Последний час надежды (fb2)

Константин Бояндин
Галлия - 1
Последний час надежды [СИ] 2033K, 493 с.

Добавлена: 01.05.2011

Аннотация

Когда несколько версий реальности сосуществуют одновременно… когда невозможно понять, что же связывает тебя с человеком… когда времени так мало, чтобы успеть спасти тот небольшой мир, что вокруг тебя…




Впечатления о книге:  

Grun про Бояндин: Последний час надежды [СИ] (Научная фантастика, Самиздат, сетевая литература) 02 11
Очень старался вникнуть в мир персонажей. И, наверное, перестарался – выкинул бы эту книженцию в окно, если бы она была у меня в руках. Честно дотерпел до 28%, с самого начала автозаменой вычистил «Доминик». Хоть убей – раздражает, когда так изгаляются над персами посредством имен. Ну назвали бы изящную девушку Топор – потом конечно станет ясно, что тем самым попытались наделить ее внутренней силой. Только «дружить» с Топором лично мне невмоготу.
Интрига умирает не успев ожить. Скоро событий становиться так мало, что не понимаешь, зачем читаешь. Ради бытового мусора? Ради фантастических возможностей, которые ГГ воспринимает индифферентно? Увеличение количества поцелуев снижает эффект от восприятия оных до нуля. Фантастически описанный секс – ничто, если это просто дежурная сцена, которая не несёт смысла и трансформации отношений/персов.
Но больше всего возмущает ГГ. Ведь повествование идет от его лица. Это просто комбец какой-то! Немотивированный слабовольный тормоз, эгоист (после взрыва даже не вспомнил о Шарли и пр.), безынициативный, но самое важное – тряпка. Никакой гордости, никакого стрежня. Сколько бы автор ни выдумывал обстоятельств, чтобы оправдать его «бессилие» – всё не в тему.
Обидно это. Ведь «Пламя заката» и «Муза киберпанка» приятно удивили. Показали, что не нужно изобретать что-то необыкновенное, чтобы создать интересный мир и персов. Отличный подход в психоаналитике.
А вот «Этап» показал – автор хочет заинтересовать якобы оригинальными мирами и приключениями. А тут бац! И общий слив фантазии. Весь американский кинематограф обмусолен и беспорядочно вывален на читателя. Во рту привкус резины.


Прочитавшие эту книги читали:
X