Гадательные книги в дореволюционной России

Аватар пользователя STAR-MAN

Девичья игрушка, которою могут заниматься и мужчины

Автор: Мария Нестеренко

Почему девушкам, гадающим на суженого, вместо кофе следует употреблять пивной суп и почаще молчать? В канун Рождества «Горький» рассказывает о гадательных книгах XVIII–XIX веков: мы выяснили, как узнавали будущее по трагедиям Сумарокова, как решали с помощью гадательных пособий финансовые проблемы, а также поинтересовались, гадали ли мужчины наравне с женщинами.

В России XVIII–XIX веков существовало множество способов гадания, чтобы узнать будущее. Некоторые из них перечисляет Жуковский в знаменитой балладе «Светлана»:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили;
В чашу с чистою водой
Клали перстень золотой,
Серьги изумрудны;
Расстилали белый плат
И над чашей пели в лад
Песенки подблюдны.

Гадание было любимым занятием женщин разных возрастов, но особое значение оно имело для молодых девушек. Гадали преимущественно на Святки и на Ивана Купалу молодые крестьянки, мещанки и их сверстницы дворянского происхождения. Сохранилось множество мемуарных свидетельств о том, как это проходило: «Но дороже всего этого были для нас святки…. „Что ж, девки, — говорила няня, — пора бы запевать”; и вдруг возвышался какой-нибудь тонкий голос; другие подхватывали хором, и раздавалась песнь о красной девушке, поджидавшей милого дружка. Тут начиналась пророческая роль петуха: из чьего кольца он начинал клевать зерна, той судьба сулила в будущем жениха по сердцу и счастливый брак. Следовали и другие песни, гласившие о почестях и о богатстве, и петух точно так же предвещал кому следовало и богатство, и почести» (Е. Новосильцева); «Она любила гадать на Рождество — гаданье она не считала предрассудком. Вместе со своей горничной она выливала олово или жгла бумагу на подносе, а потом смотрела, какие из олова или из жженой бумаги выходили на тени фигуры. Выходили всегда офицеры с султанами, в санях или в колясках, а вдали церковь. И горничная всегда замечала барышне: „Вот, барышня, вы уж непременно выйдете нынешний год замуж за военного”. Однако пророчество горничной не сбывалось» (И. Панаев, «Барышня»).

Большой популярностью пользовались всевозможные гадательные книги, которые начали распространяться в России во второй половине XVIII века. Само по себе гадание по книге отнюдь не явление нового времени, вспомним Владимира Мономаха, обращавшегося «в печали» к Псалтыри: «И, отпустив их, взял Псалтырь, в печали разогнул ее, и вот что мне вынулось: „О чем печалишься, душа моя? Зачем смущаешь меня?” и прочее. И потом собрал я эти полюбившиеся слова и расположил их по порядку и написал».

Если в других видах гадания человек должен разглядеть и растолковать некие символы, то здесь он проецирует на свою жизнь слова из того или иного текста.

Гадательные издания подразделяются на отдельные группы. Есть, например, пособия по карточным гаданиям. Исследовательница гадательных книг Фейт Вигзелл считает, что это занятие было женским эквивалентом игры в карты. В «Книге судьбы Листы Самбеты» (1838) сообщалось, что гадание на картах «это почти занятие одних женщин. В редком доме которая-нибудь из них не гадает и редкая девушка не раскладывает карт и не умеет сама их толковать». Книги-оракулы предлагали ответы на конкретные вопросы, их особый подвид — «Книга судьбы» или «Колесо Фортуны». Читатель должен был бросить зерно, кости, восковые шарики на круг, чтобы получить ответ на вопрос. Желающие могли предсказать свое будущее с помощью астрологии. Одна из самых популярных — книга «Астрономический телескоп» (1804), выдержавшая множество переизданий. И, конечно же, сонники. Здесь бесспорным фаворитом был сонник Мартына Задека: «Древний и новый всегдашний гадательный оракул», переведенный с немецкого языка в России в начале XIX века. Задека — вымышленное лицо, однако этот сонник стал чрезвычайно популярным. Именно ему отдавала предпочтение пушкинская Татьяна:

Но ни Виргилий, ни Расин,
Ни Скотт, ни Байрон, ни Сенека,
Ни даже Дамских Мод Журнал
Так никого не занимал:
То был, друзья, Мартын Задека,
Глава халдейских мудрецов,
Гадатель, толкователь снов.

Первые из книг — «Новой гадательный способ: Переведен с арабского языка» (1765), содержавший таблицы двенадцати зодиакальных знаков, 48 вопросов о будущем и 576 ответов; «Куриозное и краткое изъяснение любопытства достойных наук физиогномии и хиромантии», объяснявшее, как предсказать будущее человека по строению его лица и рук. Эти издания, а также последующие книги подобного рода были широко распространены: «Типография Московского университета, выпустившая первые десять гадательных книг на русском языке в 1765–1779 годы, вероятно, с их помощью решала финансовые проблемы», — пишет литературовед Татьяна Абрамзон. XVIII век — эпоха Просвещения, но интеллектуальная мода не всегда и не везде усваивалась равномерно, поэтому нет ничего удивительного в том, что такой специфический род литературы быстро обрел популярность.

Даже великий поэт Александр Петрович Сумароков отдал дань этому жанру: в 1774 году он выпустил «Любовную гадательную книжку», выбрав из шести своих трагедий любовные стихи «для загадывания в любви ко препровождению времени». Употребление «оного загадывания учреждено так: одну костку надобно бросить; так она покажет одну из шести глав: потом бросить обе костки: и что ляжет, против того числа, заглавное число стихи те укажет, которые загадыванию отвечают». Книга пользовалась успехом среди читателей, а вот «критики и филологи предпочитают либо помянуть словом снисходительным, либо не говорить вовсе» (Т. Абрамзон).

Гадательные книги, как и в целом разнообразные гадания, были частью женской повседневной культуры. Как правило, гадание связывалось с будущим замужеством. В анонимной повести «Святочный подарок молодым девицам, или выйду ли я замуж» сообщается: «Святки! Святки! Недаром вас ждут с таким нетерпением молодые девушки… свадьба — общий вопрос». Некоторые издатели гадательных книг прямо делали акцент на том, что их продукция в первую очередь предназначена для женщин: «Девичья игрушка, которою могут заниматься и мужчины, или Пукет цветов не для грудей, а для сердца» (1791); «Дамский альбом, или гадательная книжка для увеселения и забавы» (1816). «Девичья игрушка» была составлена Петром Ивановичем Богдановым и напечатана в его же типографии. Название отсылает к сборнику неподцензурных стихов, начавшему распространяться в списках в семидесятых годах XVIII столетия и приписываемому Ивану Баркову (туда входили стихи и других авторов).

В конце XVIII века появился поджанр гадательных книг, которые таковыми по существу не являлись. В них под видом ворожбы и предсказывания будущего молодым девицам давались советы насчет здоровья, правильного питания и поведения. Так, например, в одной из них «Календарь на 1799 год. Старого цыгана, ворожеи, угадчика. В пользу и увеселение молодых молодушек и красных девушек» уже первая фраза задавала тон всей книге: «Ты домогаешься, сударыня! Знать будущее, а между тем столь беспечно губишь настоящее время. Научись прежде употреблять себе в пользу сие; тогда открою я тебе то».

Например, вместо руководства по гаданию на кофейной гуще девушкам предлагалось воздержаться от неумеренного употребления этого напитка: «Да, моя дорогая, я умею ворожить и на кофеи! Вылей его, помахай чашкою хорошенько; и услышишь чудеса: ба! Шесть, восемь больших чашек каждый день очень много! Если ты хочешь быть здорова, и если надобно, чтоб бледные щеки опять подобно розанам цвели, то пей в день только одну, а по крайней мере обыкновенные чашки. Но если ты хочешь принять за благо совет неложного ворожеи, то впредь употребляй для завтрака своего хороший пивной суп. Сия пища укрепляет слабый желудок, расстроенный маслом кофея». Также девушкам предлагалось чтить родителей, учиться вести домашнее хозяйство, быть скромными и поменьше болтать, а то замуж не возьмут: «Молчаливость есть краса женщины, а болтливость такой порок, который всеми вообще людьми ненавидим, даже и самыми болтуньями нетерпим в других. Остерегайся последней; а инако не замедлит наступить то время, когда неугомонный твой язык наболтает великое несчастье; слово хотя не воробей, а выпустишь, не схватишь. Но я надеюсь, что мое тебе увещание не тщетно; и тогда наградою твоею будет то, что два семейства поживут доле в добром согласии. Лучше житии во углу непокрытом, неже в храмине общей с женой клеветливою. Тако глаголит порфироносный мудрец Соломон». На назидательный тон книги указывает уже подпись к рисунку на титульной странице: «Бедняжка! Ты очень несчастлива. Природа дала тебе руки, а охоты к работе нисколько».

Фейт Вигзелл задается вопросом: «Мужчины просто издавали гадательные книги для женщин или сами тоже пользовались этими изданиями?» — и приходит к выводу, что второе предположение более вероятно. Однако «когда волна интереса к гадательным изданиям со стороны образованных молодых людей, переживших влияние романтизма в 1820–1830-е спала, эти книги остались уделом женщин и низших сословий».

Гадательные книжки пользовались популярностью на протяжении всего XIX века — несмотря на попытки просветителей бороться с ними. Так, например, Екатерина Степановна Некрасова, исследователь литературы и один из инициаторов создания в Москве Высших женских курсов, называла подобные издания «безобразной подворотной ерундой». К 1917 году издание гадательных книг было прекращено.

Источник

Комментарии

Аватар пользователя STAR-MAN

Вижу что никого не интересует тема. Никому не нужно подборки лепить.

Ладно, потом снесу или переименую на что то толковее. Если никто не поддержит.

X