Николай Иванович Чергинец

Биография

Николай Иванович Чергинец (белор. Мікалай Чаргінец, род. 17 октября 1937 года, Минск, БССР, СССР) — белорусский политик, писатель, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь. Заслуженный деятель культуры Республики Беларусь (2014 г.). Ввёл в белорусскую литературу жанр милицейский детектив. Автор около полусотни книг художественной прозы, большинство из которых — остросюжетные детективы, нескольких киносценариев и спектаклей.

Родился 17 октября 1937 года в г. Минске. Прозаик.
Окончил Высшую школу тренеров (1963) и юридический факультет БГУ (1969). Кандидат юридических наук.
Служил в органах внутренних дел, где прошёл путь от лейтенанта милиции до генерал-лейтенанта внутренней службы (признавался лучшим оперсотрудником г. Минска, Республики и СССР).
Исполнял интернациональный долг в Афганистане (1984–1987).
Работал начальником Управления уголовного розыска МВД, начальником Белорусского Управления внутренних дел на транспорте, председателем «Комитета по социальной защите военнослужащих, ветеранов войны и увековечения памяти погибших» при Совете Министров РБ.
В течение 1996–2008 гг. трижды избирался членом Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь (1, 2 и 3 созывов). Возглавлял Постоянную комиссию Совета Республики национального собрания Беларуси по международным делам и национальной безопасности, а также Комиссию парламентского собрания Союза Беларуси и России по вопросам внешней политики. В период с 1988 по 2008 гг. – делегат Республики Беларусь в ООН.
Является членом Союза писателей СССР и БССР с 1977 г., членом Белорусского союза журналистов и Белорусского союза кинематографистов. Был постоянным автором газеты «Известия» и газеты «Правда». С ноября 2005 года – председатель правления ОО «Союз писателей Беларуси». Сопредседатель Международного общества писательских союзов, сопредседатель Союза писателей Союзного государства Беларуси и России. Председатель Совета по нравственности. Шеф-редактор журнала Союза писателей Союзного государства Беларуси и России «Белая Вежа».
Литературной деятельностью начал заниматься в 1970 году. Автор свыше 50 книг, нескольких киносценариев и спектаклей. Книги переведены более чем на 15 языков мира. Многие романы внесены в список лучших произведений мира.
За разноплановые достижения в области культуры и науки в 1998 году внесён в Книгу рекордов Гиннеса. В 2005 году Кембриждским библиографическим центром за выдающийся вклад в развитие международных отношений, а также за значительный вклад в художественную литературу присвоено звание «Международный профессионал 2005 года». В 2008 году Американским библиографическим институтом был признан «Человеком года» за выдающийся вклад в развитие Республики Беларусь.
Лауреат Международной литературной премии С.В.Михалкова «Облака», лауреат Международной литературной премии имени А.Фадеева, лауреат Международной литературной премии имени В.Пикуля, Международной литературной премии «Прохоровское поле» и многих других международных литературных премий. Лауреат премии СНГ “Звезды Содружества” в области культуры и искусства, Заслуженный деятель культуры Республики Беларусь.
Принимал активное участие в создании и укреплении Союзного государства Беларуси и России, в разработке правовых актов СНГ, был инициатором и исполнителем решения СНГ о вхождении в Межпарламентскую Ассамблею ОБСЕ и других инициатив на международной арене по линии СНГ.
Доверенное лицо А.Г.Лукашенко на выборах Президента Республики Беларусь.

Источник Википедия
Сайт писателя




Сортировать по: Показывать:
Выбрать всё    
Раскрыть всё
Вам — задание
Наш современник, 2008
Наш современник, 2012
Наш современник, 2014

Книги на прочих языках


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом, коллаборативной фильтрации и других удобств.

RSS

napanya про Чергинец: За секунду да выстралу [За секунду до выстрела be] (Советский детектив) 22 06
Прошлый год в журнале "Полымя" прошёл под знаком детективщика Чергинца. Роман "Вам - задание" переведён на белорусский язык и растянут аж на три номера. 2017 год открывается переводом романа "За секунду до выстрела". Автор - всё тот же генерал.
Когда года три назад "Полымя" перевело его роман "Операция "Кровь"", это тоже не казалось слишком умным шагом, но там хоть просматривалась какая-то логика: роман совсем свежий, вызвал даже некоторое шевеление в массах карикатурным портретом одного из чергинцовских недоброжелателей. А сейчас? Оба романа вышли в начале 80-х, все, кто хотел, их прочитал на языке оригинала. Какую культурную нагрузку несёт их перевод на белорусский, не представляю. Лучше бы Юлиана Семёнова переводили, к слову "культура" его проза всё-таки ближе.
Хорошо быть генералом. Считаете, что белорусский журнал должен знакомить с новинками белорусской прозы авторства свежевыявленных тунеядцев? Фиг вам. Читайте забытый даже мхом детектив и не выпендривайтесь.

napanya про Чергинец: Рискованная игра (Детективы: прочее) 16 08
Главного писателя нашей республики Николая Ивановича Чергинца я не читал очень давно, со времён "Финала Краба". Для той поры это был неплохой детектив, особенно если учесть, что Вайнеров или хотя бы Словина в нашей дыре было не найти. Шли годы. Чем дальше, тем чаще слушал сказки о его, Николая Ивановича, величии, о том, как он завоевал российский рынок и приступил к завоеванию иранского. Решил лично проверить, как идёт завоевание - прочитал роман "Рискованная игра". Оказался в общем нормальный боевик, в самый раз для чтения в поезде. Тут бы и точку поставить, но автор, напомню, великий писатель земли белорусской. К автору боевика претензий нет, но к великому писателю - мелкие - накопились. Например, слишком часто герои кивают головами, один даже кивал бычьей головой, хотя действие происходит в Москве, а не на Крите. Одна цветущая тётенька в начале главы обладает отличной фигурой, через две страницы её формы уже расплывчатые. Есть прелестный абзац на четыре предложения, в котором четыре раза склоняется слово "сотрудник". Фрагмент, в котором пьяные богемные художники рассуждают про Пикассо и Малевича, напомнил "Чего же ты хочешь?", а смысл фразы "Творческая жизнь его [Пикассо] длилась 78 лет, а по-настоящему оценили его значительно позже" остался для меня туманным. В системе написания диалогов, когда персонажи после каждой фразы кряхтят, встают, протяжно вздыхают и недобро посматривают, автор изо всех сил выворачивается, что бы "Иван сказал" - "Илья ответил" не засирали текст. От излишнего синонимического усердия диалог друзей приобретает примерно такой вид: - Спасибо! - сказал красивый черноволосый мужчина - Не за что! - ответил седовласый ветеран. Кстати, главный герой так часто именуется седовласым ветераном (вариант - полковником), что, кажется, этот довесок стал его вторым именем: Чингачгук Большой Змей, полковник Илья Седовласый Ветеран; свежо.
Ну и т.д. Можно вспомнить ещё пожилого дворника в тулупе, который махал метлой (я понимаю, что не тулуп), или про героя который "сощурил глаза" (ну не щёки же), но это уже по инерции. Больше не буду. Пусть лучше Иран трепещет.
Оценка: плохо

X