Юрий Карлович Олеша

Биография

Ю́рий Ка́рлович Оле́ша (19 февраля [3 марта] 1899, Елисаветград, ныне Кропивницкий — 10 мая 1960, Москва) — русский советский писатель и поэт, драматург, журналист, киносценарист. Одна из ключевых фигур одесского литературного кружка 1920-х годов.

Юрий Олеша родился 19 февраля (3 марта) 1899 года в Елисаветграде (сейчас Кропивницкий) в семье обедневших белорусских дворян. Род Олеши (первоначально православный) ведёт начало от боярина Олеши Петровича, получившего в 1508 году от князя Фёдора Ивановича Ярославича-Пинского село Бережное на Столинщине. Впоследствии род полонизировался и принял католичество.
Отец, акцизный чиновник Карл Антонович Олеша, после революции уехал в Польшу, где умер в 1940-е годы. Мать Олимпия Владиславовна (1875—1963), тоже жившая после революции в Польше, пережила сына. Старшая сестра Ванда (1897—1919) в юности умерла от тифа.
Родным языком Юрия был польский. В 1902 году семья переехала в Одессу. Здесь Юрий поступил в Ришельевскую гимназию, играл в футбол за команду гимназии; ещё в годы учёбы начал сочинять стихи. Стихотворение «Кларимонда» (1915) было опубликовано в газете «Южный вестник». Окончив гимназию, в 1917 году Олеша поступил в Одесский университет, два года изучал юриспруденцию. В Одессе он вместе с молодыми литераторами Валентином Катаевым, Эдуардом Багрицким и Ильей Ильфом образовал группу «Коллектив поэтов».
В годы Гражданской войны Олеша оставался в Одессе, в 1921 году переехал по приглашению В. Нарбута на работу в Харьков. Работал журналистом и печатал стихи в газетах. В 1922 году родители Олеши эмигрировали в Польшу, а сам он пережил бурный роман с Серафимой Суок.

В 1922 году Олеша переехал в Москву, писал фельетоны и статьи, подписывая их псевдонимом Зубило. Эти произведения публиковались в отраслевой газете железнодорожников «Гудок» (в ней печатались также Михаил Булгаков, Валентин Катаев, Илья Ильф и Евгений Петров). В Москве Олеша жил в знаменитом «писательском доме» в Камергерском переулке. «В нём буквально играло, веселилось моцартианское начало».
В 1924 году Олеша написал своё первое большое прозаическое произведение — роман-сказку «Три толстяка», который был опубликован лишь четыре года спустя. Всё произведение проникнуто романтическим революционным духом. Это сказка про революцию, про то, как весело и мужественно борются против господства трёх жадных и ненасытных толстяков-властителей бедные и благородные люди, как они спасают их усыновленного наследника Тутти, оказавшегося украденным братом главной героини — девочки-циркачки Суок, и как весь народ порабощённой страны становится свободным.
В 1927 году в журнале «Красная новь» был опубликован роман «Зависть», одно из лучших произведений советской литературы о месте интеллигенции в послереволюционной России. Романтизм революции и связанные с ней надежды, присущие сказке «Три толстяка», резко потонули в новых сложившихся условиях. Многие литературные критики называют «Зависть» вершиной творчества Олеши и, несомненно, одной из вершин русской литературы XX века. В 1929 году автор написал по этому роману пьесу «Заговор чувств».
Книгу «Три толстяка» Олеша посвятил Валентине Леонтьевне Грюнзайд, за которой он ухаживал во время работы над сказкой. К моменту опубликования книги она уже стала женой писателя Евгения Петровича Петрова (Катаева). Впоследствии Олеша женился на сестре своей бывшей гражданской жены Серафимы Суок — Ольге (1899—1978). Воспитывал её сына от первого брака, который в 17 лет покончил с собой.

Отход от литературы

В однообразный пейзаж сталинской литературы Олеша вписаться не смог. В 1930-е и последующие годы из-под его пера не вышло крупных художественных произведений. «Он создавал арки и не мог сомкнуть их своды», — писал о нём Виктор Шкловский. Слишком ясна стала невостребованность в тоталитарном государстве его героев-мечтателей. На Первом съезде Союза писателей Олеша произнёс покаянную речь, где уподобил себя главному герою романа «Зависть» Николаю Кавалерову:

Цитата:
Кавалеров — это я сам. Да, Кавалеров смотрел на мир моими глазами: краски, цвета, образы и умозаключения Кавалерова принадлежат мне. И это были наиболее яркие краски, которые я видел. Многие из них пришли из детства или вылетели из самого заветного уголка, из ящика неповторимых наблюдений. Как художник, проявил я в Кавалерове наиболее чистую силу, силу первой вещи, силу пересказа первых впечатлений. И тут сказали, что Кавалеров — пошляк и ничтожество. Зная, что много в Кавалерове есть моего личного, я принял на себя это обвинение в пошлости, и оно меня потрясло.

Литературовед А. Гладков назвал выступление Олеши, развенчивающее Кавалеровых как пережиток старого режима, «автобиографическим самооговором»: «Запретив себе в искусстве быть самим собой, Олеша стал никем. Таков суровый и справедливый закон творчества. Или ты — это ты, или — никто»[8]. Сам Олеша так объяснял в письме к жене свой творческий кризис: «Просто та эстетика, которая является существом моего искусства, сейчас не нужна, даже враждебна — не против страны, а против банды установивших другую, подлую, антихудожественную эстетику».
В 1930-е годы по заказу МХАТа Олеша работал над пьесой о нищем, «в основе которой лежала владевшая им мысль об отчаянии и нищете человека, у которого отнято все, кроме клички „писатель“». Критическое отношение к советской действительности сквозит и в пьесе «Список благодеяний» (1930), которую под давлением цензуры пришлось переписать. Поставленный Мейерхольдом спектакль три сезона давал полные сборы, после чего был снят (не по цензурным соображениям).
В годы войны Олеша жил в эвакуации в Ашхабаде, затем вернулся в Москву. Обстановка, созданная сталинским режимом в стране и в культуре, оказывала на Олешу заметное угнетающее воздействие. Писать по канонам соцреализма он не хотел и не мог. «Всё опровергнуто, и всё стало несерьёзно после того, как ценой нашей молодости, жизни — установлена единственная истина: революция», — записал он в своём дневнике. В 1930-х годах многие друзья и знакомые писателя были репрессированы, главные произведения самого Олеши с 1936 по 1956 годы не переиздавались.
После возвращения из эвакуации Олеша, потерявший право на московскую жилплощадь, жил в квартире Эм. Казакевича. В последние годы жизни его часто можно было видеть в Доме литераторов, но не выступающим в залах, а внизу в ресторане, где он просиживал со стаканом водки. Денег у него не было, удачливые советские литераторы почитали за честь угостить истинного писателя, прекрасно осознавая его огромный талант. Однажды, узнав, что существуют разные категории похорон советских писателей, он поинтересовался, по какой категории похоронят его. Ему объяснили, что похоронили бы его по самой высшей, самой дорогой категории. Олеша ответил: нельзя ли похоронить его по самой низкой категории, а разницу вернуть сейчас?..
Пристрастие к спиртному подорвало крепкое здоровье писателя. Олеша скончался в Москве 10 мая 1960 года. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище (1 уч. 1 ряд).

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Выбрать всё    
Раскрыть всё
Антология советской литературы
БВЛ. Серия третья
Иллюстрированное чтение (АСТ)
Сказки народов мира в 10 томах

Об авторе

Рассказы о друзьях

Автор


Об авторе


Автор


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом, коллаборативной фильтрации и других удобств.

RSS

Ded Evgenij про Журнал «Мир Фантастики»: Как делаются революции (Публицистика, Критика) 27 03
И всё-равно интересненько! И как-то коррелирует... с современностью...
Оценка: отлично!

васильев михаил про Журнал «Мир Фантастики»: Как делаются революции (Публицистика, Критика) 24 03
Ну и бред! ПРичем бред закономерный. Человек, понятия не имеющий , что такое литература, не имеющий о ней никакого понятия, пытается об этой литературе высказывать какие-то суждения.

Isais про Журнал «Мир Фантастики»: Как делаются революции (Публицистика, Критика) 21 03
Весьма фантастический клубок домыслов вокруг советской сказки. К научному исследованию отношение имеет ровно такое же, как фоменковщина к истории.
Если уж собирать сказку из реальности по кусочкам - а какого рожна этим заниматься? у Олеши не хватало воображения, он мог только тупо калькировать исторические факты? - то на место наследника Тутти легче поставить Орленка - но не исторического австрийского эрц-герцога и римского короля, а романтического юношу из пьесы Ростана. Вот он действительно похищен - не у семьи, а с родины, разлучен с отцом, у него целиком отнято героическое прошлое.
Можно было бы покопаться в био, поискать - видел ли Олеша в юности в Одессе эту пьесу и насколько она на него подействовала (во всяком случае, Олеша наверняка знал о фуроре, который производила пьеса с Сарой Бернар в заглавной роли). Вдохновение от художественных впечатлений гораздо действеннее для творчества, чем хладнокровное собирание надерганных чужих ниток.
Вот с датировкой событий автор статьи не прогадал, это у него достаточно аргументировано. А остальные положения... наброски, наметки, обрывки, не доведенные до ума, не развитые до логического конца. Слабо.

Sello про Белинков: Сдача и гибель советского интеллигента. Юрий Олеша (Биографии и Мемуары, Литературоведение) 16 10
Книга поначалу читается тяжело. Очень трудно отделить спрятавшуюся во фразах иронию (кажется, предназначенную автором не для читателя, а для себя) от собственно повествовательной интонации, когда писатель перечисляет (и, как литературовед, попутно разбирает) произведения Олеши и "этапы его большого пути".
Но, в общем-то, эта книга, как и книга Быкова о Пастернаке, о все том же. О согласных и несогласных. Об отношениях искусства и времени - подстраивается ли писатель под эпоху (как Олеша) или эпоха (и вытекающее из нее будущее) под писателя (как Пастернак). Эта книга о проституировании нашей российской интеллигенции, готовой, чуть что, задрав штаны, бежать за властью. Лечь под нее. И говорить то, что от нее требует режим. И эта книга все о том же: так заведено почему-то было в стране, что не согласные ни бежать, ни идти, отказывающиеся колебаться по принуждению, запросто изымались из жизни.
Есть очень точные замечания. Основа текста крепко сплетена. Мешают повторения выводов. Кажется, будто автор боится, что читатель не разберется что к чему, и все разжевывает, разжевывает. По мне, так две трети написанного - представляют интерес, остальное - ненужный довесок.
Оценка: хорошо

Belomor.canal про Олеша: Книга прощания (Биографии и Мемуары) 19 05
"Знаете ли вы, что такое террор? Это гораздо интереснее, чем украинская ночь". Интереснейшие мемуары с не менее интересными комментариями Виолетты Гудковой
Оценка: отлично!

Belomor.canal про Олеша: Книга прощания (Биографии и Мемуары) 18 05
Интереснейшая книга! Автор лично был знаком со всему корифеями литературы 20 века. Более того, будучи родом из Одессы,его друзьями ионности были все эти знаменитые одесситы - Багрицкий, Катаев, Ильф да во общем вся советские писатели! Олеша, поляк по рождению и родному языку, многое видел острее (как я ненавижу это русское слово "привольно"!) и отранёнее! Эта книга сохранила многое из того что было принципиально не печатаемо в те времна!
Оценка: отлично!

mikebb про Олеша: Воспоминания (Биографии и Мемуары) 08 05
Это и есть "Воспоминания"? Размер 46 Kb - т.е. 40 тыс знаков - или один авторский лист. И это всё что вспомнил Юрий Карлович или нас немного обманул заливальщик?
Оценка: плохо

X