несколько куч подальше от забора. За несколько дней сор высохнет и позже его подожгут горящими стрелами со сторожевой башни. Остальные ополченцы встали на страже, готовые сменить товарищей, когда те подустанут. Задача Раммаранга как превосходного воина заключалась исключительно в охране. Аврес, находившийся сейчас в роле дозорного, подошёл к нему и тихо заговорил:

— Слышал твой отец со старшими братьями уехал в Дирмар с торговым караваном?

— Да, повезли груз лекарственных трав и голубой глины на продажу, — ответил юноша.

— Поговаривают, что в столице голубую глину продают по четыре серебряных за мерный бочонок, а в Дирмаре за него дают всего две, да и то при некоторой удаче, — недовольно заметил лейтенант.

— Это так, но учти, от Дирмара до Валенса трое суток пути и если в Дирмаре для наших торговцев беспошлинный вход, то столица берёт ощутимый налог.

— Знаю, знаю, но всё равно неплохо бы было организовать торговлю с северянами на прямую.

— Спрос рождает предложение, — процитировал отца Раммаранг, — гномам с Великих равнин подавай большой ассортимент товара, смысл им тратить лишнюю неделю, если всё и так привезут в столицу. А нашим соседям тащить в Валенс какую-то глину, да они скорее согласятся намотать хвост дракона на ближайшее дерево.

Драконы были могущественными и весьма мудрыми существами и по преданиям жили далеко на юго-востоке от Амарота. Там, у моря, где великие горы Азентора обрушивались в океанские глубины. Говорят, особо старые и искушённые в магии драконы чувствуют, когда смертные упоминают их в своих разговорах. Поэтому умирают драконы обычно от икоты… (вы только что прочитали одни уз местных баек, но драконов здесь действительно упоминают по поводу и без повода)

— Гномы пограничных гор скупают у нас фрукты и солонину телегами, — засмеялся лейтенант, — можно простить им отсутствие интереса к какой-то там глине.

Раммаранг вспомнил караваны, приходящие с Рамтероса — королевства гномов пограничных гор, о силе и духе их воинов ходили истории по всему Амароту. Он подозревал что многие из услышанных им рассказов были правдой, соседство с Великим лесом закаляло людей и в его деревне, но когда у тебя с одной стороны Великий лес, а с другой территория империи… Юноша поделился своими мыслями с лейтенантом.

— С восточной стороны гномы граничат не с Волчьим лесом, а с эльфами, и уже эльфы сдерживают опасных лесных тварей. Да и главным препятствием для империи служат сами пограничные горы. Гномы заселив их стали большой занозой в демонических задницах. В старых книгах говорится, что раньше отряды империи ходили в набеги чуть ли не до самой столицы.

— Интересно что привлекло гномов в наши места? — спросил Раммаранг.

— Я думаю гнома мёдом не корми, но дай превратить гору в сырную головку, — засмеялся лейтенант.

Краям глаза Рам уловил неясное движение. Растительность метров на двадцать от стены была выкошена, но дальше шла высокая трава с частыми кустарниками и крупными камнями.

Острое зрение юноши не упустило того, как густая трава перед выкосом расступалось и замыкалась в нескольких местах, выпуская из себя невидимых тварей.

С вышки раздалось покашливание.

— Тоже заметили, — понял он.

Лейтенант продолжал болтать как не в чём не бывало, но глаза его загорелись смесью страха и предвкушения.

«Варганы, — сделал вывод Раммаранг по мягким шагам и повадкам невидимых зверей, — подойдут на расстояние прыжка, окружат и только потом нападут. Эти не будут ввязываться в продолжительную схватку, а попытаются схватить жертву и быстро затащить добычу в высокую траву.»

Варганы были одними из множества опасных обитателей Волчьего леса. Звери до двух метров в длину и около метра в холке, правда, такого размера достигали редкие твари, в основной своей массе они были помельче. Острые морды напоминали лисьи, тела походили на волчьи, но более приземистые, шкура от светло-коричневой до бело-серой. Особенностью этих тварей являлись врождённые магические навыки, в основном невидимость, реже что-то вроде видения сквозь препятствия или способность дезориентировать жертву. Они выделялись также тем, что особи с одинаковыми способностями предпочитали сбиваться в стаи. Эти, что сейчас крались к ополченцам, использовали невидимость. Рам знал, что общая слабость этой группы магических навыков в необходимости определённой концентрации при использовании. В частности, Варганы могли становиться невидимыми только при подкрадывании, переходя в атаку они открывали взору свои серые шкуры.

«Это может быть проблемой,» — подумал он про себя.

Раммаранг уже был готов скомандовать тревогу, но до последнего надеялся на верные действия дозорных на вышке, желая максимально использовать внезапность контратаки.

Товарищи не подвели, с вышки метнули горшок с особым составом, он упал на землю метрах в десяти от забора и с громким хлопком разорвался. По воздуху, от центра взрыва, пронеслась волна серебристого мерцания выхватив из невидимости восьмерых хищников. Лишившись маскировки столь внезапно, те застыли в нерешительности метрах в шести от группы трудившихся ополченцев. Люди мгновенно приняли боевые стойки, послышался звук натягиваемых луков.

Варганы были умны и дисциплинированны не хуже людей, к тому же они предпочитали если не лёгкую добычу, то хотя бы минимальный риск. Один из них, заметно крупнее остальных, рыком скомандовал отступление, прыжком развернулся и со всей стаей метнулся в густую траву. Но далеко вожак уйти не успел. Рам, до этого стоявшей неподвижно держа руку на рукояти меча, резко выхватил оружие и молниеносным движением по дуге направил лезвие в сторону убегающего вожака. Невидимая сила пронеслась от меча к зверю и подсекла тому задние ноги. Это был один из отработанных юношей боевых навыков «Разрез» — энергетическая волна, поражавшая врага на расстоянии.

Этот приём не был выдающимся, так как мало кто мог отточить его до нужной мощности и дело было не столько в силе воина, сколько в предрасположенности и характере человека. Однако в исполнении Раммаранга этот навык был весьма неплох и серьёзно повредил зверю конечности. Тут же в Варгана, волочащего своё тело передними лапами, вонзились три стрелы. Вожак упал, остальные нападающие скрылись, оставив поверженного товарища.

— Это их надолго охладит, — заметил Аврес, — давненько они не нападали.

— Подождём немного, — скомандовал Рам, — пусть полежит, если ещё жив, истечёт кровью и потеряет силы.

Мужчины ждали около десяти минут, напряжённо вглядываясь при этом в траву. Наконец юноша с двумя ополченцами подошёл к телу. Шестым чувством он понял: зверь мёртв. Его спутники подцепили тушу пиками и оттащили к забору.

— Редкостная зверюга, — восторженно заметил Лейтенант, — почти два метра, наверняка выйдет сделать из шкуры цельный плащ, это неплохая выручка.

Из шкур Варганов невидимок делали плащи, облегчающие использование навыка невидимости. Чем больше шкура, тем более она ценилась: накидки, сшитые из двух и более кусков, экономили меньше манны чем из одного целого. Подобная закономерность касалась и многих других магических материалов.

Спутники стали одобрительно хлопать Раммаранга по плечу поздравляя с добычей, его удар по лапам зверя был признан всеми решающим.

— Да ладно вам ребята, — стал отмахиваться тот, — всё пойдёт в казну ополчения, это групповая заслуга.

Во многом сказанное было верно и возражать некто не стал, к тому же, как заместитель капитана, которым являлся молодой человек, Рам получал лучшее снаряжение и большее жалование, в этом смысле его заслуги справедливо вознаграждались. Текущий командир ополчения уже был довольно стар и спустя пару лет планировал передать свои полномочия преемнику.

Атмосфера царила приподнятая, с отчисткой решётки почти закончили, осталось сложить остатки мусора в кучи и перетащить тушу Варгана через забор.

— Надеюсь он не на рейнджерах так отъелся, — пошутил один из ополченцев, тащивших тушу зверя к лестнице.

— Подавится он ими, — подметил лейтенант, — зубы коротки.

Внезапно с вышки послышался громкий крик:

— Командир с юго-запада что-то приближается.

— Что там?

— Какие-то летучие твари, больше десяти, возможно Дракеры!

Сердце Рама дрогнуло.

— Продолжайте наблюдать! — крикнул он и кинулся к лестнице.

И спустя полминуты уже сам вглядывался в даль. Чёрные точки быстро увеличивались в размере, в очертаниях угадывались крупные крылатые ящеры.

Со стороны площади раздался протяжный звук удара в колокол, звон эхом прокатился по деревне. За ним последовало ещё два удара. В довершение, видимо со здания храма, в воздух взлетел яркий шар и с хлопком взорвался в воздухе. Всё это означало опасность самого высокого уровня. Облака, словно предвидя трагедию, стали закрывать ярко светившее с раннего утра солнце.

— Хоть бы мимо, хоть бы мимо, — бормотал юноша.

В голове юноши быстро сложились истории и слухи про разорительные налёты Сборщиков с той стороны пограничных гор. Буквально полгода назад было разграблено поселение в окрестностях Дирмара — ближайшего к «Волчьей» крупного города. Раммаранг знал: случались нападения и на их деревню, давно, ещё когда его не было на этом свете. Но последний налёт из-за гор закончился для империи — их враждебного соседа, печально.

Здесь, у самого леса, всегда было много искателей приключений и охраны караванов. Как не как это место лежало на оживлённом торговом пути. А в тот далёкий раз по воле случая в деревне оказался сильный отряд «Охотников за головами» — искателей приключений, что ставили своей целью не опасных диких тварей и ценные ресурсы, а тех неразумных двуногих, что сильно мешали жить другим. И в то утро они извели подобных немало. Видимо после этого «Волчью» на долгое на время исключили из списка мест куда стоило соваться, но сегодня это время закончилось.

Крылатые твари стремительно приближались, наблюдателям стало ясно что они снижаются. Сомнений больше не осталось — это нападение.

— Бросайте всё! — закричал Рам не своим голосом. — Все за стену!

В подобных случаях мужчины состоящие в ополчении должны незамедлительно прибыть в назначенные заранее точки сбора, но было глупо распускать уже собранный боеспособный отряд.

Тем временем крылатый десант достиг юго-западного края деревни, рассеяв последние сомнения: на деревню напали «Сборщики империи» — отряды хорошо обученных гоблинов и огров, а бывало и кого пострашнее. И сейчас громадные, с размахом крыльев более тридцати метров, твари заходили на круг, снижаясь над поселением. На их спинах крепились конструкции похожие на крытые экипажи без колёс. Это были Дракеры — дальние родственники драконов, но ощутимо мельче повелителей восточных гор и к тому же очень сильно уступающие своим старшим братьям интеллектом, не говоря уже об отсутствии легендарной магии драконов.

Раммаранг увидел, как с ближайших вышек начали стрелять по врагу из луков. Одни из ящеров спикировал и когтистыми лапами зацепил верх сторожевой башни. Крышу той сорвало, крепления, соединявшие бревна, не выдержали удара и полопались, деревянная конструкция начала кренится и осыпаться. Дозорные отчаянно пытались перескочить на противоположную от угла падения сторону.

— Что будем делать командир!? — взволнованно спросил Аврес.

В голове у молодого человека крутилось множество вариантов действий.

— Надо ждать, — выбрал стратегию Рам, — ящеры сбросят десант, потом будут кружить в ожидании. Пока враг в воздухе мы бессильны, их шкуры очень крепкие, возможно эльфийские лучники и смогли бы навредить им, но нам это не светит.

Будто дождавшись комментария юноши, Дракеры начали снижаться. В воздухе поднялся дикий гул, отовсюду слышались крики. Семеро крылатых тварей сели в районе площади, остальные ящеры разбились на две группы и приземлились на поля с южной и северной стороны деревни. Земля периодически вздрагивала, когда очередной монстр касался лапами земли.

«Авелия!» — вскрикнул Раммаранг про себя.

Те Дракеры, что сели на севере, метрах в двухстах от его группы, были опасно близки к дому его суженной.

Не прошло и минуты как драконоподобные твари стали взмывать в воздух, создавая громадными перепончатыми крыльями волны шума и ветра. Набрав высоту и зайдя на круг, они начинали кружить метрах в ста над землёй.

— За мной! — скомандовал юноша, — к месту посадки. Но не по полям вдоль стены, углубимся к центру деревни по дуге и прикрываясь домами подберёмся поближе.

Спутники Раммаранга молча кивнули и последовали за ним.

Женщины и дети бежали к своим домам, из дверей наоборот, торопливо осматривая снаряжение, выскакивали мужчины с оружием в руках.

«Ужас, но не паника, — отметил про себя молодой человек, — это хорошо… хотя какое ещё, гоблинская задница, хорошо!»

*да гоблинам тоже доставалось.

Отряд пробежал пару улиц углубляясь в деревню. Огороженные невысокими заборчиками дворы закончились и постройки сменились на двухэтажные домики городского типа. Со стороны площади слышались неясные крики, доносились хлопки магических разрядов и лязг оружия.

«Там здание храма и гостиницы, — прикинул Рам, — пусть враг бросил туда большие силы, но и у защитников в центре есть некоторые преимущества. Здания храма и ратуши позволяют держать хоть какую, но оборону.»

Но сердце тянуло его на восток, к дому любимой, к тому же это совпадало с наиболее логичным поведением в данной ситуации: подождать пока силы врага рассеются, после чего можно попытаться нападать на небольшие группы противников. Его товарищи не комментировали действия командира, чётко следуя спонтанному плану.

К их отряду присоединилось несколько мужчин вооружённых мечами и луками. Они бежали к точке своего сбора на случай подобной ситуации, но увидев предписанного им командира, без раздумай примкнули к Раммарангу с товарищами. Хотя ему и следовало в подобной ситуации прибыть к западным воротам и там, с другими десятниками распределить силы и цели, но при данном течении событий тратить время на подобные перемещения было глупо.

Отряд двигался вдоль домов, прижимаясь к левой стороне улицы. Продвижение немного замедлялось тем, что перед каждым перекрёстком ополченцы останавливались и аккуратно выглядывали из-за угла, дабы внезапно не налететь на врага.

Деревня во мгновение ока опустела, лишь в одном месте они наткнулись на мужчину, поспешно распрягающего телегу и загоняющего лошадь в сарай. Тут Раммаранг увидел бегущего к ним навстречу старика в плотной серой сутане. Он был лыс, худ, имел доброе лицо и длинную козлиную бороду. Завидев ополченцев, старик прибавил ходу и отчаянно жестикулируя кинулся к ним на встречу.

Все узнали его: бегущего звали Орвер — один из старших жрецов. Видимо нападение застало его за врачеванием того, кто не смог сам прийти в здание храма на площади.

Рам с лейтенантом вышли ему на встречу, остальные окружили старика полукругом.

— Гоблины и огры, — тяжело дыша заговорил немолодой, но крепкий мужчина, — обычные лесные им и в подмётки не годятся! Хорошо вооружённые, обученные и что самое страшное дисциплинированные.

На лицах окруживших его людей отразилась тревога.

— Сколько их? — уточнил лейтенант.

— С ящера, что сел рядом со мной, высыпало полтора десятка гоблинов и два огра. Хватают всех, оглушают какой-то магией и сваливают на открытом месте. Стараются не убивать, но уже явно есть жертвы. Я еле унёс ноги воспользовавшись невидимостью и, если не возражаете, останусь с вами.

— Отлично! — согласился Раммаранг, его спутники одобрительно зашептались. — Лечение и усиление нам не помешают.

Толковых магов в деревне было не много, а счёт тех, кто мог применять усиливающую магию достойного уровня так вообще шёл по пальцам одной руки и один из таких людей сейчас стоял перед ополченцами.

— Как далеко ближайшие враги? — задал юноша вопрос старику.

— Полтора квартала.

— Понял, вперёд!

Метров сто они бежали, но дальше Рам остановился, поднял руку, и все перешли на осторожный шаг. Справа донеслись крики и возня, вдруг из-за угла, метров в пятнадцати от них, выбежала женщина, за ней выскочили два гоблина. Один из нелюдей бросил болас — два металлических шара скреплённых цепью, оружие попало по ногам бегущей, сбив её с ног. Гоблины бросились к упавшей с улюлюканьем, один вытянул руку и начал бормотать какое-то заклинание, но тут твари заметили группу ополченцев и в нерешительности остановились.

— Луки в бой, — скомандовал Раммаранг.

Взвизгнула тетива пяти луков, просвистели стрелы, четверо лучников выстрелили в гоблина что читал заклинание, синхронно сочтя его более опасным в данной ситуации, две стрелы отскочили от стальных пластин на его груди, одна пробив кольчугу и вонзилась в живот, а четвертая, направляемая меткостью и удачей, пронзила глаз зелёного гуманоида. Поражённый смертельной раной, он как-то растеряно осел на землю. Второй гоблин отбил пущенную в него стрелу мечем и издав высокий гортанный крик, бросился за угол.

«Ловкая тварь, — поразился юноша, — если они все такие, будет тяжело.»

— Не преследовать, стоим! — скомандовал он. — Нас не много, действуем осторожно. Морос, Химерт, отнесите раненую к тому дому.

Расчёт оказался верным, меньше чем через минуту, из-за угла вышел огр и шестеро гоблинов. Отряд ополченцев на данный момент насчитывал пятнадцать человек, не считая молодого командира. Пятеро лучников, девять мечников и копейщиков, один маг поддержки.

— Лучникам отойти, прикрывайте Орвера, Аврес возьми на себя вон того с лева, — указал командир лейтенанту на крупного гоблина, размер и броня которого выделялась на фоне остальных. — Постараюсь взять на себя огра.

Раздав команды, Рам уверенным шагом двинулся навстречу на секунду замешкавшемуся противнику, благо арбалетчиков среди нападающих не было. Огр вышел вперёд и что-то презрительно проревел. Двухметровая закованная в броню туша была похожа на полноватого человека с необычно толстыми руками и ногами. Его серо-зелёная кожа бугрилась мышцами, в руках монстр держал большой двуручный меч. Маленькие жёлтые глазки пристально смотрели на противников из-за прорезей полного шлема. Враги застыли посреди улицы на расстоянии метров семи друг от друга.

«Даже шлем нацепил, — проскрипел сквозь зубы Раммаранг, — а маршировать их там не заставляют?»

*заставляют

Юноша использовал короткую паузу и как следует сконцентрировавшись, запустил в голову врага, наверное, лучший «Разрез» в своей жизни. Навык ударил по шлему и сбил защиту с головы отшатнувшегося противника. Это была удача, шлем не был зафиксирован ремешками. Позади засвистели стрелы и послышались возгласы жреца, коротко выкрикивавшего усиливающие заклинания. Рам почувствовал, как тёплая волна прошла по его телу, конечности потеряли вес, руки наполнилось силой.

— «Увеличение способностей», — понял он, — старик знает своё дело и судя по всему уровень магии явно выше среднего, отлично.»

Шлем с головы огра ещё не достиг земли, как Раммаранг примерил ещё один свой навык «Сближение». Будто оттолкнувшись от гладкой поверхности замёрзшего озера, он заскользил по земле как по льду в направлении противника. Преимущество этого умения было не сколько в скорости, сколько в возможности внезапно менять направление, практически игнорируя инерцию.

Его меч был направлен острием вперёд, готовясь колющим, снизу-вверх ударом, вонзится в шею чудовища. Но огр был непрост, с невероятной для такого здоровяка скоростью, он вскинул оружие и с короткого размаху стал опускать его сверху на голову юноши. Рам слегка изменил угол своего клинка, парируя удар и уводя двуручный меч противника в сторону. Но сила напора была необычайной, хотя оружие огра отклонилось и ушло вниз, вдоль туловища Раммаранга, сам он от давления удара противника «от скользил» влево. Действие боевого навыка было прервано, однако действие подобной «воинской магии» и без этого ограничивалось обычно десятками секунд.

Остальные ополченцы также бросились в схватку, вокруг зазвенел металл. Не теряя времени, юноша бросился к огру, нанося удар по дуге снизу, снова целясь в незащищённое горло чудовища. Но лезвие двуручного меча уже летел в его сторону, собираясь соприкоснутся с телом в районе левого плеча. Пришлось парировать. Его откинуло ударом на несколько метров, опасно приблизив к одному из гоблинов, которого теснили двое ополченцев. Гоблин попытался ткнуть новую цель мечом в бок, но получил удар копьём в корпус от ополченца и отшатнулся в сторону. Рам устоял на ногах и снова стал сближаться с огром, не давая тому времени переключится на товарищей. Противник видимо оценил силу нападающего и решил в первую очередь расправится с назойливым человеком. Юноша быстро огляделся, вокруг шла битва, удача явно улыбалась им: один из гоблинов был убит стрелой в самом начале схватки. И того, не считая противника лейтенанта, на каждого из зелёных тварей наседало по двое ополченцев. Аврес, хотя и не владел боевыми навыками, являлся отличным мечником. Гоблины, быстро взвесив расстановку сил, старались стоять так чтобы ополченцы закрывали обзор своим же лучникам. Те стояли с натянутыми луками позади, опасливо ловя моменты, когда можно будет послать стрелу.

Огр начал приближаться, перехватив внимания Раммаранга на себя, вдруг он замедлятся, казалось скованный невидимыми путами.

— Паралич! — раздался крик Орвера.

Юношу не надо было приглашать дважды. Глаза огра засветились яростью, тело его завибрировало, силясь разорвать невидимые путы. Но было поздно, меч глубоко прочертил по его горлу, вызывая пульсирующий поток чёрной крови.

Гоблины злобно взвыли и начали что-то кричать грубыми резкими голосами.

— Зовут подмогу, — подумал Раммаранг.

Один из ополченцев упал на землю, Рам метнул «Разрез» с клинка в поразившего товарища гоблина, шокировав того на мгновение. Хотя навык и был весьма полезен, но использовать его можно лишь с некоторым перерывом, да и точность без предварительного сосредоточения хромала. Оставшийся копейщик, не упустил момент и вонзил перо копья в голову твари. Ход сражения резко изменился в пользу отряда ополчения. Жрец сковал магией ещё одного гоблина и того мгновенно прикончили. Оставшихся стали уверенно давить возникшим численным перевесом. Последняя пара нелюдей сообразила, что дело их плохо, начала быстро, пятясь спиной, отступая за перекрёсток, выкрикивая проклятия на своём резком наречии.

Вдруг воздух наполнился длинным протяжным гулом, одна из крылатых тварей кружащая над деревней камнем упала вниз и приземлилась метрах в пятидесяти за домами.

«Слишком быстро!» — отчаянно крикнул про себя юноша.

Ещё один из отступающих гоблинов упал пронзённый стрелами. Остался последний, самый крупный, тот которого взял на себя Аврес в начале боя. Левая рука лейтенанта безвольно болталась вдоль туловища, по ладони на землю капала кровь. Но видимо рана была не серьёзная, лейтенант держал меч невредимой рукой, не желая уходить из боя.

— Аврес остаёшься здесь, на тебе раненые, — скомандовал Раммаранг, остудив пыл товарища — остальные за мной.

Некто не стал предлагать оставить жреца помогать раненым, понимая, что на передовой тот сейчас куда важнее, да и манны у него явно осталось не очень много.

Оставшийся гоблин скрылся за домами, преследовать его не стали, но действовать следовало быстро. На подмогу рассчитывать не приходилось, боеспособные жители деревни наверняка уже собрались в отряды и были завязаны в битвах с другими группами монстров. Юноша познавший на себе силу противников не хотел думать об этих сражениях, понимая, что вряд ли они будут в пользу ополчения.

На перекрёстке отряд повернул налево, спустя несколько зданий каменная застройка закончилась и пошли деревенские дворы. Картина перед глазами предстала удручающая: двери домов выломаны, заборы местами повалены, несколько телег перевёрнуты, их груз был разбросан посреди дороги. Людей не наблюдалось.

Вдруг чуть правее, оглушительно хлопая крыльями и гоня воздушные волны, в небо взметнулся крылатый ящер. Быстро набирая высоту и скорость, он устремился на юго-запад.

Теперь уже с южной стороны послышался протяжный звук рога и сразу две летающие твари стали снижаться на противоположном конце деревни. Рам проклял про себя тёмных богов и их прихвостней, но подметил, что в центр, несмотря на высадившиеся там основные силы врага, до сих пор не приземлился не один Дракер.

«Надеюсь жрецы и искатели приключений задали им там жару, — подумал он, — но там это там, а здесь это здесь.»

Раммаранг уверенно повёл свой отряд в сторону откуда только что взлетел ящер. Перед поворотом на длинную улицу, ополченцы сгрудились под прикрытием одного из домов, и юноша аккуратно выглянул из-за угла.

Хорошего он увидел мало: впереди, метрах в двадцати, посреди просторной улицы толпилось с десяток гоблинов и несколько огров. Периодически к ним подходили небольшие группы нелюдей, тюками таща тела жителей деревни.

«Отсюда метров сорок до двора Авелии,» — тревожно подумал молодой человек.

Но отделившиеся от дома фигура заставила его вздрогнуть и прервать мрачные раздумья.

На две головы выше огра, вокруг захваченных людей выхаживал здоровенный человекоподобный монстр. Кожа его была серо-белая и напоминала кору дерева, большая приплюснутая голова, казалось, росла прямо из туловища. В громадных ручищах он держал деревянную дубину, окованную железом, которой лениво поигрывал. За исключением набедренной повязки, брони и одежды на нем не было.

— Тролль, — простонал Орвер, — также выглянувший из-за угла. — Боги покинули нас, — пробормотал жрец.

Но в голове Раммаранга уже созрел план действий.

— Соваться туда с боем самоубийство, — зашептал он спутникам, — но надо хоть как-то помешать им собирать пленников. У нас два пути — попробовать поискать вокруг небольшие отряды Сборщиков и уничтожить их. Но это потеря времени и неизвестно на какие силы мы нарвёмся. Второй путь — навести шороха здесь, это опасно, но есть шанс что они не позовут Дракера пока имеется серьёзная угроза при погрузке захваченных людей.

— Но там тролль! — простонал Орвер. — У нас никаких шансов! Эти твари устойчивы к магии и выделяются силой даже среди нелюдей, от меня не будет особой пользы. Вы думаете он не носит броню из-за того, что она будет весить килограмм семьдесят на такую тушу? Ему она просто не нужна, разрубленная плоть моментально регенерирует, а кости крепче стали.

— Тролли сильны, но передвигаются медленнее людей, в крайнем случае будет шанс убежать, — возразил Рам.

— Старик, — вступился в разговор один из ополченцев, — в той куче люди, которые по сути наши близкие, если их увезут за горы, мы уже нечего не сможем сделать. Скорее всего судьба их будет хуже смерти.

Вокруг послышались одобрительные перешёптывания других воинов.

— Я тоже так думаю, — согласился Раммаранг, — и я не предлагаю атаковать в лоб, выслушайте мой план.

На то чтобы выработать стратегию и прийти к единодушию мужчинам понадобилось очень мало времени. После этого лучники перебежали на другую сторону улицы, трое из них спрятались за перевёрнутой телегой, остальные залегли за забором. Ополченцы, вооружённые оружием ближнего боя, отошли к одному из домов, чуть позади от их текущей позиции и присели вдоль стены. Орвер наложил на Раммаранга заклинание поглощения урона и зашёл в выломанную дверь поблизости. Юноша вышел на дорогу, так чтоб его не было видно за перекрёстком и воткнул свой меч в землю, после этого сорвался с места и бегом помчался в сторону врага.

* * *

Гоблины собирали пленных посреди дороги, хотя людей и сваливали в кучу, нелюди старались обращаться с телами аккуратно, приваливая жителей друг к другу. В их планы явно не входило чтобы кто-то умер от удушения раньше времени. Трое огров страдали от бездействия и заинтересованными, но недобрыми взглядами косились на неподвижные тела пленников. В куче собралось уже человек двадцать, в основном женщины и дети. Прибыл ещё один отряд гоблинов нёсший несколько неподвижных пленников, один из них, тащивший под мышками как тюки двух детей, что-то весело крикнул остальным. Твари загоготали, огры и тролль, оставаясь безразличными к веселью, недовольно и с опаской озирались по сторонам.

Вдруг из-за поворота, метрах в двадцати, выскочил человек и сломя голову побежал в их сторону. Пробежав метров семь, он остановился и с глазами полными страха уставился на нелюдей. Простояв секунду в замешательстве, человек запаниковал, неуклюже развернулся и бросился в том направлении откуда прибежал несколько секунд назад. Но споткнулся и растянулся на утрамбованной земле дороги. Вскочив нерасторопный и не удачливый житель прихрамывая кинулся прочь. Гоблины весело загоготали и переглянулись, пятеро из них кинулась за молодым человеком. Тролль что-то недовольно пробурчал и не торопясь пошёл в сторону погнавшихся за беглецом гоблинов.

* * *

Рам забежал за поворот, схватил на бегу свой торчащий из земли меч и пробежав ещё несколько метров остановился. Пятеро гоблинов выбежали из-за поворота в след за ним и на секунду оторопели, увидев картину, не соответствующую их ожиданиям. Юноша спокойно стоял посреди дороги выставив меч перед собой. Но враги, видя, что он один, без раздумий бросились в атаку размахивая мечами и кистенями — палками с закреплёнными на конце шипастыми железными шарами.

Засвистели стрелы, Раммаранг бросил «Разрез» в ближайшего противника, навык попала в грудь, но броня гоблина без труда выдержала и того лишь отшатнуло назад. Вовремя подключились лучники, двое из преследователей были ранены внезапной атакой из засады, но все ещё боеспособны. Юноша стал отступать назад, ловко парируя удары. С лева послышались быстрые шаги, его спутники приближались, спеша вступить в бой. Однако несколько секунд ему приходилось отбиваться от трёх гоблинов сразу и, если бы не «Поглощение урона» наложенное жрецом пришлось бы туго.

Рам ещё раз почувствовал силу противника, защитная магия, приняв тройку ударов, развелась. Эти ребята были значительно быстрее своих лесных собратьев, умело и главное осмысленно наносили удары целясь в уязвимые точки. Прежде чем его товарищи подбежали, молодой человек успел пропустить ещё пару вражеских атак. Но враги, не оценив по достоинству качество брони на нем, целились по рукам и в корпус. Их мечи лишь прорубили несколько слоёв кожи, что чередовалась с особым волокном стойким к разрезанию, но и это было крайне болезненно.

«Если выживу, синяки будут жуткие,» — мелькнула в голове явно лишняя мысль.

Остальные ополченцы вступили в бой и начали теснить противника имея преимущество в числе и внезапности. Двое из гоблинов были сражены, остальные запаниковали и уже собрались отступать, но тут из-за поворота неторопливо вышел тролль. За ним, из-за любопытства или услышав звон оружия, шли два огра и несколько гоблинов.

— Отступаем! — закричал Раммаранг.

Но тролль не дремал, словно проснувшись, он громадными прыжками, занося дубину, ринулся на противников. Юноша запустил «Разрез» в его голову. Навык нашёл цель, кожа на лице тролля разошлась, образуя неглубокую, но жуткую на вид рану. Но монстр, казалась, её даже не почувствовал и продолжал лететь на бойцов ополчения.

Рам активировал свой последний навык — «Рассечение брони». Он заряжал оружие магической силой, делая его тяжелее и крепче и бросился на перерез. Меч встретился с окованной сталью дубиной тролля. В руках вспыхнула боль, земля и небо вокруг закрутились, несколько ударов тела о землю, резкий укол в плече, в глазах потемнело. Раммаранг отлетел от удара тролля, как тюк с сеном от хорошего пинка и замер на земле.

Вдруг стало немного легче.

«Орвер наложил исцеление, — мелькнула мысль в его голове, — быстрее встать!»

Он попытался опереться на руки, левое плечо вспыхнуло дикой болью. Юноша вскрикнул и тут же, почувствовал, что отключается. Собравшись, неимоверным усилием воли, мечник удержал сознание в теле.

Раммаранг поднял голову и посмотрел на тролля, тот медленно шёл в его сторону, поигрывая дубиной.

«Где меч?»

Его оружие лежало на земле метрах в трёх. Рам, шатаясь, начал подниматься на ноги.

Двое его товарищей вооружённых пиками бросились троллю наперерез, надеясь на длину древкового оружия.

— Стойте дурни! — хотел крикнуть юноша, но крик застрял в горле.

Чудовище взмахнуло дубиной, сгребая два тела вместе, людей швырнуло как невесомых, безвольно барахтаясь в воздухе они пролетели с десяток метров и упав, безжизненно застыли на земле.

«Это конец!» — подумал Раммаранг, поднимаясь на ноги. — Бегите, уже! — крикнул он оцепеневшим товарищам и поковылял к выбитому из рук оружию.

Вдруг, вокруг него вспыхнуло пятно света и стало быстро расширятся, захватывая улицу и прилегающие дома. Облака разошлись, выпустив на волю солнечные лучи.

Он взглянул на тролля, тот стоял неподвижно и большими тёмными глазами смотрел куда-то мимо него. Рана на голове монстра медленно, но уверенно затягивалась, будто само время пошло вспять. Таковым было одно из преимуществ троллей — ускоренная регенерация. Огры и гоблины за его спиной также нерешительно застыли и напряжённо вглядывались за спину юноши.

Рам оглянулся. По дороге, метрах в двадцати за его спиной, спокойно шёл человек. Шедший был одет в длинный тёмный плащ, подпоясанный на талии широким расшитым поясом. Рост и телосложение внезапный гость имел среднее. Лицо его, чисто выбритое, обладало мягкими, не свойственными местным жителям, чертами. Волосы тёмные, коротко подстриженные. Возраст человека было определить трудно: судя по гладкой светлой коже и юношескому телосложению — лет двадцать пять. Но при этом на лице читалась некая тяжесть и умудрённость, что иногда появляются с возрастом. За исключением приятного спокойного вида, человека этого смело можно было назвать непримечательным. Но при всём перечисленном он излучал что-то из ряда вон выходящее. То, что почувствовали все. Люди и чудовища невольно застыли. Наверно подобный шок возникает, когда зритель глубоко переживает пьесу в средневековых декорациях, но на сцену внезапно выскакивает космонавт с бластером.

«Явно не из наших мест и хлипковатый для искателя приключений,» — мелькнуло в голове у Раммаранга.

Тем временем человек прошёл ещё немного и остановился метрах в десяти от сражавшихся. Он обвёл всех любопытным взглядом, как будто решая, что делать. В текущей ситуации подобное выгладило идиотизмом: замешательство тварей, вызванное внезапным его появлением, могло закончиться в любой момент, и тогда кровавая драма продолжится.

Но гостя это несколько не волновало. Он остановил свой взгляд на тролле, пристально посмотрел на него, прищурился, поднял руку и щёлкнул пальцами. За спиной юноши что-то упало, Раммаранг обернулся и застыл, глаза его невольно расширились. Голова тролля лежала на земле, тело оседало и заваливалось набок, из шеи пульсируя бил фонтан чёрной крови. Ни защитники, ни нападающие ещё до конца не осознали произошедшие, но невольный выдох прокатился по полю боя.

«Что тут вообще творится?!»

Вместе с замешательством в сердце возникла слабая надежда. Ведь полминуты назад он уже простился с жизнью, но то, что произошло дальше грозило помутнить его разум.

Человек в плаще поднял руку над головой ладонью вверх и громко произнёс звонкую текучую фразу на непонятном языке.

Солнечный свет будто превратился в ветер и крутящими потоками закружил вокруг гостя. С эпицентром над его ладонью сверкающие волны стали стягиваться в шар слепящего белого света.

Гоблины и огры в ужасе взвизгнули, побросали оружие и бросились наутёк. Хотя подобное не должно было смутить разум закалённых тварей, но видимо что-то в этой магии приводило их в неописуемый ужас. Шар какое-то время увеличивался в размере; потоки воздуха, света и каких-то неведомых энергий неумолимо нарастали. Ветер трепал волосы и одежду людей, бил в стены домов, поднимал с земли потоки мусора и пыли.

Вдруг всё прекратилось. Поднятые в воздух предметы в миг лишились всякой инерции и безвольно осыпался на землю. Шар над рукой мага вырос примерно до метра в диаметре и застыл, обретя видимо финальную форму. Он напоминал сейчас большую каплю светящийся воды. Спустя миг покоя, сфера стала беззвучно расширяться, охватывая человека над чьей ладонью возникла. Увеличиваясь в размере, волна яркого сияния куполом начала расходится вокруг, захватывая Раммаранга и его спутников, дома, улицу, разрастаясь и катясь дальше в небо и к краям деревни.

Юноша взглянул на убегающих тварей — гоблины и огры безмолвно горели, по их телам, охваченным белым пламенем, будто в догорающем пепле с бешённой скоростью бегали золотистые прожилки. Ужас застыли на их мордах, но они не издавали не звука, безмолвно сгорая с застывшими в глотках воплями боли, распадались, превращались в пепел.

Вокруг послышались крики людей, кто-то указал на верх. С неба шёл золотой дождь, то, что совсем недавно было грозными крылатыми ящерами, падало на деревню в виде золотистого пепла. Однако картина из какой-то забытой легенды уже не трогала Раммаранга: от ран, шока и усталости он потерял сознание и упал на землю.

* * *

Гримвер — король гномов пограничных гор, шёл по длинному хорошо освещённому коридору. Закончив утреннюю тренировку и отдохнув на террасе, где его застало сообщение о летучем отряде империи что пересёк горы, он посвятил несколько часов столь нелюбимым им государственным делам. Точнее не любил уже не молодой гном не саму управленческую деятельность, а сопутствующую её бумажную работу. Просмотр новостной сводки, ознакомление с проектами разработанными советом старейшин или внесёнными гильдиями, чтение и написание дипломатической почты. Все это заняло у него менее двух часов и было сделано с максимальной внимательностью и отдачей. Сделал дело — гуляй смело, но плохо выполненная работа имела особенность доставлять проблемы в будущем. Гримвер не любил проблемы, особенно те, которые можно было избежать, поэтому всеми силами заботился о том, чтобы доверенная ему государственная машина работала максимально эффективно.

В Рамтеросе — королевстве гномов пограничных гор, имелись сословья и касты, но социальные лифты в высшие слои власти ограничивались только личным талантом. И по-другому здесь было нельзя, не только потому, что этот подход разделял верховный правитель, а потому ещё, что королевство испытывало огромное внешнее давление. Подобное воздействие можно компенсировать главным образом ресурсами и качеством управления. С ресурсами всё было в порядке: гномы, испытывавшие врождённую тягу к дарам земных глубин, нашли в недрах пограничных гор неиссякаемые богатства. Стремление к усовершенствованию, преобразованию и увы порой, к нездоровому накопительству, требовало всё новых и желательно всё лучших материалов. Они врезались в глубь породы, добывали, обрабатывали, создавали с неведомым другим расам энтузиазмом. Но вот только одним энтузиазмом сыт не будешь…

Угроза империи с одной стороны гор, не доверяющие не кому, у кого уши короче десяти сантиметров эльфы с другой и лес, под завязку набитый опаснейшими тварями, чуть дальше. Пятьдесят тысяч сограждан и скалы на которых толком не растёт нечего кроме мха. Приходилось договариваться, дружить, налаживать бартер, торговать, балансировать и ничего не пускать на самотёк. Король не только справлялся с этим, но и имел в наличии массу свободного времени, которые с потрохами съедали две его страсти — чтение и воинское искусство. И он твёрдо знал: не будь у него маленькой армии квалифицированных, трудолюбивых и самоотверженных помощников, не имел бы он этой роскоши. А имел бы большой геморрой длиной в длинную гномью жизнь. Или вполне возможно, при большом количестве недовольных, весьма короткую. Поэтому государственная служба в Рамтероссе была возведена в ранг ответственного, престижного и высокооплачиваемого занятия.

И сейчас Гримвер шёл по коридору держа под мышкой последнюю, самую приятную из нелюбимой работы — военные и политические донесения, да и просто разнообразные новости от торговой гильдии. Он собирался, не торопясь перечитать их за послеобеденным чаем.

Король не любил излишней помпезности и волокиты поэтому, за исключением официальных мероприятий, предпочитал воинский регламент общения с подчинёнными. И сейчас, без лишних церемоний, к нему навстречу спешил посыльный, точная копия утреннего, разве что одетый в плотную куртку, между слоями кожи которой имелись прошитые адамантовые пластинки. Вооружён докладчик был большим двуручным топором за спиной.

— Ваше величество, донесение, — коротко сообщил он.

— Полон внимания Драмверг, — сказал правитель остановившись.

Гонец просиял от того факта, что король знает его имя.

— Час назад часть ящеров, пролетевших утром в сторону королевства людей, вернулась назад.

— Час… почему не докладывали так долго?

— Видите ли ваше величество, часть — это три и обратно, забирать своих, не полетело не одного. А не докладывали, так как напрасно ждали остальных.

— Однако, — задумчиво проговорил Гримвер.

— Со стороны эльфов прислали Керкита с посланием, их дозорные утверждают, что в районе ближайшего к лесу крупного поселения была беспрецедентная по размерам вспышка магического света, скорее всего там же находилась и цель нападавших.

— Три из четырнадцати! — король нахмурился, потом улыбнулся и снова нахмурился. — Ближайшее крупное поселение это, как я понимаю, «Волчья деревня»?

— «Деревня у Волчьего леса» если точнее ваше величество.

— Ах да, там есть сейчас кто-то из наших?

— На месте должна находится группа наших купцов с отрядом охраны и эльфийская делегация примкнувшая к ним. Впрочем, эльфы хотели посетить Дирмар, так что на момент нападения могли в поселении отсутствовать.

— Согласуйте ситуацию с Эльмаркой, скажите, что мы хотим направить мобильный разведывательный отряд в «Волчью деревню» для помощи и создания картины происходящего. Пусть возьмут с собой несколько почтовых птиц, если эльфы выделят группу своих лучших рейнджеров это здорово ускорит дело и докладывайте о любых новостях, относящихся к ситуации немедленно.

— Так точно ваше величество! — крикнул посыльный, подпрыгнул и умчался прочь.

«Они случаем не братья с утренним? — подумал про себя король и улыбнулся. — Одиннадцать Дракеров! Что там во имя богов стряслось?» — присвистнул он и в задумчивости пошёл дальше.


Глава 2. Видящий сон и видимый во сне

Ди стоял посреди леса и с любопытством оглядываясь вокруг. Будучи опытным сновидцем, которого трудно чем-либо удивить, он был спокоен, но непонятная пока тревога тупой занозой терзала его. Обычно, чтобы довести сон до состояния реальности, требовался серьёзный контроль внимания. Стоило лишь на мгновение отпустить концентрацию, задуматься, начать болтать с собой и всё заканчивалось самым плачевным образом. «Реальность» сна начинала терять форму, расплывалась, мутнела и можно было легко проснуться или провалится в обычный сон.

По началу, много лет назад, для обретения осознанности во сне даже на самый короткий срок, Ди требовались неимоверные усилия, да и просто удача. Тогда он пользовался распространённым среди начинающих сновидцев приём нахождения своих рук во сне. Суть этой техники в том, что, зарядившись перед сном солидной дозой самовнушения и желания, необходимо заставить себя в сюжете сна взглянуть на свои руки.

Промучившись несколько месяцев, с недоверием читая как легко это якобы выходит у других, ему, наконец, удалось это сделать. Пережив шок того, что явление просто имеет место быть, он медленно, но уверенно направился дальше. А дальше требовалось переводить взгляд с ладоней на объекты сна. Поначалу это удавалось плохо, всё расплывалось, сновидец постоянно терял нить процесса и проваливался в обычный сон. Иногда неделями не удавалась вообще вспомнить, что надо что-то сделать, кроме как видеть самые обычные сны.

Как алкоголик привыкает к бутылке, так человек находит недоступное ранее в сновидении и, если приобщение к алкоголю заканчивается плачевно, то осознанные сновидения в случае Ди круто повернули его жизнь к лучшему.

Уже через год удерживать сюжет сна сохраняя при этом осознанность для него не представляло проблемы. Через два, он менял миры снов, как перчатки. Через три, добился того, что реальность сна стала порой превосходить реальность повседневности.

Наверно он начал заниматься этой практикой в попытке убежать от скуки реального мира. Но бегство оказалось полётом вверх по спирали и в итоге Ди пришёл к состоянию, не только изменившему его сны, но и серьёзно повлиявшему на мир повседневной жизни, и влияние это было крайней положительным. Сновидцы, если хотят двигаться в своём удивительном увлечении, вынужден серьёзно заняться некоторыми своими качествами в повседневности, а именно волей и вниманием. Ди понятия не имел, насколько сильно определяют они жизнь человека.

Но сон, даже самый яркий и удивительный, всегда остаётся сном. И любой сон должен закончится пробуждением, но этот не заканчивался. Ему редко удавалась удержать осознанное сновидение дольше десяти минут и на это удержание всегда требовалось ощутимое количество сил. Всегда, но не сейчас.

Лес шумел исполинскими деревьями, играл светом и красками, пульсировал миллионами живых существ, происходящее определённо не желало называться сном.

Сновидец, за исключением редких случаев так называемы ложных пробуждений, всегда мог отличить сон от реальности, да и ложные пробуждения обычно скоротечны. Например, когда вы посреди ночи идёте в туалет, спокойно делаете своё дело, но на утро вспоминаете что видели в окне туалета джунгли или просто просыпаетесь от подобного казусного факта. Или, как в 99 % случаев, идёте в кровать и спокойно спите дальше. Заснув во сне. Думаете с вами такого не было? Ну, ну.

Но черт побери, он стоит здесь уже уйму времени, вдыхает ароматный лесной воздух, ощущает мягкий влажный мох под ногами, чувствует движение ветра вокруг, не сон это и всё тут.

Деревья смотрелись воистину фантастическими, отдельные исполины достигали более ста метров в высоту, другие поменьше, третьи самые обычные. Кроны некоторых имели вид непроницаемых для света зонтиков или разрастались ветвистыми шарами, некоторые буквально вились к свету как змеи. И все они создавали у земли переплетения корней столько плотные, что надумай сновидец сдвинутся с места, пришлось бы карабкаться, а не идти.

«Так сон это или реальность?»

Ди оглядел себя, он был одет в удобный плащ плотной лёгкий ткани, подпоясанный красивым матерчатым поясом.

«Собственно то, в чём я предпочитаю себя представлять…»

Вытянув перед собой руку, маг закрыл глаза и представил, что на ней лежит яблоко. Взглянул на ладонь, но та была пуста.

«Это ещё ничего не значит, — рассудил сновидец, — попробуем другое.»

Сосредоточившись на своём теле, Ди представил, как оно становится лёгким словно пух. После с «железным» намерением оттолкнулся от земли и прыгнул в сторону громадного корня метрах в пятнадцати от того места где он стоял сейчас. Легко, будь то кузнечик, сновидец оторвался от поверхности и после короткого, но стремительного полёта приземлился в намеченной цели.

«Ага, это работает.»

Закрыв глаза, маг представил, что находится в пустыне: горячий воздух обдувает тело, песок хрустит под ногами, солнце припекает голову. После открыл глаза, но вокруг шумел всё тот же исполинский лес. Сменить сон не удалось, либо сновидение слишком «плотное», либо…

Вдруг краем глаза Ди заметил движение. На сплетённый из корней бугор, метрах в двадцати от него, осторожно вскарабкалось человекоподобное животное. Длинные руки и ноги; тело, покрытое серо-зелёным мехом; голова с громадными белыми блюдцами — глазами. Чудовище напоминало гориллу-переростка, и «горилла» эта разинула пасть и завизжала пронзительным криком, обнажив крупные жёлтые клыки.

«Нечего себе обезьянка! — «поперхнулся» увиденным сновидец. — И судя по зубам кушает она не травку…»

Тем временем зверь, перепрыгивая с корня на корень, ринулся в его сторону. Быстро сократив дистанцию, гигантская обезьяна напряглась и сделав мощный рывок, в немыслимом прыжке полетев в сторону предполагаемой жертвы. Её пасть была разинута, вперёд зверь выбросил длинные лапы с далеко немаленькими чёрными когтями. Ещё мгновение, она достигнет цели и разорвёт человека на части.

Любой практикующий осознанные сновидения рано или поздно сталкивается с тем, что далеко не всё во сне подчиняется его воле и ожиданиям. Очень часто приходится сталкиваться с враждебными сущностями самого разного плана. Впрочем, как и в обычных снах. Но если пассивный наблюдатель вынужден страдать от кошмара, то сновидец предпочитает сменить сон или отделаться от нежелательной детали.

Ди решил остановить чудовище своей волей. Это был отточенный частым использованием приём, правда срабатывал он не всегда и порой приходилось испытывать неприятное пробуждение. Сновидец молниеносно сосредоточил внимание на звере и представил как цель замирает в воздухе, но эффект получился не совсем ожидаемым. Тварь, словно мячик отбитый тяжёлой палкой, швырнуло в противоположном направлении и словно комок мягкого теста размазало по стволу огромного дерева. Сила была столь велика, что древесного исполина тряхнуло, с высоты кроны послышался стрёкот и шум крыльев побеспокоенных птиц.

«Вот так фокус!»

Маг телом почувствовал, как несколько пар глаз перестали пялится на него из укромных мест, решив чего доброго смертельно подавится неподатливой добычей. Донёсшийся до его ушей тихий шорох подтвердил верность ощущений.

«Место конечно любопытное, но стать чей-то закуской в сомнительном сне, не менее сомнительный вариант,» — рассудил сновидец.

К тому же хотелось попробовать кое-что ещё. Наполнив тело предвкушением полёта, Ди оторвался от земли и взмыл ввысь. Прошло всего несколько секунд, и он уже парил над верхушками исполинских деревьев, яркий солнечный свет ударил в лицо и заставил зажмурится. Подождав немного пока глаза адаптируются к перемене освещения, сновидец стал оглядываться вокруг. Видимо было утро: солнце висело недалеко от линии горизонта и приятно согревало своими лучами. Температура воздуха была комфортной, ну разве что слегка прохладно.

«Скорее всего восток там, где солнце, — подумал Ди и тут же осёкся, подметив, что какая-то его часть уже считает этот мир реальным. — Ну да ладно, переживать по этому поводу всё равно бесполезно,» — рассудил маг и стал осматриваться дальше.

Лес по направлению к восходящему солнцу тянулся тёмно-зелёным морем с яркими жёлто-красными вкраплениями и после обрывался, уступая место бескрайнему, на сколько хватало глаз, зелёному полю. Но в остальных направлениях живое полотно казалось бесконечным. Ветер гнал с запада плотные кучевые облака, и они вот-вот собирались поглотить утреннее солнце. Далеко на заде, в дымке, вырисовывались подсвеченные утренним светом беловатые массивы гор.

«Может взлететь выше облаков?»

Но тут внимание парившего привлекли тёмные точки, что двигались по воздуху со стороны гор чуть левее его. Они быстро увеличивались в размере и напоминали летучих мышей.

«Драконы!» — восторженно опознал сновидец крылатых созданий.

Ди очень любил фентези, тогда — давно, когда для чужих историй в его жизни ещё было время. Эльфы и гномы, драконы и жуткие твари, путешествия, герои и их приключения, всё это зажигало сердце и увлекало разум, но лишь до того момента, пока он не начал свой собственный поход в неизвестное.

Не раздумывая, он полетел за крылатыми ящерами, те, тем временем, достигли опушки леса и скрылись из виду.

Облака, уверенно и неумолимо, добрались до солнца и начали неторопливо пожирать небесное светило.

Увлекаемый любопытством и нежеланием терять ящеров из виду, маг попытался ускорить свой полет. И это частично удалось, но скорость всё равно упиралась в некий непреодолимый предел. Наконец, спустя пару минут, сновидец преодолел кромку леса и его взгляду открылись новые детали.

За опушкой располагалось поселение: большой квадрат домиков и дворов. По периметру городок был обнесён высоким деревянным частоколом с десятком сторожевых бешен. От его восточной стороны в поля убегала узкая дорога. В центре дома стояли плотно, но их кучность к краям резко падала. А у границы частокола с полем, окружая поселения изнутри, располагались разноцветные прямоугольники возделанных наделов. Через территорию деревни, у ближнего к лесу края, струилась блестящей ниткой небольшая речка.

Солнце окончательно скрылось за облаками, потемнело, раздались протяжные удары колокола, там внизу явно разыгрывалась трагедия.

«Но я не знаю кто прав, а кто виноват во всей этой заварухе и стоит ли вообще туда соваться?» — подумал Ди и тут же осёкся.

Он знал, знал на уровне тела, внезапно и полно, всю суть происходящего, появилось чёткое понимание роли каждой из сторон.

Ящеры, успев разрушить несколько сторожевых башен, разделились на три группы и приземлившись на землю, принялись высаживать кого-то с конструкций на своей спине. Маг, зависший недалеко от городской стены, поразился размерам летучих созданий.

«Стоит быть осторожным, — рассудил он, — в воздухе может быть также опасно, как и на земле. В прочем я могу постоять за себя,» — вспомнил он как разделался с гориллой-переростком.

Стражники из ближайших к нему сторожевых вышек поспешно спрыгивали на землю, опасаясь видимо повторной атаки с воздуха. В это время крылатые монстры закончили с высадкой десанта и начали вздымать в небо, набирая высоту и кругами кружа над поселением.

Подождав немного, сновидец перелетел за стену с северной стороны деревни и плавно опустился на землю. Здесь царила суматоха. Люди кричали и суетились, забегали в дома или наоборот выскакивали из них, было много мужчин с оружием. Некоторые, заметив его приземление, останавливались и со страхом и любопытством разглядывали непрошенного гостя. Но сделав какие-то неизвестные для мага выводы, теряли интерес и переключались на более важные дела.

Ди отошёл с центра улицы и прислонившись к небольшому заборчику и стал заинтересованно внимать происходящему.

Отрешённость — это замечательное качество со временем воспитывает в себе любой опытный сновидец. Сложно сделать о чём-то адекватные выводы находясь в центре событий, значительно проще делать это наблюдая со стороны. Или иначе — затягивание в сюжет сна сулило потерю контроля над процессом.

Поэтому маг беспристрастно наблюдал за окружающий его действительностью, отметив про себя, что концентрация даётся ему удивительно легко и не тратит драгоценную энергию.

На первый взгляд приходила мысль о средневековой глубинке как её обычно представляют: грязные люди, одетые в грубую одежду, телеги, скот, простая архитектура, антисанитария, общая серость. И всё это на фоне мелкого царька утопающего в тех излишках, до которых он смог дотянутся не в меру загребущими лапами.

Архитектура и хозяйственная утварь местами вписывались в эту картину, а вот дальше начинались сплошные несоответствия. В первую очередь в глаза бросалось люди: крепкие, подтянутые, полные сил и без признаков деградации вроде избыточного веса или вечной усталости. Красивые и полные жизни, они бежали, кричали, волновались с большим желанием эту жизнь сохранить. Одежда была из простых материалов, но скроенная со вкусом и удобством. Женщины носили в основном длинные плотные платья, закрывающие ноги почти до земли, при этом выгодно, но не вычурно подчёркивающие грудь и талию. Ди поймал себя на том, что почти начал палится на их красоты.

«Женщины одетые таким образом гораздо притягательней «оголёнки» в моей повседневности,» — грустно подумал он.

Мужчины носили свободные рубахи и штаны из плотной ткани, на некоторых были кожаные доспехи, укреплённые металлическими пластинами или кольчужными фрагментами. Многие были с оружием, в основном деревянные луки, короткие мечи и копья. Бросалась в глаза качество исполнения брони и вооружения, кузнечное дело здесь явно было на высоте. Маленьких детей одевали в разноцветные свободные пижамы — юбки. Видимо до определено возраста одежда мальчиков и девочек различалась главным образом цветом.

«Убери прогресс, оставив гигиену и хорошее питание и при отсутствии засорённости черепной коробки социализм наступит сам собой,» — размышляв сновидец, подметив, однако, что текущее положение вещей слабо напоминало царство пацифизма. Откуда-то с центра деревни уже доносились звуки непонятных хлопков и крики людей.

Оторвавшись из размышлений социального характера Ди принялся дальше изучать обстановку.

Дома вокруг были в основном бревенчатыми, но сложены аккуратно, хотя и без изысков. От дороги их отделяли невысокие симпатичные заборчики, за многими были разбиты пышные клумбы с яркими разноцветными цветами. Крыши были крыты соломой или черепицей, из них торчали печные трубы и что особенно бросилось магу в глаза, многие из них были круглые.

«А почему бы и нет, кстати если есть печи, то должны быть и времена года, а может по ночам очень холодно…»

Дорога, на которой стоял сновидец, была сухой и относительно гладкой. У обочины пристроилась телега со снятым колесом, нападение явно застало её хозяина за ремонтом транспортного средства. Колеса телеги были сделаны интересным образом: шире привычных и покрытые чем-то вроде резины.

«Не автомобили конечно, но некоторая технологичность на лицо, кстати об автомобилях…» — Ди глубоко вдохнул прохладный чистый воздух, наслаждаясь утренней свежестью.

«Я почти согласен остаться в этом сне подольше,» — улыбнулся маг и зашагал по широкой дороге на запад.

На улице тем временем стало безлюдно, лишь в некоторых домах ещё захлопывали крепкие деревянные ставни. Жители, что не собирались сражаться, запирались в своих жилищах. Пройдя с пол сотни метров, сновидец увидел впереди неприятную картину.

На земле лежало несколько раненых или убитых мужчин, их оружие было хаотично разбросанно вокруг. Поверженных по очереди обходил невысокий серовато-зелёный человек. Где-то метр шестьдесят ростом, с тонкими, но необычайно жилистыми руками и ногами. Тело его покрывала добротная броня закрывающая грудь и торс. Руки и ноги защищены не были, но имелась пластинчатая юбка, свисающая почти до колен и пластинчатые же наплечники. В руках «человек» держал довольно длинный для своего роста меч. Он подходил к лежащим, слегка тыкал мечем, перекатывал тела по земле ногой, рассматривал, некоторых обыскивал. Подойдя немного поближе Ди рассмотрел, что голова странного существа была непривычно большой и лысой. Рот и нос странный гуманоид также имел явно больше положенного, уши смотрелись уродливо, а зелёная кожа выглядела морщинистой и грубой.

«Ну, если пятнадцатиметровая ящерица с крыльями — это дракон, то ставлю девять к десяти, что передо мной гоблин или орк.»

Тем временем из ближайшего дома похожее не первого существо выволокло за волосы человека и швырнуло несчастного на землю, раздался крик ужаса и боли. Добычей нападавших была молодая девушка, она плача постаралась приподняться, но первый гоблин сильно пнул её ногой и направив руку на притихшую селянку начал что-то бормотать.

Ди был по характеру холодным человеком, к тому же как сновидец в своих путешествиях он не позволял себе эмоциональных всплесков и старался быть спокойным чтобы не происходило. Со временем это настолько велось в его характер, что даже начало немного пугать его самого в повседневности. Он старался компенсировать эту черту врождённым колким чувством юмора, в чём немало преуспел. Но всё-таки это был человек, который всегда старался сделать мир вокруг себя лучше. Правда если для этого требовалось сломать головой стену или приложить массу, скорее всего бесполезных усилий, сновидец обычно предпочитал не вмешиваться.

И сейчас Ди спокойной походкой стал приближаться к месту схватки.

Гоблин закончил читать заклинание, и девушка затихла, здесь он заметил нового участника событий и громко гортанно вскрикнул, предупреждая собрата.

Маг подошёл к гоблинам и остановился метрах в пятнадцати. Нелюди рассматривали его с некоторой опаской, не решаясь пока что-либо предпринимать.

— Привет зелёные, безобразничаем? — громко крикнул им Ди.

«Зелёные» некоторое время стояли без движения, потом один из них поднял меч и нерешительно направился в его сторону.

Тварь не вызывала у сновидца никакой симпатии, да и меч направленный в его грудь не располагал к братанию, но, тем не менее, он громко крикнул гоблину:

— Лучше стой где стоишь!

Тот что-то прошипел в ответ и прибавил шагу.

«Наверно глупо надеяться на переговоры, не знаю, чем точно промышляют эти ребята, но наверно я для него кричащая котлета.»

Ди решил попробовать ещё один приём. Гоблин настороженно шёл вперёд, выставив меч перед собой в слегка согнутых руках, готовый к внезапным атакам в его сторону. Что-то всё ещё настораживало его и гуманоид нерешительно остановился метрах в пяти от своей цели.

Сновидец приложил ладони к груди и картинно поклонился стоящему на против противнику, вдруг руки того отделились от тела, меч, сжимаемый обрубками, упал на землю. Гоблин на секунду застыл, глядя на обрезанные чуть выше локтевых суставов обрубки, потом дико взвыл и бросился на утёк. Но успел пробежать лишь несколько метров, после наткнулся на невидимое лезвие, которое разрезало его пополам. Части тела упали на дорогу, вокруг стала быстро образовываться лужа густой тёмной крови.

— Я предупреждал, — развёл руками Ди и внимательно посмотрел на второго гоблина, который разинув пасть пялился на происходящее. Опомнившись, он взвизгнул и бросился бежать прочь.

Подойдя к лежащим на земле людям, незваный спаситель приложил сложенные вместе пальцы к шее девушки, та была жива. Сновидец задумался что делать дальше. Но вдруг, словно электрическая рябь прошла по его позвоночнику вниз от макушки и знание появилось в голове без каких-либо рассуждений и выводов — «девушка оглушена магией, из четверых мужчин вокруг трое мертвы, один тяжело ранен.»

Положив руку на голову пострадавшей и представив желаемый результат, Ди применил «Очищение». Тело под его рукой вздрогнуло.

«Отлично, продолжим.»

Подойдя к одному из мужчин, лежащему на животе, сновидец аккуратно перекатил того на спину. На груди защитника деревни зияла колотая рана, кожа на виске была разбита, волосы слиплись от крови.

«Серьёзно его отделали, но жив и то хорошо.»

Маг приложил руку к груди мужчины и представил, а точнее создал ощущение, как вливает в пострадавшего поток энергии, который циркулирует по телу раненого и приводит того к некоторому первоначальному состоянию. Мужчина слабо застонал.

«Вы получили достижение: целитель 100 уровня, бонус +10 репутации среди жителей,» — пошутил он, вспомнив какую-то глупую компьютерную игру.

Чувство юмора как всегда работало автоматически, к месту и не очень.

Вдруг сзади раздались слова на непонятном языке. Спасённая им девушка приподнялась, опираясь на руку. Она смотрела на него со страхом и надеждой и что-то быстро говорила.

Сновидец не понимал ни слова и лишь силился определить не похожа ли её речь на какую-либо из знакомых. Девушка говорила быстро, но связно, язык звучал мягко, с большим количеством гласных звуков. Маг посмотрел на неё, указал пальцем её на рот, потом на свои уши и, скрестив руки перед собой, покачал головой. Она скорее всего поняла его и замолчала, глядя на спасённого мужчину, который начал слабо постанывать.

Ди, не желая участвовать в объяснениях, бесцеремонно встал, развернулся и не торопясь зашагал дальше по улице.

Но далеко без приключений уйти не удалось, всего метров через тридцать навстречу ему выскочили сразу три гоблина. Двое были вооружены мечами, один размахивал палкой с закреплённым на цепи железным шаром. Увидев его беспредельщики на секунду опасливо замерли, но один из гоблинов, тот что дал деру чуть раньше, вскрикнул и «мстители» бросились в сторону мага. Но он уже оценил жестокость и агрессивность этих тварей, так что не испытывал никакого желания возится с ними. Гоблины бежали достаточно кучно и когда до них оставалось метров десять, сновидец продолжил свои магические эксперименты.

Выбросив вперёд руку с раскрытой ладонью, он представил, а точнее почувствовал, (представлять что-то в магии почти бесполезно), что сжимает пространство как нечто мягкое и податливое, после маг сжал свой кулак. Произошедшее напугал его самого, ведь гоблинов по задумке должно было бросить к другу к другу со значительной силой, достаточной чтобы оглушить или покалечить. Но вместо этого тварей, землю под ними и кусок ближайшего дома заодно, чудовищной гравитацией, нарушая все привычные представления о поведении материи, сжало в небольшой шар сантиметров пять в диаметре. Сфера на мгновение зависла в воздухе, над образовавшемся округлым котлованом, а потом мягко бухнулся на его дно.

«Стоит быть поосторожнее, а то ещё натворю чего и это положительно сон, просто странный…»

Ди заметил, как в стороне от него, на пересечении улиц, застыл небольшой отряд мужчин в броне и с оружием в руках. Возможно они преследовали гоблинов или просто спешили мимо, но сейчас воины застыли и в глазах их читалось неподдельное изумление.

Сновидец приветливо помахал им рукой и продолжил свой путь.

В теле появилось новое ощущение: некая непонятная усталость. Ди поймал себя на мысли, что надо бы хорошенько понять происходящее, которое весьма трудно назвать сном. Но что-то внутри него предугадывало: подобные спекуляции могут закончиться только одним — паникой. А толку от паники, что во сне, что в реальности нет никакого. Да и теряться, когда вокруг бегают гоблины, летают драконы и вообще творится непонятно что не стоит. К тому же практика показала, что его возможностей в этом мире пока достаточно. Маг не испытывал самоуверенности. В его системе жизненных координат за излишней самоуверенностью всегда следовал пинок под зад. В прочем, сомнениями и неуверенностью он также не умчался, по причине их бесполезности.

Вдруг недалеко, через несколько рядов домов, раздался громкий призывный вой рога. Один из ящеров начал снижаться и плавно бухнулся в месте откуда донёсся гулкий звук, земля под ногами тяжело дрогнула. Это была не первая посадка летучих тварей, что кружили над поселением как стая ворон над свежим трупом, уже трижды они приземлялись и взлетали с территории деревни.

Сновидец решил не связываться со столь грозным противником и слегка скорректировав направление своего движения, собираясь посмотреть на происходящее с безопасной дистанции. Но завернув на соседнюю улицу, он увидел впереди стремительно развивающуюся битву.

«О, новые монстры,» — подметил Ди.

На земле лежали поверженные гоблины, десяток мужчин вооружённые луками, мечами и копьями, сражались ещё с несколькими. Однако к ним быстро приближалась жутковатая светлокожая тварь массивного телосложения. Позади неё шли ещё две подобных, но поменьше, потемнее и в доспехах. Несколько гоблинов, уже встреченных сновидцем, толпились позади размахивая оружием.

«Огр или тролль,» — рассудил маг, рассматривая монстра шкура которого напоминала бело-серую кору дерева.

В отличие от тех что поменьше, светлый исполин был без брони, но вооружённый здоровенной, окованной железом дубиной.

«В какое средиземье меня занесло?»

Тут чудовище ринулось в бой, его встретил молодой мужчина, заблокировав атаку громадной дубины своим мечем, но разница в весовых категориях оказалась слишком велика. Человека отбросило на несколько метров, и он кубарем покатился по земле.

Ди остановился в метрах в тридцати за спинами людей, раздумывая стоит ли вмешаться или предоставить событиям возможность развиваться самостоятельно. Позиция наблюдателя была ему более привычна, но исходя из ситуации стоило принять одну из сторон и на сторону тролля и орков, или кто они там такие, его особо не тянуло. Сражение продолжилось, двое мужчин ринулись на монстра с копьями. Но тролль оказался ненормально силён и своей дубиной буквально смахнул тела атакующих.

Наблюдать как гибнут люди был неприятно, даже без сочувствия к какой-либо из сторон. Внутри мага прокатилась волна чувств, и пусть среди них не нашлось места жалости, но он решил вмешаться.

«Трусость и безразличие мерзкие вещи, стоит им поддаться и скоро ты сам уже состоишь из них» — мелькнула мысль в голове.

Однако вмешательство пока ограничилось тем, что сновидец решительно направился к месту битвы.

Молодой человек, отброшенный дубиной тролля, пытался подняться, явно вкладывая в это действие все оставшиеся у него силы. Солнце, предвкушая скорую развязку, выглянуло из-за облаков и пятном света вспыхнуло вокруг встающего на ноги юноши. Световое пятно немедленно стало увеличиваться в размерах, захватывая всё вокруг.

Сновидец взглянул на небо, облака уходили, выпуская солнечные лучи на свободу. Будучи от части фаталистом, он воспринял произошедшие как знак и с интересом посмотрел на ковыляющего к своему мечу человека. Тот был молод, вчерашний мальчишка уже готовый встретить свою смерть лицом к лицу.

Монстры и люди заметили нового участника событий и ошарашенно уставились на безмятежного мага.

Ди решил применить приём, которым разделался с первым встреченным гоблином. Он представил, как тонкая нить от его указательного пальца протянулась к троллю и в несколько мотков обмотала его шею. Немного театрально, он поднял руку и щёлкнул пальцами. Впрочем, это была откровенная показуха, про себя сновидец создал ощущение, как невидимая нить натянулась и разрезала шею чудовища. Визуализация мгновенно стала реальностью, голова тролля слетела с плеч, а сам монстр повалился на землю.

Вдруг Ди выкинул то, что не как не ожидал от себя, точнее в голове мелькнула мысль, что события затянулись и могут пойти «не туда» и неплохо бы закончить всё и сразу. Тело, вырвав это явно постороннее желание из потока мыслей, тут же приступило к реализации.

Маг вскинул руку ладонью в верх, из головы моментально выдуло всё лишнее, восприятие расширилось, мгновенно наступило состояние предельной сосредоточенности и отрешённости.

— «Узрите пламени зарю, приняв от света смерть свою», — громко произнёс он.

Не видя эффекта заклинания, а лишь удерживая волей конечный результат, сновидец пристально смотрел вперёд. Взгляд его попал на молодого человека, нетвёрдо стоящего на ногах.

«Мы ещё обязательно встретимся,» — мелькнула мысль в голове, потом ещё одна, обрывистая — что надо закончить все дела здесь.

«Какие такие дела?»

Вокруг разошлась световая волна, Ди с безразличием наблюдал как монстры сгорают в магическом пламени.

«С людьми вроде всё в порядке,» — подметил он, взглянув на воинов, ошарашенно смотрящих на виновника явно незапланированных событий.

Непреодолимая усталость накатилась на тело и разум, сновидец отошёл с центра дороги и сел, прислонившись к невысокому деревянному заборчику у обочины. Не в силах противится безмерному опустошению не мгновения, маг зевнул и провалился в уютную бездну абсолютной тишины и покоя.


Глава 3. Разговор за чаем

Альмер Вир Тамарикус чувствовал себя не в своей тарелке, он шёл туда, куда ему идти совсем не хотелось даже с хорошими новостями. И сейчас назвать новости хорошими было трудно. Беспрепятственно пропущенный стражей за стену первого астрономического кольца — огромного архитектурного комплекса, Второй капитан прошёл «звёздную» площадь, на поверхности которой разноцветной брусчаткой была выложена магическая карта малого созвездия дракона. Ходили слухи, что само первое и второе астрономические кольца Пандарикума — столицы империи, были точной звёздной картой большого созвездия дракона. И все эти нагромождения зданий, мостов, галерей, фонтанов, садов располагались на строго выверенном могучим разумом месте. Но летать над сердцем столицы разрешалось лишь совету одиннадцати и самому императору. А Дракеры обслуживающие более скромное начальство садились сильно далеко от этого места. Так что проверить слухи Альмер не мог, да и не был военный силён в астрономии.

«Чёртов Первый капитан, — скрипя зубами, размышлял он. — Удачливая скотина, эти восстания на западе вспыхнули так удобно для него. Подумаешь спалил пару орочьих городов, с этим справился бы даже ребёнок.»

Другое дело ему — Второму капитану в последнее время приходится организовывать нападения на другую сторону пограничных гор. Это тебе не забитые орки недовольные высокими налогами и воинской повинностью. Да и чем дальше, тем труднее становилось добывать информацию с просторов Амарота, а тут ещё император, в последнее время, требует всё более подробных отчётов.

Он хотел кинуть пару ругательств в адрес верховного правителя Пандарикума, но не решился на подобное даже в мыслях. Перед его внутренним взором предстали жёлтые глаза императора с вытянутыми как у кошки чёрными зрачками. Недовольство — недовольством, а авторитет этого человека здесь был непререкаем.

«Что-то я разгорячился, — подметил про себя Альмер, — надо бы оставить неудачу позади и двигаться дальше, но вызов на ковёр к императору, это не напрягает…»

Пройдя площадь, Второй капитан минул длинную каменную галерею, что оканчивалась в конце просторной площадкой и предстал перед воротами второго, внутреннего кольца, в котором находился императорский дворец.

Его лицо на мгновение исказилось гримасой презрения. Доступ во второе кольцо охраняла личная стража императора, состоящая в основном из тёмных эльфов. Сам факт их существование уже повергал его в трепет: они рождались от пленных эльфиек, которые далеко не по своей воле делили ложе с немногочисленными даже здесь чистокровными демонами. Капитан поморщился, так как добыча подобных пленниц, обязательно девственниц, с недавнего времени входила в его обязанности. И это часть обязанностей капитану сильно не нравилась, хотя назвать его мягким человеком было сложно. Возможно когда-то в молодости он бы и смотрел на подобное сквозь пальцы, прикрывшись громкими фразами о величии империи, но сейчас, будучи мужем и отцом, военный испытывал некоторый дискомфорт от подобного.

«Говорят самое сложное не дать женьшене убить себя во время вынашивания,» — вспомнил Альмер неприятные подробности.

Но захватить подходящую жертву было делом не простым, поэтому количество тёмных эльфов в империи было не велико. И хотя во многом они жили самой обычной жизнью, даже женились друг на друге, но свои дети у них почему-то рождались крайне редко. Выглядели тёмные почти как обычные эльфы, но имели тёмно-фиолетовую кожу и обычно жёлтые глаза. Их отличала практически поголовная предрасположенность к магии и необычайная сила и ловкость, которые в них развивали до предела суровыми тренировками.

«Хотя, что я взъелся на них, эти ребята свою судьбу не выбирали, многие кстати более чем вменяемые,» — размышлял капитан.

Альмер приблизился к группе тёмных эльфов, стоящих возле ворот. Когда император вызывает кого-то, стража информируется об его допуске в особую зону, главная задача охраны удостоверится в личности визитёра.

Не встречу ему вышла высокая женщина со светло-фиолетовой кожей, одетая в лёгкую кожаную броню. В целом в ней не было чего-либо особенного, за исключением угрюмого выражения лица и внушительной алебарды, которая походила на косу за счёт строения лезвий. Своё оружие она держала на плече, придерживая одной рукой.

«Эрмита — командир стражи императора, — подумал про себя второй капитан. — Вечно мрачная особа с нулевой грудью, которая ей вряд ли когда-нибудь пригодится. От её взгляда киснет молоко, а мужчины бегут, сверкая пятками, хотя за исключением скверного характера весьма привлекательна,» — подметил он.

Женщина внимательно оглядела визитёра и подойдя ближе, пристально посмотрела ему в глаза.

— Не как облажался Альмер? — ехидна заметила она.

— Сожалею, но информация не подлежит обсуждению с посторонними, — надев на себя маску безразличия, ответил Второй капитан.

Тёмная эльфийка натянуто ухмыльнулась и кивнула охране, велев пропустить его внутрь. Ворота не торопясь начали распахиваться, открывая доступ в место попасть в которое обычным смертным было не просто. Но второй капитан входил и выходил из них с редкой регулярностью.

Альмер был высоким, почти метр девяносто, мускулистым мужчиной средних лет. Военный имел загорелое, волевое лицо со слегка выступающим вперёд подбородком. Тёмные волосы, немного впалые скулы, высокий лоб, большой нос. Черты лица его были приятными, но портила их одна деталь — глаза. Глаза капитана были вечно усталыми и постоянно бегали, не зная на чём остановится.

Хотя Ленг и назвали империей демонов, по отношению к общему населению их численность было ничтожно малой. Это был большой котёл рас, народностей и видов, взаимное существование которых, на сравнительно небольшом клочке земли, было возможно лишь благодаря непререкаемой воле и силе их правителя. И хотя люди по численности составляли почти половину, их общее положение было далеко не лучшим. Да и каким ему быть, когда остальные смотрят на тебя в том числе как на еду.

Однако железная система государственной власти внимательно следила чтобы их положение не было слишком уж плачевным. Люди были основой экономической мощи империи, они выращивали, создавали, воевали, занимали небольшие управленческие должности. Хотя за серьёзную провинность перед властью нарушитель рисковал стать материалом для кровавых ритуалов, но и планка роста при наличии определённых качеств также была высока. Взаимная ненависть внутри государства была мощным сдерживающим инструментом. Бунтуют люди, на подавление бросят орков, недовольны орки, военные отряды людей займутся делом, вышли из подчинения гоблины с ограми, вот уже орки с людьми маршируют вместе. А против нашествия зверолюдей с запада, так вообще приходил в движение редкий по масштабу механизм.

Капитан, кроме не дюжих для человека боевых навыков, отличался хорошим тактическим мышлением и поразительной, даже для империи, исполнительностью. Обычно он выполнял свои обязанности быстро, взвешенно и что особенно ценилось начальством, с определённым творческим подходом, не переходившим во вредную отсебятину. Хотя в общевойсковых частях самодеятельность крайне не приветствовалась, но во втором легионе внешних операций, который возглавлял сейчас Альмер, это было несомненным плюсом.

Всего особых легионов было три: легион внутренних, внешних и тайных операций или как их сокращали в определённых кругах — первый, второй и третий. Полностью звание Альмера звучало как — «Капитан второго легиона внешних операций», но в обиходе все говорили просто — «Второй капитан». Немного особняком стояла разведка, которая работала как на армию, так и на легионы, но подчинялась лично имперской канцелярии. Подразделение внутренних операций считалось самым престижным и в каком-то смысле самым спокойным. Серьёзные сбои в чётко отлаженном механизме империи случались редко, да и всегда можно было рассчитывать на поддержку армии. Отдел тайных операций, которым некоторое время назад командовал Альмер, был не настолько желанным, но все же довольно предсказуемым местом. Но вот подразделение внешних операций всегда являлась сплошным геморроем с самыми большими потерями и непредсказуемостью каждого отдельного задания. Да и людей на его командование ставили редко, ведь агрессия была в основном направленна на себе подобных.

И вот некоторое время назад, его, тогда ещё третьего капитана, снимают с насиженной должности и поручают организовать серию летучих набегов за цепь пограничных гор. За задание Альмер взялся со всем своим рвением и инициативностью, и всё вроде бы шло не плохо, как вдруг…

Он минул территорию прекрасного сада, разбитого между стеной второго круга и императорским дворцом. Охраны в саду не было, как и не было её вообще за воротами, которые он только что прошёл. И это не являлось недосмотром или халатностью, обитатели дворца в общей массе могли постоять за себя и без всякой охраны.

«Император не любит суеты, — подумал капитан. — Да и можно ли его вообще убить,» — мелькнула мысль в голове.

Альмер вошёл во дворец через один из служебных входов и пройдя несколько узких коридоров попал в большой зал приёмной канцелярии. Здесь, за большими столами, сидели несколько человек в парчовых мантиях, с виду нечем не примечательных, за исключением ярко-жёлтых глаз с вытянутыми чёрными зрачками, ну и кожа в довершение была приглушённо красного цвета, но и к этому привыкаешь. В остальном на вид самые обычные люди. Они что-то перечитывали, заполняли, перебирали. К столам периодически подскакивали гоблины-посыльные, брали или отдавали пергаменты, убегали куда-то после. Второй капитан, давно знакомый с демонами, спокойно сел на длинный удобный диван у стены и стал ждать. Он было принялся выдумывать оправдания, но быстро бросил это дело и немного успокоился.

«Изворачиваться бесполезно, врать опасно, спасение в том, чтобы чётко и по-военному изложить суть происходящего надеясь на милость императора, — рассуждал он. — Император вполне разумный и взвешенный человек, подумаешь тёмный маг по специализации, но ведь это почти как стихийная магия, только с человеческими жертвами,» — пытался шутить про себя Альмер.

Наконец, одна из дверей канцелярии распахнулась и вошла тонкая изящная тёмная эльфийка в длинной серебристой сутане.

— Следуйте за мной, — тихо сказала она ожидающему мужчине и засеменила в глубь прохода.

Второй капитан ещё не бывал в этой части замка. Его вели по просторному покрытому коврами коридору с высоким сводчатым потолком. В стене, что выходила на улицу, располагались большие застеклённые окна, льющие свет на противоположную стену с прекрасно выполненными живописными сценами из легенд и мифов. С этого коридора они вышли к большим дверям тронного зала, но провожатая Альмера безразлично прошла мимо и направилась в один из примыкающих внутренних проходов, ярко освещённый магическими светильниками. В этой части дворца военному также бывать не приходилось. Стены здесь были незатейливо белыми, но вот пол переливался фантастическими узором, что создавала плитка из крупных кусков весьма разнохарактерного камня, похожего на голубой апатит. Пол был выравнен и отполирован до зеркального блеска, отчего конечный вид вышел завораживающим.

«Уж не тот ли это редкий камень, что был найден в недоступной много веков сокровищнице древних,» — вспомнил Альмер историю многолетней давности.

Пройдя ещё немного, провожатая остановилась перед небольшой дверью. Здесь тёмная эльфийка слегка поклонился капитану и статуей встала у стены возле дверного проёма.

«Это либо повышение, либо неприятности,» — мелькнуло в голове Альмера.

Он сглотнул и толкнул дверь перед собой.

Увиденное за ней не соответствовало его ожиданиям: капитан попал в цилиндрическое помещение метров восьми в диаметре. Стены зала представляли собой один сплошной стеллаж с книгами самых разных размеров и переплётов. Местами вместо книг в выемках лежали свитки и тубусы различной толщины и сохранности. В верх, вдоль стены, вилось хитрое сооружение цилиндрической винтовой лестницы, находясь на которой можно было достать рукой до любого из желаемых текстов. Внимательный Альмер заметил, что внизу лестница входила в специальный круговой паз на полу, что позволяло всей конструкции вращается в случае необходимости. Все выглядело крепко и добротно и, не рискуя более задерживаться, он начал подниматься наверх. Под потолком имелся переход на неподвижное зафиксированное сужение и уже с него, через просторный люк, можно было попасть в помещение наверху.

«Метров пятнадцать высотой,» — сделал второй капитан ненужные вычисления.

Он попал в просторный кабинет, в отличии от слабоосвещённого помещения под ним, свет здесь лился из нескольких больших витражных окон.

«Ага, видимо я в одной из боковых башен,» — решил Альмер.

Хотя помещение и было продолжением нижнего яруса башни, здесь было просторнее чем внизу из-за отсутствия стеллажей с книгами. За исключением нескольких шкафов, мебель отсутствовала, нештукатуреная каменная кладка была видна из-за больших лоскутов материи приятного голубого цвета прикрывающих стену.

«Это не сильно вяжется с шаблонами сырых подземелий, мрачных залов, вечного полумрака что гуляют на языках большей части населения империи, когда речь заходит о демонах,» — подумал Альмер.

В прочем его не сильно тянуло рассказывать кому-то, что власть империи ценит в обиходе порядок и изысканность, а роскоши предпочитает удобство и функциональность.

Но тот, к кому капитан пришёл сегодня, не был демоном: император был человеком, по крайне мере очень давно.

Спиной к свету, за большим столом чёрного дерева, сидел статный мужчина, на вид лет тридцати пяти, с красивым, вытянутым, слегка худым лицом и тёмными длинными волосами ниже плеч. Сидящий задумчиво подпирал подбородок руками. В целом, за исключением приятной внешности, лицо императора не выглядело величественными или помпезным. Но его глаза меняли все. Они были тёмно-янтарного цвета, глубоко посаженные, с чёрными вытянутыми зрачками и казалось были подсвечены изнутри ярким светом, который, однако, с трудом пробивался наружу. Его взгляд неприятно пронизывал, в нем чувствовалось мудрость прожитых лет, непоколебимая воля и одновременно насмешливая лёгкость, что не позволила прорасти семенам чванливости и излишнего самолюбия. Казалась подавляющая атмосфера, которую создавал вокруг себя сидящий, была связанна только с этими глазами и не с чем больше.

— Как вам моя личная библиотека Второй капитан? — сверля Альмера взглядом, проговорил император приятным глубоким голосом, немного не подходящим его внешности.

— Простите ваше высочество я не силён в книгах, моё чтение ограничивается в основном служебными донесениями и литературой по военному делу.

Император улыбнулся.

— Это мне нравится в вас капитан — ваша прямота, знаете ли за тысячу лет можно смертельно устать от подхалимства.

Альмер молчал, не зная, что ответить на внезапный комплимент. Выждав небольшую паузу, император продолжил.

— А я вот очень люблю книги, особенно не глупые, жаль таких мало. Но представите себе, в зале под нами они почти все достойны прочтения. Меня как-то пугали, что человек, если живёт слишком долго, со временем впадает в глубокую скуку и безразличие. Однако я категорически с этим не согласен, на своём опыте скажу: достаточно сменить обстановку и взять в руки хорошую книгу, чтобы свести на нет тяжесть прожитых лет. И раскрою вам небольшую тайну, — голос говорившего понизился, — до меня всё чаше доходят слухи, что у одного вонючего гнома, что врылся в прекрасные пики пограничных гор, библиотека не хуже моей. И вот уже больше трёхсот лет мои подчинённые не могут вытравить этих клопов и пополнить мою коллекцию. Меня это печалит Второй капитан, грустно не находите?

Альмера покрыла холодная испарина. Император говорил расслабленно и почти по-дружески, но он понимал всю иллюзорность атмосферы. На против него сидел один из самых могущественных магов обозримой истории. Капитан принял простое и видимо единственно правильное решение: отвечать спокойно и чётко.

— Гномы пограничных гор прекрасные воины ваше величество, на их стороне рельеф местности, экономическая и политическая поддержка людей и эльфов. Не будь у них хоть одного из перечисленного, мы бы давно раздавили их.

— Да, пожалуй, это так, — хитро прищурившись, улыбнулся император. — Я бы ещё подметил, что их король Гримвер справляется со своими обязанностями не хуже меня, вы не находите?

Альмер взмолился про себя темным и светлым багам, чтобы пауза в рассуждениях императора не затянулась, требуя обязательного ответа.

— Мне бы хотелось иметь больше подчинённых с его способностями, — продолжил правитель, — но знаете ли, подобных сложно выявлять. Из-за отсутствия рвения приходится рисковать, экспериментировать, не успел доверить одному из перспективных служащих важное задание, как он пустил в расход одиннадцать Дракеров и почти триста единиц живой силы. У вас есть что сказать по этому поводу Второй капитан?

Альмер сглотнул и осторожно взглянул на императора, но в змеиных глазах сидящего не было гнева, лишь ожидающие любопытство.

— Месяц назад я принял командование легионом внешних операций, — начал он, слегка волнуясь. — Проанализировав его деятельность с учётом пожеланий разведки, мной были выявлены некоторые недостатки, — он запнулся и снова мельком взглянул на слушателя, лицо того не изменилось.

— Работа Второго легиона последние годы была стабильной, но не эффективной. Как говорят гномы — «Много породы, но мало драгоценных камней», — капитану показалась, что он увидел лёгкую улыбку на губах собеседника. — Целями «Сборщиков» являлись отдалённые людские деревни, расположенные вдали от административных центров Амарота. Результаты подобных нападений были крайне скудны в плане стратегически важной информации, хотя и оправдывали себя по количеству захваченных в плен людей. Учитывая в том числе и ваши пожелания, я принял решения расширить ареол атак включив несколько перспективных мест.

— «Деревню у волчьего леса» — место где сорок лет назад мы понесли ощутимые потери? — вставил император.

— Я внимательно проанализировал отчёты давнего нападения на деревню, — продолжил капитан, выждав небольшую паузу, дабы случайно не перебить собеседника, — то злополучная операция была предпринята осенью, в месяц алого солнца — время сбора наиболее ценных и не доступных ранее ресурсов в Великом лесу. Что автоматически означало наличие в «Волчьей» большого количества сильных искателей приключений — элиты Амарота. К тому же по стечению обстоятельств тогда в поселении находилось посольство эльфов в столицу людей — Валенс с солидным военным конвоем и сильный отряд так называемых «Охотников за головами». По моим расчётам, сейчас, в первый месяц лета, когда лес представляет наименьший интерес, повторение подобного было просто невозможно. К тому же цель нападения, как место пересечения торговых и политических путей, представляет большой интерес. Силы, брошенные на деревню, были рассчитаны с ощутимым запасом, к тому же есть одна странность…

Он сделал паузу проверяя не захочет ли император уточнить что-то, но тот молчал, выражая лишь неподдельный интерес к докладу.

— Так вот странность, — продолжил капитан, — уже после я допрашивал гоблинов сопровождавших пленных на трёх вернувшихся Дракерах. Они утверждают, что все шло согласно ожиданиям, не считая некоторых мелочей.

— Мелочей? Каких же, не просветите меня? — в голосе императора на секунду мелькнул лёд.

Капитан, немного расслабившийся, снова напрягся всем телом.

— Всего было три точки вторжения наших сил, в двух всё шло более чем гладко, но в районе главной площади, куда высадился основной десант, было встречено серьёзное сопротивление.

— На сколько серьёзное?

— Ровно настолько чтобы признать операцию неудачной, — побледнев, ответил капитан. — Я думаю, по завершению мы не досчитались бы минимум трети наземного десанта.

Это было совсем не то, что он хотел говорить, но нутро подсказывало ему: врать императору — верное самоубийство.

— Это и есть ваша странность?

— Не совсем ваше величество, даже с этим подавление сопротивления было вопросом времени, и я сполна собирался окупить подобный риск.

Слушающий вопросительно приподнял брови.

— Там район гостиниц и здание храма, много путешественников и, следовательно, ценной информации от пленных, — уточнил докладчик.

— Хм, продолжайте.

— Так вот, всё шло более-менее гладко, погибшие были, но о потерях среди Дракеров не могло быть и речи. Тем не менее после взлёта двух загруженных ящеров с южной части деревни и одного с северной, остальных как отрезало. И ещё, гоблин-возница, улетавший последними, утверждает, что видел огромную вспышку света в районе деревни.

— На сколько огромную?

— Трудно сказать, он был уже далеко.

— Знаете, что я вам скажу капитан, вдруг оживился император.

— Да ваше величество?

— Десяток Дракеров и три сотни черни вроде гоблинов и троллей, это не что для империи! По-вашему, почему вы здесь?

— Чтобы дать точную картину происходящего?

Сидящий перед ним человек изменился, из расслабленного слушателя он в одно мгновение превратился в грозного правителя.

— Нет капитан, всё то, что вы мне рассказали, я уже прочитал из отчётов сегодня утром. Вы здесь потому, что все мы страшимся неизвестного, не побоюсь признаться: я не исключение. Потеряй вы треть — я бы был недоволен, потеряй половину — усомнился бы в ваших способностях, но не вернулись почти все! Три ящерицы с кучкой пленников я в расчёт не беру, вы кстати забыли упомянуть, что по предварительным допросам захваченных, сил для отражения атаки в деревне действительно не было. Но при этом не вернулись почти все! Слышите, Второй капитан, почти все! Меньше всего я люблю недосказанность в таких делах, и я не хочу плохо спать от подобной недосказанности, случившейся почему-то сразу после малого парада планет! Я не буду вас как-либо наказывать, в прочем, как и награждать, так как не вижу в ваших действиях некомпетентности. Но опасайтесь попасть в мой список неудачников Альмер, опасайтесь.

В одно мгновение сбросив градус напряжённости, говорящий продолжил:

— И да, проявите свою замечательную инициативность и раздобудет мне до церемонии ещё пятьсот человек с той стороны гор, вы же не хотите, чтобы я взял их с этой?

Капитан побледнел.

— Так точно ваше величество.

— Вы свободны, дальнейшим займётся разведка, — спокойным, почти безразличным тоном проговорил император.

* * *

Ди открыл глаза, его взгляд уткнулся в белоснежный арочный потолок. Немного приподняв голову, он увидел небольшое окно, одна из створок которого была распахнута и ветер слегка колыхал штору из светлой воздушной ткани. В проём приоткрытого окна лилось яркое утреннее солнце. Сновидец лежал на широкой, достаточно жёсткой кровати, укрытый тонким шерстяным покрывалом. Под голову был подложен удобный пуфик, не дающий ей заваливаться на бок. Он немного приподнялся и посмотрел на незамысловатую спинку кровати из отполированного светлого дерева.

«Итак, вариант первый — ложное пробуждение; вариант второй, пока я спал в своём доме меня вынесли и уложили в этой, похожей на монашескую келью, комнате; вариант третий — последние события были реальны на столько, что имеют наглость продолжаться.»

Проснувшийся привстал и огляделся. Слева от него находился столик с кувшином наполненным прозрачной жидкостью, а рядом с сосудом, приглашая попить, стояла простая керамическая кружка.

«Ну, если бы меня хотели отправить в места откуда вернуться проблематично, сделали бы это во сне,» — рассудил Ди и налил полный стакан жидкости.

Жидкость оказалось не водой, а чем-то похожим на берёзовый сок, она пилась легко и имела чуть сладковатый вкус, была ко всему освежающей и приятной. Сновидец почувствовал как тело радуется благостному напитку.

«Сок достаточно редкого дерева из Волчьего леса, способствует восстановлению магических и физических сил. Хранится всего несколько дней,» — всплыла в голове неведомая доселе информация.

«Вот только откуда я всё это знаю,» — подивился он.

И тут Ди понял, что знает ещё и то, чем ему предстоит заниматься здесь в ближайшее время.

«Однако, только таблички «принять квест» перед глазами не хватает.»

Оглядевшись вокруг, он увидел рядом с кроватью свои ботинки, те, судя по матовому блеску, были почищены и аккуратно стояли прислонённые друг к другу.

«Сервис первый класс, может ещё и поесть дадут?»

На нем был всё тот же плащ, подпоясанный на талии, скорее всего раздеть внезапно уснувшего мага постеснялись.

Видимо с коридора услышали звуки, доносившиеся из комнаты. Дверь осторожно приоткрылась. В образовавшийся проём пугливо заглянул человек, что удивительно, чуть ниже его лица — пожилого, тонкокостного и бородатого, появилось второе, с ещё большим количеством растительности, но розовощёкое и круглое. Если волосы и борода первого были ярко-белые, то у второго — низкорослого, тёмно-рыжие.

Ди приветливо махнули им рукой, как бы говоря, что все хорошо. Закончив с ботинками и не обращая особого внимания на визитёров, он подошёл к окну. Перед зданием, в котором находилось его текущее прибежище, располагалась обширная замощённая площадь с разрушенным фонтаном в центре, далее простирался городской вид. Аккуратные, плотно стоящие домики, преимущественно белого цвета, но встречались также зелёные, голубые и светло-жёлтые. Сама площадь по кругу была окружена несколькими большими зданиями. И состояние этих зданий было сейчас, мягко говоря, плачевным. Людей хватало, в основном они занимались ремонтом пострадавших домов, куда-то спешили или что-то активно обсуждали друг с другом. Взглянув дальше, сновидец приметил, что постройки через какое-то время редеют.

«Я в ратуше или церкви, что-то такое, скорее всего в том самом поселении к которому я «припахал» из леса и где в последствии отключился.»

Позади послышалось движение и тихий голос:

— М…, простите.

Ди оглянулся, в дверном проёме стоял всё тот же высокий белобородый мужчина, одетый в простую светло-серую мантию. Рядом с ним волновался рыжебородый гном в роскошном, расшитом яркими узорами, камзоле. Позади них толпились люди, норовя заглянуть в комнату и поглазеть на «виновника торжества».

«Ага, я понимаю о чём они говорят, пока был в отключке синхронизировался или что-то подобное,» — обрадовался сновидец.

*Ди не понимал каждое отдельное слово, но в подсознании точно всплывало значение сказанного. Похожим образом его понимали собеседники, при этом совершенно не замечая подмены.

— Не лучшее место для объяснений, — сказал он, повернувшись к гостям, — и я голоден так, что кажется съел бы тролля, но на худой конец не откажусь от тарелки супа, — закончил Ди и улыбнулся.

В двери заметно расслабились.

— Тогда не проследуете ли с нами в мой кабинет, там будет спокойнее чем в общей столовой, а еду скоро принесут, — произнёс высокий белобородый человек.

Позади него разочарованно зашушукались.

— Давайте так и поступим, — проговорил Ди и ещё раз довольно улыбнулся.

* * *

В просторном кабинете находились четверо, когда сновидец молча шёл за белобородым, за ними на цыпочках шла вереница человек из пятнадцати. Но перед заветной дверью хмурый гном разогнал процессию и доступ в кабинет кроме мага получили лишь трое. Они и зашли в просторное, со вкусом обставленное помещение.

Ди устроился на удобном диване, перед большим отполированным столом тёмно-красного дерева, двое его собеседников сели на стулья за тем же столом что и он. Четвёртый из вошедших — высокий грациозный эльф, бесцеремонно устроился на подоконнике напротив стола. Видимо своим жестом он хотел показать некоторое недоверие и неодобрение к происходящему.

— И так, — начал белобородый мужчина, — меня зовут Маргус, я старший настоятель храма этой деревни. Рядом со мной, — он кивнул на бородатого гнома, — Дар — глава торгового представительства гномов пограничных гор в данном месте. А это, — указал старик на эльфа возле окна, — Лавалес — дипломат из Эльмарки — королевства эльфов за Великим лесом. По возможности, я бы хотел услышать имя спасителя нашей деревни? — произнёс он и внимательно посмотрел на сновидца.

— Меня зовут Ди, я путешественник между мирами, — ответил гость тоном покупателя вчерашней газеты, без зазрения совести сократив свои имя и фамилию до имени некого литературного героя, любимого в юности. Ну не представляется же Ивановым Дмитрием Степановичем эльфу, гному и белобородому старику, срисованному с книжки про доброго мага.

В комнате возникла пауза, присутствующие обдумывали сказанное.

— Какими видами магии ты можешь пользоваться? — бесцеремонно прервал молчание эльф.

— А какие есть? — с интересом уточнил Ди.

— Хм, любая классификация условна, — нахмурился ушастый, — но, если грубо — магия разума, стихий, тёмная — куда относят магию крови и некромантию, божественная или светлая и магия призыва, она же измерений.

— А что из себя представляет магия крови? — с интересом спросил сновидец.

Взялся отвечать настоятель.

— Магия крови не сколько самостоятельный раздел, сколько катализатор. Практикующие её замещают часть ментальной силы жизненной энергией, обычно это свежая кровь или живое существо. Это позволяет достигнуть сравнительно высокой силы заклинания и сэкономить манну. По сути маг крови может обходится и без жертвоприношений, но тогда он вынужден полагаться только на свои силы, что в тёмных ритуалах не всегда возможно. Я бы не хотел освещать эту тему.

— Понятно, любители лёгких путей, — подытожил Ди. — Скажу сразу, подобное не практиковал, хотя знаю похожие механизмы без необходимости кого-то резать. Но, если подумать, я способен использовать все вышеперечисленное. Разве что с призывом чего-то физического не ясно.

Это было весьма смело заявление, но сновидец уже примерно понял, что представляет магия в этом мире. Можно сказать, он был человеком, который десять лет учился стрелять из кремнёвого ружья имея на руках сырой порох и вишнёвые косточки вместо свинцовых пуль. Что не помешало достичь некоторых успехов в поражении целей. И тут, внезапно, ему выдали высококлассную автоматическую винтовку… Также он не хотел обманывать собеседников и дело было далеко не в честности. Ди имел убеждение, что ложь ради выгоды вносит некий излишек, который силы, что держат баланс во вселенной, обязательно вычтут из его «бюджета» в дальнейшем.

— Это невозможно! — ахнул Маргус.

Но остроухий опять взял инициативу.

— Весьма пугающие заявление, если ты действительно способен использовать некромантию и тёмный призыв. И где, позволь спросить, можно научится подобному и главное какие жертвы для этого понадобились?

Ди понял, что разговор идёт в опасный тупик.

— Нет, нет, — замахал он руками, — там откуда я родом другой подход к магии, у нас не учат пользоваться конкретным разделом, в моём мире овладевают магией в целом.

На лицах слушателей отразилось недоверие.

— Вот смотрите, — продолжил Ди, — я маг намерения или воли, кстати весьма посредственный для своего мира. Вопрос лишь в том, к чему я своё намерение прикладываю. К темной магии, получите тёмную, светлой — светлую, к магии стихий и вот перед вами маг стихий. А что, где и как будет использовать человек уже определяется содержанием черепной коробки, а точнее — нравственностью и мировоззрением.

— Нет, так нельзя! То есть можно, в смысле про черепную коробку, — запыхтел гном. — Но специализация? Да конечно любой маг способен на разные мелочи в остальных разделах, но ведь каждый особенно хорош в своём деле.

— Не гоните коней, — почти взмолился сновидец, — я здесь меньше суток и вообще не знаю куда попал и как у вас здесь всё работает. Там откуда я родом мне нечего подобного творить не удавалась, думаю физические законы более жёсткие.

— И все-таки, — не унимался эльф, — ты заявляешь, что можешь использовать тёмную магию, что уже пугает, особенно глядя на твоё последнее заклинание. После говоришь, что единственным стопором для её применения служат твои взгляды на жизнь. Пожалуй, это верно, но всё же жидковато для объяснения. Темные маги на то и тёмные, что изначально имеют весьма покалеченные идеалы.

— Эх, — протянул сновидец, — в общем у меня есть лук, из которого я могу стрелять любыми стрелами и учится стрельбе мне не обязательно было тёмной магией.

— Человек использующий тёмную магию не может быть хорошим человеком, — не унимался эльф.

«А с чего ты решил, что я хороший человека, — почесал свою воображаемою голову Ди, — хотя сказать, что я плохой также нельзя, что-то всё запуталось»

— Ты рассуждаешь с позиции максимального контраста, — продолжил сновидец, — но там, откуда я пришёл, это плохо работает. В моем представлении любая магия — это лишь инструмент. Молотком можно забивать гвозди, а можно проломить голову. Другой вопрос, что молотки часто попадают не в те руки. Поэтому лично я предпочитаю делить поступки на вредные и полезные — соразмерно ситуации. По мне, истина для каждого конкретного случая одна, но конкретная истина может быть ложью «через дорогу», не надо оценивать меня со своей колокольни.

Тут он нахмурился:

— И оставим эту тёмную магию, я ей некогда не занимался и кстати прибыл сюда решать ваши же проблемы.

— Лавалес, ты загоняешь нашего гостя в угол, — вмешался настоятель.

— Я лишь хочу всё максимально прояснить, — ответил эльф, — человек, который может использовать магию такой силы, — он взглянул на Ди, — может быть невероятно опасен.

— Это правильно, — кивнул гном.

— Полностью поддерживаю, — наигранно закивал Ди.

Все взглянули на него, ощутив некоторую долю сарказма.

— Не поймите меня не превратно, не то, что мне сильно нужно ваше доверие, но и содействие не помешает, — сказал сновидец, — поэтому я не против расставить всё на свои места. Но на некоторые вещи мы обречены смотреть по-разному. Давайте лучше перейдём к тому вопросу, который вы ещё не задали, но задать который несомненно стоит, а именно зачем я здесь и что собираюсь делать.

Собеседники переглянулись.

— Хороший вопрос, — заметил Дар, поглаживая свою пышную огненную бороду.

— Вот только ответ вас немного озадачат, — задумчиво проговорил Ди. — Войдите в положения человека, который… кстати, а сколько времени прошло с тех пор как я отключился?

— Это произошло вчера ближе к полудню, сейчас утро следующего дня, — ответил за всех Маргус.

— Так вот, моё прибивание здесь не является запланированным, скорее это вмешательство некой силы в течение моего путешествия. На данный момент на уровне тела, но не разума, — сновидец обвёл глазами слушателей, пытаясь понять улавливают ли они что он хочет сказать.

Но на лицах присутствующих не было недоумения, лишь неподдельное любопытство.

«Ну санитаров пока вызывать не торопятся,» — подметил маг и продолжил. — Можно назвать это повелением неких высших сил или волей этого мира, тут уж на любителя. Но этим утром я проснулся со знанием, что мне необходимо собрать группу помощников и с ними решить некоторое грядущие проблемы. Не скажу, что мне это особо нравится, но и отвертеться похоже не выйдет.

В комнате возникла долгая пауза, слушатели переглянулись озадаченные чем-то. Маргус встал и взглянул на гнома и эльфа, те утвердительно кивнули.

— Я не до конца компетентен давать вам окончательные гарантии, — начал настоятель, — нам также ещё нужно многое понять, но в принципе ваше объяснение нас устраивает. По крайне мере препятствовать мы вам не станем.

«Это поворот,» — подумал про себя Ди. Он ожидал большего «сопротивления».

Дверь распахнулась и в комнату вошла симпатичная молодая девушка с улыбчивым застенчивым лицом, усыпанным веснушками. Она на мгновение напряглась от серьёзной атмосферы, заполнявшей комнату и испуганно покосилась на сновидца, но опомнившись поставила на стол большой поднос с несколькими тарелками.

— Ага, а вот и самая приятная часть объяснения, — изрёк Ди и после вопросительно уставился на Маргуса, — рассказывайте настоятель?

— Что именно? — испуганно вздрогнул тот.

— Ну как же, самое важное, что у нас на завтрак?!

Атмосфера в комнате как-то сразу расслабилось, все заулыбались и только «веснушка», что принесла еду, нерешительно переминалась на месте.

* * *

— Вы точно не будете голодны? — спросил Маргус у Ди, поглаживая свою белую бороду.

Маг только что закончил с тарелкой ароматной похлёбки из неизвестных ему корнеплодов. Блюдо чем-то напоминало обычный овощной суп, но вкус и аромат были весьма хороши и необычны.

— Не переживайте, очень вкусно и сытно, к тому же много лет назад я приучил себя не злоупотреблять едой и теперь стараюсь придерживаться этого правила.

— Гномы явно не одобрят этот подход, — заметил Лавалес.

— Я попрошу, — театрально нахмурился Дар, — гномы едят много, но редко, а работают часто и долго.

— Но не хотите ли вы чего-нибудь ещё? — спросил настоятель сновидца.

— Я прям заждался этого вопроса, от кружки чая очень даже не откажусь, можно даже две.

Маргус кивнул и громко бесцеремонно крикнул:

— Рита!

Прошло не очень много времени и в комнату вошла всё та же девушка и принялась собирать посуду на поднос.

— Рита попроси Дарью сделать нам кувшин самого лучшего чая и пусть поторопиться.

— Да ваше святейшество, — кивнула девушка и выпорхнула из комнаты.

Обстановка стала более дружественной нежели чем в начале беседы, но теперь чувствовалось напряжение немного другого рода.

— Наверное бестактно с моей стороны не спросить, чем закончились вчерашние события? — поинтересовался сновидец.

Слушатели мгновенно помрачнели.

— Во время нападения погибло сорок два человека и семеро гномов, моя скорбь по ним огромна, — сказал Маргус поворачиваясь к Дару.

Тот горестно возвёл глаза вверх.

— Гномы пограничных гор не могли остаться в стороне, иного выбора для нас не было.

— Шестьдесят восемь человек, преимущественно женщины и дети взяты в плен, об их судьбе мы поведаем вам чуть позже. Но если бы не ваше вмешательство, думаю погибли бы очень многие жители деревни. Так что, волей богов, мы отделались сравнительно легко, но я прошу вас пока оставить эту тему, увы есть вещи более важные.

— Позволь тебя спросить, — обратился эльф к сновидцу после небольшой паузы, — не собираешься ли ты отказаться от своей задачи?

Ди ненадолго задумался.

— Я чувствую себя учеником, направленным на дополнительное занятие, — ответил он, — могу лишь надеяться, что оно не будет скучным. Да кстати, — продолжал сновидец, — у меня периодический происходят озарения по поводу вещей с которыми я непосредственно соприкасаюсь. Но не могли бы вы в вести меня в общий курс дела, я, признаться, серьёзно озадачен тем, как легко вы приняли мои объяснения. И что наконец произошло вчера? Примерно знаю, что эти зелёные ребята прилетели сюда за пленными, но не более.

— Дар, — обратился настоятель к гному, — начни ты с географической части, а я пока подумаю, как наиболее точно и кратко представить остальное.

— Хорошо, — согласился, в основном молчавший до этого, представитель торговой гильдии.

— Мы находимся на землях Амарота, — начал он, — где достаточно мирно сосуществуют эльфы, гномы и люди. Почему достаточно: судя по информации что приходит из-за враждебных территорий, так дела обстоят далеко не везде. Волчья деревня, в которой нас свела судьба, имеет важное торговое и стратегическое значение. Это значение, как и название, она получила из-за того, что находится у самой границы «Великого» или «Волчьего» леса. Лес этот на самом деле не сильно большой, по крайне мере в ширину с запада на восток, но очень протяжённый. Он лежит вдоль всей цепи пограничных гор, что протянулись относительно нас с юга на север. На севере лес, как и горы, упирается в громадную пустыню, что зовут обычно — «Мёртвые земли». По легендам когда-то там был центр могущественной и развитой империи. Но древние маги влезли в те глубины неизвестного, куда лезть не стоило и теперь весь север — это выжженная бесплодная пустыня. Во многом правдивость легенд подтверждается древними руинами и лезущей из пустыни нежитью. Но вернёмся к «Волчьему лесу». На землях Амарота хватает мест покрытых лесом, но этот лес совсем не похож на них. Количество опаснейших тварей, удивительных растений, да и просто исполинский размер деревьев ставит его в особое положение.

— Я успел побывать в нём, точнее начал своё путешествия оттуда, — заметил Ди, — меня попытались сожрать через пять минут после появления.

— Если это произошло далеко от размеченных троп, пять минут непростительно долго для тамошних обитателей, — усмехнулся Лавалес.

Гном недовольно прокашлялся из-за того, что его прервали и продолжил.

— Так вот, «Волчий лес», как и цепь пограничных гор за ним, отделяет людей, гномов и эльфов от нашей общей головной боли — земель Ленга. На них, на достаточно большой территории, раскинулась так называемая империя. Империя включает в себя я большое количество мест, заселённых орками, людьми и магическими тварями вроде гоблинов и огров. Правит там маг — император, очень тесно сотрудничающий с миром демонов. Скажем так, основной принцип империи — «цель оправдывает средства», а цели у императора и его протеже весьма специфические, — поморщился гном.

— Развитие всех видов магии, наращивание мощи империи и удовлетворение ненасытной жажды власти и знаний императора, — вставил Лавалес.

— Совершенно верно! — согласился Дар. — Тёмная магия не является запретной, хотя строго контролируется местной магической гильдией, но, как не крути, чужие жизни — катализатор подобных изысканий. Если у нас преступники сидят в подземельях или трудятся на каторге, то за горами их судьба куда плачевнее. Однако местных провинившихся демонам и прочей шушере не хватает, так что они постоянно добирают нехватку на сопредельных территориях. Надо отдать должное тамошней власти, они умудряются держать хрупкую грань и излишне не терроризируют своё население. Хотя демоны, что фактический заправляют в империи, всех кроме себя считают мусором, вторым сортом. Ладно, отброшу излишние подробности и скажу: мы не одобряем их политику и воюем, в основном это сводится к трагедиям вроде вчерашней, в которой вам — уважаемый путешественник довелось поучаствовать.

— Пограничные горы и великий лес серьёзная естественная защита, — дополнил эльф.

— Точно, — согласился Дар. — Однако нам приходилось бы куда тяжелее и за этой могучей стеной, не будь у империи постоянной головной боли на западе в виде кочевых племён зверолюдей. Они воинственны, опасны и очень сильны своей массой и непредсказуемостью, хотя в основном достаточно примитивны. Зверолюди постоянно забирают на себя некоторую часть сил и внимания наших непоседливых соседей. Возможно империя давно бы решилась на крупномасштабное вторжение в Амарот, но хлынь в этот момент кочевники с запада, им пришлось бы туго. Да и контролировать после территории отрезанные горами и лесом от их основных земель непросто.

— А подчинить этих зверолюдей они не пробовали, судя по вчерашнему налёту возможностей у них хватает? — уточнил Ди.

— Пробовать то пробовали, но как бы сказать помягче… — задумался гном.

— Отмороженные они, на всю свою мохнатую голову, — вмешался в повествование Лавалес, — мало того, сильны как тролли, так ещё исповедуют культ силы вроде орковского, но кровожаднее на десять порядков, да и размножаются как кролики. Их общество замкнуто и на него нет никаких рычагов влияния кроме грубой силы, отсюда полная непредсказуемость. Стоит империи собрать крупные силы — растворяются в степи, будто и не было их некогда, только соседи чуть расслабится, уже утюжат западные земли Ленга.

Тут Маргус вставил свою мелкую монету.

— Амарот на юго-востоке также граничит с землями зверолюдей, но наше противостояние более спокойное: нас защищает труднопреодолимая река «Бурная».

— Что вовсе не мешает им периодически переправляться и закусывать человечиной, — не удержался от замечания Лавалес. — И не подумай, королевство Амарот весьма сильно в военном плане, имперцы разоряют деревни и мелкие городки подальше от гарнизонов и больших городов. Лишь внезапность и оперативность позволяет им вытворять подобное.

— Все это так, — согласился Дар. — но вернёмся к империи. Практически власть в ней держит демоническая канцелярия. Я не силён в вопросе перехода между мирами, — тут он посмотрел на сновидца, — но из мира демонов в наш «гости» приходили регулярно, об этом мы знаем в основном из старых книг, но такого размаха как за горами, видимо, не было некогда. Император не зря зовётся великим магом — он разработал специальный ритуал, использующий жизненную энергию жертв и особое состояние нашей солнечной системы, именуемое — Парад планет. Во время этого явления, как я понимаю, создаются условия очень благоприятные для определённых видов магии.

«Здесь достаточно продвинутое понимание мироустройства,» — подметил Ди, но прерывать рассказ не стал.

— Император разработал кровавый обряд, позволяющий открыть стабильный проходи в мир демонов на некоторое время и до этого события остался ровно год.

— «День открытых дверей», — поморщившись заметил эльф.

Гном нахмурился и продолжил:

— Мало того, что для открытия портала требуется большое количество жизней, так в ту сторону в виде трофеев гонят рабов всех рас, одним богам известно, что там с ними происходит. И как уже упоминалось, чтобы держать стабильность у себя, несчастных предпочитают добывать в том числе и с нашей стороны. И что самое обидное в империи это всех устраивает: люди, орки и магические твари послушно пляшут под дудку императора и его прихвостней.

— Что из себя представляют орки? — полюбопытствовал Ди.

— Воинственны, кровожадны если доходит до войны, но всегда можно договорится, — отметил гном. — Живут как дикими племенами, так и высококультурными королевствами. Империя навязала им философию, что все, кто входит в неё достойны терпимости, а остальные расходный материал либо цель для присоединения. Одна из весомых составляющих культуры орков — культ силы, так что на роли побеждённых они вписались в общую схему империи достаточно гармонично. Как маг император очень силен, а его личная гвардия настоящий ходячий апокалипсис.

— Орки почти не едят других, — подметил эльф.

— Да кстати, — вопросительно вставил сновидец, — вот слушаю я про эту империю и гложет меня вопрос: собрать под одним знаменем обширные территории и множество разных существ, одни из которых не прочь закусить другими и при этом управлять силой… — на практике такие вещи мало жизнеспособны. Умирает император, начинается грызня между наследниками и элитой, восстания, отделения, реки крови и прочие законы жанра…

— Так-то оно так, — подтвердил гном, — но есть один момент: император в этой «истории» не умирает! Текущему правителю Ленга как минимум лет восемьсот. Он мало того талантливый маг немалой силы, так ещё и заключил соглашения с демоническим божеством или кто оно там. Демоны в этот мир приходят совсем не для развлечений. Не знаю, что им дома не сидится, но на практике — это вполне конкретные управленческие кадры полностью верные императору. Что не мало способствует стабильности империи.

— Дайте догадаюсь, до этого парада планет осталась всего нечего? — спросил Ди.

— Совершенно верно, — кивнул гном, — и здесь я передам слово Маргусу.

— Это так просто у тебя не выйдет, — сообщил гному сновидец.

— Почему!? — выразил общее удивление этим замечанием Дар.

Ди поднял в воздух палец и медленно произнёс:

— Я чувствую, сейчас внесут чай!

Действительно, дверь отварилась и вошли две женщины. Молодая, которую Ди уже видел до этого, несла большой поднос с четырьмя чашками. Вторая, в возрасте, с приятным, но строгим лицом, держала большой глиняный кувшин напоминающий чайник. Он был помещён в специально сшитую шубу из плотной ткани, призванную удержать тепло.

Чашки расставили на столе, Рита, так звали вторую женщину, разлила чай. Обе поклонились и удалились, все взяли по чашке, эльф со своей снова уселся на подоконник.

— Прежде чем вы начнёте настоятель у меня есть к вам одна просьба, — обратился сновидец к Маргусу.

— Полон внимания, — ответил тот.

— Перед тем как отключится, я был свидетелем некой битвы, в ней молодой человек сражался с троллем или кто он там, правда не особо удачно.

— Это Раммаранг — заместитель командира деревенского ополчения, — сказал Маргус и почему-то виновато опустил глаза.

— Так вот, — продолжил Ди, — он первая цель для вербовки в мою команду.

— Сгораю от любопытства на него посмотреть! — воскликнул эльф.

— И ещё, — продолжил сновидец, — о том юноше, не знаю точно, что с ним стряслось, но у меня твёрдое предчувствие — он может наделать глупостей. Передайте ему: я помогу и не стоит торопился с действиями.

— Хорошо, — ответил Маргус, — позвольте покинуть вас на несколько минут.

Он встал и вышел из комнаты.

— Кстати, — задал Ди вопрос оставшимся собеседникам, — какова здесь продолжительность жизни у разных рас.

— Эльфы живут в среднем пятьсот лет, — вязался отвечать Лавалес, — гномы — двести пятьдесят — триста. Люди — сто пятьдесят, некоторые до трёхсот, в основном маги. Время отпущенное оркам примерно как у людей. Тролли, гоблины и огры и от тридцати до семидесяти, в зависимости от личных качеств. Зверолюди, поговаривают, начинают терять силы к шестидесяти, но зверолюд умерший естественной смертью — нелепая байка. Впрочем, у остальных шанс умереть не от старости также велик.

— Весьма неплохие показатели, — заметил Ди, — в моем мире всё значительно печальней. Умирают в основном от болезней.

Гном с эльфом удивлённо приподняли брови.

Спустя пару минут вернулся настоятель, какое-то время все молчали, наслаждаясь чаем. Хотя чаем местный напиток назвать было сложно — скорее отвар трав, очень ароматный и приятный на вкус. Ди почувствовал прилив бодрости и ясности.

Ясность… он пометил своё новое состояние ещё когда попал в этот мир, а позже, утром, при пробуждении, это качество обострилось. Его разум функционировал не так как раньше. Казалось его разобрали, почистили, смазали и собрали заново, заменив некоторые детали на более качественные. Способность к восприятию многократно увеличилась, чувства обострились, память предоставляла данные по первому требованию. И что самое приятное: мысли, когда думать не требовалось, отключались естественным образом. Ди прошлый, люто завидовал себе нынешнему.

«Этому стоит порадоваться, но не стоит над этим заморачиваться,» — решил он.

— И так, — продолжил Маргус, — теперь вы примерно представляете наши текущие проблемы. И вы говорили что-то про сбор группы с дальнейшим предотвращением каких-то неприятностей, можно ли подробнее?

— Не подумайте, что я темню, — развёл руками сновидец, — но не знаю, правда. У меня есть ощущение подобия ниточек, что тянутся к моим будущим товарищам, есть некое знания о их ролях и осознание поддержки «вышестоящих инстанций». Но при этом я не знаю конечной цели происходящего. Может те, кто материализовал меня здесь, настолько хитрые ребята, что ждут пока я вляпаюсь в события по самые уши, а потом уже поставят в известность происходящего. Лично я поступил бы именно так.

— «Хитрые ребята», — скривился эльф, — ну и выражения у тебя.

Ди виновато развёл руками.

— Видите ли, — продолжил настоятель, — боги отвечают на наши молитвы не только языком жизненных обстоятельств, но и порой вполне конкретно, через институт оракулов. Иногда рождаются люди способные делать достаточно точные предсказания, в основном это женщины. Церковь конечно относится к таким пророчествам очень осторожно, так велит Белая книга — наш основной религиозный текст. Однако польза от оракулов очевидна, да и в основном это очень духовные люди — служители при храмах, сомневаться в их добропорядочности не приходится.

Маргус задумался о чём-то, решая видимо углубляться в подробности или нет.

— Самая известная из предсказательниц Олининя из Артейи, она и несколько других оракулов озвучили пророчество, что в дату малого Парада планет придёт посланник богов чтобы помочь нам. Чем помочь, когда и где осталось неизвестным, но информация была дана достаточно конкретная. На последнем совете светлой церкви предположили, что предстоящие события как-то связанны с империей, ведь именно они используют Парад планет на полную.

— Этот парад, — уточнил сновидец, — вы уже говорили о нём, можно поподробнее?

— Раз в пятьдесят лет двенадцать планет нашей солнечной системы выстраиваются в одну линию, при этом их пронизывает видимый даже невооружённым глазом эфирный ветер. Точнее мы не знаем, что это за явление, но оно вполне наблюдаемо, — виновато сообщил настоятель. — И ровно за год до «большого парада» семь из двенадцати планет также становятся в линию, что как раз началось этой ночью и закончилось в момент вашего примерного появления здесь.

— Некоторые эльфийские ритуалы и процедуры зелеварений привязаны к этому событию, — в своей манере вставил эльф.

Настоятель продолжил:

— Мы признаться надеялись, что вы дадите нам некоторые разъяснения, да и нужно отметить немного сомневались и до сих пор сомневаемся, что вы нужный нам человек. Хотя сомнения всё больше рассеиваются, может вам есть что добавить?

— Могу озвучить универсальную формулу, — улыбнулся Ди, — хотите мира, готовьтесь к войне.


Глава 4. Лишения и приобретения

Эрмита по прозвищу «Тёмная коса» спускалась вниз по узкому слабоосвещённому коридору, неторопливо погружаясь в прохладу подземелье. Магические светильники были закреплены через каждые пятнадцать ступеней, но казалось сими стены поглощали их тусклый синеватый свет. Она уже спустилась на два уровня подземной тюрьмы и приближалась к третьему — последнему. Несмотря на глубину, здесь было достаточно сухо, воздух ощущался прохладным, но не затхлым. Один из смотрителей как-то говорил, что изначально подземелье служило продовольственным и вещевым складом и лишь после становления империи его превратили в тюрьму. Но это происходило столь давно, что подтвердить сказанное было некому, а спрашивать такую ерунду у верховного правителя она бы некогда не решилась.

Тёмной эльфийке глупо было жаловаться на жизнь, она — приближенная императора занимавшая важный пост, обременённая властью и привилегиями. Но при этом, последние годы, её всё больше пронизывала какая-то несуразность и пустота происходящего, а один момент особенно не давал покоя. Народы как Ленга, так и Амарота очень ревностно относились к своему происхождению. Трудно было найти орка, эльфа, человека или гнома, который не знал бы свою родословную на семь — восемь колен в глубь времён. Она знала двенадцать по матери, однако гордится здесь было нечем, более того, узнай кто о её ревностном отношении к этому знанию, возникло бы много ненужных вопросов. Не то что бы генеалогическое дерево имело для Эрмиты какое-то особое значение, плевать она хотела на это. Но сам процесс появления на свет таких как она не давал женщине покоя, лишая определённой части душевного равновесия.

Наконец лестница закончилась и показалась большая, окованная металлом дверь, с маленьким, закрытым железными прутьями, окошком. Тёмная эльфийка громко постучала по двери носком ботинка. С той стороны послышалась возня и большие жёлтые глаза замелькали между прутьев решётки, судя по частоте пыхтения и скорости отпирания засовов, её узнали.

Дверь открылась. С той стороны стоял не высокий и худощавый даже для своего народца гоблин в грязном засаленном переднике.

— Привет Гримах, — поприветствовала его Эрмита и щелчком кинула надзирателю монету среднего достоинства.

Тот ловко поймал её, радостно запыхтел и сунул подачку в карман передника. Она знала, что гоблин очень боится капитана имперской стражи и без всяких взяток будет делать всё, что прикажут, но как опытный командир предпочитала чередовать удары кнута с пряником.

— Я надеюсь ты больше не бьёшь узников без причины и не воруешь их еду? — впилась она в надзирателя пристальным взглядом.

— Гримах хорошо делает свою работу, Гримах знает: пленники важны императору, — залепетал тот.

— Это правильно, будешь хорошо служить, велю принести тебе что-нибудь с кухни, а теперь посиди в своей коморке, я, как обычно, побеседую с кое кем.

Она прошла по длинному коридору с обоих сторон которого зияли небольшие дверные проёмы. Пройдя почти до конца, Эрмита повернулась к двери с права и отпёрла её ключом, полученным в тюремной канцелярии перед спуском. Маленькая железная дверь без скрипа отварилась, открыв доступ в достаточно просторное помещение.

В свете слабого магического светильника взгляду открылась скромная обстановка: деревянная кровать, стол, пара стульев, несколько полок заставленных книгами и одинокий шкаф у стены — всё грубое и простое. Капитан спокойно вошла внутрь и села на один из стульев, направив свой тяжёлый взгляд на человека, лежащего на кровати. Тот зашевелился и стал подниматься. При свете тусклого светильника можно было различить женщину, с бледной, почти белой кожей, очень худую и хрупкую, но все ещё сохранившую тонкую нечеловеческую красоту.

— Здравствуй Мама, — с оттенком усталости в голосе, поприветствовала её Эрмита.

* * *

Рам проснулся, переход из мира грёз был резкий, вот снилось что-то беспокойное, а вот уже перед глазами смутно знакомый деревянный потолок. Его тело неприятно ныло, в плече и руках пульсировала туповатая боль. Юноша приподнялся, оперевшись на правую руку, но плечо резко вспыхнуло огнём, и он, со стоном, снова опустился на кровать.

— Я наложил доступную мне магию исцеления, но ты же знаешь, даже после восстановления тканей телу требуется время прийти в себя.

Это был Орвер — тот, с кем совсем недавно Раммаранг сражался плечом к плечу и кому, возможно, был обязан жизнью. Хотя нет, был ещё один человек изменивший вчера ход его судьбы.

— Орвер, что вообще произошло?

— На нас напал отряд Сборщиков империи.

— Нет, я не об этом, — запротестовал юноша, — тот человек в конце, кто он?

Рам, как червяк подался телом вверх и опёрся спиной на спинку кровати. Оглядевшись он понял, что находится в доме отца, в одной из больших общих спален для детей, которые сейчас пустовали, а жрец сидел на стуле радом с ним. На секунду старик задумался, как-бы взвешивая, что стоит говорить, а что придержать.

— Знаю только, что этот маг применил магию изгнания поразительной силы, после потерял сознание, скорее всего от потери ментальных сил. Уже позже, пока он спал в храме, выяснили, что то, последнее заклинание, не всё из сделанного им в деревне. Мало того наш спаситель слевитировал с неба, так ещё и применил магию земли невообразимой мощности. Яма, оставшаяся после поразительная, она кстати стала местом паломничества деревенских мальчишек. Убийство тролля и гоблинов я в расчёт даже не беру.

— Так кто же он?

Орвер развёл руками.

— Настоятель с послом эльфов и представителем торговой гильдии беседовали с ним всё утро. По результатам их встречи, всем было наказано содействовать этому человеку. Маргус явно что-то не договаривает. Кстати мага этого зовут Ди и у меня к тебе важное сообщение от него.

— Сообщение ко мне? — глаза лежащего расширились.

Орвер заволновался, но быстро взял себя в руки и с тревогой посмотрел на молодого человека.

— Рам, прежде ты должен знать: Авелию забрали.

Юноша не сразу понял суть этих слов, но после глаза его опустели и тело обессиленно сползло по спинке кровати.

«Пропал, нет пропали, — мелькнуло у него в голове, — что же делать? К горам с ближайшим караваном, пропустят ли меня? Но всё это бесполезно!»

Не обращая внимания на боль, он обхватил руками голову.

— Он поможет тебе, — глубоким, успокаивающим голосом сказал ему старик.

— Кто поможет, чем, как?

Жрец посмотрел на него, в глазах старика была жалость к юноше, но также присутствовало что-то похожее на надежду.

— Ди — маг, который спас нас. Он сказал, что поможет тебе, и чтобы ты не делал глупостей, уверен слов на ветер этот человек не бросает.

— Орвер прошу расскажи подробнее обо всём, что я пропустил во время нападения и после, — взмолился Раммаранг.

— Ох, даже не знаю с чего начать, сейчас вечер второго дня лета, ты спал больше суток. Тот маг потерял сознание одновременно с тобой, но очнулся сегодня утром. Его кстати сразу перенесли в здание храма и пока он был без сознания максимально попытались понять его суть и намерения. Картина особо не прояснилась, но было, по крайне мере, ясно, что этот человек не враг нам. Когда Ди проснулся, с ним беседовали настоятель, глава торгового представительства Дар и один из послов эльфов, что следовали в Дирмар. Ещё во время беседы маг попросил отправить к тебе посыльного с сообщением, роль эту предоставили мне. Он ко всему обладает ещё и даром предвидения. А несколько часов назад сам настоятель заглянул сюда, проверил твоё состояние и поделился со мной общими впечатлениями об этом человеке. Хотя мне кажется Маргус темнит, за пятьдесят лет я ни разу не видел старого плута таким взволнованным.

— Не слишком ли много внимания к моей персоне? — мрачно заметил юноша.

— Ты же знаешь Рам, если боги шлют нам испытания, они отмеряют их своим божественным локтем. Я очень переживаю, что ты потеряешь надежду и наделаешь глупостей.

— Откуда известно, что Авелию увезли на одном из Дракеров?

Жрец глубоко вздохнул.

— Когда пробил колокол, отец Авелии бросился к точке сбора ополчения, с ним, хвала богам, всё в порядке. Остальная семья должна была запереться в погребе, но твоя суженная отказалась, заявив, что будет ждать наверху на тот случай если ты окажешься по близости и решишь проверить обстановку.

— «В случае опасности я использую невидимость и спрячусь на чердаке, ещё не известно где безопаснее,» — убедила она мать.

— Сейчас всем понятно: таковой была её задумка с самого начала. Когда в дом ворвались гоблины, она сделала вид что одна в доме, позволила себя оглушить и забрать. Хотя должен признаться, если бы не этот поступок, скорее всего забрали бы всех.

Рам застонал.

— Как же это на неё похоже! — жалобно простонал он. — Если бы тот человек использовал свою магию немного раньше.

— Если бы он использовал свою магию немного позже, я бы с тобой не разговаривал. А если бы не использовал вообще, из всей деревни осталась бы сотня-другая жителей, — заметил жрец.

Юноша вздохнул.

— Сколько всего погибло?

— Сорок с небольшим деревенских, в основном ополченцы.

— А не из деревенских?

— Семеро гномов из сопровождения торгового каравана, пришедшего с Эльмарки два дня назад.

Рам вспомнил закованных в тяжёлую пластинчатую броню гномов с большими секирами, это были элитные воины на пике силы. Даже он — лучший мечник в Волчьей деревне, в серьёзной схватке проиграл бы любому из них.

— На площади был настоящий ад, — предвидя вопрос пояснил старик, — кроме кучи гоблинов и огров, туда высадили троих троллей и тёмного эльфа заклинателя. Магия Ди его кстати не тронула, но и живым взять имперского мага не смогли.

— Орвер, что будет с Авелией?

Старик, зная, что лгать или успокаивать бесполезно, спокойно ответил:

— Это не сложный вопрос, скорее её всего используют как одну из жертв в ритуале «разрыва измерений» во время предстоящего парада планет.

— До него ровно год, так ведь?

— Без одного дня.

Рам начал что-то бормотать себе под нос, сильно помрачнев.

— Ох уж эта молодёжь, — раздался голос со стороны окна.

Орвер подскочил, Раммаранг широко открыл глаза. На скамье, рядом с большим окном отцовского дома, сидел обсуждаемый ранее маг.

Взглянув юношу весёлыми, но холодными в глубине глазами, он затараторил:

— Подумаешь украли жену и увезли за леса и горы, да не спорю — это печально. Однако бывают вещи и более безысходные. Представь, во время вчерашней битвы с троллем ты бы получил тяжёлое ранение и остался предположим… без конечности столь необходимой в вопросе продолжения рода. И вот любимая рядом, а главного инструмента для семейной жизни нет. Ну, на мой взгляд без плотских страстей вполне можно обойтись, скучно правда, но дети… Какой удар судьбы, какая банальность, любимая есть, а смысла нет… Кстати с этим делом после в вчерашнего у него всё нормально? — вопросительно посмотрел Ди на Орвера.

Жрец опешил от градуса ахинеи, но опомнившись выдавил из себя:

— Надеюсь, что все хорошо.

— Замечательно! — почти вскричал сновидец, взмахивая руками. — Ну что ж, теперь спасение твоей любимой определённо имеет смысл!

Закончив нести всю эту чушь, он серьёзным взглядом посмотрел на юношу, тот забыл про свои беды и от чего-то покраснел.

— Привыкай, чувство юмора у меня не специфическое и предлагаю променять бесполезные терзания на освежающую прогулку?

Юноша вздохнул и осторожно начал встать с кровати, тело всё ещё сильно болело, но двигаться он мог вполне свободно.

Крамина! — громко крикнул Орвер.

Через пол минуты в комнате появилась не молодая, но всё ещё очень стройная и красивая женщина. Она взглянула на мужчин в спальне, задержала взгляд на Ди, а потом уставилась на сына.

— Рам марш в постель, настоятель сказал тебе крепко досталось! — повелительно воскликнула она.

— Все в порядке Крамина, — успокоил её Орвер, — принеси пожалуйста сыну какую-нибудь одежду, мы прогуляемся по городу.

Видимо авторитет жреца в доме был высок так как женщина сразу успокоилась, ещё раз понимающе посмотрела на Ди и вышла из комнаты. Спустя минуту она вернулась с аккуратно сложенной стопкой одежды.

— Вы правда спасёте Авелию? — взволнованно спросил юноша у сновидца, переодеваясь.

— Да вот ещё, — возмутился тот, — не хватало начать делать чужую работу на лево и на право. Этим, совместно с делами поважнее, предстоит заниматься тебе и прочим «счастливчикам».

— Какими делами по важнее?

— Ну, спасение мира и всё такое.

— Но я… — запнулся Рам.

Он решительно не понимал, когда этот человек серьёзен, а когда валяет дурака и вообще был выбит из колеи всем происходящим.

Ди серьёзно посмотрел на него.

— Около двух суток назад я должен был проснуться в своей кровати, позаниматься хозяйством и огородом, а после — упорно делать понятными разные непонятные ранее вещи. Но, как видишь, нахожусь бог знает где и занимаюсь непонятно чем и главное не вздыхаю и не охаю при этом. Отбрось сомнения, всё пойдёт своим чередом.

— Вы занимаетесь хозяйством? — недоверчиво переспросил Орвер.

— Там откуда я пришёл плохо с хорошим продовольствием, — как-то застенчиво объяснился Ди, — приходится заботится о себе самому. И как бы это выразится, дома у меня совсем другая роль, я не летаю по небу и не швыряюсь магией во все стороны. Но у вас с едой всё в полном порядке, — заулыбался маг как довольный кот, — если вы не против, устройте мне экскурсию в местную таверну, в этом мире я согласен есть почаще…

Дом отца Раммаранга располагался в почти центе деревни, недалеко от площади, где были две замечательные и единственные в «Волчьей» таверны. Хотя Ди своей болтовнёй умело выдернул юношу из мрачных внутренних спекуляций, тот был молчалив. Орвер, не решался задавать Ди каких-либо вопросов и взял на себя роль провожатого. Жрец периодически поглядывал на мага, который смотрел по сторонам с неподдельным интересом. Им встречалось много прохожих, некоторые из них кланялись сновидцу, но не подойти или заговаривать не решались, маг отвечал им приветливыми взглядами.

Спустя совсем немного времени спутники вышли к площади, картина разрушений, царившая здесь, вырвала Раммаранга из задумчивости.

— Нечего себе! — вырвалось у него.

Городская площадь представляла из себя большой круг метров сорок в диаметре, замощённый крупной гладко обтёсанной брусчаткой. В центре круга стоял большой красивый фонтан, по выходным и праздникам здесь проходили ярмарки и гуляния. Главенствующим в архитектурной композиции было большое вытянутое здание храма, смотрящее на площадь своим центральным входом. Напротив, с другой стороны круга, короткой подковой располагалось ратуша, где заседал совет старейшин, сидело казначейство и учётный двор. По сторонам от храма, с одной стороны находилось высокое трёхэтажное здание торгового представительства — по сути торговой гильдии, другую же сторону занимало строение королевского банка, оно же по совместительству почта. Окружение ратуши было скромнее, но очень любимо местными и гостями деревни. С правой стороны располагалось здание таверны «Волчья голова», а с левой таверна «Единорог». Эти заведения, на радость посетителям, самоотверженно конкурировали друг с другом.

Их фасады были раскрашены в яркие цвета и украшены большими резными вывесками, но… так площадь выглядела два дня назад, сейчас картина сильно изменилась. От двухэтажного, с высокой зелёной крышей, здания «Единорога» остался только первый этаж с зубчатой короной обломков. На месте фонтана было большое нагромождение камней и мусора. Ратуша, торговое представительство и здание банка, как и храм, были построены из камня, поэтому почти не пострадали сильно, хотя и пестрили подпалинами, разбитыми окнами и отбитыми декоративными элементами.

Ди был безразличен к разрушениям, он, как и Орвер, уже оценил состояние площади чуть раньше, но молодой человек стоял поражённый и с изумлением осматривал место прошедшей битвы.

«Хотя, чему я собственно удивляюсь,» — подумал он и повернулся к жрецу.

Тот, восприняв его взгляд как вопрос, кратко предложил:

— Пошлите в «Волчью голову», они уже работают, там и расскажу всё по порядку.

Спутники зашли внутрь таверны через большие двойные двери. На первом этаже заведения располагался просторный зал в тёмных тонах. Чучела диковинных животных стояли вдоль стен, а на самих стенах висели разнообразные пергаменты. Карты, пейзажи и зарисовки чередовались с листами пожеланий прославленных посетителей. Посреди зала стояло несколько длинных столов человек на пятнадцать — двадцать, а место по периметру стен занимали небольшие прямоугольные столики на восемь мест с удобными резными стульями. Было видно, что стульев не хватает, на некоторых столах виднелись повреждения и зарубки. Народу было не очень много, несколько столов занимали мускулистые мужчины в грубой одежде и с усталыми лицами. Они видимо уже поели и медленно пили что-то горячее и ароматное из больших чашек. Группа ополченцев в броне и при оружии ужинала за одним из крайних столов. Увидев Раммаранга мужчины приветливо помахали ему, но заметив сновидца подходить не стали. Многие имели свежие повязки и ссадины.

«Сама тактичность,» — подумал Ди.

Спутники заняли стол у окна, недалеко от входа.

— «Сардес — драконья голова имел честь отведать в этом месте восхитительную самгарову похлёбку,» — прочитал Ди на листовке, напротив стола.

Он не стал спрашивать кто такой этот Сардес и насколько вкусен упомянутый самгар, а просто поудобнее устроился на стуле. Когда все расселись, к посетителям подошла румяна женщина в широком белоснежном фартуке.

— Крестиша принеси нам пожалуйста чая с медовыми сотами, а как с готовиться горячее на троих, и ещё сыра, хлеба и зелени, — взял инициативу Орвер.

«Мёд — это хорошо, — подумал Ди, — интересно каков он здесь.»

Чай и со сладким появился на столе очень быстро и спутники не торопясь выпили по большой чашке ароматного травяного отвара, закусывая ломтиками пчелиных сот, завёрнутых в какие-то листья, чтобы не пачкать пальцы в меду. Ди последовал примеру товарищей, которые откусывали и жевали всё вместе, складывая кусочки оставшегося воска в отдельную тарелку. Отпив чаю, сновидец почувствовал, как приятное расслабление разливается по телу.

«Умеют они здесь зарядится горяченьким, — подумал он, — но алкоголь похоже не в почёте, — оглядел он присутствующих, — вот уже разрыв шаблонов.»

Какое-то время сидели молча, наслаждаясь напитком, та же женщина принесла миску с зелёными стеблями по вкусу напоминавшими капусту, но немного островатыми. Стебли эти, как не странно, гармонично сочетались со вкусом чая и мёда.

Орвер начал, обращаясь в основном к юноше, но и сновидец слушал с неподдельным интересом.

— Как ты знаешь всё началось внезапно, на площадь сели семь Дракеров и во мгновение ока высадили полторы сотни гоблинов, кучу огров, несколько троллей и тёмного эльфа — мага. Гоблины, как тараканы, начали забиваться в ближайшие дома в поисках жертв. Но не все у них пошло гладко. Ещё издали нападающих заметили и успели вовремя отбить тревогу. Жрецы, впустив в здание храма жителей, находившихся на площади, закрыли ворота и заняли боевые позиции.

Он указал на храм. На высоте метров в семи от земли строение сужалась, образуя выступ-площадку, обнесённую добротным каменным бортиком. Площадка была сильно повреждена, вся в подпалинах и выбитых камнях, кое-где виднелись небольшие проломы.

— Не успела вся эта «нечисть» высадится, как её начали поливать атакующей магией с храма и стрелами с «Единорога», на наше счастье у врага было мало лучников и арбалетчиков. Настоятель со своими учениками успел поставить защитный барьер и вот здесь можно смело сказать — нападающие облажался. Но тёмный эльф, что прилетел со всем этим «зверинцем», извергал магию огня как кузнечный горн, непонятно откуда у этого темнозадого вообще взялось столько манны. Не будь барьера, ослабляющего силу атак, защитники поджарились бы как картошка в углях. Огры раскурочили фонтан на камни и кидали их не хуже баллист, благо имперскому магу требовались большие паузы для каста заклинаний. Как итог — среди защитников храма много раненых и обожжённых, но не одного убитого.

Спокойный до этого жрец распалился и с некоторым переизбытком чувств продолжил:

Тем временем часть гоблинов ринулась в таверны, и, если в «Волчьей голове» захватчики не встретили серьёзного сопротивления, большая часть посетителей успела уйти через задний ход, но вот в «Единороге» их ждал неприятный сюрприз. Последний караван пришёл солидный, везли оружие, руды и ценные виды камня до самого Валенса. Гномы, сопровождавшие его, как раз собирались перекусить и поболтать за жизнь с искателями приключений что были в городе, в общем ребята собрались что надо. Прослышав об этом многие наши мужчины за компанию пришли послушать байки и последние новости.

Тут старик впервые за повествование позволил себе улыбнуться.

— Гномы Рамтероса даже по нужде ходят с топором в одной руке. В общем эти парни как всегда были в полном снаряжении, да и у многих наших присутствовали мечи на поясе. Представь себе картину: в таверну вваливается два десятка гоблинов, а на них смотрят почти пол сотни вооружённых мужчин. Гномы в таких ситуациях соображают быстро, да и в закрытых пространствах неловкости не испытывают. Первую партию гоблинов вырезали меньше чем за минуту, потеряв всего троих раненными. Мартис — командир отряда гномов, взял на себя командование. Вход быстро забаррикадировали, из столов сделали укрепления, все лучники были отправлены на второй этаж. Не знаю точно, но у империи существует какая-то командная система на основе телепатии, в общем долго враг не задержался. Проломив завал, внутрь ввалился тролль, несколько огров и куча гоблинов, только теперь они были готовы и действовали тактично. Ты уже по своему опыту знаешь, что такое обученный тролль, внутри началось настоящее кровавое месиво, — помрачнел жрец.

— Гномы, да благословят их боги и примут погибших предки, приняли тролля на себя. Сражение завязалась жуткое, эта тварь махала дубиной как волчок, но эти коротышки не только бывалые воины, но и сообразительные парни. Пока готовились ко второй атаке, раздобыли на кухне масло для ламп и прочие полезные реактивы. Пока одни возводили баррикады, другие штамповали самодельные зажигательные гранаты. Только враг почувствовал преимущество и слегка притупил бдительность, как тролля превратили в факел. Перебив регенерацию этой твари, монстра быстро нашинковали на куски, далее победа была вопросом времени, но несколько гномов и ополченцев погибли.

— Больше враг внутрь не лез. Мартис быстро прикинул сценарий происходящего и решил, что отсиживаться внутри не более чем отсрочка гибели. После короткого совета было решено выйти наружу и дать сражение. Все, кто ещё был боеспособен, быстро выбежали через задний ход, разбились на два отряда и завязали бой с улицы. Очень помогли искатели приключений, обстреливающие врага стрелами, магией и гранатами с верхних этажей, им, впрочем, сильно досталось. Но у врага было ещё два тролля, стало ясно: мы проигрываем. Больше половины гномов погибла, надежда стала оставлять защитников, но тут все закончилось невероятным образом, — жрец посмотрел на Ди с благодарностью. — Защитники — израненные, залитые кровью и уже потерявшие надежду, стояли, подняв головы вверх, не в силах сказать ни слова, кто-то даже плакал.

Почувствовав момент, посетители таверны все как один встали и поклонились сновидцу, тот, немного смутился, но спокойно кивнул им в ответ.

— Но откуда ты всё это знаешь Орвер? — спросил ошарашенный рассказом юноша. — Я малодушно думал, что наш отряд прошёл через тяжёлый бой.

— Бой действительно был не лёгким, ты и остальные молодцы, — сказал старик, — конечно жаль погибших парней. Но кто знает, если бы не наши решительные действия, наверняка ещё один Дракер успел бы улететь с пленными.

— Точно, — закивал сновидец, — его бой прямо вдохновил меня на невозможное, — какой удар, какой полет, я почти начал болеть за тролля, — опять взялся валять дурака Ди.

Юноша залился краской.

— А откуда я всё это знаю, не большая мудрость, — продолжил старик. — Всю оставшеюся часть дня, будучи одним из немногих целителей сохранивших манну, мне пришлось помогать раненым и за одно, как жрецу храма, составлять картину происходящего. Позже, ночью, было большое совещание с Маргусом, Мартисом и прочими ключевыми участниками событий. На утро отправили птицу в Дирмар, а следом ушёл небольшой отряд с подробным отчётом, думаю оттуда, по системе магических зеркал, его срочно передадут в Валенс.

Он не стал говорить, что после полудня, как закончился разговор с Ди, из деревни ушли ещё два отряда посыльных. Один в сторону города, другой из гномов и эльфов, в Эльмарку и Рамтерос.

Наконец принесли миски с горячим супом, Ди вооружился ложкой, глубоко втянул воздух над тарелкой и принялся неторопливо и с явным удовольствием есть. Орвер, также охотно взялся за суп, а Раммаранг опять погрузился в мрачные думы и лениво ковырял ложкой в своей тарелке. Какое-то время ели молча.

Наконец сновидец откинулся на спинку стула и обратился к жрецу, уже закончившему с едой.

— Хочу попросить вас оставить нас на некоторое время.

Тот понимающе кивнул.

— У меня как раз хватает дел в храме, вряд ли мы снова увидимся сегодня.

Он хотел сказать что-то ещё, но Ди, угадав его мысли, произнёс:

— Настоятель снабдил меня некоторым количеством денег, будьте спокойны — поедание церковной казны в надёжных руках.

Все посмеялись, обменялись любезностями и тепло попрощались.

Орвер ушёл, за столом остались сновидец и молодой человек. Внезапно Рам почувствовал, как стало очень тихо, шум разговоров, смех, звон посуды и прочие звуки мгновенно смолкли. Он тревожно оглянулся.

— Нечего такого, — пояснил Ди, — я поставил звуковой барьер. Некто нас не слышит, но и мы не улавливаем посторонних звуков. Надо будет потренироваться с подобным, но только в одну сторону.

— Вы поразительны, — воскликнул Рам, — я некогда не слышал о такой магии.

Сновидец отмахнулся.

— У вас здесь всё просто, стоит только захотеть… хотя получается конечно далеко не всё, да и «хотеть» своём мире я учился лет десять. Точнее будет сказать — стоит железно вознамерится, ясно представляя результат. И я, как не странно, до вчерашнего дня нечего подобного не делал, однако настолько привык к странностям за годы своих сновидческих практик, что невольно воспринимаю всё как должное. Если подумать, надо бы рвать на голове волосы и кричать — «Что происходит, куда я попал, где деньги Зина?», но почему-то не тянет. Однако всё это лирика. Послезавтра утром мы вдвоём отправляемся в Великий лес, тебе лучше отбросить свои печали и хорошенько отдохнуть, набравшись сил.

— Позвольте спросить, почему вы помогаете мне?

— Сначала был знак, потом кому-то этого показалась мало и мне дали чёткие указания.

— Кому-то это кому?

— Богам, силе что следит за порядком в мире, самому миру, называй это как хочешь, главное понимать суть. В любом случае противится этим силам глупо, по крайне мере до того момента, пока они делают нас лучше.

— Но что я смогу сделать? — заволновался юноша.

— Один нечего, в команде возможно многое, люди порой дополняют друг друга самым внезапным образом. В прочем я не гарантирую успех, а лишь предоставляю шанс. Однако пока это всё лишь слава, но мы имеем обстоятельства, неумолимо понуждающие нас действовать.

— Наш отряд отправиться к пограничным горам?

Ди задумался, вспоминая местную географию по краткому рассказу настоятеля и что-то прикидывая в уме. Знаний, однако, пока до обидного не хватало.

— На какое-то время прогуляемся в лес за одним из участников нашего предприятия, — начал сновидец, — после вернёмся в деревню, но не на долго, лишь пополним припасы. Далее наш путь пойдёт туда, — он махнул рукой на восток в сторону Дирмара или быть может столицы, — где-то там мы найдём остальных.

— А потом, как соберёмся, мы пересечём горы? — с любопытством уточнил Раммаранг.

— Вот уже не знаю, конечная цель мне неведома, но как объяснил настоятель, год у вас длится 480 световых дней, то есть, до этого злополучного парада планет осталось 478 дней, должно хватить чтобы изменить мир, как думаешь? — спросил Ди со своей обычной толи доброй ухмылкой, толи ехидной улыбкой.

Но Рам уже не думал, всё это было слишком для деревенского парня, хорошо махающего мечом. Отчаянно вздохнув, он расслабился и принялся доедать суп.

* * *

Гимариору очень нравилось его имя — звучное, гордое, протяжное, что ещё может желать молодой, но перспективный гном? Плохо было только одно — так его никто не называл.

— Ги, ты опять собираешься в шахты? — донёсся женский голос из обеденного зала.

В комнату вошла невысокая крепкая женщина средних лет, её тело дышало здоровьем и светилось хорошим настроением.

— Да мам, — ответил ей румяный круглолицый гном с маленькими, немного поросячьими глазами.

— Сынок, опять ты спускаешься в эти проклятые подземелья, не стоит ходить куда-то, где не провели разметку поисковые отряды.

— Там, где они побывали, шанс найти что-то стоящее равен количеству супа в дырявом котелке.

— И все-таки, в твоём возрасте давно пора заняться чем-то толковым, ты уже почти взрослый.

«Почти взрослый — это сорок два года!» — грустно подумал Ги.

— Вот твои братья!

— М-а-а-а-м не начинай, — взмолился гном, — ну не нравится мне то, чем занимаются мои братья, — сказал он и принялся нахлобучивать на голову какое-то хитрое приспособление вроде шлема с системой линз, антенн и трубок.

Гномиха охнула и раскинула руки.

— Ну в кого ты такой, скажите мне боги! И ещё отец поощряет твоё лоботрясничество, даже кирку толком держать не умеешь! — тут она запнулась.

Последний раз, когда случился подобный разговор, старшие братья взяли его на спор, что толку от изобретателя, которым являлся Ги, в горном деле как от вагонетки без колёс. Расстроенный Гимариор несколько дней подряд ковырялся в своей мастерской над какими-то склянками, порошками и цилиндрами. Наконец закончив, он направился в дальнюю, давно брошенную, адамантовую штольню.

Бывает, что жилы с адамантом и прочими ценными материалами из поддающихся разработке пород переходят в очень твёрдые — вроде карцезита. Обычно такую жилу с сожалением забрасывают, так как легче найти другую, чем калечить инструмент, ковыряя породу по прочности не уступающую алмазу. Так вот, из жилы, которую облюбовал Ги, а точнее из того что от неё осталось, потом добыли не мало адаманта. Правда рвануло так, что поговаривают особо чуткие ощутили толчок на дальних заставах. При этом обвалилось несколько ближайших заброшенных шахт и горы штукатурки с потолков в ближайших поселениях, но так как никто, слава богам не пострадал, обошлось без неприятных последствий. Выяснив что созданную Гимариором взрывчатку в промышленных объёмах получить невозможно, уж больно ценные и редкие были взяты компоненты, посудачили, да и забыли.

— Я буду к вечеру, — сказал гном и схватил больших размеров заплечный ящик, с которым тут же стал походить на черепаху-переростка.

— Сынок подожди, свежий хлеб будет совсем скоро, — взмолилась женщина.

— Спасибо мам, вчерашний в твоём исполнении также замечательный! — сказал Ги, быстро обнял мать и ураганом выскочил на просторную террасу из вырубленных прямо в горном массиве помещений.

За ней, мерах в семидесяти, лежали поля, засеянные рожью. Лето только вступило в права, но скоро можно будет собирать первый урожай. Сами поля были настоявшим произведением искусства! Территория перед горным массивом, некогда плотно засыпанная обломками, была расчищена, слой камня и неплодородной земли снят, а после засыпано несколько слоёв дренажной почвы и только потом, сверху, уложена созданная с помощью эльфов — плодородная. Скрытые в глубинах гор исполинские механизмы качали воду из подземных рек, подавая её по множеству труб в специальные каналы, поддерживающие влажность почвы. И ладно бы это был десяток — другой гектар, но подобные угодья тянулись практически перед всей территорией Эльмарки — королевства эльфов и были своеобразной границей. Со стороны гор их возделывали гномы, а со стороны леса эльфы, первые следили за техническим состоянием, вторые за плодородием почвы.

Такое странное соседство имело долгую и признаться печальную предысторию. Но если быть предельно кратким, конечная причина данного сожительства была проста — эльфам нравились и подходили для жилья западные окраины Великого леса, а гномом восточные склоны пограничных гор. И боги в данной месте расположили упомянутый лес в плотную к упомянутым горам. Хотя подобное соседство на момент переселения не радовало оба народа, однако старые соседи не радовали ещё больше. В общем кое-как договорились, а дальше всё, на удивление обеих сторон, сложилось вполне мирно. В этом мире, вопреки шаблонам, эльфы и гномы какой-либо врождённой ненависти друг к другу не испытывали, в прочем, как и намёка на любовь. Да и зачем им собственно сорится, когда одни предпочитали густоту листвы над головой, а другие твёрдость камня под ногами.

Ги пробежал на юг несколько километров. Гномы, несмотря на короткие ноги и ширину плеч, вопреки некоторым заблуждениям, невероятно подвижны и выносливы. Просто по людским городам они предпочитают ходить чинно и с достоинством, из-за этого недалёкие наблюдатели приписывают им неторопливость и медлительность. Ну а если у тебя ещё борода толком не выросла, носится как пропеллер велели сами боги.

Мастер бежал по необычно ровной дороге, пересекая бесчисленное количество террас, туннелей и переходов. Удивляло то, что всё это было ни сколько построено, сколько вырублено прямо из горного массива. Периодически бегущий здороваясь со знакомыми и изредка уступал дорогу в узких местах загруженным телегам и экипажам.

Наконец Гимариор подошёл к своей первой цели — высеченной в скалах каменной лестнице убегающий вверх, высоко в горы. Если подниматься по ней несколько километров, то можно попасть на большую площадку со складами, арсеналами и казармой, утыканную заодно катапультами и наблюдательными телескопами. Но он поднялся по широким ступенькам лишь метров на двести и свернул на уходящую в бок благоустроенную тропинку. Она представляла из себя миниатюрный серпантин петлявший по почти отвесным скалам. Довольно скоро тропа вывела его на небольшую площадку, с вырубленным на ней входом в шахту.

Тропу к пещере, как и удобную площадку перед входом, сделали совсем недавно, сначала это была просто широкая горизонтальная щель в неприступных скалах. Снизу в этом месте, зоркие наблюдатели иногда видели вылетающие под вечер стаи летучих мышей, ну а дальше как говорится — дело техники. Альпинисты и спелеологи обследовали место на предмет перспективности и дали старт на разработку. Проходческая команда обеспечила доступ, расширила и благоустроила вход, а после вырубила удобный спуск до ближайшей естественной галереи. Новоиспечённой шахте присвоили порядковый номер и поставили на очередь для обследования поисковыми отрядами. Скоро они изучат её и найдя массу интересного, пометят как пригодную для разработки. Уж это Ги знал точно, так как бывал в ней не раз. Но подобные пещеры таили в себе не только приятные сюрпризы, имелись в них опасные твари и глубокие провалы, не говоря уже про вероятность того, что на голову может рухнуть пару сотен тон потолка.

Смело войдя в проход, Ги с минуту спускался вниз по аккуратно вырезанным ступенькам, попав после в просторную, метров семи шириной, естественную пещеру. Света пока хватало, но дальше начиналось темнота неизведанного.

Сравнительно недавно, если брать жизненный цикл гор и очень давно, коли мерять жизнью простого гнома, здесь обитали удивительные существа. Исполинские черви ползали во чреве гор, будь то земляные в рыхлой земле. Ведомые своими удивительными потребностями, они оставили массу проходов вдоль и поперёк горного массива. Но потом горы стали старше, и невообразимые чудища ушли, оставив массу естественных туннелей, которые были с одной стороны манной небесной, а с другой представляли некоторую головную болью. Польза их заключалось в неимоверном упрощении исследования и разработки горных глубин, а вред… с той стороны гор ими также пытались воспользоваться.

Правда из-за тектонических изменений эти округлые полости редко шли дальше нескольких километров и заканчивались обвалами. Но порой они пересекались друг с другом или выходили в естественные пещеры и разломы. Этот туннель был особо интересен, так как шёл в глубь массива и впадал в обширную пещеру с громадным подземным озером.

Ги, как всякий добросовестный сталкер, уже написал об этом отчёт в канцелярию с не выговариваемым названием. Чиновники поблагодарили его и попросили никаких действий не предпринимать, дождавшись разведки, которая начнётся не раньше середины лета. Просьбу гном конечно же проигнорировал, а сроки его несказанно обрадовали, ещё два месяца пещера была в полном его распоряжении.

Спустившись мастер остановился у входа, сделанного Пожирателем скал туннеля и стал производить хитрые манипуляции. Сняв свой похожий на планетарий шлем и ящик-рюкзак, он достал из последнего большой фонарь и прикрепил его к шлему. Потом некоторое время ковырялся с трубками и антеннами что-то подкручивая и настраивая. Наконец закончив, подключил к механизму хитрый наушник, открыл фонарь и надел конструкцию на голову. Магический свет, усиленный редкими кристаллами, давал освещение сопоставимое с зенитным прожектором. Специальные антенны были настроены на колебания, издаваемые для ориентации и общения опасными обитателями глубин. Их, неслышный обычному уху, стрёкот усилится и вовремя предупредит владельца.

Такой шлем вы не купите в лавке редких товаров и вам не выдадут подобное в гильдии. Ги собрал его сам, позаимствовав правда большинство технологий, но качество и миниатюрность творения были эксклюзивны. После он достал из заплечного ящика приспособление похожее на автомат с прикреплёнными к нему ящичком и баллонами. Перекинув ремешок самострела через плечо, гном надел свой рюкзак на плечи, накачал давление в оружие специальным рычагом сбоку, проверил обойму с небольшими разрывными цилиндрами — стрелами и уверенно направился вглубь пещеры.

Гимариор был тем ещё авантюристом, но авантюристом, очень ценящим свою жизнь. Уверенной рысцой сталкер стал продвигался вдоль текущего по центру пещеры ручья. Через час он должен быть у своей цели.


Глава 5. Законы этого мира

Ди сидел на полу посреди большой, роскошно обставленной комнаты. Вчера, закончив с ужином, он попрощался с Раммарангом, поднялся в выделенный ему номер на второй этаж таверны и лёг спать. Прощаясь сновидец предупредил юношу, что ранним утром третьего дня лета они выдвинутся в путь в глубь леса. И того, не считая ночи, на сборы у них оставались ровно сутки, которые, как выяснилось, были немного длине привычных ему.

И так маг, поднявшись в самые шикарные из имеющихся в «Волчьей голове» апартаменты, лёг в большую удобную кровать и заснул мертвецким сном. И то, что сон этот был глубок и беспробуден, он знал не только по тому, что спал крепко и без сновидений. Ночью, по заранее спланированной договорённости, к нему заходил старший настоятель храма Маргус и настойчиво, как в прочем и безрезультатно, пытался разбудить его. Ди спал сном мертвеца и пробудить его не удалось, даже проявив некоторую настырность.

— И так, мои подозрения оправдались, — сказал он Маргусу, — впрочем сила, лишённая слабостей часто слепа и самоуверенна.

Но как бы в некую компенсацию сновидец чувствовал себя замечательно выспавшимся и полным сил. Попросив настоятеля помочь ему со сборами, маг внезапно обнаружил, что более или менее свободен на весь оставшийся день и как с провести время с пользой Ди нашёл быстро.

Закончив с простыми манипуляциями вроде левитации, воспламенения, замораживания и пуляния молниями от которых опасно дрожали стекла, сновидец взялся за высший пилотаж. Одним из самых сложных магических действий по словам настоятеля считался процесс наделения предметов магическими свойствами. Маргус, вчера и сегодня с утра, уже успел поведать магу массу информации по этой теме.

И действительно, для придания материальному предмету магических свойств требовалась большое количество манны и не дюжая концентрация внимания. Но манны у Ди по меркам этого мира было фантастически много и нож в его руке не только мерцал беловатым морозным сиянием, но и сильно поменял форму по сравнению с первоначальной. Правда требовалось вначале трансформировать объект, а уже потом наложить зачарование, иначе свойство исчезало или предмет разрушался, превращаясь в кучу похожего на ржавый песок порошка.

«Надо не забыть расплатится за угробленные столовые принадлежности,» — сделал себе заметку в уме начинающий зачарователь.

Настоятель объяснил: придание свойств предметам доступно в основном магам высокого уровня и иногда среднего, но только при наличии врождённого таланта в этой области. Но и здесь сила творений местных мастеров упиралась главным образом в запас манны, поэтому выбрав предмет и определившись со свойством, маг придавался длительным медитативным упражнением для накопления ментальной силы.

Обычно для получения желаемого, в смысле силы, результата «гуляли на все». Стараясь соблюсти при этом формулу «сила — манна — сложность», да и сам процесс зачарования был достаточно продолжительным. Как понял Ди местные мастера использовали метод произнесения словесных формул с фокусировкой намерения на конечный результат. Ведь слово может быть не только отражением реальность, но и при определённой практике реальность может стать отражением слова. Сам он, видимо в силу привычки, спокойно обходился одной лишь визуализацией и намериванием конечной цели, без всяких произносимых вслух заклинаний.

«Уф, — ворчал сновидец, пыхтя над очередной вилкой, — это не фентези, а каторга какая-то…»

Так же выяснилось, что редкий местный специалист в этой области может накладывать достойное по силе зачарование чаше одного раза в месяц. При попытке поставить это дело на конвейер запросто можно было схватить магическое истощение, что-то вроде синдрома хронической усталости с потерей возможности использовать магию на длительный срок. Можно конечно и не уходить в крайности, так делали мастера производящие магические предметы мирного назначения: светильники, кипятильники, холодильники, всевозможные детекторы, да и много чего ещё. Но относительно оружия и брони сила эффекта была приоритетна.

Ещё сложнее зачарования считалась магия трансформации, но в отличие от первой она пользовалась меньшим спросом. В основном ей занимались маги, имеющие талант в этой области. Суть была в том, что посредством удерживания нужного образа в сознании, можно было изменить форму предмета. Необычайно востребованы такие специалисты были в оружейных мастерских, например, при «сварке» магией кольчужного волокна. Редкостно нудная хотя и высокооплачиваемая работа… Так же они ценились при создании деталей сложных механизмов и изменении формы магических материалов. Зачарование и магические свойства очень плохо дружили с разборкой предмета или компонента, но порой удавалось выкрутится трансформацией.

Несмотря на перечисленные ограничения магического оружия и предметов в Амароте было достаточно, хотя действительно могущественные артефакты были редкостью и цены на них устанавливались запредельные. При этом владельцы подобных вещей старались не афишировать свои сокровища. Существовали даже группы воров, специализирующиеся на отъёме подобных ценностей у неосторожных хозяев. Особая востребованность зачарованного оружия проистекала из того, что охота на некоторых монстров серьёзно облегчались при его наличии. Да и многие боевые навыки требовали клинков зачарованных на прочность.

Ди уже был обладателем подобной вещи, впрочем, он сделал её за несколько минут исключительно от нечего делать и не чувствовал даже намёка на усталость и опустошение.

«Должна же у меня быть хоть одна читерская способность, — кривлялся он про себя, — а то смотрю я на местных воинов и гложет меня глубокий комплекс неполноценности.»

Он конечно кривил душой, однако чувствовал, что его физические показатели были более чем скромные по сравнению с местными.

Также обнаружился интересный момент, что-то вроде баланса. Маргус касался чего-то подобного, но не особо глубоко. Суть была примерно следующая: для создания оружия наносящего урон огнём маг тратил определённое количество манны. При этом процесс не требовал от сновидца особого напряжения, да и ментальных сил по его меркам тратилось всего-нечего. Но стоило ему вознамерится сделать то же зачарование в двое сильнее, как маг обнаружил, что на это требуется в пять раз больше манны, время процесса возрастает, а объект зачарования стремится рассыпаться в прах. В общем был некий барьер, при пересечении которого материя начинала яростно сопротивляться замыслу заклинателя. Но данной проблемы у местных магов не стаяло, они до неё просто не добирались из-за нехватки манны. То зачарование которое давалась Ди как щелчок пальцев, было в два — три раза сильнее привычного здесь стандарта.

Ди извёл изрядное количество вилок из серванта, по очереди придавая им огненный урон по возрастающей, но на определённом этапе понял, что если увлечётся, то конечно сможет создать предмет, который с тычка прожжёт дыру в стене, но рискует в процессе отправится в беспробудный сон на сутки — другие от потери ментальных сил. К тому-же столовые приборы, найденные в ящике серванта, заканчивались. Многие из них просто рассыпались, стоило ему на мгновение ослабить концентрацию. Поэтому создание «эпической вилки победителя стен» было решено отложить.

Существовала ещё одна особенность: можно было создать предмет, который был, например, холодным постоянно, а можно задать характеристики так, что он замораживал поверхность только при соприкосновении. Во втором случае появлялась время перезарядки, но и эффект многократно возрастал.

«С этим всем ещё предстоит разобраться, — размышлял сновидец, — в «закачивании» магии в материю в этом мире масса тонкостей.»

Добравшись до стальных ножей, найденных во всё том же серванте, Ди трансформировал нож в замысловатый стилет и придал ему способность замораживать материю. Свойство срабатывало, когда лезвие погружалась в цель более чем на половину, правда попрактиковаться удалось только на подушке, да и ту было откровенно жалко.

«Ещё одна пометка к порче казённого имущества…»

Забыв порадоваться своим успеху, сновидец перешёл к следующей ступени, которая оказалась действительно сложной. Острием ножа маг протыкал свою правую ладонь, но при этом он не кричал от боли, да и крови видно не было. Место на руке, куда входило острие, становилось расплывчатым состоящим как-бы из мерцающего беловатого тумана, но стоило лезвию выйти из ладони, рука принимала свои прежние очертания. Простое для осознанного сна действие здесь требовало огромной концентрации и ментальной силы, на лбу сновидца проступили крупные капли пота.

«И сон не сон, и быль не быль, опять загадка бытия,

спешит развеять мой покой и выбить дури из меня.»

— промурлыкал Ди и бросил заниматься «мазохизмом».

«Так недолго доковыратся до нового обморока!» — рассудил он.

Впрочем, маг все ещё чувствуя себя замечательно.

В дверь постучали.

— Заходите!

Дверь медленно приоткрылась и в неё заглянула белая борода Маргуса.

— Я зашёл сообщить, всё что вы просили подготовлено и не требуется ли вам что-то ещё?

Сновидец хитро посмотрел на старика. Он понял: тот просто не хочет упускать возможности лишний раз пообщаться с Ди перед тем, как тот покинет деревню. Настоятель смотрел на мага почти умоляющи. В целом это было ему на руку, он поупражнялся почти всё утро и желал сменить обстановку. Да и вопросов накопилось, а кто ещё кроме Маргуса мог дать на них квалифицированные ответы.

— Заходите, заходите, вы как раз вовремя. Я утомился от своих изысканий, кстати у меня для вас подарок.

Он протянул настоятелю стелет рукоятью вперёд, осторожно держась за гарду.

— Осторожно не отморозьте пальцы! Зачарован заклинанием «Заморозка», перезарядка где-то тридцать секунд и вам ещё предстоит выяснить как данное зачарование себя ведёт.

— Что вы, — заохал настоятель, — я не могу принять такой подарок, подобная вещь стоит кучу денег.

— Не отпирайтесь, мне он без надобности. Чувствую, если начну таскать с собой все плоды своей магической деятельности, очень скоро понадобится телега. Передарите надёжному искателю приключений. И я признаться в затруднении как сделать ножны не активирующие эффект.

— О, — затянул Маргус, — в таких случаях используются специальные материалы или просто мягкий войлок, главное, чтобы зачарование изначально было спроектировано правильно.

Сновидец почесал голову и спросил:

— Вы кстати не можете мне объяснить, почему вещь не теряет своих магических свойств при использовании, ведь если подумать, когда вложенная манна заканчивается то и эффект должен пропадать.

— По этому вопросу существует много разных теорий, — развёл руками настоятель, — хотя должен отметить, при интенсивном использовании эффект действительно может сильно ослабевать, но через определённое время свойства полностью восстанавливаются. Классическое объяснение в том, что зачарованный предмет становится чем-то вроде магического механизма. Он исполняет предписанные ему свойства и сам подзаряжается манной из эфира. Это подтверждается отчасти тем, что в духовно благоприятных местах свойства разряженных зачарованных предметов восстанавливаются быстрее.

— Разумное объяснение, — кивнул Ди, — но давайте перенесём наш разговор в помещение попросторнее, я бы не отказался от чашки чая с чем-нибудь сладким, а потом и от прогулки по деревне или даже за её пределами.

* * *

Высокая белокурая девушка бежала сквозь лес, точнее это сложно было назвать бегом: ведь бегают обычно по достаточно ровной поверхности. А когда земля представляет из себя застывшее штормовое море, с накинутой на него скатертью корней всевозможных размеров, быстрое передвижение превращается в серии прыжков разного калибра. То там, то здесь, по этому морю плыли плоты поваленных деревьев, а стволы живых устремлялись в высь, к свету, ставя своей задачей этот свет поглотить и любой ценой не пустить к поверхности.

Девушка двигалась короткими перебежками там, где это было возможно и широкими прыжками с корня на корень, с коря на бревно, с бревна на ветку и так в самых разных последовательностях. Прыгунья явно торопилась или убегала от кого-то. На ней был кожаный камзол плотно облегавший тело и подчёркивающий весьма заметную грудь, штаны — очень свободные, но не висящие мешком, так как через определённые промежутки были притянуты к телу чем-то вроде эластичных завязок. Высокие сапоги, как и вся остальная одежда, из серо-зеленной хорошо выделанной кожи на мягкой тонкой подошве. На плечах у неё был небольшой наплечный мешок и колчан стрел с несколькими отделениями. Изящный составной лук она держала в руках, а на бедре был закреплён длинный широкий кинжал. При этом всё её стройное тело покрывал лёгкий полупрозрачный плащ, послушно вьющийся следом.

Запрыгнув как белка в ветвистую крону невысокого дерева, она накинула на голову полупрозрачный капюшон, поправила плащ и исчезла. Нет, не в буквальном смысле став невидимой, просто поверхность плаща слилась с листвой и ветками, создав идеальный камуфляж.

Юю — так звали девушку, постаралась успокоить глубокое быстрое дыхание и стала напряжённо прислушиваться большими ушами, стараясь уловить посторонние звуки. Нет, уши её не были подобны блюдцам, что грозило бы курьёзно испороть красивое светлое лицо с большими голубыми глазами, маленьким носом и аккуратным ртом. Они были стреловидные, направленные немного назад, ещё бы добавить меховые кисточки на конец и была бы самая настоящая милая белочка. Ох, много мужских сердец она разобьёт если переживёт этот день, но шансов пережить его у преследуемой становилось всё меньше.

Слух уловил тихое побулькивание метрах в шестидесяти, что-то большое плавно, почти неслышно, переваливалось по корням в её сторону. Вот уже глаза уловили мерцание чего-то поблёскивающего при слабом лесном освещении. Она знала: существо не видит свою жертву, иначе бы двигалось значительно быстрее, но преследователь отлично чуял запах и присутствие, поэтому уверенно полз в нужном направлении. Сорок метров. Уже различимо длинное желеобразное тело похожее на слизняка. Эта дрянь так и называется — Сумеречный слизень — желе подобная масса десяти метров длиной и двух шириной, способная менять плотность своей оболочки от вязкой массы до крепчайшей шкуры. Настигая свою жертву, слизень поглощает её своим желеобразным телом, перемещает в среднюю часть, где у твари расположены органы пищеварения и переваривает, подрагивая от удовольствия. Юю поморщилась, вспомнив как это выглядит со стороны. В прочем так везло не всем, порой это существо сутками могло таскать свою жертву в передней части про запас, и та при этом не умирала, поддерживаемая особыми способностями монстра. Бывало даже схваченных таким образом спасали, но такое случалось редко, закусывать эльфами слизню-переростку некто не позволит, а спасать диких тварей в голову не приходило. Так же она знала: Сумеречный слизень может преследовать свою добычу сутками, работать только ногами плохой вариант.

Как же Юю угораздило попасть в такую переделку? Да очень просто — она сбежала из дома.

Быт эльфов во многих моментах отличался от быта других рас. Люди, например, образовывая пары предпочитали заводить желаемое количество детей сразу, ну или с небольшим промежутком, в процессе занимаясь воспитанием подрастающего поколения и планомерным отправлением «спиногрызов» в самостоятельную жизнь. Но эльфы часто заводили следующего ребёнка, когда предыдущий покидал отчий дом или достигал определённой самостоятельности. Когда живёшь пятьсот лет подобный «график» хороший способ распределить нагрузку и внести разнообразие.

Родители Юю объединили свои судьбы не в самом юном возрасте, при этом трое её братьев уже покинули отчий дом пройдя обряд совершеннолетия. В общем новых детей в семье не планировалось. И всё бы нечего, коли не семейное дело, в котором девушке отводилась вполне чёткая роль. Отец Юю был оружейником, а мать травницей, и они являлись настоящими мастерами своего дела, особенно отец. Его луки были настоящим произведением искусства и были известны не только у подножья гор.

У эльфов в вопросах ремесла и хозяйства мужчины и женщины были на равных. Братья девушки не проявили особых талантов в деле создания оружия, а вот Юю очень даже. Она не раз клялась, что знай, чем это обернётся, изображала бы из себя самого криворукого эльфа по эту сторону пограничных гор! Но тогда её голова была занята другим и чуть ли не с пелёнок эльфийка помогала отцу и матери. Хотя стереотип что любой эльф может сбить стрелой в глаз мелкого зверька немного, да какой немного — сильно преувеличен. Да, стреляют эльфы порядочно, но не всем же ходить в обнимку с луком полируя своё мастерство, кто-то же должен строить, мастерить, собирать, сохранять, учить — мало ли дел. Между прочим, хороший лучник учится и оттачивает своё мастерство не один год, а то и десятки лет. Но Юю стреляла божественно, сверх того девушка была ремесленником не хуже отца. Все прочили ей место в семейной мастерской, ну а эльфийка мечтала о судьбе искателя приключений или на худой конец рейнджера в родных краях.

Эльфы обычно исполнены мудрости по своей природе, но у нашей героини ветер посвистывал в голове, гуляя из одного уха в другое, а жажда приключений раскаляла пятки. Нет не подумайте, она была разумная девушка, но с характером…

— «Милая нельзя закапывать такой талант! Мастер, который не только может сделать хороший лук, но и прочувствовать оружие, это такая редкость. Ты подлинный дар своего народа!» — долдонил отец.

Попытки возражать воспринимались как девичья блаж. Последней каплей было известие о том, что её отправляют на стажировку на другой конец Эльмарки к известному оружейнику. Но Юю знала: это хитрый ход отца, дабы сблизить и поженить её на сыне мастера — подающего большие надежды юного оружейника. Эльф не гномы, но семейные дела также часто стремились передавать из поколения в поколение. А подобная женитьба была отличным поводом обменятся секретами семейного дела и повысить квалификацию.

И вот собрав необходимое снаряжение, беглянка под покровом ночи через лес выдвинулась в сторону «Волчьей» деревни, планируя после податься в Дирмар и там подать заявку в гильдию искателей приключений. С её навыками проблем быть не должно, хотя наверняка придётся начинать с низов. Без опыта, знаний и слаженной команды об интересных и высокооплачиваемых заданиях не могло быть и речи.

Но это потом, а сейчас были проблемы понасущнее. Даже для эльфов, знавших если не все, то многие подводные камни леса, идти через него в одиночку по не разведанному маршруту было делом рискованным. Дорога от пограничных гор до равнин Амарота была расчищена и снабжена множеством хитростей для отваживания опасных тварей. На расстоянии дневного перехода имелись специально оборудованные стоянки, но даже на них сравнительно безопасно было останавливаться только подготовленными группами. Но Юю мало того, что пошла не по дороге, опасаясь, что отец попытается вернуть несовершеннолетнею дочь организовав погоню. Ей хватило ума серьёзно углубиться от тропы в лес понадеявшись на свои навыки и снаряжение, тут и прицепился Сумрачный слизень.

«Может я и правда романтическая дурочка? — почти всхлипнула она, но тут же собралась. — Так не раскисать, нужно выиграть немного времени и пробиваться к дороге, я уже прошла более половины пути.»

Можно конечно отсидеться на высоком дереве, но её преследовал редкий упрямец, да и сидение посреди леса чревато новыми неприятностями.

Слизень тем временем подобрался метров на двадцать и медленно вертел своей безглазой рожей, с множеством коротких полупрозрачных щупалец.

Эльфийка решила применить в данной ситуации свою козырную карту. Да противник крайне неудобный, но у него есть серьёзная слабость — уязвимость к холоду. На ощупь, она безошибочно вытащила из колчана нужную стрелу. Мифриловый наконечник надёжно закрывал мягкий чехол, ведь он был зачарован заклинанием «Удар холода». Дорогая игрушка, как жалко оставлять её в туше этой гадости, но это лучше, чем стать «лакомством», а после удобрить почву леса.

Осторожно вложив стрелу и медленно вскинув лук, Юю плавно и беззвучно натянула тетиву. Выстрел. Снаряд попала точно в центр тупой морды, вошёл целиком с оперением и утонул ещё глубже, примерно на две своих длины. Тут же внутри твари, сквозь прозрачную шкуру, стал виден образовавшийся беззвучно полуметровый ледяной шар. Слизень бешено завертелся, разбивая в щепки ближайшие корни и разбрасывая в разные стороны комья земли.

«Отлично, теперь бегом к тропе!»

Она спрыгнула с дерева и перескакивая с корня на корень помчалась на север, вдруг что-то мягкое с силой ударило её в бок и сбило с ног. Юю, потеряв равновесие, упала и перекатилась по земле. Приподнявшись она увидела, что её бок облеплен большим комком липкой тягучей слизи. Эльфийка взглянула в сторону слизня, тот всё ещё бешено метался на прежнем месте.

Сбоку послышался быстро приближающийся шорох.

«Только не говорите мне…?!»

Юю оборачивалась и пыталась вскочить одновременно, но было уже поздно: вязкое тяжёлое тело второго слизня накрыло её и быстро затянуло в себя.

* * *

Ди с Маргусом спустились на первый этаж таверны, заняли свободный столик в глубине зала и завели неторопливый разговор поглощая обед. Но этот приятный процесс был прерван достаточно неприятным образом, в помещение уверенно вошёл отряд из пяти эльфов и пяти же гномов. Само по себе в этом не было нечего необычного, если бы не то, как вошедшие это сделали. Явно приметив со входа сновидца и настоятеля, «посетители» рассредоточились по таверне. Два гнома встали по краям от входа, четверо эльфов заняли позиции у окон, лестнице наверх и двери на кухню. Ещё два бородача сели за длинный стол посреди зала, недоверчиво сверля Ди глазами. К их столику подошли двое: эльф, с надменным лицом человека, съевшего с утра ведро лимонов и гном добродушного вида, но старательно держащий грозную мину.

Так же напрягало то, что пришедшие были при оружии и доспехах. Эльфы были облачены в добротную кожаную броню с кольчужными вставками, из оружия преобладали короткие луки и длинные ятаганы. Что удивило сновидца, кроме основного колчана за спиной, у них были также дополнительные вдоль бедра, что позволяло быстро выхватывать стрелу при необходимости. Гномы носили пластинчатые доспехи тёмного металла, а вооружены были топорами и двуручными секирами. Экипировка внезапных «посетителей» смотрелась на голову выше той, что сновидец видел на деревенском ополчении. К тому же сами они производили впечатление парней, которые умеют этой экипировкой пользоваться.

На груди подошедших к столу визитёров на цепочках висели изящно вырезанные медали, показывающие видимо, что лица они официальные, а не праздношатающиеся. Настоятель побледнел и вытянулся в струну, подтверждая это предположение.

«Интересно, а чёрный воронок у входа стоит или пешком пришли?» — подумал сновидец.

Ди, который считал своим долгом получать удовольствие в любой ситуации, перехватил инициативу и начал первым.

— Пришли посмотреть на говорящую лошадку что гадит эпической магией?

Лицо эльфа стало ещё кислее, а края губ гнома стали расплываться в разные стороны, образуя широкую улыбку, но он спохватился и с трудом удержал серьёзный вид.

— Я Эртимус Матари — начальник разведывательного управления Эльмарки, а это, — эльф указал на гнома, — Трум с Серого пика — мой коллега со схожими обязанностями. Мы слышали о вас много удивительных и главным образом хороших вещей, но при этом подозрительно неправдоподобных. Увы, есть предположение, что вы самозванец пытающийся воспользоваться пророчеством или ещё хуже шпион империи. Конечно если верить в уничтожение отряда «сборщиков» сие маловероятно, но мы к сожалению, или к счастью, при этом не присутствовали. Я не исключаю, что все произошедшее подстроено каким-то образом группой ваших сообщников для получения доверия, хотя признаться слабо представляю как. Исходя из наших сведений подобная магическая мощь доступна разве что правителю империи, да выпадут волосы с его гнилой головы. Как представители Эльмарки и Пограничных гор, пользуясь полномочиями, одобренными королём Амарота, мы хотели бы максимально разъяснить ситуацию.

Эльф говорил высокопарно и чуть надменно, но при этом сохраняя грань уважения к собеседнику.

Настоятель начал издавать набирающие обороты пыхтение, готовясь вступиться за сновидца, но Ди поднял руку останавливая его.

— То есть, если кратко, произошедшие кажется подозрительным так как не вписывается в рамки привычного? Но предположим, если я таков, как это описывают, то почему не могу быть могущественным сообщником империи?

— Я думал об этом, — проговорил эльф, — но как не взгляни подобное лишено смысла.

— Господин Эртимус можно ваш лук? — после паузы попросил сновидец.

Эльф посмотрел на двух гномов, сидящих за столом.

— Иллюзию он не использует точно, внешность настоящая, — проговорил один из бородачей, видимо владеющий какими-то полезными навыками и уже успевший ими воспользоваться, оценив сновидца.

Эртимус некоторое время сомневался, но что-то решив про себя, ловким движением выхватил из-за заплечного чехла короткий композитный лук и передал его сновидцу.

Ди взял его двумя руками и держа на раскрытых ладонях перед глазами сосредоточился на оружии. Увы, но вопреки стереотипам визуальных эффектов при зачаровании предмета обычно не наблюдалась. Но что-то явно происходило, в воздухе возникло некое напряжение, какое бывает при использовании сильной магии. Все присутствующие в помещении, в том числе и посетители, которых собралось немало, напряглись. Эльф с гномом отшатнулись и потянули руки к оружию. Но все быстро закончилось, лук все-таки решил последовать канонам и на какое-то время засветился слабым беловатым свечением, но и оно быстро исчезло.

Ди протянул лук эльфу.

— Стрела заражается заклинанием «Удар молнии» средней силы, время перезарядки около тридцати секунд, тип боеприпасов безразличен. Кстати не знаю, как будет сочетаться эффект с уже зачарованными стрелами, но лучше не экспериментировать.

* Такой меры как секунда в Амароте не было, говорили примерно «тридцать ударов спокойного сердца». Но часы как механизм имелись, хотя и были редкостью. Но в местную систему мер мы пока углубляться не будем.

Маргус восхищённо залепетал что-то.

Эльф с опаской принял лук и глазами поманил одного из товарищей, тот торопливо подошёл, взял оружие и применил на него какую-то свою магию.

«Видимо что-то вроде распознавания предмета,» — подумал сновидец.

Глаза эльфа стали увеличиваться в размерах, уши и волосы зашевелились.

— Это, нет, да, а, действительно удар молнии! Зачарование постоянное, — путаясь пробормотал он.

Ди знал, что зачаровал лук под вершину мастерства местных умельцев и эльф сейчас держал в руках весьма дорогостоящий и редкий предмет. Не очень мощный, но с фантастической по местным меркам скоростью восстановления магии.

Эртимус взволнованно принял оружие обратно.

— Я могу оставить его себе? — уставился он на Ди, всю его надменность как ветром сдуло с лица.

— Конечно, это же ваш лук в конце концов. Кстати, — обратился сновидец к Труму, — у вас весьма любопытной топор, и я чувствую совершенно обделённый магией, — маг, щурясь от удовольствия, протянул к нему руку. — Можно?

Давать оружие ближнего боя в помещении незнакомому человеку, к тому же подозреваемому, было совершенно неправильное действие. Эта мысль моментально отразилась в глазах гнома, но просчитав варианты быстрее электронного калькулятора, он протянул сновидцу свой прекрасно выполненный одноручный топор.

Повторив нечто подобное с топором, но без светового эффекта в конце, Ди вернул его владельцу.

— Зачарован на прочность, просто, но надеюсь весьма полезно.

Гном недоверчиво принял топор, долго разглядывал его, потом попытался поцарапать карманным ножом, после чего растянулся наконец в довольной улыбке и почти начал приплясывать на месте.

— Сожалею, но раздача халявы закончена и в ближайшее время не предвидится, — объявил сновидец громким голосом на всю таверну.

К этому времени всё возможное внимание было приковано к их столику, даже из-за стойки на происходящее глазели повара, прибежавшие с кухни.

— Но в благодарность предлагаю счастливчикам угостить всех хорошим чаем.

Кто-то весело захлопал в ладоши, хлопанье подхватило множество рук.

— Давайте поднимемся в ваши апартаменты, — предложил заметно расслабившийся, но немного взволнованный Эртимус.

Помешенные выделенное Ди местной администрацией имело спальню, гостиную и отдельную ванную комнату, что было верхом роскоши. Нет гигиену здесь, к великой радости сновидца, уважали, но пользовались в основном семейными или общественными банями и купальнями. В туалет приходилось ходить на первый этаж таверны, канализация в деревне присутствовала, но она была далека от совершенства. Маг, настоятель и два новых гостя расположились в гостиной, встреча чем-то напоминала предыдущее утро.

— Вы опасный человек, — начал Эртимус, — мало того продемонстрировали свои способности, так ещё и ловко подкупили два должностных лица. Да и сила ваша мягко говоря пугает. Зачаровать два предмета подряд, да ещё на такой уровень!

— Хм, — удивился Ди, — настоятель говорил, что в этом нет нечего такого, разве что манны местным мастерам катастрофически не хватает.

— А настоятель не говорил вам, что процесс занимает порой не один час и чем выше сила зачарования, тем больше шанс неудачи. Иногда маг теряет сознание за несколько минут до конца процесса не рассчитав силы. Также возможно явление диссонанса магии и предмета и это почти всегда разрушение последнего. Мой брат специализируется на стихиях воды и ветра, мне доводилось много раз наблюдать за его работай.

— Не он ли творец замечательных непромокаемых плащей из Эльмарки? — уточнил Маргус.

— Да, — кивнул разведчик и почему-то скривился, — это одно из его наискромнейших достижений.

* «Вы ещё крышки для туалетов вспомните» — подумал про себя эльф.

Сновидец театрально развёл руками в жесте «не ведал что творю».

— До вас я успел пообщается с послом Лавалесом и ещё много с кем, — продолжил Эртимус. — Признаться не верил рассказанному до последнего, предполагал даже возможность магического очарования. Эльфов вообще трудно околдовать, особенно тех, кого берут на дипломатическую службу, но такое не каждый день услышишь.

Далее разговор отчасти повторил тот, что Ди имел вчера после пробуждения. Разве что Эртимус, говорил в основном он, задавал вопросы коротко и взвешенно. Ди особо отметил в беседе, что не собирается, по крайне мере намеренно, вмешиваться в местные политические процессы и через отведённое время покинет Амарот. На прощание разведчики подарил ему достаточно качественную карту. Общение заняло часа полтора, эльф и гном были вполне удовлетворены результатом, особенно когда маг твёрдо заверил их, что через месяц — другой посетит Эльмарку и Пограничные горы.

— Вынужден поверить вашим словам, — произнёс эльф, — хотя многое до сих пор кажется мне мало правдоподобным, но один из моих навыков — «острое чувство лжи», он некогда не подводил меня.

«Тебя в мой родной мир…, - подумал сновидец, — твой навык перегорел бы на второй день.»

Но озвучивать эту мысль он не стал.

Закончив с подобием допроса, Ди с настоятелем прогулялся по деревне, а после в храме, в кабинете Маргуса, воспользовавшись полученной картой маг начал обстоятельно выпытывать у старика нужную для путешествия информацию.

— Так давайте сначала, — проговорил маг, водя пальцем по довольно грубо составленной карте, — торговый караван проходит от Эльмарки — королевства эльфов, до деревни за двое-трое суток, двигаясь в светлое время в среднем темпе. Данное расстояние равняется двумстам километрам, что известно достаточно точно, так как дорогу прокладывали сравнительно недавно, а мерить гномы умеют. От деревни до Дирмара также около двух дней пути дневных переходов, это означает: расстояние примерно то же, что от гор до деревни, — он повёл пальцем вниз по карте. — Далее следует трёхдневный переход к столице людей — Валенсу — самому крупному городу Амарота, — палец пошёл вниз и правее. — Ниже всего этого, за рекой «Бурной» лежат неразведанные толком земли зверолюдей.

Закончив с тем что «ниже» деревни, сновидец «пошёл» правее.

— Далее, если из Валенса направиться в «Северное королевство гномов», — сновидец повёл палец в право, тот, потеряв бумагу, зачертил по отполированным доскам стола, — переход займёт две — три недели по обстоятельствам и не известно закончится ли удачно. Но другого торгового пути соединяющий Амарот со внешним миром нет.

Маргус подтверждающие затряс бородой. Ди продолжил, указав пальцем чуть выше столицы и ведя его направо.

— Если идти на север от Валенса километров четыреста, расстояние точно не известно, то мы упирается в «Пустыню потерянных царств», выжженные магией земли, кишащие нежитью.

— Именно так, — подтвердил настоятель. — И обходить пустыню на востоке приходится по весьма непростому месту. С одной стороны, лежит проклятая пустыня углубляться в которую нельзя, песок в ней высасывает жизненную энергию. А с другой расположено удивительное и опасное место — «Лес потерянных истин». Река «Бурная» впадает в него и разливается в огромную топь, где-то проходимую, а где-то нет. Этот лес сильно отличается от «Волчьего» и он наверно даже более опасен и непредсказуем, однако надёжно прикрывает Амарот с севера-востока от кочевых племён зверолюдей.

— С северным направлением мне более-менее понятно, — кивнул Ди, — теперь на юг. На юге простираются слабо обитаемые, но сравнительно безопасные земли. Далее он указал за пределы карты, «Волчий лес» расширяется и своим южным краем соприкасается с рекой «Бурной», которая к югу берет сильно западнее, постепенно подбираясь к горам откуда и лежит начало реки?

— Это со слов эльфов, которые пришли с той стороны триста лет назад и основали Эльмарку. Далеко за лесом расположены земли орков, — внёс новую лепту Маргус, — от них и бежали эльфы, устав от опасного соседства.

— Меня удивляет, что в Амароте всего два крупных города, — почесал голову сновидец. — Хотя что удивляться, территория не особо и большая, насколько заселена местность?

Настоятель задумался.

— В Дирмаре проживает около двухсот тысяч человек, в Валенсе не более полумиллиона, но не стоит равняться на нашу деревню. С леса даже летом выбираются опасные твари, а зимой так настоящая напасть, но глубоко в поля они заходят редко. Из-за них вдоль всего Волчьего леса некто не живёт, не считая нашего поселения, лежащего на оживлённом торговом пути. Земля ближе к Дирмару становится очень плодородной, километров на сто он плотно окружён небольшими деревнями, сколько народу там живёт сказать не могу, но явно по боле чем в самом городе. Со столицей по-другому, вокруг неё есть несколько больших укреплённых городов и множество небольших поселений. Зимой и летом случаются набеги с той стороны реки, селятся так, чтобы в случае чего быстро укрыться за ближайшие укреплённые стены. Пока не придёт помощь из Валенса или ближайших гарнизонов.

— Неужели эта река «Бурная» настолько серьёзное препятствие? — Засомневался Ди.

— О-о-о, тут не до рассказов, нужно видеть своими глазами! — восхищённо начал настоятель. — Ширина около одного километра, но поток такой, будто течёт из самой преисподни. Вода врылась в землю до скальных пород, но и там не унялась, даже просто подойти к воде можно в редком месте.

— Понятно, — откинулся на спинку стула Ди, — по сути вы «заперты» на небольшом треугольнике земли, хотя если учесть недружелюбное окружение, заперты удачно.

— Небольшом? — удивился Маргус.

— Ну, по моим меркам.

— Мерки у вас те ещё.

— А ближе к пустыне, как там с населением? — продолжил расспросы сновидец.

— Не сильно плотное, но есть города и деревни. От «Волчьего» леса до реки «Бурной» много сторожевых постов, следят за передвижением нежити, есть хорошая дорога соединяющая их. Мертвецы лезут лениво, но постоянно, в общем там спокойно если процесс не запускать.

Ди посмотрел в окно и зевнул, вечерело.

— Ладно, помучаю завтра Раммаранга, он должен хорошо знать общее положение вещей, его отец торговец всё-таки, а как вернёмся расскажите мне про империю.

* * *

Старший прапорщик Вилий «Хромоногий» заканчивал инспекцию цепи пограничных крепостей у границы с Мёртвыми землями. Это был крепкий мужчина средних лет, с чуть посидевшими волосами, чёрной как смола бородой, высоким лбом и массивными бровями. В задумчивости прапорщик приобретал лицо хмурое и недовольное, но это выражение редко соответствовало содержанию его мыслей. Хотя военный и имел грозную внешность, человек это был добродушный, однако при необходимости волевой и строгий: командовать снабжением крепостей абы кого не поставят.

В Амароте семьи были в основном многодетные, хотя чересчур не увлекались. Как говорится по силам и возможностям, ведь ребёнка ещё нужно воспитать и поставить на ноги. Средней нормой было пять — семь детей для сельской семьи и трое — пятеро для городской. Детская смертность была большой редкостью, а вот взрослая случалась. Обязательной воинской повинности не было, но в армию молодые люди шли охотно, даже при том, что служить полагалось пять лет.

Представите себе ситуацию: вы ребёнок в большой семье, ваш отец крепкий мужчина в расцвете сил, живут в Амароте по более нашего. Приводить невесту в родительский дом здесь не принято, своё жильё молодой семье полагается. Особенно если учесть, что вас таких у отца с матерью в среднем четверо. Землю королевская канцелярия раздаёт охотно, но не всегда в родных местах, да и жить в голом поле не выйдет. Хотя семейные узы здесь ценились, но и традиция подталкивать детей к самостоятельности была весома. В общем во многом молодёжь должна была обустраивать себя сама, и варианты имелись, один из них — армейская служба.

Кормят хорошо, учат ещё лучше, снаряжения не жалеют, да и пятая точка в определённом возрасте приключений требует. Пусть опасности с трудностями случаются, да и люди гибнут — бывает, но так знают все, что не глупости ради. Что не будь армейских заслонов и регулярных патрулей, неприятности начнут копится как снежный ком. А как отслужишь пять лет дают подъёмные и особую бумагу, которая ценнее любых денег. Приходишь ты с этой бумагой в желаемую канцелярию и получаешь всестороннюю поддержку от королевской власти. Выделяют землю, помогают со строительством дома или устройством в гильдию, да и смотрят на тебя по-другому, как на человека что долг перед родиной выполнил. В общем налаживать самостоятельную жизнь после службы в армии в разы легче. Да и за себя постоять умеешь, опасностей то хватает.

Есть и другой вариант связанный с армией, для тех, кто показал талант и усердие в армейской службе — академия и последующая военная карьера. Тут уж на что годен — рейнджер, рыцарь, офицер, снабженец, администратор, полководец, работы всем хватит. Подобная судьбы была у Вилия — третьего сына деревенского кузнеца, а сейчас опытного снабженца. Занятие это по важности и почёту ничуть не уступало прочим, да и прапорщик здесь в первую очередь грамотный командир, а потом уже складская крыса. Хорошее жалование, дом, который через двадцать лет службы становился собственностью. Служили обычно оседло, но случались и командировки с походами, правда не часто.

Прапорщик заведовал крупной базой снабжения на севере от Валенса, там и жил с семьёй. Два раза в год ему полагалось самолично объезжать с ревизией все восемнадцать крепостей вдоль северной границы с пустыней. За свою сорокалетнею летнюю службу он ни разу не сталкивался с крупной кражей или недостачей, но положено, значит положено. Да и кроме дел хватало, в этот раз, например, развозили зачарованное оружие для офицеров, армия тоже развивается, что его откровенно радовало.

Обоз состоял из восьми телег и десяти всадников, и они уже подъезжали к последней — восемнадцатой по счёту крепости. Дальше на западе была ещё одна — девятнадцатая, но там заправляли эльфы с гномами, следившие за границей между лесом и пустыней. Их прапорщик недолюбливал, хотя они, на его взгляд, своё дело знали и в чужие дела не лезли. Да и кто ещё кроме них мог иметь дело с этим проклятым богами лесом.

Надо отметить что настроение прапорщика немного портило то, что его обоз до сих пор не встретил патруля, который давно должен был попасться им на встречу. Военный внимательно поглядывал не следовую полосу, что тянулась с права, почти вплотную к дороге.

«Тоже хитрость какая, — размышлял Вилий, — распахали полоску земли и посыпали песком с пустыни, чтобы травой не зарастала. Нежить она тупая, прёт на юг пока живых не учует. Дозор ходит каждый день, увидят следы, направляют группу рейнджеров с рыцарями. Те следы разбирают и быстро настигают нарушителей и решают проблему в зародыше. Низшая нежить двигается медленно, а высшая, хвала богам, встречается редко.»

— Старший прапорщик дым впереди! — раздался крик из головы колонны.

— Остановить обоз! — прокричал он.

Проскакав вперёд процессии, Вилий остановился рядом с лейтенантом и какое-то время разглядывал тёмную, не стойкую полосу, поднимающуюся от земли.

— Действительно дым и явно несигнальный.

«До крепости менее километра, не к добру всё это,» — подумал он.

— Телеги сбить в формацию, все конные со мной, лейтенант остаёшься с обозными, в случае опасности труби в рог и дай дымовую стрелу в мою сторону!

Прапорщик с девятью конными рыцарями средним ходом поскакали к крепости. Торопились, но и берегли лошадей, чтобы в случае чего быстро вернуться к обозу.

Доскакали быстро и уже на подходе Вилий почувствовал озноб. Крепость была небольшим каменным фортом с гарнизоном из трёх десятков человек. Обеспечением всего этого дела занималась деревня километрах в десяти на юг, подальше от пустыни.

Перед глазами предстала страшная картина разгрома и хаоса, но озноб он почувствовал не от страха.

Створки ворот были выломаны, всё внутри форта блестело беловатым инеем, из окон одной из башен выплёскивались наружу языки пламени. Осторожно проскакав внутрь, отряд остановился среди хаоса и разрушений. Во дворе лежали тела людей, многие были разорваны или сильно покалечены. Вокруг царил беспорядок: утварь раскидана, телеги разбиты, мёртвые лещади валялись у конюшни и всё это было заморожено и дымилось от холода. Большие окованные двери, во внутренние помещение форта, могучая сила сорвала с петель и перемолола в шпеки вперемешку с покорёженными полосами железа.

— Вы трое, ищите выживших внутри, — быстро начал раздавать указания прапорщик, — ты и ты, поднимитесь на башню и оглядитесь. Крит, Аритар посмотрите, что можно сделать с пожаром, остальные боевая готовность.

Прошло совсем немного времени, как из одной из башен вывели дрожащего напуганного человека, он как мог старался держать себя в руках.

— Рядовой, — опознав по снаряжению солдата, обратился к нему командир. — Я старший прапорщик Вилий хромоногий из Ритаргена что в близь Валенса. Объясни мне во имя богов, что здесь происходит.

— Я п-п-помню вас сер, — простонал солдат. — Он-н-ни напали два ч-ч-часа назад. Выс-с-сшая н-н-нежить пауки и с н-н-ними ещё что-то страшное.

— Что может быть страшнее высшей нежити? — побледнел прапорщик.

В прочем он знал возможный ответ на этот вопрос, но не хотел услышать подтверждение своих догадок.

— Я н-н-не знаю в-в-ворота разбило в щепки, потом все накрыло волной х-х-холода. Какое-то время отбивались от п-п-пауков, но п-о-о-о-том во-о-шёл он, тёмный с м-м-мечем. Я и-и-испугался и спрятался в дрен-н-наже, п-п-п-ростите, но было п-п-понятно, что все ум-м-мрут.

— Ясно, разберёмся! Его из крепости, переодеть и отогреть, вы двое к деревне, узнайте, что там. Ты к обозу, пусть подтягиваются, вы к эльфийской крепости, а вы к предыдущей, — раздал новые команды Вилий. — Выполнять! Оставшиеся рубите!

— Кого рубить сер?

— Кого, кого, головы мёртвым!


Часть II. Начало пути


Вступление.

В громадном цилиндрическом зале, залитом ярким синеватым светом, за столом тёмного нефрита сидел человек. Хотя нечто, сидящее на изящном каменном стуле, сложно было назвать человеком. Его голова напоминала череп, плотно обтянутый фиолетово-серой кожей — гладкий и блестящий. Глаза без зрачков — черные, как зияющие дыры в просторы бескрайнего космоса, но при этом живые и подвижные. Нос, под давлением кожи почти исчез и на его месте виднелись лишь небольшие точки ноздрей. Рот, со светлыми серыми губами, был сжат в тонкой усмешке, а иссохшее стройное тело покрывала чёрная бархатная хламида.

Человек или нечто, неторопливыми плавными движениями, перелистывал страницы ветхой книги. В этом циклопическом зале он за своим столом смотрелся осиротело и не к месту. Но если внимательно присмотреться, становилось ясно, что вещей в этом месте когда-то хватало. Однако все они под грузом времени превратились в кучи бесполезной трухи на каменном полу.

Книгу в руках читающего также должна была постигнуть данная участь. Но её страницы сохраняла диковинная магия: такой в давние времена зачаровывали ценные тексты, пытаясь защитить их от потока времени.

Повелитель нежити отложил книгу на стол и хотел было подняться, но раздумал. Если войти в один из боковых проходов, чернеющих в стене и долго подниматься вверх по пологой винтовой лестнице, то можно выйти на плоскую крышу странного исполинского сооружения. Странность, а может причуда архитектора, заключалось в том, что башня напоминала ровную аккуратную колонну тёмного камня, без каких-либо выступов, окон, шпилей и прочих, часто присущих башням, элементов.

Высоко над ней, в ночном небе, сейчас разыгрывалось редкое и невероятно красивое представление — семь из двенадцати планет солнечной системы выстроились в стройную линию, которая соединилась в единый массив потоком беловатой энергии. «Малый парад» можно было наблюдать лишь раз в пятьдесят лет, ровно за астрономический год до полного парада планет. Но существо в зале уже видело это явление столь многое количества раз, что подниматься наверх не видело никакого смысла. И как множество раз до этого неподвластная времени нежить предавалась своими странными думами.

«Время лишь атрибут материи, но смертные смотрят на колесо жизни и называют временем ощущение его вращения. Они постоянно путают понятия, и я тоже попался на эту удочку когда-то давно. «Время»… — пожалуй пусть остаётся временем, не стоит выдумывать лишние термины,»

Сидящий откинулся на спинку стула и направил свои чёрные немигающие глаза в светящийся магическим светом потолок. После продолжил разговор с самим собой.

«Дураки те, кто думает, что у них есть время ждать, у них нет ни секунды на это глупое занятие. Но у меня оно есть, это моё богатство и моё проклятие. Я могу позволить себе ждать, ведь я забрал «время» полностью у этих наивных болванов, всё до последней капли.»

«О, ритуал прошёл так удачно и с таким провалом одновременно. Я взял всё, взял даже больше, больше чем смог унести. Но нечего, осталась мгновение: когда ждёшь двадцать две тысячи лет, сложно называть год по-другому.»

«Может направить Рейдеров? Слуги давно не приносили мне нечего интересного. Да, пожалуй, пусть разведают, осталось немного, да и ОНИ снова могут мне помешать. Эти идиоты! Нет… даже назвать их идиотами наивно и опасно. Но теперь я понимаю их, теперь они не смогут вмешаться в мои планы. Я заберу оставшиеся и вырвусь из этой могилы, я заберу всё!»


Глава 1. В преддверии приключений.

Ди проснулся за пару часов до рассвета. Маргус ещё вчера с вечера передал ему все необходимое для похода, поэтому надобности в дополнительных сборах не было. Он надел свой плащ из плотной тёмной ткани, именно в нём маг впервые появился в этом мире и подпоясался всё тем же расшитым яркими узорами поясом. Пояс представлял из себя настоящую картину вышивкой: сверху на полоске ткани серебром переливалось звёздное небо с красивыми золотыми птицами, а ниже, под голубыми шапками гор, шли замысловатые зелёные узоры, имитирующие растительность. Долго любуясь поясом, сновидец пробормотал:

— И разгадав секреты сна, он понял ясно: глубина, не принесёт ему покой, лишь заберёт его с собой.

Из обновок сновидец надел удобные походные сапоги тёмно-коричневой кожи. Обувь наделась свободно и тут же комфортно облегала ноги.

«Наверняка какая-то местная хитрость или особый материал, — подумал маг, — настоятель расстарался.»

Сапогами Ди разжился на замену своих ботинок, те конечно достаточно удобны, но явно непригодны для лесных прогулок. Также из одежды, приобретённой в деревне, на нем была длинная рубаха из материала похожего на шёлк, изначально плащ был надет на голое тело.

Сновидец набросил на плечи небольшой рюкзак с запасом продуктов на пару дней, кружкой, тарелкой и столовыми приборами. На боку, в специальном кармане рюкзака, крепилась фляга с водой. Все было собрано и упаковано так, чтоб не производить шума при ходьбе. Раммаранг заявил, что возьмёт котелок на себя, а большой запас питья им не понадобится. В лесу, по словам юноши, имелась тысяча способов разжиться едой и водой, при условии не стать таковыми для других.

По своему обычаю поблагодарив «деревенский люкс» за крышу над головой, Ди вышел из таверны и двинулся к западным воротам деревни. Он уже неплохо ориентировался в «Волчьей» и даже в полутьме без труда находил нужное направление. Не встретив патрулей, которые как он узнал ночью охраняли улицы, маг беспрепятственно вышел к западному краю деревни, перейдя речку через небольшой мостик с резными перилами.

«Молодцы, находят время для приятных мелочей,» — подметил он.

Стражники у ворот горячо поприветствовали его и всячески предупреждали, что за стеной может быть опасно и лучше подождать рассвета. Но сновидец настоял и перед ним без лишних споров отварили ворота.

От стены до леса было метров двести, пройдя половину этого пути Ди разглядел небольшой пологий камень, сел на него и задумался. И подумать было о чём. Он долго откладывал эту беседу с самим собой подозревая её бесплодность, но наконец решился.

«Первое это женщины, — начал рассуждать маг, — нет конечно любой нормальный мужчина думает о женщинах, но тут другое.»

Каждая первая местная молоденькая девушка была по меркам его мира топ моделью. Хотя нет, замученные диетами и косметикой топ модели вызывали жгучее желание «пожалеть и пристрелить», если поставить их рядом с Амаротскими красавицами. И дело было не сколько во внешней красоте, ибо всё, как говориться, на любителя. От местных дам шла некая притягательная энергия, бурлила та особая жизненная сила к которой хотелось прикоснуться и которую хотелось разделить в интимной атмосфере. А как некоторые из них стреляли сновидцу томными очами. Да запросто можно было получить излияние «кое чего» в мозг.

Маг из рассказов Маргуса знал, что по местным поверьям, а может и не поверьям, мир то чужой, женщина, отдавая свою девственность мужчине, получала от него долю физических и нравственных качеств, то же касалось и мужчин. На этом частично строилась местная система браков. Видимо поэтому часть молоденьких девушек не замужнего состояния так настойчиво искали внимания могущественного мага.

В своём мире Ди — хотя и сдержанный в этом смысле человек, но мужчина не закомплексованный и в полном расцвете сил… Правда отношений с женщинами, после того как потух «огонь молодости», у сновидца не складывалось и дело вовсе не в комплексах или возможностях, а в том, что отношения «на одну ночь» он отвергал, а на создание семьи времени катастрофически не хватало. Да и голова признаться была занята другим.

В общем наш герой ценил женскую красоту и ещё как заглядывался… но вот только нынешнему Ди было абсолютно наплевать на потуги местных дам, даже без вмешательства нравственных идеалов. Нет, он с удовольствием любовался местными женщинами, но какой-либо похоти не испытывал. А на слабое мужское желание холодный разум говорил: «на это нет времени», и либидо без всякого боя соглашалось. Нет, оно и в родном мире соглашалось конечно, но как-то с сожалением что ли, здесь другое.

«Вывод — нынешней я, это не совсем я,» — печально вздохнул по плотским утехам Ди прошлый.

«Страдай,» — ехидно прогудел ему Ди нынешний.

Но в утешение с чувством юмора всё было в порядке. Например, подкалывать Раммаранга доставляло истинное удовольствие. Тот, явно ещё не успел сполна прикоснутся к женским прелестям, поэтому краснел как рак при любой шутке на интимную тему.

«Ну и замечательно, не хватало мне ещё озабоченных в группе. С людьми, не знающими ограничений хорошо обмениваться пошлыми анекдотами при случайной встрече, а вот «ходить в разведку» увольте…»

Здесь начиналась странность вторая: вы попадаете в незнакомый мир полный нового, удивительного, неизведанного, обладая при этом возможностями ходячего апокалипсиса. Но вместо того чтобы люто доминировать над окружающими, спокойно следуете поставленной свыше задаче.

«Нет конечно, я не такой человек, сдалось мне это доминирование, но опять же моя холодность и взвешенность удивляют даже меня самого. И текущая задача… откуда она взялась в голове и почему процесс её выполнения вызывает приятный трепет, а мысли об отказе навевают тоску.»

Не то что бы кто-то ограничивал его свободу воли, или сновидец чувствовал себя запрограммированным, но было как-то неприятно. Затащили в чужой мир без «письменного согласия», навязали мутную задачу и неизвестно ещё чем всё это закончится.

«Не морочь себе голову, — сказал Ди новый, — эта твоя идея свободы воли с которой ты вечно возишься и которую ревностно лелеешь, какой тебе здесь от неё толк? Наслаждайся процессом по полной, отбрось ревнивое желание всё контролировать.»

«Может и так,» — неохотно согласился Ди старый.

«Человек выполняя своё предназначение всегда чувствует счастье и душевный подъём,» — забил последний гвоздь в крышку гроба сопротивления Ди новый.

«Ну ладно согласен, далее… Способность предвидеть события, не все, но многие. Это наталкивает на мысль, что всё идёт по прописанному сценарию. Но все ли и на сколько сценарий жёсткий? Или есть сила, которая подыгрывает событиям?»

«А может это лишь сон? Ведь сны часто текут согласно нашим ожиданием.»

«Не лги себе, ты не такой пуп вселенной, чтобы всё это генерировать своим мозгом размером с орех…»

«Ну может не с орех и не совсем мозгом, но все-таки… Ладно буду считать, что некая могучая сила старается вести события согласно своему плану, используя для этого доступные ей возможности. И одна из возможностей забросить меня сюда и мягко заставить намеченному пану следовать.»

Сновидец взглянул на звёздное небо. Громадное, невообразимое светило фиолетового цвета с кривыми пляшущими синеватыми языками, сливающимися в ореол, заползало за горизонт. Это было одно из местных аналогов нашей луны. И сейчас планета или спутник убегала от солнца, которое вот-вот покажется на востоке.

«Не сон говоришь? А много снов ты видел?» — не унимался Ди старый.

«Достаточно! — съехидничал Ди новый. — Ты же знаешь, что это не сон, не обманывай себя.»

«Ну ладно не сон, но все эти эльфы, гномы, магия, искатели приключений…» — нанесла болезненный удар сомневающиеся часть сновидца.

«Все информационные матрицы связанны, разумные существа в реализованных матрицах интуитивно «таскают» информацию из нереализованных. Ведь материя не что без информации что её упорядочивает, а чистая информация как известно ведёт себя по другим законам. Находясь в воплощённой в материи «вселенной» нечего не мешает разумным существам брать образы и идеи из информационных матриц других миров, самовлюблённо пологая, что всё «выдуманное» родилось в их светлых головах.»

«Сам то понял, что сказал?» — засомневался внутренний голос.

«Ну может напутал чуток, в общем можешь написать здесь «фентези» про свой мир. Местные будут зачитываться про электрички, телевизоры и демократию, хотя про демократию не надо, а то ещё в юмористы запишут. Нечего не мешает этому миру быть настоящим, ты ведь даже не до конца уверен насколько реален твой мир? — ехидно подметила другая часть сновидца. — А если учитывать остроту восприятия, так ты считай спал до этого. С пробуждением олух!»

— А-а-а, — пробурчал Ди, — в топку эти объяснения, особенно с элементами раздвоения личности. Хотя в голосах в голове нет нечего плохого, пока они могут между собой договориться.

Он отошёл от дороги, лёг на траву и какое-то время просто смотрел в светлеющее небо не о чём не думая.

Со стороны ворот послышались шаги, почти рассвело.

Раммаранг стоял рядом и неуверенно переминаясь с ноги на ногу. На нем была его лёгкая кожаная броня, плотные, усиленные жёсткими нашивками, штаны и сапоги с высокими голенищами. Так же присутствовал хитрый пояс с множеством отделений, но не сильно громоздкий, наверно с чем-то самым необходимым. На боку у юноши висел небольшого размера широкий меч, а за спиной, рядом с увесистым наплечным мешком и колчаном стрел, в специальном чехле крепился короткий лук. Также на мешке, который был скорее походным ранцем, были закреплены скрутки какой-то ткани.

Ди являлся нулевым специалистом по броне и холодному оружию, но оценил простату и лаконичность снаряжения.

«Ну да, на своих двоих с поклажей не заиграешься,» — подумал он.

Сновидец ловко вскочил на ноги, надел свой рюкзак и бодрым голосом человека знающего задачу объявил.

— Нам лучше поторопится, все вопросы на ходу, а то можем не успеть до темноты и придётся ночевать в лесу. Что как я понимаю плохой вариант.

— На сколько глубоко нам нужно зайти в лес? — спросил Раммаранг.

— Чуть дальше первого стояночного лагеря. Потом немного углубимся на юг, заберём кое кого и вернёмся на оборудованную стоянку, что кстати ещё надо будет успеть.

— Углубится в лес на середине перехода? — сглотнул Рам.

— Пошли уже, — улыбнулся Ди.

Раммаранг снял свою поклажу и отвязал один из свёртков, который оказался лёгким серо-зелёным плащом плотной ткани. Молодой человек надел его поверх рюкзака и стал немедленно походить на улитку. Далее он пошарил на поясе и достал металлический медальон в виде древесного листа, надев все это, он уже на ходу объяснил:

— Плащ и медальон — магические предметы. Первый маскирует, но правда, когда двигаешься эффект снижается, а медальон реагирует на приближение крупных магических тварей. Заходить в лес без этой связки у нас не принято.

— Понятно, — кивнул Ди и помахал на прощание что-то крикнувшим с вышки стражникам.

Двигаясь быстрым шагом, путники вощил в лес под кроны исполинских деревьев. Резко потемнело, стало немного теплее и чуть душновато. Но в целом атмосфера не была зловещей. Местами сквозь прорехи в кронах на тропу падали косые лучи утреннего солнца, создавая световые полосы в которых крутилась то ли пыль, то ли золотистая пыльца. Было тихо и лишь изредка раздавался громкий стрёкот каких-то птиц. Приятно пахло мхом, землёй и ещё чем-то непонятным.

Тропа через лес представляла собой хорошо утоптанную людьми, лошадьми и колёсами телег полосу. Па краям от дороги земля была расчищена и выровнена метров на десять с каждой стороны. Бросались в глаза пни срубленных молодых деревьев, что периодически пытались захватить расчищенное пространство. Дорога шёл в основном прямо, изредка огибая настоящие исполины до десяти метров в ширину. Сновидец смотрел на них восхищённо, Раммаранг заметив это прокомментировал:

— Говорят в Эльмарке эльфы живут на таких деревьях, благоустраивая их и прорезая проходы. Но я сам не видел, только слышал рассказы.

— Ты же бывал там с отцом? — уточнил сновидец.

— Бывать то бывал, но торговые караваны допускают только до Озимгора — торгового города, там совместно заправляют эльфы с гномами. А чтобы без причины путешествовать по их землям нужно особое разрешение.

— Дискриминация какая-то, у вас то он передвигаются совершенно свободно, — удивился Ди.

Раммаранг пожал плечами и ответил:

— У них свои обычаи у нас свои, главное, что соседи помогают друг другу в рамках разумного и не прячут нож за спиной.

— Дай догадаюсь, одна из дежурных фраза твоего отца? — хитро ухмыльнулся маг.

— Как вы узнали?

— Не знаю, как у вас, а я в девятнадцать лет пользовался в основном чужим мнением, что кстати яростно отрицал. Так уж устроены люди, они напоминают кастрюлю что стоит на огне жизни. Туда накрошат разного в детстве, а к зрелости выходит готовое блюдо, вкус которого достаточно сложно поменять. И это не плохо, тут главное, чтоб всякой гадости не накидали. Хотя я твоём возрасте был редким лоботрясом в голову которого набили кучу хлама слабо применимого в повседневной жизни.

— Что правда? — удивился Рам.

— Честно-честно.

Через какое-то время путникам стали попадаться каменные столбики примерно метровой высоты, врытые в нескольких метрах от края дороги. Воздух наполнился неприятным монотонным звуком похожим на свист, но в целом было терпимо, да и уши скоро привыкли.

— Особая магия, отпугивает многих опасных тварей, — пояснил Раммаранг, — ещё дорога посыпана специальным реактивом с похожими свойствами.

Действительно, добавился резкий противный запах, но вполне терпимый.

— Часть зверья поумнее привыкла что проходящие по дороге вооружены, опасны и всегда готовы к нападению, поэтому ловить нечего, — пояснил юноша. — Это не повод расслабляется, однако путешествие сильно облегчает.

Ди одобрительно кивнул.

Внезапно Раммаранг выпалил:

— Можно спросить почему я? Почему вы помогаете именно мне? Ведь спасение Авелии не будет главной задачей?

Ди задумался.

— Я знаю, что это прозвучит грубо, но выбрось пока из головы свою невесту, я чувствую с ней всё будет в порядке.

На лице молодого человека отразились смешанные чувства.

— Почему ты? — продолжил сновидец. — Не совру если скажу, что не знаю… Я в каком-то смысле привлечённый со стороны исполнитель. Но если собирать мозаику из имеющихся кусочков… Ты молод, талантлив, хорошо обучаем с одной стороны; имеешь определённую базу навыков и знаний с другой. Можно возразить: «Существует множество тех, кто лучше меня.» Но приобретённый опыт и знания — это порой серьёзный сковывающий фактор, мешающий смотреть на ситуацию творчески и действовать непредсказуемо. Сделай свои недостатки своим преимуществом.

Некоторое время шли молча, Рам переваривал сказанное. Вдруг сновидец остановился.

— Вот те раз.

Тропу наперерез пересекала мощёная дорога, точнее кусок дороги метров пяти длиной. Перерезов тропу она терялась под слоем почвы и нагромождением корней.

— Здесь в лесу много руин и вообще всякого, — сказал Рам не понимая удивление сновидца.

Ди почесал голову и выдал:

— Я чувствую: мы увидели ружьё, которое в этой «пьесе» будет стрелять как пулемёт.

— Увидели, что? — удивлённо переспросил Раммаранг.

* * *

Хаим считал себя человеком, которому повезло в жизни всего дважды. Первый раз, когда он родился на свет, а второй, когда у родившегося обнаружились способности к магии. И это не удивительно, ведь его отец и мать были магами, не особо выдающимися, но все-таки. Ещё когда Хаима не было в планах, его семья прибыла в Амарот из северной страны, минув великую пустыню с запада и «Лес потерянных истин» с востока. Он мало что знал о том путешествии и о том, что было после, до его рождения.

Ещё не научившись толком говорить, ребёнок заставлял игрушки кружить вокруг себя: хороший знак будущего потенциала, но дальше пошла сплошная череда неудач.

Отец и мать погибли при ремонтных работах на переправе через реку «Бурную»: громадный кусок суши вместе с людьми осыпался в яростное течение. Осиротевшего ребёнка приютили в интернате для одарённых детей, там он получил начальное воспитание и освоил первые магические навыки. Хорошее начало, ведь впереди чётко прорисовывались перспективы. Из интерната, в возрасте пятнадцати лет, подающий большие надежды юношей поступил в королевскую военную академию. О чём ещё может мечтать молодой человек в его возрасте.

Но и тут всё пошло неудачно, правда только на его взгляд. После изнурительных тестов и тренировок, выяснилось, что атакующая магия совсем не его конёк. А вот навыки скрытности и манипуляции даются Хаиму на удивление легко. В общем не быть ему героем косящим огненными шарами орды нежити, не испепелять молнией опасных тварей на окраинах великого леса, не устанавливать опасные ветряные ловушки на границах с пустыней. А часами ходить на цыпочках мимо вредных инструкторов, изучать конструкции всевозможных замков и до полуобморока истощать манну практикуя невидимость. Благо хоть не отправили послушником в храм, учиться исцеляющей магии. В общем юношеские мечты в прах.

Но тренировки не прошли даром и впереди замаячили новые перспективы. Молодого человека направили в Королевский сыск, откуда как известно со временем можно пробиться в разведку или перевестись в армейские рейнджеры, коли мягкое место всё-таки ищет приключений. Но и тут всё пошло не очень гладко: коллеги плохо приняли смуглого, почти чёрного северянина. Не заведя себе надёжных друзей, он стал по сути отщепенцем.

Вот здесь серьёзные неприятности и решили ворваться в его жизнь. Хаим был по характеру собранным и смелым, но при этом нерешительным человеком. Он относился к тому типу людей, которые способны на многое под грамотным руководством, но почти бесполезны при полной самостоятельности.

Гильдия воров Валенса направила на молодого человека свой пристальный взор, а эти ребята умели убеждать. Лишённый необходимой поддержки коллектива: всего-то и надо было прийти к командиру и рассказать о хитрой провокации в которую он угодил. Но нерешительный Хаим решил выпутываться самостоятельно и чем активнее барахтался, тем глубже погружался в «болото».

Не сделав нечего незаконного, он вылетел из Королевского сыска с волчьим билетом. Умело пущенные слухи, пару подброшенных вещиц, сомнительные, но настойчивые свидетели. То, что позволено гражданскому, не позволено хранителю порядка.

Дав какое-то время вкусить прелестей самостоятельной жизни, без привычного казённого обеспечения — весьма несладкой жизни в его случае, за Хаима взялись дальше и всё-таки затащили на «скользкую» тропу.

Всего-то надо было украсть безделицу из богатого дома, новые товарищи составили план, обеспечили прикрытие, но он попался. Возможно он хотел попасться, где-то там, в глубине души ему очень не нравилось то, что он делал.

За содеянное пришлось пару месяцев поседеть в подземелье — недолго, но очень познавательно. На первый раз в Амароте за подобное наказывали символически, нечего кормить дармоедов. Скорее убедительный намёк: а не стоит ли вернуться на путь праведный?

Выйдя на свободу и крепко подумав головой, Хаим решил порвать все связи с преступным миром, которых благо ещё особо и не было. Да «друзья» после его неудачи не показывались. А уже если человек что-то решил твёрдо, то сломить такое решение не просто. Дале молодой человек прислушался к зову своего сердца и сделал, наверное, лучший из возможных выбор: вступил в гильдию искателей приключений. Жизнь стала налаживаться. Пусть группа, в которую он попал, была не особо сильной, но все-таки это были честные, надёжные товарищи. Несколько лет пролетели за гильдийной рутиной как один миг. В основном они брали задания вроде поиска пропавших, или того что от них осталось и выслеживания монстров, повадившихся задирать скот и пастухов на местных пастбищах, ну и сбор ценных ингредиентов иногда. Навыки улучшались, появилась стабильность и… судьба сделала новый удар.

Хаим поднялся на второй этаж дома где занимал пол этажа, а именно две большие комнаты, ванную и уборную. Потянувшись ключом к замку, он интуитивно понял: что-то не так. Провёл рукой перед дверью, осмотрел замочную скважину. Так и есть, кто-то побывал здесь без его ведома, воры или того хуже — старые знакомые. Аккуратно вытащив кинжал из нагрудных ножен, он приложил ладонь к замочной скважине. Взламывать магией замок в свою же квартиру глупое занятие, но при этом довольно простое: пусть замочек довольно «хитёр», но его устройство он знает досконально. Просто так будет тише. Раздался мягкий щелчок, мужчина растворился в воздухе, дверь беззвучно отварилась и пропустила невидимку.

Зайдя в гостиную Хаим уже знал: в квартире некого нет, однако осторожность не помешает. Быстро и аккуратно проверив помещения, молодой человек развеял невидимость. Пусть как человек со специализацией «вор» он может удерживать её около минуты, что весьма достойный результат, но сливать манну в ноль не стоит.

На столе лежало подобие свёртка, Хаим приметил его ещё от двери, но сразу трогать не стал. Подойдя к нему, он направил на посторонний предмет руку и прокастовал обнаружение магических ловушек — вроде чисто. Осторожно, лезвием кинжала, развернул складки грубой ткани. В глазах потемнело, его и так тёмная кожа не стала бледнее, но мгновенно утратила всю свою жизненность.

В свёртке находился листок убористо исписанной бумаги и ещё кое-что. И это «кое-что» он узнал без труда — маленький белоснежный мизинец и большой заляпанный кровью перстень. Похоже неудачи Хаима вышли на новый уровень.

* * *

За последние несколько часов Ди узнал массу новой и интересной информации. И видимо для местных она настолько относилась к разряду — «это знает каждый ребёнок», что даже настоятель не затрагивал эту тему. А может просто забыл или времени пожалел.

Весь Амарот был буквально усеян древними руинами. Самое крупное местное поселение — Валенс, не стояло на месте древнего города, оно был ими. Как и многие другие местные города и деревни. Люди буквально заселились в готовое, по крайне мере в то, что было построено из камня. А строить древние мастера умели. Конечно строения, созданные из материала вроде песчаника, безвозвратно разрушились или обветшали. Но многое, скорее всего важное с точки зрения древних, было сделано из оникса, гранита и даже карцезита! Что в голове не укладывалось, твёрдость этого камня была необычайной. После определённого ремонта здания возвращались в строй.

Дальше встал вопрос: куда делись прежние жители? Раммаранг начал издалека, сделав краткий экскурс в местную историю. Хотя юноша в отношении древних посоветовал обратится к Маргусу, но и сам сполна знал местные соображения на эту тему. Именно соображения. Первые переселенцы пришли в Амарот с востока около трёх тысяч лет назад гонимые натиском зверолюдей. Перейдя реку, они стали осваиваться и постепенно расселились, до уже тогда великого леса. Это был развитой народ, имелись глубокие познания в магии и ремесленных делах, присутствовала сформированная культура и религия. В общем, найдя здесь обусловленную географией защиту — обживались и укоренялись.

Видимо похожие процессы шли с другой и стороны гор. Хотя из-за некоторой конкуренции рас жить там было менее комфортно. Но примерно тысячу лет назад земли империи стал объединять великий маг и правитель, которого называли просто — Император. Закончив консолидацию с одной стороны гор, он направил свои взгляды на другую. И уже тогда эти взгляды были не особо добрыми. Но сами по себе горы и лес были серьёзными препятствиями, а короли Амарота яростно сопротивлялись. В общем, противостояние было вялотекущим и сводилось в основном к небольшим набегам со стороны империи.

Но триста лет назад отец нынешнего правителя гномов пограничных гор — Зирген «кровавый топор» привёл свой клан в этот край с севера. Гномы давно интересовались этими горами и вот наконец какие-то внутренние противоречия послужили катализатором к переселению. Конечно двадцать тысяч гномов не могли просто так взять и фактически прейти в другое королевство. Всё было согласованно на самом высоком уровне и признано более чем взаимовыгодным.

Почти сразу за гномами, к горам с юга, пришли эльфы. Хотя сейчас ушастые со своими бородатыми соседями живут более чем мирно, как они договорились тогда — одним богам известно.

С этого времени начался рассвет Амарота. Зажатые опасностью с трёх сторон гномы, эльфы и люди были вынуждены плотно сотрудничать и это сотрудничество стало быстро приносить свои плоды. Торговля, магические и технические науки, как и общее благосостояние уверенно пошли в гору.

Но вернёмся к древним руинам и их исчезнувшим обитателям. Датировать точно их не смогли. В учёных спорах озвучивались цифры в десять тысяч лет, но кто-то настаивал на двадцати и более. А ведь были ещё артефакты и даже письменные источники и не просто надписи на камнях, а самые настоящие книги. Но расшифровать иероглифическую письменность не смогли, однако было ясно: наука, культура и магические знания минувшего были на высоте.

— Исходя из артефактов и некоторых сведений Артейского оракула…

— О! Расскажи мне наконец про этого оракула? — оживился Ди на этом моменте.

Но юноша лишь в общих чертах рассказал, что в главном храме Валенса есть женщина, которая предсказывает события, а иногда её устами даже говорят боги. Но на попытки вытащить из него подробности, Рам хмурился, путался и закончил стандартным — «обратитесь к Маргусу».

Так вот, очень давно, в центре «пустыни потерянных царств», стояла столица могучей империи, что охватывала весь континент. Её магическая гильдия достигла необычных высот и практически правила огромным государством. Но верховный маг, возжелав бессмертия и запретной силы, провёл тёмный ритуал, который забрал энергию жизни на немыслимом расстоянии вокруг. В эпицентре сила ритуала была столь велика, что даже земля стала безжизненной пустыней, лишившись своей жизненной силы.

— Правда это лишь придания северян пришедшие к нам из-за пустыни, — пояснил Раммаранг.

И подтверждением этой легенды была нежить: при освоении Амарота всё просто кишело ей. Мертвецов и сейчас полно в некоторых нетронутых подземельях. А нажить как известно ох как часто восстаёт из жертв тёмных ритуалов. Хотя на обжитых землях мертвецов основательно вычистили, но они постоянно лезла из пустыни, в том числе и так называемая «высшая нежить» — твари, призываемые тёмными магами или произвольно зарождающиеся в местах плотного скопления обычной нежити. Видимо где-то там, посреди песков, стояли мёртвые города, превратившиеся в исполинские склепы.

Здесь крылся источник дохода для искателей приключений разной степени авантюризма. Начиная от команд что по заявкам гильдий чистили от мертвецов опасные места возле недавно обжитых земель, заканчивая отчаянными ходившими раскапывать пески пустыни. И было ради чего: от древних осталось весьма много ценных артефактов. Ведь находились предметы, после продажи которых счастливчики могли позволить себе, например, весьма приличную недвижимость.

— Что за предметы такие? — оживился сновидец.

— Ну так чтобы очень дорогие, — смутился юноша, видимо пойманный на преувеличении, — это оружие и книги. А остальное…, например, больше половины магических колец и украшений в Амароте остались от древних, что подешевле… — задумался он. — Да взять хотя-бы облицовочную плитку и мозаику.

— Ты хочешь сказать, — уточнил маг, — можно найти остатки древнего чего-то там, снять с пола кафель и стать на какое-то время обеспеченным человеком?

Юноша кивнул и видя скептическую гримасу попутчика пояснил:

— Красота неимоверна, представьте, например, пол похожий на волную гладь: хоть рыб запускай или потолок что как клубящиеся облака. Я правда не видел, мне отец рассказывал, — слегка смущённо пояснил Раммаранг.

— В общем как соберёмся, пойдём в древние руины скручивать унитазы, — подытожил Ди.

За беседой об истории Амарота и прочих побочных вещях время перевалило за полдень. Шли путешественники быстрым шагом и практически налегке, поэтому двигались быстро и раньше планируемого вышли к своей первой цели.

Так называемый «Стояночный лагерь» представлял собой приземистую башню метров двадцати в диаметре и около двух этажей высотой. Построено она было из тёмного твёрдого камня похожего на гранит, большие блоки внешних стен были идеально подогнаны и основательно выровнены.

«У местных мастеров явно продвинутые технологии работы с камнем, сделать подобное в моем мире затруднительно» — подумал Ди разглядывая практически отполированную стену.

Располагалось здание на расчищенном от леса пяточке метров сорок в диаметре.

— Сложено не так давно, — прокомментировал Раммаранг, — камни брались с развалин неподалёку. Нежити правда внутри нет, но всё равно почти древнее сооружение, — попытался пошутить он.

— Моя последняя гостиница нравилась мне куда больше твоего «древнего сооружения», — парировал сновидец. — Кстати, его разобрали и аккуратно собрали, сохранив вид и пропорции?

— Вряд ли, думаю сложили как требовалось и обтесали уже здесь, а стены такие гладкие, чтобы наверх было трудно забраться, — пояснил юноша.

В здании были высокие, метров трёх в ширину, арочные ворота. Как объяснил сновидцу Рам, на первом этаже находилось большое помещение для лошадей, если позволяло место в него старались также загнать телеги и повозки. Второй этаж предназначался для двуногих путников, а сверху была ровная, огороженная каменным заборчиком площадка, на которой обычно выставляли дозор.

В лагере планировалось заночевать в эту ночь, но это потом, а сейчас нужно поторапливаться. Поэтому заходить внутрь путешественники не стали, только быстро перекусили перед строением.

— Рам! — серьёзно проговорил Ди. — Давай немного определимся с философией нашего похода. Мне предстоит собрать весьма разношёрстную компанию. Думаю, у всех уже будет большая часть необходимого опыта и учить вас мне не придётся, да и особо нечему. Во владении мечом, например, ты разделаешь меня «как бог черепаху». В общем вы прекрасно сможете обучать друг друга сами. Более того, помогать вам я буду только там, где на мой взгляд справиться по-другому не выйдет, даже выложившись на полную. Также это касается и зачарованного снаряжения, только самое необходимое, по крайне мере пока не запахнет жаренным.

Раммаранг немного приуныл: за два с небольшим дня что Ди пробыл в деревне, по ней уже ходили легенды о зачарованном оружии, которое можно было получить буквально даром, просто застав сновидца в хорошем настроении.

— Но так как боевая мощь нашего отряда на данный момент оставляет желать лучшего… — вздохнул маг, — давай сюда свой меч и лук…

Юноша просиял, в прочем, предвидя подвох, не особо ярко.

С луком Ди закончил быстро, а вот над мечом тужился и потел весьма продолжительное время. То, что маг реализовывал что-то сложное свидетельствовало не только время процесса, но и пот проступивший на лбу зачарователя. Он уже знал: процесс зачарования подчиняется определённой логике. Нельзя было, например, зачаровать оружие на два атрибута одновременно, особенно взаимоисключающие. Но это если действовать как говорится «в лоб». Комбинации возможны, но сильно привязаны к мастерству зачарователя и материалам объекта. Например, зачаровывать деревянный предмет на огненный атрибут было плохой идеей, как и хрупкие металлы на холод. Но сновидец уже успел неплохо потренироваться, прекрасно владел концентрацией и был по местным меркам — неиссякаемой бочкой манны, потому решил наплевать на ограничения и сделать что-то действительно стоящее. Правда ограничения плевать на себя не позволяли, но при определённой хитрости и творческом подходе с ними удалось договорится.

Меч Раммаранга очень напоминал сновидцу оружие римского легионера, разве что рукоять подлиннее: добавлено место для хвата второй руки и лезвие больше — дань сражения с монстрами. Широкий и прочный. Синеватая сталь была прекрасна, странно, но несмотря на отсутствие так называемых высоких технологий, металлургия здесь была на редкой высоте. Особенность местных мастеров состояла в том, что нечего не делалось спустя рукава. Любая значимая вещь создавалась добротно, аккуратно и на века и это крайне подкупало Ди, призирающего «пластмассовость» своего мира.

Наконец зачарователь закончил, на клинке появилась травление с обоих сторон. С одной стороны лезвия сновидец нанёс замысловатыми буквами надпись: «Честь, долг, совесть», а на другую, без зазрения совести, перенёс рисунок со своего пояса. Получилось красиво, правда вряд ли кто-то прочитает написанное на родном ему языке.

Рам долго разглядывал лезвие.

— Это магические руны?

— Нет самые обычные и даже не руны, хотя… В общем чтобы ты мог отличить одну сторону лезвия от другой.

— Зачем, я и так это знаю без всяких рисунков и надписей.

— Да… — почесал голову сновидец. — А я старался… ну да ладно, слушай: лук зачарован на удар молнии средней силы, перезарядка двадцать секунд, можно было сделать и мощнее, но тогда и «отката» магии ждать пришлось бы дольше. Ты подумай на эту тему и следующий лук, если он будет конечно, сделаем на более выверенным по мощности и скорости восстановления магии. Как я понял стреляешь ты средне, поэтому эффект шока электричеством будет кстати, не особо играет роль куда попадёт стрела. А вот с мечем интереснее: на нем сразу три зачарования.

— Три! — воскликнул поражённый Раммаранг, — но это невозможно!

— Ты дослушай. Одна кромка лезвия бьёт заклинанием «заморозка», эффект средний, другая сторона заряжена заклинанием «сполох огня». Время перезарядки заклинаний тридцать секунд, и они независимы друг от друга. Использовал одно, пока оно перезаряжается, второе остаётся в запасе, нужно только перевернуть лезвие. Срабатывают при достаточно сильном ударе, клинок в покое не холодный и не горячий, но может меняться температура при использовании. Так что после боя в ножны сразу не вкладывать наверно не стоит.

— Заморозка и Сполох огня на одном оружие, — прошептал Раммаранг, — так не бывает…

Ди не стал рассказывать, что зачараваний на самом деле пять и одно из них вряд ли доступно кому-то из местных мастеров. На клинок был наложен эффект, который он обозвал «полярная гравитация». Центр лезвия отталкивал от себя магию и физическое воздействие. Это не только позволяло наложить противоположные элементы не вызвав резонанса, но и препятствовало разрубанию клинка. А последние зачарование пусть будет для Раммаранга приятным сюрпризом, надеюсь, он о нём некогда не узнает. Манны слил вагон, ну да ладно.

— И самый писк! — продолжил сновидец. — Вес немного меняется, когда заклинания разряжены. Разрядил одно — минус двести грамм веса, разрядил второе ещё минус двести грамм. При перезарядке вес возвращается на прежнее значение. Я молодец, правда?

Ди принял вид кота, добравшегося до кувшина сливок.

У Раммаранга не было слов, он немного боязливо держал меч не решаясь поверить в свою удачу. Далеко не все капитаны королевской армии имели зачарованное оружие. А такое чтобы с двумя эффектами…

— Ну же, опробуй вон на том деревце и выдвигаемся. И так пол часа возился с твоими «убервафлями»

— С убер чем…? — не понял Рам.

Ди периодически вставлял непонятные словечки и не когда не объяснял их значение.

Маг отмахнулся.

Юноша подошёл к небольшом микритовому дереву с края тропы. Простым рубящим ударом с лева — направо, он не сильно ударил по стволу, сантиметров тридцати в диаметре. Меч вошёл в ствол на половину ширины лезвия, одновременно с этим из места удара вырвался сполох пламени и клубясь охватил дерево, немного не достав охватом по окружности. Мечник выдернул лезвие из ствола и придирчиво осмотрел место удара. Древесина в разрезе имела вид, как если бы в неё вбили раскалённый в печи клин, кора на стволе была опалена, но не сильно.

«Воздействие внешнее, слабо проникающие, — понял Рам. — Толстую кожаную броню скорее всего не прожжёт, пластинчатый доспех тем более. Но можно здорово опалить открытую часть тела, или, например, глаза, не говоря уже о том если резануть по голой плоти.»

Развернув лезвие, он ударил по стволу с права — налево с той же силой. Удар слился с небольшим потрескиванием. В области вокруг места удара сантиметров на десять древесина обледенела: было видно, что холод неплохо прошёл вглубь ствола. Меч действительно стал ощутимо легче, привыкнув он сможет различать эту разницу очень точно.

«Удар холодом проникающий, но сквозь доспех до внутренних органов не достанешь, однако подморозить можно серьёзно.»

Он знал и видел зачарования посильнее, но жаловаться было глупо, два сразу и с небольшим откатом… Более сильные эффекты восстанавливались значительно дольше, да и подобная вещь в его руках, о таком он и не мечтал. Юноша покосился на сновидца.

— Ты ещё не раз проклянёшь судьбу что свела тебя со мной, — ехидно улыбнулся маг.

— В этом мире нечто не может гарантировать, что я переживу следующий день. И не важно опасное ли это путешествие или сон в своей кровати, — ответил Раммаранг словами одного из своих наставников.

«Хорошие слова, — подумал Ди, — и не только для этого мира.»


Глава 2. Тумаки, тумаки и ещё раз тумаки

Пройдя пару километров в сторону гор, сновидец остановился и повернулся лицом к лесу.

— Извини, но здесь я воспользуюсь своим положением мага «сотого уровня». Это выражение такое… — наперёд объяснил Ди, собирающемуся что-то спросить молодому человеку.

Вокруг мага заклубились волны напоминающие потоки разогретого воздуха. Переливаясь вокруг его тала, они сделало его иллюзорным, почти не видимым. После, Ди легко оттолкнулся и воспарил над землёй. При этом он стал не только слабозаметным, но и присутствие, что может выдавать живых существ, полностью исчезло. Поманив Раммаранга за собой, «приведение» не торопясь полетело в глубь леса. Поправив свой плащ юноша, стараясь соблюдать тишину, последовал за ним.

Сновидец, оценив темп, который может держать его товарищ, не напрягаясь, прибавил ходу. Рам ловко и привычно перескакивал по корням, конечно до эльфов ему было далеко, но сноровка чувствовалась.

Так путешественники двигались около получаса, вдруг Ди остановился и бесшумно указал рукой куда-то в сторону. Сделав это, он улыбнулся в привычной ехидной манере и предательски растворился в воздухе.

Раммаранг напрягся и стал оглядываться по сторонам, действительно с направления куда указал маг что-то приближалось. Из-за буйства корней доносилось едва слышимое посапывание. Не прислушайся он специально, не расслышал бы его на фоне монотонного шума леса. Вынув из кармашка на поясе небольшую склянку, Рам переломил её и бросил на землю. После, стараясь не шуметь, подошёл к дереву, встал спиной к источнику шума и замер, сменив темп дыхания. Юноша постарался успокоить сердечный ритм и вообще стать невидимкой наподобие сновидца.

В воздухе распространился равномерный, сильный, но приятный запах. Так пах во время цветения одни из видов местных цветов, запах не был резким, но при этом обладал свойством напрочь заглушать всё остальное, доступное обонянию в данной области.

Совсем рядом что-то засопело и остановилось, прошло несколько минут… Вдруг краем глаза Рам увидел непрошенного гостя. Напоминающий человека с непропорционально вытянутом телом, монстр, как паук, полз по корням, медленно и аккуратно переставляя свои конечности, покрытые короткой зеленоватой шерстью. Руки и ноги незваный гость имел куда длиннее человеческих, пальцы на его конечностях напоминали крючья и заканчивались длинными чёрными когтями. Голова представляла из себя шар на вытянутой подвижной шее, она, то вытягивалась, то втягивалась в тело, шаря по сторонам. Существо боязливо крутило большими глазами и нюхало воздух маленький носом. Рот был ненормально большой, плотно закрытый; губы, казалось, намеренно разрезали почти до самых ушей, стараясь создать жуткую сардоническую ухмылку. Если поставить «эту прелесть» на ноги в полный рост — получится истукан метров трёх в высоту.

В голове Раммаранга стала быстро всплывать необходимая информация:

«Лесной душитель», любит нападать из засады, ломать шею или душить свою жертву. Одиночка. Предпочитает скрытые внезапные атаки, труслив в каком-то смысле. Перед превосходящими силами предпочитает ретироваться. Что же делать? Может стоит раскрыть себя и повертеть мечом перед его мордой, отбив желание атаковать. Нет, я одни, а тварь быстра и ради сытного обеда пойдёт на определённый риск, только потеряю преимущество внезапности.»

Немного успокаивало то, что рядом Ди. Вряд ли он даст погибнуть, но и вмешиваться до определённого этапа явно не собирается. А получать серьёзные ранения не хотелось.

«Стрельнуть из лука? Пока буду доставать и натягивать — заметит, да и могу не попасть. И скакать по корням плохой вариант, лучшее что у меня есть в данной ситуации мой навык «Разрез».»

Думал Рам с завидной скоростью, тварь тем временем медленно кралась вперёд, оставив его чуть в стороне за своей спиной. Время для размышлений стремительно заканчивалось.

Юноша потянул руку к рукояти меча, в тот же момент эффект маскировки ослаб и монстр, уловив боковым зрением движение, развернулась в его сторону. Раммаранг молниеносно швырнул «Разрез» в голову противника, но душитель успел слегка уклонится и удар пришёлся по левому лечу, повредив кожу и ткани. Царапина не более. Монстр взвыл от боли и больше на рефлексах чем осознано, мощным прыжком кинулся на противника, занося правую руку с длинными черными когтями. Рам, имея за спиной дерево, интуитивно подался навстречу монстру, стараясь уйти под занесённую лапу твари, одновременно выставляя меч для колющего удара в грудь. Это ему большей частью удалось, два тела столкнулись в полёте и тут произошло непредвиденное.

Магия вообще штука тонкая и часто ведёт себя непредсказуемо: меч, расценив вхождение в упругую плоть как сигнал к действию, активировал заклинания на обоих сторонах клинка. В таких случаях возможно либо полное взаимное поглощение противоположных атрибутов, либо их резонанс, грозящий разрушить клинок. Но зачарование гравитацией сделало своё дело, направив эффект резонанса в разные стороны. Однако действо всё равно вышло «шальным», монстра разорвало надвое! Юноша отлетел и больно ударился спиной о дерево, благо наплечная сумка и доспех ощутимо смягчили удар.

— Ты как? — послышался голос Ди откуда-то сверху.

— Вроде кости целы, — простонал Раммаранг, стёкший по стволу на пятую точку и теперь пытавшийся подняться.

Благо он рефлекторно поджал голову и не треснулся затылком об ствол.

Ди опустился и снова стал почти видимым. После придирчиво осмотрел части Душителя, лежавшие недалеко друг от друга.

— М-да, непредвиденные последствия.

Рам поднялся постанывая, руки и спина болели от ушиба, но состояние быстро приходило в норму. Он стряхнул с себя ошмётки плоти монстра, быстро достал из пояса какую-то склянку и стал обрызгивать броню её содержимым.

— Надо уходить, — сказал юноша сновидцу, — запах крови быстро привлечёт новые проблемы.

Маг кивнул.

— Точно не требуется помощь?

— Все в порядке, немного ушибся, терпимо. Это взрыв, это специально?

— Нет, — поняв вопрос, ответил Ди, — считай приятным бонусом. В путь, мы близко к цели, а время не ждёт.

Рам, прихрамывая, быстро отрубил когти на руках и ногах твари и после, уже достаточно бодро, пошёл за безмятежно парящим сновидцем.

Спустя минут двадцать, путешественники наконец вышли на поляну метров семьдесят в диаметре. Точнее поляной это место было назвать сложно, но земля здесь бугрилось заметно меньше, да и исполинских деревьев не наблюдалось. При этом сама поляна немного возвышался над общим рельефом, а в одном месте виднелось нагромождение крупных камней.

— Я не чувствую опасности поблизости, — сказал Ди, — так что можно разделиться. Само-собой это не повод расслабляется. Ищи что-то вроде входа на этом пяточке, наша цель под землёй.

Маг немного приподнялся над поверхностью и полетел по дуге рассматривая землю. Раммаранг побрёл в другую сторону, но не успел пройти и пятнадцати метров, как явно нашёл необходимое. Между двух нагромождений корней расположилась дыра метров двух в диаметре, зияющая темнотой и отдающая сыростью. Она под небольшим углом уходила в землю и края её поблёскивали беловатой слизью. Юноша, не рискнув кричать, замахал Ди руками. Маг, заметив активность, быстро подлетел, опустился и стал изучать вход в подобие норы.

— Есть соображения? — обратился он к спутнику.

— Есть, — ответил тот, глядя на испачканный липкой слизью вход. — Я знаю, что это такое и лезть туда самоубийство. Это нора Сумеречного слизня.

— И что за зверь такой? — поинтересовался сновидец.

— Червяк метров десяти в длину и шириной ровно с этот вход. Он состоит из чего-то вроде желе, при этом оно может быть, как твёрдым, вроде каучука на колёсах телег, так и податливой массой похожей на слизь. Сумеречный слизень засасывает своих жертв в себя и переваривает, но сейчас по близости его нет, медальон бы реагировал, — указал Рам на подвеску на шее. — Но насчёт там, — он ткнул пальцем в нору, — нечего сказать не могу. По сути я не разу толком с этим монстром не сталкивался. Когда заходим в лес и медальон что-то замечает, сразу ретируемся. А на слизня он реагирует издалека, тварь мало того крупная, так ещё и магическая от части. К тропе они не подходят, магия их отпугивает. Хотя говорили, что если этот монстр кого-то преследует, то плевать хотел на ухищрения. От него можно убежать, слизень не очень быстрый, но обладает редким упрямством и может преследовать свою жертву сутками. В общем, если полезем в этот лаз, а нас встретят изнутри или догонят снаружи, это всё равно, что заказать ему ужин в таверне.

— Понятно, — кивнул сновидец и осмотрел площадку. — Если лезть вниз не нельзя, то будем копать!

— Копать что, — удивился Рам.

— Скорее куда, — ответил Ди.

Раммаранг видел непостижимую магию только один раз в жизни и то очень недолго и связанна она была с человеком, что стоял перед ним. Сейчас он видел подобное во второй раз, правда не так эффектно, но всё равно в голове не укладывалось.

Ди, отменил маскировку и встал ближе к краю поляны. Вытянув руку пред собой, он заставил громадный блин земли, около десяти метров шириной и пяти толщиной, с треском оторваться от поверхности. Плавно манипулируя руками, сновидец переместил его на край поляны и аккуратно опустил на землю.

Наблюдая за процессом Рам подметил, что под метровым слоем земли и корней, масса состоит в основном из камней и остатков блоков. Не простая эта площадка, а явно остатки какого-то строения. Спутники осторожно подошли к краю ямы, камни, утрамбованные временем, не думали осыпаться. Однако на дне образовавшегося котлована они увидели лишь мешанину блоков, камней и земли. Не удовлетворённый сновидец повторил процедуру, осторожно подняв со дна ещё один «блин» и опустил его рядом с первым. Цель была достигнута, пол обширного подземелье впервые за тысячелетия увидел свет.

Маг обратился к Раммарангу:

— Метров пятнадцать верёвки есть?

Юноша утвердительно кивнул.

— Если не собираешься прыгать вниз, вяжи и спускайся, — улыбнулся Ди. — На вид стенки плотные, до ближайшего дождя продержатся.

Рам достал из рюкзака моток невесомой бечёвки с мизинец толщиной. Верёвка была не простая и могла выдержать троих его веса. Привязав её к крупному корню с краю ямы, он сбросил верёвку вниз.

То, что было внизу удивило его, то ли благодаря удаче, а может повинуясь внутреннему чутью, Ди очень удачно снял потолок с центра подвала древнего строения. И сейчас Раммаранг критично осматривал десятиметровую дыру в толстых каменных перекрытиях. Внутреннее чувство, которое обычно безошибочно, хоть и не особо конкретно, сигнализировало об опасности, молчало. Наконец, аккуратно, стараясь не вызвать осыпи, он стал спускаться вниз и спустя пол минуты осторожно спрыгнул на усыпанную толстым слоем пыли поверхность. Тут же, рядом с ним, плавно приземлился Ди.

Полуметровые каменные перекрытия, казалось, надломило по заранее задуманному шву.

— Какова же сила магии этого человека, — думал про себя Раммаранг.

В прочем манипулировать «мёртвой» материей было сравнительно легко. Живое существо, в зависимости от силы своего духа, сопротивлялось постороннему магическому воздействию.

Сейчас спутники стояли на ровном каменном полу, усыпанном неравномерным слоем слежавшийся трухи и пыли. Само помещение было круглым, метров тридцати в диаметре, часть потолка отсутствовала по известным причинам, однако края дыры и не думали обваливаться. Потолок был высоким, метров трёх не меньше и состоял из больших массивных каменных плит. Ближе к центру его поддерживали четыре каменные колонны. Огляделись, солнце стояло ещё достаточно высоко и света хватало. В стене, друг напротив друга, темными арками зияли два прохода.

Сжав ладонь в кулак, сновидец выпустил из него яркий шарик — светлячок, что тут же залил помещение ослепительным светом и отпустил его полет. Магический светильник послушно завис над его плечом, в полуметре над головой.

Раммаранг завистливо вздохнул, почему-то именно шарик света, а не перемещение многотонных масс земли, вызвал у него печаль об отсутствии магического таланта.

Ди неторопливо пошёл в сторону одного из проходов, свет ярко освещал сыроватые каменные стены из крупных, грубо вытесанных блоков твёрдого камня. Зайдя внутрь, исследователи подземелья пошли по просторному коридору метров десяти в длину, пахло плесенью и сыростью. В конце прохода оказалось прямоугольное помещение, достаточно обширное, хотя и значительно меньше центрального зала. Его потолок подпирала массивная одинокая колонна.

Рам внимательно осмотрел пол и стены, но кроме трухи под ногами нечего примечательного не было.

«Не плохо бы было тщательно просеять весь этот мусор» — подумал он, — жаль время поджимает.

Сновидец развернулся и не торопясь пошёл обратно в большой зал. Раммаранг, не обладая собственным источником света, поспешил за ним. Подойдя ко второму проёму в стене, путешественники обнаружили лестницу, которая, идя под наклоном вдоль внешней стороны стены, вела куда-то вниз. И что неприятно, на ступеньках виднелась застывшая беловатая слизь.

— Хм, видимо эта ребята приползали сюда снизу, именно туда и ведёт заветный лаз на поверхности, — сказал Ди и вопросительно посмотрел на юношу.

Тот в место ответа тихо достал меч из ножен.

Сновидец медленно, но решительно пошёл по ступенькам вниз, молодой человек поспешил за ним. Они вышли на второй ярус подземелья, он выглядел точной копией первого, но сюда на порядок меньше проникала влага, стены и пол были сухими. На полу также не было нечего интересного, всё те же труха и пыль. Но имелось отличие, камни одной из стен были выбиты и открывали проход в двухметровую дыру, уходящую куда-то вверх. Куда именно, было очевидно. Повсюду в мусоре виднелись прочерченные борозды и свежая липкая слизь. Особенно явно следы вели в проход с противоположной от исследователей стороны. Маг уверенным шагом направился к нему, остановился и какое-то время вглядывался в темноту.

— Рам, не мог бы ты дать мне свой лук, колчан со стрелами и плащ, они тебе пока не понадобятся. Да и рюкзак с поклажей можно снять, а то он будут только мешаться.

Юноша не стал задавать вопросов и быстро проделал требуемое. Маг шагнул в проход и в паре метрах от входа положил на пол лук, поверх уложил колчан и небрежно сложенный плащ. Затем запустил руку под подол своего плаща и с треском оторвал от рубашки длинную полоску ткани.

— Ну, думаю хватит, мы же с тобой приличные люди? — подмигнул он Раммарангу.

Тот нечего не понял. Но сновидец отошёл к стене и с самым безмятежным видом поудобнее устроился на его рюкзак. Светлячке от плеча мага устремился к центру зала, завис и, многократно усилившись, ярко осветил просторное помещение.

Улыбаясь как кот готовый напроказничать, Ди пальцем указал на зияющую в стене дыру. Оттуда медленно выползало десять метров полупрозрачных неприятностей.

* * *

Юю очнулась от сильной вибрации и тихого повизгивания, сознание возвращалось медленно, процесс пробуждения ощущался как всплытие с большой глубины. Наконец, прейдя в себя достаточно, она попыталось открыть глаза, но это простое действие не вышло совершенно. Также было мучительно сложно дышать, воздух прорывался в тело тонкой струйкой. Эльфийка глубоко и со свистом вдохнула, и хрипя, стала выкашливать комки слизи. Дышать сразу стало легче.

Девушка попыталась приподняться, но нечего не вышло, тело было как приклеено. Она чувствовала, что спиной прислонена к чему-то холодному, а руки раскинуты в вдоль вертикальной поверхности. Юю ещё раз попыталась открыть глаза и опять безрезультатно, они были то ли заклеены, то ли залеплены чем-то сверху.

Пытаясь проанализировать своё состояние эльфийка стала шевелить разными частями тела.

«Руки зафиксированы, ноги? Ага правая чуть двигается. Голова?»

С трудом она оторвала голову от подбородка, растягивая и разрывая что-то липкое. Визиг и ворчание рядом усилились.

Повертев головой, девушка немного успокоилась и попыталась вспомнить что произошло:

«Побег, лес, сумеречный слизень, потом темнота, — странно, но она представляла жизнь после смерти немного по-другому. — Может я ещё жива?» — боль в затёкшем теле явно свидетельствовала в пользу данного предположения.

Даже сквозь закрытые глаза различалось слабое мерцание где-то слева.

«Ладно, продолжим!» — пленница стала извиваться, тело немного поддавалось, но руки были приклеены к стене накрепко.

Обнаружив что может достать головой до плеч, Юю попыталась стереть налепленную на лицо липкую массу. С трудом это получалось: желеобразная плёнка кое-как, но стягивалась с кожи. После нескольких минут мучений наконец удалось разлепить глаза и оглядеться.

Справа от неё, метрах в пяти, на полу лежал Варган: крупная — зверюга, напоминающая волка метров двух в длину. Он был жив, но намертво приклеен к полу слизью и не мог даже толком пошевелится, лишь жалобно повизгивал и дёргал лапами. Слева, источая слабый свет, лежала трёхметровая туша лошади. Она была ослепительно белая, с длинным костяным рогом, торчащим из головы.

«Звёздный единорог,» — поняла девушка.

Единороги были редкими, разумными и благородными животными. Один из немногих мирных обитателей Великого леса. Что не лишало их возможностей постоять за себя. Однако конкретно этой особи сильно не повезло: животное было мертво, видимо ему менее повезло с «транспортировкой».

А прямо перед Юю возвышалась пирамида подрагивающих полупрозрачных шаров сантиметров тридцати в диаметре. Она вздрогнула и всё поняла: заботливые родители приготовили еду для ещё невылупившегося потомства. И если она не выпутается, её будут есть заживо, и, что особенно неприятно, делать это медленно.

Эльфийка ещё поизвивалась, пытаясь точнее оценить положение и осмотрела себя в слабом свете. Она сидела на полу с вытянутыми ногами, туловище было прислонено к стене, руки наростами слизи накрепко приклеены к камням, то же со спиной и левой ногой. Снаряжение? Лук потерян, рюкзак и колчан вроде за спиной, ещё есть кинжал на поясе, но слизь затвердела и превратилась в однородную массу.

Юю резко подалась вперёд, застёжки на камзоле натянулись. Похоже это меленький, но шанс. Извиваясь как червяк, она из-за всех сил стала пытаться вылезти из одежды, которая на её счастье была приклеена к камню, но к телу.

«Ну почему эти застёжки такие прочные!»

Из тёмного коридора донеслись слабые звуки. Варган завизжал ещё отчаяннее и стал к том уже тихо порыкивать.

— А-а-а-а-а!

Проявляя нечеловеческую силу, до хруста в плечевых суставах эльфийка подалась вперёд. Её прекрасные белые волосы болезненно, целыми прядями, начали рваться, благо к стене приклеился лишь поверхностный их слой. Наконец верхняя деревянная застёжка камзола переломалась, за ней другая, руки болезненно вывихнулись и натянулись.

«Но это нечего, ещё немного!»

Дёргаясь Юю вылезла из одежды как насекомое из старого хитина. Тяжело отдышалась. Вдруг впереди в проходе показался яркий свет.

«Не знаю, что это, но явно не к добру!»

Девушка всё ещё была приклеена к полу пятой точкой и левой ногой, однако штаны сидели не так плотно, как камзол. Но легче сказать чем сделать. Ноги ведь не резиновые, а ком слизи на правой ноге застыл, приклеив конечность к полу намертво.

Вырвав кинжал с ножен, она аккуратно, но быстро, разрезала штанину, на правой — свободной ноге, от пояса до сапога. Прокрутившись к стене и схватившись за приклеенную к камням одежду, эльфийка, оперевшись левой ногой в пол, с усилием вытянула из капкана правую ногу. Правда штаны и один сапог остались в липком плену.

«Уф полдела сделано, хотя какие полдела…»

Юю стаяла обнажённая в одном сапоге и непонятно где, кинжал в руке добавлял очень мало уверенности. Волна стыда прошла по её телу: она была мужественная и отчаянная, но очень приличная девушка. Но отбросив стыд, как совершенно неподходящие ситуации чувство, эльфийка посмотрела в проход. Оттуда виднелся слабый свет, а ещё доносились звуки и человеческие голоса!

«Быть не может!»

Раздумывая что делать, она кинжалом распорола кожу камзола и стенку наплечного мешка, но нечего полезного для боя там не было, стрелами без лука не покидаешься, а то, что было, складывать совершенно некуда.

«Ну дела…»

Девушка снова посмотрела в сторону прохода.

«Кто это может быть? Кто полезет в логово Сумрачного слизня? Искатели приключений? Это шанс! Но если они встретились со слизнем внутри, то без пяти минут трупы. В любом случае отсиживаться здесь не самый лучший вариант!» — рассудила Юю.

Осторожно подойдя к Варгану, эльфийка уверенным движением вогнала ему кинжал в глаз: предосторожность никогда не бывает излишней. После медленно, прижимаясь к стене поковыляла к свету.

«Я в подвале многочисленных древних руин разбросанных по лесу, — поняла она, не торопясь двигаясь по проходу. — Может ли здесь быть нежить? Это вряд ли, слизни наверняка тщательно почистили гнездо. Ведь их было двое, ох, вот так куча драконьего дерьма на мою голову.»

Юю потрогала свои потрёпанные длинные волосы. До пленения они были заправлены за ворот камзола, но всё равно пострадали, ведь она чуть не содрала скальп освобождая голову.

Девушка почти вышла к свету и о чудо! Перед входом лежала какая-то ткань, лук и колчан со стрелами.

«Может я всё-таки умерла или ещё в отключке, так ведь не бывает…!»

Впереди раздался грохот вырвавший Юю из спекуляций на повод разумности происходящего. Она увидела, как молодой человек перекатом отскочил за колонну, спасаясь от пьющегося боднуть его слизня, тот ударился в каменный столб головой, все затряслось, но опора выдержала. С боку раздался весёлый голос.

— Рам, если он собьёт ещё одну колонну, ты держись лучше ближе к стене, сдаётся мне потолок не выдержит.

Юноша страдальчески и обвиняющее посмотрел в сторону голоса и быстро побежал по дуге заходя слизню в бок.

Юю схватила свёрток ткани и полоску какой-то тонкой светлой материи как сорока блестящий предмет. Ткань оказалась простым рейнджерским плащом: такими обычно пользуются люди.

«И это хорошо, ведь ткань плотная, нечего щеголять своими прелестями перед незнакомыми мужиками!»

Одеваясь и подпоясываясь, она нашла время ещё разок покраснеть.

Схватив лук и колчан со стрелами, эльфийка стала судорожно соображать, что делать дальше.

— Если ты закончила прихорашиваться, рекомендую помочь вон тому удалому парню в зале. А то гляди после него этот «бойкий холодец» займётся тобой… — раздался тот же голос, что двадцать секунд назад кричал молодому человеку.

Коли она раскрыта и в такой ситуации… Юю отбросив большую часть вопросов, вышла из прохода и зажмурилась от яркого света.

Слизень конечно медлителен, но далеко не черепаха, его слабая сторона в ближнем бою в невозможности быстро менять направление, а сильная — в высокой устойчивости к физическому урону. Против такого противника по-настоящему эффективно только зачарованное оружие и специальные реактивы.

Юноша очередной раз отпрыгнул с пути разъярённого монстра, зашёл сбоку и быстро прочертил по противнику длинную беловатую полосу, углубив лезвие в тушу почти на половину. Слизень яростно дёрнулся.

«Зачарованное оружие — подметила Юю, — ещё и на холод! Пожалуй, это шанс!»

— Он так будет его два часа ковырять, — заметил голос сбоку.

Эльфийка оглянулась. Прислонившись спиной к стене, на походном мешке сидел мужчина лет тридцати. Внешность приятная, но явно какая-то не местная что ли. Он был одет в простой, но элегантный плащ из чёрной материи и был столь спокоен и безмятежен что…

«Он идиот! — подумала Юю. — Или заклинатель который знает, что бесполезен в этом бою, но откуда такое спокойствие? Бывает с искателями приключений ходят не боевые маги с особыми талантами вроде обнаружения нежити, может этот из таких? Но почему их всего двое! Остальные погибли?

Она огляделась в поиске поверженных тел.

Зал ещё раз тряхнуло, на этот раз монстр ударил в боковую — дальнюю колону. Юноша отпрыгнул и ловко чиркнул слизня ближе к голове, оставив новую морозную полосу. После быстро побежал в их сторону, враг, огибая колонну, пополз за ним.

— Эй, эй зал и так маленький, не надо его сюда тащить! — в панике закричала девушка.

«Может спрятаться в проходе или попытаться убежать? Нет, плохая идея, если эти двое не бегут, возможно мы тут заперты.»

Закончив со спекуляциями, она вскинула простой, но добротный лук, выхватила стрелу и отправила её в голову твари. Действие довольно бесполезное, но бездействовать не следовало. Сверкнула вспышка электрического света, слизень на секунду остановился, но оправившись, пополз дальше.

«Зачарованно оружие! — приподняла Юю брови и посмотрела на лук. — Простоват, подобное редко зачаровывают, может кто-то практиковался на нём? Хотя зачарование явно не уровня ученика.»

— Барышня вы слишком много созерцаете воздух, — пробурчал сидящий, неотрывно следя за боем.

Зал тряхнул новый удар, каменная колонна нехорошо затрещала. И это при том, что одна из четырёх опор уже лежала грудой блоков на полу комнаты.

— Магия на луке восстанавливается где-то двадцать секунд, думаю если вы синхронизируетесь дело пойдёт лучше. Эту тушу и настоящей молнией не убьёшь, но видимо электричество ненадолго парализует его нервную систему, — заметил развалившийся у стены мужчина.

«А наблюдательности ему не занимать, — подумала Юю, — может он не такой и бесполезный.»

Юноша тем временем добежал до очередной колонны, подождал пока слизень немного заползёт за неё и резко ушёл в сторону, оставил очередной морозный порез на теле противника.

— Его зачарование перезаряжается где-то тридцать секунд, — прокомментировал наблюдатель. Подняв голову к потолку, он добавил. — Через два часа стемнеет, мы так даже чаю до темноты попить не успеем.

«Нет, точно идиот!»

— Ты готов? — звонко крикнула Юю Раммарангу.

— Да! — отозвался тот.

Она молниеносно всадила стрелу в переднюю часть твари. Сверкнуло. Слизень ненадолго замер.

Вдруг мечник резко сменил направление и, будто скользя по льду на высокой скорости, проехал вдоль почти всей длины слизня, оставляя дымящийся холодом разрез на теле противника.

— Боевой навык! — приподняла глаза эльфийка. — А он не плох для своего возраста.

— Как тебе пояс, — вставил сидящий, — между прочим часть моей рубашки… — состроил он грустную мину. — А юношу зовут Раммаранг, но большинство называют его просто Рам, чем я с превеликим удовольствием пользуюсь.

Раммаранг, в очередной раз воспользовавшись отлаженным трюком с колонной, черканул слизня по туше, полыхнуло огнём и забулькало, как если раскалённое лезвие погрузить в ведро с водой. Но особого урона тварь не получила и было видно, что рана быстро затягивается.

«Что у него за оружие такое?! — подивилась Юю. — Второй меч?»

— Рам лук перезарядился, и я вижу, что он замедляется, — крикнула девушка. — Попробуй зайти с другого бока, и ты готов?

— Да, стреляй как зайдёт за колонну!

Ещё одна связка действий, ещё один морозный разрез.

— Сдаётся мне, температура этой твари не должна опускаться ниже определённого предела. То есть она холоднокровная как ящерица и остывая сильно замедляется, — прокомментировал «бездельник» в углу.

Юю с интересом посмотрела на говорящего и провела рукой по стрелам в колчане. Семнадцать штук, должно хватит.

Выстрел, разряд электричества, удар холодом, выстрел, разряд, удар холодом, колчан почти опустел, но лучнице с мечником уже даже не требовалось перекрикиваться. Последняя стрела, выстрел, разрез — слизняк ползёт со скоростью своего безвредного миниатюрного аналога.

Эльфийка расстреляла все стрелы и теперь могла лишь тревожно наблюдать за запыхавшимся Раммарангом, который кружил вокруг ослабевшего монстра и по откату кромсал его полупрозрачное тело.

— Я думаю победа засчитана, — заметил главный зритель и комментатор по совместительству, — кстати меня зовут Ди.

Он приподнял перед Юю невидимую шляпу.

Слизень замер. Рам незамысловато, но как-то с опаской, колющим ударом вогнал лезвие в полупрозрачную тушу по самую рукоять. Но нечего не произошло. Вынув меч, он с силой рубанул по дуге, оставив длинный морозный порез.

После юноша устало подошёл к сновидцу и эльфийке. Подойдя, застенчиво и немного удивлённо, смотрел то на Юю, то на Ди.

— Может всё-таки представишься, а то он, — маг указал пальцем на Раммаранга, — может потребовать обратно свой плащ. Лук, так и быть, пока оставим в пользование.

— Меня зовут Юю, — чуть вспылив на предложение раздеть её, ответила девушка. — Но тут же расслабилась, поняв шутку и ситуацию.

— Какое замысловато имя, — вскинул руки Ди, — но я точно его запомню.

— С какой второсортной таверны ты притащил этого шута? — подбоченившись спросила Юю у Раммаранга.

Рам запнулся:

«Сказать, что перед ней легендарный маг… могут следом записать в идиоты, выдумать что-то, но что?» — завертелось в голове у юноши.

— Я командир группы искателей приключений — «Без штанов, но в ботинке»! Добро пожаловать в наши ряды!

Юю покраснела, краем глаза она заметила, что Раммаранг также зарумянился.

— Впрочем, название можно сменить, — продолжал дурачиться Ди. — И кстати у нас гости, — он указал куда-то за их спины.

Юю и Раммаранг обернулись и застонали одновременно, из проёма в стене выползал второй слизень!

* * *

Гимариор стоял перед обширным подземным озером, и оно было по истине огромно. Гномами пограничных гор было разведано всего несколько подобных озёр. Более двух километров длину, водная гладь тянулось через исполинского размера пещеру. Мощный фонарь Ги шарил по поверхности воды, перескакивая на потолок и стены. Но стоило ему направить луч света вдаль, тьма не раздумывая пожирала его. Ручей, по руслу которого он пришёл сюда, втекал в водоём тут же, своим крохотным потоком подпитывая общую массу воды.

Что обидно, озеро нельзя было обойти кругом или прогуляется вдоль по его берегу, что конечно являлось сомнительным занятием. Пологий пяточек, на котором стоял гном, был не особо большим — шагов сто с лишком. А дальше вода сливалась с отвесными стенами и передвигаться вглубь можно было только вплавь или имея лодку. Плавать было плохой идеей, а лодки у Ги не было, но и такой участок суши являлся определённой удачей. Откуда же гном знал примерные размеры озера? Ну он же изобретатель в конце концов, специальные насадки на фонарь превращали его в подобие лазера, который конечно нечего не резал, но светил очень далеко.

Несколько дней назад Гимариор сделал здесь важные приготовления и важными они были не только с его личной точки зрения. Нет, не подумайте, нечего глобального, однако обычно его задумки не приносили какой-либо корыстной выгоды и поэтому особо не приветствовались или, хуже того, осуждались окружающими. Вот такие они гномы: сплошная практичность. Однако в этот раз целью являлся редкий и ценный монстр и финансовая выгода в случае удачи предвиделась ощутимая. Ведь во многом благодаря полной самоокупаемости его деятельности, мастеру прощали большую часть странностей и причуд. Ги не только мог обеспечить себя, но и помогал родным ценными и редкими материалами. Хотя чашу приверженности традиции это всё равно не перевешивало.

Три дня назад он пришёл сюда на рыбалку и закинул снасти, а сегодня настало время их проверять! Целью была редкая рыба «Небесный Хирист».

Его всегда возмущало название этого вида: какой же он «Небесный»!?… «Парящий» или «Летающий» наконец. Этот монстр свободно плавает в воде и предпочитает из неё не высовываться, но мигрируя, может летать по воздуху исследуя подземным туннели. Ох уже эти гномы, все что летает у них небесное. Такие размышления крутились в его голове.

Осуществлял свои путешествия Небесный Хирист достаточно хитро. В особом отделении своего тела эта рыба держала горсть камней и заглатывала обычно те, что поменьше и потяжелее. И мало того, что Хиристу есть где подобные камни поискать, так ещё и чутье на минералы у него особое. Поэтому поимка этой этого вида — шанс получить редчайшие руды, хоть и не в особо большом объёме! И это далеко не всё, в его теле формируется особая кость, которая ливитирует, вы можете себе это представить! Хирист отрыгивает нужное количество камней и начинает летать, рассекая воздух своими крыльями — плавниками. Найдя водоём, отгрызает от стены породу и погружается в воду. Да вы не ослышались, именно отгрызает.

И здесь кроется некоторая трудность, ведь зубы у предполагаемой добычи ещё те! Поэтому для ловли годится только зачарованная на прочность мифриловая струна или подобные ей материалы. В общем подобная рыбалка дорогостоящие занятие, да и нужная рыбка в первом попавшимся водоёме не водится. Но Ги вожделенно желал эту кость и её ему нужно было очень много, возможно даже жизни не хватит для сбора необходимого количества. Но он упорно копил редкий материал, а причина этого вожделения заключалась в том, что у нашего гнома была мечта.

— «Какая такая мечта связанна с не вкусной, хотя и летающей рыбой, спросите вы?»

Очень простая, он строил особый корабль, хотя слово «строил» не верно… пытался построить.

«Как они это делали? — схватился Ги за голову. — Если бы только расшифровать руны.»

Чтоб поднять в воздух даже самый маленький вариант корабля, кости Небесного хириста нужно было килограмм двести. Нет можно конечно зачаровать и другие материла на левитацию, те же кости многих птиц подходили для этого, но у гномов подобных специалистов не было. А отправляется в Валенс без бочонка золота просто глупо.

«Ну хорошо, поднимусь я в воздух сбросив баланс, а спускаться как? Магия земли? Так я ей не владею, да и неудобно, наверно придётся полагаться на воздушные турбины.»

Такой диалог гном вёл сам с собой минимум раз в неделю, но сейчас обнаружив, что вздыхает и охает не в самом подходящем месте, оставил терзания и перешёл к делу.

В каменный берег был вбит металлический колышек, к колышку привязана тонкая мифриловая нить, уходящая в тёмные воды почти отвесно. Глубина здесь ещё та, да и вода ледяная. На конце нити был привязан крепкий крючок с насаженным пещерным моллюск. Вы не найдёте учебника по ловле подземной рыбы, а местные умельцы не спешат раскрывать свои секреты, так что оптимальная наживка долго подбиралась методом проб и ошибок.

Гимариор вытащил первую снасть, крючок был пуст, наживка отсутствовала. И это хороший знак, сама она вряд могла ли куда-то пропасть, значит обитатели в озере есть. Пройдя по берегу метров двадцать, он занялся второй леской, аккуратно вытягивая ту из воды. Вдруг «струна» резко дёрнулось и натянулась, да так, что не будь на руках специальных перчаток можно было и пальцев лишится.

Каждый рыболов знает это чувство… А, когда тянешь не только сытный обед, но и небольшой кошель с золотом, хотя нет, про обед я погорячился…

На других озёрах улова порой приходилось ждать месяцами, понятное дело — проходной двор, а здесь первая проверка и тут же удача! Хотя радоваться рано, мало-ли кто сидит на том конце, вполне вероятно вонючий скальный угорь, который заодно может и электричеством долбануть, но и он в случае чего сгодится на улов.

Гном выпустил леску, снял наплечный ящик и достал из него короткую удочку с большим барабаном. Заведя нить в специальные кольца и захват на катушке, «рыбак» стал медленно отходить от берега, подтаскивая добычу к себе.

«Ох, туго идёт, может правда монстр какой? Да нет, бьётся знакомо, очень крупный просто.»

Вдруг леска резко провисла.

«Неужели сорвался!» — охнул Гимариор.

Он посмотрел на свободно болтающуюся нить. Вдруг та стала стремительно натягиваться. Стремительно… Да «Молниеносно» умноженное на десять, это лишь треть её скорости!

Гимариора дёрнуло вперёд, сейчас он выглядел не иначе как ныряльщик, прыгающий с мостика. С большими глазами гном летел в воду, оторвавшись от каменного берега. Судя по резкому щелчку позади, с ним за компанию летел стальной колышек, выскочивший из камня.

Вода встретила ошеломляюще, вдруг стало очень холодно, потянуло вниз. Жадность и азарт приказывали держать удочку до последнего, но здравый смысл взял своё и мастер отпустил тянущий его за собой предмет. Вот только всплывать он от этого не стал. «Ныряльщик по неволе» панически стащил с себя шлем, сбросил с плеча самострел и лишь после стал медленно выгребать на поверхность. Ведь куртка его состояла не только из кожи и войлока, но и немалого количества вшитых адамантовых пластин.

Гномы не дураки до удобств и развлечений, в Рамтеросе — государстве гномов пограничных гор были вырублены шикарные бассейны, наполняемые шипящей водой из горячих горных источников. Молодёжь могла побарахтаться, а старики отмочить скрипучие кости в целебной водичке. Даже эльфом выделили пару отдельных купален, ох и любили они их! Но при этом далеко не все гномы умели плавать! Ги вот умел и сейчас барахтался на поверхности воды, не видя нечего вокруг себя.

— Так, — подумал он, стуча зубами от холода, — где же берег?

Пловец сильно забарахтался, водя руками и пытаясь создать волну, а после замер на сколько это удалось в его положении.

«Вроде что-то плескает с той стороны.»

Через пол минуты на берегу стоял мокрый, совершенно расстроенный гном и шарил в своём ящике ища запасной фонарь. Найдя его, Гимариор сиротливо огляделся вокруг, не близкий путь до дома предстояло сделать мокрым и без оружия. День не задался…


Глава 3. Урок для учителя

Полупрозрачная туша сумеречного слизня уверенно выползла из дыры в стене, но монстр направился не к Ди с товарищами, а к своему поверженному партнёру. Приблизившись вплотную, он какое-то время изучал израненного собрата короткими щупальцами на передней части морды. После резко повернулся к непрошенным гостям и пополз в их направлении.

Помещение было небольшим, ждать на месте явно не стоило, поэтому Рам и Юю бросились врассыпную.

Эльфийка краем глаза заметила, как Ди лениво зевает и оттряхивается.

— Э нет, без чая я сегодня спать не лягу, — проворчал сновидец.

«Ну вот, — подумала девушка, — минус один член команды «Без штанов, но в ботинке», — тут она вспылила и засмущалась одновременно. — Что за глупости!»

Что-то изменилось, казалось даже воздух замер от напряжения. Слизень как-то нерешительно остановился метрах в трёх от мага. Выражение лица Ди изменилась с дурашливого на серьёзно — собранное, при этом проявилась аура, от которой дрожь побежала по позвоночнику.

Монстр замер и стал нерешительно водить мордой. Далее могло случится всякое, но случилось именно то, что случится по мнению Юю не могло не как, вовсе, совсем… Слизень развернулся и пополз к выходу наверх.

— Хороший «Мальчик», — промурлыкал сновидец.

Юю задрожала.

Спокойным голосом сновидец произнёс:

— Подойдите сюда, надо провести небольшой инструктаж.

Она и Раммаранг подошли к Ди.

— Юю, — обратился маг в эльфийке, — Рам расскажет тебе подробности позже. Но если кратко — я маг большой силы, кстати лук у тебя в руках зачарован мной всего несколько часов назад. Но есть во мне один существенный недостаток: сплю как мертвец. Бей, режь, подрисовывай усы угольком — не проснусь. Продолжительность сна зависит во многом количества потраченной за день манны. Если солью всю, то вырубаюсь на месте, но благо это ещё нужно потрудится. Поэтому в эту и предстоящие ночи, вы как «караул у гроба». На данный момент ситуация осложняется тем, что мы в великом лесу в полтора часа пути от стояночного лагеря и ночевать вне оборудованной стоянки нам крайне нежелательно. В общем «руки в ноги» и вперёд! Тебе надо что-то сделать здесь? — обратился он к девушке.

Та, дрожа, покосилась в тёмный проем:

— Там часть моего снаряжения и главное стрелы, если есть пару минут, то лучше забрать. И что произошло с Сумеречным слизнем? — взволнованным голосом спросила эльфийка.

— Так как любимая кавалера ещё жива и скоро даже оклемается, удалось договорится на ничью. Всего-то надо хорошо попросить…

Светлячок, который до этого освещал поле боя, снизил яркость и спикировал на плечо сновидца. Юю удивлённо посмотрела на него.

— Почему вы не помогли нам раньше? — спросила она у мага, идя по коридору.

— Ну… нужно было вас лоботрясов хоть немного научить работать в команде… — виновато улыбнулся Ди.

Эльфийка надула свои маленькие губы, но жаловаться не стала.

Зайдя в комнату, Юю, орудуя кинжалом, начала остервенело вырезать стрелы и кое-какие свои вещи из затвердевшего куска слизи. Ди передал ей свой наплечный мешок с комментарием вроде: «Только не съешь мои сладости по пути», а Раммаранг отвязал для неё чехол для лука.

Закончив с этим присутствующие принялись изучать обстановку. Юноша сразу приметил единорога и почему-то обратился к эльфийке.

— Ты не против если я заберу рог?

Юю посмотрела на него и грустно ответила:

— Ему он точно больше не понадобиться, дерзай.

Ди вопросительно посмотрел на Раммаранга.

— Звёздные единороги считаются у эльфов священными, — объяснил он, — и это правда очень мудрые и благородные животные. В бардовских историях они часто помогают путешественникам и искателям приключений. Бардам конечно верить особо не стоит, но и я слышал кое-что и от искателей приключений на эту тему.

Он вынул из рюкзака деревянную миску и подложил её под голову животного напротив рога. Потом резким рассчитанным движением срубил рог в месте соединения с черепом. Удар всё равно вышел сильнее чем надо, миска раскололась и меч несильно звякнул о камни, место удара мгновенно покрылось инеем.

— Ты знаешь, — задумчиво произнёс Ди, — я тут облажался немного с твоим мечем.

Рам и Юю заинтересованно уставились на него.

— Вот представь, лезвие со временем износится, понесёшь ты его к кузнецу, тот хлоп по нему молотом, а ему как жахнет огненным шаром в глаза. Да и раскалять зачарованный предмет плохая идея.

Рам призадумался.

— Можно сглаживать выщерблены магией трансформации, а после аккуратно затачивать, — вставила как не странно лучница, — правда ремонт обойдётся «в копеечку». И в подобном пока не попробуешь не узнаешь. Сколько зачарователей, столько и зачарованных предметов со своим особым характером.

Рам довольно кивнул.

— И что это за меч такой, что и холодом, и огнём урон наносит? — осторожно поинтересовалась эльфийка.

— О местная работа, полный эксклюзив, — довольно проговорил Ди, — и, если вы всё, давайте поторапливаться, время не ждёт.

В уме сновидец хлопнул себя по лбу, ведь с починкой меча никаких проблем не будет, но озвучивать свою мысль пока не стал.

Забрав всё необходимое и не став трогать кладку яиц: молодые люди единогласно сошлись во мнении, что слизней в лесу всё равно будет ровно столько — сколько положено и не им решать кому жить, а кому умирать в такой ситуации. Сновидец возражать не стал, не ему перечить местным в таких вопросах, да и выбор их он одобрил. Далее решили не привередничать и быстро выбрались по туннелю, прорытому слизнями. Он был довольно пологий, но очень скользкий от липкой плёнки.

Эльфийка переживала что монстр может вернуться, но Ди уверил её: подобного не будет. Однако подметил, что желающих сожрать их просто стало меньше на одну единицу, а все остальные обитатели леса наверняка голодны и полны решимости разжиться питательный ужином.

Сновидец как конькобежец воспарил наверх, а Юю с Раммарангом помогали себе оружием. Наверху маг поинтересовался не требуется ли девушке исцеление, но та успокоила его сказав, что все в порядке. Как понял Ди до этого: магией исцеления старались лишний раз не злоупотреблять, так как она сводила на нет определённую часть опыта, приобретённого телом, а может меняла мышечный тонус в худшую сторону, в этом ещё предстояло разобраться. Правда стоит отметить, он не был целителем в местном понимании, а лишь мог манипулировать жизненной силой, что также было не мало.

— Ещё раз озвучу свою позицию… — проговорил Ди серьёзно.

Он заметил, что внимание молодых людей, стоило ему сделать строгое лицо, безраздельно отдавалось ему. Впрочем, серьёзно маг говорил только по делу.

— Юю, в обычной ситуации я стану помогать вам только там, где вы не сможете справиться сами. Но сейчас ситуация необычная и надо торопится.

Уже начало темнеть.

— Я буду прикрывать вас с воздуха, поэтому в максимальном темпе бегите за мной к лагерю.

Ди не накладывая маскировку воспарил в воздух, чем ещё раз удивил эльфийку. Без лишних разглагольствований, маг полетел в гущу леса, спутники устремились за ним.

По пути на отряд налетело что-то вроде полчища грызунов размерам с крупную крысу. Тёмной массой опасные зверьки «вылились» из корней и рекой потекли в погоню. Но сновидец ударил гравитационным ударом в их кучу, оставив на корнях вмятину нескольких метров в диаметре. Потерпев значительный урон оставшиеся мохнатые «затекли» в корни, как будто их не было. Ещё через какое-то время путешественники увидели стаю Варганов, внимательно наблюдающих за ними с холма метров в тридцать, но нападать хищники не решились.

— Как они здесь вообще живут? — на ходу удивился маг. — Не экосистема, а сплошная викторина «сожри товарища».

— У каждого своя ниша и хитрости, — пояснила Юю, — кто-то умело маскируется, кто-то использует особенности леса, а некоторые настолько опасны, что напасть на них всё равно, что обвязать себя ленточкой с надписью «Обед».

Девушка в отличие от Раммаранга уверенно держала темп даже обутая в один сапог и скорость отряда на практике упиралась в подуставшего юношу. Ди не стеснялся периодически сравнивать его с черепахой и приглушённо охал, когда тот спотыкался. Юю было предложено принять ванну, вернуться за вторым сапогом и отпущено несколько шуток интимного характера по поводу её одежды и размера груди.

— Он всегда такой? — шёпотом спросила эльфийка у Раммаранга.

— Большую часть времени. Если хочешь заткнуть, расскажи что-то интересное, сразу замолкает, — тихонько ответил ей Рам. — И ещё, уверен он хороший человек, я знаком с ним дня, но думаю, что все эти шутки что-то вроде сценического образа.

— Ты сдаёшь меня с потрохами злодей! — раздался голос сверху. — И поднажмите, я вижу лагерь.

Почти стемнело, вот из-за деревьев показалось каменное здание лагеря и лента дороги. Осторожно открыли большую дверь, запертую на хитрую систему поворотных ручек — таких чтобы могли открыть люди, но не могли монстры.

Первый этаж стояночного лагеря представлял из себя одно большое круглое помещение со стойлами для лещадей. Оно разительно напоминало тот зал, в котором шло сражение со слизнем, разве что ощутимо меньше. На втором этаже планировка не чем не отличалась, те же четыре колонны, подпиравшие потолок и голые стены вокруг. Но имелось с десяток деревянных кроватей, два длинных стола с удобными скамейками человек на тридцать, шкафы и множество ящиков вдоль стен.

В некоторых были припасы, которые разрешалось трогать только в самом крайнем случае и при использовании которых полагалось в обязательном порядке сообщать в канцелярию Эльмарки или администрацию «Волчьей» деревни. Некоторые ящики были для так называемого «Свободного доступа» — в них караванщики часто оставляли друг другу послания и приятные бонусы. Что-то вроде взял — положи. Все это Ди и Юю рассказал Раммаранг, который бывал во всех трёх стояночных лагерях не один раз.

Юю, осознав наконец всю навалившуюся на неё за последние часы удачу, прибывала в прекрасном расположении духа.

— Если будете в Эльмарке обязательно заходите в гости, я покажу вам свою мастерскую, только нужно подать заявку на приглашение, — затараторила она, но тут вспомнила что-то, осеклась и поникла.

Раммаранг тем временем достал из «Спец запаса» сапоги, комплект лёгкой кожаной брони, два десятка стрел, тонкое нательное белье и раздобыл в ящиках нитки с иголкой. Налив в большое ведро воды и протянув Эльфийке необъятное махровое полотенце, юноша указал на ширму у стены и предложил девушке переодеться. Та спорить конечно не стала. У уставшего сновидца даже не хватило запала пошутить по этому поводу.

Поужинать было решено на крыше форта, а после закрыть люки и спустится спать на второй этаж. Наличие убежища кстати не отменяло необходимость караула. Пока сновидец будет спать, Рам с Юю по очереди станут нести вахту, что в лесу обязательно.

На том и порешили. Вытащив наверх всё необходимое, а главное чайник и какой-то металлический куб на ножках, который оказался магическим предметом для разогрева еды.

Ди поинтересовался: нет ли возможности что к такой практичной вещи «прикрутят ноги» или по-простому — украдут? Юноша возразил, что «такие» в караванах не ходят, да и за подобное дело можно запросто посидеть в подземелье.

— Да, нравы у вас далеки от моих.

— А откуда вы? — спросила Юю, которая сразу после изгнания слизня прониклась ощутимым уважением к магу.

— Из другого мира, — ответил сновидец, потягивая заваренный к тому моменту чай и закусывая его батончиком восхитительной орехово-фруктовой халвы.

Вокруг было темно, компания сидела на небольших табуретах в тусклом свете раскалённой магической печки, которая заработала после каких-то манипуляций Раммаранга.

«Если вся еда здесь такая вкусная, я рискую набрать вес, — подумал Ди, — хотя при такой беготне и еде, это будет настоящим чудом. Только за сегодня километров восемьдесят намотали! Моё тело явно новой сборки, да и местные народ крепкий. Хотя отличья по сути — свежий воздух, хорошая еда и грамотное физическое воспитание.»

— А какой он, ваш мир? — загорелась темой эльфийка.

— Давай не будет о грустном на ночь глядя, — пробурчал маг.

— Если всё так плохо, оставайтесь у нас.

— Я думал об этом, — задумчиво проговорил Ди, — но это не как нельзя.

— Почему? — почти хором спросили молодые люди.

— Не такой это простой вопрос и нам придётся отложить его на некоторое время. Появился солидный шанс не пережить эту ночь…

— Что?!

Сновидец медленно поднялся и поставил кружку на пол. После подошёл к краю башни и начал тревожно вглядываться в темноту. Зажав ладонь, маг раскрыл её и выпустил небольшого светлячка. Сгусток света взлетел в верх, завис над зданием, а после вспыхнул как тысячи-ватная лампа, освещая башню и немалый участок леса вокруг.

— К нам пришли, — мрачно поговорил маг, — и что самое неприятное, пришли скорее всего за мной.

* * *

Император беспокойно ходил по большой, вымощенной разноцветной плиткой, площадке в саду. Он был одет в изящную мантию бардового цвета и подпоясан дивной работы поясом с замысловатой пряжкой. Одна её сторона была вырезана и редкого камня в виде белоснежного ангела, а другая — ухмыляющегося чёрного демона. Когда пояс застёгивался, «половинки» скреплялись друг с другом прочными объятиями. На поясе императора весела сабля с тёмной рукоятью, лезвие её было скрыто в ножнах, кончик которых почти чертили землю. Обут правитель был в тонкие кожаные сандалии на босу ногу.

С краю площадки стояла полукруглая беседка, в ней сидел человек в серой хламиде, с тёмной-красной кожей и ярко-жёлтыми внимательными глазами. В целом сидящий не выглядел жутко, скорее даже интеллигентно что ли. Перед ним находилась стопка бумаг, чернильница и стакан с несколькими перьями разного калибра. Он неотрывно следил глазами за расхаживающим туда-сюда человеком, готовый в случае чего незамедлительно записать необходимое.

— Витирий, — обратился император к сидящему, — когда последний раз с пустыни приходили рейдеры?

— Десять с небольшим лет ваше величество. Но это задокументированный случай, возможно были и другие.

Задавший вопрос знал ответ заранее и спросил скорее для самопроверки, после снова стал расхаживать туда — сюда.

Император стоял во главе прекрасно отлаженной государственной машины. За последние восемьсот лет она была отточена настолько, что даже восстания, казалось, случались по расписанию. Не вписывались в общую картину разве что набеги зверолюдей, но само давление было постоянным и поэтому также предсказуемым. То, что действительно выбивало из колеи, так это «визиты» Рейдеров. Специализацией императора была тёмная магия и он прекрасно разбирался в нежити. Ему не составляла труда призвать тёмных магических существ высокого ранга, так называемую — высшую нежить. Но призвать или создать что-то вроде Рейдера… увольте!

Он склонялся к тому, что они самозарождающаяся нежить. Где-то глубоко в пустыне были сокрыты огромные города, заполненные мертвецами, так что это вполне возможно.

Но вопросов без ответов всё равно было много. Рейдеры обладали не дюжим интеллектом и даже эмоциями. Подстраивались под ситуацию, меняли экипировку и помощников, использовали продвинутую магию и что особенно неприятно — были невероятно сильны. Час назад императору доставили донесение, что со стороны пустыни на земли Ленга пришёл Рейдер с отрядом нежити и сейчас они бродят где-то между столицей и пограничными горами. Он дал разведчикам указание попытаться разыскать неприятного «визитёра», но в бой не в коем случае не ввязываться, а лишь следить с максимальной дистанции.

— Витирий, может отправить Эрмиту с её людьми или мою личную гвардию?

— Абсолютно не нужные риски ваше величество, вы уже отдали лучший из возможных на мой взгляд приказов.

Император кивнул и продолжил свою прогулку.

«Сколько было нападений рейдеров за последние скажем лет двести? Сложно сказать, но таких что нанесли урон империи — четыре.»

Особенно ему запомнились последние два.

«Разберём самый последний: поисковым отрядом в руинах были найдены прилюбопытнейшие свитки. Они касались планетарного строение этой солнечной системы и её окружения. Хотя текст в них был не понятен, но имелось некоторое количество зарисовок, схем и звёздных карт. Какое сокровище,» — вздохнул император.

Не успели их доставить в Пандарикум — столицу Ленга, как ночью за ними пришли целых два рейдера с отрядом разношёрстной нежити. Ладно бы они пёрли в лоб, как большинство мертвецов, но эти ребята действовали как опытные, хотя и очень самоуверенные диверсанты. Уже наученный опытом он позволил им забрать «своё» и уйти восвояси. Вряд ли кто-то хотел показать ему его место, но это удалось, опять удалось… Император тогда чувствовал себя крайне уязвлённым. Благо прозорливый правитель уже давно приказал сразу делать копии при обнаружении подобных манускриптов.

— Может группа искателей приключений незарегистрированная в гильдии что-то вытащила из руин и это привлекло его? — обратился правитель к демону.

Писарь на какое-то время задумался.

— Шанс велик, — кивнул он.

Все состоящие в гильдии искатели приключений империи, при нахождении зачарованных от разрушения текстов или могущественных магических артефактов, должны были незамедлительно доставить подобные предметы в ближайшее отделение гильдии, а оттуда те, с максимальной скоростью, доставлялись в столицу. Позже, после оценки, эти предметы либо возвращались нашедшим, либо за них выплачивалась достойная компенсация. Нарушение этого правила каралась публичной казнью. В прочем книги находили редко, а магические предметы не особо интересовали рейдеров. Хотя нет, интересовали, безусловно, но подобных актов интереса император за свою долгую жизнь знал всего несколько.

— До парада планет менее года, меня это нервирует, процедура ритуала тонкая, много составляющих и условий, — обратился он к собеседнику, вздохнул и снова стал отмеривать шагами плитку.

— Было бы неплохо узнать, что твориться с той стороны гор, — предложил демон.

Император, не останавливаясь, кивнул.

— Чем там занимается капитан второго легиона?

— На сколько мне известно прорабатывает детали нового нападения.

— Поторопите его!

Демон что-то отметил на листке бумаги. Император вздохнул и принялся шагать дальше

* * *

Перепрыгнув через край башни Ди исчез из виду. Юю с Раммарангом мгновенно бросили еду и подскочив к каменному ограждению, уставились в вниз. Холодок прошёл по их телу, маг стоял внизу, в нескольких метрах от ворот. На против него стояла чёрная как смола фигура, держащая в одной руке длинный воронёный меч с изогнутым волнами лезвием. Вокруг фигуры копошилось с десяток созданий напоминающих пауков. Они суетливо перебирали лапами, раскачиваясь из стороны в сторону. Вдруг «тёмный» вскинул руку и…

Рам среагировал мгновенно, нельзя сказать точно, что побудило его к действию и предвидел ли юноша дальнейшие события? Возможно это были зачатки того потенциала, на который надеялся сновидец. Молниеносным прыжком он сбил с ног стоявшую рядом эльфийку и вдвоём они упали на каменный пол. Ещё до касания с поверхностью их спины обожгла волна жгучего магического холода. Сложно объяснить чем этот холод отличается от обычного, но ощущение было в высшей степени неприятным. Оба вскрикнули и приподнявшись, принялись быстро отползать от края стены.

Вскочив на ноги молодые люди увидели: от края, где они стояли секунду назад, исходят волны морозного пара. Стало невыносимо холодно. Вдруг с другой стороны башни что-то мягко шмякнулось на площадку.

Продолговатый шар, более метра в диаметре, висел на подставке из восьми суставчатых лап с человеческую руку толщиной. На передней его части плотно крепилась большая приплюснутая голова, усыпанная, как бисером, черными глазами разного размера. Под головой располагался целый фартук коротких подёргивающихся конечностей, заканчивающихся острыми когтями. Запахло гнилью.

Тут Юю сработала не хуже Рама, вскинув лук она всадила не успевшей сориентироваться твари стрелу в голову. Сверкнула вспышка электрического света, монстр осел на брюхо.

— Это «Падальщики» — высшая нежить! — выкрикнула эльфийка. — Они очень опасны, не пытайся бить по туловищу, только ноги и голова.

Внизу, со стороны ворот, раздался хлопок и шум ударов, был соблазн посмотреть туда, но стало не до этого.

На крышу уже запрыгнула вторая тварь, первый паук показался Раммарангу лёгким противником и, хотя он и внял предупреждению, некая расслабленность присутствовала.

Юю сходу послала стрелу, но новый гость не замешкался, и сколь ни быстр был выстрел девушки, паук как пружина оттолкнулся лапами от пола и, почти смазавшись в пятно, появился на другой стороне башни. После, не задержавшись и мгновения, отпружинил мячиком, полетев в сторону стоящего чуть ближе мечника.

Боевой навык сработал автоматом минуя мыслительный аппарат, заскользив навстречу Падальщику и пропуская врага вперёд, юноша по касательной срезал мечом четыре лапы с правой стороны туловища. Нежить потеряла равновесие и по инерции ударилась в каменную ограду, окружающую площадку на крыше башни, при этом остатки ног стали обмороженными. Паук, развернувшись на оставшихся конечностях мордой к юноше, яростно завизжал и ощетинил пасть полную мелких чёрных зубов.

Но долго шипеть ему никто не позволил, монстр схлопотал стрелу в голову и замер.

— На другую сторону, быстро! — раздался громогласный крик сверху.

Юю и Раммаранг вскинули головы, Ди завис в воздухе метрах в десяти над башней. Следуя команде, они одновременно сорвались с места и бросились по крыше в сторону леса, как раз туда, откуда приходили непрошенные гости. Позади раздался хлопок. Преодолев более половины пути и на ходу поворачивая головы, молодые люди увидели несуразицу. Того пространства, на котором они только что стояли и отбивались от пауков, не стало. Взгляд зацепился за медленно падающее к земле тело мага, ещё мгновение назад висящего в воздухе и кричавшего им.

* * *

Ди стоял перед лагерем и вглядывался в тёмную фигуру перед ним. «Тёмный рыцарь» — это определение вполне подходило для его описания. Звучит правда немного романтично, вот только романтики сновидец совсем не чувствовал. А чувствовал холод, запах склепа и вибрирующее желание убивать.

Голова смотрящего на него мертвеца светилась синими глазами и была черепом, но не голым, как любят описывать нежить. Казалось с тела под большим давлением откачали жидкость, и кожа обтянула кость, приоткрыв иссохшие губы, застывшие в злой ухмылке и обнажив ряд жёлтых, на удивление целых зубов. Пришелец впился в мага чёрными зрачками и пристально изучал холодным взглядом мясника, которому хочется побыстрее прикончить жертву и заняться делами поважнее.

Своё рыцарство стоявший напротив заслужил покрывающий всё тело броней, в прочем это были не рыцарские доспехи. Скорее искусно выполненный кольчужный комбинезон с множеством металлических пластин и сочленений, призванный сохранить максимальную подвижность движений. В руке мертвец держал двуручный меч с волнистым лезвием, «фламберг» — вспомнил название сновидец. Нежить держала его одной рукой и это при том, что общая длина меча была метра полтора. Лезвие жуткого оружия имело помимо большой гарды на эфесе, ещё и малую, серпообразную, на клинке. Чувствовалось, что вес и размер меча не доставляет держащему его никакого неудобства. Амуниция рыцаря была чёрной как сажа и это явно не было покраской или воронением, а цветом самого материала.

У Ди были проблемы, точнее — большие неприятности. Хотя в каком-то смысле стоявший перед ним и в подмётки не годился сновидцу, но подобное столкновение — это не удар двух тел на одинаковой скорости, одно из которых весит два килограмма, а второе восемь.

Как маг, он по местным меркам был немыслимо силён, но при этом знал: прихлопнуть стоявшую перед ним тварь с одного удара будет сложно: слишком высокий ментальный потенциал. И тут начинались неприятные дополнения.

Первое, как он понял в этом мире строгая специализация — маг или воин, была вовсе не обязательна. Оно и логично. Если у человека есть талант к магии с какой стати ему будет мешать крепкое тело и боевая сноровка? Магические способности при высоких физических показателях в общем-то не только не уменьшались, а ощутимо увеличивались! Ведь волевой потенциал возрастал, а воля в магии дело наиважнейшее, хватило бы на все времени.

Но на практике человека с равными способностями как к магии, так и к воинскому делу в первую очередь обучали военному ремеслу. Почему? Да все просто — магия требовала времени на концентрацию при использовании. И у местных магов это сводилось к секундам на отработанные годами боевые заклинания и к десяткам секунд, минутам и даже часам на сложные действия. Опытный маг, стоявший за спинами воинов, обычно превращался в грозный козырь, которому в прочем мало что мешало получить стрелу в глаз. Однако стоило магу выйти один на один против воина, или опасной твари, как заклинатель превращался в лёгкую цель для шинковки, не всегда конечно, но частенько.

Правда Ди кастовал по местным меркам как пулемёт по сравнению с кремнёвой винтовкой, но и ему требовалось не столько время, сколько необходимость концентрировать намерение. А делать это в пылу боя очень сложно. В будущем, когда он лучше отработает арсенал навыков, подобное станет в разы проще, но сейчас будущие было где-то там, за спиной этого чёрного монстра.

И ещё сновидец устал физически и ментально, ведь потратил за текущий день почти всю манну. Он чувствовал: сил осталось не особо много.

«Может уболтать того «Трубочиста» перенести бой на утро? Но что-то подсказывает не согласится…»

Кроме усталости была ещё одна проблема, точнее две. Первая — отсутствие реального боевого опыта. Ди, наблюдая за Раммарангом, узнал о реальных сражениях за пару последних дней больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Хоть о сражениях этого мира конечно, но в принципе логика была довольно проста. В фильмах и книжках обычно долго и эпично болтали, а после, не менее долго обменивались ударами, успевая до болтать в процессе сражения упущенное. На практике он пока не видел боя длиннее серии из двух-трёх обменов ударами. После одна из сторон отправлялась кормить червей. Ну, не считая сумрачного слизня, того брали измором соразмерно ситуации.

И второе — он абсолютно не в курсе способностей противника. Да у него есть «провидение», но работает оно своеобразно. Как начать поединок? Взмыть в небо? Не переключится ли этот мешок с костями на молодёжь позади? По ощущениям ментальная сила противника впечатляющая, но и свой меч он держит явно не для красоты. Тут выплыла ещё одна головная боль, Ди, по сути, чистый маг. Будучи по местным меркам непобедимым в магии, он не обладал неразрушимым или бессмертным телом. Даже физические навыки у него были на голову ниже того же Раммаранга. Ловкий удар чёрного «ковыряла» и его головой можно будет играть в спортивные игры.

«Интересно я проснусь или умру? — мелькнула мысль в голове. — Проверять не желательно. В прочем от физического урона есть один козырь.»

На этом размышления закончились, пауки стали быстро заходить магу в тыл.

Монстр вскинул свободную руку, зрение Ди самопроизвольно сменило режим, теперь он видел энергию наравне с материей. У него не было времени размышлять над новым бонусом. Равномерное свечение вокруг твари частично перетекло в конечность и широкой волной ринулось в сторону сновидца. Маг, как матадор, круговым движение рук отвёл волну в сторону и вверх, его обдало холодом, лицо болезненно обожгло потоком враждебной магии.

Но стоны от боли на потом, выкинув руку сновидец применил «удар гравитацией», но не по площади, противник явно сможет нивелировать его своей ментально массой, да и «нить», которой он так изящно разрезал гоблинов, тут не сработает.

Сконцентрировав силу в каплю, Ди выстрелил модернизированную версию заклинания, её смело можно назвать «пуля гравитации». Он целил в грудь, боясь промахнутся мимо головы. Но рыцарь мгновенно оценил направление атаки и с нечеловеческой скоростью поплыл в сторону. С его плеча сорвало наплечник и ошмёток плоти, но это не остановило его, лишь в глазах нежити запылали ярость и азарт.

Боковым зрением маг увидел летящего на него паука, тот напал, обойдя с боку.

«Удар гравитации» — прокастовал он и плавным, левитирующим прыжком начал отходить назад. Паука отбросило как мяч от биты.

— Вот вашу…!

Волнистое лезвие уже подлетало к его голове! Что это за скорость такая!

Развоплотив голову сновидец пропустил клинок через себя, крайней рискованно, но вариантов не было. Но почти сразу он ощутил чудовищный удар коленом в живот, воздух из лёгких куда-то улетучился, а новый, скорее всего, согласится зайти в грудь не скоро.

Но маг начал ливитировать назад ещё до удара и это спасло от фатальных повреждений. Его отшвырнуло как подушку, очень болезненно, но не смертельно.

Снова тень, теперь уже справа напал новый паук. Неуклюже перекрутившись перед самыми воротами, не до изящества извините, Ди оттолкнулся от земли и пулей взмыл в высь. Восьмилапый шар пролетел то место где он был мгновение назад. Взлетая, сновидец нашёл глазами главного противника, тот выставил перед собой руку и яростно смотрел на него.

«Не волна, более точечный удар,» — пронеслось в голове.

Уход в сторону, чиркнуло холодом по правой руке, и она тут же перестала слушаться. Нежить впилась в него светящимися точками глаз.

«Размышляет не швырнуть ли меч, — пронеслось у Ди в голове. — Суда по ауре перезарядит свой магический навык секунды через три или четыре. А сколько понадобится мне на сложную концентрацию? Секунда, две, пять, может улететь? Но тогда у меня будет на руках два бесполезных труппа! Ненавижу крайности, но придётся гулять на все.»

Он взглянул на башню, Рам с Юю стояли у ближайшего к нему края сооружения, под самым Рыцарем смерти. Они удачно убили двух пауков, но надолго ли их хватит, ведь там внизу, рядом с тварью, ещё минимум десяток.

С невероятным трудом набрав воздух в лёгкие, Ди заорал им:

— На другую сторону, быстро!

Те, будто только и ждали этого крика, сорвались как напуганные птицы с ветки.

Нежить начала поднимать руку для нового точечного удара, но сновидец же вскинул левую.

«Без понятия хватит ли манны, но нужно прихватить паучков с собой!»

У магии в этом мире была одно особенность, хотя она наверно есть во всех мирах и касается не только магии. Особенность простая: что-то у одного человека выходи лучше чем у другого. Некоторые маги легко покоряли холод, но при этом не могли нечего разогреть и на пару градусов, кто-то ловко зачаровывал предметы на нагревание, но не мог швырнуть в цель самый хилый огненный шар. Назовём это специализацией.

У специализации кроме силы и лёгкости исполнения была ещё одна приятная особенность, она тратила значительно меньше манны. Многие продвинутые маги могли стать невидимыми на несколько секунд, но маг специализации «вор» мог прикинуться воздухом на минуту и более.

Ди уже знал свою специализацию, здесь её относили к магии земли, и она была достаточно редкой: гравитация.

«Абсолютное притяжение»!

Игнорируя законы здравого смысла, материя устремилась к одной точке. И точка эта была в голове тёмной твари. Туда, с невообразимой скоростью и силой, притягивало все — землю, камень, паукообразных тварей. В конце образуется лишь меленький шарик немыслимой плотности и веса.

«Знаю, пробовал, хотя и не в таком размахе»

Но это было уже не важно: потеряв сознание Ди упал на землю и скатился по пологой стенке двадцатиметрового котлована.


Глава 4. Время для разговоров

Сновидец открыл глаза, болело казалась всё. Вокруг было шумно, разговаривали люди, слышалось ржание лошадей, что-то волоком тащили по земле, трещали ветки в костре, жизнь явно кипела.

— Ох, увольте меня с это работы! — простонал Ди.

Кто-то подскочил сбоку.

— Рам он очнулся! — раздался радостный звонкий женский голос.

Пусть крик и был дружеский, но он больно ударил в голову.

— Юю, как можно так кричать под ухом, — жалобно выдавил из себя маг, — хочешь меня добить? Ты случаем не заодно с этим «Рыцарем смерти»?

— Ди, это был Рейдер! Ты убил Рейдера, ты понимаешь!

— Не понимаю и понимать не хочу… — сновидец посмотрел в потолок, которого не оказалась, хотя лежал он на удобной кровати.

Он осмотрелся, к нему спешили несколько мужчин в доспехах и один из них был Раммаранг. При этом выглядел юноша на фоне остальных, как глиняная чашка рядом с серебряными кубками. Эльфийка сидела на стуле сбоку от кровати и радостно улыбалась, показывая белоснежные меленькие зубы.

Мужчины подошли и встали в нескольких метрах от него.

— Разбудите меня через неделю, — ещё раз простонал Ди и попытался закрыть глаза, но спать не хотелось.

Всё-таки пришлось проявлять активность. Под ниспадающим прессингом общего внимания маг стал неторопливо изучать происходящее.

То, что происходило вокруг, можно было назвать просто — походный лагерь. Самый обычный, когда группа путников останавливается отдохнуть на привал. А не «стояночный», как называл Раммаранг каменное здание, которое стояло рядом и напоминало головку сыра, из которой кто-то ложкой, полукругом, самоотверженно вычерпал большую часть сердцевины. Крыша второго этажа обвалилась: часть её лежала на дне котлована, а часть на потолке первого этажа здания.

— И как меня ещё камнями не привалило, — прокомментировал сновидец, изучая разрушения.

— Обязательно бы привалило, — пояснил Раммаранг, — но мы успели вытащить вас до того, как осыпались камни. Боги дали пару минут.

— Рам заканчивай называть меня на ВЫ, а то я превращу тебя в лягушку… И не упоминай этих нехороших сущностей, — проворчал Ди, — я выскажу им много непечатного когда увижу.

— Вы можете общаться с богами? — взвизгнула Юю,

— Напрямую нет, — честно ответил сновидец, — как и превращать кого-либо в земноводных.

— Я вижу даже великие маги бывают повержены! — раздался знакомый голос, приближающийся с боку.

— Это вы Эртимус? — повернул Ди голову к эльфу. Кстати, не много не мало, начальнику разведывательного управления Эльмарки.

— Да, собственной персоной, — поклонился тот.

— Вы сегодня не ели нечего кислого? Выглядите уж очень довольным.

— Если все маги вроде вас настолько злословны, это счастье, что они встречаются редко, — показушно вздохнул эльф. — А доволен я новостью о поверженном Рейдере, это куда приятнее дорогих зачарованных подарков, поверьте мне.

— Рейдеры — шрейдеры, давайте по порядку, в честь чего такой разброд и шатание?

Ди обвёл глазами стоянку и попытался приподняться. Нижнюю часть груди прорезало дикой болью, он охнул и опустился на кровать.

— Мама роди меня обратно! — простонал маг.

С боку раздался дикий смех, мужчины, подошедшие с Раммарангом, безудержно захохотали. Было видно, что им стоило немалых усилий не свалится на землю от смеха. Юноша широко улыбался, но усердно старался вернуть себе серьёзный вид.

— Готов поставить десять золотых, через полгода вы будете главным героем всех бардов Амарота, — улыбаясь прокомментировал Эртимус.

Ди в ответ затянул мотивчик:

— Он монстра злобного сразил не магий, а словом.

Тому он правду осветил о кое-чём не новом.

Открыл мохнатому глаза, в том, что любимая жена,

От рыцаря в блестящих латах ему ребёнка принесла.

Послышалась новая порция смеха.

— Так вы ещё и бард? — улыбнулся эльф.

— Нет, но место главного шута Амарота никому не уступлю. Рассказываете уже, желательно по порядку, — более серьёзным голосом продолжил сновидец. — И кстати какой сегодня день?

Смех утих, начала Юю. В общих чертах девушка рассказала следующее.

Как только с Рейдером было покончено, оставшиеся пауки как по команде ретировались. Молодые люди быстро спустились вниз и вытащили мага из котлована. Повреждённое здание начало нехорошо поскрипывать сразу после потери своей части и действительно, несколькими минутами позже, второй этаж обвалился.

Ди выглядел неважно. Юю, воспользовавшись своими скромными познаниями в целительстве, определила, что у пострадавшего сломано три ребра и сильно обморожена рука, однако жизни нечего не угрожаем. Руку смазали специальным составом, оказавшемся в богатом арсенале Раммаранга и после уложили сновидца на извлечённую из обломков кровать. Далее молодые люди дежурили посменно до самого утра, вздрагивая от ночных звуков и моля богов отвести неприятности.

То ли боги были милостивы, то ли Рейдер всех распугал, но ночь прошла на редкость спокойно. Юноша с эльфийкой были растерянны и решили просто ждать, когда Ди очнётся или кто-то будет проходить мимо. Но ближе вечеру к лагерю прибыл отряд королевских рыцарей с Эртимусом и несколькими жрецами из деревни. Жрецы наложили на спящего исцеление, а рыцари занялись обустройством лагеря. Больше девушке добавить было нечего.

— И да, сейчас почти вечер, часа через три стемнеет, — закончила Юю.

— Пинок я получил знатный, — пробурчал Ди.

Всем явно не терпелось услышать его описание событий, но маг на правах пострадавшего наслаждался ролью почётного слушателя. Дальше слово взял Эртимус и его также слушали с неподдельным интересом.

Эльф поведал следующее: утром того дня, когда Ди с Раммарангом покинули деревню, на один из фортов у границы с пустыней было совершенно нападение. И нападение беспрецедентное: погиб почти весь гарнизон, подобное здесь случается крайне редко. По счастливой случайности в районе полудня на место трагедии прибыла инспекция и, обнаружив случившиеся, приняла решительные действия.

— Это самая крайняя крепость, за которую отвечают люди, она почти у самого леса, — пояснил разведчик. — А в лесу в тридцати километрах от места нападения стоит большой эльфийский пост, контролирует границу с лесом. Откровенно говоря, гарнизон не сколько следит за нежитью: в великом лесу и на её голову найдутся неприятности, сколько смотрит за границей с империей.

В общем через самое короткое время к пострадавшей крепости прибыли пограничники Эльмарки и часть гарнизона из соседнего форта. Быстро выяснили, что нежить не тронула ближайшую деревню, а отправилась куда-то на юг, вдоль кромки леса.

— Тогда ещё для разведчиков это была просто группа высшей нежити, что само по себе чрезвычайная ситуация, но Рейдер! — взмахнул руками обычно сдержанный Эртимус.

Ди было крайне интересно что за тварь чуть не отправила его на тот свет, но он решил пока не перебивать рассказчика.

— Диринг, когда они последний раз заявлялись в Амарот? — обратился разведчик к мужчине средних лет — обладателю сверкающих лат и шикарных бакенбард.

— На моей памяти лет тридцать назад, — ответил тот. — В Хатрисе — небольшом городе рядом со столицей, из руин вытащили какую-то безделушку, за ней и пришла нежить. Много народу пострадало.

Эртимус продолжил. Как понял Сновидец из его рассказа, оперативной связи вроде телефонной в Амароте не существовало. Самым быстрым способом была передача сообщения с особой быстрокрылой птицей вроде сокола. Она всегда возвращалась в место где родилась и выросла, этим и пользовались. Например, птиц из Валенса развозили по заставам, крепостям и городам всего Амарота и в случае важного события окраины могли быстро оповестить столицу

Так же сновидец знал из рассказов Маргуса, что существовала система световой связи, но она была налажена только между самыми крупными городами.

В общем о связи разведчик завёл разговор потому, что у эльфов бы Керкит, так звали вид почтовых птиц, привязанный к Дирмару, что являлось определённой удачей. Поэтому сообщение отправили не только в Валенс, но и в Дирмар, который был ближе к месту предполагаемого маршрута нежити

Новость о том, что один из фортов разрушен и в их сторону движется высшая нежить пришла в Дирмар ночью. Почти в след за этим сообщением, из небольшого городка на севере от Дирмара пришла новость о Рейдере, которого заметил патруль. Отряд нежити видели у границы с лесом, и он быстро двигались на юг. Два доклада моментально сложили.

— Откровенно говоря, — слегка замялся разведчик, — информацию о том, что вы появились в «Волчьей» отправили в необходимые инстанции ещё в день нападения империи.

— Это разумно, — кивнул Ди.

С утра поднялся некоторый переполох. Крупное нападение Сборщиков, могущественный маг непонятного происхождения, теперь ещё и Рейдер. Так или иначе всё указывало на Волчью деревню.

Было собранно совещание, которое приняло решение незамедлительно поднять отряд Дирмарских рыцарей — некий местный аналог спецназа и отправить его в сторону леса.

В разговор вмешался статный обладатель бакенбард: немолодой мужчина с тронутыми сединой короткими волосами и телосложением атлета — тяжеловеса. Его минуту назад эльфийский посол назвал Дирингом.

— Хотя мы слабо представляли, что сможем сделать с Рейдером, но бросать ситуацию на произвол было нельзя.

— Кстати, а кто вы? — дружеским тоном поинтересовался Ди.

— Ох, извините! — мужчина выпрямился. — Капитан городской стражи города Дирмара — Диринг Ариг Ломарингус к вашим услугам, — отрапортовал он по-военному.

Капитан прибыл в деревню к полудню и к его большой радости нежить здесь не объявлялась. Хотя он ожидал встретить Рейдера именно в «Волчий». В деревне частенько останавливаются искатели приключений исследующие руины в Великом лесу. И у них, по мнению капитана, был большой шанс вытащить что-то заслужившие внимание нежити.

Однако в деревне военному сообщили, что в начале ночи прошлого дня, над лесом, в районе дороги, видели некое зарево. В общих чертах рассказали о Ди, о котором капитан уже знал и о том, что маг с Раммарангом отправились куда-то в лес. Взяв небольшое подкрепление из добровольцев и сменив лошадей, капитан со своим отрядом без промедления отправился в сторону гор.

— Мы прибыли бы и раньше, но на нас напали монстры, благо обошлось без потерь, — подытожил капитан.

— Я опробовал ваш лук, — вставил Эртимус, — он великолепен.

— Не обижайтесь, — проговорил Ди, — будь вы здесь на полдня раньше или позже, уже не особо важно. После того как я очнулся, вопрос нашего возращения был решён.

— Я понимаю это, — кивнул капитан, — но минимум стоило проделать этот путь чтобы по благородить вас, — тут мужчина припал на колено. — Примите мою громаднейшую благодарность за отражение нападения империи и уничтожение нежити!

— За защиту деревни принимаю, — скривился сновидец, не привыкший к широким жестам, — а вот Рейдеры…, расскажите наконец кто это такие, я здесь четвёртый день в конце концов!

Капитан встал и посмотрел на эльфа. Эртимус задумался.

— Ди, не могли бы вы пересказать ваш бой с этой тварью, если это конечно не секрет, маги часто скрывают свои способности. Но мы по сути мало что о них знаем. По нашим сведениям, империя уничтожала Рейдеров несколько раз, но так или иначе они всегда получали своё. Информация нужна для отчётов, вы понимаете… да и что кривить душой — любопытно неимоверно.

Эльф кивнул на котлован и остатки башни, после с надеждой перевёл взгляд на сновидца.

Секретов у меня пока-что нет совершенно, — зевнул маг. — И с вами мне вряд ли придётся сражаться, а вот содействие очень даже понадобится.

Он пересказал свой бой с Рейдером и впечатления от твари. Все долго молчали, переваривая услышанное.

— Рейдеры всегда забирают своё, задумчиво проговорил Эртимус. Но обычно они приходят за материальными предметами. Вы не создавали что-то исключительное? — задал он вопрос сновидцу.

— Нет, — покачал Ди головой, — ревностно соблюдаю местный баланс.

— Он мог идти за чем-то другим, — предположил Диринг, — и был привлечён вашей магической силой. Иногда они убивают ради удовольствия, если находят достойного противника, но это слухи конечно.

— Может и так, — согласился эльф.

— Это всё хождения вокруг да около, — подметил сновидец, — есть ли о них что-то конкретное?

Его «провидение» работало своеобразным образом. Он знал общую суть своего задания, информация о котором периодически пополнялась. С другой стороны, иногда маг получал информацию о событиях, с которыми сталкивался непосредственно. Вчера ночью, стоя перед могущественной нежитью, он внезапно понял кто её призвал и что этот кто-то из себя представляет. И знания эти, хоть и очень поверхностные, радости не прибавили.

«Это несуразица, — думал Ди, — как подобное вообще может существовать.»

Но это ли являлось целю сбора его команды пока было не ясно. Прервать кровавый обряд императора, вот что маячило на горизонте.

Эртимус после небольшой паузы начал свой рассказ. Все внимательно слушали, одно дело — полный домыслов и неточностей разговор в таверне за вечерним ужином, совсем другое — рассказ начальника эльфийской разведки.

— Расскажу на примере, — начал эльф. — Как все надеюсь знают Амарот стоит на развалинах древней и не менее развитой цивилизации. Мы — эльфы не сильно вздыхаем по материальным ценностям, но и нас порой удивляют достижения древних.

Эльфы и гномы осваивали горы и лес практически одновременно. Но более — менее всё было разведано лет сто назад. Именно в это время гномы прорубили добротные проходы к пикам гор, обнаружив при этом несколько древних обсерваторий. В одной из них был найден любопытный предмет. Непонятные сложные часы, приводимые в движение магией и имевшие зачарование от разрушения временем. Исследователи порадовались механической находке, бегло изучили, нечего не поняли и оставили в обсерватории. Вещь любопытная, но громоздкая и хрупкая. На тот момент имелась масса более неотложных дел, чем волочь находку по извилистым серпантинам. Пылился артефакт в глубине вытесанных в скале помещений почти год.

Но вот неотложные дела были сделаны и с находкой начали разбираться дальше. Предположили, что «часы» отсчитывают планетарные ритмы, уж больно странным был циферблат с непонятными иероглифами и двенадцатью стрелками. А что касается звёзд — это пусть эльфы разбираются, рассудили гномы. Находку было решено отправить в гильдию магов Эльмарки. Изучали её не долго, через несколько дней после спуска к подножью за «часами» пришла нежить.

— Я тогда не занимал своего поста, да и отсутствовал в королевстве, но общался после с участниками событий, — пояснил Эртимус. — Рейдер заявился с отрядом «Потрошителей» — ловкие парни. Обычно нежить прёт на пролом, но в тот раз враг действовал пугающе расчётливо. Незаметно обошли наши посты, убили охрану и… Здесь должен отметить интересный момент. Хронометр — правильнее называть этот артефакт так, весил килограмм под сто, да и размера был приличного, — эльф развёл руки, показывая результат весьма удачной рыбалки. — Рейдер пришёл с Потрошителями — это нежить специализации ассасин, человеческой комплекции. А знал бы что придётся тащить такой объем, захватил бы тех же «Давителей жизни».

В общем ассасины тащат эти часы, наши рейнджеры с максимально дистанции превращают их в подушки для иголок, Рейдер мечется от ярости пытаясь достать ловкачей. Звучит, возможно, весело, но на деле это было жутко, многие погибли. Тварь использовала как магию, так и холодное оружие, наш «гость» выжигал всё электричеством. Его бы отпустить на все четыре стороны, но обида была крепка. В общем перебили всю мелочь, Рейдер бросил «часы» и ушёл. Взвесив за и против решили оставить этот проклятый артефакт в лесу. Раскидали вокруг него приманку для самых злобных лесных тварей и оставили всё на суд судьбы. Через какое-то время «часы» исчезли. В общем всё что мы знаем об этой нежити — выводы, сделанные на основе подобных историй.

— Эртимус, — спросил Ди, — вы расспрашивали меня об необычных предметах, эти Рейдеры проявляют внимание к «современным» вещям?

— Нет, только к древним текстам и артефактам. И то к очень немногим… На руках громадное количество книг и магических предметов того времени до которых им нет никакого дела. Тексты правда не расшифрованы. Должен отметить что интересующие нежить вещи привлекают рейдеров почти сразу, как предметы вытаскивают из земли.

— То, что толстый слой «живой» земли экранирует некоторые виды энергии не новость, — почесал молодую щетину сновидец. — А вы некогда не задумывались, что кто-то хочет лишить вас возможности получить определённые знания?

— Я не думал об этом с подобной точки зрения, но и такое возможно, — кивнул эльф.

— Ладно, — потянулся Ди на кровати и взглянул на темнеющее небо, — что делать то будем? Я не в глобальном плане, а в смысле сегодняшнего вечера.

Капитан стражи Дирмара, видимо он сейчас командовал лагерем, ответил:

— Отдыхайте, с утра выдвигаемся к деревне, ночевать будем здесь.

— Это хорошо, — кивнул сновидец, — и чем так заманчива пахнет от костра…?

* * *

Капитан второго легиона внешних операций Альмер Вир Тамарикус двигался верхом по замощённой крупным булыжником дороге. На этом пути свободно могли разъехаться два ряда телег, что указывало на стратегическую важность петляющей по холмам ленты. По её краям, через определённое расстояние, были вкопаны аккуратные мерные столбики. Первое что сделал император, обеднив империю восемьсот лет назад — ввёл сухой закон и начал строить дороги. Но не эту, эта дорога была создана задолго до власти императора, хотя отремонтировали её судя по всему основательно.

«Добро он или зло, а может всего по не многу, что бы было без этого безумного, жестокого и одновременно такого взвешенного и расчётливого человека? — размышлял капитан. — Островки цивилизации в море дикости или гармония рас подобная Амароту? Хотя за горами своих проблем хватает и одна из этих проблем — мы…

— Сер, крепость в пределах видимости, — сообщил едущий чуть впереди дозорный.

Альмер, вырванный из раздумий, посмотрел на открывшийся за холмами вид на город — крепость.

Аермас! Капитан любил и ненавидел это место одновременно. Величественный чёрный пик монолита главного замка возвышался на фоне синеватых гор и желтеющих чахлой травой полей. Вокруг него, по неровностям рельефа, большим кольцом петляла крепостная стена, прикрывая собой многочисленные тренировочные лагеря, склады и казармы.

Эта местность была достаточно холмистым предгорьем. Казалось древний архитектор специально обошёл все близь лежащие возвышенности и выбрал наиболее живописное место для города. При этом он абсолютно наплевал на стереотип, что подобное надо строить на ровном месте. Аермас был городом и при этом являлся хорошо защищённой крепостью — большим военным поселением. Более половины его инфраструктуры располагалось под землёй, вырубленное в мягкой предгорной породе. И сейчас всем этим фактически командовал один человек, он — Второй капитан.

— Что задумался Альмер, мечтаешь о прелестях командира императорской стражи? — раздался голос сбоку.

Капитан кисло улыбнулся, — грудь Эрмиты, а точнее её отсутствие, было в военных кругах почти нарицательным. Кровь демонов, текущая в жилах темных эльфиек, делала их тела очень чувственными и привлекательными, что конечно отразилась и в капитане, за исключением одной детали… Но это был, пожалуй, тот случай, когда шутили над объектом опасности, пытаясь смягчить свой страх перед ним.

— Ревнуешь Ертих? Так признайся ей наконец… — передразнил он своего адъютанта.

— Ага, твои ставки, что она отрежет мне в первую очередь, мужской инструмент или голову?

Отвечающий ухмыльнулся ртом полным острых, как у хищника зубов. Да и выглядел он странно для человека. Темно — зелёная кожа, большие немного заострённые уши, голова чуть больше и угловатее человеческой. Да и в плечах говоривший был явно по шире не самого хилого хомосапеенса. Лоб его была выбрит до блеска, но на затылке волосы оставлены и заплетены в косичку сантиметров двадцати. Так же орк носил небольшую бороду, свисающую с подбородка.

Люди не очень-то любили орков, но армейский устав и долгие годы совместной службы сглаживают подобные неприязни.

Капитан не стал отвечать сразу и посмотрел на длинный обоз тянувшийся за ними.

— Размышляю о судьбе империи, как бы всё выглядело без императора и его демонических друзей.

— Ну орки уж точно не достигли бы нынешних высот, этот языкастый полировщик задниц тёмных богов знает своё дело, — ответил Ертих.

За такие определение на плаху вели впереди очереди, но адъютант знал: капитан не сдаст.

— Может заедешь ко мне на следующей недели, — предложил орк, — пропустим по стаканчику чего-нибудь крепкого. Ах да, я забыл, вы люди не пьёте это «нечестивое пойло».

Капитан нахмурился, как-то в юности он попробовал и какое-то время было очень даже хорошо, но на утро… не хочется вспоминать. И самое главное: на несколько недель его боевые способности серьёзно ухудшились. Но товарищ периодически пытался напоить его снова.

— Сам пей свою орочью бурду.

Продажа алкоголя в Ленге была запрещена, но оркам и гоблинам дозволялось делать его для «домашнего пользования».

— Давай тогда сходим с ребятами в «Хрустальные бани», отпаримся, попьём отварчику, они в этом деле разбираются. А какие там девочки… Да не кривись так подкаблучник ты наш, они чай и еду разносят не более, твоя жинка тебя не съест, — хохотнул орк.

«Ещё кто подкаблучник, — хмыкнул про себя Альмер вспоминая жену орка, — хотя, как там говорят: «Некто не герой перед своей женой».»

Капитан после небольшой паузы кивнул.

«Да попарится и заодно узнать, что на душе у подчинённых не помешает.»

— Только троллей не бери! — приказным тоном сказал он. Адьютант весело загоготал.

Наконец они подъехали к большому арочному проходу в стене из чёрного камня. Сама стена была более восьми метров высотой и настолько толстая, что проход в крепость напоминал туннель. Въезд не запирался воротами, он имел две поднимающихся верх решётки с каждой стороны стены. Могло показаться что это сомнительное решение, но заграждения шли в комплекте с крепостью и опыты показали: решётки невероятно крепкие, менять или усиливать их излишняя затея.

— Каждый раз приезжая сюда задаю себе вопрос, кто всё это построил? — сказал второй капитан адъютанту.

— Не забивай голову, — ответил орк, — главное оно работает на нас.

Караульные поприветствовал прибывших и беспрепятственно пропустили начальство внутрь. Но обоза это не касалось, его внимательно проверят и сверят содержимое с документами, правила есть правила.

Впереди маячило циклопическое сооружение напоминающее одинокий кристалл кварца — блестящий, чёрный, устремившийся ввысь по своему произволу. Более чем странное творение. Башня была почти сто двадцать метров высотой при ширине всего около тридцати. Наверху располагался сторожевой пост, на этом практическая польза этого пика заканчивалась. Непонятное, неудобное и холодное даже летом строение явно технического назначения.

Поэтому капитан направился в уютное трёхэтажное каменное здание штаба, находящееся немного позади башни. Сдав лошадь конюхам, он отправил адъютанта собирать с лейтенантов доклады о событиях в его отсутствие, а сам поднялся в свой кабинет на втором этаже. Сменив броню на удобную штабную форму, Альмер попросил прислугу принести чая и чего-нибудь поесть. Но тут пошёл дежурный и сообщил, что его ждёт посланник императора.

«Вот те на, только же общался с советниками в Пандарикуме.»

Капитан шёл с обозом по земле, решая по пути разные служебные дела.

«Видимо посланник прибыл на Дракере, скорее всего персона важная,» — подытожил он про себя.

Дав указание принести еду в зал совещаний, Второй капитан отправился на встречу. Вид посланника заставил его настроение слегка испортится, но Альмер тут же взял себя в руки.

«Не стоит создавать проблемы из воздуха, сначала стоит разобраться в ситуации и только потом расстраиваться,» — подытожил он.

Ожидающий его был демоном.

В прочем, нечего страшного в сидящим в мягком кресле не было. Капитан, много общавшийся с ними по долгу службы, давно привык к этим краснокожим людям с небольшими, почти незаметными рожками на голове. Да используют магию крови, да держат остальных за мусор, но это ведь не причина создавать себе неприятности. Особенно если собеседник умён и вежлив.

Он поклонился гостью, сел на кресло и расслабился.

— Господин Альмер, если мне не изменяет память? — уточнил сидящий.

Второй капитан учтиво кивнул головой.

— У меня слегка не выговариваемое имя, поэтому называйте меня просто «советник».

— Как вам будет удобно.

Гость удовлетворённо кивнул и продолжил:

— Должен заранее извинтится перед вами, но находясь здесь я украду часть ваших полномочий. Не переживайте, лезть в общие дела не буду, лишь потороплю со сроками отдельной операции и приму некоторое участие в выработке её деталей. Я вполне имею на это право, так как отправлюсь на ту сторону гор лично.

Лицо Второго капитана стало приобретать выражение великого изумления, но он спохватился и быстро вернул себе спокойный вид.

— Надеюсь не требуется каких-либо бумаг или печатей, удостоверяющих мои полномочия? — продолжил демон.

— Нет, конечно нет, господин советник, но не могли бы вы ввести меня в курс дела?

— Прошу подождать совсем немного, не хочется пересказывать всё дважды: сейчас прибудут ваши коллеги, тогда я и начну, — ответил собеседник.

Дверь открылась, принесли чай и простой, без изысков, ужин. Командующий крепостью не тяготел к излишествам.

— Вы не возражаете господи советник?

— Ни в коем случае, скорее даже настаиваю, — ответил демон.

«Ну да, в сытом теле больше крови,» — съехидничал про себя Второй капитан, но мысль эта на его лице не отразилась.

Через некоторое время открылось дверь и вошли трое. Двое из вошедших поклонились капитану, а третий лишь слегка кивнул.

Кивнувший, широкоплечий даже для орков, обладал длинными как снег волосами и разбитым, когда-то давно чем-то дробящим, носом. Это был командующий имперской разведкой Норктер Дормор. Но близких по званию орк просил называть себя просто — Нор. В Ленге, как и Амароте, сокращение имён было нормой. Хотя по сути командующий был прослойкой между демонической канцелярией и личным составном, но и при этом власти и обязанностей имел не мало.

Второй — высокий, со шрамами на лице, одетый в плотный кожаный комбинезон и обладающий чуть заострёнными ушами — заведующий магическими зверьми Гинго. Полу эльф — полу человек. Такие как он иногда рождаются от редких эльфийских рабынь, попадающих в Ленг. Пленных эльфов иногда доставляли далеко с юга, те, что жили в Амароте, были настоящими бестиями и живыми не давались за редким исключением. Но дети, родившиеся от подобных отношений, по закону являлись свободными и имели возможности наравне со всеми, разве что воспитывались в приюте. В империи не поощрялся разврат и необоснованная жестокость, как подрывающие порядок и мораль. Так что, можно выразится, заведующий был ребёнком от «служанки с минимальным набором прав.»

Третьим был гоблин небольшого роста, с тонкими руками и ногами и большей чем у сородичей головой. Гоблины обычно ниже людей ростом, худые и жилистые, но этот выглядел особенно сморщенным и высохшим. Однако он не являлся чем-то особенным, просто данный представитель своего вида был довольно стар. Не обладая выдающимися физическими навыками Хечех — так звали гоблина, был редкостно умён и дисциплинирован. В диком племени подобный давно бы стал трупом, но здесь носил звание лейтенанта и пользовался всеобщим уважением. У него даже имелись магические предметы, позволяющие надавать тумаков зарвавшейся молодёжи.

Начал Норктер:

— Считайте, что я здесь как предмет интерьера. Однако приказ императора был адресован в том числе и в моё ведомство, поэтому вынужден присутствовать. Не могли бы вы господин Хебмаргебере…

— Просто Советник, господин Нор.

— Не могли бы вы господин Советник озвучить дополнительные указания Императора.

Демон повернулся к Альмеру, сидевшие рядом Хечех и Гинго также навострили уши.

— Мы испытываем большой информационный голод с той стороны гор. Последний набег был не особо удачным и вызвал массу вопросов. Сначала император хотел просто ускорить график налётов, но посовещавшись с советниками, было решено совершить крупную разведывательную операцию. Не могли бы вы предоставить карту.

Второй капитан встал, достал из внушительного размера шкафа подле стены большой тубус и, заодно, что-то похожее на стопку стаканов, вложенных друг в друга. Стаканы оказались хитро сделанными гирьками, коими придавили края карты, расстелив её на большом столе посреди зала.

Советник продолжил:

— Задача следующая — меня на несколько дней необходимо скрытно доставить в район столицы Амарота и забрать через определённое время, скажем четыре дня. Одновременно с эти требуется организовать спаренный набег и взять пленных, желательно поближе к той деревни где мы недавно потерпели неудачу. Что вы скажите на это Альмер.

— Гинго, — обратился капитан к дрессировщику, — у нас есть Дракеры способные гарантированно долететь до Валенса и вернутся назад?

— Если с минимальной загрузкой никаких проблем, а если выбрать повыносливее, то и груза взять можно, хотя не особо много.

Дракер не был идеальным транспортным средством. Обычно они привозили нападающих, загружали добычу и улетали, оставляя гоблинов разбойничать. И это была вынужденная мера: возвращались за десантом уже другие, не уставшие ящеры. Слетать два раза туда обратно без перерыва даже налегке им было не под силу, да и количество груза строго ограничивалось. Иногда забирать было некого.

— Хорошо, — кивнул Альмер, — но вопрос скрытности головная боль. У гномов на горных заставах есть магические предметы, реагирующие на крупных магических тварей. При любом подозрении сразу взводят баллисты с осветительными снарядами, а после бьют прицельно осколочными. При этом ведётся подсчёт Дракеров и строгая сверка куда и сколько ящеров приземлилась, опасаются лазутчиков… Так что, если нужна скрытность, вам лучше присоединится к одному из отрядов, а после гор полететь дальше отдельной единицей. Надеюсь, что противник не успеет всё учесть и быстро сверить.

Демон кивнул.

— Но по безопасности, — размышлял дальше Второй капитан, — высаживать вас господин советник необходимо строго ночью и это и головная боль. Мы нападаем днём в основном из-за необходимости точно ориентироваться на местности. Отряд, случайно севший рядом с военным гарнизоном или крупным городом обычно не возвращается, а летать днём также чревато. Я вижу возможность высадить вас в утренних сумерках, но это осложнит полет другим группам, цели которых будут значительно ближе.

— Не имеет значения, — вставил демон, — пусть покружит или в самом крайнем случае вернуться. Просто постарайтесь, чтоб пленных взял хоть один из отрядов.

— Хечех, что ты скажешь? — обратился к гоблину Альмер.

Людей за ту сторону гор не отправляли, пока человек выучится до умелого воина пройдёт не мало времени и при этом он узнает массу полезной для врага информации. Да и набрать тех, кто полетит разорять города и деревни с невинными по сути жителями, несмотря на всю силу имперской пропаганды, было хлопотно даже среди орков… а вот магическим тварям, живущим и воспитываемым под особым присмотром, болтать было особо нечего, да и жестокость у них была во многом врождённой. Сложно лишь привить последним дисциплину и исполнительность, но методы имелись, в том числе магические.

— В последний раз мы потеряли почти весь основной состав, — начал гоблин, — молодые подготовленные гоблины есть, но с ограми и троллями плохо. Можно набрать на два отряда, но требуется минимум две недели на налаживание телепатической связи.

— Неделя! — вставил советник. — Император ждёт!

Гоблин задумался.

— Один отряд только гоблины, но выдадим лучшее, даже зачарованное снаряжение, второй гоблины, шесть огров и два тролля.

Он уставился на Второго капитана, тот кивнул.

— Враг не удивится такому? — уточнил демон.

— Даже если удивится, спишут на последние потери… И ещё, забирать вас советник нужно однозначно ночью, так что не плохо точно определится с ориентирами, возможно вам придётся подать какой-то знак.

— Хорошо, тогда остаётся только определиться с местом высадки.

Альмер отпустил гоблина и дрессировщика, а трое оставшихся мужчин склонились над картой.

* * *

Ди уже почти провалился в бездну тишины и покоя, коими здесь являлся его сон, но встрепенулся и вынырнул на поверхность.

— У-у-у-у-у, — погрозил сновидец кулаком невидимому «хулигану». — Нашил мальчика на побегушках, — проворчал он себе под нос. В прочем без всякой злости.

После зевнул, устроился поудобнее и заснул, оставив все беспокойства этого мира на утро.


Глава 5. Следуя законам жанра

Ди проснулся рано, солнце ещё не успело до конца развеять предрассветные сумерки, однако лагерь торопливо сворачивался. Люди вокруг не выглядели отдохнувшими: ровно наоборот — утомлённые и помятые. Сняв тугой жгут с груди, сновидец осмотрел себя. Рёбра не болели, да и последствий обморожения не наблюдалось. Вчера, перед сном, он дал себе установку на самовосстановление и отдых, подобное неплохо работало и в его мире, требовалось лишь определённая практика. Однако здесь реальность была более сговорчива и тело чувствовало себя полным физических и главное ментальных сил. Одевшись, маг разыскал Раммаранга с Юю и быстро выпытал у них в чем дело.

Выяснилось, что одно дело тихо идти по лесной тропе соблюдая все предосторожности и ночевать за каменными стенами и совсем другое стоять в Волчьем лесу открытым лагерем с лошадьми и кострами. В общем сновидец был единственным кто выспался этой ночью!

— А я отличилась! — заявила эльфийка и указала на окраину леса.

Там лежали трупы двух Варганов и «папа» той обезьяны, что встретил сновидец в момент своего появления в этом мире. Кровную связь он конечно не прослеживал, но конкретно эта — зелёно шёрстная когтистая макака с громадными глазами, была на добрый метр выше первой.

— Дай догадаюсь, — прокомментировал маг, — этот невинный исполин пришёл ночью просить твоей руки и сердца, а ты вырубила его ударом по «бубенцам».

Юю улыбнулась.

— Нет, я подстрелила двух Варганов, стая подошла к лагерю как стемнело, бродили вокруг, рыкали и вынюхивали, ожидая момента для нападения. Когда их много и они голодны — наглеют, но получив пару стрел переместили свою возню под прикрытие деревьев.

— Но в туалет, я подозреваю, всё равно в чащу никто не пошёл…

Все засмеялись.

— Посреди ночи заявился Гумус, — продолжил юноша, указывая на гориллу. — Но Диринг и его люди знают своё дело, нашинковали в момент.

— Да действительно почти гумус, — сказал Ди, обратив внимание насколько изрублен монстр. С варганов уже были сняты шкуры, да и великана, похоже, основательно выпотрошили.

— Одна шкура полагается в наш личный бюджет! — заявила довольная эльфийка.

Тут произошло первое с вечера положительное событие. На дороге, со стороны деревни, показался смешанный отряд гномов и эльфов, среди них шествовал уже знакомый сновидцу улыбчивый Трум — отвечавший у гномов за полевую разведку.

Все поздоровались и Трум направился к Дирингу и эльфийскому разведчику. Ди так же решил подойти к ним, дабы узнать дальнейшие планы.

Оказалось, что эльфы с гномами, во главе со своими командирами, отправляются к горам, так как работу свою они сделали, да и получили массу дополнительных сведений. А Диринг с рыцарями и несколькими жрецами с деревни возвращаются в «Волчью», а после капитан со своими людьми направятся в Дирмар.

— А какие у вас планы? — спросил эльф сновидца.

— Я вернусь в компании капитана в деревню, задержусь там какое-то время, а далее направлюсь в сторону Валенса.

— И что вы там собираетесь делать? — с улыбкой человека с максимально развитой бестактностью, спросил Эртимус.

— Заберу двоих членов своего отряда, подробности правда настолько секретны, что даже мне не известны… Но можете после расспросить бардов. Кстати, после собираюсь к вам в горы ещё за одним, — сообщил маг, обернувшись к гному.

— Да! И кто же этот великий воин?!

— Почему сразу воин! Я уверен это будет гномиха с навыками «Великая призывательница пирожков» и «Самый вкусный суп по эту сторону гор», — с самым серьёзным видом ответил Ди. — Да, кстати, я тут подумываю устроить «аттракцион невиданной щедрости», поэтому скажите вашим людям чтобы выбрали одну из частей своей брони, а я зачарую её на снижение веса. Уверяю нечего не поломается.

Все заметно оживлюсь.

— Вы не останетесь без манны, здесь сейчас тридцать два человека! Думаю, даже жрецы не упустят шанс воспользоваться подобным предложением, — предостерёг сновидца эльф.

— Не переживайте, это моя специализация, да и я постараюсь без фанатизма, хотя результат обещает быть приятным. И кстати моя расточительность имеет практическую сторону: нужно попрактиковаться перед тем как браться за броню для себя любимого, да и поднять настроение не помешает.

— Понимаю, — кивнул гном, — практика наше все! А точно нечего не поломается?

— 99 % — осторожно дал гарантию маг, — но каждый волен отказаться…

Спустя не самое не большое время сновидец предстал перед четырьмя луками, пятью сёдлами, пятнадцатью пластинчатыми и пятью кольчужными куртками. Зрители перешёптывались и волновались, гадая как будет выглядеть процесс. Зачарование в этом мире являлось рискованным и трудным делом, но все уже были наслышаны про лук и топор зачарованные магом в таверне.

Ди подошёл к седлу и минут пять возился с ним, то дотрагиваясь, то водя вокруг руками. Все решили, что дело затянется, но закончив с седлом маг потратил на остальные вещи не более десяти секунд на каждую.

— Тадам! — взмахнул зачарователь руками. Все разобрали свои вещи и с радостью обнаружили, что те стали весить втрое меньше. При этом всё происходило спокойно и дисциплинированно.

«Вот они люди не знающие сезонных 80 % скидок с утра понедельника, — вздохнул сновидец, вспоминая некоторые стороны своего мира.»

Раммаранг с Юю стояли в стороне, им было заявлено: «не заслужили». Юноша объяснял расстроенной эльфийке, что, по его мнению, в деревне они обзаведутся более качественным снаряжением и его-то маг и зачарует.

Быстро закончив со сборами, попрощались с гномами и эльфам и выдвинулись в сторону деревни. Диринг предусмотрительно привёл с собой четырёх лещадей, так что все ехали верхом. Сновидец, опасаясь получить «ранение» в область пятой точки, сначала подумывал использовать полет. Но потом решив, что рано или поздно учится верховой езде придётся и выбрал «рано». Катание на лошади без опыта оказалось не таким сложным, с учётом правда, что флегматичная кобыла спокойно шла за остальными, но ягодицы через несколько часов действительно начали побаливать.

Он с завистью посмотрел на Юю и Раммаранга, которые дремали сидя на спинах умных животных: молодые люди с переменным успехам проболтали всю ночь. Рам ввёл девушку в курс примерных целей отряда и цели эти гармонично слились с содержимым её головы. Поэтому, поймав сегодня удобный момент, эльфийка заявила Ди, что готова ради вступления в группу на все, кроме разбазаривания девичей чести.

Маг хотел пошутить на эту тему, но раздумал и серьёзно заметил:

— На честь не претендую, но возможно повторение событий последних двух суток: приключения бывают вредны для здоровья… — с видом «моё дело предупредить» заявил сновидец.

— Я всё равно собиралась в искатели приключение! А умереть от нападения монстров можно и за работой в поле! — привела эльфийка не самый железный аргумент.

И стала жалобно сверлить мага своими большими голубыми глазами, не упустив возможности сделать их влажными от слез.

«Нет, эти женщины во всех мирах одинаковы,» — подумал сновидец и закончив ломать комедию, сказал Юю что она в деле.

Сейчас он хотел поговорить с Дирингом, который ехал впереди колонны, но не рисковал пришпорить лошадь.

— Капитан, — крикнул наконец Ди.

Военный придержал коня, поравнявшись с магом:

— Да, слушаю вас?

— Мне по-видимому понадобится ваша помощь.

На лице капитана отразилось удивление.

— И чем же я могу помочь человеку в одиночку победившего Рейдера?

— Не буду кривить душой, в Валенсе я собираюсь обзавестись некоторыми официальными полномочиями. Но пока, по сути, не считая смутных докладов, обо мне знают только в «Волчьей деревне». В общем мне нужен полноценный представитель власти для некоторых дел в районе Дирмара. Если без лишних объяснений, я прошу вас задержаться на несколько дней у леса, а потом вместе со мной выдвинуться в одну из деревень километрах в ста от леса.

— И для чего если не секрет?

— О! Мы сыграем первый акт представления, я — главный герой, вы — помощник в создании декораций, зрители по ту сторону гор. Подробности? Не знаю… мутное это на практике дело, исполнять волю богов.

Капитан нахмурился и задвигал бакенбардами, взволнованно внимая информацию о новом нападении империи.

* * *

Рыжая предавалась душевным терзаниям, в последнее время она делала это всё чаще. И нет бы взять чашечку успокаивающего «лунного» отвара… но она сидела и потягивала приятный острый чай, богатый бодрящими пряностями, придающий силы и будоражащий мысли.

У неё было красивое имя, но им редко пользовались из-за длинных ярко-рыжих волос сидящей.

«Надо бы срезать их, — размышляла она — порой мешают в работе, но тогда наверняка заниматься самобичеванием стану ещё чаще.»

Казалось бы, что нужно красивой, в самом расцвете сил и опыта: это у нас пятьдесят три года — время пить таблетки, а здесь… Она недовольно покосилась на свои мускулисты руки.

«Ну разве что немного жилисты, так у многих крестьянок и того крепче, а в остальном моя фигура — эльфийки позавидуют…»

Она вздохнула и стала потягивать чай дальше.

В Амароте обычно рано начинали семейную жизнь. Юношам после пятнадцати лет неторопливо подыскивали невесту, а женились с семнадцати — двадцати. Девушки шли замуж лет с семнадцати — девятнадцати, как отпускало хозяйство и родители. В семьях нормой было иметь пять-семь детей, заводили которых в основном подряд по молодости и отправив отпрысков во взрослую жизнь останавливались. А как ещё, ведь в сорок жизнь только начинается. Выполнил долг перед родом и богами и в путь, жить на полную. Трудились, помогали детям внуками и правнуками, путешествовали, учились и улучшали навыки, пробовали себя в новых занятиях, мало ли чем можно заняться.

Измены в местной семейной жизни случались редко и воспринимались скорее, как некий маразм. И дело не только в нравах и воспитании: попробуй походи налево, когда на плечах труд, хозяйство, куча детей и красавица жена под боком. Местные женщины не были наивны и ревностно следили за фигурой и внешностью. Стимулы к этому имелись, особенно с учётом того, что ухудшение потенции у мужа обычно совпадало с попаданием тела на погребальный костёр. Да и старость в этом мире выглядела совсем по-другому, увидь местные сгорбленного старика или старуху, немедленно бы отправили к жрецу снимать проклятие.

Рыжая снова вздохнула. Смейтесь, но капитан одной из лучших команд искателей приключений Амарота мучительно хотела замуж.

Хотя моральные нормы здесь были менее распущенны чем в мире Ди, но если с семьёй не вышло, то монашеский постриг принимать не требовалось. Иметь серьёзные отношения, не будучи семейным человеком, после выхода из периода юности не только не возбранялось, но и приветствовалось. Не уважали местные одиночество, чтоб его.

«А где средневековая суровость, пояса верности, неразделённая любовь?» — возмутится дорогой читатель. «Нету» — вынужден развести автор руками. Хотя нет, один серьёзный момент в этой сфере человеческих отношений здесь был — это рождение детей вне семьи. К зачатию и воспитанию нового поколения подходили очень серьёзно и ответственно. Так как знали: воспитать здорового духом человека проще в полной крепкой семье. Ибо лучший пример — это личный пример. Ну а если дело детей не касалось, к знахарке за кое-какими травами и на сеновал… Шучу… наверно…

«Ах, тот лейтенант был таким горячим и мужественным и не раз предлагал свои руку и сердце, почему я отказалась? — Рыжая вздохнула. — Наверно не хотела от него детей, — женщина снова вздохнула. — Из-за чего у меня всё так печально, может из-за того случая?»

В шесть лет она убила человека. Своего друга — мальчика старше её примерно на год. На тренировках железное оружие детям не давали раньше одиннадцати — двенадцати лет, поэтому юные воины тренировались и играли с деревянным. Девочка всегда с завистью наблюдала как мальчишки махали палками, отрабатывая серии ударов или лупя мешковатые чучела. К спаррингам допускали позже, когда видели, что ребёнок понимает опасность и принимает ответственность: глаз то можно выбить и палкой. Но тренировки тренировками, но за играми в рыцарей разве уследишь.

Рыжую всегда тянуло к оружию и сейчас женщина хорошо помнила, как выпросила деревянный меч у Утриха и тот взялся «потренировать» девочку. Произошедшие останется в её памяти ярким и чётким до самой смерти. Вот она ловко отбивает его палку, вот прикладывает тупой конец своей к его груди, чувствует, как деревянный меч наполняется от её руки неведомой ранее силой.

Взрослые не сразу поняли, что произошло: казалось ребёнка насадил на рог крупный хищник. Она тогда долго и искренне плакала, не понимая до конца что сделала, но уже чувствуя: что-то некогда не станет прежним.

Конечно быстро разобрались в произошедшем. Событие являлось трагедией, но взрослые были достаточно разумны, чтобы не искать мщения и оправданий. Её семья заплатила большой штраф и переехала в другую деревню. Но отец не стал закапывать талант дочери, да и некто бы здесь не стал. Полноценный боевой навык в шесть лет! Это попахивало чудом на грани с безумием.

— Что, опять мечтаешь о горячих мужчинах? — за её стол подсел эльф в длинном походном плаще. Он сбросил с плеч пузатый мешок, который вместе с луком и колчаном со стрелами поставил к стене.

— И ты туда же Ридлен…!

— Ох, ох прости, я пустил стрелу в небо, но попал в зад дракону, — ехидно улыбнулся пришедший.

Её команда знала о чём обычно грустит капитан и не стеснялась давить на больную мозоль.

— Как сезон закончится возьмись за личную жизнь, проведи, например, зиму в столице, — попытался внести конструктива эльф. — Это по деревням на дочку соседа посмотреть нельзя, а в Валенсе тебя завалят предложениями и даже вполне достойные мужчины. Могу посоветовать парочку.

— Фу, нашёлся эльфийский сводник.

— Тогда нечего вздыхать!

К столу подошли ещё двое — невысокий, но очень широкий в плечах мужчина с выбритой головой, шикарной чёрной бородищей и усами. Он был в кожаной броне, обшитой внахлёст синеватыми металлическими пластинами и вооружённый внушительным двуручным топором. Одним словом — гном. С ним за стол села высокая и очень стройная женщина в белой мантии с капюшоном. У неё на поясе был закреплён длинный, но тонкий и лёгкий меч, а на спине, над вещевым мешком, висел небольшой треугольный шит. Под мантией слегка позвякивала тонкая мифриловая кольчуга.

Рыжая с завистью посмотрела на Альриту — целителя их отряда. Вот оно истинное счастье: мать шестерых взрослых детей, при этом старше её всего на несколько лет. И после рабочего сезона, в отличие от капитана, отправляется в объятия к любимому мужчине, а не в пустой, хотя и очень уютный домик в родном городе. Искатели приключений в Амароте обычно собирались посезонно, работая где-то с середины весны и до конца осени, а после возвращались в родные места. Зима здесь не сказать, что была особо суровой, но со своими особенностями, да и мёрзнуть по полям и лесам дело сомнительное.

Пришедшая женщина внимательно посмотрела на неё.

— Так, я вижу требуется сильная целительная магия для врачевания метущийся души.

И осторожно отвесила Рыжей символически подзатыльник.

— Она придёт в себя, как только укокошит десяток зомби, — авторитетно заявил гном. — Что там с подробностями капитан?

Рыжая оторвала взгляд от чашки.

Да все мутно, хотя требовать больше от Герлиха не разумно, да и бесполезно. Он дал мне достаточно точные координаты и согласился на 1/10 прибыли за вычетом издержек. Как всегда полностью полагается на нашу честность.

— Ну наше дело разведать, а уже потом решить лезть туда или нет, — сказал Дорген — так звали гнома. — Так что там с подробностями? Я слышал от Ридлена только общее.

Герлих был их коллегой — капитаном «Удачливого силка». Так называлась его команда, специализирующаяся на магических тварях. В очередной раз выслеживая в «Великом лесу» добычу, они наткнулись на бродящего по лесу зомби. Одинокая низшая нежить днём, на поверхности… Не считая превышающую среднего человека физическую силу и необходимость для полного уничтожения отрубать голову, в ней не было нечего выдающегося.

Но подобное явление в месте, где без специального снаряжения, опыта и навыков, за весьма короткое время скрутят голову даже мертвяку, было странным. То есть выходило, что ходячий труп вылез откуда-то весьма короткое время назад… Хорошенько изучив следы, искатели приключений нашли заветный лаз между корней и проведя беглую разведку обнаружили нетронутое подземелье, однако решили оставить находку более специализированной команде.

— В общем они отправили своего ассасина, — продолжила Рыжая, — тот проскользнул в дыру под покровом невидимости и спрыгнул с потолка на кучу земли перед завалом. Говорит попал в начало помещения или коридора метров десяти в ширину. Может вход в него завален или часть потолка обивалась, непонятно. Но коридор тянулся дальше и по бокам имелись дверные проёмы. Эрвин, — так звали ассасина «Силка», — бросил световую приманку метров в десяти от себя и затаился. К приманке почти сразу попёрла нежить, по его словам, голов пятнадцать не меньше.

— В «Удачливом силке» ребята бывалые, не думаю, что будут приукрашивать, — задумчиво проговорил эльф. — Но может пятнадцать мертвецов это всё, что есть в той «яме».

— Может и так, — мучая пальцами бороду, вступил в обсуждение гном, — однако пятнадцать в одном зале… там запросто могло зародиться что-то более серьёзное. А что сверху по рельефу?

— Как обычно, тысячелетия лесного буйства, разве что разберёшь.

— А материал?

— Голубой бальзат.

Гном присвистнул.

— Это что-то необычное, уж точно не подвал деревенской ратуши.

— Мы достаточно состоятельные люди чтобы в любой момент от этой «ямы» отказаться, задание все-таки не от гильдии, — вставил эльф.

— Точно, когда гильдия начнёт гнать народ в подобные места, я начну карабкаться обратно в свои горы, — вставил Дорген, бывший по-видимому в роли партийного ворчуна.

Искатели приключений были в первую очередь структурной организацией. Гильдия давала в том числе и обязательные задания, от которых сложно было отвертеться. Но преимущества всё равно перевешивали недостатки: жетон гильдии решал проблемы с военными, торговцами и местной властью. Или думаете патрули позволят непонятной группе хорошо вооружённых людей шляться где попало, да и оплачивали работу соответствующе. В основном это было истребление местной флоры и фауны, мешающей жить населению, добыча ценных материалов, разведка, охрана, поисковые работы и множество более специфичных задач. Опасной живности кстати хватало не только в «Великом лесу», но и по всему Амарота, благо менее «зубастой».

Команда Рыжий была относительно молодой группой и специализировалось на нежити. К ней, кроме восставших трупов людей и животных — низшей нежити, относили почти всех тварей призванных тёмной магией — высшей нежити. Также ималась тенденция самозарождения последней в местах скопления первой.

— Это всё разговоры, осмотримся и решим на месте, — подвела итог Рыжая.

— Как пойдём, конным ходом по дороге до «Волчьей» а оттуда до места?

— Нет, неудобно, далековато до цели, свернём до главной дороги и остановимся в Орасторе — городе при каменоломнях. Он километрах в тридцати пяти от нужного места, но ближе к лесу в том районе поселений нет. После встанем лагерем у леса километров за семь, помните ту ложбинку где мы останавливались года четыре назад. И лишь оттуда будем делать вылазки в руины. На этом всё, если поторопимся будем у леса завтра в полдень.

* * *

Конная процессия двигалось медленно, рыцари Диринга настороженно оглядывались, ежесекундно готовые к нападению. Но видимо судьба решила, что приключений на сегодня хватит и пока путь протекал спокойно. Ближе к обеду молодые люди окончательно пришли в себя, зажали Ди с обеих сторон своими скакунами и стали забрасывать вопросами об их дальнейших планах. Подумав немного сновидец вздохнул и начал отвечать.

— Изначально я планировал задержаться в деревне не более суток и после отправится на восток. Ситуация не сильно, но поменялись, мы задержимся в «Волчьей» дня на четыре. Но будьте готовы, что через пару суток может появится необходимость отправится незамедлительно. Я рассчитывал не сильно баловать вас снаряжением, однако последний бой вынуждает меня подойти к вопросу обдуманнее, — вздохнул маг.

Глаза у Юю загорелись неистовым светом, но Ди показал ей язык.

— Не получите не грамма лишнего… И меня мучает другой вопрос, с зачарованием то у нас всё в порядке, но вот с тем, что зачаровывать как-то не очень, да и нужно подумать над снаряжением и здесь я вам не помощник.

Все ненадолго приумолкли, у сновидца была серьёзная прореха для «героя фентези»: он не разбирался в броне и доспехах ровным счётом не как! Но понаблюдав заметил, что здесь носили в основном три разновидности брони.

Тяжёлый доспех представлял из себя жёсткий кожаный каркас с нашитыми на него внахлёст металлическими пластинами, рукава и штаны укреплялись по тому же принципу, разве что имели кольчужную сетку на изгибах и с внутренней стороны плеч и бёдер. Встречался вариант без пластин, но с крупным кольчужным звеном. Ди заметил, что видов кожи здесь имелось великое множество. Почти все они были значительно легче и прочнее родных сновидцу аналогов, видимо добывались с каких-то местных монстров. Да и металл для оружия и брони использовался куда выше по характеристикам чем привычный ему. О весе тяжёлого доспеха маг пока точно сказать не мог, но по тем элементам что он недавно зачаровывал, на глаз набегало килограмм десять — пятнадцать в комплекте.

Далее шла полная кольчуга, иногда по пояс, иногда с юбкой до колен. Правда её Ди в руках не держал, а только видел в деревне на ополченцах и искателях приключений. Надевалось она на кожаный или плотный волоковый подкольчужник и притягивалась к подкладке хитрыми стяжками, чтоб нечего не болталось, но и не мешало движению. Сновидец, зачаровывая доспехи у разрушенного лагеря, с помощью своего навыка узнал, что метал на броне гномов — адамант, а кольчуги эльфов и доспехи Дирмарских рыцарей выполнены из мифрила. Меч Раммаранга был хитрым сплавом железа и множества минералов.

Всё остальное можно объединить в кожаные куртки самой различной плотности, толщины и степени свободы на теле. Часто подобное снаряжение имело щитки на предплечье и голени, иногда дополнялось металлическими наплечниками, также присутствовали наколенники и налокотники. Куртки были как полностью из кожи, так и частично усиленные кольчужным волокном. Вообще комбинаций и материалов было множество, по навыкам, кошельку и необходимости.

Раммаранг, например, носил достаточно свободную многослойную стёганную кожаную куртку и штаны, вообще без металлических элементов. На Юю сейчас была подобная куртка, но с дополнительными щитками из прессованного, пропитанного чем-то войлока на уязвимых местах.

Начал юноша:

— Думаю, лучше чем этот доспех я в деревне не достану, но коли появляются опасные противники и главное деньги, по возможности нужно обзавестись набором металлический щитков, наколенниками и налокотниками. Менять броню на более тяжёлую не хочу, мой конёк — скорость. А что-то более солиднее чем текущий меч предвидится?

— Пожалуй нет, — ответил сновидец и состроил гнусное лицо.

— Вот и хорошо, он мне и так очень нравится.

Юю закивала головой.

— Да, я ещё по слизню и паукам видела: двигается он порядочно, да и ловкий, увернутся всегда предпочтительней.

— Этот ловкий летает как мешок с опилками от первого встречного тролля, — не упустил момента съязвить сновидец!

— Тролля? А он что-то рассказывал… В общем, я хочу подобную куртку, может полегче и тоже с щитками, но обойдусь без защиты для суставов. И мне пожалуйста зачаруй броню на лёгкость, — взмолилась девушка, — не переношу перегруженность! И ещё лук и кинжал хорошие! Лук, если есть два дня, сама сделаю! — тараторила эльфийка как пулемёт, светясь энтузиазмом.

«Нет, нет, это не белка, это натуральная сорока» — подумал Ди, после продолжил. — Предлагаю куртку и щитки Рама зачаровать на прочность, а ты Юю можешь взять доспех попрочнее, я сделаю его раза в четыре легче, но щитки также зачарую на прочность, если нет других предложений. А с луком и кинжалом подумаем.

Оба молодых человека кивнули после недолгих раздумий.

— А ты что хочешь капитан? — загорелась любопытствам Юю.

— Почему капитан? — удивился сновидец.

— Ну лидеров в отрядах искателей приключений обычно называют капитанами.

— Нет уж, зовите меня Ди, и я не капитан, а маг отряда, хотя с функцией «серый кардинал».

Оба охнули.

— Серый кардинал — это как?

— Даю советы от которых капитан не может отказаться…

— А кто тогда капитан?

— О, вы скоро познакомитесь, если выживите.

Молодые люди сглотнули, что-то подсказывало им, что Ди не шутит, хотя кто его разберёт.

— Так какую броню ты хочешь Ди? — продолжила Юю.

— Я ещё думаю, кольчугу наверно, главный вопрос на какие деньги это всё покупать. Я сильно не хочу использовать свои способности для коммерческих целей, да и вообще зачаровывать что-то лишний раз. Сегодняшний случай у башни считайте исключением — это «аванс» Дирингу и разведчикам.

Девушка удивлённо посмотрела на не него.

— Но мы же богаты! У нас есть рог единорога, ну и по мелочи, вон Рам мне показывал когти Душителя и шкура Варгана есть.

— Да? И для чего-же используют этот рог? — удивился маг.

Ответил Раммаранг:

— Это мощный стимулятор без отрицательных последствий, правда с длительным откатом и действует только при сильном истощении.

— Хм, а если подробнее?

— Ну вот представьте, человек бежал два часа по лесу и сильно устал, но если он примет немного порошка рога единорога, то спустя несколько минут сможет пробежать ещё два часа. Но на третий раз эффекта не будет никакого, нужно ждать неделю или даже дольше. И если ты полон сил и примешь его, то эффект также нулевой. Порой может спасти жизнь, искатели приключений и военные стараются носить с собой порцию, у меня, кстати тоже есть одна. В общем можно немного оставить себе, а остальное продать, очень редкая штука и стоит больших денег.

— Это радует, давайте так и сделаем. Завтра продайте всё и купите себе необходимое, а сдачу отдадите мне, я уж как-нибудь выкручусь.

— Нет, — протянул Раммаранг, — это надо с настоятелем и с вами идти в торговое представительство, а после в Королевский банк.

— Все так серьёзно?

— Он правда очень дорогой, думаю около десяти фениксов.

Юю взвизгнула от «переизбытка чувств».

— Я нечего не понимаю, — пояснил молодым людям сновидец.

Раммаранг задумался, потом начал объяснение:

— Самая крупная монета которой может пользоваться обычный человек — золотой. Весьма ценная, одни золотой стоит телега хорошего зерна. Но все, что дороже девяти золотых, должно покупаться и продаваться за фениксы. А фениксами свободно могут пользоваться только люди на средних и высоких управляющих должностях, крупные торговцы, гильдмастеры и их заместители. Остальным на такую сделку нужно одноразовые или временное разрешение королевского банка. В общем если вам нужно купить или продать что-то дороже девяти золотых у государственной организации или крупного торговца вы должны следовать этим правилам.

— А знаешь, что я тебе скажу Рам, — задумчиво проговорил сновидец, — у вас тут у власти не дураки сидят.

— Я вижу деревню! — радостно сообщила зоркая эльфийка.

Заехав за ворота, немного посовещались. Диринг со своими людьми направился в местные офицерские казармы, по сути — личную гостиницу королевской армии. Раммаранг предложил поселить Юю в своём доме, а сам он пока остановится у родителей. Ди предложил эльфийке деньги на таверну, но та сказала, что вариант с домом ей нравится больше. Распрощавшись сновидец оставил молодёжь и направился в «Волчью голову», где после короткого разговора с управляющим, занял свои «обжитые» комнаты.

Заказав еду и подсев за длинную скамью к большой компании ужинающих мужчин, он стал с интересом слушать их разговоры. Что правда получилась не сразу, его завалили вопросами по поводу слухов о Рейдере и вспышке света. Сновидец с видом уставшего путника сообщил слушателям, что событий, при том интереснейших, в связи с Рейдером хватает, но капитан Дирмарских рыцарей настрого запретил распространяться о них раньше определённого времени. И посоветовал любопытным расспросить его самого или солдат приехавших с ним, сообщив «по секрету», что те совсем недавно прибыли в город. Все понимающе закивали и оставили его в покое. Дело шло к вечеру, спокойно поев и послушал пару часов местные разговоры, Ди поднялся к себе и заснул глубоким беспробудным сном.


Глава 6. Снаряжение, зачарование и немного экономики

"До чего непривычно спать без снов," — размышлял Ди потягиваясь на большой удобной кровати.

Солнце только начало заливаться в его спальню через два больших окна. Какое-то время сновидец просто лежал и собирался с мыслями, но тут его обострённое восприятие уловило: кто-то на цыпочках подошёл к двери, прислонился к ней и не услышав нечего, стал тихо спускаться по лестнице.

— Заходите Маргус, не заперто! Нечего ошиваться возле моей двери, — прокричал проснувшийся.

Через какое-то время дверь осторожно отворилась и в неё заглянул белобородый человек в годах, но при этом с гладким вытянутым лицом и блестящими глазами. И сейчас его глаза светились особенно неистово, да и в целом, очень спокойный обычно настоятель был возбуждён чрезмерно.

— Присядьте пока на диване, я сейчас оденусь, — прокричал маг в дверной проём.

Старик начал что-то виновато бубнить.

— Да не переживайте вы так, — громко прокомментировал его виноватость сновидец, — вашу назойливость в ближайшие дни я заставлю отработать на двести процентов.

— Ди, Рейдеры — кто они!? — раздался взволнованный голос гостя из гостиной.

«Так, — подумал сновидец, надевая ботинки. — Видимо Диринг и его люди ещё вчера с вечера начали распространять подробности, а слухи здесь ценят на вес золота»

Закончив с плащом, маг появился на пороге гостиной.

— Это высшая нежить созданная на базе трупа человека с незаурядными способностями. Думаю, даже фантом индивидуального «Я» и доступ к прижизненному опыту присутствует.

Настоятель ахнул.

— Вы говорите создана!?

— Создана Маргус, намеренно и целенаправленно, но вы пока об этом не распространяйтесь ладно, по крайне мере среди населения.

— А в совет церкви то написать можно?

— Ну, если я такой авторитет, то можно, — Ди зевнул и направился к выходу из своего номера. — Давайте поужинаем, а после я начну вас «расчётливо эксплуатировать».

Они спустились на первый этаж где уже было достаточно людно. Шум наполнявший таверну ненадолго стих после появления сновидца, но спустя пол минуты, начал снова, по нарастающей, возвращается. На мага поглядывали со смесью страха, уважения и любопытства.

В углу у окна был свободный столик с поставленным на него большим красным кувшином.

«Ай да Маргус!» — подумал Ди.

Они сели за «забронированный» настоятелем столик. Подскочила симпатичная молоденькая девушка и улыбаясь мужчинам жемчужной улыбкой, приняла заказ. В местных тавернах было принято сразу приносить горячий чай или холодную настойку трав, а после дожидались свежеприготовленную еду. Иногда ждать приходилось до получаса, но это для местных дело привычное и даже желанное, ведь на пять минут в таверну здесь некто не приходил. Что можно обсудить за пять минут с добрыми знакомыми… Так произошло и сейчас, получив напитки, сновидец с настоятелем неторопливо попивали чай, ждали еду и беседовали о разных мелочах.

Чай не был выпит и на половину, как в зал вошёл человек в шикарном зелёном камзоле, расшитом серебристыми завитушками и сверкающем пуговицами цвета платины. Ди даже не сразу узнал Диринга в парадной офицерской форме.

Народ как-то сразу подтянулся.

«И раздобыл же он где-то костюм с утра пораньше?»

Капитан, просканировав взглядом зал, нашёл мага с настоятелем, направился к ним, поздоровался и расслабленно уселся на свободный стул.

Сновидец ясно понял, чем отличается от местных внешне. Черты здешних мужчин, да и женщин, были не то что резкими, но очень подчёркнутыми. Вот и сидящий пред ним обладал угловатым подбородком, высоким лбом, чуть выдающимися вперёд надбровными дугами и подчёркнутыми резкими скулами. Короткостриженый и выбритый, но с длинными белеющими бакенбардами. В общем крепкий мускулистый мужчина лет на сорок пять.

— Диринг сколько вам лет?

— Недавно исполнилось девяносто шесть, — отрапортовал капитан.

— А вам Маргус.

— Ох, я и не помню право, — надо глянуть в храмовых записях, виновато ответил настоятель, — сто шестьдесят, где-то так.

Ди со своими сорока восьмую поёрзал на стуле.

«Возможно это один из корней местной социальной стабильности и разумности, — размышлял сновидец. — Маразма с возрастом не прибавляется, а вот жизненного опыта и закалки характера очень даже.»

— А вам сколько лет? — воспользовался темой настоятель.

— Прям неудобно говорить, — ответил Ди. — Я моложе вас обоих, но у меня много «вложенного» опыта.

Собеседники непонимающе посмотрели на него.

— Предположим, — начал объяснение маг, — в вашем мире я пробуду около года, а в моем за это время пройдёт только одна ночь. Но этот год я к своему возрасту прибавлять не буду. И таких путешествий у меня хватает, — немного приукрасил он.

Маргус понимающе закивал.

— Так вы не «местный»? — удивился капитан. — Я читал что-то такое в отчётах, но признаться слабо поверил.

— Давайте оставим эту тему, но не из-за секретности, а от отсутствия времени и пользы от обсуждения, — вздохнул Ди. — Расскажите мне лучше вот что: у моей команды есть рог единорога, и кое-что по мелочи, мне сказали имеются какие-то особенности с продажей подобных вещей.

Маргус с Дирингом взяли его в клещи заинтересованных взглядов исключающих любую возможность увильнуть от подробностей. Благо принесли еду и сновидец, уничтожая местный салат, пересказал им историю со слизнями.

Слушатели охали, одобрительно и не очень, в зависимости от моментов и наконец удовлетворив своё любопытство ответили на вопрос.

— Никаких проблем с продажей не будет, если настоятель даст поручительство, — пояснил капитан. — Да и у меня такое право имеется. Лучший вариант продать рог через торговое представительство, там вам выпишут торговый ордер, с которым в банке можно будет получить деньги. Если вы не собираетесь тратить их сразу — возьмите золотом. Но если планируете потратить большую часть выручки в мастерских здесь, а у них как раз лучшее товары в округе, берите фениксы, сто золотых это увесистая масса. В деревне конечно и с золотом вам нечего не грозит, но в том же Дирмаре нужно держать ухо востро, — немного расстроившись вздохнул капитан. — Но фениксы для воров не очень желанная добыча: их оборот зорко контролируется королевским банком, а вот на звонкую монету и зачарованные предметы слетаются как мухи на мёд. Я бы с удовольствием прогулялся с вами, но в связи с задержкой решил перетряхнуть местное «болото», деревня всё-таки сфера моей ответственности, так что покину вас после завтрака. Но! Очень не против встретится здесь вечером, — подытожил Диринг.

Доев, собеседники покинули таверну и распрощались. Ди с Маргусом вышли из «Волчьей головы» и направились в здание торгового представительства, которое было здесь же, рядом.

Сновидец с интересом осматривал площадь, за время его отсутствие здесь основательно прибрались. «Единорог» начали приводить в порядок, задорно стучали молотки и повизгивали пилы.

— Маргус, объясните мне «неразумному», — поинтересовался маг, — Диринг что такая большая шишка? Раммаранг вроде как почти капитан местного ополчения, но вздохов и восхищённых взглядов не вызывает.

— Я понимаю с чем у вас путаница, — кивнул настоятель. — Но здесь нужно смотреть не на звание, а на приставки «Королевских» и «Рыцарей». Диринг фактически ответственен за военные силы всего Дирмара и близ лежащих городов и деревень. Но обычно такой мелочью занимаются его офицеры.

— Однако, а я припахал его на мелкую работу.

Настоятель заинтересовался, но сновидец, решив лишний раз не будоражить старика и промолчал про новую атаку «Собирателей», знание о которой позавчера заботливо загрузили в его голову.

— Да кое-какие дела рядом с Дирмаром, вы лучше скажите где у вас лучшие броня и оружие? — перевёл тему разговора Ди.

— За бронёй вам однозначно в «Раскалённое сердце», это большая торговая лавка при объединении мастерских. Там не очень большой выбор готового снаряжения, но могут много всего сделать на заказ. В этом смысле вам повезло: лес рядом, да и Рамтерос с Эльмаркой не далеко, оттуда доставляют много хороших материалов, в этом от части смысл нашей деревни. А оружие? Да и за оружием можно к ним… По сути все мастерские здесь в полгильдии, так что в «Сердце» вы почти наверняка найдёте всё необходимое.

— Тогда предлагаю зайти к моему новому рейнджеру и «конфисковать награбленное», она должна быть в доме Раммаранга, надеюсь вы знаете где это?

Настоятель кивнул, и они выдвинулись. Прохожие через одного косились на сновидца, кто-то насторожено отходил подальше, другие наоборот делали крюк с целью разглядеть его. Ди полностью игнорировал внимание и с интересом изучал местный быт. Сейчас маг с настоятелем шли по «Деревенской» части «Волчьей».

Большие яркие цветочные клумбы пестрили перед домами. На окнах домов имелись крепкие резные ставни, которые надёжно закрывали окна на ночь. Строения в этой части деревни были сложенные из длинных брёвен сантиметров сорок в диаметре. Периодически идущие прижимались к заборчикам пропуская запряжённые телеги. Дорога была не мощённая, но плотно утрамбованная, двое мальчишек с кадками и деревянными лопатками охотились за лошадиным навозом на земле.

Юю дома не оказалась, но Ди это расстроило, и он предложил настоятелю посетить рекомендованный магазин.

Пройдя через центр, Маргус привёл его в северо-западную часть деревни, здесь сновидцу бывать ещё не приходилось. Обстановка вокруг имела особый рабочий колорит: основательные каменные дома, в полтора — два этажа, многие с большими воротами вместо дверей. Мастерские чередовались с высокими пузатыми складами, из крыш которых торчало подобие подъёмных кранов. Слышались стук молотков и работа чего-то более массивного. Проходя мимо одного из зданий, Ди увидел в распахнутых воротах людей, работающих на самых натуральных токарных станках, сложно сказать насколько продвинутых, но всё-таки!

Спутники подошли к своей цели — выбивающемуся из общего стиля светлому одноэтажному зданию. На вывеске было изображено большое красное сердце: не сердечко, а именно сердце, на его фоне серебряным цветом сверкала наковальня. Дом было очень опрятный, выкрашенный в светло-бежевый цвет, с большими окнами, закрытыми, однако крепкой решёткой.

Зайдя внутрь и слегка оглядевшись, сновидец почувствовал смесь радости и разочарования. Но тут уши прорезал знакомый крик.

— Чтоооо! Четыре серебра за мерку серого триса…, да вы рехнулись! Я лучше за ним сейчас сама в лес сбегаю.

— Не кричите так, — возмущался плотный, но очень мускулистый человек в рабочем кожаном фартуке. — Это вам не Эльмарка! Зато адамантовые балки у нас вдвое дешевле вашего.

С соседних столиков на спорящих испуганно смотрели суховатые мужчины, по виду конторские служащие.

Внутри магазин, язык не поворачивается назвать это место лавкой, представлял собой большое помешенные метров двадцати пяти в длину и ширину. С лева, у окон, располагался ряд столов, за двумя из которых сидели двое мужчин, что-то заполняли и пересчитывали. Остальное пространство было заполнено стеллажами с элементами снаряжения, да и просто ящиками небитыми промежуточными материалами. Своеобразные полуфабрикаты и никакой тебе показухи с сияющими доспехами на манекенах. Но вот вдоль стены ситуация была интереснее. На специальных шиитах было развешено различное оружие, можно было подойти и подержать приглянувшееся снаряжение в руках. В общем ощущались практичность и минимализм.

Юю, не стесняясь и заставляя стекла дрожать от возмущения, строила местного мастера. Приходило понимание: рядом с Ди некоторые стороны её характера уходили на второй план или просто умело скрывались.

— Да не смешите меня! Пусть ваши балки и дешевле, но с гор нам доставляют вдвое качественнее! И просмолено это дерево непонятно чем!

— Что вы от нас хотите, это не Эльмарка, — повторялся мастер, — некто не спорит, что лучшие луки делают от вас.

Тут все обратили внимание на новоприбывших, возмущённая Юю куда-то улетучилось, а «подменённая» эльфийка затараторила.

— Ди, я тут присматриваю материалы и пытаюсь договорится на мастерскую, но всё так печально.

— Ты продолжай в том же духе, гляди через час другой они тебе всё бесплатно отдадут и ещё приплатят с верху. Но я не за тем, рог с стальным у тебя?

— Когти и шкуру я уже продала, четырнадцать серебряных, — девушка хлопнула себя по доспеху, с которого она уже успела снять часть накладок, но который предстояло сдать в канцелярию, как взятый из «спец запаса». — А рог, вот он.

Эльфийка достала из-за пазухи свёрток грубой ткани сантиметров сорока. После, протянувшись почти к самому уху сновидца, зашептала:

— Продавайте весь, в Эльмарке я могу купить готовое снадобье дешевле, да и ещё особо приготовленное.

— Ох, у тебя папа не гном случаем, — пошутил Ди. Юю сделала обиженное лицо. — Я в переносном смысле, — замахал руками маг. Он уже знал, что межрасовые союзы здесь не приветствовались. — Ладно, я понял, так и сделаю. Постарайся чтобы эти мужчины не сильно тебя ненавидели к нашему следующему визиту.

Втроём они подошли к крайнему столику и сновидец, заручившись авторитетом Маргуса, который был здесь как не как вершиной духовной власти, получили «полномочия» для эльфийки выбрать необходимое и начать работу, уверив продавцов что расплатится до вечера.

Спустя не сильно большое время, маг с настоятелем стояли на первом этаже торгового представительства перед длинной, покрытой синеватым бархатом, стойкой. За ней сидело двое мужчин, один из которых выслушав их просьбу, ушёл куда-то во внутреннее помешенные.

Зал был прямоугольный с несколькими дверьми по бокам от входа. Спустя несколько минут пришли двое — немолодой на вид человек, в больших роговых очках и серобородый гном непонятного для Ди возраста. Сновидца с настоятелем пригласили в просторный, но без особых изысков кабинет. В нем имелся круглый стол, окружённый парой удобных диванов, а вдоль стен теснились застеклённые шкафы, заполненные разнообразными инструментами и приспособлениями.

Гном взял рог и, кроме внимательного осмотра, провёл целый ряд процедур. Соскоблив несколько порций порошка, он мешал их в каких-то реактивах, рассматривал через самый настоящий микроскоп, сжёг пару щепоток над зеленоватым пламенем что-то бубня при этом себе под нос. Действовал он сноровисто и со знанием дела, но всё равно на процедуры ушло около пятнадцати минут.

— Какая замечательная сохранность! Вы накладывали особую магию? И могу я поинтересоваться обстоятельствами гибели животного? Охота на Звёздных единорогов категорически запрещена.

— Вместо меня охотой занимался Сумрачный слизень, — ответил сновидец. — Туша была найдена в его логове, возле кладки яиц.

— Хм, ну что ж, это сходится с результатами анализа и с учётом поручительства настоятеля полностью легализует товар, — кивнул гном.

Маргус, вспомнив что Ди не местный, объяснил: — Так как охотится на этих животных нельзя, то рог обычно забирают с останков погибших от зубов хищников особей. Часто он успевает пострадать от разложения.

— Рог не большой, но с учётом качества я уверенно оцениваю его в девять фениксов, — сказал гном человеку в очках. Тот кивнул.

Ди не стал торговаться, да и настоятель предупредил: цену здесь выставляют адекватно и меняют её редко.

Человек в очках достал заготовку бланка, заполнил её, приложил печать и посыпав чем-то из мешочка на груди, протянул сновидцу.

С этим бланком «торговцы» пошли в банк, здесь всё было похоже, правда стойка, за которой сидели работники, была закрыта решёткой с небольшими оконцами. Завидев Ди и Маргуса служащие пригласили посетителей в один из боковых кабинетов, вроде того в каком они побывали до этого. Но помещение было более просторное, уютное и со вкусом обставленное.

Принеся чаю и забрав квитанцию один из работников удалился, а второй принялся обсуждать с Магрусом какие-то финансовые дела, связанные с храмом и его деятельностью. Поймав пазу в их разговоре, сновидец спросил:

— За счёт чего существует банк? Вас финансирует королевство или вы получаете прибыль самостоятельно?

Служащий, его звали Бритгес, был настроен к сновидцу дружески, поэтому охотно начал отвечать на вопрос.

— Мы получаем определённый процент от сделок, не буду путать вас формулами и расценками, но, например, с вашей операции банк получит прибыль около пяти полу тирелов (медная монета среднего достоинства). Часть из них будет взята с торгового представительства за пользование услугами банка, а часть с вас, за «аренду» фениксов. Так же мы берём плату за хранение денег в банке и перевод средств: вы можете отдать крупную сумму здесь, взять квитанцию и по ней получить деньги в другом городе. При этом банк полностью государственная структура, хотя и самоокупаемая.

Ди кивнул.

— А денежные ссуды под процент вы даёте?

— Нет, королевский банк либо становится долевым участникам, либо даёт ссуду под залог имущества с фиксированной оплатой услуги. Я понимаю к чему вы клоните, но наша задача контролировать денежные потоки и стимулировать торговлю и развитие, а не создавать инфляцию.

«Я сейчас расплачусь,» — подумал сновидец.

— Вы видимо разбираетесь в банковском деле? — уточнил Бритгес.

— Нет, не особо, — ответил Ди. — Просто много путешествую и видел разные схемы работы, далеко не всегда честные.

— Понятно, — ответил служащий голосом опытного боцмана. — Все эти люди, что недобросовестно обращаются с деньгами и копят их, не понимают: деньги — только инструмент. Какой смысл копить лопаты и кирки, когда самому нужна лишь пара, а у соседа их не хватает.

— Люди хотя иметь уверенность в завтрашнем дне, — предположил маг.

— Так пусть строят этот завтрашний день при помощи денег, а не набивают ими матрасы!

В помещение вошёл коллега Бритгеса и разговор прервался. Вошедший поставил перед сновидцем стопку из девяти монет и положил подобный первому бланк, на котором было написано, что предъявитель имеет право пользоваться фениксами в течение месяца, а после может обменять их на золото в любом отделении банка. Сами монеты являлись настоящим произведением искусства: вычеканены из темно-синего металла, на одной стороне поблёскивало изображение жар-птицы, а с другой была нанесена текстовая информация, в том числе и номер каждой конкретной монеты, который кстати был вписан в квитанцию. Деньги, ко всему прочему, светилась слабым магическим светом.

— Последний вопрос, — спросил сновидец, — если я захочу купить корабль или кучу камня, на постройку скажем замка, смогу ли я расплатится золотом?

Бритгес хитро улыбнулся:

— Нет, — протянул он.

Вот блин, у меня же нет карманов, — расстроился Ди.

* * *

Выйдя из банка, настоятель взглянул на солнце и расстроенно сообщил, что должен до вечера вернуться в храм по своим делам. Ди это вполне устраивало, он уже сделал все дела, с которыми могли быть затруднения, связанные с недостатком знаний. Попрощавшись маг прикинул что до обеда ещё есть время и можно вернуться в «Раскалённое сердце». Здесь решилась ещё одна его задача. На пороге сидел мрачная и возмущённая Юю, а рядом стоял Раммаранг и пытался успокоить эльфийку.

— Мало того дерут в три шкуры, так ещё и отказались предоставить часть материалов без предоплаты, — сообщила она сновидцу.

Оказалось, юноша подошёл сюда почти сразу как они расстались с утра и активно участвовал в процессе выбора снаряжения.

— И на сколько разгулялась твоя широкая душа? — с интересом спросил у девушки Ди.

Глаза молодых людей виновато стали изучать землю, ища как минимум оброненный феникс.

— Ну, это же будет наверняка опасно, надо выбирать лучшее, — замямлила эльфийка, — сорок восемь золотых… Но это притом, что часть работы я сделаю сама!

— Ах, не съедят голодные голблинские дети сорок восемь телег зерна, да и тролль с ними. Ладно, главное не спустить все до последнего медяка как принято делать в таки случаях. И это Юю продай лук что забрала у Рама, вы кажется говорили, что при текущем составе он ему особо не понадобится.

Зайдя внутрь магазина, компания подошла к уже знакомому мужчине в углу. Сновидец показал ему свежий ордер и звякнул мешочком, закреплённым на поясе. Мешочек кстати маг успел зачаровать на удар электричеством, если чужая рука решит сорвать или срезать его незаметно. Что поделать, он банально переживал: не здесь, не в его мире у мага некогда не было денег на покупку целого амбара с зерном.

Мужчина что-то сказал коллеге, и он с молодыми людьми направился к задней двери. Юю, почти прыгая от радости, сообщила, что они зайдут к нему вечером в таверну.

«Что ж, пора заняться собой,» — подумал Ди.

Посовещавшись с бухгалтером, или кем он здесь был, сновидец был направлен к мужчине, с которым с утра горячо спорила эльфийка. Телосложением «консультант» разительно напоминал невысокого коренастого тролля, правда с румяным приветливым лицом.

— Не могли бы вы ответить на кое-какие мои вопросы по материалам, за это я берусь оставить у вас большую часть содержимого кошелька, — начал сновидец. — Учтите, что я не местный, да и признаться полный профан по броне, всю жизнь не носил ничего крепче магической мантии.

— Да конечно сер Маг, — понимающе и по-военному ответил мужчина. — Я Корэл, к вашим услугам.

— Меня интересует материал кольчуг, чтоб не терять времени расскажите про три — четыре самых качественных.

— Тут все просто, — начал мастер, беря в руки нагрудник кожаной кирасы обтянутый кольчужной сеткой из метала фиолетового оттенка достаточно крупного звена.

— Вот адамантовое кольцо, его сложно сделать мелким, метал очень неподатливый и тугоплавкий, зато при остывании держит форму намертво. Самый оптимальный по цене и качеству материал если брать с кольцом без магической сварки. Адамант очень жёсткий сам по себе, поэтому звено скорее сломается, чем разогнётся, хотя цельное кольцо безусловно крепче. Из преимуществ — сравнительно лёгок.

— А вот, — мужчина взял с полки свёрток металлической текучей ткани серебристого цвета, — мифриловое плетение. Метал очень податливый, даже при небольшом нагреве считайте оловянная проволока. Но после специальной процедуры закалки в разы крепче стали, но тяжёл и уступает адаманту по прочности.

Положив свёрток, мастер достал из кармана ключ и отпёр им один из нижних ящиков, достав кольчужный лоскут цвета платины сантиметров сорок на пятьдесят.

— Эльран или «Шёлк древних», сплав сделанный по неизвестной нам технологии, по прочности немного уступает мифрилу и ещё сильнее адаманту, но хорошо обрабатывается и главное в разы снижает магический урон. Достаточно лёгок.

Он дал сновидцу подержать лоскут, как мать доверяет постороннему ребёнка.

— Чудовищно дорог из-за редкости и способности блокировать магический урон, — вздохнул Корел. — Мы не знаем рецепта, но он не подвержен времени. Изделия из Эльрана в основном снимают с нежити или просто находят в древних руинах.

«Так вот почему Рам так пристально сканировал глазами логово слизня,» — подумал Ди.

— У нас кстати есть прекрасное стальное плетение, метал с особыми добавками, поэтому невероятно прочен! И сталь как известно лучше мифрила и адаманта принимает зачарование, лучший вариант для среднего бюджета.

— А сколько будет стоить полная кольчуга из эльрана, примерно?

— Ох, обычно из него делают койфы, отдельно или сплетая с основной кольчугой из более дешёвых материалов, но и это могут позволить себе только профессиональные солдаты или бывалые искатели приключений.

— Делаю что?

— Ах, простате «Койф» — кольчужный капюшон для защиты головы.

— И все-таки, сколько будет стоить полная кольчуга из эльрана?

— В районе ста — ста двадцати золотых, но за вами будут охотится все воры Амарота.

— На самом деле я спрашиваю из любопытства, — улыбнулся сновидец, — хотя признаться денег не хватит и при желании. И на мне этот материал бесполезен.

Мастер удивлённо нахмурился.

— У меня такая ментальна масса, что даже сильное заклинание просто отскочит, а от могучей магии, вроде той что используют Рейдеры, этот материл не защитит.

Мужчина взглянул на него со смесью страха и уважения.

— Так вот, мне необходимо следующее, хотя не знаю на сколько это будет практично…

Долгое время со сновидца снимали мерки, он осматривал материалы, выбирал, спорил с мастером, слушал лекции и советы. Несколько раз прибегал Раммаранг, и они с работниками согласовывали стоимость работы и комплектующих. Уже под вечер, прихватив с собой несколько лоскутов адамантовой и мифриловой сетки, Ди направился в гостиницу.

«Не потратил не грамма манны, а устал как после батальона Рейдеров, — ворчал он про себя. — И кстати, как и опасался, стал беднее ровно на девять фениксов. Ох уж этот «шопинг», но вроде купили всё, что нужно.»

Зато сновидец сильно обогатил свои знания по местному снаряжению. Так как от амуниции часто зависела жизнь, относились здесь к этой теме внимательно и с трепетом. В прочем большую часть знаний о материалах он получил, просто подержав их. Его способность «Суть вещей» хоть и работал не так как хотелось, но порой была очень полезна. Он бы наверно даже смог объяснить мастеру как изготовить эльран — магически метал, но пока решил приберечь это знание.

«Надо раскрыть его так, чтобы избежать монополии, технологии великая сила.»

Дойдя до таверны, Ди на всякий случай стал невидимым и прошмыгнул к себе, через уже заполняющиеся к вечеру помещение. Присев в гостиной, он принялся экспериментировать с кольчужными лоскутками, коротая за одно время до ужина.

* * *

Ди сидел расстроенный, не сильно конечно, но план с защитой близкой к неуязвимости провалился. Он заказал себе двойной кольчужный плащ, остановившись на подобном именно ради сложного зачарования. Внешняя поверхность по задумке мага должна была отталкивать опасные предметы, а внутреннюю предполагалось зачаровать на левитацию. То есть броня в целом задумывалась как невесомая. Однако на практике задумка рассыпалась как карточный домик. Маргус рассказал сновидцу примерно следующие: в этом мире не было двух одинаковых магических предметов, даже пожелай два разных мастера создать идентичные вещи, в процесс тут же вмешаются талант, опыт, количество манны, характер человека и куча менее важных мелочей.

Унификация безусловно была. Приведение к единому знаменателю требовалось для групповых ритуалов и создания элементов магических систем. Но здесь на помощь приходили сложные словесные заклинания, подтверждая известную формулу: язык, на котором говорит человек, во многом определяет структуру сознания и картину мира. Да и не только, от богатства родной речи сильно зависят многие практические возможности человека. Ведь согласитесь, сложно оперировать тем, чему у тебя нет описания и понимания. Об этом сейчас думал Ди, размышляя над местной речью, в которой для магических действий имелось громадное количество слов и определений отсутствующих в его родном языке.

Но вернёмся к делам насущным. Если снижение веса работало стабильно, хотя и до определённого этапа, то с левитацией сразу возникли проблемы. Предмет зачарованный на «полёт», какое-то время парил в воздухе, но потом безвольно падал на стол. Летать постоянно кусочки кольчужной сетки не соглашались не в какую. Так же обнаружился феномен «внешнего наблюдателя»: чтобы заставить предмет снова взлететь, ему нужно было отдать мысленный приказ, но манна при этом уже не тратилась.

«Надо лучше понять, как это работает, видимо разные материалы поддаются зачарованию по-своему, — размышлял сновидец. — Придание свойств предметам сильно отличается от манипуляции материей при помощи магии. Хотя, чему удивляется, я тут меньше недели, есть в чём разбираться и с чем экспериментировать.»

Далее Ди принялся за заклинание отражения урона. Им, по его задумке, должен был обладать верхний слой брони. Без труда удавалась наложить магию, при которой нож, который он бросал на лоскуток плетёного железа, отскакивал, но чем сильнее сновидец делал эффект, тем быстрее предмет уходил на перезарядку — то есть терял на какое-то время свои свойства. Хотя магия неверно быть чем-то невероятным и не укладывающимся в здравый смысл, в этом мире она имела строгую внутреннюю логику. В общем предметы становились некими магическими механизмами с определённым запасом манны и когда этот запас истощался заклинание нуждалось в «отдыхе». Сновидец мог сделать этот механизм лучше и крепче местных мастеров, но перепрыгнуть через сам принцип не удавалось.

«Да и что я так взъелся на местные законы, подобное отталкивание ценнейшее свойство. Можно создать предмет, предохраняющий от внезапного удара. Стрелу из засады ещё некто не отменял — размышлял маг.»

Ещё Ди понял почему подобные эффекты здесь так ценились: гравитация очень плохо дружила с зачарованием. И то, что сновидец так легко накладывал подобные эффекты, была заслуга его намерения, отработанного годами осознанных сновидений.

Зато увеличить прочность в несколько раз с постоянством эффекта было раз плюнуть. Опять же заморочка: для одних свойств перезарядка была обязательна, а другие не требовали её вовсе. И пусть дальше определённого этапа начинался сплошной геморрой, сделать кольчугу в четыре раз прочнее он смог без особых проблем.

«Чем дальше я нарушаю местные «законы физики», тем больше мороки и затрат манны, — подытожил маг. — Надеюсь задумка для лука Юю выгорит.»

После меча Раммаранга сновидец был полон самоуверенности, но сейчас основательно под остыл.

Была ещё одна особенность: зачарование на вес и прочность, которыми Ди в итоге решил снабдить свою броню, абсолютно не сочились с другими эффектами. Свойства заменяли друг друга и спустя несколько витков наложения магии предмет рассыпался, как съеденное ржавчинной железо. В этом мире правило — одному предмету, одно магическое свойство было базовым. Почти… Это к тому, что сновидец обнаружил, что может делать уже зачарованные предметы легче или тяжелее без ущерба основному свойству, взять тот-же меч Раммаранга. Но с кольчугой это не работало совершенно. Видимо магия как-то особо сочеталась с формой материи и что было позволительно для меча, отказывалась работать с кольчужным волокном.

Как итог, первоначальная задумка магических свойств для его брони изменилась до неузнаваемости.

— А-а-а в печку все эти тонкости, — схватился за голову уставший от экспериментов маг, — я тут что, пособие для зачарователей составляю! Хватит на сегодня, пойду ужинать.

И действительно время было вечернее, после ужина ведь полагается пару часов послушать разговоры и поучаствовать в них, а не идти спать на полный желудок!

Ди, дабы не вызывать излишнего ажиотажа своим появлением: уничтожить рейдера это вам не за грибами сходить, сделался невидимым и спустился со второго этажа в просторный зал таверны. Было людно. Среди деревенских за столами мелькали лица рыцарей Диринга, а сам капитан, в простой белоснежной рубахе, сидел радом с настоятелем, Раммарангом и Юю за уже насиженным столиком в углу.

Сновидец ради сохранения инкогнито был вынужден проявить чудеса магической ловкости. Проскользнув через посетителей к свободному стулу, он скрыл его от посторонних глаз и в обнимку со столь нужным сейчас предметом мебели пропарил над головами присутствующих к столику с товарищами. Тихо придвинув стул, маг присел и отменил маскировку.

Капитан, видимо обладавший максимальной реакцией на происходящее, чуть не подавился куском хлеба, за ним вздрогнули от внезапного фокуса все остальные.

Ди воровато оглянулся, подметив что пока никто не заметил его присутствия.

— Это вы правильно, — одобрил Диринг, — половину разговоров о вас, но местные народ очень тактичный, лезть с расспросами не будут, по крайне мере в такой обстановке.

— Это я заметил, — кивнул сновидец, — и очень этому рад.

— Деревенские, — одобрительно прокомментировал капитан, — в Дирмаре вас бы тут же закидали вопросами.

Юю уплетала за обе щеки какой-то салат, заедая куском хлеба.

— Мы купили и подобрали все необходимое, мастера уже начали собирать наши доспехи, — пробурчала эльфийка с набитым ртом. — И завтра я весь день проведу за работой над своим луком. А когда будем зачаровывать? И это, Раммаранг отдал мне свой кинжал, который я нашла у него в погребе, так что мы сэкономили. Но если будут деньги можно купить и получше…

— В погребе я подозреваю ты делала тоже что и на чердаке, — прокомментировал маг, — искала орехи…

Шутку не поняли и Ди отмахнулся.

— Да как всё будет на руках, так и займёмся зачарованием, — продолжил он, — кстати Маргус, я тут измучился весь, хотел зачаровать элементы своей брони на постоянную левитацию, но честно говоря вынужден был бросить это дело. Здесь вообще хоть что-то может летать постоянно?

Настоятель задумался на какое-то время.

— Ну, с броней это плохо работает, разве что снижение веса.

«Да быть такого не может,» — «ахнул» Ди про себя.

— Части некоторых монстров ливитирует постоянно, если судить по книгам хорошо поддаются подобному зачарованию кости летающих существ и некоторые особые минералы. Я вообще не видел такой магии, это надо в Валенсе поинтересоваться, но могу поискать информацию в храмовой библиотеке…

По нарастающему шушуканью сновидец понял, что обнаружен. Он помахал рукой уже знакомой официантке и заказал чай, свежий суп, немного хлеба, сыра и зелени.

— Мои родители приглашают завтра всех присутствующих на обед, — сменил тему Раммаранг, — отец спешно вернулся из Дирмара узнав о нападении, — сообщил он и моментально расстроился, видимо о судьбе невесты.

— Я не против, — сказал Ди. — И кстати склоняюсь к тому, чтобы послезавтра выдвинутся на восток, а то здесь я чувствую себя чересчур знаменитым. Надеюсь наше снаряжение будет готово к этому времени.

Настоятель расстроился, капитан одобрительно кивнул, Раммаранг с Юю не возражали.

— Не расстраивайтесь Маргус, через какое-то время мы отправимся к горам, а дорога, как известно, лежит через Деревню «волчью» у Великого леса. И будет нам что рассказать и что показать.

Сновидца накрыла волна особого настроения: восторг человека слушающего захватывающую историю. Человека — чьё воображение захвачено удивительной тайной, незнакомыми местами, новыми лицами и внезапными поворотами сюжета. Восторг души под звуки невидимых труб, радость созерцающего божественную гармонию. Это настроение волнами покатилось от мага по залу, и все замерли, как бы прислушиваясь, не понимая толком что происходит. Очень не хватало барда с лютней и волнующей душу песней.

Юю тихо, но звонко пропела, поддавшись этому настроению.

Сквозь леса и овраги пойдём на восток,

Минуем поля и болота.

Пусть к родине милой ведёт ветерок,

А путь уже наша забота.

Дорога немного утешит в душе,

Тоску по далёком дому.

Пусть труден наш путь, но нет силы уже,

Противится этому зову.

— Самая удивительная магия — это магия создавать настроение, — задумчиво проговорил Ди.

* * *

В то время, когда на одном конце Амарота сновидец ожидал свой завтрак, прибывая в замечательном, пусть и чуточку грустном настроении, на другом его конце был человек прибывающий ровно в противоположном состоянии духа. Мало того он был крайней подавлен и расстроен, так при этом в нём периодически клокотала обжигающая ярость. И я бы, пожалуй, опустил этот момент повествования, но события, хоть и разделённые расстоянием, но единые в потоке времени, требуют нашего внимания. Хотя может права та древняя нежить и нет никакого времени, а есть лишь эмоция, ощущение вызванное изменением материи и абсолютно не привязанное к размеченному нами хронометражу или я что-то путаю? Да и не важно это в данный момент, совершенно не важно.

Хаим брёл по пояс в нечистотах и, хотя его тело защищал специальный комбинезон, а нос был смазан особой мазью, молодого человека мутило. Нет, наш вор не являлся неженкой, просто воздуха в зловонном подземелье мучительно не хватало, так как жижа под ногами выделяла не сильно пригодные для дыхания газы.

Он отпустил одной рукой свёрток, удерживаемый над головой и смочил из бутылька привязанного к шее плотную повязку закрывающую рот и нос. Дышать сразу стало легче.

«Боги, не повторяю ли я прежние ошибки, — думал он. — Может стоит вернутся и сообщить властям? Нет, ставки слишком высоки!»

Молодой человек представил маленькую хрупкую девушку, на вид ей было лет девятнадцать, но она была значительно старше, такая храбрая умная и строгая, хотя при этом немного непосредственная. Их маг и целитель в одном лице. И пусть способности в обоих направлениях весьма средние, зато это надёжный товарищ — всегда собранный, всё помнящий и постоянно гоняющий их — двух дураков.

Хаим всхлипнул, перед глазами предстал образ похожего на скалу человека двухметрового роста. Гормер — непреодолимая разрушительная сила их команды, не даром даже палец не смогли отрезать, хотя нет, просто не захотели, эти могут и не такое.

«Как они вообще его скрутили, наверно опоили чем-то? Они вообще живы? А ведь Гормер с Лидай собирались объединить свои судьбы как поднакопят немного денег, вон живут уже давно вместе. Боги, я ведь совсем недавно серьёзно размышлял, не стоит ли тоже женится и синхронно с товарищами уйти в «семейный отпуск».»

При вступлении в гильдию о кандидате собирались подробные сведения, у Хаима послужной список вышел не самый лучший. Да он толком нечего не успел натворить, но цену репутации начинаешь понимать после её потери.

Долгое время не поступало никаких предложений, но вот однажды в таверну его пригласили двое, казалась, несовместимых людей. Маленькая хрупкая девушка с худеньки личиком и спутанными светлыми волосами и громадный темноволосый бугай с квадратным подбородком и мечтательным красивым лицом. Они долго разговаривали.

— Я хорошо вижу людей, — сказала тогда Лида, — мы сработаемся, ты точно не плохой человек.

Гормер тогда хлопнул его по плечу так, что чуть ключицу не сломал.

Хаим невольно улыбнулся от воспоминаний.

«Ага, вот она — нужная дырка.» — увиденное прервало размышления невольного исследователя канализации.

С потолка свисал шнурок с прикреплённым к нему светящимся предметом.

«Кого же кроме меня эти твари взяли за глотку?! Не каждого пустят в дом великого магистра! Может все-таки сходить к кому-то из старых товарищей в Королевском сыске, они были хорошими ребятами, составят грамотный план, наверняка подключат ресурсы разведки. Заманчиво, но несбыточно, это все время, время! А его нет. Но если эти уроды получит влияние на первое лицо церкви, это может негативно отразится на всём королевстве? На чём его вообще возможно подловить, неужели правдивы слухи про давнюю любовь светлого магистра с женой короля. Плотская связь королевы и первого духовного лица государства? Бред собачий! Но не обязательно всё могло зайти так далеко, одно письмо с нежной фразой… Недаром моя цель корреспонденция и бумаги. И почему именно я? Может поэтому…?»

Вор взглянул на прямоугольную дыру в потолке туннеля ведущую на верх, не такая уж и маленькая, но там — внутри ещё развернутся нужно. Эти южане почти все широкоплечие, а он — темнокожий северянин, не как червяк конечно, но достаточно строен.

Хаим ввинтил в стену между блоками специальный крючок и повесил на него плотный кожаный тюк, что до этого нёс над головой. От него он отделил заранее приготовленную верёвку и привязал её к поясу. Проявляя редкую ловкость и силу, вор подтянулся на руках, зацепившись пальцами за края дыры над головой. После, зафиксировавшись ногами, стал, попеременно переставлять руки и ноги, продвигаться в верх. Долго этим заниматься не пришлось, спустя метра два путь ему преградили несколько вмурованных в стену металлических прутов. Выглядели они внушительно: сантиметров по семь толщиной. Хаим оглядел их в бледном свете магического фонаря, закреплённого на голове.

«Обычное железо с присадками от ржавления. Тоже мне защита от воров!» — определил он суть препятствия.

Достаточно избавится от двух из них и его стройное тело без проблем протиснется наверх.

Чуть спустившись, молодой человек упёрся в одну из стен прохода спиной, а в другую ногами.

— Тысяча демонических задниц ну какая же здесь вонища! — простонал вор. — Ладно не отвлекаться.

Хаим достал из кармана в комбинезоне две палочки, скреплённые тонкой проволокой. Подобный инструмент можно было достать только через гильдию. Ужасно, что приходится использовать партийное снаряжение подобным образом.

Размотав тонкую мифриловую нить с напылением из карцезита и в дополнение зачарованную на прочность, он перекинул её через металлический прут и начал поочерёдно водить ручки, соединяющие нить — пилу.

«Не как масло конечно, зато почти бесшумно.»

Страдая от вони и истекая потом молодой человек монотонно водил хитрым инструментом. На два металлических прута ушло около двух часов.

«Вот и хорошо, в той проклятой записке кроме общих инструкций было сказано, что магистр не всегда ложиться рано, небольшая задержка только на руку,» — размышлял вор.

Спиленные пруты он осторожно спустил вниз на тонкой бечёвке. Оставшиеся часть решётки теперь сыграла плохую службу обитателю красивого трёхэтажного дома на «цветочной улице», совсем недалеко от замка Валенса. Хаим запрыгнул на неё и почти упёрся головой в деревянную крышку отхожего места. После, за бечёвку притянул наверх свёрток, что заботливо нёс над головой петляя по канализации и пристроил его рядом с собой на прутьях.

«Хорошо хоть в замок не заставили лезть, там бы точно одной решёткой не обошлось.»

В квадратной деревянной заглушке, что перекрыла вору путь на верх, была дырка, служившая собственно для удовлетворения естественных потребностей. Но она также была закрыта крышкой. Нет, не от запаха, магия полезна не только в великих делах. Когда крышка поднята специальное зачарование заставляет воздух двигаться из дома в канализацию, а не на оборот. Преграда предназначалась для крыс и некоторых мелких местных тварей.

«Этот фокус вроде относят к магии ветра, но насколько это правильно? — размышлял вор. — И о чём я думаю! Ладно, дерево — это неметалл.»

Он достал из другого кармашка что-то вроде расплющенного шила с лезвием в виде вытянутой прямоугольной пластины. Примерно зная устройства крышки, Хаим стал с силой, но очень плавно вгонять инструмент в дерево над головой. Немного поскрипывало, но это нечего, в туалет обычно приспичивает под утро. Что-то негромко стукнуло…. Вор попробовал приподнять крышку рукой, та легко поддалась. Тихо откинув её, он принялся все тем же штопором расширять проход, вырезая кусок перегородки.

«Готово, можно пролезть.»

Но дальше молодой человек сделал всё по-хитрому. Расстегнув застёжки на груди, вор высунул туловище из расширившегося отверстия. После, извиваясь как червяк, начал вылезать в помещение уборной стаскивая с себя загаженный комбинезон. Выбравшись, он за нить подтянул почти не запачканный тюк.

«Боги, как хорошо дышать чистым воздухам, хоть всю ночь здесь стой!»

Но всю ночь нельзя, закончив с болтовнёй про себя, он продолжил.

Из свёртка Хаим достал широкий пояс с множеством инструментов, наплечную сбрую с небольшим воронёным кинжалом и шлёпанцы на мягкой подошве.

— Зачем я его взял! — простонал вторженец глядя на кинжал. — Только прибавит проблем если попадусь.

Но попадаться нельзя, ведь на кону жизни товарищей.

Теперь вор был одет в чистую чёрную робу. Дальше Хаим быстро надел пояс, обулся, закрепил оружие — рукоять которого стала удобно проситься в руку, вися под правым боком. Далее обрызгал себя из припасённого бутылька, избавившись от остатков неприятного запаха. После спихнул обёртку свёртка в отверстие и какой-то палкой, найденной здесь же и сбросил костюм с решётки вниз, туда, откуда он пришёл и куда возвращаться не намерен.

«Уходя из уборной надо прибрать за собой, — хмыкнул он и осторожно пристроил на место крышку туалета. — Кто знает, может не разглядят до утра нечего.»

По описанию, оставленному его «работодателями», сейчас Хаим стоял в конце небольшого коридора, по краям которого располагались спальни, столовая и кухня. На втором этаже находился большой кабинет и гостиная магистра, а выше — на третьем, обширная библиотека на весь этаж.

«Будь я настоящим вором обязательно заглянул бы туда. Возможно у Магистр даже есть книги древних и как люди такое дома держат, не боясь Рейдеров. Хотя вряд ли, наверняка подобное хранится где-нибудь в подвале главного храма. Поговаривают эти твари не чуют то, что лежит под землёй. Ох, я опять отвлекаюсь!»

Хаиму нужно было попасть в кабинет магистра. У него на голове был закреплён небольшой магический фонарик, свет которого регулировался простенькой задвижкой. Но прежде он внимательно осмотрел петли на двери уборной и не удовлетворившись результатом, накапал в стыки особого состава из хитрого бутылька-пипетки.

Притушив фонарь и медленно отварив «притихшую» дверь, вор скрыл своё присутствие особым навыком и стал медленно красться в конец коридора, к лестнице на второй этаж. Дом спал и лишь откуда-то с улицы доносилась тихое постукивание колёс телег ночной службы снабжения!

Поднявшись наверх Хаим оказался в маленьком коридорчике с двумя дверьми.

«Так, моя цель слева.»

В записке было написано, что дверь хотя и запирается на замок, но ловушек на ней быть не должно, однако доверять этим парням не стоило, даже будучи их сообщником. Применив магию «обнаружение ловушек» на дверь, вор не почувствовал тревожного отклика. После прокастовал другое заклинание: «обнаружение магии оповещения» но всё также было чисто.

Напряжено прислушался.

«Пора.»

Он слегка приоткрыл крышку фонаря. Пятно света в кромешной тьме освятило область замка и дверную ручку. Надо понять, что за замок перед ним и лишь потом применить заклинание, представляя в процессе, как искомый механизм отпирает защёлку. И если реальная конструкция сильно отличается от воображаемой, нечего не произойдёт.

«Как же давно я не практиковался…»

Тут взломщик понял, что дверь не заперта.

«Однако… хотя почему и нет.»

Осторожно повернув ручку, Хаим вошёл в тёмное чрево помещения. Затворив за собой дверь, незваный гость прибавил света, но лишь чуть, вон три больших, хотя и плотно зашторенных окна.

Кабинет был изыскан, он понял это по стилю и духу вещей. Все было очень массивное, старое и дышало своей историей.

«Ещё бы, этому человеку двести сорок семь лет! Надеюсь в таком возрасте сон хороший…»

Вот и два больших шкафа для бумаг, также стоило осмотреть стол.

«Ага, тут есть запертые отделения, но начну со шкафов, потом проверю всё на тайники, эти уроды написали взять максимум бумаг.»

Замки были простые, проверив их магией и не обнаружив никаких заклинаний сигнализации, Хаим не стал тратить манну на взлом, а отпирал дверцы двумя изогнутыми подобиями отвёрток.

«Первый ящик. Хм бумаг нет, отделение с какими-то травами и порошками, лучше нечего не трогать. Второй. Ага папки с бумагами, пусть пока лежать, первым делом переписка.»

Здесь вор вздрогнул, спиной почувствовав чей-то пристальный взгляд, отчего почти непроизвольно обернулся. В дверном проёме стояла белая фигура, слабый свет фонаря высветил огоньки глаз стоявшего — полные холода и печали.

«Почему не было звука! Магия! Черт! Уйти в невидимость и зайти с боку? Нет! Окно!

Но было поздно, фигура вскинула руку, Хаима тряхнуло и сознание напрочь покинуло тело.


Часть III. Колесо судьбы


Глава 1. Туда, куда лезть не следовало

Командующий королевской разведкой Варангус Эстермар из Дорманга шёл по широкой мощёной улице. Движение гужевого транспорта в центре столицы допускалось только по ночам, а с утра, сразу после прохода сборщиков мусора, доступ телегам и экипажам был закрыт, так что можно было свободно идти как по тротуару, так и по просторной дороге в центре. По обе стороны улицы располагались ряды ухоженных каменных домов. Первые этажи трёхэтажных, реже более высоких строений, пестрили различными вывесками — продуктовые лавки, одежда, хозяйственная утварь, парикмахерские, аптечные магазинчики и ещё много чего, чем славились центральные улицы Валенса.

Сама улица упиралась в застланную цветной брусчаткой площадь с громадным белоснежным зданием храма перед ней. Конечно храм значительно уступал по размеру королевскому замку, но это сооружение имело особое обоняние. Прямоугольное продолговатое здание, широкий фасад которого венчался V образной расчёской шпилей, на которых, повинуясь ветру, проявляющему свою власть на шестидесятиметровой высоте, вились узкие знамёна с символами чтимых богов Амарота. Большие арочные ворота венчал круг громадной витражной мозаики, на которой в вечной схватке контраста сплелись два дракона, символизируя постоянную борьбу добра и зла и их неумолимый баланс.

Командующий бодрым шагом проделал остаток пути, но не стал подниматься по ступенькам мраморной лестницы, что напоминала расстеленный фартук, а обошёл фасад храма по боковой улочке. Пройдя почти в самый конец стометрового здания, мужчина предстал перед добротными двустворчатыми воротами. Громко постучав в деревянную дверь, которая была встроена в одну из створок, он с полминуты ждал. Наконец с той стороны отодвинули засов и на Командующего внимательно посмотрел жрец средних лет, в добротной темно-серой мантии.

Узнав пришедшего открывший уважительно кивнул и проговорил:

— Прошу за мной, магистр примет вас незамедлительно.

Варангус также ответив кивком и последовал за встретившим его человеком.

Минув большое помещение склада, мужчины прошли часть длинного коридора и нырнув в неприметную дверь, поднялись вверх по узкой винтовой лестнице. Здесь, пройдя ещё несколько помещений и переходов, командующий и его провожатый попали в ухоженный сад. Симпатичные деревца и буйный плющ ютились в затейливых каменных кадках, что чередовались, с казалось вырезанными из клубящихся облаков, колоннами и восхитительными статуями «тёплого» белого мрамора.

Командующий уже бывал здесь и не удивился подобной перемене. С прямоугольника второго яруса здания, располагающегося над основным залом храма, был «вынут» внутренний прямоугольник поменьше, в нем и устроился ухоженный сад. Но и здесь гость не задержался, жрец подвёл военного к одной из дверей в стене сада и пропустил в просторный кабинет.

В глаза сразу бросились два огромных окна, практический полностью занимающие площадь одной из стен. Окна эти, застеклённые мозаикой в жёлтых и голубых тонах, давали чарующие зеленоватое освещение и чем-то походили на большие бойницы, так как толщина стены, в которой они располагались, была более метра. Чтобы компенсировать игру цвета с потолка лили беловатый свет несколько ярких магических светильников.

За большим столом, окутанный светом, в удобном кресле сидел пожилой человек в белой мантии. Его вытянутое лицо с большим лбом и массивными надбровными дугами было иссохшим, но не истощением страждущего. Это было лицо человека, который отдал миру слишком много себя. Но мир не остался в долгу перед сидящим и несмотря на груз лет его блестящие зелёные глаза струились энергией и осознанностью.

— Присаживайтесь Вар, — сказал хозяин кабинета и отложил стопку бумаг в сторону.

Варангус не прожил и половины отведённого магистру, но также по местным меркам являлся немолоды человеком. Такое доверительное сокращение было вызвано в первую очередь тем, что присутствующие были знакомы уже лет семьдесят. Старик перед ним, выглядящий тогда правда значительно моложе, вёл у командующего — в то время студента военной академии, предметы с хитрыми названиями: «Обычаи и предания народа Амарота и близ лежащих земель» и «Виды нежити и способы противодействия им»

Варангус невольно прищурил глаза, придавшись на миг хорошим воспоминаниям, магистр уловил эту эмоцию и улыбнулся.

Он указал на папку, лежавшую на краю стола:

— Я ознакомился, спасибо за расторопность.

— И что вы думаете магистр?

— Вар не называй меня магистром и с первосвятейшеством также завязывай.

Командующий вздохнул, делая над собой некоторое усилие. Но в принципе это нормально, им ведь даже повоевать вместе пришлось.

— Что вы думаете по этому поводу Ирвен? — обратился мужчина к старику.

— Прошу прощение за перекладывание первого слова, но я бы сначала предпочёл выслушать твоё мнение, как более сведущего в таких делах.

Варангус успел не только пообщаться с преступником, но и прочитал подробное описание событий, осмотрел улики, побывал в доме магистр, выслушал доклад криминалистов и даже вымазаться в дерме, самолично слазив в канализацию. Единственно попасть в кабинет где схватили вора не удалось. У его двери стояла храмовая стража, но ему выдали подробное заключение жреца сведущего в подобных делах.

Духовная власть в Амароте была дистанцированна от светской и выполняла роль старшего наставника и наблюдателя, следившего чтобы элиту, в местном её виде, не понесло «не туда». Подобную задачу церковь исполняла и по отношению к магической гильдии. Под руководством храмов также были отряды храмовой стражи: военизированные подразделения специализация которой состояла в противодействии нежити, тёмной магии и всему что с ней связано. Поэтому даже такое содействие было примером того, что духовенство шло на максимально возможное сотрудничество и открытость.

— Я ознакомился с письменными материалами, осмотрел место взлома и главное поговорил с преступником.

Магистр, чей чуткий нос уловил то, что большинству людей было недоступно, хитро улыбнулся и проговорил:

— Ну как убедились, что я обычный человек и благовония исходя только от моей мантии.

Оба рассмеялись.

— В общем, мои соображения таковы, — продолжил Варангус более расслабленно, — Хаим, — он указал на папку с корой также успел познакомится, — был уволен с королевского сыска без права восстановления и спустя некоторое время имел участие в неком неприятном инциденте, в прочем не очень тяжком. Был схвачен и отбыв заключение вступил в гильдию искателей приключений. Чуть позже был принят в команду «Белая лилия». Кстати я уже успел переговорить с гильдмастером. Сложно сказать, что творилось с Хаимом до гильдии, но последние годы никаких претензий к нему не было, более того, его команда специализировалось на опасных тварях нападающих на людей.

Старик нахмурил брови:

— Вы вообще спали эту ночь?

— Нет, — улыбнулся собеседник.

— Так вот, гильдмастер отзывается об этом человеке положительно. Далее я решил пообщаться с его со партийцами, но тех как след простыл. На квартире где они живут некого не обнаружили, вероятность внезапной работы на которую они могли уйти мизерна. Мои люди постарались собрать об этих двоих максимум информации: пообщались со знакомыми и родителями Гормера — так зовут грубую силу их команды. Лида — капитан «Белой лилии», маг и целитель в одном лице — сирота, но удалось опросить одну из её сестёр. Знаете, магистр, я встречал случаи, когда в принципе вменяемый человек становился преступником за короткое время, но здесь всё как-то слишком спонтанно, да и пропажа товарищей этого Хаима подозрительна. Напрашивается версия что они были похищены, а на нашего неудавшегося вора оказали серьёзное давление. На это указывает и то, что он молчит как водяной, а ведь за подобное можно корячиться на каторге весьма долго.

Ирвен почесал подбородок.

— Согласен с вами в целом, я дал ему мгновение на попытку убить меня, но он им не воспользовался, возможно не такой уж наш Вор и пропащий, но что вы собираетесь делать с ним?

Командующий недовольно закачал головой:

— Так нельзя рисковать на вещем посту.

— За кого вы меня принимаете, создать иллюзию и дать возможность разные вещи, как-то не по-доброму ухмыльнулся старик.

— С ним пока нечего, пусть посидит охладится, а вот его спутников очень постараюсь найти. И тут мы переходим к главному вопросу, кто организатор этого балагана?

— Ну, кто организатор догадаться не трудно, — сложив руки в замок и подперев ими голову вставил Ирвен, — гильдию Ассасинов до душили ещё в годы моей молодости, а вот эти крысиные отребья не только существуют, но и вполне процветают.

— Смерть специфический товар, — развёл руками Варангус, — а вот стремление получить недоступное встречается куда чаще.

Старик пристально посмотрел на собеседника, но не найдя того что искал, притушил взгляд.

— И главный вопрос, стоит ли за этим империя?

Именно поэтому он — командующий королевской разведкой, сидел сейчас в этом кабинете вместо капитана королевского сыска, которых, хоть и был по сути его подчинённым, мог разобраться со всем не хуже Варангуса.

— Ладно, некоторые вещи лучше видны издалека, — проговорил магистр. — Давайте немного подождём. Я бы рад помочь вам, да нечем особо и не храмовое это дело.

Вдруг дверь распахнулась, вбежал молодой человек, во всё в той же принятой у жрецов серой мантии. Его глаза бегали как сумасшедшие, сам он трясся от волнения и исходил струями пота. Было видно, что ворвавшийся в кабинет бежал на пределе своих возможностей. Хватая ртом воздух и найдя магистра глазами вбежавший выпалил:

— Оракул очнулся, точнее наоборот, то есть, или нет, а, они или она, не знаю, хотят видеть вас! — запинаясь выдал он.

Магистр как-то не серьёзно, почти по-мальчишески скомандовал:

— Вар за мной, будешь за королевского статиста.

Спустя самое короткое время мужчины мчались по переходам и лестницам со скоростью семинаристов опаздывающих на важную лекцию.

* * *

Главный зал храма представлял собой обширное помещение с потолком более тридцати метров высотой и протяжённостью почти во всю длину стометрового здания. Также зал был поделён на два равных по размеру яруса. Сюда, сквозь разноцветные витражные окна под потолком, лился красивый мягкий свет, пахло воском и благовониями.

Зайдя в главные ворота, вы попадёте на первый, нижний «ярус», в центре которого расположены множество рядов скамей, а вдоль стен на пьедесталах стоят статуи богов. Хотя в священных текстах и сказано, что боги нематериальные сущности, имеющие мало общего с физическим телом человека и многократно превосходящие его осознанием, идя навстречу обычном прихожанам объекты преклонения и просьб были символически воплощены в камне, а вокруг них располагались стойки для свечей и подношений. Далее, начиная с середины зала, шёл отвесный подъём, невысокий, около метра, но некому из приходящих сюда не приходило в голову на него карабкаться. Да и зачем, ведь возле стен есть удобные лесенки, правда охраняли их грозные храмовые стражи в сверкающих мифриловых кольчугах. Далее шло пространство для внутренней религиозной «кухни», куда обычные люди имели доступ только по особым праздникам.

Почти на краю ступенчатого выступа лежала большая круглая подушка метров двух в диаметре. Обычно, или скорее часто, на этой подушке сидела красивая беловолосая женщина. Она была в меру худа, обладала очень приятным резким, но гармоничным и чуть детским лицом. 1/3 суток оракул занимался самыми обыденными для человека вещями — кушала, гуляла, читала книги, занималась зарядкой в саду храма, изредка ходила за город на могилу мужа умершего от старости очень давно. Да женщина не старела, или делала это очень медленно, кто их местных святых разберёт. Но остальные 2/3 части дня или ночи она сидела на своей подушке и прибывала в состоянии глубокого транса, путешествуя где-то очень далеко и абсолютно не нуждаясь при этом в своём теле. Иногда, проснувшись, она просила прийти настоятеля и кого-то из наблюдателей королевской канцелярии, дежуривших обычно при храме. После оракул давала ценные предсказания касающиеся погоды, урожая, миграции монстров или нападения врагов. При этом сама женщина просила относится к своим предсказаниям очень осторожно, предупреждая, что точность их не более шестидесяти процентов. Хотя она скромничала, прогнозы были вернее.

Но сегодня всё было не так, Олиния из Артейи, так звали женщину, стояла на своём ложе в полный рост и строго, без интереса, оглядывала прихожан со жрецами, упавшими на колени перед помостом и рыцарей, приклонивших колено с краю от него. И было от чего, от оракула шли потоки вибрирующей подавляющей силы. Сила эта не взывала страх, но заставляла душу трепетать, а сердце бешено биться. Глаза женщины светились, но не чрезмерно, однако сразу становилось ясно: сейчас они принадлежат не человеку. Ожидая, женщина с интересом разглядывала свои руки, сжимая и разжимая ладони, будто исследуя незнакомое тело.

Магистр с Командующим вывалились из служебного прохода позади всех и нерешительно замерли от царящий здесь атмосферы. Но Ирвен быстро пришёл в себя и потащил за собой потерявшегося Варангуса. Оракул посмотрела на него, а потом перевела взгляд на разведчика.

— Вы представитель власти? — строго спросила она, на что командующий испуганно кивнул.

— Хорошо, мы и так действуем на грани дозволенного, у меня не будет возможности прийти к вам ещё раз, наше дело лишь обеспечить порядок мироздания, остальное ваш выбор.

Голос её был глубоким и пронизывающим.

— Скоро к вам придёт человек, маг, окажите ему содействие и прислушайтесь к его советам.

— Он один из вас? — шёпотом спросил Магистр.

— Нет, просто одинокий странник согласившийся помочь, в прочем способный и как не кто подходящий для этой роли. И помните: он предвестник испытаний, но не их причина!

Здесь женщина осела на колени, атмосфера моментально разрядилась. Оракул открыла глаза, оглядела мужчин и нежным спокойным голосом заговорила:

— Здравствуйте Ирвен, я вернулась, как ваши дела? Что-то не так? Я чувствую кто-то был в моем теле, но не волнуйтесь тёмной энергии нет.

Женщина рассеянно огляделась и дёрнув старика за рукав, обиженно, по ребячий проговорила,

— Магистр на этом месте обычно я сижу в трансе, объясните наконец, что происходит.

Ирвен взглянул на неё растерянно и выдал максимум из того, на что его сейчас хватило:

— А?

* * *

Рыжая смотрел в тёмную дыру лаза и обдумывала разные варианты действий, хотя её команда имела дело с нежитью бесчисленное количество раз, с подобной ситуацией они столкнулись впервые. Обычно спуск в подземелье начинался у расчищенного просторного входа, если и закрытого чем-то, то исключительно самими искателями приключений. Да бывало они внезапно натыкались на залы кишащие мертвяками, но всегда за спиной был доступный, заранее подготовленный путь отступления. Однажды правда Дорген провалился сквозь ветхий пол на нижний ярус где был встречен не самым лучшим образом, но и тогда всё обошлось. Однако сейчас было иначе: проход узок и там внизу незваный гость спрыгивал у начала завала из отверстия под самым потолком. А организовать масштабную расчистку не позволяла опасность места, в котором они сейчас находились.

У группы искателей приключений что побывали внизу до них в команде был человек с узкой специализацией «вор». Он не только в совершенстве владел невидимостью, но и мог полностью скрывать своё присутствие. Нежить как известно «чует» живых существ, особенно в небольшом помещении. Но что делать им? Их рейнджер — Ридлен до профессионального взломщика не дотягивал, да и смысл ему сейчас лезть в низ в одиночку.

У членов «Команды Рыжей», притаившихся вокруг капитана, также были свои предложения, но они держали их при себе, ожидая ращения командира. Рассуждать и спорить хорошо за столом таверны при планировании операции, а на месте возражения и споры сводились к минимуму, надо капитан сама спросит.

— Дорген, — сказала Рыжая гному, — готовь гранату, нужно чтоб она ярко светилась около минуты, а после хорошенько шарахнула, но не через меру: синий бальзат это конечно хорошо, но обвалы нам не нужны.

Их воин, мастер и химик в одном лице одобрительно кивнул. Сняв свой заплечный ящик — рюкзак гном начал сноровисто возится с какими-то колбами и цилиндрами. Закончив с основой взрывного устройства, он обмотал его тряпкой, чем-то смочил и кивнул капитану.

— Начинаем, — скомандовала она.

Вся команда достала небольшие бутылочки и выпила их содержимое. Зелье на несколько часов обострит восприятие и реакцию, что заодно позволит видеть почти в полной темноте.

Дорген закрепил бечёвкой на цилиндре какой-то предмет, после сильно надавил на него пальцем, запустив химическую реакцию и осторожно, но слегка придавая инерцию, закинул гранату в отверстие.

— Две минуты до взрыва.

Группа отошла немного в сторону, эльф приложил ухо к земле.

— Есть щелчок! — сказал рейнджер.

Детонатор сработал и сейчас он с хлопком должен воспламенить пропитанную горючей смесью материю. Далее, если всё пойдёт по плану, на звук и свет со всех углов к бомбе устремится нежить, привлечённая внезапным светом. Землю под ногами тряхнуло.

— Да хранят нас боги, — сказал гном и как мячик закатился в отверстие. За ним последовала Рыжая, после Альрита — целитель отряда, последним, опасливо оглядываясь, в темноту запрыгнул рейнджер.

События внизу прошли по задумке, низшая нежить, не обременённая интеллектом, кинулась на приманку, столпилась подле огня и куча из десяти с лишним мертвяков наконец упокоилась. Взрывом почти всех их разорвало на части и когда Ридлен мягко опустился на пол зала, гном уже отрубал голову последнему безногому зомби. Дыма не было: для бомбы и прочих огненных сюрпризов в замкнутых помещениях искатели приключений использовали только бездымные компоненты.

Команда чуть отошла от звала — все напряжённо прислушивались. Впереди стоял гном держа в руках двуручный топор, рядом, чуть в стороне, Рыжая, сжимая в руке длинный эсток. Не самое лучшее оружие против нежити скажете вы и будете абсолютно правы. Но её боевой навык — «Молниеносный взрыв» полностью компенсировал лёгкость оружия и отсутствие режущий способности.

На головах впереди стоящих воинов тусклым светом светились магические светильники, но их света более чем хватало для усиленного особым зельем зрения. На всех участниках предприятия кроме брони были надеты плотные кожаные шлемы, достаточно лёгкие чтобы не мешать движению, но и представляющие собой надёжную защиту. Ведь между слоями мягкой кожи были набраны адамантовые пластины. На Доргине и Альрите ко всему имелись блестящие кольчужные капюшоны. Обычно яркие элементы брони затемнялись специальными составами, но сейчас это не требовалось, а в Великом лесу их скрывали магические плащи.

Альрита стояла чуть позади Рыжей и гнома, сжимая в руке небольшой щит. Её длинный и достаточно тонкий меч был пока в ножнах. По законам жанра ей, как целителю, требовался посох, но в этом мире для магии было достаточно голых рук и более того, предметы в них мешали сосредотачиваться на применении заклинаний. Рейнджер притаился у самой стены с вложенной в тетиву стрелой и тревожно вглядывался вперёд, туда — куда свет не доставал.

Послышалось скрежетание и шлёпанье множества ног, спереди, сейчас их группа стояла в начале длинного прямоугольно зала, повалила нежить. Нет, она не брела как сонный человек к ночному горшку, а очень даже бодро ковыляла навстречу своей гибели, при этом позади обычных зомби ворочалось что-то более крупное.

Раздался звон тетивы, у ближнего к искателям приключений мертвяка, подобравшегося метров на десять, голова взорвалась как арбуз от петарды, зачарованные на заклинание «взрыв» стрелы разрушительная вещь, жаль даже у их команды таких всего пять штук. Но не беда, после боя они найдут их все и вернут в строй. Прежде чем зомби добежали до товарищей, головы лишились ещё трое врагов.

Рыжая приняла на эсток голову, подбежавшего к ней зомби, и та разлетелась не хуже, чем от разрывных стрел. Ошмётки ещё не долетели до пола, как она с неженской силой пнула тело мертвяка, то, отлетев, сбило с ног идущего следом противника. Гном, крутясь как волчок, уже успел серьёзно укоротить парочку мертвяков. Оставалось трое, нет двое, голова ещё одного зомби взорвалась, получив стрелу. Гном, пролетев чуть вперёд, с размаху рубанул по ногам противника, который при жизни отличавшегося не малым ростом, мертвец, будто имея в груди ось вращения, прокрутился и шмякнулся головой об пол. Не теряя времени, воин отделил её топором от шеи. Ещё мгновение и последний враг, сбитый с ног, получил концом эстока в глаз.

Впереди что-то бурчало и тащилась к команде. Обострённое зрение при тусклом свете различило нечто. Чудовище опирался на две ноги, но имело при этом запасные, безвольно болтающиеся рядом с рабочими. Медленно, но неумолимо, к ним брёл уродливый шар плоти. Из него торчало не менее десятка рук, а в толстое тело было утоплено несколько голов.

— «Собиратель плоти…!» Альрита замедли его! Ридлен, Дорген поджигайте! — быстро и коротко командовала капитан.

Покалеченная нежить часто сливалась в нечто подобное.

Гном выдернул с пояса банку и стал остервенело что-то мудрить с ней. Но эльфу так много времени не требовалось, выдернув из колчана стрелу, он метким выстрелом вогнал её в тело мертвеца. Полыхнуло, но то была не магия, передняя часть стрелы представляла собой зажигательный снаряд — девшего, но сердито, хотя далеко такими не постреляешь.

— «Очищение», — выбросила руку целительница. Если применить белую магию на живых, она исцеляет, а если на мёртвых…?

Нежить захрипела и опустилась на пол, но тут же принялась подниматься. Но вот в неё что-то ударило, разбилось и всю тушу чудовища обдало огнём. Зазвенела тетива лука, Ридлен метко всаживал стрелы в колени действующих ног Собирателя трупов, самые обычные правда, по одной серебряной монете за десяток… всё равно сгорят…

Тварь замедлилась и упала во второй раз, она хрипела и ползла в их сторону, но огонь делал своё дело, ком плоти затих метрах в пяти от группы и что плохо стал заполнять воздух едким вонючим дымом.

— «Очищение», — нежить дёрнулось, потеряв последние частицы своей тёмной энергии и затихла. Гном быстро достал новую склянку, что-то дёрнул и метко кинул её в тлеющий шар, хлопнуло — дым и остатки пламени исчезли.

Какое-то время товарищи прислушивались, было тихо. Обходя трупы, искатели приключений медленно стали продвигаться вперёд. Команда находилась в длинном коридоре около восьми метров шириной и тридцати длиной, по бокам имелись дверные проёмы во внутренние помещения. Чуть пройдя, все увидели в конце коридора зияющий проем метра два на два. Но туда пока соваться не стали, а занялись боковыми залами.

— Сначала ближние, по двое, — скомандовала капитан.

Сама она направилась к одному из проёмов, Альрита осторожно последовала за ней, достав меч. В подобной последовательности действовали гном с эльфом. Рыжая, присев на корточки, осторожно остановилась перед дверью и насколько представлялась возможным изучила содержимое помещения с коридора и лишь потом аккуратно заглянула внутрь. Просторная пустая комната метров десять на пятнадцать, пол покрыт толстым слоем слежавшейся пыли и нечего более. Больше пока не требовалось, оставив пустое помещение она с напарницей направилась к следующему. Проследив что Дорген с Ридленом также закончил и не обнаружили опасности с противоположной стороны, группы синхронно пошли ко второй паре дверей, процедура повторилась, всё спокойно, всё та же труха на полу.

Собравшись искатели приключений подошли к большому проходу в конце коридора, гном неодобрительно присвистнул. Аккуратные каменные ступеньки уходили куда-то вниз, метров на пятнадцать и далее, покуда слабый свет рассевал тьму. Стены были сложены из внушительных гладких каменных блоков синевато-чёрного света.

* при нехитрой обработке этот вид бальзата можно сделать светло голубым, отсюда и название. Но здесь подобным осветлением не занимались, также данный материал славится своим сопротивлением теплу и атмосферным осадкам.

— Это что-то серьёзное, — прошептал гном и указал рукой в сторону откуда они пришли. — Там заваленные остатки широкой лестницы с поверхности, а здесь было что-то вроде хозяйственного предбанника перед основным спуском.

Обычно местные подземелья выглядели довольно скромно. Видимо в древности земли Амарота были достаточно плотно заселены, имелось множество деревень и городков. Почти на каждое такое поселение имелось минимум одно добротное каменное здание, может храм, а может надёжное укрытие на случай опасности. В них всегда имелись одни — два подземных этажа, служивших, судя по устройству, складами, погребами или просто подвалами. Стоили древние мастера добротно, многие селения и сейчас стоят на местах их городов и деревень. Но здесь на территории леса всё по-другому, нарастая слой за слоем растительность за тысячелетия надёжно скрыла следы человеческого присутствия и подземелья в основном находили за счёт нежити, которой порой взбредало в голову «выйти подышать воздухом». При этом какие-либо внушительные подземные сооружения являлись большой редкостью, подобные бывают у гномов, но тех в древности здесь явно не было.

Далее о нежити, почему подземелья просто кишели ей? Все сходились во мнении что загадочный катаклизм в один миг превратил цветущие земли в громадное кладбище, а мертвечина хотя и переносит дневной свет, но не любит его особо, вот и забилась со временем в подвалы и подземелья. Не даром, когда осваивали эти земли, её просто «вычерпывали» отовсюду. При этом места нахождения нежити были достаточно типичными, но данное место явно не являлось обычным подвалом разрушенного храма или крепости.

— И материал стен, — продолжил Дорген, — облачный мрамор, гранит, серый бальзат, вот основной строительный камень древних, но такой как здесь есть всего в трёх жилах во всех пограничных горах, я без понятия где мы.

Рейнджер указал в проход:

— Там ответы на все вопросы.

Все покосились на Рыжую.

— Дорген натягивай проволоку, Ридлен прикрой его. Мы с Альритой осмотрим залы и соберём стрелы.

— Опять вам самое интересное, — пробурчал гном, но спорить не стал и приступил к делу.

Женщины внимательно обошли коридор и собрали все зачарованные стрелы, да и обычные, целые и не очень боеприпасы также подобрали, передав после всё собранное рейнджеру. Хороший наконечник для стрелы по стоимости равнялся не менее хорошему ужину в таверне, а в их профессии держать баланс между тратами и прибылью было особым искусством. Правда магические снаряды были пока бесполезны, мощное зачарование перезаряжалось почти сутки. После целительница и капитан принялись внимательно осматривать пол коридора, разбрасывая мусор ногами и ковыряясь в нём обломками стрел.

Вдруг Альрита приглушённо охнула, из кучи слежалого мусора на полу она подняла лоскут кольчужной «ткани» чуть больше полуметра в длину и ширину, тут же под ним лежал и второй. Эльран ласково поблёскивал в её руках платиновым светом.

Рыжая присвистнула:

— Давно он нам не попадался, довольно прошептала она.

Подошли к мужчинам, Дорген был занят тем, что обухом топора аккуратно забивал в стены проёма адамантовые колышки. Гном довольно закряхтел, оценивая находку:

— У Ридлена будут новые стрелы, да и попахивает крупной прибавкой к жалованию. Хотя знаешь капитан, можно «затянуть пояса» и доделать тебе броню. Этих лоскутов как раз хватит на туловище, а те что на тебе сейчас перераспределить на конечности.

— Ладно, подумаем после, — Рыжая передала гному находку. — Поторапливайтесь, неспокойно у меня на душе!

Тот кивнул и продолжил.

Возобновили обыск, в трухе на полу комнат нашли несколько колец ценных металлов, они часто падают на пол с иссохших пальцев нежити. И снова удача — одно из украшений имело зачарование на заклинание «очищение воды», вещь востребованная, хотя и не сильно дорогая. На двух мертвецах были ожерелья трогать которые не стали из-за религиозных соображений. Если имущество мёртвых не сделает жизнь живых лучше, то стоит ему остаться у хозяев. Драгоценных металлов как таковых в Амароте не было: материалы ценились лишь своей практичностью и востребованности, а ювелирные украшения искусностью исполнения. На обыск ушло около получаса.

Гном тем временем вбил в стену по бокам от спуска шесть адамантовых колышков в локоть длиной. Они походили на большие швейные иголки, ушки кстати также имелись. В упомянутые отверстия мастер протянул тонкую адамантовую нить, зачарованную на прочность.

Суть проделанной работы была проста. Так как быстро выбраться на поверхность было не просто, проход в низ перетянули тремя рядами тонкой, малозаметной, но очень крепкой проволоки. Налети на такую с разбегу, можно серьёзно поранится. А против нежити, которая не сильно разбирает препятствия, подобные меры очень эффективны и порой спасительны.

Похожей нитью один наш знакомый вор орудовал в туалете первого духовного лица государства, но это пока другая история.

— Все готовы? — спросила Рыжая. Спутники кивнули.

Гном пропихнул под нижнюю нить, натянутую где-то сантиметров на шестьдесят от пола, свой ящик, прижал топор к груди и закатился за проем. После, держа оружие на изготовку, присел у стены, похожим образом остальные члены экспедиции последовали за ним.

Начался спуск в неизвестное.

* * *

Ди был человеком предпочитающим не создавать себе неприятности, но, если они возникали на его пути, сновидец разбираться с ними максимально быстро, стараясь при этом, минуя сами проблемы, устранять их причину. Однако это удавалось не всегда. Ещё вчера услышав приглашение Раммаранга на семейное мероприятие, он понял: предстоит не только приятный обед.

В просторной столовой первого этажа родительского дома присутствовал сам отец семейства, его жена, два сына и дочка. Из приглашённых были сновидец, настоятель, командир Дирмарских рыцарей и Юю.

Мать, расставив яства, устроила Ди жёсткий допрос на счёт судьбы сына. Маг выдержал его с честью, отвечая сдержано корректно и немного холодно. Благо за столом присутствовали высокие гости в виде Диринга и Маргуса, так что долго держать суровую атмосферу принимающая сторона себе не позволила. Наконец пыл погас и настала приятная часть обеда: всё выглядело очень свежо и аппетитно. Да и по сути рассказать сновидцу было особо нечего, он лишь заверил мать, что напрасно рисковать жизнью сына не будет.

Начал застольную беседу старший брат Раммаранга, оказавшийся прекрасным рассказчикам. Он быстро посвятил всех в последние слухи и рассказал об торговой поездке, из которой они с отцом только что вернулись. Капитана немного расстроила новость о том, что в тавернах Дирмара уже полным ходом обсуждают загадочного мага одним заклинанием спалившего десяток Дракеров и две сотни магических тварей.

— Почему их называют магическими тварями? — с интересом спросил Ди.

Ответ озадачил его. Оказалось, упомянутые существа не размножаются как это обычно принято у двуполых созданий. В местах селения гоблинов, троллей и огров в земле образуется что-то вроде коконов. Из них, минуя детство с отрочеством и выползают вполне жизнеспособные нелюди. Хотя некоторую социализацию и обучение им всё равно проходить приходится.

«Хотя в мире где кидаются огненными шарами, а холодильник морозит без фреона, удивляется нечему,» — рассудил про себя Ди.

— А какой ваш мир? — задали ему вопрос, от которого сновидец постоянно отлынивал.

Вздохнув и прикинув что рассказывать стоит, а что нет, маг начал.

— У нас нет магии в вашем понимании, точнее она есть, но мой мир скован более строгими законами, поэтому материя поддаётся воле человека очень неторопливо. Нет дрова рубятся с той же скоростью, и вода кипит примерно одинаково, но кинуть огненный шар или заморозить стакан воды удаётся не многим. Я лично таких не встречал, хотя говорят много чего. Нет нежити и магических тварей, но редкостные упыри порой попадаются. Очень развита техника, кое-где настолько, что позволяет делать вещи малодоступные даже с помощью заклинаний.

— Например? — сложились в один вопрос несколько голосов.

— Настоятель вот совсем недавно удивлялся почему территория Амарота кажется мне такой маленькой. Лично у меня есть транспортное средство способное при наличии хорошей дороги довезти меня от гор до реки «Бурной» часов за шесть — семь, при этом оно полностью механическое.

Все ахнули.

— Ну вот и при этом вы не хотите рассказывать о своём мире, — удивился настоятель.

— Не хочу Маргус, — строго ответил Ди, — не знаю точно в нас ли причина, или она вовне, но наши технические достижения не делают людей лучше, скорее наоборот. Они похожи на костыли, которые дают здоровому ребёнку вместо того чтобы заставлять его бегать.

Все какое-то время все молчали, обдумывая сказанное. Хитрый маг, поймав момент, постарался переключить тему.

— Я слышал от эльфийского посла, что около половины населения империи — орки, а здесь они не живут?

Взялся отвечать Диринг.

— На юге за лесом и рекой их территории, эльфы триста лет назад пришли сюда вытесняемые орками с дальних земель. Не прошло и десяти лет как крупный военный отряд зелёных сунулся следом. Около четырёх тысяч, если память не изменяет. Но тогдашний король Амарота понимал, что, если орки почувствуют вкус добычи наверняка повадятся ходить к нам постоянно. Поэтому собрал большое войско и безжалостно выжег всё до самой южной окраины «Великого леса». Больше они не совались. Да и через лес, который разделяет наши земли, от нечего делать не походишь. Километров триста на юг от Дирмара территория заселена, но дальше безлюдно. Там встречаются лагеря разбойников и поселения нелюдей, но ими постоянно занимаются.

— А как с переходом между городами?

— Безопасно, если вы имеете в виду опасность на двух ногах, у нас каждый крестьянин воин, попробуй ограбь, да и за разбой полагается смерть. А вот опасного зверья хватает. Не смотрите что здесь везде поля, отойдём километров пятьдесят на восток и местность сильно изменится: равнина начнёт чередоваться с плотным подлеском, да и холмистых участков хватает.

— Ну не нагнетайте капитан, — возразил хозяин дома — темноволосый бородатый мужчина средних лет, — Если с дороги не сворачивать и беспечность не проявлять, то опасность минимальна, деревни с постоялыми дворами считай через каждые километров двадцать.

— Это да, — согласился Диринг.

— Ладно, — перевёл тему сновидец, — у нас не обед в узком кругу, а какое-то военное совещание. Дором (так звали отца Раммаранга) расскажите лучше, как у вас дела со внуками.

— Умеете вы переводить тему, — улыбнулся мужчина, — сыновья вот особо не радуют, старший женился в том году, жена родила девочку, Мерана — вторая моя дочь, ранее вышла замуж за первого сына фермера из соседней деревни, уже порадовала двумя парнями и внучкой.

— У вас я здесь погляжу не в почёте ходить без пары после определённого возраста?

— Ну так это понятно, молодым семейная жизнь по сути положена, чтоб энергия в дурь не пошла, а то, что голова пустая, так это родители присмотрят. Вам кстати жена не нужна? А то у меня дочка самого того возраста, не постоянно же вы будите геройствовать, — хитро улыбнулся отец семейства. — Вы кстати не женаты?

— Нет, не успел пока и да здесь «на работе» поэтому строю из себя «душу общества», а так я мрачный нелюдимый хмырь, — скривился сновидец.

— Увлечённые магией люди обычно такие и есть, — вполне серьёзно воспринял объяснение Дором. — Вон настоятеля уже лет сорок как женить пытаемся, вижу, поглядывает на девок, а нет всю любовь книгам.

Все засмеялись.

— Духовенство не даёт обет безбрачия, — удивился сновидец?

— А должно? — не менее удивился Дором.

— У нас принято в основном.

— Ох, не знаю, — неодобрительно покачал головой отец Раммаранга. — Неправильно это как-то, вот как внуки появляются, тогда обычно и идут в храмы служить у кого такая потребность перед богами есть. Хотя и молодых послушников хватает, но они при храмах считай, как при академии, набрался мудрости и домой к семье.

— А были ли вы в землях севернее Амарота? — спросил Ди, не имея настроения беседовать на серьёзные темы.

— И видели Манхутов? — проснулась Юю.

— Манхуты? — переспросил маг?

— К отцу в гости как-то приходил гном с северных земель. Он рассказывал, что северяне ездят на громадных животных, они мохнатые, ноги как бревна, а нос длинный и гибкий!

«Мамонты, — сложилось описание в голове сновидца.»

Дором вздохнул:

— Откровенно говоря я некогда не бывал дальше Валенса. Торговые караваны с севера приходят в столицу, там и идёт торговля. Конечно, если идти на север со своими товарами, то в таком походе можно найти большую выгоду, но можно и сложить голову, путь до ближайших дружественных земель очень опасен. Хоть расстояние относительно небольшое, километров семьсот от столицы, но идти половину пути приходится вдоль кромки пустыни с одной стороны и капризной сестрой Волчьего леса с другой. Да ещё и зверолюди периодически пытаются нападать на караваны. С Эртостата и Вилдрига — так называются королевства северян и гномов, в Амарот приходят большие караваны, повозок в сто — сто пятьдесят и защищает их маленькая армия наёмников. Приходят два — три раза в год и это, если взвесить трудность пути, не так уж и редко, уж больно мастера Амарота хороши, да и кое-какие ресурсы и припасы от нас везут. За королевством гномов на севере у побережья находится ещё одно королевство людей, но порядки там поговаривают мрачные. Гномы Вилдрига враждуют с тамошними уже не одну сотню лет, но особых подробностей я не знаю.

— Как я помню из географических уроков Маргуса, Эртостат находится сразу за пустыней, почему караваны не ходят через неё? Раммаранг говорил что-то про песок, всё так серьёзно?

— Так вы не знаете? В пустыне даже не жарко, климат как здесь, только дожди реже. Песок, как вы и упоминули, там особый, да и воздух наверно тоже, высасывает жизненную энергию и чем дальше в глубь, тем сильнее. Особо отчаянные охотники за артефактами заходят в пески, но, если не успевают вернутся вовремя, пополняют ряды нежити. Поговаривают, империя пыталась на Дракерах наладить сообщение с Эртостатом, но не сложилось у них. Северяне сами чёрные как сажей обмазали, но набожные. У них своя редакция Белой книги в основе религии, не нашли они общего языка с Императором и его демонами.

— Редакция священного текста? Такое возможно? — удивился Ди.

— Основа одна, но признанные мудрецы разных эпох пишут дополнения и толкования, — пояснил Маргус, — это и называют редакцией. Некая адаптация под народ, время и окружающие условия. Но само «Ядро истины» адаптации и редактуре не подлежит. Да и в ней имеется математическая лингвистическая защита от изменения, не говоря уже о возможности навлечь гнев богов.

«Вот «завернул», — подумал маг, — надо будет глянуть…»

— Диринг? — обратился сновидец к капитану. — Я тут расспросил Рама относительно зверолюдей, но признаться мало чего узнал, интересно бы было услышать вас.

Сновидец, как оказалась, затронул весьма больную тему.

— Ох, не упоминайте лишний раз этих волосатых нелюдей, что о них сказать…

Капитан не на долго задумался.

— Строением тела похожи на человека, но покрыты шерстью, коричнево-серые обычно. Рожа — макаку скрестили с собакой и немного подравняли сковородой в имперской таверне. Очень разнятся по развитию, от голой задницы с когтями и палками, до добротной кожаной брони с железным оружием. Жаль первые к нам за реку не ходят.

— Хм, а почему от них такая головная боль?

— Боль от них не головная, а немного другая, но при женщинах уточнять не буду, — скривился капитан. — Все бы было нечего, но они на порядок быстрее и сильнее человека. Размножаются не как кролики конечно, но побыстрее нашего. Молодняку, по достижению определённого возраста, надо доказать перед племенем что они достойны места среди сородичей. А как доказать? Привести рабов, трофеи, просто славу наконец…, а где её взять? Правильно… в том числе и у нас. Самое мерзкое, что рабы это по совместительству деликатесный продуктовый запас. Обращаются с пленными так, что каждый знает: попал в плен к зверолюдям — убей себя сам, не то пожалеешь тысячу раз. Нету в них заветов богов, живут звериными побудками, в том числе самыми мерзкими.

— Звучит жутко, но вроде река серьёзное препятствие?

— Реку они могут преодолеть только летом и зимой и то только в те месяцы, когда вода спадает и есть возможность пересечь поток на лодке, перетянув за собой подвесной мост. В остальное время любой плот или судёнышко обречено быть поглощённым водой. И за это хвала богам. Но спасает нас главным образом высококлассная армия и хорошая разведка! Постоянны патрули и подготовленные отряды готовые отреагировать по первой опасности. Зверочеловек силен, но он таким рождается и во многом таким умирает, есть у них конечно воинское ремесло, но продолжительность жизни не особо большая. Тренированный опытный воин один на один разделывает мохнатого на лоскуты, а воин владеющий боевыми навыками тем более. В общем, ходить к нам через реку у них особая доблесть, и мы внимательно следим, чтобы она была посмертная.

Видимо тема для капитана являлась не только предметом разговоров, но и вполне конкретной практики.

— Да обложили вас здесь основательно, — почесал голову сновидец.

— Ситуация раскрывает свою суть в сравнении, — вступил в разговор Маргус, — по слухам которые доходят с дальних земель, Амарот и Империя чуть ли не самые спокойные места в этой части света.

— По мне у вас дело в людях, — прокомментировал сказанное Ди, — крепкий тут народ изнутри во всех отношениях, а Империя держится на авторитете своего правителя.

Сидящие за столом одобрительно загудели. Сновидцу надоело быть центром внимания и он, подвинул к себе миску салатом и каким-то соусом, после попросил у настоятеля передать ему тарелку слабосолёной местной рыбы и после, обложившись едой, почти полностью перешёл в состояние слушателя.

Народ быстро перешёл на насущные темы, говорили о урожае, торговле, делах деревни, Великом лесе, тревожились о судьбе Авелии и вели в целом приятный разговор который грозил затянутся до вечера. Да и пусть затягивается, мы против что ли…

* * *

Члены отряд Рыжей перебрались через затянутый проволокой проход и настороженно вглядывались в темноту. Огни на головах воинов разгоняли тьму туннеля метров на пятнадцать, а дальше ступеньки окутывала кромешная тьма. Учитывая угол наклона лестницы, видимое ими сейчас это уже метров шесть-семь в глубь земли, а что там дальше совершенно не ясно. Наконец, отбросив сомнения, Рыжая стала не торопясь спускаться вниз, остальные последовали за ней. Спускались искатели приключений практически бесшумно, разве что пластинчатая броня Доргена чуточку позвякивала.

Вот пятнадцать метров вниз пройдены, теперь мрак как спереди, так и позади команды. Тридцать метров, но впереди всё та же тьма.

— Некто не считал ступеньки от начала? — шёпотом спросила капитан. Товарищи растерянно мотнули головами.

— Не важно, вперёд.

Прошли вниз уже метров сорок.

Но тут все ясно различили впереди серую арку входа, которой оканчивалась лестница и по мере спуска эта арка становилась всё светлее и светлее. Вот уже в проход практически лился тусклый беловатый свет, Рыжая дала сигнал остановится.

— У меня плохое предчувствие, — прошептала капитан, — выношу на голосование — отступить и бросить это место совсем, либо уйти сейчас, но после вернувшись с другими командами или же продолжить спуск.

Подобное случалось редко, но сейчас причина была. Первый раз они спускались в подземелье, запечатанное на тысячелетия и при этом впереди что-то светилось подобным образом. Раскопать проход, создать линию обороны, подготовиться основательнее… — ведь когда на кону собственная жизнь порой стоит отступить.

— Гном опустил палец вниз:

— Я за то чтобы ретироваться, но я хочу знать от чего мы убегаем.

Целитель и Рейнджер повторили его движение, которые в данном контексте означало «идём дальше». Последней опустила палец вниз сама капитан.

«А что, если бы мнения разделились поровну?» — спросите вы. Все просто: выбор делался в сторону более безопасного решения.

Сделав выбор, команда стала медленно спускаться дальше, становилось всё светлее и вот, добравшись наконец до конца туннеля, все замерли и признаться было от чего.

Искатели приключений попали в громадный, формой разрезанного пополам шара, зал — метров семидесяти в диаметре и более тридцати высотой. Ближе к центру в нем, создавая квадрат со стенкой метров двадцать, стояли четыре белоснежные колонны. Чтобы обхватить каждую понадобилось бы человек пять, не меньше, и колонны эти почти упирались в потолок. И что самое странное, обвивая их, снизу-вверх по камню бежали волны мягкого беловатого света. Свет этот, хоть и приглушенный, ясно освещал зал и с непривычки резанул по обострённому зельем зрению.

В зале было ещё две особенности: первая пол был жёлтым, усыпанный странной пылью. В самом зале, вдоль по круглой стене, виднелись тёмные прямоугольники проходов.

Рыжая очень осторожно вышла из проёма и ступила на пол, нога лишь слегка мягко погрузилось в субстанцию служившую полом.

«Песок!»

Капитан присела и провела по нему ладонью.

«Я уже видела такой раньше, — подумала она, — и некогда не забуду, здесь он встречается только в одном месте — мёртвая пустыня.»

Спутники также изучали пол и видимо пришли к подобному заключению.

Для их усиленного эликсиром зрения здесь сейчас было светло как солнечным днём.

— Командир, — шепнула Альрита, — я не знаю, что за поганство здесь творится, но это, — целительница указала на столбы, — жизненная энергия, я чувствую.

— Но тогда какого здесь делает нежить? — пробурчал гном.

Он осторожно попытался погрузить в песок рукоять топора, он не был сыпучим и не затягивал ног, однако рукоять под сильным давлением ушла в него полностью.

— Там что-то есть, — прошептал зоркий эльф и кивком указал в сторону колон.

Все разглядели кучу тряпья… в которой что-то поблёскивало таким знакомым и манящим цветом.

— С другой стороны, — заговорил Дорген, — к нам прибежало с прохода с десяток мертвяков, да и в Собирателе плоти штук пять было слеплено, может пусто здесь.

— Пусть не пусто — странное это место, — шёпотом, строго, вставила Рыжая. — Давайте чуть подойдём и поглядим колонны и ту кучу. Если там правда эльран, заберём и уходим отсюда, пугают меня эти проходы по периметру, да и колонны… не нравятся они мне и всё тут.

Медленно переставляя ноги, стараясь чувствовать, как ведёт себя песок при каждом переносе веса, они стали продвигаться вперёд. Вдруг Ридлен, самый чуткий из всех замер, команда застыла вслед за ним.

Тряпье шевельнулось и стало подниматься, тёмная материя распались и опала на песок. Перед ними стояло существо в сверкающей кольчуге, но присутствующие уже знали — переливающаяся блеском броня им не достанется! Иссохшая фигура с ненавистью и презрением смотрела на вторженцев блестящими чёрными глазами — это был Лич!

Песок сбоку, метрах в десяти, взорвался небольшим облаком пыли и шар, больше метра в диаметре, выскочил из сыпучего пола. Приземлившись он оттолкнулся от поверхности восьмью упругими лапами и стрелой полетел в Рыжую. Капитан знала, что это за тварь — если зазеваться внезапный противник может уложить их всех в миг. Она приняла Падальщика на эсток и с удвоенной силой активировала навык. Обычно Падальщиков их не советуют бить по корпусу: это жилистый и очень прочный ком плоти, но не сейчас. Внешне паук не пострадал, но внутренности его под действием боевого навыка превратились в кашу.

Под весом туши, Рыжая стала падать на песок спиной, тело врага, увлекаемое инерцией, перескочило через неё. В этот момент Альриту, стоявшую чуть позади остальных, сбило с ног. Она пролетела мимо рейнджера с гномом и упав, покатилась по полу. Было видно, что целительница не потеряла сознание и пытается управлять своим падением. Новый Падальщик прыгнул ей в след, собираясь добить жертву, но гном среагировал вовремя: тело магического создания, летящее в воздухе, встретило лезвие его топора.

Время полетело так быстро и так медленно одновременно.

Рыжая вскакивала с пола, рейнджер, оценив опасность по-своему, заканчивал натягивать лук, целясь в фигуру в сверкающей кольчуге, что стояла метрах в пятнадцати от них. Гном рубил голову всё ещё пытающемуся атаковать пауку.

Взвизгнула тетива, стрела, летевшая в глаз Лича, попала в его иссохшую руку, молниеносно перед этим глазом выставленную. Пробитая конечность полыхнула пламенем от зачарованного наконечника, но губы нежити лишь скривились в надменной ухмылке. Лич выставил непострадавшую руку вперёд и с неё сорвался огненный шар. Магический сгусток угодил в уже вставшую и пытающуюся сориентироваться Рыжую. Полыхнуло. Серый плащ женщины перестал существовать во мгновение, оголив обшитую эльраном кожаную броню. Её тело швырнуло в сторону прохода, капитан перекатилась несколько раз по песку и замерла. Как по команде, по бокам выскочили сразу два Падальщика.

«Воля света»! От Альриты про залу прокатилась сияющая волна, это была последняя козырная карта целительницы и крик души в одном флаконе. Пауки безвольно осели на землю, но на это заклинание ушла вся её манна и даже немного больше! Тварь в центре отшатнулась, но не упала. Выдернув стрелу из руки, Лич издал яростный протяжный крик. Из проходов вдоль стены раздался нарастающий гул. Не требовалось особой проницательность, чтобы понять, издавать подобный звук десятку другому темных созданий не под силу, счёт идёт на сотни!

Живым в этом зале всё стало ясно окончательно. Дорген рванул к проходу и на ходу, как мешок, схватив под мышку тело командира. Да он всего метр шестьдесят ростом, но, если требуется, может тащить и лошадь и это не метафора. Но сейчас столько нести не надо, надо нести меньше — но очень быстро. Вслед за ним, увлекая за руку обессилившую целительницу, поспевал эльф.

Ридлен, поняв, что Альрита еле передвигает ногами от потери ментальной силы, схватил её на руки. Мужчины обременение телами женщин неслись вверх по лестнице, и ноша заставляла их мчаться ещё быстрее.

Путь вниз казался таким длинным, но вот буквально несколько секунд и впереди уже виден исследованный ранее коридор. Гном бесцеремонно пропихнул тело капитана под нижний проволокой, швырнул следом свой рюкзак и прокатился за преграду. После торопливо принял у рейнджера целительницу и вытащил её в помещение. Эльф как ныряльщик ловко преодолел препятствие последним.

Позади них из прохода доносилась нарастающая возня и шлёпанье ног. Дорген сорвал с пояса какой-то цилиндр, ударил одну из его сторон об топор и кинул перед лестницей. Зал с шипением залило ослепительно ярким светом. Далее они с эльфом подхватили свои ноши и побежали к спасительному лазу. Гном выскочил на поверхность первым, он не стал даже оглядывался вокруг в поисках опасности, а лишь отбросил топор и наплечный ящик и после свесился вниз. Ридлен подал ему лепечущую в полубреде Альриту: никаких предпочтений, просто она легче. Далее Рыжая, вот её ноги исчезли в проёме.

Собираясь последовать следом, рейнджер посмотрел в другой конец зала. Эльф видел в своей жизни многое, но картина заставила неприятную дрожь прокатиться по телу. Проход, освещённый огнём шипящего цилиндра и перетянутый тонкой, но невероятно крепкой проволокой, был забит нежитью под завязку. Задняя напирала с такой силой, что разрезала об препятствие впереди стоящую. Вся масса давила из проёма, казалось толкаемая неумолимы поршнем. Раздался жалобный звонкий визг, потом следующий, мертвецы хлынули в коридор из прохода, звон последней разрывающийся струны совпал с мощным взрывом. Эльфа, который уже почти выбрался на поверхность, взрывной волной выкинуло наружу. Дорген торопливо подтаскивал к дыре подготовленный заранее каменный блок.

Время давно перевалило за обед. До лагеря около восьми километров, один из которых придётся пройти через лес, после ещё тридцать до городка где есть целитель. До ночи было далеко, но чем закончится этот день оставшиеся на ногах не знали.


Глава 2. Когда лучшее действие бездействие

Врут мистики о том, что вещи впитывают действия и эмоции людей, которые происходят с ними и вокруг них. Хотя «врут» будет сказано слишком «громко». Заблуждаются… ведь иначе этот большой круглый сто