Коллекция / Текст


Сортировать по: Показывать:
Коллекция / Текст
Мерлин [Merlin ru] 158K, 71 с. (пер. Никитин) - Рио
Модильяни 963K, 218 с. (пер. Зингер, ...) - Паризо
Осколки 5M, 196 с. (пер. Дадян) - Беккет
leo627 про Зеркалов: Евангелие Михаила Булгакова (Публицистика, Литературоведение) 20 08
Книга для тех, кто хочет разобраться в евангельских событиях без религиозных и прочих спекулятивных наслоений. Вернее, разобраться-то не удастся, но получить богатую пищу для размышлений и выработать своё мнение об этом - да. Убеждаешься, что булгаговский "МиМ" не только взрыв мистицизма, но и серьёзное историческое исследование - не даром его Булгаков столько лет писал. И да, "МиМ" для полноты впечатления придётся следом перечитать.
Оценка: отлично!

Anonimice про Киньяр: Секс и страх [Le Sexe et l’Effroi ru] (Культурология, Эротика, Секс, Эссе, очерк, этюд, набросок) 17 06
Автор великий путаник и выдумщик не меньший. Книжка гораздо больше отражает его фантазмы, чем какие-либо исторические реалии. А жаль; что нибудь серьёзное о римской сексуальной культуре было бы интересно почитать.

Ser9ey про Киньяр: Секс и страх [Le Sexe et l’Effroi ru] (Культурология, Эротика, Секс, Эссе, очерк, этюд, набросок) 17 06
Древние еблись как хотели и что хотели, и патаму никаких психических травм.

sibkron про Киньяр: Секс и страх [Le Sexe et l’Effroi ru] (Культурология, Эротика, Секс, Эссе, очерк, этюд, набросок) 17 06
"Секс и страх" - самое известное эссе Киньяра, свежий взгляд на историю римлян, морали, тела и эротики.
Сам автор вкратце сформулировал тематику своего исследования:
Я хотел осмыслить восемь особенностей сексуальной стороны римского менталитета: fascinatio Фасцинуса; ludibrium, свойственный римским зрелищам и книгам-satura; «животные» метаморфозы и их противоположность (антропоморфные романы); возросшее число демонов и богов-посредников в тройном анахорезе (эпикурианском, затем стоическом, затем христианском); уклончивый, а потом застывший взгляд; запрет на фелляцию и пассивность; taedium vitae, переходящее в acedia; и, наконец, превращение того, что называлось castitas, типичного явления для матрон времен Республики, в самоограничение мужчин — анахоретов христианства. Все эти темные понятия мало-помалу проясняются, если их проверить словом «страх».

Автор связывает историю римлян с современной историей. Идеи о том, что дохристианский Рим является изобретателем меланхолии, культа убийства и пуританства выглядят внове. Раннее, рассуждая, на тему современной морали я предположил наиболее вероятным связать её с распространением христианства, в том числе и зарождение. Киньяр довольно убедительно объясняет, что христиане присвоили себе первенство в этом вопросе у римлян:
Таким образом, между эпохой Цицерона и веком Антонинов сексуальные и супружеские отношения претерпели изменения, совершенно независимо от какого бы то ни было христианского влияния. И метаморфоза эта произошла за сто или более лет до распространения новой религии. Христиане приписали себе заслугу новой строгой морали, которая на самом деле оформилась во времена Римской империи, при императоре Августе и его зяте Тиберии.
Христиане причастны к изобретению христианской морали не более, чем к изобретению латинского языка: они просто приняли и то и другое, как будто это заповедал им Бог.

Современные люди имеют множество способов подавления животных инстинктов и защиты своего хрупкого мирка, у древних римлян же наиболее действенным способом был страх:
Зрелище неприкрытого совокупления людей всякий раз вызывает у нас крайнее возбуждение, от которого мы защищаемся либо похотливым смешком, либо пуританским возмущением.
Древние римляне, начиная с правления Августа, избрали для себя средством зашиты страх.

Хорошо это или плохо, трудно судить. В рамках новой морали мы стали закрепощенными, отношение к сексу стало схематичным и искусственным (искренние отношения заменились их симулякрами, как романе Уэльбека "Платформа"). Несомненно многое может показаться сейчас варварством: дионисийский культ и культ фасцинуса, сексуальные отношения с детьми, др. Но стали ли мы более свободными? Освободились ли от страха? Думаю, нет.

sibkron про Нотебоом: Красный дождь [Rode regen] (Современная проза, Путешествия и география) 06 05
Небольшой сборник Нотебоома. Представляет из себя смесь философской и культурологической эссеистики и автобиографических заметок путешественника. В фокусе зрения автора: время, пространство, одиночество, культура, свобода. В числе героев книги друзья Нотебоома, из более известных - Хюго Клаус, Харри Мулиш, Рюдигер Сафрански. Из наиболее часто упоминаемых также известные соотечественники Виллем Фредерик Херманс и Герард Реве.
Интересно упоминание о постоянном перечитывании романа "Филип и другие" Рюдигером Сафрански. Меня это произведение на столько не впечатлило, но, не исключаю, что это из-за неблизости опыта путешественника. У европейцев, наверное, каждый второй или третий путешествовал по странам автостопом. Для нас же поездка на велосипеде из Сибири в Сочи моего знакомого была в диковинку.
Автобиографию Нотебоом склонен мистифицировать, из-за чего могут возникать неточности в заметках. Для автора более важно художественное изображение, а насчет прошлого он довольно точно отметил:
Подобно Серене* из романа, который я так никогда и не прочел, мне пора понять, что прошлое, даже свое собственное, можно только сочинить.
*Серена - Героиня романа «Серена» американского поэта и писателя Рона Раша (р. 1953).

Isais про Рассадин: Умри, Денис, или Неугодный собеседник императрицы (Биографии и Мемуары, Литературоведение) 30 03
Книга - о Денисе Фонвизине. Казалось бы, что может быть дальше от России XXI века, чем назидательные мудрствования его комедий, изложенные неудобь-понятной офранцуженной деревенской речью; Бригадирша, Простакова, Скотинин, Стародум - всё, все устарели (лишь Митрофанушка в корне своем неистребим!).
Но, оказывается, Фон-Визин был государственный муж, госслужащий, один из чиновников высшей администрации, составлявший, вместе со своими начальниками Елагиным, а затем Паниным, скрытый противовес, тихую оппозицию матушке-государыне. Он наравне с другими политиками обдумывал общественную философию, проектировал новое, лучшее государственное устройство, сравнивал западные монархии с российской, зарубежное жизненное благополучие с русским (и не в пользу Запада), рассуждал о непременных законах человечества и критиканствовал, порицая французских просветителей... Быть умным, дельным и государственным человеком в его время значило творить законы общества и содействовать их улучшению - и это было последнее время в России, когда литераторы честно служили государству.
Ст. Рассадин подробно рассматривает и обсуждает взгляды чиновника XVIII века, сообщает о развитии этих идей, тенденций, исторических действий в XIX веке ...и незаметно, непреднамеренно они соотносятся с тенденциями и событиями конца XX - первых десятилетий XXI века, отзываются эхом современности:
* Как смотреть на Россию и на Запад;
* до каких пределов честный человек должен идти вместе с властью;
* насколько позволительно обманывать себя благими целями;
* что можно простить государственным лицам ради блага страны;
* как просвещенный государь под восторженные рукоплесканья перерождается в деспота;
* как из "русского Гамлета", имевшего человеколюбивые намерения, воспитан полубезумный тиран;
* может ли мораль преодолеть государственные интересы;
* как первое нарушение законности высшими лицами государства "не может не породить второго, второе — третьего, сотое — тысячного...";
* что группа, наделенная правами, но не обремененная обязанностями, - неустойчивая и кратковременная фикция;
* к какому разврату (выражая старинным языком) ведет беззаконие законов;
* как недоверие к среде, давящей своих граждан, вырождается в человеконенавистничество...

Удивительное дело: книга о таком отдаленном и сухом предмете, как комедиограф XVIII века, написанная 30 лет назад, стала сейчас гораздо актуальнее, чем во время создания! Особенно сейчас, когда Россия стремительно проваливается в темноту, невежество и самодурство, когда снова народ "в законе мертв" - почти как во времена крепостничества.

Антонина82 про Паризо: Модильяни (Биографии и Мемуары, Искусство и Дизайн) 12 02
Автор сей книги, хоть и профессор, но оказался жуликом.Арестовали его за подлог и лживое подтверждение подлинности десятков подделок Модильяни.
Кому интересно, можно прочесть здесь: http://inosmi.ru/world/20130124/205021884.html

mors72 про Фюнес: Луи де Фюнес: Не говорите обо мне слишком много, дети мои! (Биографии и Мемуары) 18 09
Написано сыновьями Луи. Много интересных фактов из жизни, после прочтения которых смотреть его фильмы еще интереснее.
Местами "текст скомкан" - не понятно про кого (что) говорится. Возможно, издержки перевода.

Oberon_4 про Киньяр: Секс и страх [Le Sexe et l’Effroi ru] (Культурология, Эротика, Секс, Эссе, очерк, этюд, набросок) 05 06
Н-да... Нам, исходя из римской идеологии, ебут мозги. Это я к вопросу содомирующих и содомируемых.
Писаки активны, читатели пассивны. И как пассивная сторона, читатели не способны (и не имеют права) влиять на общественно-политическую составляющую социума.

X