Виктор Григорьевич Максимов


Биография

МАКСИ́МОВ Виктор Григорьевич (20.10.1942, г. Иваново ― 20.4.2005, СПб.) — русский советский поэт, прозаик, переводчик.

Отец - кадр. военный, мать - мед. работник. Окончив среднюю школу (1959), работал слесарем. В 1961–63 слу­жил в группе сов. войск в Германии. С 1964 по 1968 учился на филол. фак-те ЛГУ.

Перв. публикация - в газ. «Ленинские искры» (1957. 14 март.), где напеч. стих. « Сказание об удивитель­ных ночных похождениях кота Васи­лия в гастрономическом магазине ». В 1966 вышел перв. сб. стих. « Открытие », оцененный О. Шестинским, отмечав­шим, что Древняя Русь, о кот. пишет М. в этой кн., для поэта «не экзотика, не мате­риал, где мог бы он щегольнуть своими по­знаниями. В цикле „Степные гулы” - начало трагедии русской земли. Цикл впечатляет. Поэт умело сочетает свое личное эмоцио­нальное отношение к событиям, эпичность в раскрытии драмы народа и подробности та­кие, словно он сам был очевидец»; «Для него Россия - это необъятная земля, которая <...> формирует его характер патриота, гражда­нина». Своеоб­разные, нетрадиционные метафоры и срав­нения, используемые М., подчеркивают фи­лософскую глубину борьбы русичей за свою свободу: «Дымился рассвет у донской пере­правы. / Был долог предутренний час на Ру­си. / И сгорбило за ночь усталые травы / Та­таро-монгольское иго росы. / И встал я. / И медлить нельзя было боле. / Я вышел / И травам ударил челом, / И тронул рукой Куликовское поле, / И медное солнце одел как шелом» (« Рассвет »).

Обращение к ист. реалиям, к русскому фольклору с его многообразием жанров, богатым образным строем и само­бытным языком становится неотъемлемой чертой поэзии М. Вышедшую в 1982 кн. « Это было на Почай-реке » Шестин­ский назвал «русским богатырским эпосом», отметив, что М., кот. всегда было свой­ственно необыкновенное чувство слова, «в сказании таком народно-сказочном, пе­сенном, <...> “развернулся на воле”, красоч­но живописуя и в то же время соблюдая ху­дожнический такт». Поэт не просто любуется народным словом, а использует его, чтобы «творчески запечатлеть истоки русского на­ционального характера».

Сер. 1980-х ознаменовалась выпус­ком сразу неск. сб. М., свидетельствуя о важном этапе его поэтич. деятельности. Новые стихи М. собрал в кн. « Доля » (1984), « Полустанки высоты » (1984), « Соколиная забава » (1986). Стихи раз­ных лет объединились в кн. « Кипрей при дороге » (1985), отразившей важнейшие ве­хи духовных исканий поэта. В книге 5 разде­лов: « Созвездие Весов » (воспоминания о детстве, совпавшем с воен. временем); « Рубеж » (стихи о собств. службе в ар­мии); « Жители Земли » (о судьбах тех, кто пережил блокаду); « Степные гулы » (стихи о битвах на Калке и на поле Куликовом, уста­навливающие взаимосвязь далекого и близ­кого, - ист. отзвук человеч. судьбы); « И в каждой птахе было чудо » (воспевание любви и красоты окружающего мира, кот. стало возможным только после осознания его драматизма). Как отмечает А. Пикач, «выстраданность мирного неба над головой» является «главным ощущением в стихах Максимова».

Характеризуя худож. особенности выпу­щенных в 1980-е сб., Пикач определяет исходный для поэзии М. принцип: «Две сти­хии противоборствуют и ищут родства в сти­хах Максимова. Стремление к крайней эмпи­рической удостоверенности описанного и к символической обобщенности, которая черпается, прежде всего, в фольклоре». «Там, где Максимов тяготеет к эпизации, экспансия фольклора безраздельна <...>. В поэме “ Войной крещенные ” - чисто фольклор­ный зачин: „Собирались в стаю вороны чер­ные”. Но тут же - „широко летели вороны районные”, и „знобящий свет сигнальной ра­кеты”, и реальный быт старухи и молодухи, которых навестила сестрица Смерти Война <...> В лирике, в малых формах корневая связь лирической темы с народным сознани­ем задушевнее. Они приходят в естественное равновесие: „Вечереет, понемногу вечереет. / Вечереет, знаю, раз и навсегда... / Разуда­лая головушка смиреет, / как смиреет пред­вечерняя вода”. Это стихи о новом возрасте и новом ощущении жизни». Новое жизненное ощущение, освещающее «слепя­щим светом» жизнь обыкновенную, обуслов­ливает тяготение стихов М. к жанру лиричес­кой притчи.

Ист. цикл «Соколиная забава» был оценен Дм. Молдавским, писав­шим о том, что в стих. М. «исторический факт или сюжетное, „выстроенное” сказание очень часто обыденны и повествовательно-прозрачны. А вот разлука, анализ собствен­ной души или „мысли по поводу” - это то, что становится поэзией <...>. Его персонажи при­ходят в стихи из самых разных эпох; чаще всего в них - отблеск русских и западнославян­ских легенд; порой они - из античности. Но, странное дело, как-то исчезает их „иноземность”; трагедия родной земли, пережившей страшную войну, ставит на них „материнское тавро”».

Герои поэзии М. через трагедию и боль истории проходят путь к соединению с родной землей, как, напр., в стих. « Воину, иду­щему с Куликова поля » (цикл «Соколиная забава»), где интонационные разрывы пере­дают предельную насыщенность поэтич. мысли: «Пройдешь ты, где свод и земля / смы­каются кромкой кровавой, / всей сутью сво­ей - / где заря, / всей тяжестью плоти - / где травы. / Уже никуда не спеша, / дойдешь ты к утру до предела. / И станет рассветом - / душа, / землею родимою - / тело».

В 1990-е пробует себя в прозаич. жанрах, обозначая динамизм и яркость ма­неры своего письма. Его роман « Без три­надцати 13, или Тоска по Тюхину » (1995; опубл. под псевд. Виктор Эмский), сравнивается критиками с произведе­ниями Вен. Ерофеева, по сочному, живопис­ному языку и тяготению к парадоксальным сочетаниям юмора и трагедии, соц. аллюзий, абсурда и лирики.

В 1998 выходит новая кн. М. « Пойди туда - не знаю куда », представляющая собой спроецированный на современность сказочный сюжет поисков Василисы Прекрас­ной. По поводу романа Н. Переяслов писал: «Самым перспективным направлением <...> следует считать то, которое позволяет со­единить опыт западной литературы в области обновления формы и традиционную для Рос­сии философско-нравственную глубину иссле­дуемой писателем проблемы <...> Эти произ­ведения, „переодеваясь” в одежки постмо­дернизма, боевика, фэнтэзи, а также психо­патического, гротескного или магического ре­ализма, проникают на оккупированные за­падной масскультурой территории русской словесности и ведут там борьбу за сохране­ние национального, глубоко думающего, а не просто развлекающегося, читателя».

Автор мн. песенных текстов, музыку к кот. писали С. Пожлаков (« Вели­чальная», «Травы луговые »), В. Поляков (« Глоток хорошего вина »), В. Плешак и др. Особой популярностью в 1980-е поль­зовалась баллада « Два брата », положенная на музыку М. Гаврилиным, - песня о братской любви и человеч. жертвенности («Скажет стар­ший брат: „Ступай домой!” / Младший хоть бы что: „Пожалуйста!”»).

Публ. в ж. «Молодая гвардия», «Ав­рора», «Звезда», «Нева», «Москва» и др. Переводил стихи польск. поэтов. Участник Всесоюзных и Международных конкурсов, лауреат премий Лен. комсомола (1972), ж. «Нева» (1989), премии им. А. Платонова (1999). Член СП СССР (СП России) с 1970.

Соч .:


  • Открытие: перв. кн. стихов. Л., 1966;

  • Встреча: втор. кн. стихов. Л., 1970;

  • Таинственный ры­болов. Крылатые плутишки. Гошка: Рассказы. М., 1972;

  • Жители Земли. М., 1973;

  • Созвез­дие весов. Л., 1980;

  • Это было на Почай-реке: песенное сказание с ворожбой и приключениями... Л., 1982;

  • Доля. Л., 1984;

  • По­лустанки высоты: кн. стих. М., 1984;

  • Кипрей при дороге. М., 1985;

  • Не рождены мы на обиду!: баллады о воинах русских. Л., 1986;

  • Соколиная забава. Л., 1986;

  • Тавро. Л., 1989;

  • Туры мои златоро­гие: пересказы русских народных баллад. Л., 1989;

  • Охапка степной травы. М., 1990;

  • Бурундучок Ти­мошка: Рассказы. М., 1993;

  • Без тринадцати 13, или Тоска по Тюхину: Химериада в 2-х романах. СПб., 1995;

  • Цветок среди зимы. М., 1995;

  • Пойди туда - не знаю куда: романтич. апокриф. СПб., 1998;

  • Рус­ские баллады. СПб., 2000.

https://lavkapisateley.spb.ru/enciklopediya/m/maksimov-viktor-




Сортировать по: Показывать:
Вне серий

Переводчик

Вне серий

Автор

Сборники
X