Немезида (fb2)

Филип Рот Переводчик: Леонид Юльевич Мотылев
Немезида [Nemesis ru] 458K, 140 с.
издано в 2011 г. АСТ/Астрель в серии Corpus [roman]
Добавлена: 17.12.2011

Аннотация

Филип Рот хорошо известен российскому читателю по роману "Людское клеймо" и его экранизации ("Запятнанная репутация", 2003) с Энтони Хопкинсом и Николь Кидман в главных ролях. История, рассказанная в «Немезиде», при всей бесхитростности сюжета сродни древнегреческой драме. Главный герой книги — Юджин Кантор, по прозвищу "Бакки" (Бычок), — энергичный, решительный двадцатитрехлетний тяжелоатлет и метатель копья, всеобщий любимец. Он, учитель физкультуры, заведует летней спортплощадкой, где каждый день бок о бок с ребятами играет в софтбол. Если бы не плохое зрение, Бакки давно бы уже был в действующей американской армии, ведь шел 1944 год. То лето в родном Ньюарке выдалось как никогда жаркое, когда на город обрушилась страшная эпидемия полиомиелита, ежедневно уносившая жизни детей. Исполненный сознания долга, он пытается защитить своих учеников все безуспешно. Страх и паника, страдание и злость на несправедливость мира приводят несгибаемого Бакки в замешательство. Ему пытается прийти на помощь его возлюбленная, но тут его настигает неумолимый рок…




Впечатления о книге:  

sibkron про Рот: Немезида [Nemesis ru] (Современная проза) 17 12
Многие боятся думать, что мир можно изменить.
Мир не такое уж дерьмо.
Но это нелегко признать тем, кто привык к тому что есть.
Они не хотят ничего менять, они поднимают лапки.
И тогда они… проигрывают…
Фильм "Заплати другому"
Действие романа происходит в 40-х - 50-х. Вакцина от полимиелита еще будет придумана через одиннадцать лет. Но как выжить детям именно сейчас, перед угрозой невидимым врагом? Болезнь косит детей одного за другим. Так как герой оказывается в эпицентре, то перед ним встаёт вопрос: как может быть Бог одновременно творцом и злодеем.
"Трудно сказать, что он имел в виду. Может быть, то, что он — теологическая загадка? Не была ли его картина мира упрощенной версией доктрины гностиков со злым Демиургом, создателем всего и вся? С представлением о божественном начале, враждебном человеку? Надо признать — то, что говорил ему опыт его жизни, нелегко было сбросить со счетов. Только злодей мог сотворить полио. Только злодей мог сотворить Хораса. Только злодей мог сотворить Вторую мировую войну. Просуммируй все — и злодей окажется наверху. Злодей всесилен. Насколько я мог понять, Бакки представлял себе Бога всесильным существом, о чьей природе и целях следовало судить не по сомнительным библейским преданиям, а по неопровержимым историческим данным, собранным за человеческую жизнь, прожитую на нашей планете в середине двадцатого века. Всесильный Бог, по его понятиям, соединял в себе не три ипостаси, как в христианстве, а две: чокнутого мудака и злого гения.
Моему атеистическому уму идея такого Бога показалась, безусловно, ничуть не более странной, чем вера миллиардов людей в другие божества; что до бунта Бакки против Него, этот бунт просто потому, на мой взгляд, был нелеп, что в нем не было нужды. Того, что эпидемия полио среди детей Уикуэйика и в лагере Индиан-Хилл была трагедией, Бакки не мог принять. Ему надо было преобразить трагедию в вину. Увидеть в случившемся некую необходимость. Была эпидемия — значит, надо найти причину. Почему? — спрашивает он. Почему? Почему? Бессмысленно, случайно, абсурдно, трагично — нет, этого ему недостаточно. Быстро размножающийся вирус — этого ему недостаточно. Он отчаянно ищет более глубокую подоплеку, этот мученик, этот маньяк "почему", и находит искомое либо в Боге, либо в себе, либо в мистическом, таинственном и ужасном единстве этих двух губительных сил. Должен сказать, что, при всем моем сочувствии к человеку, чью жизнь испортило стечение бедственных обстоятельств, считаю это всего-навсего глупой заносчивостью — не заносчивостью воли или желания, а заносчивостью фантастической, детской религиозной интерпретации. Мы слыхали подобное раньше и наслушались уже вдоволь, пусть даже теперь это высказывал такой глубоко порядочный человек, как Бакки Кантор."
Книга о вине, о величайшем поражении человека. Человек озлоблен на Бога и на себя, но почему он не дает выбора своей любимой девушке? Самопожертвование или поражение? По мне так то, что сильный человек сдался, убежал и есть величайшее поражение. Роман великолепен.
Оценка: отлично!

2 пятёрки
Прочитавшие эту книги читали:

X