Лев Толстой. «Пророк без чести»: хроника катастрофы (fb2)

Георгий Ореханов, протоиерей
Лев Толстой. «Пророк без чести»: хроника катастрофы 6M, 569 с.
издано в 2016 г.
Добавлена: 24.10.2019

Аннотация

«И снова Лев Толстой и его конфликт с Церковью, сколько можно?!» – скажет читатель, вяло листая книгу, – и будет не прав. Есть конфликты в истории, к которым человечество возвращается время от времени – не потому, что открылись новые факты, а потому что на новом витке жизни старый конфликт неожиданно наполняется иным содержанием и требует иного толкования и иного анализа. Меняется общество, ломаются традиционные представления – не говоря уже о взглядах отдельного человека. И сейчас, когда Церковь стала занимать заметное место в общественной жизни и в сознании многих людей, вопрос: за что же ее так невзлюбил великий русский классик, невзлюбил настолько, что, забросив творчество, встал один на один в борьбе с нею – требует ответа на уровне нашего сегодняшнего понимания. Ответа не однолинейного, как в компьютерной игре: кто был прав, кто победил в этой борьбе – а сложного, обращенного в многослойную культуру прошлого и дающего сегодня почву для личного выбора.
Поэтому тема «Толстой и Церковь» вернулась в нашу литературу. Новая книга проректора Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерея Георгия Ореханова безусловно привлечет внимание тех, кому небезразличны пути как общественного, так и личного духовного возрастания.




Впечатления о книге:  

stepanko про Ореханов: Лев Толстой. «Пророк без чести»: хроника катастрофы (Религиоведение, Языкознание, Биографии и Мемуары, Документальная литература) 25 10
Для представителей "интеллигенции" - читать в обязательном порядке. Для того, кто желает хоть немного понять личность Толстого - тоже. Почему? Хотя бы потому, что как сказал автор: "О большинстве критиков Л. Толстого очень часто никто не помнит и никто их не читает.".
К Толстому у меня отношение как и к подавляющему большинству любых творческих личностей - двоякое. Ну не могу я, как восторженные фанатики авторов их творчеством измерять их личность! Я уже здесь в библиотеке приводил два примера - Шевченко и Лермонтова. Два отличнейших автора, но как личности... И третий, "классический" пример этого - Толстой. Отличный автор художественных произведений, но во всем остальном... Классический образец барина-интеллигента своего времени. А такие образцы хорошо описаны в литературе. Их мечты и идеи - с одной стороны громадны и высоки, а с другой - оторваны от жизни, и не исполнимы на практике. Типа, чтобы улучшить все в забитом русском селе - построить мраморный мост с "этакими" греческими статуями через пруд. С одной стороны - высокие страдания и слезы о темном, забитом крестьянстве, с другой стороны - мелочные свары и суды с тем самым крестьянством по поводу того, что крестьянский скот зашел на убранное поле без дозволения барина. Русская барская интеллигенция - всегда "высокоумная" и оторвана от жизни народа, за который она "морально страдала" за рюмочкой кларета около камина. Поэтому всегда действия таких "страдателей за народ" тем самым народом характеризовались просто - "чудит барин"., сейчас говорят - "х..... страдает". А о том, что действительно чудит и страдает - критерий один: теория проверяется практикой.
Словом, вспоминается фраза и книги "Рейдер" Михеева: "Нет предела человеческому маразму и интеллигенция — пророк его."
И поэтому в этом разрезе понятно отношение Толстого к Церкви, как яркого представителя русской барской интеллигенции, у которой в голове всегда было ( и есть) столпотворение идей "об высоком и хорошем" (как они это понимают), напрочь оторванное от действительности и практики. Так что в ситуации с Толстым на 100% верны слова: "Человек приходит в Церковь чтобы изменить себя, а интеллигент приходит в Церковь, чтобы изменить ее под себя". И Толстой "ломает" не просто Церковь под себя, он "ломает" саму суть христианства - подгоняя Христа под прокрустово ложе своих идей и представлений, что в результате приводит к тому, что даже по религиеведческому определению христианства становится понятно, что никакого отношения к христианству религиозное учение Толстого не имеет.
Оценка: хорошо

2 оценки, 4 и 1, среднее 2.5

X