Лао Шэ

Биография

Ла́о Шэ (настоящее имя Шу Цинчунь, 3 февраля 1899 — 24 августа 1966) — видный китайский прозаик, драматург, публицист, более известный реалистической и сатирической прозой); один из ведущих мастеров национальной литературы. Маньчжурского происхождения. «Лао Шэ» нечто вроде фамильярной производной от его имени (букв. «Старина Шэ»)

Рос в бедной семье. В раннем детстве потерял отца, погибшего во время усмирения восстания Ихэтуаней. С шести лет обучался в частной школе, где преподавали в старинной манере (заучивание конфуцианских текстов и т. п.), через несколько лет перешел в государственную начальную школу. После окончания Лао Шэ удалось поступить на казенный счет в педагогическое училище. В 1917 году заканчивает училище и сразу же становится директором одной из пекинских начальных школ. Преподает язык и литературу в средней школе при Нанькайском Университете в Тяньцзине. В 1919 возвращается в Пекин, поступает вольнослушателем в Яньцзинский университет, изучает английский язык. После «литературной революции», произошедшей в связи с событиями «движения 4 мая» 1919 публикует в студенческом журнале свой первый рассказ.
В 1924 году уезжает в Англию преподавать китайскую словесность сначала в Лондоне, а затем и в Оксфорде. В 1926 году Лао Шэ публикует свой первый роман «Философия почтенного Чжана» в литературном журнале «Сяошо юэбао» («Ежемесячник прозы»). В марте 1927 года в том же журнале печатается следующий роман «Мудрец сказал». В мае 1929 — роман «Двое Ма».
В 1929 году Лао Шэ уезжает из Англии обратно в Китай, задержавшись по пути сначала на три месяца в Париже, а затем на полгода в Сингапуре, где он преподает в школе для китайских поселенцев. В это время была написана повесть «День рождения Сяопо» — последняя напечатанная в журнале «Сяошо юэбао». В Китае Лао Шэ селится вначале в Пекине, переименованном в Бэйпин, а затем в городках Цзинань и Циндао.
В Цзинани Лао Шэ пишет роман «Даминху», так и не вышедший в свет. В 1932 году произведение погибло, когда в типографию попала японская бомба.
В 1933 году издаются романы «Развод» и «Записки о кошачьем городе», в 1934 — «История Небесного Дара», в 1936 (журнальная публикация) — «Рикша».
В 1937, после японского вторжения в Китай, Лао Шэ пишет ряд публицистических статей, где призывает объединить усилия для отпора врагу. Затем следует переезд в Ухань, где он с группой единомышленников организует выпуск журналов «Кан дао ди» («Сопротивляться до конца») и «Жэньжэнь кань» («Чтение для всех»). В марте 1938 в Чунцине, временной столице Китая, создается «Всекитайская ассоциация работников литературы и искусства по отпору врагу» и Лао Шэ занимает один из главных постов, координируя и направляя её работу. Во время войны им созданы пьеса «Чжан Цзычжун» и роман «Огненное погребение». Почти пять лет у Лао Шэ занял роман «Четыре поколения одной семьи» — сначала в Китае, а затем и в США, куда он уехал читать лекции. В США этот роман издавался в сокращенном варианте, под названием «Желтая буря». В Нью-Йорке также был написан роман «Сказители».
13 октября 1949, через 13 дней после провозглашения Народной республики в Китае, Лао Шэ возвращается из Сан-Франциско в Китай. За следующие шестнадцать лет он написал множество пьес и очерков, повесть, а также, оставшийся неоконченным, роман «Под пурпурными стягами».
Летом 1966 года Лао Шэ попал в больницу. Когда он вышел из нее, в Пекине вовсю царила «культурная революция». 23 августа он отправился на работу. Согласно свидетельству его сына Шу И, Лао Шэ вступился за сослуживцев, ставшими жертвами хунвэйбинов, и был избит до полусмерти. Чтобы спасти его в тот момент, пришлось объявить его «действующим контрреволюционером», которых полагалось передавать в руки полиции. Поздно вечером Лао Шэ вернулся домой, а спустя сутки его тело нашли на окраине города, в озере Тайпинху. Труп был в одном белье, верхняя одежда лежала на берегу. По воде плавали листки бумаги, которые сразу же были конфискованы полицией (семье даже не удалось на них взглянуть). Очевидно, писатель покончил с собой, хотя до сих пор некоторые считают это утверждение спорным.

Издания на русском языке

Лао Шэ. Последняя монета: Рассказы. Пер. с кит. // Сост. А. А. Файнгар; отв. ред. В. Ф. Сорокин. — М.: Изд-во восточной литературы, 1965. — 118 с. — 14 000 экз.
Лао Шэ. Избранное: Сборник. Пер. с кит. // Сост. и ред. А. А. Файнгар; предисл. Н. Т. Федоренко. — М.: Радуга, 1982. — 512 с. (Мастера современной прозы)
Лао Шэ. Избранные произведения / Сост. Е. Рождественской-Молчановой; вступ. ст. В. Сорокина. — М.: Худож. лит., 1991. — 703 с. (Библиотека китайской литературы) ISBN 5-280-01338-2

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё
Библиотека современной фантастики
Рассказы китайских писателей 20 – 30-х годов


RSS

Антонина82 про Лао Шэ: Избранное [Сборник] (Классическая проза, Фантастика: прочее) 18 07
Честно говоря, я очень мало читала книг китайских авторов. То ли из-за своей лености - сложно воспринимать китайские имена, названия улиц и городов. То ли оттого, что не знакома с повседневной жизнью китайцев, и часто требовалось при чтении книги, узнать значение того или иного слова.
Но эту книгу прочла с большим удовольствием, тем более, что в сборнике представлены разные по жанру произведения. В романе «Рикша» описана жизнь китайского «Акакия Акакиевича». Но если наш мечтал о новой шинели, то его китайский собрат о собственной коляске. Интересно, сохранилась ли в современном Китае профессия рикши в ее классической форме, т.е. без велосипеда? Спросила у гугла. Всезнающая википедия ответила, что рикши в Китае были запрещены еще в 1949 году. Остались только в Индии. Вроде бы плохо использовать таким образом человеческий труд, но судя по книге ГГ очень любил свою работу.
.
Читая роман-утопию «Записки о кошачьем городе», меня все время преследовала мысль, что рассказ идет о современной России. Хотя действие происходит на Марсе, а главные герои – противные кошки. Вот лишь несколько цитат:
«Чиновник получает столько, что, кроме дурманных листьев, может покупать иностранные вещи, заводить себе новых жен, а нечиновному едва на листья хватает. Кроме того, быть чиновником совсем нетрудно: больше привилегий, чем работы. И хотел бы делать что-нибудь, да нечего».
А когда речь пошла о библиотеках…
Войдя в ворота, я увидел на стенах множество свежих надписей: «Библиотечная революция». Интересно, против кого она направлена? Размышляя об этом, я вдруг споткнулся о лежащего человека, который тотчас заорал: «Спасите!»
Рядом с ним валялось еще более десяти жертв, связанных по рукам и ногам. Едва я развязал их, как они улизнули — все, кроме одного, в котором я узнал молодого ученого. Это он звал на помощь.
— Что здесь происходит? — изумился я.
— Снова революция! На этот раз библиотечная.
— Против кого же она?
— Против библиотек.
<…>
— Надеюсь, книги они не растащили? — воскликнул я, беспокоясь о библиотеке, а не о его сбережениях.
— Нет, и не могли растащить, потому что последняя книга продана пятнадцать лет тому назад. Сейчас мы занимаемся перерегистрацией.
— Что же вы регистрируете, если книг нет?
— Дом, стены... Готовимся к новой революции, хотим превратить библиотеку в гостиницу и получать хотя бы небольшую арендную плату.
.
Злая фантазия, но, к сожалению, похожая на реальность…

Оценка: отлично!

KetMen про Лао Шэ: Записки о Кошачьем городе (Научная фантастика) 25 06
Беда всех истинных китайцев в том, что они все поголовно философы (это я сам придумал). Произведение просто замечательное, даже не смотря на удручающие тонны правды о несовершенстве человеческой сущности. Интересно, как бы повел себя в данной ситуации русский? Или американец? А вообще, в целом, книжка очень страшная, хоть и прошлый век...
Оценка: отлично!

X