Владимир Михайлович Марышев - Мирные люди [Журнальный вариант]

Мирные люди [Журнальный вариант] 196K, 6 с. (илл. Сарафанов)   (скачать) - Владимир Михайлович Марышев

Владимир МАРЫШЕВ
МИРНЫЕ ЛЮДИ

Фантастический рассказ

Музыка вдруг оборвалась, и какое-то время Олег обескураженно крутил головой, а потом над площадью раздался усиленный динамиками голос:

— Внимание! Парни с Четвертой наблюдательной засекли корабль-матку флибов. Время подлета уточняется. Юбилей колонии будет сокращен на два часа.

Музыка полилась вновь, и нарядно одетые танцоры как ни в чем не бывало закружили по площади.

«Что за черт», — подумал Олег и тронул за плечо стоящего впереди Габриэля. Тот повел широченными плечами, переступил с ноги на ногу и лишь затем обернулся.

— Слушай, Гейб, — сказал Олег, — кто такие флибы?

— Ну-у… — протянул здоровяк. — Это сленг, сокращенное «флибустьеры». Вооруженный до зубов сброд, который шатается по космосу и грабит колонии. Сам знаешь, у нас им есть чем поживиться.

Еще бы не знать! Основу мессенской экономики составляла торговля платиноидами. Новые месторождения открывались чуть ли не каждый месяц, а общие запасы никто не мог оценить даже приблизительно.

— Никогда не слыхал… Они опасны?

— Ну, от Земли с ее мощным флотом они держатся подальше. А вот такие, как мы, — лакомая добыча. Хуже всего, если они встречают сопротивление. На Аргосе устроили настоящий ад — из шести поселений уцелели всего два.

Олег был неробкого десятка, но при этих словах ему стало не по себе.

— Как вы думаете отбиваться? Обратились к кому-нибудь за помощью?

— Нет.

Олег прилетел на Мессению две недели назад. Узнал, что с толковыми биотехнологами здесь напряг, условия показались заманчивыми, вот и решил попытать счастья. Одно показалось странным — колонисты были чересчур беззаботны, словно дети на прогулке.

— Но это же нелюди, убийцы. — Олег словно вразумлял несмышленое дитя. — Или вы так и решили: никакого отпора, пусть грабят, лишь бы все были целы?

Габриэль и не подумал обижаться.

— Оружие у нас есть. Там. — Он ткнул пальцем себе под ноги.

Значительная часть колонии была упрятана под землю — генераторы, склады, ангары… Бродя по сложному лабиринту, Олег не раз натыкался на запертые двери без всяких знаков. Так вот что они скрывали…

«Подготовились, значит, — подумал Олег. — Да только оружие само не стреляет, без бойцов это просто груда железа. Таких миролюбивых людей я в жизни не встречал. Кто воевать будет? Этот пацан, что ли?»

Он посмотрел на отплясывающего метрах в десяти от них Энцо. Парнишку точно не волновали пираты.

— Настроение боевое? — раздался сзади голос неслышно подошедшего Сдобина.

Мэру очень подходила его фамилия. Кругленький, с пухлыми щечками и излишне полной нижней губой.

— Как самочувствие? — спросил он, щурясь от слепящего мессенского солнца. — Воевать доводилось?

— Я состоял в добровольной организации содействия армии! — отчеканил Олег. — И проходил военные сборы, когда случилась заварушка на Лауре.

Мэр в раздумье потеребил губу.

— Ясно. Будет правильно, если ты поедешь на свою биостанцию и погоняешь ее в усиленном режиме. Я хочу быть уверен, что она не подведет в сезон дождей.

— Но… — попытался возразить Олег.

— Иди, — вяло махнул рукой Сдобин. — И больно там не спеши. Даю пару суток.


Работы на станции оказалось невпроворот. Пока трудился, о происходящем в городе не думалось. Но в минуту отдыха тревога вернулась.

Не вытерпев, Олег вызвал Габриэля. Однако экранчик викома не развернулся в объемную картинку, а лишь выдал надпись: «Вход заблокирован». Олег с недоумением уставился на нее. Попытался связаться со Сдобиным, еще полудюжиной колонистов — тот же результат.

Виком сработал лишь после того, как Олег добрался до Энцо. Вспыхнувшая на экране картинка продержалась пару секунд, затем связь вырубилась. Но увиденного хватило, чтобы понять: в городе шел бой!

Обычно нежно-голубое небо Мессении сейчас портили вспышки лазеров, уродливые облака от разрывов ракет и темные точки маневрирующих боевых модулей.

Облетев космодром стороной, Олег приземлился на краю городской площади и выпрыгнул из флайера.

Город было не узнать. Тут и там возвышались башенки боевых систем. Каждые несколько секунд какая-нибудь из них оживала и выплевывала в небо языки пламени. Площадь пересекала цепочка воронок, в конце которой жарко пылала накрытая вражеским огнем башенка. У мэрии полностью разворотило второй этаж. Из окон соседнего дома валил густой черный дым.

Вдруг метрах в трех от флайера открылся ведущий под землю люк. Олег бросился к нему — и правильно сделал: над головой у него сверкнуло, и с неба полился огненный дождь.

Миновав изогнутый подземный коридор, он попал в большое помещение с экранами на стенах. Здесь находилось три-четыре десятка человек. Одни люди подходили, другие исчезали в туннелях, и все их перемещения подчинялись четко продуманному ритму. Лишь две группы перед экранами почти не двигались, и в одной из них Олег увидел Сдобина. Мэр водил рукой по сенсорной панели, и, повинуясь его пальцам, на виртуальной карте боевых действий вспыхивали условные знаки.

Олег подошел поближе.

— Ваша задача — держать семнадцатый. В случае чего поможем техникой, — говорил Сдобин одному из колонистов.

— Есть! — по-военному ответил колонист и направился к ближайшему выходу.

— Разрешите обратиться! — не вытерпел Олег, подстраиваясь под общий тон. — Я тоже хочу… дайте задание!

Сдобин повернулся, и Олег оторопел, увидев, насколько тот изменился. Глаза смотрели холодно и оценивающе, у рта появились жесткие складки, на щеках убавилось румянца, и даже губы, казалось, стали тоньше.

— На всякий случай оставайся поблизости, — сказал мэр и отвернулся — резко, совсем не в сдобинской манере давая понять, что разговор окончен.

«Чертовщина, — подумал Олег, отходя. — Что с ним? Что с остальными?»

Он пристроился к другой группе и уставился на экран.

Надо думать, пиратский корабль-матка принадлежал к тяжелому классу — об этом говорила целая гроздь выпущенных им боевых модулей. Камера приблизила один из них — свинцово-серый бочонок с двумя спаренными лазерными установками по бокам.

Внезапно модуль окутало облако взрыва. Судя по всему, защита выдержала удар, но тут же последовал еще один, и на этот раз бочонок вспыхнул и начал падать.

— Ух ты, — выдохнул Олег. — Чем это его?

Он не дождался ответа. У всей группы разом сработали викомы, и их хозяева, не говоря ни слова, потянулись к одному из туннелей.

Тут Олег разозлился по-настоящему. Колонисты отбивали вражескую атаку, каждый знал свое место, лишь ему, молодому здоровому мужику, не нашлось дела!

Он решительно подошел к Сдобину и заявил, что не отстанет, пока тот его куда-нибудь не определит. Кем угодно, хоть подавальщиком боеприпасов.

— Кем угодно… — Мэр устало потер лоб. — Тогда бегом на двадцать шестой пост! Там как раз нет оператора. Ныряешь вон в тот туннель, дальше — по указателям. Инструкцию найдешь на месте. Выполняй!

— Есть! — машинально ответил Олег.

Пост представлял собой маленький душный бункер. На одной из стен мерцал голоэкран, поодаль от него возвышался пульт управления с сиденьем оператора.

Из инструкции Олег узнал, что должен следить за обстановкой, фиксировать все существенные изменения и скармливать информацию компьютеру. Тот, обработав ее, выдавал на экран малопонятные таблицы и диаграммы. Их следовало сравнить с теми, что поступали с тридцать первого поста. Затем, если результаты в основном совпадали — отправить их на центральный пост.

Наблюдая воздушный бой, Олег видел, как полыхало в небе от пущенных колонистами ракет, как вражеские модули огрызались, нанося удар за ударом. Некоторые из них были такой силы, что в бункере вибрировал пол.

А яростная наземная битва развернулась к северу от города, где с десяток модулей сумели достичь поверхности и высадить десант. Две группы фигурок — флибы в темно-бурой форме и мессенцы в песочно-желтой — вели ожесточенную перестрелку. Олег укрупнил картинку и в одной из желтых фигурок узнал Габриэля, но тот сразу куда-то исчез — видимо, подкрадываясь к противнику, нырнул в подземный ход. Удивляло, как ловко он это проделал — при его-то комплекции!

Еще больше Олега поразил Энцо. Тот полз вперед — то медленно, вжимаясь в ноздреватый камень, то быстро, по-ящеричьи, словно просачиваясь сквозь узкие щели между валунами. Вот тебе и сопляк с ветром в голове!

Спустя несколько часов стало ясно, что вторжение захлебнулось. Десант флибов уничтожили, сбитые модули коптили небо дымовыми хвостами, а темные точки уцелевших таяли в облаках, устремляясь к кружащему на орбите кораблю-матке.

Вдруг послышались приближающиеся шаги. Дверь распахнулась, и в бункер вошел Габриэль.

Олегу показалось, что перед ним незнакомец. Даже взгляд изменился — в нем появилась какая-то сталь.

— Ты?.. — нарушил молчание Олег. — Ну, и как она… боевая задача?

— Выполнил, — ровно, буднично, как о совершенно рядовой работе, сказал Габриэль. — А ты что делаешь?

— Я? — Олег поднял брови, не понимая, зачем спрашивать очевидное. — Вроде как тоже выполняю…

— Боевую задачу?! — Габриэль смотрел на него с недоумением. — Но это же учебный пост! Экран настоящий, а пульт — имитация. Оператор ни на что не влияет. Информация уходит куда надо сама собой, в автоматическом режиме. — Он почесал затылок. — А, понимаю! Тебя сюда отправил главный — решил поберечь?

Какое-то время Олег переваривал услышанное. А переварив, разразился проклятьями в адрес Сдобина, который заставил его столько часов валять дурака.


…Потом они с Габриэлем сидели в кафе.

— Потери есть? — спросил Олег.

— Двенадцать раненых. Трое тяжелых, но медики говорят, что вытащат. У флибов сбито десятка два четырехместных модулей и почти столько же роботов.

— Слушай, — сказал Олег, — что это было? Как вы, черт вас побери, за один день научились кусаться?

Габриэль усмехнулся.

— Что это было, спрашиваешь? Всего-навсего ПМ.

— Как? — изумился Олег. — Психоматрица?!

— Она самая. — Габриэль завел руку назад и ткнул себе пальцем пониже затылка. — Вот здесь. У каждого. Этакий безобидный паучок, который почти постоянно находится в спячке. Его могут не будить годами. Но приходит день… Тогда паучка встряхивают, и… Остальное ты видел.

Психоматрицу создала лет тридцать назад группа земных ученых. Поначалу изобретение вызвало небывалый ажиотаж. Еще бы! Маленький чип внедряют под основание черепа — быстро и безболезненно. Он выпускает тончайшие щупики, те прорастают в нужные отделы мозга. И ты становишься талантливым конструктором, прекрасным дизайнером, искусным хирургом, мастером ратных дел… Причем в любой момент и на какое угодно время. Если чип стал не нужен — его нейтрализуют особым прибором. Вновь понадобился — активизируют. Сказка, да и только!

Однако эйфория длилась недолго. Вскоре выяснилось: активизированный чип не только превращает заурядного человека в профессионала, но и воздействует на его психику. Так резко, что, по сути, подавляет природный характер и подменяет другим.

Неожиданное известие раскололо землян на два лагеря. Планета забурлила, и решающее слово осталось за властью. И на «мозговых приставках» поставили крест.

— Но… — выдавил Олег. — Это же противозаконно!

Габриэль снова усмехнулся.

— Где мы, а где земной закон? У нас очень маленькая колония — каждая пара рук на счету. Содержать крупный отряд военных профи слишком накладно. Но если однажды по Мессении, как саранча, пройдутся флибы, уже некому будет рвать на себе волосы, что не приготовились их встретить. И мы приняли решение.

В воздухе повисла длинная пауза.

Олег представил в своей голове сучащего длинными ножками механического паучка, и его передернуло.

— Извини, я пойду, — сказал он и поднялся, не доев ужин.


Олег сидел на кровати, уперев подбородок в колени, смотрел на огромную мессенскую луну и размышлял.

«Завтра же улетаю, — решил он наконец. — Если останусь, рано или поздно мне имплантируют чип. До сих пор берегли, не торопили события, но долго так продолжаться не может. А мне никогда не привыкнуть к тому, что в мозгу поселится паучок и превратит меня в киборга, способного в любой момент заменить природную личность искусственной. Да, колонисты славно сражались, их есть за что уважать, но… Чип для них органичен, как рука или нога, они с ним свыклись, другой жизни не представляют. А я воспитан иначе, мне это дико, чуждо, противоестественно. От одной мысли, что в черепе обосновалось второе «я», можно свихнуться. Значит, надо бежать. И чем скорее, тем лучше…»

…Его разбудил зудящий писк викома.

— Быстро в убежище! — услышал он голос Габриэля. — Флибы возвращаются.

Олег рывком сел на кровати.

Как он не подумал о том, что вражеский корабль может повернуть обратно? Мессения — богатая колония, ее склады забиты дорогим металлом, готовым к отправке на Землю. Ради такого куша стоит повторить набег, не считаясь ни с чем.

— Ага, сейчас, господа хорошие, — пробормотал Олег. И вдруг предельно ясно осознал, что решение уже принято, больше ему не придется изводить себя, делая мучительный выбор. Он поднялся и, словно стыдясь того, что изменил своим убеждениям, нарочито грубо сказал:

— Слушай, Гейб, где у вас главный мозгоправ? Пусть вставляет мне в голову эту чертову штуку, да побыстрее. Воевать так воевать!


Художник Ю. САРАФАНОВ
X