Марина Ивановна Цветаева

Биография

Мари́на Ива́новна Цвета́ева (26 сентября (8 октября), 1892, Москва, Российская империя - 31 августа 1941, Елабуга, СССР) - русская поэтесса, прозаик, переводчица, одна из самых самобытных поэтов Серебряного века.

Биография Детство и юность Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 году в Москве. Её отец, Иван Владимирович, - профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед; стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать, Мария Мейн (по происхождению - из обрусевшей польско-немецкой семьи), была пианисткой, ученицей Антона Рубинштейна. Марина начала писать стихи - не только на русском, но и на французском и немецком языках - ещё в шестилетнем возрасте. Огромное влияние на Марину, на формирование её характера оказывала мать. Она мечтала видеть дочь музыкантом. После смерти матери от чахотки в 1906 году Марина с сестрой Анастасией остались на попечении отца. Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери подолгу жила в Италии, Швейцарии и Германии. Начальное образование получила в Москве; продолжила его в пансионах Лозанны (Швейцария) и Фрайбурга (Германия). В шестнадцать лет предприняла поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс лекций о старофранцузской литературе.

Начало творческой деятельности В 1910 году Марина опубликовала на свои собственные деньги первый сборник стихов - "Вечерний альбом". (Сборник посвящён памяти Марии Башкирцевой, что подчёркивает его "дневниковую" направленность.) Её творчество привлекло к себе внимание знаменитых поэтов - Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва. В этот же год Цветаева написала свою первую критическую статью "Волшебство в стихах Брюсова". За "Вечерним альбомом" двумя годами позже последовал второй сборник - "Волшебный фонарь". Начало творческой деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов. После знакомства с Брюсовым и поэтом Эллисом (настоящее имя Лев Кобылинский) Цветаева участвует в деятельности кружков и студий при издательстве "Мусагет". На раннее творчество Цветаевой значительное влияние оказали Николай Некрасов, Валерий Брюсов и Максимилиан Волошин (поэтесса гостила в доме Волошина в Коктебеле в 1911, 1913, 1915 и 1917 годах). В 1911 году Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном; в январе 1912 - вышла за него замуж. В том же году у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля). В 1913 году выходит третий сборник - "Из двух книг".

Отношения с Софией Парнок В 1914 г. Марина познакомилась с поэтессой и переводчицей Софией Парнок; их отношения продолжались до 1916 года. Цветаева посвятила Парнок цикл стихов "Подруга". Цветаева и Парнок расстались в 1916 году; Марина вернулась к мужу Сергею Эфрону. Отношения с Парнок Цветаева охарактеризовала как "первую катастрофу в своей жизни". В 1921 году Цветаева, подытоживая, пишет: "Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное - какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное - какая скука!" На известие о смерти Софии Парнок Цветаева отреагировала бесстрастно: "Ну и что, что она умерла? Не обязательно умирать, чтобы умереть".

Гражданская война (1917-1922) В 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла в приюте в возрасте трёх лет. Годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии. Марина жила в Москве, в Борисоглебском переулке. В эти годы появился цикл стихов "Лебединый стан", проникнутый сочувствием к белому движению. В 1918-1919 годах Цветаева пишет романтические пьесы; созданы поэмы "Егорушка", "Царь-девица", "На красном коне". В апреле 1920 года Цветаева познакомилась с князем Сергеем Волконским.

Эмиграция (1922-1939) В мае 1922 года Цветаевой с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу - к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые "Поэма горы" и "Поэма конца". В 1925 году после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж. В Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого. В мае 1926 года с подачи Бориса Пастернака Цветаева начала переписываться с австрийским поэтом Райнером Марией Рильке, жившим тогда в Швейцарии. Эта переписка обрывается в конце того же года со смертью Рильке. В течение всего времени, проведённого в эмиграции, не прекращалась переписка Цветаевой с Борисом Пастернаком. Большинство из созданного Цветаевой в эмиграции осталось неопубликованным. В 1928 в Париже выходит последний прижизненный сборник поэтессы - "После России", включивший в себя стихотворения 1922-1925 годов. Позднее Цветаева пишет об этом так: "Моя неудача в эмиграции - в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху - там, туда, оттуда..." В 1930 году написан поэтический цикл "Маяковскому" (на смерть Владимира Маяковского). Самоубийство Маяковского буквально шокировало Цветаеву. В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания, успехом пользовалась её проза, занявшая основное место в её творчестве 1930-х гг. ("Эмиграция делает меня прозаиком..."). В это время изданы "Мой Пушкин" (1937), "Мать и музыка" (1935), "Дом у Старого Пимена" (1934), "Повесть о Сонечке" (1938), воспоминания о Максимилиане Волошине ("Живое о живом", 1933), Михаиле Кузмине ("Нездешний ветер", 1936), Андрее Белом ("Пленный дух", 1934) и др. С 1930-х гг. Цветаева с семьёй жила практически в нищете. "Никто не может вообразить бедности, в которой мы живём. Мой единственный доход - от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живем на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода". (Из воспоминаний Марины Цветаевой) 15 марта 1937 г. выехала в Москву Ариадна, первой из семьи получив возможность вернуться на Родину. 10 октября того же года из Франции бежал Эфрон, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве.

Возвращение в СССР (1939-1941) В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью. По приезде жила на даче НКВД в Болшево (ныне Музей-квартира М.И.Цветаевой в Болшеве), соседями были супруги Клепинины. 27 августа была арестована дочь Ариадна, 10 октября - Эфрон. В 1941 году Сергей Яковлевич был расстрелян; Ариадна после пятнадцати лет репрессий реабилитирована в 1955 году. В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами. Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. 8 августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию; 18 августа прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в основном находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила согласие на прописку и оставила заявление: "В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года". 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь. 31 августа 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством (повесилась), оставив три записки: тем, кто будет её хоронить, Асеевым и сыну: "Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але - если увидишь - что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик". Марина Цветаева похоронена на Петропавловском кладбище в г. Елабуге. Точное расположение ее могилы неизвестно. На той стороне кладбища, где находится ее затерявшаяся могила, в 1960 году сестра поэтессы, Анастасия Цветаева, установила крест, а в 1970 году было сооружено гранитное надгробие.

После смерти В эмиграции она написала в рассказе "Хлыстовки": "Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской каменоломни, камень: "Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева". Также она говорила: "Здесь, во Франции, и тени моей не останется. Таруса, Коктебель, да чешские деревни - вот места души моей". На высоком берегу Оки, в её любимом городе Таруса согласно воле Цветаевой установлен камень (тарусский доломит) с надписью "Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева". В первый раз камень был поставлен усилиями Семена Островского в 1962, но затем памятник был убран "во избежание", и позже в более спокойные времена восстановлен.

Отпевание В 1990 году патриарх Алексий II дал благословение на отпевание Цветаевой (отпевание состоялось в день пятидесятой годовщины со дня кончины Марины Цветаевой в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот), тогда как отпевать самоубийц в РПЦ запрещено. Основанием для того послужило прошение Анастасии Цветаевой, а с нею - группы людей, в том числе диакона Андрея Кураева, к патриарху.

Творчество Сборники стихов * 1910 - "Вечерний альбом" * 1912 - "Волшебный фонарь", вторая книга стихов, Изд. "Оле-Лукойе", Москва. * 1913 - "Из двух книг", Книгоиздательствово "Оле-Лукойе". * "Юношеские стихи", 1913-1915. * 1922 - "Стихи к Блоку" (1916-1921), Изд. Огоньки, Берлин, Обложка А. Арнштама. * 1922 - "Конец Казановы", Изд. Созвездие, Москва. Обложка работы О. С. Соловьевой. * 1920 - "Царь-девица" * 1921 - "Вёрсты" * 1921 - "Лебединый стан" * 1922 - "Разлука" * 1923 - "Ремесло" * 1923 - "Психея. Романтика" * 1924 - "Молодец" * 1928 - "После России" * Сборник 1940 года

Драматические произведения * Червонный валет (1918) * Метель (1918) * Фортуна (1918) * Приключение (1918-19) * Пьеса о Мэри (1919, не завершена) * Каменный Ангел (1919) * Феникс (1919) * Ариадна (1924) * Федра (1927)

Эссеистская проза * "Живое о живом" * "Пленный дух" * "Мой Пушкин" * "Пушкин и Пугачёв" * "Искусство при свете совести" * "Поэт и время" * "Эпос и лирика современной России" * Воспоминания об Андрее Белом, Валерии Брюсове, Максимилиане Волошине, Борисе Пастернаке и др. * Мемуары * "Мать и музыка" * "Сказка матери" * "История одного посвящения" * "Дом у Старого Пимена" * "Повесть о Сонечке"

Библиография * Антокольский П. Книга Марины Цветаевой // Новый мир, 1966. - №4. * Цветаева Анастасия Ивановна Воспоминания. - М.: 1971. * Твардовский А. Марина Цветаева. Избранное, в его кн.: О литературе. М., 1973. * Эфрон А. Страницы воспоминаний. // Звезда, 1973. - №3. * Эфрон А. Страницы былого // Звезда, 1975. - №6. * Белкина М. Скрещение судеб. - М.: 1988. * Саакянц А.М. Цветаева. Жизнь и творчество. - М.: 1997. * Марина Цветаева. Фотолетопись жизни поэта. - М.: 2000. * Кудрова И. Путь комет. Жизнь Марины Цветаевой. - СПб: 2002. * Эфрон Г. Дневники, тт. 1-2. - М.: 2005. * Библиография работ о Марине Цветаевой. * Полянская М. Брак мой тайный. Марина Цветаева в Берлине. - М.: 2001. * Омри Ронен. Часы ученичества Марины Цветаевой // Марина Цветаева 1892-1992. Под ред. С.Ельницкой и Е.Эткинда. Нортфилд, 1992.

Википедия




Сортировать по: Показывать:
Выбрать всё    
Раскрыть всё

Переводчик


Автор


Переводчик


Автор


Комментатор


Об авторе


Переводчик


Автор


Об авторе


Переводчик


Автор


Об авторе


Переводчик


Книги на прочих языках


Автор


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом, коллаборативной фильтрации и других удобств.

RSS

Aliki про Цветаева: Полное собрание стихотворений (Поэзия: прочее) 29 06
Ser9ey Это глупость или провокация?
"Проза у нее неплохая, а бабы в поэзии это бяда"
Проза у Цветаевой как раз слишком экзальтированная, а стихи - такие какие надо стихи!

Ser9ey про Цветаева: Полное собрание стихотворений (Поэзия: прочее) 29 06
Не знаю...какие-то сплошные умозрительные стилизации под Жуковского, ничего в ее стихах живого.
..а я не мешаю фанам балдеть, тока ж еще и думать нада, а не тока писать от васторга. Проза у нее неплохая, а бабы в поэзии это бяда.

Olesya-St про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 28 04
люблю поэзию Серебряного века...
Оценка: отлично!

Ser9ey про Цветаева: Повесть о Сонечке (Русская классическая проза) 05 03
В свое время с интересом прочитал. Цветаева сумела ухватить дух того, послереволюционного, времени...а вот стихи у нее - какие-то макароны, обо всем и ни о чем.
Оценка: хорошо

fantom33 про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 21 01
Тов Хenos, это типа ирония переходящая в бурный и продолжительный сарказм? Намекуите чо сокол таки вы, а все остальные наивные пингвины? Ню-ню. Да, ежели не затруднит, процицируйте, где я там говаривал, чо в царской России не было цензуры.
Фантазер вы, а не сокол, хотя все познается в сравнении. Сами небось всяческие ограничения приемлете только к другим, но не к себе любимому.
Типа я это прочел, а вам не положено...

Xenos про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 10 01
>Ser9ey: Мдя даже вот в таком усушеном виде мы не знали, при совках, нашу великую дорев. поэзию...
Объясняю. Специально для. Вашу "великую дорев. поэзию" вы и сейчас не знаете, и в этом ваше счастье. Потому как советская цензура в свое время разгребла "тысячи тонн словесной" руды, чтобы наскрести оттуда что-то более-менее значимое.
Полистайте интереса для подшивки журнала "Нива" хотя бы за 1903-1913 годы. Если не судьба - сходите на стихи.ру и читайте все подряд. Ощущения весьма схожие.
"Серебряный век русской поэзии" есть продукт селекции от советской цензуры.
>bsp: нашу Великую Русскую Поэзию мы знаем неплохо. Среди прочего, еще знаем, что поэты Серебряного века печатались в "Аполлоне", "Мире искусства", "Весах", "Мусагете", "Алконосте", а не в "Ниве".
Ага-ага. Надо полагать, "Нива", как самый массовый дореволюционный российский журнал (до 250.000 экземпляров в лучшие времена) в 1869 - 1918 годах, демонстративно печатал выборочную шелупонь типа тех же Ахматовой, Мандельштама, Брюсова, Сологуба и иже с ними, но начисто игнорировал "серебряных", так сказать, поэтов. Вы, батенька, уж либо крестик снимите, либо трусы наденьте.
То ли дело вышеперечисленные листки, которые издавались по пять-шесть лет мизерными тиражами в ущерб издательствам, и которые кроме "куртуазных маньеристов" никто не читал, ага. К тому же эти листки, кстати, помимо поэзии большую часть внимания уделяли литературе вообще, а также музыке, живописи и прочим псевдоинтеллигентстким взаимным разборкам под видом критики. Как писал кое кто примерно в те же времена: "Неважная честь, чтоб из эдаких роз мои изваяния высились".
>Правда, пока совецкая власть всё это своей гомадрильей лапой не задушила.
"СовеТСкая", кстати, и "гАмадрильей". Да и душить их было незачем: разорились за невостребованностью. Практически все еще до революции. "Невидимая рука рынка", понимаешь.
>При этом сама ни одного литературного журнала подобного качества не создала.
Да-да. Только возобновила созданную еще Пушкиным "Литературную газету" и выпускала ее тиражем до 6.000.000 экземпляров, "Красная новь" и "Сибирские огни" с 1921 года до 30.000 - 40.000 экземпляров, "Юность" в 70-е до 3.000.000, таких же масштабов "Смена", "Нева" опять же в лучшие времена до 650.000 экземпляров... Всех не перечислишь. И каждый тиражем был больше, чем все упомянутые листки вместе взятые.
>могу только сказать - "дай Бог мне в жизни горестей не знать, пока таким же дураком и я не стану".
Судя по приведенным выше цитатам, поздно пить боржоми. Дефицит грамотности никакой страстью к вранью не компенсируешь.
>monya0202: давайте скажем спасибо цензуре за то что она , бедная, делала за нас всю работу. Решала что нам понравится ,а что нет ,что читать ,а что не стоит.
Да без проблем. Вот у вас есть Либрусек, читайте все подряд (но именно ВСЕ подряд) сами, а рецензии перед этим не читайте. Рецензирование, между прочим - разновидность цензуры.
>fantom33: Пы. Сы. Жаль, но либрус уже давно не является тем местом, где можно <<читать Все подряд>>.
Н-да. "На третий день Зоркий Сокол заметил, что дверь в сарай не закрыта". Можно подумать, дореволюционные журналы можно было читать все подряд. Наивные идеалисты, туда-сюда. Теоретики либерализма, вашу медь.

monya0202 про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
Xenos , давайте скажем спасибо цензуре за то что она , бедная, делала за нас всю работу. Решала что нам понравится ,а что нет ,что читать ,а что не стоит. А то мы ,совки несмышленые, не могли сами то понять где оно хорошо ,а где плохо....

bsp про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
xenos, нашу Великую Русскую Поэзию мы знаем неплохо. Среди прочего, еще знаем, что поэты Серебряного века печатались в "Аполлоне", "Мире искусства", "Весах", "Мусагете", "Алконосте", а не в "Ниве". Правда, пока совецкая власть всё это своей гомадрильей лапой не задушила. При этом сама ни одного литературного журнала подобного качества не создала. По поводу "продукта селекции от советской цензуры" могу только сказать - "дай Бог мне в жизни горестей не знать, пока таким же дураком и я не стану".

Ser9ey про Белый: Поэзия Серебряного века [Антология] (Поэзия: прочее) 09 01
Мдя даже вот в таком усушеном виде мы не знали, при совках, нашу великую дорев. поэзию...но зачем спрашивается сейчас издавать такую солянку?!...разве что для просвещения утомленных жизнью новорусских.
to Xenos: Это ж надо быть таким многоречивым дураком. У вас памоему от отсутствия руководящей и направляющей...децкий страх перед открывшимся вдруг морем имен нашей русской поэзии.
Оценка: отлично!

Igrina про Марина Ивановна Цветаева 09 06
Наверное, Крысолов — одна из лучших вещей Марины Ивановны. Но у нее и все остальные ничего себе. Читайте и наслаждайтесь!
“Идешь, на меня похожий...”
“Какой-нибудь предок мой был скрипач...”
Драмы, Лебединый Стан, да все подряд, включая дневниковые заметки и письма...

Belomor.canal про Волконский: Родина [Воспоминания] (Биографии и Мемуары) 15 10
"Цесаревна была мила, в радостном, почти детском настроении духа. .. но вдруг увидела землянику — вот уж прямо как ребенок обрадовалась. Заметив это, мы с братом стали рвать землянику и подавать ей. Очень нас поразило, что она съедала все ягодки, даже самые зеленые…" Воспоминание о стране которой давно уже нет!

Оценка: отлично!

Vadi про Кудрова: Гибель Марины Цветаевой (Историческая проза, Поэзия: прочее, Биографии и Мемуары) 25 09
Теперь здесь полный текст книги, со всеми приложениями и комментариями.
Оценка: хорошо

Vadi про Кудрова: Гибель Марины Цветаевой (Историческая проза, Поэзия: прочее, Публицистика) 24 09
Предупреждаю, что залитый текст - это в действительности только половина книги. Завтра, 25.09, постараюсь выложить полный текст (отсюда: http://tsvetaeva.synnegoria.com/WIN/about/kudrovG.html)

OTatiana про Марина Ивановна Цветаева 26 06
Прекрасно! Страшно, но все равно прекрасно!

Aliki про Цветаева: Крысолов (Поэзия: прочее) 15 02
С этой вещи полюбила Цветаеву. Читать надо вслух, невзирая на риск прослыть невменяемым(ой)!!!
Оценка: отлично!

X