Маргерит Юрсенар

Биография
1968

Маргери́т Юрсена́р (фр. Marguerite Yourcenar, 8 июня 1903, Брюссель—17 декабря 1987, Маунт-Дезерт-айленд, Мэн) — французская писательница.

Уроженка Бельгии, настоящая фамилия — Крейанкур (Crayencour), псевдоним представляет собой анаграмму фамилии. С 1939 года жила в США, в 1947 году получила американское гражданство. Маргерит Юрсенар — поистине уникальная фигура в современной французской литературе. Первая женщина, ставшая членом Французской академии и тем самым взорвавшая двухвековую традицию, не допускавшую женщин в общество «бессмертных», она и в жизни, и в творчества шла своим особым путем.
Мать Юрсенар, происходившая из старинной бельгийской семьи, умерла в 1903 году, произведя на свет единственную дочь, Маргерит. Девочка осталась на попечении отца, который сыграл большую роль в ее жизни. Бродяга по натуре, любитель женщин, Мишель де Крейянкур очень часто переезжал из города в город, из страны в страну, был игроком, не знавшим счета деньгам, но при этом оказался хорошим отцом. Тонкий ценитель литературы и искусства, Мишель читал дочери вслух свои любимые книги. Среди первых прочитанных ею авторов были Аристофан и Расин, Шекспир и Метерлинк, Шатобриан и Ибсен, Сен-Симон и Мережковский, исторический романы которого оказали на писательницу известное влияние. Маргерит не посещала никаких учебных заведений, но получила прекрасное домашнее образование, знала несколько языков и продолжала учиться всю жизнь.
Отец Маргерит умер, успев увидеть напечатанным (на его деньги) первый литературный опыт дочери, поэму «Сад химер». Псевдоним Юрсенар Маргерит и отец придумали вместе, составляя анаграммы из фамилии Крейянкур. Маргерит привлекло то, что написанный по-французски (Yourcenar), псевдоним выглядит весьма экзотично, так как первая буква — игрек, почти не встречается в начале французских фамилий.
Первое большое прозаическое произведение, роман «Алексис, или Рассуждение о тщетной борьбе» (1929) — исповедь гомосексуала. Много лет спустя, отвечая на вопросы журналистов почему она выбрала для своего дебюта в литературе столь скандальную для той поры тему, Маргерит ответила: «А вот это мне было совершенно безразлично». С самого начала своей творческой карьеры она проявила полную независимость взглядов, вкусов и поведения. Тема гомосексуальной и бисексуальной любви не раз возникала потом в ее произведениях, потому что в этом, говорила писательница, ее герои обретали свободу выбора, все проявления которой так ценила она сама.
До начала войны молодая женщина вела довольно рассеянный образ жизни, много путешествовала, посещала литературные круги, выпустила еще два романа («Грош надежды» и «Последний удар»), а также ряд новелл и эссе. Хотя писательница и чувствовала угрозу надвигающегося фашизма, всей значительности проблемы она тогда не поняла. Война была для Юрсенар страшным потрясением. «Узнав о падении Парижа, я плакала», — говорила Маргерит. Но эта весть застала ее уже в Америке, куда она приехала по приглашению Грейс Фрик, ставшей позднее ее переводчицей, близким другом и спутницей жизни.
В Америке Юрсенар осталась навсегда. Купив дом на островке Маунт-Дезерт, она стала жить жизнью простой, далекой от литературных салонов, которые успели ей приесться в довоенные годы. Здесь был написан первый из романов, принесших Юрсенар всемирную славу — «Воспоминания Адриана» (1951). Это произведение стало классикой еще при жизни писательницы.
В 60-80-е годы Юрсенар получала всевозможные премии, ордена и международные почетные звания. Но, конечно, самым приметным событием не только в ее жизни, но и в литературной истории Франции стал ее прием во Французскую академию (1981). Французские «бессмертные» долго противились появлению в своей среде представительницы «прекрасного пола», но наконец уступили давлению тех из своих коллег, кто в полной мере понимал масштаб личности этой выдающейся женщины. В костюме, сшитом для нее по этому случаю Ивом Сен-Лораном, Юрсенар произнесла блестящую речь, где с присущей ей иронией отметила: «Нельзя утверждать, что во французском обществе, где так сказалось влияние женщин, Французская академия отличалась каким-то особым женоненавистничеством, просто она сообразовывалась с обычаями, которые охотно возводили женщину на пьедестал, но еще не позволяли пододвинуть ей кресло».
В последние годы жизни Юрсенар активно поддерживала борьбу за равные права для женщин, не приемля, однако, «агрессивность феминизма».
Среди самых известных произведений писательницы роман «Философский камень», написанный спустя 16 лет после «Адриана», а также сборник «Восточные новеллы», посвященный любви. Юрсенар придавала понятию любви — как плотской, так и духовной — огромное значение, видя в ней священное начало.
Философски относясь к смерти, она говорила, что покидая этот мир, будет сожалеть больше всего о птицах в своем саду. Юрсенар страстно любила природу, письменно и устно выступала в защиту экологически чистого мира. Одним из ее неосуществленных замыслов была книга «Пейзаж с животными». Но несколько эссе на эту тему она написать успела. Ссылаясь на свидетельства тех, кто, побывав на грани смерти, утверждал, что перед человеком в последнее мгновение проносится вся его жизнь, Юрсенар замечала, что предпочла бы увидеть не всю жизнь, а только «весенние гиацинты Мон-Нуара или фиалки Коннектикута… утопающее в розах кладбище в Швейцарии… и шум моря, звучащий от сотворения мира…».
Маргерит Юрсенар умерла 8 ноября 1987 года в своем доме в Маунт-Дезерт, куда к ее смертному одру приехали французские друзья, чтобы последними звуками, услышанными ею на этой земле, стали звуки французского языка, который также был ее страстной и неизменной любовью.
Наиболее известное произведение — исторический роман «Записки Адриана» (1951) о римском императоре Публии Элии Адриане.

Романы и рассказы

Алексис, или Рассуждение о тщетной борьбе / Alexis ou le Traité du vain combat (1929, рус. перевод 2000)
Денарий мечты / Le Denier du rêve (1934, рус. перевод 2003)
Огни / Feux (1936), рус. перевод 2003)
Восточные новеллы / Nouvelles orientales (1938, рус. перевод 1996) (рассказы)
Последняя милость / Le Coup de grâce (1939, рус. перевод 2003)
Воспоминания Адриана / Mémoires d’Hadrien (1951, рус. перевод М.: Радуга, 1984).
Воспоминания Адриана / Mémoires d’Hadrien (1951, рус. перевод 1988)
Философский камень / L'Œuvre au noir (1968, премия "Фемина", рус. перевод М.: Радуга, 1984).
Философский камень / L'Œuvre au noir (1968, премия "Фемина", рус. перевод 1993)
Как текучая вода / Comme l’eau qui coule (1982, рус. перевод 2003) (три новеллы: «Anna, soror...», «Неприметный человек», «Прекрасное утро»)
Новеллы: Синяя сказка, Первый вечер, Порча / Nouvelles: Conte bleu, Le premier soir, Maléfice (1993, рус. перевод 2003)

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё
Автобиографическая
Юрсенар, М. Избранные сочинения в 3 томах
Иностранная литература, 1995

Книги на прочих языках



RSS

Дейдре про Юрсенар: Блаженной памяти (Классическая проза, Историческая проза, Биографии и Мемуары) 24 08
В большинстве рецензий "Блаженной памяти" рассматривают как историческую прозу или как мемуары, это не совсем верно. Мне кажется, что смотреть надо на название. В нашей стране это понятие не в ходу и, к счастью, сама Юрсенар раскрывает содержание: "поминальник, что зовется «Блаженной памяти» — маленький листок, какой можно вложить между страницами молитвенника: его лицевую сторону обычно украшает картинка на какой-нибудь религиозный сюжет, сопровождаемый одной или несколькими молитвами, и под каждой мелкими буквами указаны часы, месяцы и годы, когда произнесение их приносит отпущение душам в Чистилище, а на обороте — просьба молить Бога за усопшего или усопшую и несколько цитат из Священного писания, из других религиозных сочинений или каких-нибудь молитв".
Так вот, эта книга и есть такой листок "Блаженной памяти", но вовсе не для конкретного рода или семьи - это листок "Блаженной памяти" для целой эпохи, безвозвратно ушедшей в прошлое. Герои Юрсенар подчекнуто анонимны, несмотря на предельную, вроде бы, конкретность. Автор указывает родственные связи, но вместо фамилий дает инициалы, а там, где речь идет о друзьях семьи или случайных знакомых ставит вымышленный инициал. Так, не теряя своей исключительности и характерных черт, герои становятся обобщенными образами. Перед нами проходят жившие когда-то люди - типичные представители своей эпохи, своего сословия, своей страны. Юрсенар заботливо собирает все, что составляло их повседневность, извлекает из пыльных сундуков забвения маленькие печали и радости, трагедии и триумфы человека того времени. Мы читаем их глазами те книги, которые они читали, краем уха слышим музыку, звучавшую в их гостиных, танцуем с ними на балах.
И, закрывая переплет с той стороны, мы оказываемся на краю пропасти длинной в 100 лет. Мир уже стал совсем другим и искать черты ушедшего в современности можно до бесконечности. И не находить или находить отдаленное сходство, как на портрете прабабки. Блаженной памяти...

Дейдре про Юрсенар: Как текучая вода [Anna, soror] (Историческая проза) 07 01
Историческими декорациями стала Европа времен эпохи Возрождения. Как и в Последней Милости, фон эпохи необходим для создания определенного пространства, микроклимата, где поставленная автором проблема раскрывается во всей полноте и наиболее глубоко. Снова не могу не отметить великолепие фона - он как-то выверен до совершенства. Но это не столько историческая повесть, сколько история души.
Лично я читала эту книгу о благородстве, верности и долге, душевной близости, о любви и чуткости. Книга о том, как человек одухотворяет действительность и как после его ухода рассыпается освещенный им мир, утрачивает свою привлекательность.

Оценка: отлично!

Дейдре про Юрсенар: Последняя милость (Историческая проза) 27 12
Я долго думала писать ли свою рецензию и как ее писать. С одной стороны часть жизни, пусть и небольшую, я посвятила теме гражданской войны и русской эмиграции и не могу не дополнить этим контекстом. С другой стороны, несмотря на великолепно выписанную атмосферу эпохи - действительно великолепно: я почти поверила в то, что автор была если не очевидцем событий, то лично связана с описанными историческими реалиями - книга не об этом. Действительно, гражданская война 1920-х гг. лишь интерьер, на фоне которого разворачиваются основные события, но интерьер великолепный, не столько даже на событийном уровне, сколько на уровне ощущения достоверности.
Эта книга о любви. Любовь женская, любовь мужская, самовлюбленность.
Взаимная нежная дружба и привязанность двух мальчишек, которые только-только становятся мужчинами. Эта привязанность могла бы перерасти в глубокую дружбу, но не переросла и даже не переросла бы, наверное. Безответная и саморазрушительная любовь сестры одного из них к другому, несбыточная мечта о нежности и тепле, жажда островка спокойствия в сошедшем с ума мире. Довольно двусмысленный финал.
Это книга о благородстве, о том как благородство рода определяет или не определяет благородство человека. Это книга о самоотверженности и верности идеям и людям.
Оценка: отлично!

X