Сергей Сергеевич Хоружий

Биография

Биографическая справка

Хоружий Сергей Сергеевич (род.1941) - исследователь православного подвижничества, специалист в области религиозной философии и философской антропологии, а также физик-теоретик, математик и специалист по творчеству Дж.Джойса, переводчик его романа "Улисс". Окончил физический факультет Московского Государственного Университета (1964), крестился в Православие (1968), доктор физико-математических наук (1977), академик РАЕН (1993).
Будучи физиком-теоретиком и математиком, развивающим строгие методы релятивистской квантовой теории, Хоружий, вместе с тем, начал работу в области философии и религиозной мысли независимо и почти одновременно с физикой; первая философская публикация появилась в 1967 (статья "Ничто" в т.4 "Философской Энциклопедии"). С тех пор работа в этой сфере не прекращалась, однако, за вычетом редких словарных статей, при коммунистическом режиме философские тексты Хоружего не появлялись в печати. Его позицией было неприятие официальной советской философии и философской среды; по его убеждению, сфера философии при тоталитаризме - не область творчества, но придаток машины господства, ее природа и содержание кардинально извращены, и сразу после крушения коммунизма необходимы были закрытие Института Философии, пересмотр ученых степеней в философии и радикальная смена кадров кафедр общественных дисциплин. Ныне же постсоветская философия уже восприняла отравляющее наследие и разве немногим здоровее советской.
Исходная сфера философских интересов Хоружего (помимо влияний классиков и, прежде всего, Хайдеггера) - христианская мысль: западная мистика, русская религиозная философия. Относясь критически к общему уровню русского философствования, Хоружий был, тем не менее, убежден в существовании особого типа духовности и особого русла аутентичной религиозной мысли, присущих Восточному христианству, и считал необходимым их глубокое философское раскрытие. Решение этой задачи вначале виделось на пути изучения русского философского процесса, метафизики Серебряного века и ее отдельных фигур (прежде всего, Флоренского и Карсавина); к этому этапу относится первая философская книга Хоружего "Миросозерцание Флоренского" (1974, опубл. 1999). Но уже с середины 70-х гг. наступает новый этап, толчком к которому послужило изучение "богословия энергий" св. Григория Паламы (XIV в.). Стали уясняться истинные очертания Восточнохристианского дискурса, и они показывали, что метафизика Серебряного века не является ни главным, ни чистым выражением этого дискурса, и в его составе русская аскеза существенней и бесспорней русской философии. Ключевые черты Восточнохристианского дискурса, его опытный и энергийный характер (в отличие от отвлеченно-логического и эссенциалистского дискурса, доминирующего на Западе), наиболее чисто и выпукло представлены в его мистико-аскетической традиции, исихазме, и постепенно эта традиция стала главным предметом исследований Хоружего.
Исихастская духовная практика ("умное делание") - антропологическая стратегия, в особом восходящем процессе преобразующая совокупность энергий человека на всех уровнях его конституции, включая соматику, психику, интеллект. Ее понимание ставит принципиальные проблемы для каждой из наук о человеке, и ее изучение в работах Хоружего приняло форму междисциплинарной программы, включающей богословские, психологические, лингвистические темы, однако ядром своим имеющей философию. Исихастский опыт толкает строить философию как "дискурс энергии", в котором энергия, или "бытие-действие" - ведущий, производящий принцип для всей системы понятий. Адекватная трактовка этого опыта оказывается невозможной на базе обычного аристотелева понятия энергии и требует альтернативной концепции, где энергия обладала бы иной, более свободной связью с сущностью: была "деэссенциализована". Такая концепция имплицирует энергийную картину бытия-действия как бытия-события, куда, наряду с событиями наличного бытия, входят также "события трансцендирования", составляющие цель духовных практик, и "виртуальные события", образующие виртуальную реальность.
Компаративный анализ, привлекающий весь спектр духовных традиций, вскрывает универсальную природу исихастского опыта, являя его как одну из реализаций общеантропологической парадигмы или стратегии - "парадигмы Духовной практики". В свою очередь, эта парадигма трактуется как вид "предельных феноменов" человеческого опыта, в которых начинаются изменения самих конститутивных признаков способа бытия человека. Такая логика ведет к антропологическому подходу, где в центр выдвигаются эти предельные феномены, а базовым концептом становится понятие их совокупной области, именуемой "Антропологической Границей"; сам же подход получил название "синергийной антропологии" (от аскетико-богословского понятия синергии, согласия-соработничества энергии человеческой и Божественной). Удается полностью описать топику Антропологической Границы: наряду с духовными практиками, туда входят стратегии Бессознательного (изучаемые в психоанализе неврозы, комплексы и т.п.) и виртуальные стратегии; смешения и наложения этих трех главных видов стратегий Границы порождают многообразие гибридных форм (их примеры - явления "прелести" в аскезе, психотехники, продуцирующие измененные состояния сознания и др.). В итоге, человек предстает как ансамбль стратегий Антропологической Границы; и это новое определение человека служит ядром антропологической модели, тесно сопрягающей опыт древности и современности и отвечающей новой парадигме знания, с иной системой отношений дисциплинарных дискурсов.

Основные труды:
Introduction to Algebraic Quantum Field Theory. Dordrecht, 1990.
Диптих безмолвия. Аскетическое учение о человеке в богословском и философском освещении. 1978, опубл. Москва, 1991.
После перерыва. Пути русской философии. Санкт-Петербург,1994.
"Улисс" в русском зеркале. Москва,1994.
Синергия. Проблемы аскетики и мистики Православия. Научный сборник под редакцией С.С.Хоружего. Москва, 1995.
К феноменологии аскезы. Москва, 1998.
Философия и аскеза. Нью-Йорк, 1999.
О старом и новом. Санкт-Петербург, 2000.




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё
Bibliotheca Ignatiana
Альманах общества Seminarium hortus humanitatis
Из истории отечественной философской мысли
Историко-философский ежегодник

Переводчик


Автор



RSS

Ser9ey про Джойс: Улисс (Классическая проза) 30 04
Кому интересен огромный томяра про унылого ирландского сявку?!...хех, если мне захочецца про сявоту, я лучче почитаю своего харьковского Лимонова.
Наэрна нуно знать в совершенстве аглицкий. щобы подобно Хемингуэю восхищацца Джойсом.

snovaya про Джойс: Улисс (Классическая проза) 13 09
Отвратительно. Совершенно далёкие для меня псевдопереживания, аллюзии и описания. Напомнило соседа, который ярко и умно рассказывает, но что-то шизофренически бредовое.
Оценка: нечитаемо

Isais про Джойс: Улисс (Классическая проза) 13 09
Рискуя вызвать гнев почитателей современной литературы своим ёрническим замечанием, укажу, тем не менее: логически продолжая "Улисса" reductio ad absurdum, приходим к "Гигамешу".

DmitrySmirnov про Джойс: Улисс (Классическая проза) 13 09
Довольно унылое и неспешное повествование ни о чем. Да автор экспериментирует с текстом, да есть какие-то необычные образы. Но в целом книга не представляет никакого интереса.
В целом книга рай для тех, кто хочет прослыть эстетом, поскольку из тумана слов можно выдернуть любой смысл и назвать это "своим прочтением автора", но сути это не меняет: "Улисс" - это унылое гавно.

sibkron про Джойс: Улисс (Классическая проза) 13 09
Джеймс Джойс - автор, которого представлять особо не требуется. Его творчество либо любят, либо люто ненавидят, причем люди довольно разных категорий и слоев. Есть, думаю, за что, как-никак автор не давал поблажек читателям. Не понимаете? Ваши проблемы.
"Улисс" - квинтэссенция не только всего модернизма, но, по меткому замечанию Вила-Матаса (в романе "Дублинка"), - квинтэссенция эпохи Гутенберга. Гениальные авторы, конечно, не перевелись и после Джойса, но автор "Улисса" предвосхитил многие искания как минимум 50 следующих лет, то есть добрая часть авторов была обречена на повторения. Хотите кафкианские метаморфозы - "Протей" к вашим услугам, репортажность в стиле Дёблина - "Эол", аллитерации Беккета и Арно Шмидта - рассыпаны по тексту, где меньше, где больше.
Как многие эпические масштабные романы "Улисс" вмещает в себя кучу идей, экспериментов. Джойс был весьма эрудированным. Конечно, он читал натуралистов, в частности есть знакомые переливы Золя и Ибсена, скорее всего был знаком с эзотерикой своего времени, идеями Ницше и Фрейда. Его роман вмещает конструкции от авангардных музыкальных построений до чистейших лирических потоков с элементами интертекста, ведь не зря многие читатели лучшими эпизодами называют именно "Навсикаю" и "Пенелопу", которые отсылает к женским романам и письмам Норы соответственно.
Более всего я был удивлен Джойсовской высокой оценкой (по замечанию комментатора: "любопытно, что Джойс относился к нему всерьез, дав ему в 1913 г. в заметках к пьесе, такую лестную аттестацию: «Поль де Кок – несомненно, потомок Рабле, Мольера и старой souche gauloise (галльского корня)»" , эп. 4, ком. 280, перевод и комментарий Хинкиса и Хоружего) массового дамского беллетриста Поля де Кока, который всё больше для меня превращается в некого серого кардинала литературы второй половины 19 и начала 20 веков, ведь помнится и Флобер боялся впасть в Поля де Кока, да и Достоевский писал с оглядкой на данного автора.
Суть стержневого сюжета вполне проста и уместилась бы в небольшой рассказик: любовный треугольник, адюльтер, обычный день (16 июня 1904 года) из жизни рекламщика Леопольда Блума. Но исполнение делает это рассказ монументальным романом. Поднимается довольно много проблем, которые актуальны и по сей день: женская эмансипация, еврейство, взаимоотношения между Ирландией и Англией, идеология, тема отцов и детей, взаимоотношения искусства (Дедал) и науки (Блум).
Единственный вопрос, который так и остался невыясненным: кто ж всё-таки долговязый Макинтош, который был тринадцатым на похоронах Падди Дигнама? Вила-Матас с подачи Набокова (опять же в романе "Дублинка") предполагал, что в роли незнакомца Джойс вывел себя, то есть творца.

Знаем ли мы, кто он? Я думаю, да. Ключ к разгадке — в главе 4 II части — сцена в библиотеке. Стивен говорит о Шекспире и утверждает, что великий писатель сам присутствует в своих произведениях. «Он запрятал свое имя, прекрасное имя, Вильям, в своих пьесах, дав его где статисту, где клоуну, как на картинах у старых итальянцев художник иногда пишет самого себя где-нибудь в неприметном уголку», и именно это сделал Джойс, поместив свое лицо в неприметном уголке этого полотна. Человек в Коричневом Макинтоше, проходящий сквозь романный сон, — это сам автор. Блум мельком видит своего создателя! (В. Набоков. Лекции по зарубежной литературе, 7. Джеймс Джойс. «Улисс» (1922), Часть II, Глава 3)

Роман, конечно, же рекомендую к чтению (всё-таки сам отношусь к тем, кто полюбил это произведение), а по настроению и к перечитыванию.
Оценка: отлично!

Skovo про Джойс: Улисс (Классическая проза) 16 10
Первое впечатление после прочтения - недоумение. Три недели из жизни (см. ниже) ради пары невероятно банальных мыслей о женщинах и авторской трактовки "Гамлета"?! Однако с течением времени роман приобретает и глубину, и многозначность, о которых так много говорит претенциозная критика. Как ни парадоксально, по прошествии некоторого времени его хочется перечитать, что, безусловно, свидетельствует о таланте автора. Роман хорош, может быть, даже очень хорош, но... не гениален. Причём не гениален совершенно, ни в одной своей черточке - вопреки ожиданиям из-за сложившейся вокруг него ауры. Впрочем, последняя зачастую создаётся мнениями людей, вряд ли его осиливших. Пресловутый "поток сознания" на поверку оказывается не джойсовским детищем; параллели с "Одиссеей" благополучно исчезают к середине романа; намеки на копрофагию и мастурбацию с позиций нынешнего дня и вовсе кажутся смешными... Правда, есть ряд моментов: первый - чтение романа в переводе, который по определению не может передать, скажем, стилистические нюансы нескольких десятков английских авторов, часть из которых не переведена на русский ("Быки Солнца") (насколько хорошо передал их сам Джойс?); второй - моя некомпетентность в английской литературе: из всех подразумеваемых автором писателей я знаком с четырьмя самыми известными. В общем, Джойс поставил себе грандиозную задачу, с которой, на мой взгляд, не справился. Однако "ошибка гения лучше всех удач посредственности" (С), а потому роман к прочтению обязателен - автор, наверное, не гений, но в таланте ему не откажешь.
Небольшие рекомендации к прочтению:
1. Одна из важных особенностей - рассчёт на "профессионального" читателя. Главы довольно внушительного объёма (особенно во второй половине), а особенности текста не предполагают возможность отложить главу на середине. Не приступайте к чтению "Улисса", если не сможете выкроить по меньшей мере 2-3-4 часа в день на протяжении 2-3-4 недель - в зависимости от скорости чтения и степени "вчитываемости". У меня заключительная глава - знаменитый монолог Молли из восьми предложений - заняла 5,5 часов (!) чистого времени.
2. Комментарии обязательны (sic!) не просто к прочтению, но к тщательному изучению. Вводную часть лучше читать до начала соответствующей главы.
Отдельно хотелось бы отметить блестящую работу В. Хинкиса - как в части собственно перевода, так и в части написания комментариев, очень помогающих постижению смысла "романа века".

Оценка: хорошо

flimony про Джойс: Улисс (Классическая проза) 04 07
Первый раз прочитала года 2 назад. Осилила. Потом какое-то время думала "ну и нафига? говорить всем что, да, читала?". А позже поняла, что постоянно возвращаюсь к прочитанному, передумываю, переосмысливаю, переживаю... Стала читать второй раз - реально получаю удовольствие. И ссылки не мешают, наоборот, не боюсь уже отвлекаться от текста, дабы нить не потерять. Роман действительно монстр, но монстр великолепный! Читать всем.

Largebooker про Джойс: Улисс (Классическая проза) 10 05
Книга мощная. Не зря, наверное, понимающие люди называют лучшей книгой человечества. Впервые прочитал ее давно, вскоре после выхода этого блестящего перевода. Помню, как утомительно было читать комментарии, помещенные в конце книги, а без них совсем понятно. Версия FB2 для электронной очень порадовала простотой просмотра комментариев и простым возвращением к основному тексту. Думаю, это многим облегчит знакомство с книгой.
Оценка: отлично!

Belomor.canal про Хоружий: Что такое Synergia? [en] (Религиоведение) 15 01
Краткое и ясно введение в синергетику и её место среди антропологических и естественно научных дисциплина. Написано очень простым языком!
Оценка: отлично!

mikebb про Хоружий: Блеск и нищета внутренней эмиграции (Культурология) 25 10
Собственно это рецензия на замечательную книгу http://lib.rus.ec/b/333818, но не только рецензия а дополнение к воспоминаниям Анастасии Александровны. Автор лично был знаком с её мужем Михаилом Константиновичем Поливановым. С. С. пишет "Для меня и для многих эта фигура незабываема. Физик-теоретик со всемирной известностью, человек универсальной культуры, редчайшего такта и обаяния, он обладал, казалось, неограниченной участливостью, способностью услышать и понять, ободрить и подсказать выход – и сразу приобретал столь же неограниченное доверие всех: был незаменимой третейской стороной в самых разнообразных спорах, авторитетным экспертом решительно в любых проблемах, от тонкостей этикета до глобальных решений о развитии российской науки.
... Вспоминаю первую встречу с ним. Мне было под двадцать, ему – под тридцать; молодой, но уже известный, заметный член Боголюбовской школы в квантовой теории, он пришел к нам, студентам, выбирающим специализацию в науке, рассказать о своей школе, о ее направлении. Это было как сцена из кино, как встреча с пришельцем из космоса: посреди вихрастых пареньков в ковбойках и протертых штанах, бедного и небрежного затрапеза физиков до-джинсовой эры, он – стройный и высокий, в голубом отлично сидящем костюме с бабочкой, безумно красиво рассказывал нам, как делается квантовая теория поля, самая новая и самая захватывающая наука, – и “посреди приемной советской” уже сами его интонации и синтаксис были чем-то неслыханным. " Советую почитать как рецензию так и саму книгу!
Оценка: отлично!

Belomor.canal про Хоружий: Выготский, Флоренский и исихазм в проблеме формирования современной антропологической модели (Психология, Философия) 20 06
Цитата "Если для Флоренского и Выготского структурная эпистема была новой, пионерской, то сегодня она, со всею определенностью, уже пройденный и устаревший этап.И не только структуралистская эпистема, но уже и постструктуралистская."
"антропологической проблематики в рамках подхода или аппарата антропологических матриц. Друзья мои, и это опять-таки – существенно системно-структуралистский концепт. Матрица есть некая таблица; и системно-структуралистский характер концепта тут очевиден. Это некое вместилище, обладающее структурирующей потенцией, и в котором, соответственно таковой потенции, могут размещаться и упорядочиваться любого рода комплексы. Понятно, что для рассмотрения Флоренского и Выготского в русле протоструктурализма такой концепт удобен и адекватен, и подобный историко-культурный подход вполне может воспользоваться концептом антропологических матриц. Но если мы захотим взглянуть на Флоренского и Выготского в перспективе сегодняшних эпистем и сегодняшней антропологической проблематики, то мы усомнимся не только в структурализме, но и в матрицах"
Оценка: отлично!

Belomor.canal про Хоружий: «Братья Карамазовы» в призме исихастской антропологии (Литературоведение, Православие) 20 06
Цитаты " Явная исихастская «неканоничность» Зосимы была немедленно отмечена К.Леонтьевым – и так открылась «проблема Зосимы»: действительно ли и в полной ли мере сей старец представляет подлинное исихастское подвижничество? "
Возникает двойственная ситуация: «принятие Бога – непринятие мира», которую очень адекватно передает формула «возврат билета». Алеша выдвигает аргумент, решающий для христианского сознания, «аргумент от Христа» – но, как оказывается, на сей аргумент у Ивана давно имеется «домашняя заготовка»: Легенда о Великом Инквизиторе!."
Блистательное эссе Сергея Сергеевича!
Оценка: отлично!

evgen007 про Джойс: Улисс (Классическая проза) 15 10
"Но, тем, кто хочет слыть интеллектуалом, не на словах, а на деле, читать необходимо."
У меня по протоколу замечание. Слыть на деле не получится. На деле можно быть. А глагол слыть, от слова слух, подразумевает речь, слова. Так что тем, кто хочет именно слыть интеллектуалом, читать не обязательно. Можно говорить, что читал.

Антонина82 про Джойс: Улисс (Классическая проза) 15 10
Как-то в одной компании, во многом для меня случайной, стали выяснять, кто читал "Улисса". Практически все присутствующие читали, хор восторженных голосов раздавался отовсюду. Я чувствовала себя Золушкой, попавшей на бал, после того, как время, отпущенное доброй феей, истекло.
Купила на следующий день книгу. Стала читать. Раз читаю одну и ту же главу, два читаю, короче, понимаю, что я ничего не понимаю. Все-таки добравшись до середины книги, а она толстенная, я поняла, почему так происходит. "Улисса" Джойса, для того чтобы осмыслить, по-моему , надо иметь объемное воображение, поскольку он пишет об одном, а предположить можно несколько вариантов. Эта многослойность текста является основной проблемой для его восприятия. Кроме того, автор постоянно обращается к "Одиссеи" Гомера, что также не облегчает понимание текста. Джойс, по своим соображениям, практически не пользуется знаками препинания - еще одна трудность для чтения.
Можно кратко резюмировать: я не смогла осилить до конца этот роман. Но, тем, кто хочет слыть интеллектуалом, не на словах, а на деле, читать необходимо.

Mishell the Smoker про Джойс: Улисс (Классическая проза) 08 08
Нету "Поминок по Финнегану" плохо!

Lilena про Джойс: Улисс (Классическая проза) 22 10
Книга действительно вызов читаталю. Испытываю заочное глубокое уважение к осилившим Улисса полностью.
Понять, что в это немаленькое произведение вмещен один день из жизни дублинца достаточно непросто уже потому, что все события переданы через "поток сознания без знаков препинания" главного героя. Т.е. именно мысли не в структурированном и удобном для читателя виде, а весь тот сумбур, обрывки и кусочки впечатлений, которые реально возникают у человека. Ну и к тому же текст пронизан аллюзиями, метафорами и цитатами из европейской мифологии и литературы.
Оценка: отлично!

X