Набат (fb2)

Александр Иванович Гера
Набат 2M, 527 с.
издано в 1998 г. АСТ/Астрель
Добавлена: 11.12.2014

Аннотация

Этот роман, написанный живым, образным языком, трудно отнести к жанру политического триллера, детектива или антиутопии, хотя в нем присутствуют все элементы этих жанров. Роман реалистичен, герои его узнаваемы, события предсказуемы, и читается он на одном дыхании. Будущее и настоящее, прошлое и виртуальное настолько сплелись в остросюжетную нить, что трудно отделить вымысел от истины. Это роман-предупреждение. Это НАБАТ.




Впечатления о книге:  

Joel про Гера: Набат (Альтернативная история, Детективная фантастика, Политический детектив, Триллер) 16 12
Забавная книжка, так сказать "концентрированный бред шизопатриота-черносотенца, неудержимого борца с иудейско-рептилоидной оккупацией Великой Святой Руси". Неудивительно, что многие не смогли продраться через больные фантазии автора, который перед смертью хотя бы литературно пытался "спасать Россию" (или что там у него было в его воспаленном сознании). Однако, тут есть и интересные моменты.
-
— Папа, ты должен мне помочь. Это мой друг, и я не хочу, чтобы трепали его имя, — услышал Судских и сконфузился. — Сделай так. Я хочу!
— Сын, ты толкаешь меня на святотатство!
— Папа, не говори того, что тебе несвойственно! Ты ведь не «Возрождение» собрался писать.
— Я хороший человек, а твои дружки — мерзавцы!
— Я твой сын. И это главное.
— Но куда ты меня толкаешь?
— Никуда я тебя не толкаю. Порешай, как ты любишь выражаться, концепцию и топай к генсеку. Подсказал ему мелиорацию, подскажи и маленькую победоносную войну в Афганистане. Папа, ты только скажи ему, что нам пора ножки мыть в Индийском океане. Скажи, весь порабощенный мир умоляет вождя и первого ленинца возглавить поход под знаменем мировой революции. Пора, папа, засиделись…
— Что ты говоришь! Что ты говоришь! — Кресло стало продавливаться энергичнее, подлокотники сморщились от сжатия.
— Что слышишь, — открылась дверь холодильника, и джин из бутылки забулькал в стакан.
— Да как ты мог посягать на святость!
Джин единым всплеском исчез.
— Ой, опять ты Божий дар с яичницей путаешь!
— Афганистан — первая страна в мире, признавшая СССР!
— Признали? Хорошо. Теперь мы им принесем блеск зари пробуждения на своих штыках. А если ты такой святой, зачем голеньких девочек в замочную скважину разглядываешь? Может, тебе сосок-профессионалок нанять? Не стесняйся, я выберу лучших.
— Гос-по-ди! Это мой сын! Это мой сын!
— Правильно, папа. А разговор о моем друге, который в беде.
— Вы уроды! Из-за дерьма готовы отца родного продать!
— От урода слышу. Папа, давай проще. Лёнька тебя любит и прислушивается. Поэтому ты помаракуй и создай новую советскую доктрину о хождении за три моря.
— Если ты любишь упрощать, зачем такая усложненность?
— Почему не я Лёнькин советник? Где б мы были!
— В наркоте и разврате! В рабах и развалинах!
— Вот там и оставайся. А я хочу жить нормально. Все вы коммунистическим мирром мазаны и громоздите одну ошибку на другую. Так сделай еще одну во благо сына.
— Но зачем, зачем?
— Папа, ты дурак, но я тебе все популярно обскажу.
— Не хочу!
— Папа, не надо так. Иначе я маме скажу, что ты развлекаешься с дочкой твоего зама, а ей всего двенадцать лет.
— Да она развращена почище ее матери!
— Дети идут дальше родителей. А хочешь, я тебе про сестренку расскажу? Ты ведь ее к Лёньке посылал…
— Прекрати! — Кожа на сиденье дернулась слева направо.
— Тогда слушай. Самые большие деньги в наше время намываются самым грязным способом — наркотой. Но даже самый узенький ручеек давно контролируется другими. Нас туда не пускают и не подпустят. Что надо сделать? Правильно. Ты самый умный мелиоратор: надо прорыть канал и запустить золотоносный поток по этому руслу. Назовем его каналом имени Ленина. Он, кстати, очень сморчками баловался, импотенцию, как и ты, заработал на воображалках. Так вот, вторжение в Афганистан под любым предлогом даст возможность построить желанный канал. Тебе — красный орден за теорию, мне — зеленый навар за практику. А польза стране? Скольких изможденных водкой пацанов утешит наш товар, а? Ширнулся — и счастлив. Хочешь быть рыцарем без страха и упрека, отправляйся на войну.
— Сын, но при чем тут война? Зачем такие нагромождения?
— Ага, ты уже торгуешься, — новые бульки джина в стакан, одним всплеском долой. — Это здорово, папа, берем тебя в долю. Ты на охоту как добираешься?
— На какую охоту?
— На сайгаков, к примеру? Вертолетом? А вертолеты со звездочками, а военных ни одна штатская швабра не проверяет. Вот и вывоз.
— Я не стану заниматься этой грязью.
— Правильно, папа. Это не твое занятие. Тебе цветочки, нам ягодки. Но операцию в твою честь назовем… «Черный тюльпан». Ты ведь уважаешь свой новый унитаз из черного оникса?
— Скажи мне, сын, скажи честно, ты тоже замарался?
— Я бы не расставлял акценты в таком ключе. Мой дружок задолжал своим американским дружкам более полумиллиона баксов. Его прижали: если должок не взыщат, в ГэБэ станет известно о проделках его папы. А это отставка, Лёнька не любит аморальщиков. Тогда он пришел ко мне и сказал: если я не помогу ему, станет известно о моем папе. А мой папа — самый любимый и умный, поэтому я пришел к нему со слезами жалости.
— Какая жалость! — Передернулась кожа на сиденье кресла.
Судских выслушал всю беседу, хотел было уходить, но голос, знакомый уже по квартире на Кутузовском, заставил его слушать дальше:
— Таким образом, после провала модернизации флота нужна сухая война… Учитывая ситуацию в Афганистане, революционное брожение, мы можем твердо надеяться на присоединение еще одной советской республики к дружеской семье народов СССР.
Судских затряс головой от возмущения. Послышался звук, словно кто-то перематывал пленку, не выключив звук магнитофона. Он замер, и снова Судских услышал голоса из квартиры на Кутузовском:
— Поздравляю, папа! Ты гений! Ты гений и стратег!
— Как мне больно, сын, что ты связан с наркотиками…
— Папа, твой сын их не употребляет. Сыну нужны деньги, а деньги не пахнут. Пойми, чем больше сдохнет быдла от наркоты, на войне ли, тебе же легче будет управлять этим сбродом!
— А ты уверен, что мы выиграем эту войну?
— Вы? Папа, не хочу тебя обижать, но войны выигрывают не импотенты, а крепкие душой и телом воины. Я, например.
— Ты растлен. Какой ты воин?
— Я тайный воин, папа. В этой стране побеждают только такие.
— Ты шш-шпион?
— Это не твое дело, папа. Придержи язык.
— Да я!.. Я…
Голос Копеляна за кадром: «Нескончаемая вереница людей к гробу покойного, большую утрату понес весь советский народ…»
-
Ахахах, комми как всегда в своём репертуаре )))
-
Двойка, конечно. Но фантазии интересны, да. Там в конце Россиюшка изгнала рептилоидов, перешла на ведическую веру и такой же календарь, расшифровав наконец-то Библию (кстати, зачем? Это ж вроде как рептилоидное творчество? Ну да ладно), реализовала "Апокалипсис" Иоанна Богослова, и начала получать технологии напрямую от Птаага и господа Иисуса Христа, а ГГ стал ангелом Господним за земле, светлым князем-генералом с персональным ангелом Тишкой на подхвате. Ну, вы поняли )))))
Оценка: плохо

gruin про Гера: Набат (Альтернативная история, Детективная фантастика, Политический детектив, Триллер) 07 11
Написано заумно, рассуждения о ррелигии, скрижалях, священик еврей обнаружил имя иисуса, ничерта не понятно. Автор сбрендил.
Оценка: нечитаемо

3 оценки, от 2 до 1, среднее 1.33

X