Анатолий Борисович Мариенгоф

Биография

Анато́лий Бори́сович Мариенго́ф (24 июня (6 июля) 1897, Нижний Новгород — 24 июня 1962, Ленинград) — русский поэт-имажинист, теоретик искусства, прозаик, драматург, мемуарист.

Родился в купеческо-дворянской семье. Отец — Борис Михайлович Мариенгоф, закончил привилегированное учебное заведение в Москве; был перечислен из мещан города Митавы (губернский город Курляндской губернии) в Нижегородское купечество, в 1894 году новокрещен в Нижнем Новгороде. Мать - Александра Николаевна Мариенгоф (урожденная Хлопова). Женились они в том же 1894 году. Предки по отцовской линии — выходцы из Лифляндской губернии.
Мариенгофы жили в Нижнем Новгороде, где Анатолий учился в Дворянском институте. Детство его прошло под сильнейшим влиянием отца. В обширных мемуарах писателя, созданных во второй половине столетия, тому отводилась роль наиболее здравомыслящего и тонкого человека среди всего тогдашнего окружения Анатолия, да и среди позднейших знакомств. Борис Михайлович участвовал и в формировании литературного вкуса сына. Чрезвычайная антирелигиозность Анатолия Мариенгофа, судя по всему, также была воспитана отцом.
В 1913 году, после смерти жены, отец Мариенгофа, воспользовавшись приглашением английского акционерного общества «Граммофон», стал его представителем в Пензе и переехал туда с детьми (у Анатолия была младшая сестра). Там Анатолий продолжил учебу в 3-й частной гимназии С. А. Пономарёва, где в 1914 году издавал журнал «Мираж», «более чем наполовину заполняя его собственными стихами, рассказами, статейками…». Здание Пономарёвской гимназии в Пензе сохранилось до наших дней; в 2015 году на нём была торжественно открыта мемориальная доска Мариенгофу.
Неординарным событием для молодого Мариенгофа явилось путешествие летом 1914 года по Балтике на учебной парусной шхуне «Утро». Он побывал в Финляндии, Швеции и Дании и даже получил матросское свидетельство, чем чрезвычайно гордился. Однако плавание прервалось после того, как началась Первая мировая война.
В 1916 году Мариенгоф окончил гимназию и уехал в Москву, где поступил на юридический факультет Московского университета. Не проучившись там и полгода, он попал на фронт, где в составе инженерно-строительной дружины занимался устройством дорог и мостов.
На фронте он продолжал писать стихи. В том же году появляется первая пьеса в стихах «Жмурки Пьеретты».
В 1917 году, пока он ехал в отпуск, произошла революция. Возвратившись в Пензу, с головой уходит в литературу. Его произведения вышли в нескольких поэтических сборниках, он также в 1918 году выпустил первую собственную книжку под названием «Витрина сердца». Создает поэтический кружок, включивший соученика по гимназии поэта Ивана Старцева и художника Виталия Усенко.
Летом белые чехословаки входят в город. От случайной пули погибает отец. После этого трагического события Анатолий Мариенгоф навсегда покинул Пензу и переехал в Москву, где остановился у своего двоюродного брата Бориса и совершенно случайно показал свои стихи Бухарину, бывшему на тот момент главным редактором «Правды». Тому стихи не понравились, но талант в молодом человеке он разглядел и устроил его литературным секретарём издательства ВЦИК, которым руководил по совместительству.
Вскоре в издательстве ВЦИК происходит его встреча с Сергеем Есениным, имевшая существенное значение в судьбах обоих. Потом знакомится с В. Шершеневичем и Рюриком Ивневым. Так оформляется группа имажинистов, заявившая о себе «Декларацией», опубликованной в январе 1919 года в журнале «Сирена» (Воронеж).
Тесная дружба связывает Мариенгофа с Есениным. Их биографии словно бы переплетаются. Осенью 1919 года они поселяются вместе и на несколько лет становятся почти неразлучны. Вместе ездят по стране: летом 1919-го побывали в Петрограде, весной 1920-го в Харькове, летом в Ростове-на-Дону, на Кавказе. Публикуют в печати письма друг другу, чем вызывают негодование критиков. Есенин посвятил Мариенгофу стихи «Я последний поэт деревни», поэму «Сорокоуст», драму «Пугачев», стихотворение «Прощание с Мариенгофом».
В конце 1923 года Мариенгоф женился на артистке Камерного театра А. Б. Никритиной. Рождается сын Кирилл.
В 1924—1925 годах Мариенгоф работал заведующим сценарным отделом Пролеткино, вскоре также начал писать киносценарии. Всего их было создано около десяти. В 1928 году вместе с Никритиной, получившей работу в БДТ, Мариенгоф переехал в Ленинград, где прожил до конца жизни.
В 1928 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Циники» (в СССР издан только в 1988 г., см. ниже раздел «Издания»). Публикация «Циников», равно как и следующего романа «Бритый человек», вышедшего в том же издательстве в 1930 году, принесла Мариенгофу массу неприятностей, писатель был подвергнут в СССР травле. Это привело к тому, что 1 ноября 1929 года он направил письмо в правление МО Всероссийского союза советских писателей, где признал, что «появление за рубежом произведения, не разрешенного в СССР, недопустимо».
В вышедшем в 1932 году VI томе «Литературной энциклопедии» его творчество характеризуется как «один из продуктов распада буржуазного искусства после победы пролетарской революции». Характерно, что романы «Циники» и «Бритый человек» в статье не упомянуты.
Сын Кирилл покончил жизнь самоубийством (повесился) в марте 1940 г. Причины до настоящего времени не установлены.
Примерно в это же время на театральных площадках Москвы идёт спектакль «Шут Балакирев» по одноимённой пьесе Мариенгофа.
В июне 1941 года приходит на Ленинградское радио и читает баллады (очерки в стихах), тут же звучавшие в выпусках «Радиохроники». Вскоре, вместе с Большим драматическим театром, Мариенгоф с женой были эвакуированы в Киров, где прожили около трёх лет. Возвращается в Ленинград.
В послевоенное время против А.Б. Мариенгофа и М.Э. Козакова была развёрнута травля за их пьесы «Золотой обруч», «Преступление на улице Марата» и «Остров Великих Надежд».
В 1948 году написал пьесу в духе борьбы с космополитизмом «Суд жизни», но она не была принята к постановке.
В 1953-1956 годах написал ещё одну автобиографическую книгу «Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги», где рассказал о де­тстве и юности, дополнил портрет Есенина. После смерти Мариенгофа была опубликована её сокращённая и приглаженная цензурой версия (под названием «Роман с друзьями»), а в полном виде книга вышла только в 1988 году (см. ниже раздел «Издания»).
Анатолий Мариенгоф умер 24 июня 1962 года (в день своего рождения по старому стилю) в Ленинграде. Похоронен на Богословском кладбище.

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё
Антология поэзии
Бессмертная трилогия
Мариенгоф А. Б. Собрание сочинений в трех томах (четырех книгах)

Об авторе


Автор



RSS

Olesya-St про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 28 04
люблю поэзию Серебряного века...
Оценка: отлично!

fantom33 про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 21 01
Тов Хenos, это типа ирония переходящая в бурный и продолжительный сарказм? Намекуите чо сокол таки вы, а все остальные наивные пингвины? Ню-ню. Да, ежели не затруднит, процицируйте, где я там говаривал, чо в царской России не было цензуры.
Фантазер вы, а не сокол, хотя все познается в сравнении. Сами небось всяческие ограничения приемлете только к другим, но не к себе любимому.
Типа я это прочел, а вам не положено...

Xenos про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 10 01
>Ser9ey: Мдя даже вот в таком усушеном виде мы не знали, при совках, нашу великую дорев. поэзию...
Объясняю. Специально для. Вашу "великую дорев. поэзию" вы и сейчас не знаете, и в этом ваше счастье. Потому как советская цензура в свое время разгребла "тысячи тонн словесной" руды, чтобы наскрести оттуда что-то более-менее значимое.
Полистайте интереса для подшивки журнала "Нива" хотя бы за 1903-1913 годы. Если не судьба - сходите на стихи.ру и читайте все подряд. Ощущения весьма схожие.
"Серебряный век русской поэзии" есть продукт селекции от советской цензуры.
>bsp: нашу Великую Русскую Поэзию мы знаем неплохо. Среди прочего, еще знаем, что поэты Серебряного века печатались в "Аполлоне", "Мире искусства", "Весах", "Мусагете", "Алконосте", а не в "Ниве".
Ага-ага. Надо полагать, "Нива", как самый массовый дореволюционный российский журнал (до 250.000 экземпляров в лучшие времена) в 1869 - 1918 годах, демонстративно печатал выборочную шелупонь типа тех же Ахматовой, Мандельштама, Брюсова, Сологуба и иже с ними, но начисто игнорировал "серебряных", так сказать, поэтов. Вы, батенька, уж либо крестик снимите, либо трусы наденьте.
То ли дело вышеперечисленные листки, которые издавались по пять-шесть лет мизерными тиражами в ущерб издательствам, и которые кроме "куртуазных маньеристов" никто не читал, ага. К тому же эти листки, кстати, помимо поэзии большую часть внимания уделяли литературе вообще, а также музыке, живописи и прочим псевдоинтеллигентстким взаимным разборкам под видом критики. Как писал кое кто примерно в те же времена: "Неважная честь, чтоб из эдаких роз мои изваяния высились".
>Правда, пока совецкая власть всё это своей гомадрильей лапой не задушила.
"СовеТСкая", кстати, и "гАмадрильей". Да и душить их было незачем: разорились за невостребованностью. Практически все еще до революции. "Невидимая рука рынка", понимаешь.
>При этом сама ни одного литературного журнала подобного качества не создала.
Да-да. Только возобновила созданную еще Пушкиным "Литературную газету" и выпускала ее тиражем до 6.000.000 экземпляров, "Красная новь" и "Сибирские огни" с 1921 года до 30.000 - 40.000 экземпляров, "Юность" в 70-е до 3.000.000, таких же масштабов "Смена", "Нева" опять же в лучшие времена до 650.000 экземпляров... Всех не перечислишь. И каждый тиражем был больше, чем все упомянутые листки вместе взятые.
>могу только сказать - "дай Бог мне в жизни горестей не знать, пока таким же дураком и я не стану".
Судя по приведенным выше цитатам, поздно пить боржоми. Дефицит грамотности никакой страстью к вранью не компенсируешь.
>monya0202: давайте скажем спасибо цензуре за то что она , бедная, делала за нас всю работу. Решала что нам понравится ,а что нет ,что читать ,а что не стоит.
Да без проблем. Вот у вас есть Либрусек, читайте все подряд (но именно ВСЕ подряд) сами, а рецензии перед этим не читайте. Рецензирование, между прочим - разновидность цензуры.
>fantom33: Пы. Сы. Жаль, но либрус уже давно не является тем местом, где можно <<читать Все подряд>>.
Н-да. "На третий день Зоркий Сокол заметил, что дверь в сарай не закрыта". Можно подумать, дореволюционные журналы можно было читать все подряд. Наивные идеалисты, туда-сюда. Теоретики либерализма, вашу медь.

monya0202 про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
Xenos , давайте скажем спасибо цензуре за то что она , бедная, делала за нас всю работу. Решала что нам понравится ,а что нет ,что читать ,а что не стоит. А то мы ,совки несмышленые, не могли сами то понять где оно хорошо ,а где плохо....

bsp про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
xenos, нашу Великую Русскую Поэзию мы знаем неплохо. Среди прочего, еще знаем, что поэты Серебряного века печатались в "Аполлоне", "Мире искусства", "Весах", "Мусагете", "Алконосте", а не в "Ниве". Правда, пока совецкая власть всё это своей гомадрильей лапой не задушила. При этом сама ни одного литературного журнала подобного качества не создала. По поводу "продукта селекции от советской цензуры" могу только сказать - "дай Бог мне в жизни горестей не знать, пока таким же дураком и я не стану".

Ser9ey про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
Мдя даже вот в таком усушеном виде мы не знали, при совках, нашу великую дорев. поэзию...но зачем спрашивается сейчас издавать такую солянку?!...разве что для просвещения утомленных жизнью новорусских.
to Xenos: Это ж надо быть таким многоречивым дураком. У вас памоему от отсутствия руководящей и направляющей...децкий страх перед открывшимся вдруг морем имен нашей русской поэзии.
Оценка: отлично!

Unrealised_Hope про Мариенгоф: Циники (Классическая проза) 12 08
Очень атмосферно, цинично и похоже на правду.
Оценка: отлично!

Ev.Genia про Мариенгоф: Роман без вранья (Биографии и Мемуары) 18 07
"Бессмертную трилогию" А Мариенгофа впервые прочитала 12 лет назад. Книга меня просто поразила - великолепное, тонкое изложение событий, красивый, многогранный русский язык, интересное жизнеописание современников автора - все просто замечательно!!! Жалела только об одном, что произведения небольшие, быстро закончились. Будете читать - не пожалеете!!! Отлично!!!
Оценка: отлично!

Boshechka про Мариенгоф: Циники (Классическая проза) 05 11
Н-да, язык, мягко говоря, необычный. Меня очень удивило (хотя больше шокировало) то, что происходило вокруг, а не история главных героев. Эти случаи людоедства, бедность и все в таком духе... А цинизм... Он здесь во всем.
Я дня два только об этой книге и думала, настолько она меня впечатлила.
Оценка: отлично!

himawari про Мариенгоф: Циники (Классическая проза) 05 09
Дааа.... ни убавить, ни прибавить. А какой вкусный язык. После такого можно начинать писать стихи.
Оценка: отлично!

olasalt про Мариенгоф: Циники (Классическая проза) 18 03
обычно читаю ее когда на душе прямо скажем погано... (((опять ночью перечитывала ее. не знаю лучше романа о любви. все как в жизни. и кончается плохо. когда первый раз прочитала пошла в магазин и купила коробку вишен в коньяке.. с тех пор - единственные конфеты которые люблю.

user4 про Анатолий Борисович Мариенгоф 09 10
Казалось бы: прочтут "Циники" и вдруг станут как-то умнее что-ли... Ан нет:
Все тот же цирк,
Все те же клоуны.
Та же движуха
Того же Броуна.

Улитка Сонная про Мариенгоф: Циники (Классическая проза) 28 09
О, одна из любимейших книг. Кланяюсь тебе, Книга.
Оценка: отлично!

Дока27 про Мариенгоф: Роман без вранья (Биографии и Мемуары) 25 08
Какой восхитительный язык. Читать всем!
Оценка: отлично!

X